авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

ЮБИЛЕИ В. И. ВЕРНАДСКОГО, А. Г. НАЗАРОВ............................................................................................ 2

ФЕНОЛОГИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ЛЕДОВЫМ РЕЖИМОМ

РЕК ПО МАТЕРИАЛАМ

АКАДЕМИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в., В. М. САВЕНКОВА.............................. 12

"ЗОЛОТОЙ ВЕК" ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ И ТЕХНИКИ И "КЛАССИЧЕСКАЯ" КОНЦЕПЦИЯ

ИНЖЕНЕРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, Д. Л. САПРЫКИН.................................................................................. 25 "НОВОХИТРЕННЫЯ МУДРЕЦЫ" И "ХИТРОСТЬ": ОБРАЗ ИНЖЕНЕРА В ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XV-XVI вв., А. Н. МЕДВЕДЬ........................................................................................................................ 62 ПЕРВЫЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ВЫСОТНЫЕ САМОЛЕТЫ: СТРАТОПЛАНЫ 1930-х гг., И. В.

МОРОЗОВ................................................................................................................................................... ЭВОЛЮЦИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ ТРЕБОВАНИЙ К РЕЛЬСАМ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ - СССР РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО XXI в.), В. Н. ТАРАСОВА, О. Н. ВОРОНИНА............ ГЕРМАН ОБЕРТ: К 30-ЛЕТИЮ ВИЗИТА В ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ КОСМОНАВТОВ им. Ю. А. ГАГАРИНА, Б.

И. КРЮЧКОВ............................................................................................................................................. РУКОПИСЬ, ДОСТОЙНАЯ СТАТЬ КНИГОЙ: М. С. БОДНАРСКИЙ И ЕГО "ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ЗЕМЛЕВЕДЕНИЯ", В. А. ЕСАКОВ, В. А. СНЫТКО..................................................................................... "СВЯТОЙ ФЕДОС", О. Б. ШЕЙНИН........................................................................................................... ИГОРЬ АРКАДЬЕВИЧ КРУПЕНИКОВ - ИСТОРИК ПОЧВОВЕДЕНИЯ И ПОЧВОВЕД-ГЕОГРАФ, Г. В.

ДОБРОВОЛЬСКИЙ, И. В. ИВАНОВ, М. И. ГЕРАСИМОВА........................................................................ НАУЧНЫЕ СВЯЗИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК С ТОБОЛЬСКИМ ГУБЕРНСКИМ МУЗЕЕМ ПО ИЗУЧЕНИЮ СЕВЕРНОГО ПРИУРАЛЬЯ В НАЧАЛЕ XX в., Е. Н. КОНОВАЛОВА, Л. П. РОЩЕВСКАЯ......... "ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ НАСУЩНО НЕОБХОДИМА ДЛЯ НАШЕГО ПОНИМАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ, СОЦИАЛЬНЫХ И КУЛЬТУРНЫХ ОСНОВ МНОГОВЕКОВОГО НАУЧНОГО И ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ", Е. Л. Желтова, Д. Т. Эндрюс.................................................................... Календарь юбилейных дат, М. В. Шлеева............................................................................................ Domoradzki, S. The Growth of Mathematical Culture in the Lvov Area in the Autonomy Period (1870 1920), С. С. Демидов................................................................................................................................ Чарльз Дарвин и современная биология, А. Б. Георгиевский............................................................. Baltic Journal of European Studies. Journal of Tallinn University of Technology, И. Б. Соколова.......... Информационно-поисковый тезаурус ИНИОН по науковедению: наука и образование, Н. И.

Макешин.................................................................................................................................................. Коротко о книгах, М. В. Шлеева............................................................................................................. Торжества в честь 100-летия российских военно-воздушных сил, ч. 1: Жуковский, А. А. Симонов Торжества в честь 100-летия российских военно-воздушных сил, ч. 2: Монино, Воронеж, Москва, Н. М. Семенов.......................................................................................................................................... Конференция "Научные идеи Н. И. Вавилова в историческом контексте развития генетики XX века", Т. А. Курсанова.............................................................................................................................. 2-я Международная научная школа молодых ученых ИИЕТ РАН и Объединенного института ядерных исследований, Н. Л. Гиндилис................................................................................................ Профессор Л. Грэхэм в редакции ВИЕТ, Д. А. Баюк.............................................................................. Коротко о событиях................................................................................................................................. ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА ЗЕМЦОВА (1948-2012), Г. П. Аксенов................................... ABSTRACTS................................................................................................................................................ НАШИ АВТОРЫ......................................................................................................................................... Заглавие статьи ЮБИЛЕИ В. И. ВЕРНАДСКОГО Автор(ы) А. Г. НАЗАРОВ Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 3- К 150-летию со дня рождения В. И. Вернадского Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 34.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ЮБИЛЕИ В. И. ВЕРНАДСКОГО, А. Г. НАЗАРОВ Владимир Иванович Вернадский (1863 - 1945) прожил долгую жизнь, насыщенную судьбоносными для России и мира событиями на рубеже двух исторических эпох последней трети уходящего XIX и первой трети XX в. Первая эпоха- детство, отрочество, юность, получение образования, поиски жизненного идеала и выбор жизненного пути совпала с относительной стабильностью Российской империи, укреплением российского присутствия в мире, ростом культуры, науки и образования. Вторая - недолго мелькнула Серебряным веком русской культуры, предгрозовой революцией на баррикадах 1905 г., Первой мировой войной 1914 - 1918 гг., Февральской революцией и падением монархии, Октябрьским переворотом 1917г., захватом власти Братоубийственной, жестокой, уничтожающей человеческие ценности любви, милосердия, солидарности. Обнажившей низменные инстинкты человеческой натуры существовавшего в предсказаниях, казавшихся утопическими, Грядущего Хама.

И все это выпало пережить, осмыслить, не сломаться, обрести смысл в новой жизни поколению высокообразованных русских интеллигентов. Тех, кто размышлял о судьбах России и всего человечества. Тому из них, кто открыл для себя и для окружающей ойкумены колыбель всего живого, планетарную биосферу Земли, создал великое учение о биосфере и ее человеческом продолжении - ноосфере. Вначале лишь зовущем идеале, хрупкой мечте, медленно, по крупицам наполняющейся содержанием ноосферной реальности, где вместе со "сферой разума" неразделимо существуют добро и зло нашей жизни.

В основу статьи положен доклад автора на заседании 86 - 87 Пленума Национального комитета по истории науки и философии в ИИЕТ РАН 22 ноября 2012 г.

стр. В. И. записал в дневнике, что он прожил интересную жизнь. Поэтому, считал он, важно донести мысли и наблюдения до других. А для этого необходимо постоянно трудиться, отмечать события пережитого, вдумываться в суть произошедшего и вновь происходящего. Вся жизнь Вернадского - в десятках тысяч страниц его трудов в разных областях науки, истории, культуры, образования, в его дневниках и письмах, в самом большом его архиве в Академии наук - предстает перед исследователем и благодарным читателем как нескончаемая цепь раздумий о сущем, размышлений о законах мироздания и месте в нем человека.

Но в этой бесконечной ленте жизни, в трудах гениального ума и твердой воли были свои временные остановки, чтобы оглянуться на пройденный путь, наметить новые цели и ориентиры. Таких остановок при жизни Вернадского было немного, всего две-три, а сколько их будет в полете его освобожденной мысли в просторах будущего (ноосферного?

как знать!) человечества, "нам не дано предугадать". Как отзовется слово его далеких потомков, мы не узнаем. Возьмут ли они с собой земную биосферу в космические местообитания, как образец обители жизни, увидят ли в концепции ноосферы Вернадского что-то большее, чем призрачную мечту, и построят ли на ее основе более совершенный мир далекого будущего - решать не нам. Нам остается верить, что пока есть человек и его колыбель жизни, земная биосфера, идеи нашего великого соотечественника будут живы и востребованы наукой, культурой и практической жизнью людей.

А "остановки" в череде жизни Вернадского мы попробуем связать с его юбилеями. Так уж устроен человек: нам нужно иногда остановиться, оглянуться, подумать, что делать дальше, набраться сил для жизненной борьбы.

"...Друзья, ученики, сотрудники" При жизни юбилеи Владимира Ивановича Вернадского не отмечались. Он был убежденным противником помпезных юбилейных торжеств и юбилейных речей, никогда не носил наград, не указывал избрание его в целый ряд зарубежных академий и международных научных обществ. Но чутко откликался на юбилейные даты своих выдающихся ученых коллег по Российской академии наук и научные достижения учеников и сотрудников, посвятив им около 90 емких статей - очерков о научном и культурном значении их творчества для России и мирового сообщества1. Некоторые из них, по мнению историков науки, такие как речь к юбилею академика К. М. Бэра, памяти академика А. П Павлова, исследования Вернадского о роли М. В. Ломоносова в русской науке и культуре, также навеянные ломоносовским юбилеем, представляют подлинные историко-научные и историко-культурные шедевры, не теряющие актуальности и в наше время2.

Вернадский В. И. Статьи об ученых и их творчестве. М., 1997.

Мочалов И. И. Карл Бэр и Владимир Вернадский: фрагменты жизненных сближений // Первые академические бэровские чтения. Сб. докладов / Гл. ред. А. Г. Назаров. М., 2010. С. 51 - 74;

Назаров А. Г. В. И. Вернадский и А.

П. Павлов: концепция чувства природы // Материалы научно-практической конференции "Проблемы региональной геологии: музейный ракурс", посвященной 150-летию со дня рождения основателя Московской геологической школы академика А. П. Павлова (1854 - 1929) и почетного академика М. В. Павловой (1854 1938).

М., 2004.

стр. Попытки сотрудников и близкого окружения В. И. Вернадского отметить его прижизненные памятные даты предпринимались дважды: в связи с двадцатипятилетем и пятидесятилетем его научной и педагогической деятельности. Они выразились в издании двух посвященных академику сборников 3. Первый вышел с трехгодичной задержкой, в 1914 г., второй - в 1936 г. В дневниках Вернадского за 1935 - 1938 гг. приведена выписка из его "Хронологии 1936 г.". В ней он выражает свое отношение к описываемым событиям:

Вышел огромный двухтомный сборник статей под заглавием: "Академику В. И.

Вернадскому к пятидесятилетию научной и педагогической деятельности". I том 606 стр.

Дан в набор 23. N1.1936, подписан к печати 5.IX.1936- то же число и для II тома 607 - (стр). Почетный редактор А. П. Карпинский, президент Акад. наук, разрешение печатать дано Н. П. Горбуновым - непременным секретарем. Без его согласия сборник не мог бы выйти в свет.

"Глубокоуважаемому и дорогому Владимиру Ивановичу Вернадскому друзья, ученики и сотрудники". А. П. Виноградов, который организовал сборник, говорил со мной о моем юбилее, я решительно отказался его праздновать, указывал, что я не допустил и 25 летнего юбилея. Тогда был издан сборник, и А. П. (Виноградов) этим воспользовался. Я сказал, что при трудности печатания - многое остается в рукописях - я не могу возражать, особенно когда был сборник 25-летия, когда было гораздо легче печататься. А. Е.

Ферсман был, кажется, единственный в Москве, который участвовал в организации и того, и этого сборника. Тот сборник должен был быть организован в 1911 (г.), когда 25 лет прошло после моей первой научной работы. В связи с этим сборник был издан в 1914 (г.) Московским] обществом] исп[ытателей] природы.

В этом сборнике [1936 г.] помещены статьи и духовно близких мне людей, и чуждых по духу или по характеру работы лиц... Мы не знаем, кого из авторов посвященного ему сборника Вернадский относил к "чуждым по духу или по характеру работы", но в контексте его высказываний "чуждость" означала, скорее, просто "неблизость" к интересам и устремлениям В. И. некоторых ученых, принявших участие в большой коллективной работе. Она была организована А. П.

Виноградовым и А. Е. Ферсманом, Вернадский к ней отношения не имел.

Далее в "Хронологии" Вернадский перечисляет всех авторов сборника по принятой в содержании книги классификации научных направлений: теоретическая геохимия, кристаллография, геохимия отдельных элементов, биогеохимия, геохимия газов, радиоактивность, минералогия, геология, петрография, география, биоценология, история естественных наук. Всего В. И. насчитал С. 38 - 40;

Микулинский С. Р. В. И. Вернадский как историк науки // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. М, 1981. С. 5 - 31.

Сборник в честь 25-летия научной деятельности Владимира Ивановича Вернадского. М., 1914;

Академику В. И.

Вернадскому к пятидесятилетию научной и педагогической деятельности / Почетный ред. президент Академии наук СССР акад. А. П. Карпинский, ред. А. Е. Ферсман. Т. 1 - 2. М., 1936.

Вернадский В. И. Дневники 1935 - 1941 в 2 кн. / Отв. ред., сост. В. П. Волков. М., 2008. Кн. 1. 1935 - 1938. С. 100.

стр. 100 авторов статей (по нашим подсчетам, 99 авторов и соавторов научных работ и соавтора обширной библиографии Вернадского из 315 названий, без учета некоторых статей в дореволюционных газетах и многочисленных отзывов и рефератов В. И. по отечественным и зарубежным изданиям. - А. Н.). Среди 100 авторов сборника- будущий нобелевский лауреат Отто Ган и 25 действующих или в ближайшие годы избранных академиков (А. Е. Ферсман, Н. Д. Зелинский, В. А. Обручев, Л. С. Берг, П. П. Лазарев, Б.

Б. Полынов, А. А. Полканов, Н. В. Белов, Д. С. Белянкин, Д. В. Наливкин, А. Н.

Заварицкий, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, А. Г. Бетехтин, Г. А. Надсон, А. А. Григорьев и др.), десятки крупных ученых, организаторов науки и новых отраслей промышленности (И. В. Курчатов, А. П. Виноградов, В. Г. Хлопин, В. В. Аршинов, Г. Ф. Мирчинк, Д. И.

Щербаков, А. В. Шубников, А. Ф. Капустинский, С. В. Бруевич, В. И. Баранов, И. Е.

Старик, Л. В. Пустовалов, А. К. Болдырев, Л. В. Мысовский, В. А. Зильберминц, М. А.

Усов, Н. И. Безбородько, М. А. Блох).

Вернадский продолжает:

Из них были арестованы к сегодняшнему дню: Болдырев, Полынов (вернулся - постарел и осунулся), Зильберминц, Бруновский (умер в тюрьме. Никаких сомнений, что невинно), Федоровский (старый ком(м)унист), П. Червинский (вернулся), Микей (слух расстрелян).

От Писаржевского, Н. Безбородько. В. Аршинов (вернулся, потерял глаз) Г. А. Надсон (умер?) - 9 человек, из них 2 умерли. Сомнений (в) "виновности" может возбудить только Федоровский, крупный большевик (еще) до революции -в 1911 (г.) Арестован и (Н. П.) Горбунов. Надсон и Горбунов исключены из Академии - 11 %. Умерли, сверх указанных, еще насколько знаю: (А. Н.) Филиппов - самоубийство, Л. Мысовский, П. Пилипенко, Архангельский, Левинсон-Лессинг, Усов, Блох (всего 7, а с арестованными 9) - 9 % 5.

В действительности картина набиравшего в 1936 г. силу сталинского террора была значительно более тяжелой, чем мог представить Вернадский в силу неполноты и закрытости информации.

Там же. Запись В. И. Вернадского в "Хронологию 1936 г.", по памяти, не совпадает с дневниковыми записями и относится, по-видимому, к концу 1940- началу 1941 г., что подтверждается рядом документально установленных фактов: директор Почвенного института АН СССР Борис Борисович Полынов (1877 - 1952) был арестован в мае 1937 г. и освобожден ("вернулся") в конце марта 1939 г., что дополнительно к собственным сведениям ученого о своем аресте (Лялин С. П., Перченок Ф. Ф. Записки Б. Б. Полынова о 1937 г. // In memoriam. Исторический сборник памяти Ф. Ф. Перченка / Сост. А. И. Добкин, М. Ю. Сорокина. М.;

СПб., 1995. С. 253 271) документально подтверждается его восстановлением в членах Академии наук "за прекращением дела" 28 июня 1939 г.

Выдающийся организатор институтов ЛИТО-ГЕА и Всесоюзного института минерального сырья (ВИМС), чье имя ныне выбито на мемориальной доске этого института, Владимир Васильевич Аршинов (1879 - 1955) также "вернулся" (инвалидом) в июле 1939 г., спустя год после ареста. Наконец, Вернадский в 1936 г. не мог знать о "смерти в тюрьме" своего сотрудника БИОГЕЛ с 1928 г. радиолога Бруно Карловича Бруновского(1900 - 1938), арестованного в марте 1938 г. и погибшего в ГУЛАГе (подробнее см.: Памяти первых российских биогеохимиков / Ред. Э. М. Галимов. М., 1994. С. 87 120). Мной уточнены и сопоставлены с дневниками Вернадского также некоторые другие сведения, приводимые В. И. в "Хронологии".

стр. В январе 1936 г. у Вернадских дома состоялась встреча с геологом-нефтяником Н. Н.

Тихоновичем, первооткрывателем нефти в Тимано-Печорском регионе, учеником и сотрудником В. И., работавшим в Минералогическом музее Московского университета в 1890-х гг. О нелегкой судьбе первооткрывателя нефти написана книга6. После ареста в 1928 г. Тихонович переходил из тюрьмы в тюрьму и оказался в конце концов в казахстанской ссылке, а открытие нефтеносного региона состоялось во время его работы геологом в Ухтпечлаге в 1932 - 1939 гг.

Запись в дневнике после встречи:

Ник[олай] Николаевич] (Тихонович) пострадал в 1929 году- началось в 1928....

Был приговорен к см[ертной] казни. Пережил очень много. Среди ГПУ есть ряд энергичных идейных людей, они считают, что они не ошибаются, и все в крови. На Ухте в его время был расстрел нескольких] начальствующих, бивших (заключенных) железными палками и приведших к гибели от цинги сотен заключенных.

Как эти люди будут существовать при нормальных государственных] условиях? На этот вопрос ученого смогут ответить, наверное, еще не скоро. Вернадский подводит итог:

Положение научной работы чрезвычайно ухудшается из-за диктатуры партии. Это ярко проявляется на каждом шагу. Получают значение и влияние люди малообразованные, часто морально много ниже среднего, иногда фанатики и психически неуравновешенные.

Весь "юбилейный" год, как и в последующие предвоенные 1937 - 1940 гг., Вернадскому приходится бороться за сохранение своей Биогеохимической лаборатории, за сохранение жизни своих учеников, сотрудников, своих коллег из научной, особенно академической среды. И если до 1936 г., несмотря на известные нападки философов-марксистов на его личные научные работы, Вернадскому удавалось сохранять и развивать биогеохимические исследования и обезопасить своих ближайших сотрудников от репрессий, юбилейный год оказывается роковым. В октябре 1936 г. во время пребывания Вернадского и Виноградова в зарубежной поездке для ознакомления с постановкой дел в европейских научных центрах, в Москве подвергается аресту молодой сотрудник Биогеохимической лаборатории (БИОГЕЛ) Анатолий Александрович Кирсанов (1910 1937). Талантливый, хорошо образованный, выпускник Берлинского политехнического института - с такими как он Вернадский связывал будущее развитие биогеохимии. Успел опубликовать только одну научную работу "Золото в организмах". Одновременно с ним арестовывают его друга 25-летнего Николая Александровича Лебедева (1911 - 1937), учившегося на почвенно-географическом факультете МГУ, сына почвоведа проф. А. Ф.

Лебедева. После ареста отца (1931) арестовали и сына, исключив из университета. Затем выпустили, восстановили в МГУ. Он увлекался поэзией, Вер Смоленцев Л. Н. Голгофа России. Сыктывкар, 1993.

Вернадский. Дневники 1935 - 1941... Кн. 1. С. 68.

Там же. С. 80.

стр. надский называл его "замечательным поэтом" (см. запись в "Дневнике" от 8 февраля г. 9). В 1936 г. Лебедев подал заявление в Институт философии и литературы (ИФЛИ), но 23 октября 1936 г. был арестован.

В ноябре 1936 г. Вернадский с женой и Виноградов вернулись из поездки по странам Европы - последней, в которую был отпущен ученый. На запрос В. И. о причинах ареста и судьбе своего сотрудника был получен стандартный ответ: "осужден на 10 лет лагерей без права переписки". Тогда еще не знали, что кроется за таким ответом. Обоих друзей расстреляли через полгода после ареста, в 1937 г. 10 В ноябре 1936 г. арестован один из самых опытных сотрудников БИОГЕЛ, работавший там с 1931 г., кандидат химических наук Александр Михайлович Симорин (1899 - 1961). Осужден на 5 лет колымских лагерей. В 1943 г. был расконвоирован, работал в больнице Магадана. После реабилитации в 1956 г. возвратился в Москву устраиваться на работу в ГЕОХИ АН СССР им. В. И. Вернадского - преемник БИОГЕЛ. Однако директор института академик А. П.

Виноградов, бывший заместитель Вернадского по БИОГЕЛ, в приеме на работу своему бывшему многолетнему коллеге, вернувшемуся из заключения, отказал. Мне посчастливилось перед поступлением в аспирантуру в 1960 - 1961 гг. на неформальном семинаре в ГЕОХИ встречаться и немного лично общаться с этим замечательным человеком. Его необыкновенно благородный облик навсегда запечатлелся в памяти. Я навещал его могилу на кладбище в Ялте: он похоронен рядом с писателем Александром Грином.

Утраты продолжались и в последующие два года. В сентябре 1937 г. по сфальсифицированному делу была арестована и осуждена на пять лет исправительно трудовых лагерей (ИТЛ) референт Вернадского по БИОГЕЛ Елизавета Павловна Супрунова (1894 - 1943). После отбытия лагерного срока она скончалась в ссылке в Кинешме. В 1938 г., как нами отмечено, был арестован и погиб в ГУЛАГе Б. К.

Бруновский, опора Вернадского в радиологических исследованиях его Биогеохимической лаборатории. В то же время расстрелян академик Г. А. Надсон, организатор и директор Института микробиологии АН СССР, тесно общавшийся с В. И. Почти в каждой дневниковой записи 1935 - 1940 гг. он пишет об утратах и даже составляет мартиролог ушедших. И пишет, пишет проникновенно, с болью о своих коллегах, друзьях и сотрудниках, воссоздавая их предельно концентрированные мысленные портреты, их след в человеческой истории.

Может показаться, что здесь чрезмерно сгущаются краски, слишком большой акцент делается на годы сталинского террора, а не научную деятельность Вернадского. Но о его научных исследованиях написаны сотни, если не тысячи статей и книг. И нельзя забывать, что главным для ученого была выработанная им на пороге вступления в самостоятельную научную жизнь нравственно-этическая программа, в ней основное место занимает деятельностная помощь людям, сочувствие и понимание в беде. Нельзя забыть, в каких невероятно трудных условиях тридцатых и послевоенных лет трудилась и творила российская научная интеллигенция. Мне кажется, не случайно Там же. С. 78.

Подробнее см.: Памяти первых российских биогеохимиков.... С. 211 - 213;

Волков В. П. У них был кружок мистических поэтов... // Природа. 1991. N 11. С. 126 - 128.

стр. именно в год пятидесятилетия своей научной и педагогической деятельности и в последующие годы "ужасающего безумия власти", "разрушающей исторические основы государственности", ученый вплотную обращается к разработке ноосферной концепции 11.

Вернадский предлагает другое видение устройства мира, и ноосферный подход к развитию может стать комплексной научно-деятельностной программой, объединяющей различные области фундаментального научного и прикладного знания.

80-летний юбилей В. И. Вернадского Еще одним юбилеем Вернадского, который, как и раньше, не отмечался самим ученым, но был отмечен учеными Академии наук, было 80-летие со дня его рождения 12 марта г. Вернадский находился вместе с другими пожилыми академиками в Боровом и там узнал о присуждении ему Сталинской премии первой степени и награждении орденом Трудового Красного Знамени за выдающиеся достижения в области науки и техники. В телеграмме на имя Сталина Вернадский просил половину премии использовать на нужды Красной армии в войне с фашизмом. Остальную часть В. И. предусмотрел для помощи своим близким и остро нуждающимся родственникам. Авторитет Вернадского к этому времени был на очень высоком уровне благодаря не только его энциклопедическим знаниям, но и несгибаемому мужеству в упомянутые выше тридцатые годы. Благодаря занятой Вернадским твердой позиции отстаивания научных интересов и нравственного облика российских ученых в годы террора, его заступничеству перед высшей властью, был спасен от физической расправы целый ряд крупных ученых. Достаточно назвать такое крупное дело, как "дело академика Лузина" 12. По мнению академика А. Л. Яншина, глубина знаний В. И. Вернадского позволяла ему смотреть далеко вперед, предвидеть развитие не только отдельных направлений науки, но также отношений между людскими популяциями и взаимоотношений человечества с природной окружающей средой.

Крупные ученые - современники В. И. Вернадского высоко ценили его научные труды, его ум и знания. Это видно хотя бы из того, что в марте 1943 г., во время Великой Отечественной войны, когда Академия наук СССР была эвакуирована в Свердловск, там состоялось общее собрание академии, посвященное 80-летию В. И. Вернадского, на котором было принято решение об учреждении премии его имени. До сих пор это остается единственным случаем прижизненного учреждения такого рода наград. Это же видно из тех речей и статей, которые произносились и публиковались два года спустя в связи с кончиной В. И. Вернадского 13.

Мочалов И. И. Владимир Иванович Вернадский (1863 - 1945) / Отв. ред. Ю. А. Жданов. М., 1982. С. 445 - 167;

Назаров А. Г. Добро и зло ноосферы // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В. И.

Вернадского. 2005. N 2. С. 161 - 180.

Дело академика Н. Н. Лузина / Отв. ред. С. С. Демидов, Б. В. Левшин. СПб., 1999.

Яншин А. Л. Предисловие к "Библиотеке трудов академика В. И. Вернадского" // Вернадский В. И. Труды по биогеохимии и геохимии почв. М., 1992. С. 6.

стр. 100-летний юбилей В. И. Вернадского Столетний юбилей В. И. Вернадского был первым, который отмечался в Советском Союзе после кончины выдающегося ученого. Для автора данной статьи, в то время начинающего специалиста, работавшего по распределению на Северном Кавказе, он стал первым личным опытом участия в работе международного форума, к тому же посвященного ученому, с трудами которого о биосфере и по биогеохимии он успел ознакомиться.

Позволю привести здесь свои впечатления о юбилее, как он воспринимался мною около полувека тому назад и заново переживался в процессе подготовки публикации об Александре Леонидовиче Яншине 14.

На юбилейную геохимическую конференцию 12 марта 1963 г. в Москву впервые приехала представительная делегация иностранных ученых из США, Великобритании, Франции, Германии, Японии, ЮАР и других стран, поэтому проводимое в Институте геохимии и аналитической химии им. В. И. Вернадского АН СССР мероприятие выглядело внушительно и официозно, если не сказать помпезно. Вице-президент АН СССР и директор ГЕОХИ академик А. П. Виноградов сделал все, чтобы показать иностранцам, что Вернадского в СССР чтут и любят, что он - гордость советской и мировой науки. В качестве основного доказательства такой "всеобщей любви" были представлены пять томов "Избранных сочинений" ученого, в основном по проблемам минералогии и геохимии, хотя в последнем томе были опубликованы "Биосфера" и несколько статей по биогеохимии почв и газов 15. Другим весомым доказательством признания идей Вернадского советскими учеными, по мысли Виноградова, служило участие в юбилейной конференции "большой группы советских специалистов, разрабатывающих конструктивные идеи Владимира Ивановича".

В действительности же Вернадский и его идеи к концу 1950-х- началу 1960-х годов были еще далеки от общего признания и какой-то особой "любви" со стороны научного сообщества, а тем более властей предержащих. Ярлык "кадета", "буржуазного ученого", находившегося не в ладу с господствующей идеологией марксизма, прочно был приклеен ученому во многих официальных изданиях начиная со статьи о Вернадском в "Большой советской энциклопедии". Да и среди самих ученых-естественников, геологов, географов и биологов его идеи о роли живого вещества в биосфере и в истории развития Земли как планеты не находили единодушного признания: многие о них имели поверхностное впечатление и не использовали в своей работе.

Наглядным примером тому и послужила юбилейная геохимическая конференция года. В то время на научных форумах еще практиковался живой синхронный перевод со сцены. С русского языка на английский и с английского на русский все дни работы конференции переводили два человека:

Назаров А. Г. А. Л. Яншин: личность на рубеже столетий // Академик Александр Леонидович Яншин.

Воспоминания. Материалы. В 2 кн. / Отв. ред. Б. С. Соколов. М., 2005. Кн. 2. С. 142 171.

Вернадский В. И. Избранные сочинения. В 5 т. / Отв. ред. А. П. Виноградов. М., 1954 - 1960.

стр. профессиональный переводчик, кажется с кафедры иностранных языков АН СССР, привлекательная моложавая дама, допускавшая много неточностей в передаче узкопрофессиональных геохимических терминов, что было вполне объяснимо для переводчика-лингвиста. О втором переводчике - с ним и связано было мое знакомство с А.

Л. Яншиным - нужно сказать особо. Вторым, а по сути главным переводчиком интерпретатором русскоязычных докладов был член-корреспондент АН СССР Алексей Иванович Тугаринов. Блестяще знавший английский язык (и не только английский!), Алексей Иванович своей истинной интеллигентностью, живым умом и настоящим профессионализмом крупного ученого в первый же день покорил заморскую ученую публику, особенно англичан и американцев, а нам казалось - и всех в зале. Подтянутый, с окладистой темной бородой с проседью, "умным" высоким лбом, доброжелательными улыбчивыми глазами, приятным глуховатым тембром голоса, Тугаринов был красив какой-то особой мужественной красотой, им нельзя было не любоваться и не восхищаться его знаниями и владением языком.

В повестке дня значился доклад самого Тугаринова "О причине формирования рудных провинций". Вместе со своим спутником, прикрепленным ко мне стажером Ю.

Даньшиным (ставшим потом профессором Саратовского университета), мы примчались в ГЕОХИ АН СССР пораньше, чтобы занять места получше и поближе к сцене.

Аргументированный, с наглядными иллюстрациями, яркий по мысли и изложению доклад Тугаринова 16 произвел на нас, начинающих биогеохимиков, сильное впечатление, и мы по наивности полагали, что не только на нас, но и на всех присутствующих. Главная его мысль заключалась в том, что образование многих рудных полезных ископаемых связано с деятельностью живых организмов в геологическом прошлом, а не с ювенильным магматическим процессом, как утверждала традиционная геологическая наука. Это было по-настоящему творческое развитие идей Вернадского о роли живого вещества применительно к процессу рудообразования. Председательствовал Виноградов, после доклада он предложил задавать докладчику вопросы. И тут началось нечто для нас невообразимое. Посыпался шквал вопросов-высказываний - колких, едких, с сарказмом, вызывавших смех в зале. Временами это напоминало организованную обструкцию.

Иностранцы недоуменно переглядывались и смотрели на разошедшихся русских коллег, не понимая сути происходящего. Для нас двоих, самых молодых делегатов конференции, суть, конечно, тоже дошла не сразу - ведь речь шла ни много ни мало о принятии новой, вернадскологической парадигмы мышления, о сломе устоявшихся и узаконенных взглядов на всю природу рудообразования. Но что мы сразу поняли со свойственным молодости максимализмом - "их", противников Тугаринова, подавляющее большинство и они не понимают его новаторских идей, не понимают Вернадского и издеваются над добрым, интеллигентным Алексеем Ивановичем, и ему нужно помочь. Запомнилось похожее на торжествующее выражение лица Виноградова, не Тугаринов А. И. О причине формирования рудных провинций // Химия земной коры. Труды юбилейной геохимической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения академика Владимира Ивановича Вернадского. М., 1963. Т. 1. С. 153 - 177.

стр. останавливавшего потока вопросов и не делавшего попыток придать обсуждению доклада корректную форму.

В перерыве мы подошли к Тугаринову, выразили ему сочувствие и нашу убежденность "в победе нового". Он пригласил нас в свою лабораторию, где мы познакомились с А. Л.

Яншиным. Запомнилось знакомство с Марьей Александровной Драгомировой, ученицей и бывшей сотрудницей Вернадского, в то время хранителем Кабинета-музея Вернадского в ГЕОХИ. Встретила она нас в музее очень приветливо, как будто даже взволнованная встречей с посланцами Северного Кавказа. Рассказала, что по заданию своего учителя работала до войны на Северном Кавказе, изучала миграцию йода. Прощаясь, подарила мне фотографию Вернадского с дарственной надписью. Позже ее напечатали в многотиражке "Геолог Северного Кавказа" с моей статьей-отчетом о юбилейной конференции 17. Впоследствии, когда мне удалось перейти из заочной в очную аспирантуру и встречаться в ГЕОХИ и ИГЕМЕ с многими здравствовавшими тогда учениками и сотрудниками Вернадского (К. П. Флоренским, И. Д. Борнеман Старынкевич, В. И. Барановым, В. В. Щербиной, Т. Ф. Боровик-Романовой, В. С.

Неаполитанской, Д. П. Малюгой, П. Н. Палеем, Р. Ф. Тейс, М. А. Драгомировой и др.) осталось ощущение иной, как будто исчезающей культуры в общении, доброжелательном отношении к вам и неизменной приветливости, особой тактичности, в первую очередь при обсуждении работ, в готовности всегда помочь нам, молодым аспирантам, несмотря на собственную занятость. И у всех них сохранилось благоговейное отношение к Владимиру Ивановичу Вернадскому как к Учителю с большой буквы. Такое же впечатление производил и Б. Л. Личков, мы дружно ходили на его доклады.

125-летний юбилей В. И. Вернадского Юбилей отмечался в марте 1988 г. торжественно, в Большом театре, с музыкальным оркестровым вступлением. Приглашены были зарубежные ученые, занимавшиеся творчеством Вернадского, в том числе и наши соотечественники, живущие за рубежом (Полунин, Гегамян). К этому времени были изданы ранее не публиковавшиеся основные рукописи В. И.: "Живое вещество", "Научная мысль как планетное явление", "Химическое строение биосферы и ее окружения", "Избранные труды по истории науки", "Философские мысли натуралиста" и другие фундаментальные научные труды Вернадского, рас Многотиражка "Геолог Северного Кавказа" издавалась тиражом 1200 экземпляров с 1961 г. в Ессентуках, где располагалось Северо-Кавказское территориальное геологическое управление (СКГУ). Выходила она дважды в месяц и была очень популярна в среде геологов, горняков, геофизиков, геохимиков, работников аналитических лабораторий, широкого круга представителей естественно-научной и технической интеллигенции, работавших постоянно в районах Северного Кавказа или приезжавших туда в экспедиции из других регионов. Узнав о нашей встрече в Москве с Яншиным, редактор газеты (главный геолог СКГУ В. А. Терентьев) распорядился срочно подверстать в апрельский номер вместе с моей статьей о Вернадском и его юбилее статью "Проблемы тектоники" геологов Г. Баранова и А. Козубенко;

в ней обсуждался новаторский доклад Яншина на всесоюзном совещании в феврале 1963 г. Газету отослали ему в Москву.

стр. крывающие грани его дарования не только в естественных науках, но и в философии, истории науки и других сферах познания.

Активно работала Комиссия Отделения геологии, геохимии, геофизики по изучению научного наследия В. И. Вернадского под руководством вначале К. П. Флоренского, затем академика Б. С. Соколова. Работали народные университеты, в которых читались лекции по биосферной и ноосферной проблематике. В Тамбовской области начал разрабатываться проект воссоздания родовой усадьбы Вернадского. Одним из главных событий описываемого 125-летия явились выходы в свет научных биографий Вернадского, написанных профессором И. И. Мочаловым на основе длительного глубокого изучения архивных материалов и опубликованных источников 18.

В период после 1988 г. отмечались 130-летний и 140-летний юбилеи Вернадского, но они носили больше рабочий характер и выражались в проведении российских и межгосударственных конференций и издании научного наследия Вернадского. Изданы тома переписки В. И. с учеными и с Н. Е. Вернадской. Самым значительным явлением последнего десятилетия, с нашей точки зрения, является подготовка к печати снабженного детальными комментариями издания дневников Вернадского, охватывающих период с 1920-х гг. до 1944 г., включая "Хронологию". Этот поистине титанический высокоинтеллектуальный труд выполнен доктором геолого-минералогических наук Владиславом Павловичем Волковым. Вместе с дневниками украинского периода (два тома), подготовленными М. Ю. Сорокиной, читателям и специалистам в разных областях знания впервые открывается возможность погрузиться в изучение сокровенных мыслей, чувств, предвидений будущих линий развития человечества и земной биосферы одного из гениальных представителей мировой науки и культуры Владимира Ивановича Вернадского.

См.: Мочалов И. И. Владимир Иванович Вернадский (1863 - 1945) / Отв. ред. Ю. А. Жданов. М., 1982. С. 445 467;

Мочалов И. И. В. И. Вернадский- человек и мыслитель. М., 1970.

стр. ФЕНОЛОГИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ЛЕДОВЫМ РЕЖИМОМ РЕК Заглавие статьи ПО МАТЕРИАЛАМ АКАДЕМИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в.

Автор(ы) В. М. САВЕНКОВА Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 14- Из истории естествознания Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 34.4 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи ФЕНОЛОГИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ЛЕДОВЫМ РЕЖИМОМ РЕК ПО МАТЕРИАЛАМ АКАДЕМИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в., В. М. САВЕНКОВА Данная статья посвящена истории наблюдений за ледовыми явлениями на реках России, сделанных в ходе масштабных экспедиционных исследований второй половины XVIII в.

Особое внимание уделяется опасным и нежелательным явлениям, часто сопровождающим вскрытие рек и пагубно влияющим на быт прибрежного населения. В работе предпринята попытка обобщить и систематизировать данные наблюдений по ледовому режиму рек, собранные экспедиционными отрядами.

Ключевые слова: экспедиции второй половины XVIII в., ледовые явления на реках, половодья, наводнения.

Во второй половине XVIII в. для подробного и всестороннего изучения природных ресурсов России был проведен ряд масштабных экспедиций, и прежде всего знаменитые "физические экспедиции" Петербургской академии наук. Основой для некоторых из них стали проекты, разработанные еще М. В. Ломоносовым. Экспедиционными отрядами были собраны богатейшие материалы по географии и геологии, и в том числе первые сведения о времени вскрытия и замерзания рек, характере прохождения половодий и т.д.

Важнейшим результатом комплексных научных экспедиций стала публикация знаменитых трудов П. С. Палласа, И. И. Лепехина, С. Г. Гмелина, И. -П. Фалька и Н. Я.

Озерецковского1. В них среди описаний природы и наблюдений "за естеством земли и вод" определенное место занимает фиксация сезонных явлений, связанных с ледовым режимом рек, т. е. совокупностью закономерно повторяющихся процессов возникновения, развития и разрушения ледяных образований на водных объектах. В "Инструкции для отправленных от имп. Академии наук в Россию физических экспедиций" было указано, что начальнику в каждой посылке держать обстоятельный журнал, в который ему вносить (кроме прочего. - В. С.) [...] обстоятельства и препятствия, Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб., 1773 1788. Ч. 1 - 3;

Лепехин И. И.

Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 - 1772. СПб., 1771 - 1805.

Ч. 1 - 4;

Гмелин С. -Г. Путешествие по России для исследования трех царств естества. СПб., 1771 - 1785. Ч. 1 - 3;

ФалькИ. -П. Записки путешествия Академика Фалька. СПб., 1824 - 1825;

Зуев В. Ф. Путешественные записки Василия Зуева от Санкт-Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 году. СПб., 1778;

Озерецковский Н. Я. Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому. СПб., 1792.

стр. ежели какие в пути случатся [...] прилежно примечать [...] также погоды, тепло и стужу, а особливо в таких местах, где пробудут несколько времени2.

Особое внимание обращалось на опасные и нежелательные природные явления на реках, создающих опасность наводнений или невозможность переправы через реки и т. п. И прежде всего это высокое или, наоборот, низкое весеннее половодье, очень ранний или поздний ледоход и ледостав, зажоры и заторы и т.п. Ниже будет рассмотрен вклад комплексных научных экспедиций в изучение ледового режима рек России.

Экспедиция под руководством Петра Симона Палласа (1768 - 1774) обследовала Европейскую Россию, Нижнее и Среднее Поволжье, Оренбургский край, Западную и Восточную Сибирь, Забайкалье. В "Путешествиях..." Палласа по всему экспедиционному маршруту отмечаются сроки замерзания и вскрытия рек, объясняются (уже на достаточно высоком гидрологическом уровне) причины, определяющие эти сроки, и приводятся первые эмпирические "прогнозы" затопления местности в результате подъема уровня воды на реках из-за бурного таяния снегов (наводнения), а также прослеживаются пространственно-временные закономерности изменений ледовых явлений в различных природных зонах.

Для большинства рек России, по которым пролегал путь Палласа, он попытался описать и выделить фазы ледового режима. Используя современную гидрологическую терминологию, это осенние ледовые явления, или замерзание, ледостав, весенние ледовые явления, или вскрытие.

Так, например, осенний ледоход и ледостав Паллас зафиксировал в Симбирске 20 октября 1768 г.3, отметив при этом прямую зависимость установления неподвижного ледяного покрова (ледостава) от ветра и понижения температуры:...по причине северо-западного бурного ветра и прибиваемого к берегу сильного льду невозможно было переехать через Волгу;

то уже на другой день [...] переправился через оную, отчасти пешком по твердому наносному льду, а отчасти в лодке 4.

Паллас отмечает, что одновременно начавшиеся морозы способствовали полному замерзанию реки;

время замерзания Волги у Симбирска меняется, ("а иногда случается, что Волга в начале декабря замерзает" 5) и зависит от метеорологических факторов. В начале ноября 1773 г. из-за сильного северного и северо-восточного ветра и морозов, "...когда тепломер уже от 4-го до 5-го числа до 190 ° опустился..." 6, начался сильный ледоход, а ночью "... между 13 и 14-м числом на всей реке [лед] тверд сделался, однако после Фрадкин Н. Г. Инструкция для академических экспедиций 1768 - 1774 гг. // Вопросы географии. 1950. Сб. 17. С.

216 - 217.

Здесь и далее даты приводятся по старому стилю.

Паллас. Путешествие по разным провинциям... 1773. Ч. 1.С. 180.

Там же.

Там же. 1788. Ч. З. Половина 2. С. 283 - 284.

стр. того во всю зиму весьма был ненадежен" 7. Но часто, по сведениям (опросам) местных жителей, "когда воды бывают умеренны", река здесь замерзает в декабре, продолжительность ледохода составляет от 8 до 14 дней, становлению же неподвижного ледяного покрова способствует восточный ветер, "который его (лед. - В. С.) сопрет и сделает твердым" 8.

Палласом на Волге 14 декабря 1768 г. в двух разных пунктах - у Симбирска и города Тетюши, находящегося выше по течению, - прослежена зависимость толщины льда от морфометрических характеристик реки:...близь Симбирска не можно было по причине не твердого льда переехать через Волгу [...] Местечко Тетюши находится от Симбирска в верстах [...] сия река здесь гораздо уже, нежели при Симбирске;

то давно уже ездили по льду, напротив того ниже она еще во многих местах льдом не покрылась9.

В период ледостава на реках иногда сохраняются участки, свободные ото льда (полыньи), имеющие двоякое происхождение: динамическое и термическое. Термические полыньи, возникшие под влиянием выхода относительно теплых грунтовых вод, на реке Усе (правом притоке Волги) описываются Палласом следующим образом:...находятся в берегу ключи, которые тому причиною, что в таких местах реки лед никогда крепко не замерзает. Сии полые места, или собственно полыньи, делают езду по льду опасную... В тихие морозные ночи возникают первичные забереги, днем при повышении температуры воздуха они обычно исчезают, по мере усиления морозов образуются постоянные забереги, которые постепенно растут в ширину и толщину до тех пор, пока не наступит ледостав. Это и наблюдал Паллас в Красноярске на левом притоке Енисея - реке Каче:

В октябре 1771 года [...] по большей части приятные и благорастворенные дни стояли, но жестокие ночью морозы продолжались беспрерывно, и потому в середине еще сего месяца река Кача замерзла 11.

А на самом Енисее 22 октября начался довольно продолжительный осенний ледоход. На всех стадиях льдообразования отчетливо проявлялось влияние температуры воздуха, но по мере перехода от начальных форм льдообразования к ледоставу роль климатических факторов ослабевает и усиливается значение гидрологических факторов: водности реки, морфологии русла, скорости течения и пр.:

Там же.

Там же.

Там же. Ч. 1. С. 184.

Там же. С. 217.

Там же. Ч. З. Половина 1. С. 1.

стр....20 дня (ноября. - В. С.) Енисей весь льдом покрылся. Обыкновенно за быстрым реки течением, сие не прежде случается, как в последней ноября половине, а вскрытие в апреле бывает 12.

Весенние ледовые явления Паллас наблюдал и на других реках - Самаре, Белой, Миассе, Ангаре, Селенге, Каме и др. В Самаре...началась теплая погода, и весенние последние дни марта были столь хороши, что в краткое время растаял лежащий снег на освещаемых полуденным солнцем увалах...13 и на одноименной реке 9 апреля начался весенний ледоход и уровень воды в устье поднялся, 11 апреля лед тронулся и на Волге, "так что того же вечера прошло онаго больше двух третий". К 15 апреля из-за сильного северного ветра река полностью очистилась ото льда, "в сих странах редко стоит лед на Волге за половину апреля, а иногда проходит еще в марте месяце" 14.

При описаниях вскрытия рек и подъема уровня воды в них Паллас обращал внимание на влияние снежного покрова на высоту весеннего половодья: "Март окончил зиму [...] глубоко повсюду выпадшим снегом, который после главною причиною был великой водополи (весеннего разлива рек, полово Там же. С. 2.

Там же. Ч. 1. С. 221.

Там же. С. 222.

стр. дья. - В. С)" 15. Сведения относятся к реке Белой около Уфы, вскрывшейся в 1770 г. апреля.

Наблюдения на разных участках Ангары 22 марта 1772 г. показали, что выше Иркутска "за восемнадцать верст [...] река [...] великие полыньи имела" 16, а еще выше по течению почти вся ото льда очистилась. Река Селенга к 11 апреля ото льда очистилась наполовину, а вот на реках Чикое и Хилке (правых притоках Селенги) лед был крепкий, последний из них вскрылся 20 апреля. К 9 марта 1773 г. небольшая речка Атер практически очистилась ото льда, хотя течение и не быстрое имеет, но "берега ее высоки, содержат в себе множество ключей и покрыты густым лесом, защищающим речку от стужи" 17.

Река Кама в 1773 г. вскрылась 14 апреля: "...в сию ночь на 3 аршина вода поднялась [...] Лед же с Вишеры, Колвы и с других северных горных рек обыкновенно гораздо позже проходит" 18.

В 1774 г. Даллас наблюдал самый настоящий затор (закупорку устья реки плывущими льдинами) на Волге у Царицына:

25 числа (февраля. - В. С.) очистилась нижняя Волга ото льда [...] и того же дня в южных странах между Енатаевкою и Астраханью была ужасная буря [...] шел небольшой снег [...] стало опять весьма холодно, что и продолжалось в начале марта до 11 числа с такою жестокостью, что сверху напирающий лед при Царицыне опять остановился и при Денежном острове [...] переезжать можно было 19.

Обычно ледоход на Волге бывает в марте и сопровождается северо-западным и восточным ветром, но иногда при более толстом ледяном покрове и южном и юго восточном ветре - в апреле, даже несмотря на теплую погоду. В 1773 г., по сведениям местных жителей, лед тронулся только 5 апреля, а в 1769 г. в теплую в прочем весну [...] даже до 9 мая [река была] покрыта льдом, который только по перемене доселе веявшего юго-восточного и южного ветров при холоднейшем еще северо-западном тронулся 20.

На Оке у Мурома Паллас не только отметил, но и выделил горизонтальные русловые деформации, создающие опасность размыва грунта:

Текущая излучиною к городу и весною усугубляющая свое стремление от прибылой воды река повсягодно отрывает часть от высокого берега, на котором стоит город, и отчасти оставляет на здешних мелях, а отчасти приносит к другому низкому и в весеннее время водою покрытому берегу21.

Паллас П. С. Путешествие по разным местам Российского государства. СПб., 1786. Ч. 2. Кн. 1. С. 14.

Паллас. Путешествие по разным провинциям... Ч. З. Половина 1. С. 135.

Там же. Ч. 3. Половина 2. С. 25.

Там же. С. 45.

Там же. С. 276 - 277.

Там же. С. 277.

Там же. Ч. 1. С. 52.

стр. Старожилы тех мест еще помнят, что город простирался до того места, где сейчас середина реки, и ныне еще река ежегодно подрывает жилые дома, и многие из оных стоят на самом краю [...] и один монастырь уже находится в очевидной опасности;

чего ради и стараются соблюсти оныя насыпью щебня и булыжника на низком берегу22.

Для закрепления грунта и предотвращения оползневых процессов Паллас предложил высаживать на высоких берегах рек ивы.

В Самаре к 30 мая 1769 г. вода в Волге "сбыла уже на два аршина, и в первых числах июня еще больше убыла", а к 14 июня река Самара вошла в свои берега. Жители этих мест не помнят столь незначительного весеннего половодья (уровень воды не доходил до привычной высоты), из чего Паллас заключает, "что в прошедшую зиму снега были не велики, и весною стояла сухая погода" 23, ибо обычно вода в Волге спадает в конце июня.


Позднее основатель гидрометеослужбы в России М. А. Рыкачев в своей статье "Снеговой покров в связи с наводнением 1908 года"24 подчеркнет важность изучения влияния снегового покрова на высоту весеннего половодья для предсказания катастрофических половодий.

Место у Абаканского острога (территория, на которой находился острог, позже была затоплена водами Красноярского водохранилища) на плоском песчаном берегу Енисея при большом волнении воды, что бывает всегда после высоких снегов, подвержена бывает обыкновенным наводнениям. Сии однако же редко случаются 25.

Самос последнее, оно же самое сильное, произошло в 1763 г. и подтопило несколько домов и колокольню.

В "Путешествиях..." много небольших заметок о трудностях переправы через разливающиеся весной реки: Иж из берегов вышел (22 апреля), Кама "при разливе [...] составляла до 7 верст", Иртек, который наводняет приумножающийся Яик, весьма разлился (11 мая), Чаган не имел моста для переправы "ради великой воды" (19 мая), о реке Еруслан "в весеннее время, сказывают, вода в ней имеет нарочитое возвышение", про Ахтубу (24 апреля) "Прибылая Волженская вода еще не разлилась в Ахтубу, которая столь была мелка, что не омочив оси проехать можно было" 26. Сим (правый приток реки Белой) с чрезвычайно быстрым течением "весною причиняет сильные наводнения" 27.

Экспедиция под руководством Ивана Ивановича Лепехина (1768 - 1773) изучила Среднее и Нижнее Поволжье, Нижний и Средний Урал и часть Архангельской губернии. В "Дневных записках..." Лепехина при описании Там же. С. 52 - 53.

Там же. С. 289 - 290.

Рыкачев М. А. Исследование весеннего половодья 1908 года. СПб., 1923. Вып. 2.

Паллас. Путешествие по разным местам... 1786. Ч. 2. Кн. 2. С. 475.

Паллас. Путешествие по разным провинциям... Ч. 3. Половина 2. С. 62, 94, 224, 300.

Паллас. Путешествие по разным местам... Ч. 2. Кн. 1. С. 28.

стр. "состояния земли, обитаемой сямоедами", указываются сроки вскрытия и замерзания рек Канинской и Тиманской земель: "...замерзают в начале и в половине октября, а вскрываются в половине и в конце мая" 28, реки Усы: "...вскрывается по большей части в половине мая, а замерзает в конце сентября" 29 и Печоры. Для последней реки данные наблюдений приведены в нескольких разных пунктах, где прослеживаются пространственно-временные изменения ледовых явлений:...вскрывается под Устьцельмою в половине и в конце мая, а против Пустозерска с неделю позже;

замерзает же под Устьцельмою в начале и в половине октября, а против Пустозерска за неделю прежде [...] вскрывается против Ижемской слободки в половине и в конце мая, а замерзает в начале и в половине октября 30.

Во время своего путешествия академик Лепехин отметил интересную особенность реки Талицы (правый приток Чусовой):

Речка сия тем примечания достойна, что никогда не замерзает;

и чем холоднее бывает воздух, тем в ней вода теплее становится.

Он предположил, что Ничего отменного в ея ключе;

не видно и на дне ея особенных свойств, служащих к ясному понятию сокрытых причин 31.

Наибольшее внимание на протяжении всего экспедиционного маршрута Лепехин уделял опасным явлениям, часто сопровождающим вскрытие рек и пагубно влияющим на уклад жизни прибрежного населения. 7 мая 1773 г. он наблюдал затор во время весеннего ледохода, приведший к значительному подъему уровня воды и даже к наводнению:

...тронулась Двина, которой вод возвышение не малой к морю лежащим селениям вред причинило, да и самой город Архангельской не был изъят от повреждения... Причиной послужил затор льда "в Двинских устьях, которые в разсуждении реки отмелы".

Это ежегодно повторяющееся явление подтолкнуло местных жителей к попытке спрогнозировать высоту половодья, связывая ее с пролетом морских птиц: "Первым вещуном служат им чайки, которые чем выше полет свой направляют, тем большего ожидают вод разлития и обратно" 33. По мнению автора, все это больше предрассудки, нежели истина.

В "Дневных записках..." упоминается единичный случай благоприятного, а не пагубного влияния половодья:

Лепехин. Дневные записки... 1805. Ч. 4. С. 236.

Там же. С. 246.

Там же. С. 244, 247.

Там же. 1772. Ч. 2. С. 214.

Там же. Ч. 4. С. 1.

Там же. С. 2.

стр. Река Кама во время весеннего вод разлития поделала в берегах и на окружающих оныя полях впадины и каналы, которыя жителям служат прибыточным и удобным рыболовством 34.

Изменения морфологии речного русла, обусловленные действием текучей воды (русловые процессы), наблюдались Лепехиным на Каме: "Берега в сем месте были песчаные, и великие показывали перемены причиненные весенними водами"35, Вятке: "Берега реки везде великие перемены доказывали, которые по мягким берегам от весенних вод происходят"36, Яренге и Сысоле: "Берега реки нарочито отлоги, песчаны, а инде и болотисты, по чему они подвержены бывают частым переменам от весенних вод" 37.

Также им наблюдалась транспортировка наносов и связанное с этим смещение русловых форм на Вычегде:

Разливающаяся по веснам река, отрывая и переменяя год от году свои берега, добралася до самого города (Яренска. - В. С.) и принудила жителей переселиться на другое место 38.

Так же как и у Далласа, у Лепехина встречаются заметки о реках, являющихся сложнопреодолимой преградой в весеннее время, например, Кынырма и Липка:

Хотя помянутые реки в межень более на ручьи походят, однако в разлив немалым бывают препятствием 39.

О реке Белой:

...лежал нам путь по нагорному берегу реки. Вешняя вода, которая еще и тогда нарочито в реках играла, делала наш путь затруднительным (11 мая 1770 г. -В. С.)40.

Экспедиция под руководством Самуила Готлиба Гмелина (1768 - 1774) исследовала часть Европейской России, Нижнее Поволжье, Персию. В своих "Путешествиях..." Гмелин, в отличие от всех остальных, описывал в основном характер прохождения весенних половодий, которые, как правило, оказывают неблагоприятное влияние на быт прибрежного населения и условия его работы. Так, на реке Воронеж он отмечает:

И так весною, как скоро снег сойдет, бывает она чрезвычайно глубока, выступает во все стороны на несколько верст из берегов, и затопляет половину главного предместья 41.

Там же. 1780. Ч. 3. С. 207.

Там же. С. 212.

Там же. С. 223.

Там же. С. 266.

Там же. С. 284.

Там же. С. 43.

Там же. Ч. 2. С. 23.

Гмелин. Путешествие по России... 1792. Ч. 1. С. 160.

стр. О половодье на Дону он пишет:

Сия станица (Есаулопская. - В. С.) лежит весьма низко, и для того домы весною и осенью очень много вреда претерпевают от разлития реки Дона;

и почти всегда бывает, что уносит несколько дворов во время сильного наводнения 42.

На Кубани, по наблюдениям путешественника,...бывающия особливо весною наводнения весьма велики, и простираются от берегу по земле до десяти верст. Прибылая вода не стекает в известное время, но стоит иногда до начала, а иногда до конца Июля. В тех местах, где наводнение наиболее бывает, стоят домы на сваях, и для сообщения с оными должно держать лодки;

ибо вода уносит и мосты 43.

Эти же явления он отмечает на Кубе, Куре и некоторых других реках.

Экспедиция под руководством Иоганна Петера Фалька (1768 - 1774) обследовала Оренбургский край, Среднее и Нижнее Поволжье, предгорья Северного Кавказа, Южный Урал и Западную Сибирь до Томска и Кузнецка. В "Записках путешествия" Фалька собранный материал о ледовых явлениях изложен лаконично, отсутствуют какие-либо объяснения и прогнозы, изредка встречаются сопоставления полученных эмпирических данных. Если речь идет о замерзании и вскрытии реки, как правило, дается конкретная дата или месяц: "Белая при Уфе становится в начале ноября, а вскрывается в половине апреля месяца" 44, "Томь становится обыкновенно в исходе октября, а вскрывается в конце марта" 45. Но для двух рек - Волги и Иртыша - приводятся данные наблюдений над вскрытием на разных их участках: "В 1772 г. Иртыш вскрылся 17 Апреля"46 (у г. Тары), "...вскрывается обыкновенно около 10-го и 20-го чисел Апреля месяца" 47 (Барабинская степь). Для Волги прослеживаются пространственно-временные закономерности изменения наступления сроков вскрытия в различных природных зонах: "В 1770 году Волга вскрылась 3 марта" 48 (у Царицына), "Волга вскрывается здесь в половине Апреля месяца"49 (у Казани). Для реки Москвы приводится продолжительность и сроки наступления ледостава.

Интересны сведения Фалька об измерении ширины рек, проводившихся по льду, до этого не встречавшиеся ни в одном из рассмотренных выше трудов. Он указывает ширину реки Чаус, варьирующуюся в зависимости от места измерения:

Там же. С. 241 242.

Там же. С. 271.

Фальк. Записки путешествия... 1824. Т. 6. С. 257.

Там же. С. 539.

Там же. С. 385.

Там же. С. 422.

Там же. С. 132.

Там же. С. 165.

стр. Река везде широка, но не одинаково;

при Берде, по измерению ея по льду, шириною она в 85 сажен, при Чаузской у переправы по Сибирской дороге, в 50 сажен 50.

О реке Томь он пишет, что ее ширина по льду выше Кузнецка составляет 30 сажень, ниже Кузнецка - от 50 до 60 сажень, выше Томска 30, а ниже -50 сажень.

Наблюдая весенние ледовые явления, Фальк фиксировал поднятие уровня воды в реках Тереке ("при возвысившейся весною воде на 6 до 8 сажен, в низких местах разливается" ), Саратовке, левом притоке Волги ("весною возвышается на 40 и 50 футов" 52), Волге у Царицына (в 1770 г.) ("вода стояла в ней на 20 до 30 фут выше летняго прилива" 53) и Медведице ("весною же редко возвышается на одну сажень, и потопляет низменныя места и многие острова" 54). И даже сравнил уровни половодья в разных местах на Волге:


...ея берега вышиною только в 1 или 3 сажени, и поелику вода весною от впадающих в Волгу многих рек, стоит выше берегов на 8 и 10 футов Там же. С. 515.

Там же. С. 57.

Там же. С. 116.

Там же. С. 132.

Там же. С. 40.

стр. при Астрахани, 25 и 35 при Казани, 40 и 50 при Саратове, то и бывают большие разливы по берегам и островам... Представляют интерес сведения о таком явлении, как перемена течения, связанная с весенним половодьем, во время которого по реке проносятся огромные массы воды, и, встречаясь с притоком, избыток этой воды может устремиться по нему вверх к истоку, это и наблюдал Фальк на реках Казанке:

При первоначальном разлитии Волга выступает из берегов так скоро, что вода в несколько дней входит в Казанку, которая тогда течет вспять56, и Тереке, который сильно подмывает свои берега и по временам переменяет свое течение, что случается наиболее в рукавах устья 57.

Фальк уделял внимание такой важной проблеме, как судоходство, которое зачастую было возможно только во время весенних разливов рек:

Во время вешнего разлива ходят нагруженные барки из Пензы вниз по Суре в Волгу, летом же судоходство прекращается 58, Лесной Воронеж течет с Хуптою по равнине [...] обе сии реки по мелководию своему бывают судоходны только весной, летом же едва могут ходить по ним малые суда59,...летом для барок река сия (Дон. - В. С.) довольно глубока, а весною при возвысившейся воде на одну сажень могут ходить Воронежские суда... Река Исеть весной судоходна для больших, а летом только для малых судов;

река Тура весной судоходна до Туринска, а летом только до Тюмени. Река Москва (от г. Москвы до ее впадения в Оку) "весною поднимается [...] на сажень" 6 и тогда только бывает судоходной.

Экспедиция Василия Федоровича Зуева (1781 - 1782) изучила европейскую часть России, Левобережную Украину до Херсона и далее Крым. Зуев в "Путешественных записках...", вышедших в 1787 г. в Санкт-Петербурге, на протяжении всего экспедиционного маршрута подробно описывает все встречавшиеся реки, озера и источники. В их общем гидрографическом описании есть сведения о времени вскрытия и замерзания рек Сейма и Тускаря в Курске ("реки замерзают в конце ноября и в декабре месяце, а вскрываются в марте" 62) и рек Оки и ее притока Орлика в Орле ("зима здесь начинает, смот Там же. С. 99.

Там же. С. 167.

Там же. С. 57.

Там же. С. 28.

Там же. С. 34.

Там же. С. 48.

Там же. С. 11.

Зуев. Путешественные записки... С. 154.

стр. ря по замерзанию рек, с ноября и декабря месяца и продолжается по март, иногдаж и по апрель месяц" 63).

Зуев обращает внимание и на половодья, являющиеся следствием весенних ледовых явлений. Проезжая реку Нару в июне, он пишет:

Она даже и в нынешнюю пору нарочитой величины, но в полую воду бывает еще втрое больше, по тому что по обе стороны оставались у ея пески, составляющие дно и высохшие более половины 64.

Река Протва, впадающая в Оку, в конце июня шириной была...не более двенадцати сажен, а когда разливается, то шириною будет более полуверсты, как видно из займищев ею потопляемых... Река Упа весной разливается очень широко. Днепр во время половодья автор сравнивает с "пространным" Дунаем.

При описании Орловского наместничества затрагивается тема судоходства на реках Оке, Десне и Сосне, возможного только во время весеннего половодья:

Все сии главныя реки некоторым образом судоходны бывают до стоящих при них городов только весною, когда от тали (оттепели. - В. С.) и впадающих в них множества других речек вода разливается и так сказать из берегов выходит, иначе летом, или бывают очень маловодны, или местами пересыхают в броды 66.

Экспедиция под руководством Николая Яковлевича Озерецковского (1785) исследовала бассейны двух крупнейших озер Севера России: Ладожского и Онежского. Озерецковский приводит в своем труде интересные данные, касающиеся вскрытия двух рек - Шалы и Водлы:

Старый стеклянный завод лежит на правом берегу реки Шалы, где она втекает в Водлу;

но вода ея отдаленно течет от воды реки Водлы до самого Онежского озера, и весною Шальская сторона ранее вскрывается нежели сторона реки Водлы, которая протекает возле левого берега67.

Он отмечает разрушительную силу весеннего половодья на реках Ляскиле:

На реке сей, в пяти верстах от ея устья, находится порог вышиною сажен в восемь, где падение воды, наипаче в весеннее время, столь бывает Там же. С. 116.

Там же. С. 23 - 24.

Там же. С. 25.

Там же. С. 133.

Озерецковский. Путешествие по озерам... С. 310 - 311.

стр. сильно, что нарочито большие камни с верьху порога водою срываются и на низ упадают, и Суне, в районе порога Кивач:

В весеннюю водополь падение воды столь бывает здесь сильно, что больший бревна, пущенные с порога, на двое и больше переламываются 69.

Ценность в его труде представляют сведения о влиянии снежного покрова на высоту весеннего половодья на реке Воксе, подмеченное местными жителями:

В реке сей количество воды годами бывает больше или меньше, и сие приписывают не ровному количеству выпадающего снега, который растаивая сообщает воду реке Воксе 70.

Это явление, наблюдающееся и на других реках, впадающих в Ладогу, производит повременную прибыль или убыль воды в самом озере, в котором лет по семи с ряду вода бывает высока, и год от году прибывает;

а потом начинает упадать, и скоро или медлительно в самой вещи умаляется 71.

Никакими наблюдениями, кроме визуальных, местные жители сей факт подтвердить не могут и не имеют ни малейшего понятия, до какого уровня вода поднимается и опускается:

Ныне несколько лет сряду, по примечаниям жителей, вода в озере идет на прибыль, и против прежних годов нарочито возвысилась, следовательно есть возможность определить степень ея возвышения, наблюдая отныне, сколько в последующие годы прибудет или унизится. Но при сих наблюдениях, которые для верности в разных местах около озера делать надобно, необходимо нужно примечать и обстоятельства, которые прибыль или убыль воды производить могут;

как то количество снега, дождя, туманов, красных дней и пр, чтоб после вероятную причину сего явления открыть было можно 72.

*** Полученные во время экспедиций сведения имеют большую ценность и сейчас, поскольку позволяют проводить ретроспективный анализ состояния рек, что особенно важно при оценке возможных климатических изменений. В настоящее время российская гидрологическая школа обладает неоценимым опытом прогнозирования ледовых явлений и расчета различных гидрологи Там же. С. 90.

Там же. С. 230.

Там же. С. 59.

Там же.

Там же. С. 59 - 60.

стр. ческих характеристик, основанных более чем на 100-летнем периоде наблюдений. Но хотелось бы надеяться, что фенологические наблюдения второй половины XVIII в. за ледовым режимом (наблюдения за вскрытием и замерзанием) на реках России позволят увеличить ряды наблюдений и повысить точность прогноза, в первую очередь наступления нежелательных катастрофических явлений - наводнений. Рассмотренные труды ценны и тем, что в них при попытке объяснения весенних наводнений изменениями климата и ледовых условий водной системы были заложены первые теоретические основы изучения ледового режима на реках России.

стр. "ЗОЛОТОЙ ВЕК" ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ И ТЕХНИКИ И Заглавие статьи "КЛАССИЧЕСКАЯ" КОНЦЕПЦИЯ ИНЖЕНЕРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Автор(ы) Д. Л. САПРЫКИН Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 28- Социальная история науки Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 125.3 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи "ЗОЛОТОЙ ВЕК" ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ И ТЕХНИКИ И "КЛАССИЧЕСКАЯ" КОНЦЕПЦИЯ ИНЖЕНЕРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, Д. Л.

САПРЫКИН В статье исследуется история становления в XIX и XX вв. традиционной европейской концепции инженерного и естественно-научного образования, а также особенностей российского варианта этой концепции. Особое внимание уделяется возникновению в начале XX в. в Германии и России идеи физико-технического образования, оказавшей большое влияние на подготовку инженеров-физиков в ведущих странах мира, а также появление специфической "системы физтеха" в СССР. В работе представлен анализ "больших циклов" развития отечественной науки и техники, а также ключевое значение "интеллектуального прорыва" начала XX в. в Российской империи как фактора научно технических достижений минувшего столетия.

Ключевые слова: инженерное образование, идея университета, система физтеха, длинные волны, Первая мировая война, технические университеты, национальные модернизации, инновационный цикл развития.

Начало "золотого века" отечественного естествознания и техники можно условно обозначить 1869 годом (открытие Д. И. Менделеевым периодического закона), а конец 1961-м (полет Ю. А. Гагарина в космос). До его наступления русские ученые и инженеры добивались лишь единичных достижений по-настоящему мирового уровня, после него уже несколько десятилетий продолжается постепенная сдача завоеванных ранее позиций (хотя мы надеемся, что сейчас тенденция переломится). В продолжение "золотого века" Россия, наряду с Германией, а затем и с США, находилась в авангарде научно технического прогресса и отечественным ученым и инженерам принадлежала выдающаяся роль как в разработке теоретических основ многих естественных наук, так и в реализации крупнейших технических достижений в области нефтепереработки и органической химии, инженерной механики, металлургии и индустрии материалов, современной электротехники и энергетики, радиотехники и телевидения, авиа- и ракетостроения, космической и атомной индустрии, в прикладной математике и вычислительной технике, биологии, медицине и агротехнологиях.

Очевидно, что научно-образовательные институты, инфраструктура и инвестиции в науку и промышленность являлись существенными предпосылками для достижения высокого уровня развития науки и техники в нашей стране в указанный период. Однако едва ли будет преувеличением сказать, что определяющим здесь был "человеческий фактор" качество образования тех стр. ученых, инженеров и техников, которые и были творцами реальных достижений отечественной науки и высокотехнологичной промышленности.

В предыдущей статье1 мы сосредоточились на истории институтов и количественном аспекте развития инженерного и естественно-научного образования в России. Было показано, что уже накануне революции 1917 г. Россия в институциональном отношении вместе с США и Германией относилась к числу мировых лидеров в данной сфере. Была проанализирована также достаточно сложная трансформация сложившейся в нашей стране системы инженерного образования в 20 - 30-е гг. XX столетия.

Сейчас мы более подробно сосредоточимся на "качественном" аспекте этого развития: на анализе концепции научно-технического образования и идеального образа инженера.

Концепция образования В. Гейзенберг в своей речи "О соотношении гуманитарного образования, естествознания и западной культуры" выделяет три аспекта традиционного европейского понимания образования и культуры. Во-первых, вся наша культурная жизнь, наши поступки, мысли и чувства коренятся в духовной субстанции Запада, то есть связаны с тем типом духовности, который зародился в Античности, у начала которой стоят греческое искусство, греческая поэзия и греческая философия. Позже, в эпоху христианства, вместе с формированием церкви этот тип духовности претерпел глубокое изменение, чтобы, наконец, на исходе Средневековья, великолепно объединив христианское благочестие с духовной свободой Античности, мысленно охватить весь мир как единый мир Божий и далее, в процессе географических открытий, развития естественных наук и техники, радикально изменить его облик.

Во-вторых, вся сила нашей западноевропейской культуры проистекает и всегда проистекала из тесной связи практической деятельности с постановкой принципиальных проблем.

В-третьих, занятие Античностью формирует в человеке такую шкалу ценностей, в которой духовные ценности ставятся выше материальных 2.

Это высказывание одного из создателей квантовой механики как нельзя лучше отображает определенный консенсус по поводу целей и принципов образования, сложившийся в среде европейских интеллектуалов и государственных деятелей в середине XIX в. и сохранявший значение вплоть до 20-х гг.

Сапрыкин Д. Л. История инженерного образования в России, Европе и США: развитие институтов и количественные оценки // ВИЕТ. N 4. 2012. С. 51 - 90.

Гейзенберг В. Избранные философские работы. СПб., 2006. С. 7 - 8.

стр. XX столетия, когда он был разрушен набиравшими силу последствиями политических революций.

Европейская традиция инженерного и естественно-научного образования сложилась благодаря соединению двух начал - быстрого развития естествознания и техники и в основе своей духовной идеи целостного образования человека. Последняя опиралась на древнюю европейскую традицию, возникшую на основе преобразования классического античного культурного наследия исходя из духа христианства. Античное "образование есть не что иное, как последовательно все более одухотворяемая аристократическая форма жизни нации" 3, как путь к культивации совершенного человека. В свою очередь, христианское понимание образования осмыслялось как раскрытие в человеке его "царственного достоинства", образа и подобия Божия.

Религиозная идея целостного образования как совершенствования личности и общества через стяжание даров Святого Духа (spiritus sapientiae, spiritus intellectus, spiritus consilii, spiritus for titudinis, spiritus scientiae, spiritu pietatis, spiritus timoris Domini- в латинском варианте), достижение "царственного достоинства человека" по образу Божественного Царя - Христа - составляла один из лейтмотивов мощного движения, видевшего своей целью возрождение "истинного христианства" и затронувшего и протестантские, и католические страны, и православную Россию в XVIII-XIX вв.

В этом же контексте, например, в Германии произошло и формирование самого понятия "образование" (Bildung), с его происхождением, коренящимся в средневековой мистике, его дальнейшим существованием в мистике барокко, его религиозно обоснованной спиритуализацией в "Мессиаде" Клопштока, захватившей целую эпоху, и, наконец, его основополагающим определением Гердером как "возрастания к гуманности" 4.

Образование в этом смысле означало внутреннее и внешнее "собирание" целостной личности, культивацию ее интеллекта, воли, нравственного и эстетического начал. При этом образование личности понималось одновременно как путь к образованию совершенного общества, семьи, церкви и государства.

Духовная идея целостного образования вдохновляла и создателей новых университетов.

Так, уже университет в Галле был тесно связан как с религиозным пиетистским движением, так и философским движением, представленным именами Г. В. Лейбница и Х.

Вольфа. Университет в Берлине, созданный при участии В. фон Гумбольдта, Ф.

Шлейермахера, И. Г. Фихте и Г. Штеффенса, рассматривался даже как прямое воплощение их философских концепций образования 5.

Вторым важнейшим аспектом (помимо идеи целостного образования личности и общества) является свобода образования - понимание образования Йегер В. Пайдейа. Воспитание античного грека. М., 2001. Т. 1. С. 31.

Гадамер Х. -Г. Истина и метод. М., 1988. С. 151.

Fichte, Schleiermacher, Steffens iiber das Wesen der Universitat. Philosophische Bibliothek. Bd. 120. Mit einer Einleitung herausgegeben Eduard Spranger. Leipzig, 1910.

стр. как свободного, имеющего цель в самом себе. Оно исторически имело весьма разные философские и политические интерпретации, но практически из него вытекало, в частности, различение "свободного" общего образования (liberal education) и практически "полезного" профессионального обучения (useful instruction). Это различение лежит в основе как организационной структуры высших европейских учебных заведений, так и их программ обучения, предполагающих общее научное образование (wissenschaftliche Bildung, liberal education) в качестве "фундамента" последующего профессионального образования. Другим аспектом идеи "свободы" образования является его творческий характер, воплощающийся среди прочего в новых формах соединения науки и образования, в том числе через семинары, где студенты под руководством профессора осуществляют самостоятельный и свободный поиск научной истины.

Как я писал в предыдущей статье, изначально на рубеже XIX и XX вв. выдающиеся немецкие мыслители включали инженерное образование в круг "научного образования" (wissenschaftliche Bildung). Примером такого подхода являются "образовательные" романы И. В. Гёте "Призвание Вильгельма Мейстера" и особенно "Годы странствий Вильгельма Мейстера" 6.

Тем не менее исторически как естествознание, так и инженерное дело сначала были исключены из круга wissenschaftliche Bildung в возрожденных немецких университетах.

Причем естественные науки (химия и физика) завоевали место в круге университетских наук только в 30 - 40-е гг. XIX в., а инженерные учебные заведения были уравнены с университетами и соотнесены с "классической" концепцией научного образования только в 70 - 80-е гг. того же столетия, а окончательно - лишь на рубеже XIX-XX столетий.

Отчасти это можно объяснить историческими условиями, в которых существовали немецкие государства на протяжении почти всего XIX столетия вплоть до объединения Германии О. Бисмарком. Возможно, играло какую-то роль и культурное противопоставление Германии Франции с ее "утилитаристским" и "позитивистским" представлением об образовании. Ведь во Франции после свержения в конце XVIII в.

"старого режима" и уничтожения университетов инженерное образование резко отмежевалось не только от религиозной, но и в целом гуманитарной составляющей, что создало в том числе почву для развития идеологии позитивизма.

Два главных героя романа (Мейстер и Ярно-Монтан) выбирают призвание врача-исследователя (физиолога) и горного инженера соответственно. В этих двух романах показано также, как обретение героями своего профессионального призвания теснейшим образом сопряжено с их духовным образованием. Причем сам Гёте акцентирует внимание на двух традициях, - с одной стороны, христианского пиетизма, а с другой, рационалистического масонства: темой каждого из двух романов являются две "царские" истории Ветхого и Нового заветов. Первый роман отсылает к ветхозаветному сюжету "Саула, сына Кисова, который пошел искать ослиц отца своего и нашел царство". Во втором романе такую же роль играет отсылка к евангельскому сюжету о бегстве Младенца-Христа - истинного Царя Израилева в Египет. При этом сама история есть рассказ о последовательных ступенях инициации в некоем тайном "Обществе Башни", экскурсы в историю которого перемежаются с историями христианских подвижников (например, книга шестая в романе "Годы учения Вильгельма Мейстера" - "Признания прекрасной души").

стр. Тем не менее становление инженерного образования, как и европейского "образа инженера", произошло еще до Французской революции и давало определенные предпосылки для его возвращения в круг "свободных наук", целостного и духовного по своей сути образования. Само по себе слово "инженер" восходит к латинскому ingenium в классической литературе (например, у Цицерона и Петрония), означающему не только изобретательность, но и способность, талант, остроту ума, культивацию ума и образованность в целом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.