авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||

«Holy Trinity Orthodox Mission Профессор П.А. Юнгеров, Введение в Ветхий Завет. Книга 1. Введение. ...»

-- [ Страница 16 ] --

3:2).” А потому толкования его состоят из назидательных и остроумно мистических замечаний, сопоставлений, выводов, приложений по поводу библейского Holy Trinity Orthodox Mission текста. Он и выбрал кроме Иова таинственную книгу Иезекииля, наиболее таинствен ные его видения (1-4:3 и 40:1-49), и еще более таинственно изъяснил их. Все образы и видения Иезекииля, по его объяснению, относятся ко Христу, избранным, жизни дея тельной и созерцательной, апостолам, дарам Св. Духа, поступкам человеческим, низ водящим эти дары или лишающим их, воскресению духовному и телесному, и т.п. По добный же характер носят и его рассуждения о книге Иова. Иов — прообраз Христа, жена его — символ плотской жизни, друзья его — прообраз еретиков, и их имена, изъ ясняемые из латинского языка, на то же указывают. А слово Иов значит: терпящий, его страна Уц значит: утешающий. Следовательно, Иов есть образ страдания и утешения для каждого читателя его книги...

Святым Григорием заканчивается ряд западных, современных свв. отцам, тол ковников. Очевидно, для православного богослова из них особенно ценны толкования Иеронима и Августина, в коих много дано и сведений и руководств, из остальных же можно брать лишь нужное и в потребных случаях.

Второй период.

Послеотеческое и средневековое толкование (VII-XVI вв.).

С VI-го столетия начинается упадок богословского и всякого иного образования на Востоке и Западе. Этот упадок соответственно отразился и на толковательной лите ратуре: вместо самостоятельных толкований стали появляться или подражания преж ним, отеческим толкованиям, или собрание выдержек и извлечений из них, так назы ваемые катэны и глоссы. На Востоке характер подражания и воспроизведения отече ских толкований носят труды Олимпиодора (+620 г.) на Иова, Песнь Песней, Еккле зиаста;

бл. Феофилакта на малых пророков и Евфимия Зигабена на Псалтирь.

Бл. Феофилакт, архиепископ Болгарский (+1107 г.), издавна известный (по Бла говестнику), любимый и авторитетный в России толковник. Он преимущественно по Златоусту толковал новозаветные книги, но немного коснулся и ветхозаветных, изъяс нив пять книг малых пророков: Осии, Аввакума, Ионы, Наума и Михея. Подобно Ори гену, он определял троякий смысл Писаний и преимущественно раскрывал христиан ское и доступное христианам понимание пророческих книг, мало обращая внимания на буквально-исторический их смысл. Как в Новом Завете чаще всего он воспроизво дит Златоуста, так в Ветхом Кирилла Александрийского.

Евфимий Зигабен (+1118 г.), по Толковой Псалтири, также издавна известен и любим в России. По методу толкования он сходен с Феофилактом и каждый псалом старается объяснить в разных смыслах: историческом, пророческом, аллегорическом и нравственном. Где уже трудно все их приложить, там останавливается он только на раскрытии каких-либо двух смыслов. Чаще всего, как и у древних аллегористов, тем ные и неудобопонятные места в переводе LXX, каковых в псалмах очень много, побу ждают толковника обращаться к аллегоризму или новозаветному исполнению их, как пророчеств. Через это толковник, уклоняясь от контекста, представляет псалом сбор ником отрывочных выражений, в которых читатель переносится свободно из одного тысячелетия в другое, и нередко по несколько раз в одном псалме, если не стихе...

Толкование Зигабена полезно в том отношении, что избавляет от справок в святооте ческих толкованиях, так как против каждого почти стиха толковник приводит множе ство цитат из них и иногда довольно обширных выписок. При этом встречаются цита ты из ныне утраченных уже древних толкований. Толкование Зигабена, наконец, оста навливает внимание читателя своей сердечностью и разумно-богословским проникно Holy Trinity Orthodox Mission вением за букву псалмов в дух и мысль священных псалмопевцев. Это — не холодное, чисто-рассудочное, объяснение трудных или нетрудных изречений псалмопевцев, на полненное ссылками на филологов, на параграфы грамматики, словари, археологов, историков, востоковедов и т.п., а благоговейное и благочестивое, чрезвычайно назида тельное и душевно успокоительное, размышление о псаломских изречениях. И так как сами псалмопевцы были людьми сердца и чувств благочестиво настроенных, то и тол кование Зигабена чрезвычайно сродно им и гармонично. Из русских толковников бли же других стоит к нему преосв. Феофан.

Вообще, бл. Феофилакт и Зигабен заслуживают большого внимания со стороны современных русских православных толковников, наравне с отцами Церкви, и в не сравнимое преимущество перед их современниками, западными толковниками. Нужно при этом заметить, что этими трудами заканчивается экзегетическая литература право славного греческого Востока. Сгустившийся духовный мрак там и доселе мало рассе ялся, предоставив одному Западу и Православной России дальнейшую разработку библейской научной литературы.

Характер катэн носит труд Прокопия Газского (+524 г.) на седмикнижие (Быт.

— Суд.), Царств, Песнь Песней и Исайю. Этот труд, по заключающимся в нем цита там, очень ценен. Появившиеся в тот же период глоссы Исихия, Свиды, Фотия, Зонары — имеют более филологический, чем экзегетический характер;

они очень полезны православным толковникам для изучения текста перевода LXX. Это — словари, в ко торых подробно, на основании греческого словоупотребления и толковательных тру дов, изъясняются греческие слова, встречающиеся у LXX и в новозаветных книгах.

На Западе характер катэн носят труды Достопочтенного Беды, крайне аллего рического характера (+735), Алкуина и Рабана Мавра (+856 г.), делавшего выбор из еврейских толковников и отцов Церкви. Наиболее обширная катэнарная глосса носит имя Валафрида Страбона (+849 г.), она наполнена выдержками из восточных и запад ных толковников. Наиболее видными из толковников, после Рабана Мавра и Страбона, были: Фома Аквинат (+1274 г.) и Раймунд Мартин (+1290 г.). У первого ценны толко вания на очень многие ветхозаветные книги (Бытие, Иова, 50 псалмов, Песнь Песней, Исайю и Иеремию), хотя и имеют схоластический характер и заключают отражение влияния Августина453, у второго ценно полемическое сочинение “Защита веры против иудеев и мавров,” наполненное цитатами из иудейских толковников, подтверждавших христианское понимание ветхозаветных Писаний.

Труды Рабана Мавра и Р. Мартина показывают, что христианские западные ученые этого времени начали, подобно Иерониму, знакомиться с еврейской толкова тельной литературой. К этому они вызваны были еврейской современной противохри стианской полемикой, так как евреи и еврейские ученые с арабами проникли в это время в Европу и стали возбуждать к себе внимание и у западных христиан. С другой стороны, и еврейская экзегетическая литература к этому времени приняла другой ха рактер, чем какой она имела в талмудический период. Выдающимися средневековыми еврейскими толковниками были: Соломон Ицхак или Раши (+1103 г.), Абен Эзра (+1168 г.), Моисей Маймонид (+1208 г.), Иосиф Кимхи (+1170 г.), Моисей Кимхи (+1190) и Давид Кимхи (+1235 г.) и Исаак Абарбанел (+1508 г.). Все они доселе поль зуются почетной репутацией у библеистов, особенно у гебраистов-филологов, за тща тельное изучение еврейского ветхозаветного текста, буквально историческое его изъ яснение, и филологические: текстуальные, грамматические и лексические — работы по изучению его. Их выводы часто и доселе повторяются без изменения у христиан ских филологов. Но не нужно забывать, что в толковании они обнаруживали явную и “Душа Августина переселилась в Фому,” по выражению Сикста Сиенского.

Holy Trinity Orthodox Mission тайную вражду к христианству, и мессианские пророчества, прилагаемые христианами к Иисусу Христу, изъясняли в немессианском смысле, подтверждали свое понимание мнимо “научным беспристрастием” и эрудицией, и явно отвергали древнее иудейское же (в таргумах, мидрашах и талмуде) мессианское понимание этих пророчеств. Катэ нарный труд Соломона бен Мелех (XVI в.) заканчивает ряд более видных и известных средневековых еврейских толковников454. Антихристианское тенденциозное толкова ние, особенно Абен Эзры и Кимхи, служило часто основанием для позднейшего ра ционалистического толкования, особенно мессианских пророчеств Исаии (53 гл. в приложении к еврейскому народу, и др.).

Желая поставить и христианское толкование в научном отношении на один уровень с еврейским, папа Климент V на Виенском соборе (1311 г.) постановил от крыть в университетах Римском, Парижском, Оксфордском и др., кафедры еврейского и других восточных языков. Усиление знания этих языков повело за собой появление соответственных толковательных трудов. Таков особенно труд, обнимающий 85 книг толкований буквальных и моральных, Николая Лиры (+1340 г.)455, изданный его уче ником Павлом Бургондским (+1435 г.), обнаруживающий в авторе критическое зна комство с древним и современным еврейским толкованием и согласование этого зна комства с правильным христианским пониманием Библии.

Затем появилось множество самостоятельных трудов филологических по еврей скому языковедению — грамматик, словарей, переводов: Нигера (первая еврейская грамматика вышла в 1477 г.), Пелликана, Рейхлина, Агриколы, Иустиниана. Далее по следовало полиглоттное издание Библии: Комплютенская полиглотта (1514-1517 гг.).

Критические труды Сайта Пагнина (+1541 г.): словарь, исагогика, катэна, грамматика, перевод Библии, и Олеастера (+ 1562 г.): Толкование на Пятикнижие и Исайю, — были плодом католической библейской филологической науки.

Таким образом, появившееся в начале XVI века протестантство застало библей скую науку в католическом ученом мире на довольно высоком уровне, а потому на прасно протестанты чрезмерно гордятся своей экзегетикой.

Третий период.

Толкование нового времени: протестантское и като лическое.

А) Протестантская экзегетика (XVI-XX вв.).

Первые представители протестантства высказали было “новые” положения, ру ководственные для экзегетики, но сами от них отказались. Таковы: а) свобода от пре дания церковного и б) чисто-буквальное лишь изъяснение Библии. Лютер, Меланхтон, Цвингли и Кальвин отказались от них, то требуя “собора благочестивых лиц,” который заграждал бы уста “спорщикам” и самовольным экзегетам, то признавая многосмыс лие в Библии456. К тому же рационалистически критическое отношение к Библии само го Лютера, например, признание неисторичности книг Ионы и Иова, неподлинности Пятикнижия, неканоничности Екклезиаста, и т.п., невольно охлаждало увлечение про тестантской экзегетикой. От Лютера (+1546 г.) не сохранилось строго экзегетических Подробно о них и их преемниках говорится у раввина Wogue, Histoire de la Bible et de l'exegese biblique. Par. 1881 г.

Postilla perpetua sive brevis commentarius in universam Bibliam.

Fl. Illiricus. Clavis scripturae sacrae. 1576 г.

Holy Trinity Orthodox Mission трудов, кроме проповедей и размышлений на некоторые места Пятикнижия, псалмов, пророков457. Ценен его перевод Библии на немецкий язык, повлиявший на все новые западные европейские переводы, хотя и не чуждый протестантских взглядов.

У его преемников: Меланхтона, Бугенгагена, Бренца, Стригеля, Озиандера, Хитрея и др., объяснялись ветхозаветные книги, но по частям, или несколько лишь у одного автора, без строго определенного общего плана. При объяснении уделялось много места догматическим вопросам и спорам, то с католиками, то с социнианами и другими разномыслящими учеными, особенно по вопросу об авторитете ветхозаветно го откровения для христиан. Этот спор и догматический характер перешли и в XVII столетие в толкования Тарновия, Гергарда, Калова, Гейера, Шмидта и др., и придали им то же догматически-полемическое направление, часто сухое, чисто рассудочное, далекое от библейского духа священных писателей. Противниками такого направле ния, явно ошибочного, выступили в начале XVIII века пиэтисты, во главе с Яковом Шпенером, раскрывавшие преимущественно назидательный, душевный, сердечный, морально-жизненный элемент в Библии. Это отразилось на трудах Иоахима Лянге в аскетически-типологических примечаниях к Берленбургской Библии (1726-1742 гг.).

Много ценного, в этом направлении, материала собрано в примечаниях к еврейской Библии, изданной Гейнрихом и И. г. Михаелисом (+1720 г.).

У реформатов первое место по времени и достоинству толкований обычно при дается Кальвину (+1564 г.) и его воодушевленному, полному исторического, психоло гического и богословского элементов, толкованию на Бытие и пророческие книги. Лю теране не скрывают, что толкования Кальвина выше Лютеровых, как по догматиче скому характеру, так и по грамматически-исторической основе их и близости к свя щенному тексту. При этом изучение буквы и истории библейского текста не заглуша ли в авторе понимания и общего духа и ветхозаветного откровения. Его изъяснения Ветхого Завета проникнуты спиритуалистическим характером, но сдерживаемым пре делами буквы и истории священного текста. Иногда, впрочем, автор, сосредоточиваясь на последней, мало говорит об отношении Ветхого Завета к Новому, ограничиваясь простой типичностью.

Менее значения имели толкования единомышленников Кальвина: Цвингли (+1531 г.), Эколампадия (+1531), Буцера (+1551), Пелликана (+1556 г.) и др., хотя они объясняли почти все ветхозаветные книги. Преемниками Кальвина, но также менее его влиятельными и ценными были в XVI и XVII вв. Мерцер (+1570 г.), Пискатор (+1625) и Людовик Де-Дьё (+1642 г.). У последнего уже стал развиваться рационализм. Более авторитетными и ценными для библеистов были критико-текстуальные труды кальви нистов филологов: Друзия (+1616 г.) и Л. Капеллуса (+1689 г.). Первый издал текст древних греческих переводов или гекзапл Оригена (напеч. в 1622 г.)458, второй указал путь и метод истории ветхозаветного текста459, и доселе остающийся часто руково дственным в критико-текстуальных работах. Толкования их имели преимущественно филологический характер, иногда с совершенным опущением богословского смысла священного текста, заключали, особенно у Капеллуса, лишь выяснение текстуальных разностей между еврейским текстом и переводом LXX. К последователям же Кальви нова экзегетического направления причисляется арминианин Гуго Гроций (+1645 г.), который свои “Примечания на Ветхий Завет” (Раr. 1644 г.) наполнил параллелями из На немецком языке: проповеди на Бытие, моральное изъяснение некоторых глав книги Исход, десятословия, отделов из Второзакония, Псалмов, Иеремии, Иезекииля, Даниила, всей книги пр.

Ионы, Аввакума и Захарии. На латинском языке: Объяснение Бытия, Второзакония, десятословия, Псалмов, Екклезиаста, Песни Песней и схолии на Исайю.

См. о нем выше: Отд. 4-й: История текста и исправлений пер. LXX.

В труде: Critica sacra (1650 г.). См. выше.

Holy Trinity Orthodox Mission языческих легенд и писателей, и поставил ветхозаветное Откровение, в деталях его, на один уровень с последними, признавая и то и другое лишь проявлением “общего Гос подня промышления.” По признанию последующих исследователей, Гроций “нигде в Ветхом Завете не видел Христа.” Преемниками и подражателями Гроция были Фогель и Додерлейн (1775-1779 гг.). А ярым противником был Кокцей (+1669 г.), в своих тол кованиях “всюду видевший Христа” и новозаветное спасение и наполнивший типоло гией все свои комментарии на учительные и пророческие книги (изд. в 1701 г. и позд.).

Лучшим из учеников Кокцея справедливо считается Кампегий Витринга (+1722 г.), комментарий коего на Исайю (изд. 1714-1720, 1732 и 1749-51 гг.) бесспорно признает ся и доселе одним из лучших на эту книгу. Здесь соединяются и обширная историко филологическая эрудиция, и глубоко-богословское освещение деталей и частностей экзегетики, и благочестивое понимание, в духе святоотеческого толкования, всей кни ги и ее богодухновенных пророчеств. Современный православный толковник у Вит ринги найдет немало полезного для себя. Менее видными последователями Кокцея были Венема (+1787 г.), Маркий (+1731 г.) и другие.

Но и у Гроция не было недостатка в преемниках. Таковы в XVII и XVIII веках Спенсер и Клерик. Спенсер (+1695 г.) в своей Археологии доказывал полное родство ветхозаветной археологии и символики с языческой, а Клерик (+1738 г.) в своих тол кованиях “свел к минимуму разность между ветхозаветным откровением и язычест вом,” отверг историчность многих чудес и пророчеств, и наполнил свои “Примечания” лишь обширными археологическими, филологическими, текстуальными справками и сведениями, забывая и игнорируя богословский элемент экзегетики и “дух” богодух новенных писаний (2Кор.3:6). Его комментарий (изд. в 1710 и 1731 гг.) обнимает все ветхозаветные книги и всюду носит тот же характер. Современник Клерика, голландец Альберт Шультэнс (+1750 г.), знаток арабского языка, прославляемый гебраистами за свой лексикон с арабскими параллелями, поставлял в толковании (Иова и Притчей — 1737, 1748 гг.) главной и единственной целью филологию и объяснение трудных ев рейских слов и выражений. Дальше этого как будто экзегетика и не должна идти! Про тивники его Бенгель и Бурк (+1770 г.), раскрывавшие сотериологический и пророче ский элементы в Ветхом Завете, остались “незамеченными у современников”460.

Преемником Шультэнса, которого очень “заметили” в свое время, а филологи ческая гипотеза о родстве еврейского языка с арабским и другими языками осталась руководственной для гебраистов и доселе, был Иоанн Давид Михаелис, ученик его (+1791 г.). Он своими обширными познаниями и ориенталистической эрудицией вос пользовался для приложения к библейскому переводу и экзегезису Священных книг (изд. 1769-83 гг.) своих деистических идей и ослабления веры в богооткровенный ха рактер Ветхого Завета. Одновременно с Михаелисом, в критическом направлении, не устанно работал “отец рационализма” И. Сол. Землер (с 1750-1791 гг.). Он старался “выделить” в Библии чисто “человеческий” элемент, — каковы, по его мнению, “на родные истории,” все древние “небольшие происшествия,” — ограничивая богодухно венность и богооткровенность лишь “моральными и общеполезными истинами правды и религии” и различая “святое писание и слово Божие.” Рационалистическое и крити ческое понимание Библии он оправдывал стремлением “возвысить” историческое и религиозное содержание “первопамятников иудейства,” представить его ясным и “чис тым,” соответствующим “духу и жизни” Бога, и отделить в Библии “человеческое по нимание” Божия откровения, отразившееся на “форме” и изложении ветхозаветных писаний461.

Keil. Einl. 693 s.

I. S. Semler. Apparatus ad liberalem Interpretationen! Veteris Testament!. 1773 г.

Holy Trinity Orthodox Mission Так рационализм начал с Землера свое разрушительное действие, по отноше нию как к Библии и ее экзегезису, так и вообще ко всем истинам христианской рели гии. Духовную основу его представителям давали частью деистические, англо французские идеи, делавшие “невозможной веру” в сверхъестественное откровение, чудеса, пророчества, и т.п. христианские догматы, а частью кантианская философия, также отвергавшая и беспощадно критиковавшая установленные богословские поло жения. У этих ученых выработано было правило для экзегетики: выяснять не то, что сказал священный писатель, а что “хотел сказать,” предполагая его мысль сходную с философскими их взглядами. Поэтому повествования о чудесах явились для этих тол ковников “недостоверными легендами,” пророчества неподлинными произведениями позднейших лиц, составленными post eventum. Таким образом, Библия явилась в тру дах этих ученых не богооткровенным источником и руководством для веры и жизни, а сборником “мифов” исторических, философских и иных, и благочестивых пророче ских “мечтаний,” а вместе с тем представители этого направления доказали свою пол ную неспособность серьезно понимать и изъяснять Библию... Главными, резкими и наиболее видными представителями этого направления, после Землера, были Ейхгорн, Габлер, Бауер, Грамберг, Колльн, Ватке, Августа, Де-Ветте, Гезениус. Ейхгорн (1752 1827), Августа, Де-Ветте “устанавливали и разрабатывали” критическую Исагогику и доказывали неподлинность Пятикнижия, Исаии, Даниила и других книг. Грамберг, Бауер, Колльн также искажали ветхозаветную религию и ее учение. Гепфнер (1797 1800 гг.), Де-Ветте (1831 и 1858 г.) и Гезениус (1785-1842 гг.) проводили рационализм в библейской экзегетике, особенно Гезениус в объяснении Исаии и филологических трудах.

Умеренными, нередко сглаживавшими крайности рационализма и допускавши ми так называемый супранатурализм, толковниками были Баумгартен, Бруккер (Bibelwerk. 1749-1770 гг.), Шульц и Л. Бауер (Scholia in V. T. 1783-1798 г.), Мольдэн говер (+1790 г.), Гецель (+1824 г.), Датэ (Uebers. d. Bcher, d. A. T. 1773-1789 гг.) и очень авторитетный, добросовестный по эрудиции и тщательности,.. К. Розенмил лер (Scholia in V. T. 1788-1835 гг.). Последний труд и доселе справедливо ценится тол ковниками и часто цитуется за свою эрудицию и детальность, хотя критические тезисы часто и разделяются автором в умеренном виде.

Наполеоновские войны и произведенные ими политические потрясения в за падной Европе, с одной стороны, и ужасы атеистической французской революции с другой, отрезвили западноевропейское общество от увлечения атеизмом и рациона лизмом и заставили обратиться к искренней вере и в ней искать утешения среди со временного политического и духовного мрака.

Появилось затерянное “внимание” и к серьезным библейским трудам апологетического характера. Ответом на это внимание послужил труд Генгстенберга: Ветхозаветная Христология (1824-1835 гг.), в коей ав тор доказывает истинность древнего отеческого понимания ветхозаветных мессиан ских пророчеств, всесторонне и строго научно объясняет последние и определяет бо гословское значение их в христианской сотериологии. Подтверждает он свои положе ния серьезным филологическим, историческим, критическим анализом пророчеств и разбором рационалистических возражений и толкований. Вообще это — серьезный апологетический комментарий на ветхозаветные мессианские пророчества, и доселе с благодарностью цитуемый лучшими толковниками. Ему же принадлежит объяснение Псалтири, Екклезиаста, Песни Песней (1842-1859 г.), которое носит такой же характер и имеет такую же ценность.

Преемниками Генгстенберга выступили Геферник (1811-1845), Дрекслер (1804 1865), Каспари (1848-52), Гофманн, изъяснявшие преимущественно пророческие книги и места, также серьезно-апологетически и богословски. У последнего сопоставляются Holy Trinity Orthodox Mission обстоятельно ветхозаветные пророчества и новозаветное исполнение их462. Сюда при мыкают и более популярные и популяризаторы экзегеты: Рихтер (1835-1840), Лиско (1852-53), Герлах (1835, 1854), Дешель (1865 г.) и другие.

А более видными преемниками, труды коих и доселе не только влияют и вос производятся у других толковников, но и переиздаются, были Кейль (1800-1888 г.) и Делич (1813-1890 г.)463. Многократное издание комментария Кейля и Делича (с 1861 73, 1889...) и перевод его на английский язык доказывают авторитет и научную цен ность его. Он обнимает все ветхозаветные канонические книги и из неканонических маккавеиские и с одинаковой эрудицией, глубокой верой, серьезной богословской мыслью, добросовестнейшей детальной тщательностью, излагает слово Божие. Все рационалистические соображения, толкования, выходки и вылазки экзегетические, текстуальные, философские, нигилистические, находят здесь себе постоянный серьез ный разбор и апологетическую отповедь. При этом толкования Делича (на Бытие, Псалтирь, Исайю, Иеремию, Иова, Притчи) обнаруживают более обширную, особенно филологическую, эрудицию, и иногда (особ, у Исаии) уступку рационализму, а толко вания Кейля — более глубокую веру. “Благодарность и благословение верующих чи тателей” его комментария и “слова Божия” служили для Кейля высшей наградой. Так глубоко симпатичен был этот толковник! И доселе это — лучший комментарий в апо логетическом направлении, без коего, думаем, ни один современный православный толковник не может обойтись.

К этим главным вожатаям современной апологетической экзегетики стали при мыкать менее крупные специалисты, толковники большей частью отдельных ветхоза ветных книг, авторы экзегетических монографий, в большинстве упоминаемые нами в Частном Введении.

Последний и доселе не перестающий появляться протестантский комментарий на все ветхозаветные книги, принадлежит Штракку и Цокклеру. Начал выходить в 1886 году. В составлении его участвовали Бургер, Клстерманн, Орелли, Кюбел, Лю тард, Мейнгольд, Нсген, Эттли, Шнедерман, Шульц. В общем, этот комментарий, хо тя не имеет вполне апологетического направления, но довольно умеренного;

впрочем на некоторые книги более ортодоксального, на другие — не чужд рационализма, но не крайнего. И здесь современный русский толковник может найти себе не мало полезно го464.

Но и рационалистическое направление в экзегетике, начатое Землером, Ейхгор ном и др., не заглохло, а доселе продолжает плодить чад по роду и подобию своему...

Таковы цельные комментарии на все ветхозаветные книги: Маурера (1835-1848 гг.), Гирцеля, Гитцига, Ольсгаузена, Дилльмана и др. (1838-1872 гг.;

на некоторые книги сделаны новые пополненные издания и позднее);

Бунзена (1858-1870 гг.), у коего к ра ционализму присоединяется пантеизм.

Самые поздние и резкие, в эволюционном духе, комментарии на все ветхоза ветные книги, выходящие частью в первых или повторных изданиях и доселе, принад лежат следующим двум компаниям: Nowack. Handkommentar zum Alten Testament.

Участвуют Гизебрехт, Киттель, Дум, Гункель, Кречмар и др.;

начал выходить в году. Другой: Marti. Kurzes Handkommentar zum Alt. Test. Участвуют Гольцингер, Буд дэ, Бенцингер, Бертолет, Бенч и др. Начал выходить с 1897 года. В этих комментариях излагается “последнее слово” современной рационалистической экзегетики. Хотя от Hofmann. Weissagung u. Erfllung im A. u. N. Test. Nrdl. 1841-42 гг.

K. F. Keil und Fr. Delitzsch. Biblischer Commentar ber d. alte Testament. Leipz. 1861, 1866 г. и позднее.

Strack und Zckler. Kurzgefasstes Kommentar zu d. Heil. Schrift. Alten und Neuen Testementes u.

Apocryph. Nordlingen. 1886.

Holy Trinity Orthodox Mission носительно эрудиции филологической, исторической, археологической, авторы не блестят и мало чего вносят в научный уровень экзегетики, зато рационалистические тезисы для них незыблемая аксиома, а потому русских богословов можно лишь пре достеречь от знакомства с этими толкованиями. Такой же характер носит немецкий перевод французского комментария Рейса: Reuss. Das Alte Testament. Leipz. 1909 г.

Kautzsch. Die Heilige Schrift des Alten Testaments. Tbing. 1909 г. И здесь рационали стически-эволюционные тезисы — незыблемая аксиома и для подтверждения их авто ры готовы на всякие произвольные изменения в священном тексте и произвольные толкования.

Экзегетические направления протестантского богословия, проявившиеся в Гер мании, отразились на протестантской экзегетике и других западноевропейских стран.

Так, филологическое направление толкования XVII-гo века нашло себе отзвук в английских изданиях комментированной, с примечаниями, Библии (Lond. 1645 и 1657 гг.), у Henry в Изложении Ветхого и Нового Завета (1707-1715 г.) и Pococke (1685) в объяснении пророческих книг. Капитальны текстуальные издания: полиглотта Бриана Вальтона (Lond. 1655-57), и критические: Кенникотта (Охоn. 1776-1780) и Гольмеза (1798-1827)465. В Англии же изданы, в выдержках, толкования немецкие про тестантские XVI и XVII вв. под заглавиями: Critici Sacri (1660) и Synopsis criticorum sacrorum (Lond. 1669-76 гг.). Из XVIII-го века ценны труды двух Ловтов: Вильяма на великих и малых пророков (1714 г.) и Роберта — на Исайю (1778 г.) и “О священной поэзии евреев” (1753 г.). Последнее сочинение доселе служит руководством при обо зрении ветхозаветной поэзии. Более популярный комментарий издали: Wrigt (1859, 1869 гг.) и Barnes (1853 г.). В некоторых трудах XIX века отразилась, в Англии, также и полемика с рационализмом. Так, в Комментированной Библии Speaker'a и Cook'a (1871-1882 г.) доказывается историчность и подлинность ветхозаветных книг.

Рационалистические идеи разделяются, хотя в довольно умеренном виде, в комментариях на ветхозаветные книги Калиша (1855-1867 гг.), а в более резком на правлении в многочисленных и ценных по обширной эрудиции трудах Чейна: на Исайю (1868 и 1870,83 гг.), Псалтирь (1891 г.) и др. книги.

Переведены466 на английский язык Христология и другие толкования Генгстен берга (Edinb. 1872), комментарии Геферника, Кейля и Делича (Edinb. 1894) и другие ценные апологетические труды.

На французском языке рационалистические комментарии принадлежат Рейсу на все ветхозаветные книги (1879-1891), в форме кратких очень резких по критицизму подстрочных примечаний;

М. Николя: Критические этюды о Ветхом Завете (1861 г.), Ренану: о Песни Песней (1860), Екклезиасте (1882 г.) и Иове (1885) и Галеви: Библей ские исследования (1895-1907 гг.)467.

Б) Католическая экзегетика (XVI-XX вв.).

Протестантское религиозное движение, поднятые им богословские, историче ские и экзегетические вопросы, особенно резкие выходки против католической Церк ви, ее учения, Библии и ее католической экзегетики, не остались без ответа со стороны См. подробнее о них выше: в истории исагогики и текста.

Обществом Clark forkihm theological library.

Об американской, кажется нескудной, голландской, итальянской экзегетической литературе сведений не имеем. Выписывать лишь оглавления по Litteratur Zeitung'y не желаем. Подобные оглавления можно найти в The Ewish Enzyklopedia. New-Iork a. London. 1903 г. 3 t. 162-178 pp.

Theologischer Jahresbericht. Zweite Abteilung. Das Alte Testament. Leipz. 1905-1910 гг. Здесь обычно указывается литература по Св. Писанию Ветхого Завета на всех языках, по всем вопросам, не только монографическая, но и журнальная.

Holy Trinity Orthodox Mission католических богословов. Усиленное развитие экзегетической и вообще библейской науки в протестантстве произвело благодетельное соревнование и в католичестве, с тем счастливым в последнем преимуществом, что руководясь непреклонно авторите том церковного предания, католические богословы не доходили до тех отрицательных направлений, которые помрачили и доселе омрачают репутацию протестантизма. Наи более видные труды католических богословов XVI века принадлежат следующим ли цам: Сикст Сиенский (1520-1569 г.) опубликовал (в 1566 г., повторено в 1591, 1742 гг.) свою Bibliotheca sancta, вызывающую общее изумление, по своей обширной эрудиции, и доселе. Здесь изложен исагогический материал и перечислены все толковники, оха рактеризованы их направления и даны литературные, библиологические сведения о них. Андрей Мазий (в 1574 г.) издал полиглоттный комментарий на книгу Иисуса На вина. Мальдонат (в 1610 г.) издал комментарий на пророческие книги, и доселе неред ко цитуемый протестантскими богословами за его серьезную ученость и глубокое бо гословское понимание священного текста. Как лучший на Иезекииля, воспроизведен Минем в Cursus Completus. Фламиний Нобилий, один из издателей Антверпенской по лиглотты, издал текст LXX и снабдил его латинским переводом и обширным критиче ским аппаратом (в 1588 г.). Это издание ценно и для русских богословов, желающих научно исследовать перевод LXX. Арий Монтан, также издатель Антверпенской поли глотты (1572 г.), снабдивший ее таргумами, составил ученые толкования на Псалмы, Исайю и малых пророков (1571, 1582, 1599, 1605 гг.).

Из XVII столетия ценны труды следующих богословов. Серарий, признанный у Барония “светом Германской Церкви,” составил толкования на исторические книги (1609-1617 гг.). Лука Бругенский, издавший много критических работ о тексте Вульга ты и ее вариантах и изданиях (1580-1583, 1603-1616 гг.), участвовал в Антверпенской полиглотте. Беллярмин, популярный у католиков богослов, объяснял Псалтирь (1611 г.). Корнелий а Ляпиде издал обширный комментарий в отечески-назидательном духе на все ветхозаветные книги, кроме Иова и Псалтири, многократно по своей нази дательности переиздававшийся и в новое время (1681,1854-1860,1868 гг.) и охотно ци туемый в гомилетически-назидательнои экзегетике и доселе. Де-ла-Гайе издал, под за главием: Biblia magna и maxima, катэну из западных позднейших толковников (1643, 1660 г.). Боссюет, блестящий проповедник своего времени, издал толкования на Псал тирь (1670), учительные книги (1693) и отделы Исаии (7,14), отличающиеся глубоко мыслием и остроумием.

В XVIII веке самым ценным католическим комментарием, цитуемым и доныне, считается комментарий Калмета на всю Библию (1707-1716), и его же Библейский сло варь (1722, 1730 гг.), с историческими, археологическими, географическими и иными научными сведениями. В комментарии Калмета вводится уже и апологетический эле мент, с разбором критических суждений по библейским вопросам, что, при обширной и всесторонней эрудиции автора, сближает его с позднейшими апологетическими про тестантскими трудами. Другие толковательные труды уже не равны ему. Но ценны текстуальные и археологические труды из того же века. — Губиганта: Критическое издание Ветхого Завета с вариантами еврейского текста (1753-1754 гг.), Уголино:

Thesavrus antiquitatum sacrarum (1744-1769 гг.), где в 34 томах собраны древние памят ники и исследования по библейско-археологическим вопросам. Этот капитальнейший труд и доселе служит основой библейской археологии. Сабатье издал текст древнего Италийского перевода (1743 г.), и доселе также ценимый филологами и критиками текста LXX. Для православных богословов, при изучении текста LXX, очень полезно это издание, и доселе еще не замененное.

В XIX веке издано католиками очень много толкований. Наиболее ценные и обнимающие все или значительную часть ветхозаветных книг, следующие труды из Holy Trinity Orthodox Mission первой половины столетия: Дерезер и Шольц (1828-1837 гг.) и Аллиоли (1830 г.) крат ко изъяснили в подстрочных примечаниях всю Библию. Бадэ — мессианские пророче ства (1858 г., были и другие издания). Более ценны и обстоятельны из второй полови ны столетия издания Летилльё: La sainte Bible commentn — при участии многих тол ковников: Клера, Фурнье, Трошона и др. (с 1888 — и доселе в повторных изданиях пе чатается). В кратких и ценных подстрочных примечаниях объяснены все ветхозавет ные книги. Еще более ценно иезуитское издание на латинском языке: Cursus Scripturae Sacrae, имеющее также многих участников: Корнели, Кнабенбауера, Гуммеляуера, и мн. др. (началось Общим Введением в 1885 году, не закончено и доселе). Здесь уделя ется много места апологетическим, археологическим, филологическим, и иным вопро сам, входящим в современную экзегетику. Обнимает почти все ветхозаветные книги.

Жаль, что доселе нет еще комментария на Псалтирь, который, надеемся, был бы очень полезен и для русских толковников, так как текст Псалтири в Вульгате составлен с LXX и близок к нашему славянскому переводу. По обширной филологической эруди ции ценны толкования Л. Рейнке на мессианские пророчества (1859 г. и след.), книги малых пророков (Михея, Аввакума, Софонии и др.), мессианские Псалмы (1857 1870 гг.), и его же филологические диссертации: Beitrge zur Erklrung (1854-1874 гг.).


Русский богослов в детальнейшем объяснении еврейского текста указанных книг и мест найдет у автора очень много полезного материала.

Нечего и добавлять, что перечисленные католические комментарии имеют строго ортодоксальный, часто апологетический характер, наполнены множеством ци тат и выписок из древних святоотеческих толкований и лучших позднейших ортодок сального направления католических, нередко и протестантских, трудов. Особенно бо гаты ими комментарии в Cursus scripturae sacrae. Ценны здесь и библиологические от делы: почти на каждую Священную книгу излагается история толкования ее. Вообще, снова повторяем, это — полезнейшее для современного православного богослова из дание. Но и другие поименованные католические комментарии для православного бо гослова очень полезны.

В ХХ-м веке новых крупных комментариев на все ветхозаветные книги не по являлось пока, лишь продолжали издаваться отдельные части начатых уже общих из даний. Не можем умолчать лишь о последнем библейском труде неутомимейшего и плодовитейшего католического современного писателя-библеиста, Вигуру. La sainte Bible Polyglotte (Par. 1900-1906 гг. На Евангелия и Деяния изд. в 1907 г., а на остальные новозаветные книги еще не издана эта полиглотта). Здесь содержится греческий, ев рейский, латинский и французский тексты Библии, к греческому тексту LXX приданы многочисленные варианты, есть и переводы трудных мест. Вообще это издание очень ценно468.

История толкования ветхозав. книг изложена в западной литературе в следующих трудах: Ro senmllerus. Historia interpretationis librorum sacrorum in ecclesia Christiana. Lips. 1795-1814 гг.

История доведена до эпохи возрождения. — Meyer. Geschichte d. Schrifterklrung seit d. Wiederhes tellung d. Wissenschaften. Gott. 1802-1809. Diestel. Geschichte d. alten Testaments in d. christlichen Kirche. lena. 1869 г. Здесь излагается не внешняя лишь, а и внутренняя идейная история вообще научного исследования ветхозаветных книг. Значительное место этому вопросу уделяется во Введениях Ричарда Симона, Кейля и Корнели. На русском языке существует журнальная статья проф. Сельского: Краткий очерк истории свящ. библиологии и экзегетики (Труд. Киев. дух. акад.

за 1866 г. 3 т.). У преосв. Михаила в первом выпуске Библейской науки (Тула. 1898 г.) помещен:

“Очерк истории толкования Библии.” В обоих трудах совместно обозреваются библиологические и экзегетические труды на ветхозаветные и новозаветные книги. У Вигуру есть краткий исторический обзор толкования ветхозаветных и новозаветных книг (Руководство. 1, 210- стр.).

Holy Trinity Orthodox Mission В обзоре иностранной экзегетической литературы, до перехода к русской экзе гетике, хотелось бы обозреть более близкую нам православно-восточную, особенно у потомков Отцов Церкви, греческую экзегетику. Но, при всем нашем желании и сноше ниях по этому поводу469, мы ничего не могли узнать, кроме следующих двух трудов:

'. ei 150.. (1855 г.) и журнала: (за 1893-1894 гг.), в Марсели издававшегося архим. Григорием Зи гавеном. В первом объясняется Псалтирь, в святоотеческом и морально христианском направлении, а во введении автор обнаруживает знакомство с западной библиологиче ской литературой. Во втором помещались статьи экзегетического характера на ветхо заветные книги. Но он давно уже прекратился.

Толкование ветхозаветных книг в России.

В России толковательные труды стали появляться вскоре после принятия христианст ва, но, конечно, не самостоятельные, а переводные. Так, в IX столетии Иоанн, экзарх Болгарский, составил из святоотеческих толкований свой Шестоднев, распространив шийся и в России. Вскоре же появилось в славянском переводе толкование св. Афана сия на псалмы и пророков, которое также распространялось в России. В начале XV ве ка на Афоне был составлен славянский перевод катэны Никифора Гераклейского на книгу Иова, из Олимпиодора, Полихрония и других толковников, а также бесед Иоан на Златоуста на Бытие. И этот перевод распространялся в России. Особенное внимание переводчиков сосредоточивалось на толкованиях на Псалтирь, в виду множества пер вых и церковного и домашнего употребления второй. Так, в XVI веке Максим Грек и его сотрудники перевели “Великое собрание отеческих толкований на Псалтирь,” т.е.

обширную катэну. В Новгороде тогда же Димитрий Герасимов перевел с латинского языка толкование на Псалтирь Брюнона. Тогда же переведены были Беседы на Псалмы Василия Великого. В XVII веке Епифаний Славеницкий перевел Шестоднев Василия Великого. Кроме того в России распространены были в славянском переводе толкова ния на Псалтирь бл. Феодорита.

С половины XVIII века, со времени устроения духовно-учебных заведений и их духовного роста, стали появляться, сначала в рукописи, а потом и в печати, и само стоятельные толковательные труды. Как и естественно ожидать, они стали появляться близ академий и от лиц!, стоявших во главе последних. Так, ученик и ректор Москов ской академии (с 1761 г.), впоследствии Новгородский митрополит Гавриил, составил объяснение на некоторые Псалмы, оставшееся в рукописи. Преосв. Феофилакт (Гор ский), также ученик и ректор Московской академии (до 1758 г.), впоследствии епископ Коломенский, составил Гармонию и Толкование парафрастическое на все Священное Писание, также оставшееся в рукописи. Амвросий (Серебренников), бывший префект Троицкой семинарии, впоследствии архиепископ Екатеринославский, составил толко вание на Иезекииля, также не напечатанное. Амвросий (Подобедов), префект и ректор Московской академии, впоследствии митрополит С.-Петербургский, написал Руково дство к изучению Св. Писания Ветхого и Нового Завета, которое было напечатано (М.

1799 и позднее) и служило очень долгое время учебным руководством. Напечатано также Толкование преосвященного Иринея (Клементьевского), епископа Псковского, на Псалтирь, Даниила и малых пророков (М. 1787,1805-21,1814 и позднее издания есть). В этом почтенном труде автор обстоятельно, по славянскому переводу с неред ким, впрочем, уклонением и к еврейскому тексту, объясняет Священные книги, в свя Например, с профессорами Халкинской семинарии.

Holy Trinity Orthodox Mission тоотеческом духе, с историческими и общебогословскими сведениями, назидательны ми выводами и т.п. И доселе очень ценен этот труд для православного русского бого слова. Преосвященный Феоктист, бывший воспитанник Киевской академии, впослед ствии епископ Курский, издал и напечатал (в 1808 г.) “Драхму от сокровища Священ ного Писания Ветхого и Нового Завета,” т.е. сборник герменевтических правил. Пре освященный Иннокентий, бывший ректор С.-Петербургской семинарии, впоследствии епископ Пензенский, составил толкование на 1 и 2 псалмы. Преосвященный Антоний (Знаменский), также бывший ректор Петербургской академии, впоследствии епископ Ярославский, составил на латинском языке Compendium Hermenevticae (1806 г.). Ни кифор Феотоки, грек, архиепископ Астраханский, издал в Лейпциге катэну на Ось микнижие (Быт. — Суд.) и на кн. Царств на греческом языке (в 1772-1773 гг.). Евгений Булгар, также грек, архиепископ Херсонский, напечатал в Вене на греческом языке экзегетические примечания на Пятикнижие (1801 г.). Остается, конечно, пожалеть, что поименованные ценные труды остались неизвестны большинству русских богословов и бесследно пропали для русской экзегетики.


В начале XIX-го века в преобразованных по Уставу 1808-1814 гг. духовных академиях введено было преподавание Св. Писания “соответственно современному уровню на Западе библейской науки и на одной линии с последними открытиями нау ки.” Но плодов для экзегетики оказалось мало от этого. Всего появилось два ценных труда: митр. Филарета, бывшего ректора Петербургской академии, впоследствии ми трополита Московского: Записки на книгу Бытия (Спб. 1816, 1819, М. 1867 г.), и прот.

Павского, бывшего профессора Петербургской академии: Обозрение книги Псалмов (Спб. 1814 г.). Оба эти труда, действительно, соответствовали современному им на За паде научному уровню экзегетики. Кроме того, первый проникнут глубокими право славно-богословскими мыслями своего великого автора, а второй обнаруживает об ширную археологическую и филологическую эрудицию автора. Следующие труды, и более низкого при том достоинства, появляются много позже. Так, в 1848 г. издан труд преосвященного Игнатия “Примечания к чтению Св. Писания,” а в 1844 и 1857 г. Сав ваитова “Библейская Герменевтика.” Оба труда малоценны. В начале 60-х годов, в эпоху общего духовного подъема в России, изданы труды о. Феодора Бухарева: о ве ликих пророках, Иове, Песни Песней, Плаче и 3-й книге Ездры (в 1861-1864 гг.). Пре имущественно они имеют характер исагогический и кратко обозревают содержание и основные мысли Священных книг. Тогда же изданы краткие подстрочные экзегетиче ские примечания преосв. Агафангела: на книгу Иова (1861 г.) и Премудрость Сираха (1860 г.);

учебные Исагогики: Хергозерского (1860), Смарагдова (1861), Лебедева (1860). Со времени преобразования духовных семинарий в 1867 году, когда введено было в семинарии последовательное чтение и объяснение Священных книг, стали по являться учебники Афанасьева, Хераскова, позднее: Нарцисова, Спасского, Гаврилов ского и др. В них отрывочно изъяснялись лишь места, отмеченные в программе, и от дельные библейские тексты, иногда довольно обстоятельно, но всегда “по учебному” и для учебных целей и потребностей. В общий смысл Священных книг и течение речи священного писателя авторы не входили и не обозревали их. С сравнительно большей последовательностью объяснены книги пророка Даниила и малых пророков (Рязань, 1872-1874 гг.) Ив. Смирновым (ныне преосвященный Рижский Иоанн);

на книги ма лых пророков переведено объяснение Ружемона (Спб. 1881 г.). На Псалтирь изданы были краткие объяснения преосвященным Палладием, епископом Сарапульским (М.

1872 г.), и митрополитом Арсением (К. 1873 г.). У первого более кратко, с выдержками из отеческих толкований, объяснена, частью по славянскому, частью по русскому пе реводу вся Псалтирь. У второго объяснены первые 26 псалмов очень подробно, пре имущественно в морально-назидательном смысле. Сделаны также переводы и изданы Holy Trinity Orthodox Mission в этих переводах немалочисленные отеческие толкования на Псалтирь: св. Афанасия, бл. Феодорита, Иоанна Златоуста, Василия Великого и Евфимия Зигабена. Таким обра зом, современный православный русский толковник имеет возможность по русской литературе ознакомиться с отеческим изъяснением Псалтири. Переведены отеческие толкования Ефрема Сирина, Кирилла Александрийского, Иеронима, Феодорита, Авгу стина и на другие ветхозаветные книги. И с этими переводами также русский толков ник имеет полную возможность ознакомиться470. Ценно изъяснение, особенно на Пя тикнижие и Исайю, г. Властова: Священная летопись первых времен мира и человека (Спб. 1875-1898 г.). Здесь автор уделяет, если не очень много места последовательно му, а тем более текстуальному (совершенно отсутствующему) объяснению, то много апологии по вне-библейским памятникам. Особенно богато таковыми вставочными рассуждениями Пятикнижие (1-3 ч.) и последовательными согласованиями с этими памятниками книга Исаии (5 ч.). На исторические и учительные книги (4-й вып.) его объяснение кратко и спорадично, в виде отдельных замечаний471.

Новый метод ввел и последовательно приложил в русской экзегетике покойный профессор Спб. академии, Ив. Ст. Якимов. Он успел составить и напечатать в Христи анском Чтении (за 1879-80 гг.) объяснение на всю книгу Иеремии и первую часть Иса ии (1883 г.). Объяснение у него ведется по принятому в современной западной литера туре историко-филологическому и богословскому методу. Автор уясняет буквальный исторический смысл славянского и русского переводов, пытается строго научно объ яснить происхождение разностей между греко-славянским и еврейско-русским текста ми. Затем поставляет пророческие речи в тесную связь с современными им историче скими событиями в иудейском и языческих царствах и исторически объясняет проро чества. Наконец, пользуясь отеческим и православно-богословским толкованием, объ ясняет в христианском смысле пророчества и указывает их исполнение. — Здесь, та ким образом, дано в русской литературе впервые последовательное строго научное объяснение священного текста. В этом не стареющая заслуга г. Якимова. Все объясне ния, выводы, рассуждения автора основаны на строгой и серьезно-богословской об ширной эрудиции автора и научно чрезвычайно ценны.

По его методу продолжено и закончено объяснение Исаии профф. Троицким и Елеонским (напечатано в Христ. Чт. за 1883-1893 гг.), и начато объяснение Псалтири о. Вишняковым (на первые 36 псалмов, в Христ. Чт. за 1894 г.). К тому же методу примыкают многочисленные магистерские диссертации, отмечаемые нами в Частном Введении, на отдельные ветхозаветные книги, в коих иногда лишь с большей деталь ностью объясняются отдельные слова и речения библейские. Самая подробная, в этом отношении, монография издана профессором Тихомировым на книгу пророка Мала хии (Сергиева Лавра, 1903 г.).

С 1904 года, по инициативе профессора Лопухина, стала издаваться при Стран нике Толковая Библия. Вышло доселе 6 выпусков: с Бытия по Иезекииля включитель но. Участвуют профессора академий и другие специалисты, заявившие себя в русской библейской литературе. Объяснение имеет характер подстрочных примечаний к рус скому синодальному переводу, хотя на некоторые книги (например Исайю, Притчи, В Частном Введении нами подробно указаны переводные издания отеческих толкований на все ветхозаветные книги.

В русской литературе существуют след. исторические обозрения толковательной русской литературы давнего и отчасти (до 70-80-х годов XIX-го в.) нового времени: проф. Сольский.

Обозрение трудов по изучению Библии в России (Прав. Обозр. 1869, 1);

А. Михаил: Столетие из истории толкования Библии в России. — Речь на годичном акте Московской дух. академии в году;

проф. Елеонский. Отечественные труды по изучению Библии в XIX веке (Христ. Чт. 1901, янв. по 1902, июль).

Holy Trinity Orthodox Mission Иезекииля) толковники касаются славянского перевода и его довольно детально объ ясняют. При краткости, объяснение на некоторые книги носит ценный научный харак тер. На некоторые, впрочем, не может быть одобрено по склонности к новым произ вольным гипотезам (Песнь Песней в 5 т.). Но во всяком случае, этот комментарий очень ценен в истории русской экзегетики, и уповаем, что Господь поможет в нем увидеть русским богословам впервые обстоятельное объяснение всех ветхозаветных книг. В этом заслуга инициатора и его настоящих преемников! В переводе “Руково дства” Вигуру, в подстрочных примечаниях есть объяснение учительных книг: Иова, Псалтири, Екклезиаста — составлено по кратким католическим пособиям (М. 1900 1902 гг.)472.

Таковы главнейшие чисто экзегетические труды. Но, как при обозрении запад ной литературы, мы иногда упоминали и не чисто экзегетические труды, имевшие влияние на экзегетику, так и теперь нельзя обойти молчанием текстуальные труды. Та ковы особенно попытки научного освещения дорогого для нас славянского перевода и истории его текста: Лебедев. Славянский перевод книги Иисуса Навина по сохранив шимся рукописям и Острожской Библии (Спб. 1890 г.). Рождественский. Книга Ес фирь в текстах еврейском, греческом, древне-латинском и славянском (Спб. 1885 г.). А особенно ценны труды профессора Евсеева: Книга пр. Исаии (Спб. 1897 г.) и Даниила (1905 г.) и проф. Михайлова: Бытие в древне-славянском переводе (1908). В перечис ленных монографиях излагается история славянского перевода и его текста, отноше ние его к греческому тексту и пр.473 Несомненно, будущие наши русские толковники, когда ближе займутся нашим церковным греко-славянским текстом, с благодарностью воспользуются поименованными трудами. Сравнение существующего церковно славянского перевода с греческим текстом проведено и в наших последних трудах по переводу Притчей (Каз. 1908 г.), Исаии (1909 г.), Иеремии и Плача (1910 г.), но в под робную экзегетику мы не вдавались, ограничиваясь лишь краткими пояснениями не удобопонятных славянских выражений.

Общий вывод наш из изложенной краткой истории толкования должен быть таков. Священные ветхозаветные книги, вскоре же после своего происхождения, нача ли изучаться и изъясняться сначала евреями, а затем и христианами. Никогда не пре рывался сонм их изъяснителей, так что перечислить всех древних и новых толковни ков нет возможности, потому мы ограничились лишь ближайшими потребностями, в этом отношении, современных русских православных толковников и оттеняли значе ние толкований для последних. Особенно ценны и руководственны во всех отношени ях для православного русского толковника толковательные святоотеческие труды, в коих раскрывалось истинное христианское понимание ветхозаветных писаний. Здесь дан критерий для оценки толковательных трудов и всех других эпох. Последние могут доставлять в известной мере научный материал для толковника, например, аллегори ческий у александрийских иудеев, исторический, филологический, археологический, географический — у новых западных толковников. Но этот материал нужно сортиро вать и употреблять постольку, поскольку он согласуется с святоотеческим пониманием ветхозаветных книг, все противоречащее последнему должно быть отвергаемо. Со гласно с новыми западными толковниками, православный русский толковник имеет право и долг объяснять еврейский текст ветхозаветных писаний, но еще больший долг на нем лежит изъяснять греческий текст их, принятый в церковном употреблении в православно-восточной Церкви, а равно и отечественный церковно-славянский наш Подробное обозначение томов Толковой Библии и выпусков Руководства Вигуру, в коих находится объяснение той или иной Свящ. книги, сделано нами выше в истории происхождения письменности.

См. выше: 4-й отд., История текста слав. пер. в рукописном виде.

Holy Trinity Orthodox Mission перевод. И греко-славянский перевод русский толковник обязан тщательно и всесто ронне научно исследовать филологически, экзегетически и вообще так же строго на учно, как западные толковники изучают свои библейские, оригинальный — еврейский (протестанты), или переводные — Вульгату (католики) тексты. Согласно с новыми за падными толковниками, православный русский толковник имеет право и долг уяснять буквально-исторический смысл ветхозаветных писаний и пользоваться выработанны ми в современной западной исторической, археологической, ориенталистической нау ке данными и выводами, но не забывать и высшего христиански-пророчественного и морального смысла их, раскрытого Отцами Церкви, и его всесторонне раскрывать и утверждать474.

Привыкнув, по своим предыдущим монографическим работам и вообще по принятым в духовных учебных заведениях письменным работам, не оставлять своих исследований без заключений, как здание без крыши, и теперь считаем нужным ска зать несколько заключительных слов.

Представленное нами Общее Историко-критическое Введение в ветхозаветные книги обнимает пять главных вопросов: историю происхождения Священной ветхоза ветной письменности, историю канона, историю текста, историю переводов и историю толкования — ветхозаветных книг. Повторять содержание всех этих отделов не будем, а укажем лишь основную мысль, их объединяющую. Эта мысль есть — вера в проис хождение, богодухновенность и неизменность Священных ветхозаветных книг, со гласно учению о сем Православной Церкви. Согласно с учением Православной Церк ви, изложена нами история происхождения ветхозаветных книг, история канона и ис тория текста. Все эти три отдела убеждают в том, что современные православные хри стиане имеют в святой Библии те Священные ветхозаветные книги, которые по Боже ственному вдохновению написаны богоизбранными мужами ветхозаветной Церкви. В четвертом отделе излагалась история происхождения и критическое значение разных переводов, как для решения вопроса о еврейском ветхозаветном тексте и его соответ ствии автографическому священному тексту, так и для решения вопроса о тексте пере вода LXX и его оригиналах, употребительных в древней Православно-восточной Церкви. В пятом отделе излагалась история толкования ветхозаветных книг с древнего до настоящего времени, кратко обозревались иудейские и христианские толкователь ные труды и выяснялось значение их для современного православного русского бого слова, его нужд и потребностей. Вообще, в четвертом и пятом отделах исагогические вопросы обозревались согласно задачам русской православной богословской науки и ее служению Св. Православной Церкви.

Так, Православная Церковь и ее верования и потребности объединяют все Вве дение.

Ср. Книга пр. Михея. К. 1890 г. LX-LXIV стр.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.