авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«Содержание ЮБИЛЕИ В. И. ВЕРНАДСКОГО, А. Г. НАЗАРОВ............................................................................................ 2 ФЕНОЛОГИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ЛЕДОВЫМ РЕЖИМОМ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Я думаю, что и студенты, и ученые, и в большой степени американское общество более всего интересуются крупномасштабными техническими проектами, особенно историей русской/советской космической программы. Вероятно, этот интерес частично связан с международным соперничеством времен холодной войны, однако в последнее время космический полет стал такой темой, интерес к которой преодолевает и политическую подноготную, и национальные культурные границы. Что это так, оказалось для меня еще более очевидно осенью 2011 г., когда я принял участие в праздничной церемонии в Планетарии Адлера в Чикаго;

тогда Москва преподносила в дар Чикаго бронзовый бюст Юрия Гагарина, 50-летний юбилей исторического полета которого отмечался в 2011 г. И американские новостные программы СМИ, и жители Чикаго, и люди, занимающиеся благотворительностью, - все искренне желали услышать и узнать от меня и других экспертов о технических достижениях и успехах России и других стран. Они хотели узнать об этом в отсутствие ушедшей в прошлое идеологически заряженной риторики времен холодной войны.

Е. Ж.: И в заключение вопрос, который я традиционно задаю в своих интервью.

Скажите, на ваш взгляд, кому и зачем нужна история науки сегодня?

С осени 2005 г. я возглавляю Центр исторических исследований науки и техники Университета штата Айова, а также программу этого центра для аспирантов кафедры истории. Хотя у нас в центре было два очень хороших обзорных курса по истории науки и по истории техники соответственно, в них наблюдалась тенденция сводить многовековое развитие науки к внутренней логике ее развития -даже при рассмотрении проблем развития техники или деятельности самих великих ученых в различные эпохи вопросы культуры не принимались во внимание. Пусть я и считал эти основополагающие курсы необходимыми и важными, они в большой степени обособляли науку от ее культурного, политического и социального контекста, поэтому я разработал курс, в котором рассматривалось воздействие науки на общество и культуру начиная с времен Коперника или поздней Реформации до настоящего времени. Думаю, что этот курс стал популярным среди студентов университета именно потому, что в нем я стремился обоснованно вписать науку в культурный контекст и не приукрашивать стр. значения неотъемлемых от культуры своего времени научных открытий.

Таким образом, подводя итог сказанному выше, я считаю, что история науки и техники насущно необходима для нашего понимания политических, социальных и культурных основ многовекового научного и технического развития. Это особенно справедливо сегодня, в обществе, которое оказалось столь сильно движимо информационной революцией и разработкой новых технических средств, проникающих во все сферы жизнедеятельности человека. Я думаю, что история науки и техники как дисциплина, если она больше срастется с всеобщей историей, сможет дополнительно помочь студентам, а во многом и всему обществу, ориентироваться в стремительном техническом развитии общества в глобальном масштабе, помочь людям лучше понимать все возрастающее значение технических достижений и открытий.

И в заключение я хочу сказать, что вышеупомянутый курс, и осознание важности воссоединения науки и общества в целом подвигли меня к тому, что я начал писать обобщающую обзорную книгу, ориентированную как на образованного, но не являющегося специалистом-историком читателя, так и на студентов, изучающих историю.

Я назвал эту будущую книгу "Наука и сфера общественной жизни: европейская и евразийская культура, 1543 до настоящего времени" (Science and the Public Sphere:

European and Eurasian Culture, 1543 - Present).

Е. Ж.: Уважаемый профессор Эндрюс, позвольте мне поблагодарить вас за ваши ответы. Для нас было важно услышать ваше мнение о том, чем интересна история российской науки и техники американскому историку науки. И вы обозначили важное направление дисциплинарного развития истории науки и техники, которое, я уверена, поддержат многие наши читатели. Еще раз спасибо, мы будем рады новым встречам с вами и в ИИЕТ РАН, и на страницах нашего журнала.

стр. Заглавие статьи Календарь юбилейных дат Автор(ы) М. В. Шлеева Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 177 Источник Место издания Москва, Россия Объем 5.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Календарь юбилейных дат, М. В. Шлеева 300 лет со дня рождения Н. Л. Лакайля (15.III.1713- 21.III.1762), французского астронома, члена Парижской АН (1741), иностранного почетного члена Петербургской АН (1755).

Род. на севере Франции в кантоне Рюминьи. Изучал риторику и философию в Коллеж-де Лизье в Париже, затем теологию в Наваррском коллеже. В 1736 стал учеником директора Парижской обсерватории Ж. Кассини, в 1737 выполнил первые астрономические наблюдения. С 1750 по 1754 был в экспедиции в южном полушарии, завершив деление южного неба на созвездия и выделив 14 новых созвездий. Выполнил многочисленные наблюдения Луны, Марса, Венеры для определения лунного и солнечного параллаксов.

Участвовал во многих геодезических работах, выполнявшихся Парижской обсерваторией.

225 со дня рождения О. -Ж. Френеля (10.V.1788- 14.VII.1827), французского инженера и физика, члена Парижской АН (1823). Род. в Брогли, департамент Эр в семье архитектора.

Окончил Политехническую школу (1806) и Школу мостов и дорог (1809) в Париже.

Работал инженером по ремонту и строительству дорог, репетитором в Политехнической школе, секретарем комиссии маяков.

Создал теорию дифракции, положив в основу принцип Гюйгенса и дополнив его фундаментальной идеей об интерференции элементарных волн (принцип Гюйгенса Френеля), объяснил законы геометрической оптики, создал приближенный метод расчета дифракционной картины, основанный на разбиении волнового фронта на зоны (зоны Френеля). Он впервые объяснил поляризационные явления, приняв в качестве основной гипотезу о поперечности световых волн, и установил количественные законы явления поляризации света при его отражении и преломлении (формулы Френеля, 1823). Изобрел ряд интерференционных приборов.

125 со дня рождения А. А. Михайлова (26.IV.1888- 14.IX.1983), астронома, специалиста в области гравиметрии, акад. АН СССР (1964), Героя Социалистического труда (1978). Род.

в Моршанске в купеческой семье. В 1911 окончил Московский ун-т, с 1918 по 1947-проф.

там же. В 1947 - 1964 - директор Пулковской обсерватории. Основные труды посвящены теории и предвычислению затмений, проверке эффекта Эйнштейна, теории фигуры Земли, гравиметрии, истории астрономии.

125 со дня рождения И. И. Китайгородского (27.IV.1888- 16.VI.1965), ученого в области физико-химии и технологии стекла, лауреата Сталинских (1941, 1950) и Ленинской премий (1963). Род. в Кременчуге в семье ремесленника. В 1910 окончил Киевский политехнический ин-т.

стр. В 1926 возглавил первую в стране кафедру технологии стекла в Московском ин-те народного хозяйства, в 1933 - 1965 - профессор Московского химико-технологического ин-та.

Основные работы посвящены химической технологии стекла и стеклокристаллических материалов. Сформулировал правило упаковки молекул в органических кристаллах.

Разработал теоретические основы синтеза и технологию производства новых типов стекол (пеностекла и др.). Создал новый класс стеклокристаллических материалов - ситаллы.

100 со дня рождения Г. Н. Флерова (17.II(2.III). 1913 - 19.IX.1990), физика, специалиста в области ядерной физики, акад. АН СССР (1968), Героя Социалистического труда (1949), лауреата Сталинских премий (1946, 1949), Ленинской премии (1967), Государственной премии (1975). Род. в семье служащих в Ростове-на-Дону. Окончил Ленинградский политехнический ин-т (1938). Основатель и директор лаборатории ядерных реакций Объединенного ин-та ядерных исследований (1957).

Один из основоположников ядерной физики в СССР. Основные труды посвящены физике атомного ядра, ядерной энергетике и физике космических лучей. Принимал активное участие в создании теоретических основ ядерной энергетики. В 1951 руководил разработкой методов и созданием аппаратуры для нейтронного и гамма-каротажа нефтяных пластов. В 1953 начал исследования в новом направлении ядерной физики синтезе гипотетических трансурановых элементов. В 1968 приступил к поиску сверхтяжелых элементов в природных условиях, а также к экспериментам по их синтезу в реакциях с тяжелыми ионами.

100 со дня рождения И. Я. Померанчука (20.V.1913 - 14.XII.1966), физика-теоретика, акад.

АН СССР (1964), лауреата Сталинской (1950) и Государственной (1954) премий. Род. в Варшаве в семье инженера-химика. В 1936 закончил Ленинградский политехнический ин т. Основатель и научный руководитель (1946 - 1966) теоретического отдела Лаборатории N 3 АН. В 1950 командирован в Арзамас-16 для работы над ядерным оружием. В еженедельно приезжал в Дубну, где основал теоретический отдел будущего Объединенного ин-та ядерных исследований.

Основные работы по теории конденсированного состояния вещества, теории синхротронного излучения, ядерной физике, включая теорию ядерных реакторов, квантовой электродинамике, квантовой теории поля и физике элементарных частиц.

Составила М. В. Шлеева стр. Domoradzki, S. The Growth of Mathematical Culture in the Lvov Area in Заглавие статьи the Autonomy Period (1870-1920) Автор(ы) С. С. Демидов Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 179- Книжное обозрение Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 12.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Domoradzki, S. The Growth of Mathematical Culture in the Lvov Area in the Autonomy Period (1870-1920), С. С. Демидов Prague: Matfyzpress, 2011. 331 p. (Charles University. History of Mathematics (series).

Vol. 47).

Одним из наиболее ярких явлений математической культуры XX в. стала Польская математическая школа, во многом определившая лицо современной математики. Одним из важнейших ее проявлений оказалась знаменитая Львовская школа 1930-х гг., отмеченная гением великого С. Банаха, идеями замечательных мастеров С. Сакса, Ю.

Шаудера, В. Орлича и др. Каждое новое выдающееся событие в математическом мире, будь то внезапная вспышка нового таланта, рождение великой идеи, меняющей лицо науки, или возникновение школы, круто изменяющей основные направления развития математики, - это всегда чудо, появление которого "здесь и теперь" не поддается никакому рациональному объяснению. Однако для того чтобы оно родилось "здесь и теперь" - в рассматриваемом нами случае в древнем Львове в 1930-е гг., через десять с небольшим лет после обретения Польшей независимости и создания единого государства, - требуются особые условия, без соблюдения которых "чудо" произойти не могло.

Выявлению условий, которые сделали возможным рождение Львовской математической школы- организация научных исследований, развитие системы математического образования, наконец, общая политическая и культурная атмосфера, сложившаяся в Галицийском крае к началу 30-х гг. XX в., посвящено исследование Станислава Доморадзкого, появившееся в историко-математической серии, издаваемой пражским Карловым университетом.

Если достижения Львовской математической школы, жизнь и деятельность самого Банаха и его выдающихся учеников и последователей оказались сегодня в зоне повышенного внимания научного сообщества (достаточно вспомнить литературу, связанную со знаменитой "Шотландской книгой"), то предыдущему периоду развития математики во Львове 1 повезло куда меньше, хотя не будь он отмечен замечательным развитием физико математических наук, становлением превосходной системы математического образования (среднего и высшего), особого рода активностью математического сообщества, связанного с ведущими математическими центрами Европы, многообразной общественной и издательской деятельностью, наконец, той особой интеллектуальной атмосферой, в которой только и может зарождаться творческое начало, "чудо" Автор обозначает 1870 1920 гг, как период автономии. Этот термин, принятый в польской историографии, означает период относительной автономии (некоторые государственные полномочия были переданы национальному парламенту - сейму, преподавание в учебных заведениях могло осуществляться на польском языке и т.д.), полученной Галицией, областью с главным городом Львовом, в которую входил также Краков, в составе Австро-Венгерской империи.

стр. тридцатых годов во Львове не могло бы состояться. Вряд ли в иных условиях мог возникнуть, скажем, "феномен Г. Штейнгауза" - мальчика из еврейской семьи, закончившего отличавшуюся хорошим уровнем преподавания гимназию в небольшом городке Ясло (становлению гимназического образования в крае посвящена первая глава книги, в которой нашлось место и воспоминаниям об этой гимназии самого Штейнгауза), в 1905/06 учебном году учившегося на философском факультете Львовского университета собственно философии (здесь он посещал лекции знаменитого логика К. Твардовского) и математике, которую слушал у профессора Ю. Пузыны (математике во Львовском университете посвящена центральная вторая глава книги, значительное место в которой уделено и творчеству Пузыны). Математика увлекла его, и в следующем году он переместился в блистательный Гёттинген, где его руководителями были Д. Гильберт, Г.

Минковский, О. Теплиц и Э. Цермело. В Гёттингене в это время обучались многие известные впоследствии польские математики, с некоторыми - прежде всего с А.

Ломницким, Л. Хвистеком, В. Стожеком, З. Янишевским и С. Мазуркевичем -Штейнгауз вошел в тесный контакт. В последний год своего пребывания в Гёттингене (а это был 1910/11 академический год) он защитил диссертацию о принципе Дирихле на степень доктора философии. На протяжении ряда лет, оставаясь вольным художником, он немалое время проводил в Кракове. Однажды в 1915 г., прогуливаясь вечером по его улицам, он стал случайным свидетелем разговора двух молодых людей, один из которых произнес слова "мера Лебега". Речь шла о понятии, совсем недавно введенном парижским профессором А. Лебегом и только выходившем на передний край математических исследований, - вот какие разговоры можно было подслушать тогда на узких улочках далекого от Парижа Кракова! Штейнгауз сразу подошел к ним и представился. Они оказались студентами-математиками из Львова: это были знаменитые впоследствии С.

Банах и О. Никодим. "С тех пор, -вспоминал вспоследствии Штейнгауз (с. 147), - мы встречались регулярно, и так как Владислав Слебодзинский, Леон Хвистек, Ян Кроо и Владислав Стожек (в будущем ставшие известными математиками. - С. Д.) также находились тогда в Кракове, мы решили организовать Математическое общество".

Математическое общество во Львове начало действовать лишь в 1917 г., и первым же докладом на нем стало сообщение Штейнгауза о рядах Фурье. В том же году по инициативе Пузыны Штейнгауз был приглашен работать в Львовский университет. В 1919 г. он опубликовал в журнале Mathematische Zeitschrift работу, которая стала первым польским исследованием по функциональному анализу (с. 222). По его настойчивой рекомендации в 1922 г. в университет был приглашен Банах, вместе с которым в 1929 г.

он начал издавать журнал Studia Mathematica. Здесь не место говорить о научных достижениях Штейнгауза и его выдающейся роли в истории польской математики и тем более пускаться в рассуждения о великом Банахе. Приведенные данные призваны лишь дать почувствовать высокий градус той интеллектуальной атмосферы, в которой оказалось в ту пору польское математическое сообщество.

Особую ценность работе Доморадзкого придает то обстоятельство, стр. что в значительной своей части она основана на архивных материалах, обнаруженных им в хранилищах Украины и Польши (зачастую сильно пострадавших в ходе драматических событий Второй мировой войны). Многие из этих материалов впервые вводятся им в научный оборот. Именно использование архивных материалов, а также значительного по объему массива публикаций, как правило, не попадавших в поле зрения историков, (административных распоряжений, отчетов, программ, всякого рода местных изданий и пр.) придает особую значимость рецензируемой книге. И хотя сделанный автором упор на широкое привлечение такого рода "непосредственных свидетельств" привело к известной рыхлости изложения, сам его сюжет- формирование фундамента для возведения здания знаменитой Львовской математической школы - стал его цементирующим основанием.

Как мы уже сказали, первая глава книги посвящена постановке в Галицийском крае среднего математического образования, а вторая- Львовскому университету. Третья глава рассказывает о математике в Львовской политехнической школе, четвертая о таких проявлениях математической жизни в крае, как научные общества (в частности, уже упоминавшееся Львовское математическое), съезды (большое значение имели собиравшиеся регулярно начиная с 1869 г. съезды польских естествоиспытателей и врачей) и журнальная деятельность. Наконец, заключительная пятая глава, названная "Специальные случаи", составлена из различных материалов, представляющих особую важность для понимания феномена Львовской математической школы. Здесь анализируется содержание двухтомной "Теории аналитических функций" (1898 - 1900) Пузыны, что показывает уровень преподавания в Львовском университете, а также содержание математических статей журнала "Космос", издававшегося во Львове Польским обществом натуралистов и ориентированного на широкие круги читателей, что позволяет судить о характере пропаганды математиками своей науки;

приводится аннотированный список докладов, прочитанных на заседаниях Львовского математического общества в 1917 - 1920 гг., который дает представление о тематике исследований тамошних математиков. Главу заключает очерк жизни и творчества Л.

Бетхера (1872 - 1937), математика, преподававшего во Львовском университете и разрабатывавшего проблематику функциональных уравнений и теории итераций рациональных функций в комплексной области. Тематика этих исследований лежала далеко за пределами основных интересов львовских математиков, что, с одной стороны, сослужило дурную службу Бетхеру, чрезвычайно мало ими ценимому, но с другой (его результаты оказались востребованными в ходе последующего развития математики: Дж.

Милнор считает его одним из основателей комплексного анализа), свидетельствует о широте их исследовательского поля. Анализ содержания курса Пузыны позволяет судить о качестве математического образования, которое получали будущие творцы Львовской школы. Немного существовало тогда в Европе университетов, в которых дифференциальное и интегральное исчисление излагалось "по Вейрштрассу" и в которых (уже в конце 1890-х г.!) преподавалась теория множеств.

стр. Книгу заключают девять приложений, каждое из которых содержит информацию, необходимую для лучшего понимания обсуждаемых в книге вопросов: образцы задач, предлагавшихся на выпускных экзаменах в гимназиях и реальных училищах в 1878 - гг., список статей по методике преподавания математики в средней школе, опубликованных в журнале Museum в 1886 - 1918 гг., состав преподавателей философского факультета Львовского университета в 1881/82, 1905/06, 1906/07 учебных годах, данные о преподавании математики на общей кафедре горного факультета Политехнической школы, карты Галиции и др.

Материалы, собранные Доморадзким, свидетельствуют, во-первых, о превосходном (по самым высоким европейским меркам) уровне преподавания математики как в средней школе - гимназиях и реальных училищах края, так и в университете и Политехнической школе. Во-вторых - о высоком научном уровне математического сообщества (от преподавателей гимназий, до профессоров высших учебных заведений края), о сложившемся в этом сообществе творческом климате, способствовавшем быстрой реакции на самые новые идеи, появлявшиеся в тогдашних математических столицах Европы - Гёттингене и Париже. Такое сообщество, обладавшее хорошо выстроенной структурой, - продуманной системой математического образования в средней и высшей школе, общественными организациями, в том числе регулярными научными обществами и съездами, научной и научно-популярной периодикой, связями с ведущими европейскими математическими центрами - и стало тем основанием, на котором оказалось возможным рождение великой школы. Однако это рождение и успешное развитие вряд ли бы состоялись, если бы не чувство национального подъема, охватившее тогда польское общество и нашедшее свое выражение в поразительных достижениях национальной культуры, одним из которых и стала Львовская математическая школа 1930-х гг. Глубокое изучение этого феномена только начинается и книгу Доморадзкого следует рассматривать как один из важных успехов в его постижении 2.

Разумеется, к работе Доморадзкого можно предъявить целый ряд претензий, основной из которых является отсутствие систематического анализа развития математических идей в трудах львовских математиков. Это отдельная и сложная задача, решение которой еще только предстоит. Замечу также, что работа носит на себе следы некоторой поспешности, проявившейся, например, в неполноте именного указателя. Однако все эти недостатки не могут повлиять на общее положительное впечатление от проделанной Доморадзким большой и полезной работы.

стр. Заглавие статьи Чарльз Дарвин и современная биология Автор(ы) А. Б. Георгиевский Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 182 Источник Книжное обозрение Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 13.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Чарльз Дарвин и современная биология, А. Б. Георгиевский Ред. -сост. Э. И. Колчинский. СПб.: Нестор-История, 2010. 820 с.

В рецензируемом фундаментальном труде опубликованы материалы Международной научной конференции, которая проходила 21 - 23 сентября 2009 г. в Санкт-Петербурге и была посвящена двойному юбилею: 200-летию со дня рождения Ч. Дарвина и 150-летию выхода в свет его сочинения "Происхождение видов". Своими трудами Дарвин ознаменовал начало подлинной революции в сознании естествоиспытателей, социо стр. логов, философов и вошел в историю науки как великий ученый, о чем уже на протяжении века свидетельствуют юбилейные торжества, в том числе недавно проведенная конференция в Санкт-Петербурге (см. обзорную статью Э. И. Колчинского в рецензируемой книге).

Монография включает статьи отечественных авторов из разных городов России и из других стран (Германия, Канада, США, Франция, Швеция). В ней представлено современное видение историко-научных и теоретических проблем эволюционной биологии, влияние творчества Дарвина и его последователей на развитие науки и общества в прошлом и настоящем с некоторыми прогнозами на будущее. Каждая статья снабжена русским и английским резюме и списком литературы, публикации докладов и сообщений иностранных участников конференции приведены в английском оригинале и с переводом на русском языке. Текст издания богато иллюстрирован фотоснимками животных и растений, графиками, диаграммами, схемами, индивидуальными и коллективными портретами ученых прошлых времен и участников конференции. Книга выделяется прекрасным внешним оформлением и выполнена на высоком полиграфическом уровне.

Фундаментальный труд удачно структурирован по разделам соответственно основному содержанию теории эволюции, ее развитию на разных этапах собственной и общественной истории, отраженной во взаимосвязи биологических и гуманитарных наук.

В первой части рассматривается проблема взаимодействия генетической изменчивости и естественного отбора и его эволюционные последствия в процессах видообразования и макроэволюции. Вторая часть содержит материалы о влиянии трудов Дарвина, его сторонников и оппонентов на развитие научной эволюционной мысли. В третьей представлены общие обозрения исторического значения дарвинизма в создании философских и культурологических оснований эволюционизма.

Текст книги открывается предисловием редактора-составителя Колчинского и его же вступительной статьей о жизненном и творческом пути Дарвина. Далее следует публикация пленарного доклада известной американской исследовательницы Л. Маргулис о значении симбиогенеза как "нового принципа эволюции", в котором показана приоритетная роль Б. М. Козо-Полянского, что не часто встречается в оценках достижений отечественной науки зарубежными коллегами.

Первая часть книги под названием "Генетика и естественный отбор" содержит статьи по разным аспектам изучения наследственной изменчивости как инициирующего и исходного для селектогенеза фактора. Рассматриваются общие вопросы эволюционной генетики: матричный принцип наследственной изменчивости в связи с эволюционным процессом (С. Г. Инге-Вечтомов), очень актуальная тема об эволюционной роли эпигенетической наследственности (Ю. О. Чернов), все еще дискуссионный вопрос о направленном отборе как источнике наследственной изменчивости (А. М. Маврин с соавторами). Ряд статей посвящен историческим сюжетам исследований взаимосвязи генетики и теории эволюции, в частности, преемственности взглядов Ч. Дарвина и Н. И.

Вавилова (Н. А. Колчанов с соавторами), историческому значению стр. "центральной догмы" молекулярной биологии (Н. Н. Хромов-Борисов). В других работах рассматриваются процессы мутационной изменчивости и отбора в природных популяциях дрозофилы, грызунов, американской норки, в растительных сообществах. В заключительных материалах обсуждаются вопросы общей и медицинской антропологии и этнографии: эволюция генофондов человека в популяционных и локус-специфических процессах (Н. К. Янковский, С. А. Боринская), снижение роли естественного отбора в популяциях человека (О. Л. Курбатова), данные изучения коренных народов Евразии (И.

Г. Удина, Л. А. Животовский).

В разделе о виде и видообразовании читатель найдет интересные материалы по дискуссионному обсуждению этой проблемы от Дарвина по настоящее время (статьи М.

В. Мины, Ю. Д. Соскова), соотношения градуальной и сальтационной эволюции конкретных видов растений (А. К. Сытин) и микроорганизмов (В. В. Сунцов, Н. И.

Сунцова), эволюции социальности у грызунов (В. С. Громов), роли изоляционных механизмов в микроэволюции (В. А. Лухтанов), генетических основ так называемого "недарвиновского" видообразования (С. Д. Гребельный).

Половина раздела о макроэволюции содержит сообщения о начальных путях становления и развития жизни в крупных таксонах (статьи Ю. В. Наточина, В. Ф. Левченко), причинах и условиях возникновения ароморфной организации (А. С. Северцов), прогрессивной эволюции на макромолекулярном, клеточном и многоклеточном уровнях (статьи Н. П.

Веселкина, Ю. В. Гамалея, Г. А. Савостьянова), макроэволюции конкретных групп организмов и отдельных органов у плотоядных растений (А. Н. Иванова), насекомых (В.

Л. Свидерский), наземных позвоночных (С. В. Савельев).

Вторая - историко-исследовательская часть монографии открывается сообщением о праздновании юбилеев Дарвина, от столетнего со дня рождения (1909) до недавно прошедших торжеств, а также о развитии дарвинизма с этого времени и до наших дней (Э.

И. Колчинский). В ней также содержатся исторические материалы о публикации "Происхождения видов" в отечественных издательствах (М. Б. Конашев, А. В. Полевой), в немецком и французском переводах (Э. Шаффер), преподавании дарвинизма в нашей стране (А. В. Самокиш) и за рубежом (М. Хайнеманн), использовании идей Дарвина в развитии палеоантропологии (К. Коэн), генетики человека и евгеники (Е. В. Пчелов), социологии науки, в частности, отношении к дарвинизму со стороны идеологов сионизма (И. Филипсон).

Третья часть также наполнена разнообразными по частной тематике публикациями о методологических, философских, культурологических аспектах революционного влияния идей Дарвина на последующий прогресс научного познания природы и общественной жизни. Основная часть статей относится к рассмотрению методологических вопросов о функциях теории эволюции - объяснительной (Б. Г. Юдин) и интегрирующей (А. С.

Мамзин), ее месте в системе естественно-научного и гуманитарного знания (Г.

Сандстром), отношении классического дарвинизма к современной эволюционной парадигме (Д. Е. Любомиров). В плане критики и "апологии" рассматривается проблема эволюционного прогресса (А. В. Гоманьков), с позиций эволю стр. ционизма выдвигается на обсуждение несколько странный для философии биологии начала XXI в. вопрос о том, является ли дарвинизм основанием материалистического мировоззрения. К социально-философским относятся статьи о путях трансформации современного эволюционизма от биологии к культуре (И. К. Лисеев), преемственности и качественном различии биологических и социальных адаптации (Е. В. Петрова).

В пределах рецензии даже в тезисной форме невозможно отразить содержание разнообразного по тематике и большому объему печатного издания в честь двойного юбилея Дарвина и последующей разработки его великих начинаний. Остановимся на некоторых наиболее актуальных исследованиях, отражающих современное состояние эволюционной биологии.

Как известно, Дарвин признавал эволюционное значение только наследственной изменчивости и исключал модификационную в силу ее ненаследуемого характера. Его сторонники в лице "неодарвинистов" строго придерживались данного положения, узаконенного в "центральной догме" молекулярной биологии, согласно которой передача изменений осуществляется только от нуклеиновых кислот и не наоборот. Это аксиоматически принятое утверждение считалось абсолютно надежным аргументом против механоламаркизма, пока не стали появляться данные о возможности передачи наследственной информации от фенотипа к генотипу, получившей название "эпигенетической" изменчивости. В настоящее время данная проблема находится на переднем крае эволюционных исследований, и о них говорится в рецензируемой монографии.

Другой не закрытой темой является обсуждение не только постепенного (градуалистского), а и скачкообразного (внезапного или "неоформогенного") видообразования. Умеренно сальтационный способ появления новых видов принципиально признается в селекционизме, вопрос заключается в исследовании масштабов его распространения на разных уровнях организации (от простейших до млекопитающих включительно). Данная тема находится в поле зрения авторов ряда статей.

Актуальной остается проблема движущих сил макроэволюции и особенно прогрессивного ее направления. В среде дарвинистов сложилась также своего рода "догма" о том, что причины и механизмы макро- и микроэволюции принципиально одни и те же. Однако объективная невозможность моделирования макроэволюции в реальности заставляет ограничиваться общими гипотетическими рассуждениями и оставляет много места для разного рода умозрительных построений. По этой причине в разделе о макроэволюции мы не находим чего-либо теоретически принципиально нового.

Вряд ли уместно выражать несогласие с авторами статей в юбилейном издании, предоставим эту возможность специалистам, которые сочтут необходимым вступить с ними в полемику. В некоторых работах указывается на неправомерность отождествления понятий "эволюционный синтез" и "синтетическая теория эволюции": первое представляется перманентным для характеристики всей истории объединения отраслей эволюционной биологии, второе только как отражение начального этапа этой истории (Г.

С. Левит, У. Кучера). Не остается без внимания давно обсуж стр. даемая проблема о необходимости "нового синтеза", призванного потеснить или дополнить существующий (В. Г. Борзенков).

Перечисление тем выступлений участников конференции показывает, насколько широк диапазон эволюционных проблем, вызывающих интерес у исследователей, и с учетом появления новых авторов свидетельствует о том, что "дарвинизм живет и развивается" в его подлинно научном содержании.

Участник юбилейного торжества в честь столетия со дня рождения Дарвина в Кембридже (22 - 24 июня 1909 г.) И. И. Мечников отмечал присутствие большинства знаменитых биологов и геологов и тот показательный факт, что оно проходило в университетском центре с богословским факультетом, в которых долгое время весьма скептически относились к дарвиновской теории эволюции, но сам этот факт "в достаточной мере доказывает прочность основ последней". Наряду с еще неизученными пунктами теории эволюции, продолжал он, сейчас уже "совершенно очевидно, что ее основы, разработанные Дар-вином, можно считать окончательно установленными".

Последующее празднование круглых юбилейных дат состоялось в США (Колд-Спринг Харбор и Чикаго), во втором принимали участие более 2500 ученых из разных стран, в том числе создатели синтетической теории эволюции. Материалы опубликованы в трех фундаментальных трудах под общим названием "Эволюция после Дарвина". Об этих исторических форумах и проведенных в честь 200-летия со дня рождения Дарвина форумах можно прочитать в обзорной статье Колчинского.

За прошедшее столетие классический дарвинизм получил в форме "синтетической теории эволюции" прочное обоснование, как со стороны фактической базы, так и в теоретических исследованиях. В рецензируемой книге почти нет упоминаний о критике селекционизма в "недарвиновских" учениях (концепциях номогенеза, пунктуализма, научного креационизма), и это отрадно видеть в свете признания достижений, которые придали эволюционной концепции Дарвина статус полноценной научной теории. Критика ее на современном уровне, как и раньше, полезна для обострения внимания к нерешенным проблемам, но она представляет собой уже второстепенную страницу в прошлой истории эволюционной науки.

Публикация столь объемного и разнообразного по тематике труда, организованная несколькими научными учреждениями и осуществленная Санкт-Петербургским филиалом Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова Российской академии наук при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, является весомым вкладом в сокровищницу дарвинианы и развитие эволюционной биологии. Научным сотрудникам и преподавателям настоящее издание, несомненно, будет интересно для более углубленного знакомства с историей эволюционных идей и современным состоянием разработки многих проблем эволюционной биологии. Человеку с эстетическими наклонностями и в целях издательской рекламы рекомендую приобрести его для заполнения книжной полки еще одним красочным томом.

стр. Baltic Journal of European Studies. Journal of Tallinn University of Заглавие статьи Technology Автор(ы) И. Б. Соколова Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 187- Книжное обозрение Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 8.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Baltic Journal of European Studies. Journal of Tallinn University of Technology, И. Б. Соколова 2011. Vol. 1. No. 1 (9) (Special issue: Selected papers of the 24th International Baltic Conference on the History of Science and the follow-up seminar) Положение истории науки в современном интеллектуальном пространстве вряд ли можно назвать стабильным. Однако подвижность предмета и объекта историко-научного знания вовсе не означает отсутствие укорененности, а маркирует динамический характер связей внутри проблемного поля истории науки и вокруг него. Традиционные представления об источниковедческой ориентации и архивной централизации истории науки постепенно трансформируются в концепцию, ядром которой становится система исторических взаимозависимостей, проясняющих логику становления научных сообществ, динамику развития конкретных наук в социокультурном и политико-экономическом контекстах эпохи, истории культур и цивилизаций в целом. Особую роль в изменении научной картины мира и обновлении методологии историко-научного знания играют процессы глобализации интеллектуальных сообществ, результатом которых становятся новые формы трансфера знаний. Текущее развитие европейской интеграции демонстрирует пример успешной работы по созданию новых социокультурных общностей, результатом деятельности которых становятся трансформации национальных практик взаимодействия общественных институтов. Так формируется новая, более эффективная система сохранения знаний, в основе которой сплочение социальных и культурных структур разных стран и регионов. Одним из продуктивных способов сотрудничества в рамках обновленной системы организации историко-научной работы остаются международные конференции, способствующие как консолидации интеллектуального потенциала разных стран, так и локализации определенных областей знания, актуальных для конкретных регионов. Примером совместной работы европейских ученых историко-научного профиля можно считать прошедшую в октябре 2010 г. в Таллине XXIV Международную балтийскую конференцию историков науки. Цель мероприятия - это и консолидация ученых Балтийского региона, и решение задач современного интеллектуального сообщества, и определение перспектив и направлений дальнейшей работы.

По результатам работы конференции был выпущен специальный номер "Балтийского журнала европейских исследований" {Baltic Journal of European Studies, BJES), который стал наследником "Журнала Таллинского технологического университета" (Journal of Tallinn University of Technology), известного научного издания, выходившего благодаря усилиям комитета по внешним связям Таллинского технологического университета до июня 2010 г. Смена названия журнала является логическим продолжением динамичного развития издания и носит концептуальный характер, основная установка которого состоит в необходимости расширения сферы научных контактов, включения в авторский коллектив сборника авторов из Скандинавии, Центральной и Восточной Европы.

Сборник статей дает полное представление об основных направле стр. ниях работы конференции и общем проблемном поле современных дискуссий по истории, философии и методологии науки. Структура издания представляется логичной, поступательно раскрывающей ключевые точки программы конференции и в полной мере отражающей актуальные вопросы историко-научных исследований в европейских странах.

Предваряет основные разделы журнала блок, где сосредоточены материалы, посвященные общим актуальным вопросам развития науки в Балтийском регионе. В статьях Я.

Страдиньша "Создание Балтийской ассоциации истории и философии науки" и "Европейская академия наук и искусств: влияние на Латвию" (последняя в соавторстве с А. Дравенеце) представлен аналитический обзор истории и работы упомянутых организаций, их места в системе европейской науки и перспективах сотрудничества с научными институтами как внутри региона, так и за его пределами. Важно отметить, что именно благодаря работе Балтийской ассоциации истории и философии науки (BAHPS), с 1958 г. проводящей конференции по истории науки, стала возможной подготовка и выпуск настоящего специального номера журнала. Статья Ю. А. Крикштопайтиса "Общее направление интеллектуальной активности Балтийского региона: основной предмет дискуссий" представляет попытку включения динамического развития истории науки стран Балтии XX в. в общекультурный и социально-политический контекст истории региона. Безусловно, опыт такого культурно-цивилизационного анализа является актуальным и ценным в условиях формирования новой глобальной картины мира, где особое место принадлежит практикам сотрудничества и консолидации стран с сохранением их самобытных (в том числе и научно-исследовательских) традиций.

Завершает блок материал французского исследователя К. Дебрю, посвященный проблеме нормативности и нормы в науке -вопросу, традиционно вызывающему активные дискуссии в интеллектуальной среде.

В первом разделе сборника внимание авторов сосредоточено на комплексных проблемах философии и методологии науки. Мета(пост) научное знание, находящееся на более высоком уровне, нежели научное знание как таковое, носит системный характер, что отчетливо прослеживается в представленных в разделе статьях. Актуальность исследований, направленных на выявление связей между различными сферами научной работы, познавательной деятельности, не вызывает сомнений и свидетельствует о стремлении интеллектуального сообщества к поиску новых методологических подходов.

Современные дискуссии и спорные вопросы философии и методологии науки также нашли отражение в статьях первого раздела сборника. Материалы, посвященные соотношению знаний в научном и вненаучном мире (П. Мюйрсепп "Знание в науке и вне ее"), месту религиозного в сфере научного (Э. Касак "Некоторые аспекты религиозности в науке"), формированию системы идентичностей (Э. Лыхкиви "Идентичность и рациональность: по направлению к становлению культурологии науки") и приложению метафилософии к экологическому проекту (Я. Радлер "Метафилософия Арне Нэсса: от эмпирической семантики к глубинной экологии"), безусловно, заслуживают стр. пристального внимания и углубленного прочтения.

Второй раздел журнала озаглавлен "История науки, медицины и техники" и посвящен как конкретным историко-научным проблемам, описывающим, например, особенности становления социальных и культурных структур, обеспечивающих функционирование общественных наук как сетевых систем на примере анализа Российских съездов натуралистов и физиологов 1860 - 1910-х гг. (М. В. Лоскутова "Общественная наука как сеть: съезды Русских естествоиспытателей и врачей в 1860 - 1910-е гг."), так и осмыслению общеисторических закономерностей формирования научной традиции в Балтийском регионе.

Третий смысловой блок сборника- "История гуманитарных наук и образования" представляет читателю материалы, где историко-научному анализу подвергаются сюжеты, связанные с развитием лексикографии в некоторых странах Балтийского региона в XVII-XIX вв. (А. Вайсбергс "Краткий обзор раннего этапа развития лексикографии в трех балтийских государствах (с XVII по XIX вв.)"), становлением языковой культуры Эстонии (X. Вихма "Источник идей эстонского реформатора языка Йоханнеса Аавика"), динамике образовательных стандартов в Эстонии после Второй мировой войны и общим вопросам теории и методологии педагогики, а также некоторым другим актуальным проблемам гуманитарного знания современности.

Завершает сборник блок коротких сообщений, в котором представлены как результаты работы научных коллективов, например, подготовка и выпуск энциклопедического словаря, где представлены биографии ученых-биологов, сведения о научных учреждениях и обществах, периодических журналах (А. Федотова "Биология в Санкт-Петербурге. - 2008. Энциклопедический словарь"), так и материалы, описывающие историю жизни ученого Николая Ивановича Пирогова, концепцию и этапы подготовки специальной выставки в Музее истории медицины имени Пауля Страдыня в Риге, посвященной 200 летию со дня рождения русского хирурга, анатома и естествоиспытателя. Кроме того, в разделе коротких сообщений представлены материалы о прошедшем 17 декабря 2010 г.

ответном семинаре по результатам и перспективам XXIV Международной балтийской конференции по истории науки.

стр. Информационно-поисковый тезаурус ИНИОН по науковедению:

Заглавие статьи наука и образование Автор(ы) Н. И. Макешин Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 189- Книжное обозрение Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 4.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Информационно-поисковый тезаурус ИНИОН по науковедению:

наука и образование, Н. И. Макешин Ред. Н. И. Макешин, Р. Р. Мдивани М.: ИНИОН РАН, 2011. 496 с.

В начале 2012 г. закончена работа по разработке и публикации информационно поискового тезауруса "Науковедение". Это издание является ключом к информации в библиографической базе данных "Науковедение" ИНИОН РАН. Эта база функционирует с 1984 г. и в настоящее время содержит около 250 тыс. документов (аннотированных указаний на монографии, сборники статей, авторефераты диссертаций, отдельные статьи и рецензии из сборников, журналов и прочих периодических изданий, библиогра стр. фические и справочные издания на русском, западноевропейских, славянских и восточных языках). Все эти издания имеются в книгохранении ИНИОН. Библиографические описания располагают шифром книгохранения 1.

Целью базы данных по науковедению является информация о поступающей в библиотеку ИНИОН отечественной и зарубежной литературе по теории, истории и современному состоянию науковедения, логике и методологии науки, методологическим проблемам историко-научных исследований, социологии науки, научному творчеству и психологии науки, организации научной деятельности и экономике науки, подготовке и использованию научных кадров, международному научному сотрудничеству, состоянию науки в отдельных странах, а также о биографиях ученых. Отдельные блоки составляет информация о литературе по всем аспектам развития высшего образования и высшей школы. Значительное внимание уделяется вопросам развития школьного и профессионального образования.

Информационно-поисковый тезаурус ИНИОН по науковедению содержит свыше терминов, отражающих различные аспекты истории и современного состояния науки, подготовки научных кадров, образования в целом. Он обеспечивает возможность интеллектуального поиска информации в библиографической базе данных ИНИОН по науковедению.

Тезаурус состоит из трех разделов: алфавитного лексико-систематического указателя (в котором представлены все дескрипторы и недескрипторы со словарными статьями);

систематического указателя, в котором дескрипторы тезауруса распределены в алфавитном порядке по рубрикам Рубрикатора ИНИОН;

пермутационного указателя, вспомогательного к Алфавитному лексико-семантическому указателю, который содержит дескрипторы и недескрипторы (синонимы) без словарных статей.

Тезаурус обеспечивает возможности поиска терминов при формировании запроса трех типов: поиск словарных статей по заглавным дескрипторам;

поиск дескрипторов в рубриках;

поиск дескрипторов и ключевых слов в словарном гнезде. Он предназначен для организации поиска в базе данных ИНИОН по науковедению для научных работников, специалистов по вопросам управления и организации науки, преподавателей высшей школы и учителей, журналистов, аспирантов и студентов старших курсов, а также для использования в библиографической и справочной работе научных библиотек, информационных центров и журналов. Для более эффективного использования тезауруса наряду с печатным изданием предлагается его версия на компакт-диске, доступная также и в Интернете.

Адрес базы данных по науковедению в интернете: www.inion.ru, далее по ссылкам -"Ресурсы ИНИОН" "Библиографические базы данных" "База данных по науковедению". Пользование базой данных - бесплатное.

стр. Заглавие статьи Коротко о книгах Автор(ы) М. В. Шлеева Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 191 Источник Место издания Москва, Россия Объем 5.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Коротко о книгах, М. В. Шлеева Наука как образ жизни: памяти О. В. Крылова / Сб. статей. М.: Калвис, 2010. 240 с.

Сборник посвящен Олегу Валентиновичу Крылову (1924 - 2008), крупнейшему отечественному специалисту в области катализа, в 1972 - 1976 гг. -заместителю директора Института химической физики им. Н. Н. Семенова РАН. В книгу вошли воспоминания ученого о его научном пути, коллегах и сотрудниках, наиболее яркие и оригинальные статьи из его научно-публицистического наследия, посвященные прошлому, настоящему и будущему науки, а также глобальным мировым проблемам, рассматриваемым через призму логики развития научного знания. Завершают сборник воспоминания людей, близко знавших Крылова, о жизни истинного российского интеллигента.

ПОСТНИКОВ А. В. К истории английского посольства в Бутан и Тибет (1774 - гг.): Джорж Богл и его "Меморандумы". М.: Международный Центр Рерихов.

Мастер Банк, 2012. 512 с.

Книга А. В. Постникова представляет собой развернутую историю исследований Тибета европейцами и научную публикацию неизвестного ранее и обнаруженного в Отделе рукописей Национальной библиотеки Франции в Париже варианта отчета английского посланника Ост-Индской компании в Бутан и Тибет молодого шотландца Джорджа Богла (1746 - 1781) "Меморандумы о Тибете". Эта публикация представляет собой третью, неизвестную ранее версию коллекции документов британского дипломата и путешественника, причем наиболее полную по содержанию, так как в ней содержатся варианты документов других коллекций.

МИРЗОЯН Э. Н. Эволюция, эмбриология и генетика: очерк истории проблемы соотношения онтогенеза и филогенеза / Отв. ред. Б. С. Матвеев. Изд. 2-е, доп. М.:

Книжный дом "ЛИБРОКОМ", 2012. 312 с.

Настоящая монография знакомит читателя с историей и современным состоянием одной из крупных проблем теоретической биологии - проблемой соотношения индивидуального и исторического развития организмов. В ней прослежено становление идеи биогенетического закона в связи с общебиологическими и философскими представлениями додарвиновского периода. На основе анализа трудов Ч. Дарвина раскрыта история создания им концепции соотношения индивидуального и исторического развития, а также показана дальнейшая ее разработка в биологии. Раскрывается роль А. Н.

Северцова в преодолении кризиса филогенетической стр. морфологии и значение его теории филэмбриогенеза для познания закономерностей эволюции организмов. Специальный раздел книги посвящен развитию представлений о соотношении онтогенеза и филогенеза у растений (Б. М. Козо-Полянский, А. Л.

Тахтаджян). В заключение рассмотрена концепция И. И. Шмальгаузена об организме как целом в индивидуальном и историческом развитии.

СОБОЛЕВ В. С. Нести священное бремя прошедшего: Российская академия наук:

Национальное культурное и научное наследие. 1880 - 1930 гг. СПб.: Нестор-История, 2012. 380 с.

В книге представлен богатый и интересный материал о роли и месте Академии наук в общественной и культурной жизни России в период с 1880 по 1930 гг. Автором исследованы наиболее существенные в этом плане традиционные формы академической деятельности, такие как издательская работа, участие в сохранении памятников истории и культуры, пропаганда научных знаний, организация краеведческого движения, изучение интеллектуальных возможностей.


Russian-French Links in Biology and Medicine / J. -G. Barbara, J. C. Dupont, E. I.

Kolchinsky, M. V. Loskutova (eds.). St. Petersburg: Nestor-Historia, 2012.204 p.

Настоящий том содержит доклады, представленные на Международном коллоквиуме "Российско-французские связи в биологии и медицине", организованном Санкт Петербургским филиалом ИИЕТ РАН, который состоялся 13 - 14 сентября 2011г.

Коллоквиум охватывал широкий круг вопросов российско-французских связей в биологии и медицине с начала XIX до конца XX в. Особое внимание было уделено истории советско-французского и российско-французского сотрудничества в нейрофизиологии, физиологии, прикладной биологии, микробиологии, экологии и генетике. Ряд работ посвящен российским биологам, которые проводили свои исследования во Франции.

Связь времен: к 125-летию со дня рождения Николая Ивановича Вавилова / Сост. В.

В. Вавилова, Ю. И. Кривоносое. М.: Изд-во "РТСофт", 2012.

В издании публикуются уникальные материалы, обнаруженные в личном архиве Сергея Ивановича Вавилова: ученический альбом Н. И. Вавилова 1902 г. в факсимильном воспроизведении, фрагменты альбома, выпущенного к 100-летию Коммерческого училища, в котором обучались Н. И. и С. И. Вавиловы, выдержки из дневников Сергея Ивановича, в которых отражена трагическая судьба брата. Эти публикации сопровождаются небольшой статьей Ю. И. Кривоносова, посвященной судьбе братьев Вавиловых.

Составила М. В. Шлеева стр. Торжества в честь 100-летия российских военно-воздушных сил, ч.

Заглавие статьи 1: Жуковский Автор(ы) А. А. Симонов Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 193- Научная жизнь Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 8.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Торжества в честь 100-летия российских военно-воздушных сил, ч.

1: Жуковский, А. А. Симонов 10 - 12 августа 2012 г. на аэродроме Летно-исследовательского института им. М. М.

Громова в подмосковном Жуковском прошло грандиозное авиационное шоу, посвященное 100-летию Военно-воздушных сил России. Три дня в небе аэродрома демонстрировали пилотаж 200 летательных аппаратов, что значительно больше, чем в дни показательных полетов на Международном авиационно-космическом салоне. Здесь были представлены как исторические экземпляры, так и самые современные машины.

Установление дня праздника военно-воздушных сил нашей страны имеет длинную и достаточно сложную историю. В 1912 г. фактически завершалось организационное оформление военной авиации в России. Учреждение же праздничных дней началось в 1914 г. - с определения годовых праздников для отдельных авиационных рот. В 1916 г.

было создано Управление военного воздушного флота, которое стало органом военного руководства авиацией и военным воздухоплаванием в России. В июле 1916 г. приказом по военному ведомству N 369 был установлен день праздника управления - 20 июля (по ст.

ст.), в честь небесного покровителя воздухоплавателей и авиаторов пророка Ильи, который во всех авиационных и воздухоплавательных частях принимался как праздник всей военной авиации и воздухоплавания. В послереволюционное время праздник был сохранен, но уже по новому стилю стал праздноваться 2 августа. Впервые День авиации отмечался в Москве 2 августа 1921 г. На Ходынском поле прошел митинг и воздушный парад, что со временем стало традицией. В 1933 г. постановлением Совета народных комиссаров СССР N 859 18 августа стал Днем воздушного флота СССР, единым праздником как для военно-воздушных сил, так и для гражданской авиации. Поскольку чаще всего 18 августа попадало на рабочие дни, то с 1972 г. День воздушного флота СССР стал праздноваться в третье воскресенье августа. В 1979 - 1988 гг. гражданская авиация нашей страны отмечала свой профессиональный праздник- День Аэрофлота, во второе воскресенье февраля.

стр. С распадом Советского Союза вопросы о праздниках авиаторов стали решаться в каждом государстве на постсоветском пространстве самостоятельно. В новой России в целях сохранения лучших традиций отечественного воздушного флота был сохранен прежний день праздника - третье воскресенье августа. Однако в 1997 г. был установлен отдельный праздник военно-воздушных сил страны - 12 августа. Этим утверждалась важная дата в истории российской военной авиации. В этот день в 1912 г. в военном ведомстве был подписан приказ, по которому все вопросы воздухоплавания и авиации передавались из ведения Главного инженерного управления во вновь созданную Воздухоплавательную часть Главного управления Генерального штаба, чем завершился начальный этап создания военной авиации Российской империи. Указ президента Российской Федерации также определил, что праздничные мероприятия, посвященные Дню военно-воздушных сил, проводятся в День воздушного флота России. Впервые День военно-воздушных сил и День воздушного флота России праздновался 16 августа 1998 г.

Праздничное авиашоу в Жуковском каждый день открывалось и завершалось пролетом шестерки самолетов Су-25УБ (ведущий группы полковник А. Котов) из Липецкого авиацентра с дымами цветов российского флага. Следом за ними пролетала группа из самолета (пяти Су-27СМЗ, восьмерки МиГ-29СМТ и восьмерки Су-25СМ), которая образовывала в небе цифру "100" (ведущий группы подполковник А. Коноваленко). Свое летное мастерство продемонстрировали девять пилотажных групп: российские "Русские витязи" (на Су-27), "Стрижи" (на МиГ-29), "Соколы России" (на Су-27), "Русь" (на L-39), "Беркуты" (на Ми-28), итальянская "Фречче триколори" (на МВ-339), английская "Красные стрелы" (на Т-1 "Хок"), польская "Бело-красные искры" (на ТС-11) и финская "Полуночные ястребы" (на МК-51 "Хок"). Зрители также смогли увидеть одиночный пилотаж на самых новых отечественных истребителях - Т-50 (летчик С. Богдан) и МиГ- (летчик С. Горбунов), захватывающий 6-минутный пилотаж на самолете Су- семикратной абсолютной чемпионки мира по высшему пилотажу среди женщин С.

Капаниной. Большой интерес вызвали показательные полеты самолетов М- "Геофизика" (летчик О. Щепетков) и Як-130 (летчик В. Севастьянов), вертолетов Ка- (летчик С. Бакин) и Ми-2 (летчик Г. Георков), а также французского истребителя "Рафаль" (летчик М. Брокар).

Особое внимание присутствовавших на празднике привлекли полеты ретро-самолетов, представлявших собой точные копии летательных аппаратов, поднимавшихся в небо еще на заре авиации. Впервые в небе нашей страны можно было увидеть такие самолеты, как французский моноплан "Блерио XI", шведский биплан "Туммелисса" и немецкий триплан "Фоккер D1". Именно на таком моноплане 25 июля 1909 г. Л. Блерио совершил свой легендарный перелет через Ла-Манш. С огромным интересом зрители наблюдали показательный воздушный бой между бипланом и трипланом, которые пилотировали шведские летчики. Пожалуй, только лично увидев в небе эти "воздушные этажерки", можно в полной мере понять и оценить ту степень риска, с которой были сопряжены полеты первых авиаторов.

стр. Авиация Второй мировой войны была представлена советскими истребителями И-15бис, МиГ-3 и Як-9У, ночным бомбардировщиком По-2;

американскими палубным истребителем F-4U "Корсар", бомбардировщиком B-25 "Митчелл", палубным торпедоносцем "Эвенджер", транспортным самолетом C-47 "Дуглас", амфибией "Каталина";

английским истребителем "Харрикейн". Все это стало возможным благодаря фонду "Крылатая память Победы", возглавляемому президентом Федерации авиареставраторов России Б. Л. Осятинским.

стр. Из послевоенных самолетов особо следует отметить восстановленный в Вязьме после полувекового простоя учебно-тренировочный истребитель МиГ-15УТИ. Пилотаж на нем зрителям продемонстрировал летчик-испытатель И. Кирамов.

Помимо ретро-самолетов зрители смогли увидеть в небе Жуковского практически все самолеты, состоящие сейчас на вооружении российских ВВС: бомбардировщики ракетоносцы Ту-22МЗ, Ту-95МС и Ту-160, военно-транспортные самолеты Ан-2, Ан-12, Ан-22 "Антей", Ан-26, Ан-124 "Руслан", Ан-140, L-410 и Ил-76, самолеты Ил-80, Ту 134УБК и А-50, фронтовые бомбардировщики Су-24М и Су-34, перехватчик МиГ-31, штурмовики Су-25БМ и Су-25СМ, истребители Су-27СМЗ и МиГ-29СМТ, вертолеты Ми 8, Ми-26, Ми-35 и "Ансат-У".

11 августа 2012 г. авиашоу посетил президент России В. В. Путин. Прилетев на аэродром в 12 час, на вертолете Ми-8, он выступил с поздравительной речью и посмотрел показательные полеты. В 14 час, уже не на вертолете, а на президентском самолете Ил- - 300ПУ, он улетел в Сочи.

На статической стоянке были представлены современные самолеты и вертолеты, а также несколько ретро-самолетов. К сожалению, экспозиция в выставочных павильонах была крайне бедна. В одном из павильонов предлагалась "историческая экспозиция", которая состояла всего лишь из самолета УТ-2, двадцати стендов с далеко не лучшими фотографиями по истории российских ВВС и нескольких манекенов, демонстрировавших одежду авиаторов разных лет. Было обидно, что организаторы юбилея сосредоточили все внимание (и финансы) на авиашоу и не представили соответствующей столь значительной юбилейной дате полноценной исторической экспозиции. Удручало также полное отсутствие новых книг по истории ВВС, которые планировалось выпустить к юбилею.

Возможно, именно поэтому у посетителей и возникали вопросы по поводу того, почему день ВВС России отмечается именно 12 августа. Большое недовольство многих любителей отечественной авиации вызвал способ получения пригласительных билетов на юбилей. Сначала на всю страну по теленовостям было объявлено, что вход на авиашоу свободный. Но потом выяснилось, что вход будет по пригласительным билетам, для получения которых нужно ответить на пять не слишком сложных вопросов по истории ВВС на некоем сайте, после чего заполнить две анкеты уже на двух сайтах, а уж затем приехать за самими билетами в Москву. Для любителей авиации из других регионов России такой вариант оказался совершенно неприемлемым.


стр. Торжества в честь 100-летия российских военно-воздушных сил, ч. 2:

Заглавие статьи Монино, Воронеж, Москва Автор(ы) Н. М. Семенов Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 196- Научная жизнь Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 11.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Торжества в честь 100-летия российских военно-воздушных сил, ч.

2: Монино, Воронеж, Москва, Н. М. Семенов 18 августа 2012 г. торжества, посвященные юбилею ВВС России, продолжились в подмосковном Монино, где с 1940 г. вплоть до нынешней, не бесспорной, к сожалению, реформы Вооруженных сил РФ дислоцировался один из центров авиационных образования и науки: Военно-воздушная академия, носившая с середины 1968 г. имя первого в стр. мире летчика-космонавта Ю. А. Гагарина.

В 9.00 бойцы батальона почетного караула 154 Отдельного комендантского полка в присутствии многочисленных ветеранов, представителей высшего командования, летного и технического состава торжественно возложили венки к монументу "Слава военным летчикам" (скульптор Н. Ф. Венгрии). Последний был воздвигнут к августовскому Дню воздушного флота 1986 г. по инициативе маршала авиации дважды Героя Советского Союза, начальника Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина Н. М.

Скоморохова. В настоящее время памятник отреставрирован и окружен новым благоустроенным сквером.

Торжества продолжились на обширной территории Центрального музея Военно воздушных сил, основанного в Монино в 1958 г. и продолжающего активно развиваться.

Несколько ранее, 4 августа 2012 г. перед входом в музей был торжественно заложен первый камень будущего мемориала в честь столетия отечественной военной авиации:

специально привезенная из Челябинской области глыба голубого гранита была призвана символизировать гранитную стойкость ВВС на страже безоблачности российского неба.

Посетителям музея были впервые представлены несколько самолетов (включая, к примеру, транспортный Ил-76) и вертолетов 1970 - 1980-х гг., служившие до недавних пор наземными тренажерами. Самодеятельные актеры разыграли с использованием музейных экспонатов сцену "Эвакуация раненых бойцов санитарным самолетом Ли-2 во время Великой Отечественной войны". Всем желавшим разрешили сфотографироваться в кабинах современных истребителя и боевого вертолета, а также подняться на борт отечественных трансконтинентального авиалайнера Ту-114, обслуживавшего 50 лет тому назад главу СССР Н. С. Хрущева (включая осмотр недавно отреставрированной "каюты" с полноценными спальными местами), транспортного вертолета-"винтокрыла" Ми-12, вот уже более 45 лет остающегося крупнейшим в мире, а также одного из первых в мире сверхзвуковых дальнемагистральных авиалайнеров Ту-144. Одновременно производился сбор народных пожертвований для уже давно назревшей реставрации еще одного монумента в Монино, "Слава покорителям космоса" (скульптор Т. Н. Постников), который был возведен вскоре после первых космических полетов в 1962 г. и украшен автографами Ю. А. Гагарина и других первых космонавтов. Этот памятник часто изображался на советских почтовых марках, значках и сувенирах космической тематики.

По оригинальности и сложности конструкции он может быть отнесен к памятникам не только монументального искусства, но и отечественной инженерно-строительной техники середины XX в. (как, впрочем, и комплекс зданий Дома офицеров, перед которым монумент установлен).

Располагавшаяся 70 лет на монинской земле Военно-воздушная академия стала в ходе последних реформ вооруженных сил РФ частью Военного учебно-научного центра ВВС РФ им. профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина, учебные функции которого в г. были переданы Воронежскому военному авиационному инженерному университету, именуемому с этого времени Военным учебно-научным центром ВВС РФ им. профессора Н. Е. Жуковского стр. и Ю. А. Гагарина (Воронеж). Здесь также 18 августа 2012 г. отмечалось 100-летие ВВС и одновременно 60-летие первого выпуска офицеров этого учебного заведения. В ознаменование праздника был проведен парад современных самолетов и вертолетов на аэродроме Балтимор в окрестностях Воронежа, который вызвал большой интерес: число посетителей там превысило 80 тыс. чел. ' Завершением торжеств по случаю 100-летия отечественных военно-воздушных сил стала выставка "Крылатый век России", устроенная по инициативе правительства Москвы в Центральном выставочном зале "Манеж" с 14 по 18 ноября 2012 г. За месяц с небольшим до ее проведения выставочный зал получил новое руководство, заявившее о том, что в Манеже предпочтение будет отдаваться выставкам и мероприятиям, максимально использующим уникальное внутреннее пространство исторического здания и не разгораживающим его, как часто практиковалось ранее, на отдельные выставочные помещения и стенды. Авиационная тема идеально соответствовала такой политике, тем более что, как свидетельствовал один из представленных в экспозиции архивных фотоснимков, более ста лет тому назад именно в просторных манежах Москвы и Санкт Петербурга проводились первые в России выставки автомобилей, авиации и спорта.

Далекий от историко-технической тематики коллектив Центрального парка культуры и отдыха им. А. М.

Горького в Москве почтил вековой юбилей российской военной авиации изготовлением из цветочных гирлянд довольно точной имитации советского истребителя-ястребка времен Великой Отечественной войны, красовавшегося на набережной Москвы-реки с 12 по 20 августа 2012 г.

стр. Специально для нынешней юбилейной экспозиции ООО "РусАвиа" воссоздало в натуральную величину один из самолетов, с которых век тому назад начиналась история российских ВВС, "Ньюпор-17", созданный во Франции, но выпускавшийся затем также и российскими предприятиями. При габаритной длине фюзеляжа 5,8 м, размахе крыльев 8, м и собственной массе 410 кг, эта машина, оснащавшаяся французским двигателем "Рон" мощностью 80 л. с, развивала у поверхности земли максимальную скорость 164 км/ч и достигала "потолка" высоты в 5,3 км с полезной нагрузкой (включая пилота) до 190 кг.

Воссозданный самолет был представлен с опознавательными знаками 1-й боевой авиационной группы русской армии времен Первой мировой войны. Именно в этой группе сражался один из первых отечественных летчиков-асов А. А. Козаков (1889 1919), сбивший за свою жизнь 17 самолетов противника, в том числе один (18 марта г.) вторым в мировой истории воздушным тараном, после которого сам остался в живых.

Портрет авиатора занимал почетное место в экспозиции.

Разительно контрастируя с "Ньюпором", окруженным архивными фотографиями дореволюционной эпохи, по другую сторону главного прохода выставки был представлен современный планер польского производства Junior Standard 3 RA-1498G: габаритная длина 10,6 м;

размах крыльев 15 м;

взлетный вес до 265 кг;

максимально достигнутая скорость 285 км/ч. Доставившая его в Манеж Федерация планерного спорта России активно приглашала всех желавших вступать в ее ряды, а эффектным фоном служили цветные фотографии, сделанные С. Макаренковым из иллюминаторов различных современных летательных аппаратов.

Интенсивное развитие авиационной техники от момента зарождения и до начала Второй мировой войны представляли многочисленные архивные фотографии и мелкомасштабные модели летательных аппаратов из фондов Центрального дома авиации и космонавтики имени М. В. Фрунзе ДОСААФ РФ. Этот раздел выставки открывала модель "летающей лодки" с паровыми двигателями мощностью 20 и 10 л. с, построенной нашим соотечественником А. Ф. Можайским в первой половине 1880-х гг., но потерпевшая неудачу при попытках летных испытаний 1882 - 1883 гг. Тему развивали модели одного из самолетов братьев Райт, первыми в мире совершивших 17 декабря 1903 г. успешный полет, и модель прототипа современных вертолетов, разработанного в 1910 г. тогда еще московским студентом Б. Н. Юрьевым. Более крупной моделью с разрезами был представлен так и остающийся до сих пор не более чем авиационно-техническим курьезом "биротативный" двигатель, созданный в 1912 г. российским изобретателем А. Г.

Уфимцевым для столь же курьезного "сфсроплана". Оригинальный памятник эпохи переходящий приз участникам отечественных авиационных состязаний 1920-х гг. представлял собой бронзовую статуэтку, похожую на знаменитую "Девушку с веслом" работы И. Шадра, но державшую вместо весла внушительный самолетный пропеллер!

Впечатляющие свидетельства героизма советских авиаторов на фронтах Великой Отечественной войны представил активно развивающийся с недавних пор в Подмосковье частный Музей техники Вадима Задорожного. Его сотрудниками и добровольными стр. помощниками были разысканы в труднодоступных районах, извлечены и доставлены на выставку крупные фрагменты не вернувшихся с боевых заданий знаменитых Як-1, "летающего танка" (штурмовика) Ил-2 и самолета-разведчика Р-5. Последний, как удалось выяснить в архивах, погиб при попытке скрытно доставить в глубокий тыл гитлеровцев советских разведчика и радистку. Среди прочего, поражало высочайшее качество изготовления приборной панели Ил-2: после воздушных боев и 70 лет последовавшего за тем нахождения на дне озера шкалы приборов "читались" как новые, на деталях не было и малейших следов коррозии. В то же время, смущали неоднократно провозглашавшееся представителями музея намерение "реставрировать находки до полной летной годности".

Пожалуй, лучше и уважительнее к памяти героев было бы просто законсервировать найденное от дальнейшего разрушения, воссоздав "полностью работоспособные" самолеты военного времени, используя сохранившуюся конструкторскую документацию.

Послевоенный период развития и современное состояние ВВС РФ представляли почти исключительно миниатюрные модели на фоне эффектных цветных фотографий, включая портрет президента РФ В. В. Путина в летной форме за штурвалом бомбардировщика Ту 160. Заключительный стенд был посвящен сравнительно недавней истории Центрального аэрогидродинамического института, включая продувавшиеся там в аэродинамических трубах Т-116 и Т-117, модели элементов советской космической системы 1980-х гг.

"Буран", а также перспективного пассажирского авиалайнера по схеме "бесхвостка".

Используя значительную площадь Манежа, организаторы выставки предлагали всем желавшим посостязаться на силовом тренажере для отбора кандидатов в летные училища, компьютерном симуляторе воздушного боя, в пользовании прицелом АСП-ПФ истребителя МиГ-23, укладке парашюта, пилотировании радиоуправляемых моделей, что, конечно, особенно привлекало детей и молодежь. При торжественном открытии выставки 14 ноября 2012 г. также была (на наш субъективный взгляд неудачно) применена "одорологическая инновация": попытка воспроизвести специфические запахи авиационного керосина, выхлопных газов, кожаного летного обмундирования и т. п.

добавлением соответствующих ароматизаторов в систему кондиционирования воздуха.

Очень удобно, что экспозиция, в отличие от практически всех иных московских музеев и выставок, принимала посетителей вплоть до 22 час, позволяя многим подробно, без спешки ознакомиться с ней по окончании учебы или работы. Остается лишь пожалеть, что такая особенность не упоминалась ни в средствах массовой информации, ни на рекламных плакатах непосредственно у входа в Манеж.

стр. Конференция "Научные идеи Н. И. Вавилова в историческом Заглавие статьи контексте развития генетики XX века" Автор(ы) Т. А. Курсанова Источник Вопросы истории естествознания и техники, № 1, 2013, C. 201- Научная жизнь Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 9.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Конференция "Научные идеи Н. И. Вавилова в историческом контексте развития генетики XX века", Т. А. Курсанова 25 ноября 2012 года исполнилось 125 лет со дня рождения академика Николая Ивановича Вавилова (1887 - 1943), выдающегося ботаника, генетика, селекционера и организатора науки. В честь этого события 13 ноября 2012 г. в здании Президиума Российской академии наук прошла международная конференция "Научные идеи Н. И. Вавилова в историческом контексте развития генетики XX века", организованная ИИЕТ РАН.

Программа заседания включала 13 докладов, а также презентацию альбома "Связь времен", посвященного братьям Вавиловым. Во вступительном слове председатель комиссии по сохранению наследия Н. И. Вавилова, член-корреспондент РАН И. А.

Захаров-Гезехус, отметил, что предыдущий юбилей, посвященный 100-летию Вавилова, пришелся на начало гласности и перестройки, и тогда основной акцент делался на освещение новых данных о трагической судьбе ученого. К настоящему времени почти все на эту тему уже сказано, пришло время для изучения научного наследия, что и нашло отражение в программе конференции. К настоящему времени не осталось никого, кто общался с Вавиловым. В то же время есть те, кто стремится к переоценке деятельности Т.

Д. Лысенко и лысенкоизма. Поэтому эта конференция чрезвычайно важна. Докладчик напомнил, что такие выдающиеся ученые, как Н. В. Тимофеев-Ресовский и лауреат Нобелевской премии Г. Мёллер называли Вавилова величайшим явлением природы, а биохимик Л. Мерфи в 2007 г. утверждал, что если какой-либо ученый и заслуживает Нобелевской премии посмертно, то это, конечно, Николай Иванович. Далее ведущая конференцию руководитель Центра истории социокультурных проблем науки и техники ИИЕТ РАН Е. Б. Музрукова зачитала обращение академика РАСХН В. А. Вергунова к участникам конференции.

Первый доклад был сделан хранителем Мемориального кабинета-музея Н. И. Вавилова Института общей генетики РАН Т. Б. Авруцкой. Она рассказала о новых материалах, поступивших в музей. Это неизвестные фотографии членов семьи, сохранившиеся в архивах родственников, записи из дневников генетика Ю. А. Филипченко, письма, найденные в отчетах "Общества сближения с Англией", фото А. А. Ячевского и Вавилова на Международном фитопатологическом конгрессе в США 1921 г., а также новые фотопортреты Н. И. Вавилова и Н. Рериха, Т. Моргана, Л. Бэрбанка и другие.

Н. А. Григорьян (ИИЕТ РАН) рассказала об отношении академика Л. А. Орбели к Вавилову и его работам в области генетики. В трагические годы травли генетики Орбели первым среди физиологов стал интересоваться генетикой и создал в Колтушах генетическую группу, которую не дал закрыть в 1930-х гг. По инициативе Орбели в разгар травли был заслушан доклад Вавилова о деятельности Всесоюзного института растениеводства, и им была вынесена положительная оценка проводимых в институте работ, а после неудачной встречи Вавилова со Сталиным Орбели взял защиту ученого на себя.

стр. Доклад обозревателя журнала "Вестник РАН" Я. Г. Рокитянского был посвящен некоторым аспектам взаимоотношений Сталина и Вавилова. Докладчик рассказал, что вмешательство государства в науку началось после беседы Сталина с членами ВКПб в 1930-е гг., на которой он призвал бороться со "старыми" специалистами в гуманитарных и естественных науках и заменить старые научные школы политизированной наукой. До этого момента Вавилов пользовался авторитетом в правительственных кругах. В 1928 г.

он был избран академиком и первым выступил на встрече Сталина с селекционерами (1929). В докладе утверждалось, что именно с 1930 г. началась целенаправленная борьба с Вавиловым и генетикой в стране.

Доклад руководителя Экологического центра ИИЕТ РАН А. Г. Назарова основывался на изучении трудов, писем, дневников В. И. Вернадского, в которых нашли отражение его научно-организационные взаимоотношения с Вавиловым. Из доклада следовало, что Вернадский был знаком с Вавиловым еще в студенческие годы Николая Ивановича. Он имел тесные отношения с биологами, близкими Вавилову: Г. Мёллером, Т. Добржанским, И. Ф. Шмальгаузеном. Именно он пригласил Вавилова в КЕПС, привлек к участию в изучении биогеохимических явлений, высоко оценивал его организационную деятельность.

В интересном докладе О. Ю. Елиной (ИИЕТ РАН) было рассказано о первом наставнике Вавилова в Московском сельскохозяйственном институте (МСХИ) Д. Л. Рудзинском, создателе селекционной станции при МСХИ, где началась научная деятельность Николая Ивановича. Рудзинский также был первым преподавателем, читавшим современный курс селекции и безоговорочно поддерживавшим современную генетику в лице Менделя и Моргана. Им были выведены новые сорта злаков, получавшие медали на сельскохозяйственных выставках.

В докладе Т. А. Курсановой (ИИЕТ РАН) было рассмотрено создание Вавиловым теории иммунитета растений. Иммунология, генетика и физиология паразитизма легли в основу теории Вавилова. Его учителями были У. Бэтсон, Р. Биффен, В. Блэкман, А. А. Ячевский.

Взгляды Вавилова на причины невосприимчивости менялись в зависимости от результатов экспериментов: от механического и физиологического иммунитета он приходит к приобретенному и гуморальному. Для сельского хозяйства Вавилов считал основным направлением борьбы с заболеванием получение устойчивых сортов методами селекции, а не иммунизацию растений.

Т. И. Ульянкина (ИИЕТ РАН) в докладе "Н. И. Вавилов в переписке с русскими учеными эмигрантами" рассказала о научных контактах Вавилова с Д. Н. Бородиным, который с 1922 по 1927 г. заведовал нью-йоркским отделением Отдела прикладной ботаники Государственного института опытной агрономии. Он был помощником Вавилова в деле интродукции полезных растений в России, в налаживании связей с зарубежными учеными, поставке иностранной литературы в Россию. В 1928 г. Бородин полностью порвал с Россией и стал работать на кафедре зоологии Колумбийского университета.

Доклад Е. Б. Музруковой был посвящен закону гомологических рядов Вавилова и его современной оценке. Впервые эта идея была высказана стр. ученым в докладе на III Всероссийском селекционном съезде в Саратове в 1920 г. По окончании доклада весь зал поднялся и устроил овацию. Знание наследственной изменчивости открывало огромные перспективы перед биологами. "Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости" был опубликован в 1920 г. на русском языке в Трудах съезда и в 1922 г. на английском языке. Однако до сих пор сущность закона неясна. Тему, поднятую Музруковой, продолжил А. И. Ермолаев (СПбФ ИИЕТ РАН) в своем докладе "Закон гомологических рядов Н. И. Вавилова с точки зрения генетики".

Л. В. Чеснова (ИИЕТ РАН) рассказала об историко-научных работах Вавилова, который посвятил ряд статей Т. Моргану, Г. Менделю, Ч. Дарвину, а также истории селекции. В составе делегации, возглавляемой Н. И. Бухариным, Вавилов принял участие во II Международном конгрессе по истории науки и техники, состоявшимся в конце июня г. в Лондоне и сделал на нем доклад, напечатанный на английском языке отдельной книжкой под названием "Наука на перепутье".

В докладе Н. Н. Колотиловой (МГУ), сопровождавшемся показом фотографий из архивов, было рассказано о судьбах московских ученых А. Ф. Лебедева (почвоведа), А. П.

Терентьева (химика) и друзей детства - Николая, Алексея и Евгения (микробиолога) Успенских, - судьбы которых были переплетены с судьбой Вавилова и во многом схожи.

Они также прошли через сталинские репрессии и лагеря, а Е. Е. Успенский (основатель кафедры микробиологии МГУ) в 1938 г. был расстрелян.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.