авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ

КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ

ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

ВЫПУСК ДВЕНАДЦАТЫЙ

Октябрь, 2010

ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА НА СЕВЕРЕ

ИНФРАСТРУКТУРНЫЕ ПРОЕКТЫ:

ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО

6—8 сентября 2010 года в г. Иркутске состоялся VI Байкальский междуна родный экономический форум. В рамках форума прошло заседание "круглого сто ла" на тему "Инфраструктурные проекты: государственно частное партнерство", одним из модераторов которого был председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов А.С. Матвеев. Ниже публикуется его вы ступление на заседании.

А. С. Матвеев, председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов ГОСУДАРСТВЕННО ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО И ЕГО РОЛЬ В РЕАЛИЗАЦИИ ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ПРОЕКТОВ В СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О необходимости развития в России государственно частного партнерства (ГЧП), в том числе в регионах Севера, сказано и написано немало. Поэтому вряд ли стоит на этом останавливаться. Наша задача сегодня, как представляется, иная:

анализ накопленного опыта, выявление барьеров, включая несовершенство зако нодательства, тормозящих использование ГЧП, определение путей его развития.

Сразу же обозначу свою позицию: суть и содержание государственно частного партнерства заключается в том, что оно является важнейшим инструментом (фор мой) привлечения внебюджетных средств, то есть капитала частных инвесторов, для реализации государственно и общественно значимых проектов. Практика раз витых стран подтверждает это однозначно. Так, по данным британского прави тельства, за счет ГЧП обеспечивается экономия до 17% бюджета страны.

Вместе с тем одним из серьезных барьеров на пути развития ГЧП является не совершенство действующего законодательства. В частности, законодатель не дал определениия понятия государственно частного партнерства. Вследствие этого к ГЧП нередко относят любые формы взаимодействия государства и бизнеса. По этому к государственно частному партнерству, исходя из его сущности и содержа ния, вряд ли есть основания сводить предоставление государством бизнесу разного рода субсидий, дотаций, льгот и так далее. В связи с этим практика спасения испол нительной властью неэффективных собственников (а примеров тому можно при вести немало — Саяно Шушенская ГЭС, шахта Распадская и другие) никакого отношения к государственно частному партнерству не имеет, и она неприемлема.

Это не что иное, как псевдоГЧП.

В то же время отсутствие четкого определения понятия ГЧП тормозит разра ботку региональных, юридически корректных законов. Сегодня они приняты лишь в 11 регионах.

В связи с этим требуется юридическое закрепление на федеральном уровне по нятия государственно частного партнерства. Ввиду отсутствия модельного закона, регулирующего правоотношения в области ГЧП, нет единообразия в определениях в региональных правовых актах (понятия ГЧП, его форм, условий участия в таком партнерстве). В то же время все острее становится потребность в развитии регио нального законодательства о ГЧП. Региональные законы о ГЧП пока приняты лишь в 11 субъектах Российской Федерации.

Подробнее остановимся на состоянии, основных направлениях и перспективах развития ГЧП в северных регионах. Определенный опыт накоплен и здесь.

Так, в Ненецком автономном округе, где в 2008 году было проведено выезд ное заседание, на котором рассмотрен вопрос "Использование механизмов част но государственного партнерства для привлечения инвестиций в комплексное ос воение районов добычи полезных ископаемых", найдены формы государствен но частного партнерства, позволяющие использовать ресурсные возможности добывающих компаний как альтернативы бюджетного финансирования, в целях повышения уровня жизни своих работников, осуществления социальных и благо творительных программ, решения социальных проблем, в том числе в рамках согла шений с органами государственной власти и местного самоуправления, обществен ными организациями коренных малочисленных народов.

Различные формы такого партнерства в той или иной степени уже используют ся и в других восточных регионах. Прежде всего это партнерство в социальной сфере. Хороший тон в этом задает ОАО "ЛУКОЙЛ". В свое время Комитет по делам Севера и малочисленных народов одобрил опыт партнерства компании "Са халин Энерджи", органов государственной власти Сахалинской области, регио нальной организации коренных малочисленных народов по реализации программ социальной поддержки коренных малочисленных народов, особенно в сфере обра зования, сохранения и развития родных языков этих народов. В ряде субъектов Российской Федерации, в частности в Республике Саха (Якутия), накоплен опыт региональных соглашений, соглашений с органами местного самоуправления об участии промышленных компаний в социальном развитии территорий.

Однако государственно частное партнерство, на наш взгляд, должно охваты вать намного более широкий спектр направлений производственной и социальной сфер, что особенно важно для территорий Севера.

В частности, речь идет о стратегическом партнерстве государства и бизнеса в реализации крупнейших инвестиционных проектов, значимо влияющих на эконо мику страны. Сегодня государство помогает бизнесу в реализации инвестицион ных проектов по различным направлениям: совершенствование законодательства, налогообложение, кредитная политика. В условиях северных регионов основными механизмами реализации государственно частного партнерства являются также федеральные целевые и федеральные адресные инвестиционные программы, выде ление средств Инвестиционного фонда Российской Федерации, кредиты Внеш экономбанка, инвестиционные соглашения госкорпораций, соглашения о разделе продукции и другие.

В качестве важного инструмента привлечения частных инвестиций в новые районы добычи можно рассматривать и решение об установлении нулевой ставки налога на добычу полезных ископаемых на новых нефтяных месторождениях, рас положенных в Арктической зоне.

В последнее время государством предпринимаются определенные шаги по ор ганизации государственно частного партнерства и на региональном уровне. Речь идет о финансировании за счет средств инвестиционного фонда региональных и межрегиональных проектов, направленных на создание и развитие объектов транс портной, энергетической, коммунальной инфраструктуры и реализацию инноваци онных проектов. При этом системообразующим критерием отбора является требо вание о соответствии представленного регионального инвестиционного проекта стратегии социально экономического развития субъекта Российской Федерации.

В то же время для решения задач комплексного развития территорий в настоя щее время получают развитие механизмы государственно частного партнерства, когда компании частного сектора вкладывают средства в те сферы, которые тради ционно финансировались государством. Это, в частности, решение проблемы тру довых ресурсов. Недавно Комитет провел парламентские слушания по этой про блеме. Их участники пришли к выводу, что нужна специальная государственная политика стимулирования граждан, привлекаемых на работу в северные районы;

ее реализация без участия частных компаний невозможна.

Важным является и внедрение достижений научно технического прогресса, то есть переход к инновационной экономике. Несомненно, экономика Севера с уче том климатических особенностей, ограниченности трудовых ресурсов и низкой транспортной обеспеченности должна быть наиболее наукоемкой и высокотехно логичной. Перспективным направлением в реализации этой задачи является созда ние территориальных и производственных кластеров, и здесь свое слово должен сказать бизнес.

Необходимо и ускоренное развитие инфраструктурных отраслей — энергети ки, транспорта, связи, информатики и других. Их неразвитость является одним из самых основных факторов, сдерживающих развитие экономики и социальной сфе ры районов Севера. Причем в этой сфере интересы бизнеса и государства наиболее тесно переплетены, так как в большинстве случаев освоение минерально сырьевой базы территории невозможно без реализации инфраструктурных проектов. А по скольку во многих случаях добыча минеральных ресурсов проводится в местах тра диционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, одним из основных направлений государственно частного партнерства должна стать социальная поддержка таких народов.

В апреле текущего года наш Комитет провел парламентские слушания на тему "Использование механизмов государственно частного партнерства в решении за дач комплексной модернизации социальной инфраструктуры в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях". Мы не случайно вновь вынесли этот вопрос на обсуждение. Анализ социально экономического положения северных территорий показывает, что проблема взаимодействия государства, местного само управления и бизнеса в решении задач их комплексного развития приобретает все большую остроту и актуальность. Особенно тяжелое положение сложилось в соци альной инфраструктуре. Несмотря на то что в стране в последнее время реализует ся ряд программ социального развития, многие северные регионы не являются их участниками. И это потому, что все они реализуются на принципах софинансиро вания из федерального и регионального бюджетов, а поскольку большинство ре гионов являются дотационными, то они остаются вне этих программ. Отрицатель но сказалась на решении вопросов социальной инфраструктуры и передача их на местный уровень. Во многих муниципальных образованиях северных регионов нет средств не только для развития, но и для поддержания уровня минимальных соци альных стандартов.

В результате в этих условиях значительная часть населения северных террито рий остается без качественного медицинского обслуживания, образования, в том числе дошкольного воспитания, ограничены возможности граждан в полноценном отдыхе и досуге, не хватает не только современного, но и обычного благоустроен ного жилья. Износ инженерной инфраструктуры жилого фонда в ряде поселений превышает 70%, невысок уровень его газификации. Остро стоит проблема тепло снабжения и обеспечения качественной питьевой водой. Нарастание этих проблем требует все новых затрат на их ремонт, что постоянно ведет к повышению стоимо сти жилищно коммунальных услуг. Несмотря на нехватку жилья, ввод нового жи лья по сравнению с 1990 годом сократился вдвое. Вывод представляется очевидным:

государственно частное партнерство должно прийти в социальную инфраструктуру.

Одной из наиболее привлекательных форм государственно частного партнер ства и для инвестора, и для государства является договор концессии, активно ис пользуемый во всем мире. В современной России создаются благоприятные усло вия для широкого использования данной формы. Цели такого сотрудничества на региональном и муниципальном уровнях в принципе понятны: инвестор получает государственную гарантию безопасности, долгосрочную и надежно гарантирован ную прибыль, возможность внедрения новых технологий, получения налоговых льгот. Регионы (муниципальные образования) реализуют социально значимые проекты, обеспечивают эффективное использование имущества, повышение каче ства товаров и услуг, получают дополнительные средства в виде концессионный платы. Конечно, сегодня в России нет бума концессионных соглашений, но ситуа ция меняется к лучшему. Появился ряд стратегически важных концессионных со глашений: Пермь, Омск, Ростов на Дону, Нижний Новгород, Санкт Петербург передали сети водоснабжения и водоотведения инвестору в концессию или долго срочную аренду, значительная часть муниципального жилищного фонда в Иркут ской области обслуживается частными компаниями.

Немалые возможности имеются для использования государственно частного партнерства в реализации приоритетных национальных проектов, особенно ПНП "Доступное и комфортное жилье — гражданам России". Как показывает практи ка, уже выработаны основные направления сотрудничества государства и бизнеса в реализации программ жилищного строительства. Как правило, государство берет на себя прокладку коммуникаций, обустройство дорог, инженерной инфраструкту ры, бизнес структуры строят жилье и создают часть социальной инфраструктуры.

Для того чтобы развитие государственно частного партнерства обрело большую динамику, необходимо решить ряд проблем. Прежде всего, дальнейшего совершенствования требует законодательная база. В настоящее время партнерские отношения между государством и бизнесом регулируются нормами различных за конов — "О концессионных соглашениях", "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ для государственных и муниципальных нужд", "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" и других. Вместе с тем с учетом накопленного опыта в реализации государственно частного партнер ства представляется необходимость кодифицировать их в одном законе, что пред полагает разработку и принятие специального федерального закона.

Президент Российской Федерации Д.А. Медведев 18 июня 2010 года в Санкт Петербурге на международном экономическом форуме предложил создать специализированный инфраструктурный инвестиционный фонд, в котором госу дарственные средства будут дополнены частным капиталом;

на 1 бюджетный рубль рассчитывалось привлечь 3 рубля частных инвестиций. Одной из важней ших задач фонда должно быть финансирование инфраструктурных проектов, кото рые очень часто становятся серьезным препятствием в реализации ключевых эко номических проектов. Правительству Российской Федерации следует ускорить принятие решения о создании такого специализированного фонда. Первыми участ никами в реализации инфраструктурных проектов должны стать регионы Севера Российской Федерации, на территориях которых запланированы и реализуются задачи национального масштаба.

Сегодня многие регионы Севера и Дальнего Востока готовы к самостоятельной инвестиционной политике, к запуску в работу своих региональных инвестиционных фондов, и в связи с этим важно снять все препятствующие административные и за конодательные барьеры. При этом Комитет исходит из понимания того, что роль северных регионов будет еще больше возрастать в связи с тем, что на их террито рии располагается практически вся сырьевая база для обеспечения устойчивого развития страны. Перспективы развития Российского государства, обеспечение на циональной безопасности России в значительной степени зависят от того, насколько комплексно и эффективно будут использованы геополитический, природно ресурс ный, экономический и интеллектуальный потенциал ее северных территорий.

*** О реализации Федерального конституционного закона "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Россий ской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа" 4—8 октября в г. Красноярске и Дудинке прошло выездное заседание Коми тета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов на тему "О реа лизации Федерального конституционного закона "Об образовании в составе Рос сийской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объеди нения Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа". В его работе приняли участие члены Совета Федерации, представители Министерства регионального развития Рос сийской Федерации, депутаты Красноярского краевого законодательного Собра ния, руководители ряда органов исполнительной власти Красноярского края, руко водители муниципальных образований Таймырского (Долгано Ненецкого), Эвенкийского районов, г. Норильска.

Вел выездное заседание председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов А.С. Матвеев.

Ниже публикуется решение комитета, принятое по итогам заседания.

РЕШЕНИЕ выездного заседания Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов на тему "О реализации Федерального конституционного закона "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа" 7 октября 2010 года Обсудив с участием представителей комитетов Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике, по бюджету, по социальной политике и здра воохранению, а также представителей федеральных органов государственной вла сти, органов государственной власти и органов местного самоуправления, предпри ятий и общественных организаций Красноярского края состояние и проблемы реа лизации Федерального конституционного закона "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объ единения Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа" (далее — федеральный конституци онный закон), Комитет о т м е ч а е т :

В соответствии с федеральным конституционным законом в результате объе динения Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа с 1 января 2007 образован новый субъ ект Российской Федерации — Красноярский край. Органами государственной власти указанных субъектов Российской Федерации своевременно приняты и реа лизованы решения по всем предусмотренным федеральным конституционным за коном правовым, организационным и финансовым вопросам, связанным с объеди нением.

В границах территорий Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного ок руга и Эвенкийского автономного округа созданы административно территори альные единицы с особым статусом — Таймырский Долгано Ненецкий муници пальный район и Эвенкийский муниципальный район. В соответствии с Уставом Красноярского края от каждого из этих муниципальных районов в Законодатель ное Собрание Красноярского края избирается по два депутата по двухмандатным избирательным округам.

Уставом Красноярского края гарантируется учет интересов административ но территориальных единиц с особым статусом: органы государственной власти края при решении вопросов бюджетной обеспеченности муниципальных образова ний, наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями и других, касающихся местного самоуправления и отнесенных к ве дению этих органов, должны учитывать особый статус Таймырского Долгано Не нецкого и Эвенкийского муниципальных районов. В развитие этих положений за прошедший после создания нового субъекта Российской Федерации период при нят ряд законов Красноярского края, регулирующих вопросы полномочий органов местного самоуправления Таймырского Долгано Ненецкого и Эвенкийского му ниципальных районов.

Положительным итогом образования нового субъекта Российской Федерации, по мнению Комитета, стало создание единого экономического пространства имею щих долговременную совместную историю территорий. Объединение обладающих огромными природно ресурсными запасами Таймырского (Долгано Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов и Красноярского края с его высокоразвитыми научно производственной и финансовой сферами экономики привело к существен ному увеличению их совместного экономического потенциала, в том числе для ре шения социальных проблем и выравнивания уровня социально экономического развития территорий.

В то же время анализ положения дел, статистических показателей, экспертных оценок, обращений в федеральные органы государственной власти и средства мас совой информации представителей общественных организаций Таймырского Дол гано Ненецкого и Эвенкийского муниципальных районов, проживающих в них граждан показывает, что для достижения определенной федеральным конституци онным законом цели объединения — ускорения социально экономического разви тия объединяющихся территорий и повышении уровня жизни населения — пред стоит решить еще немало проблем.

При принятии решений об объединении основным механизмом выхода нового субъекта Российской Федерации на качественно более высокий уровень экономи ческого и социального развития предполагалась реализация ряда крупных инвести ционных проектов, предусмотренных Указом Президента Российской Федерации от 12 апреля 2005 года № 412 "О мерах по социально экономическому развитию Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа", таких как ввод в эксплуатацию Богучанской ГЭС, освоение Ванкорского месторождения, комплекс мероприятий по развитию транспортной и социальной инфраструктуры территории и ряд других проектов, связанных прежде всего с использованием природных ресурсов.

Однако изменение экономической ситуации, мировой финансовый кризис, па дение цен и спроса на сырье и энергоносители и, как следствие, снижение инвести ционной привлекательности заявленных проектов привели к тому, что планы эко номического развития были реализованы лишь частично. При этом после заверше ния периода финансовой поддержки процесса объединения из средств федерального бюджета все затраты на сохранение достигнутого уровня социаль но экономического развития дотационных территорий бывших автономных окру гов стали расходными обязательствами Красноярского края. В 2009 году доля без возмездных перечислений от других бюджетов бюджетной системы Российской Федерации в общем объеме доходов бюджетов Таймырского Долгано Ненецкого и Эвенкийского муниципальных районов составила 88,8% и 96% соответственно.

Несмотря на общий рост доходов населения (заработной платы, пенсий, неко торых социальных выплат и ряда других), рост объемов межбюджетных трансфер тов в бюджеты Таймырского Долгано Ненецкого и Эвенкийского муниципальных районов, необходимо принять меры по снижению дефицита местных бюджетов, увеличению социальной привлекательности жизни в этих районах, сокращению от тока населения, переселению жителей из ветхого и аварийного жилья, сокращению очередей нуждающихся в улучшении жилищных условий и в предоставлении мест в детских дошкольных учреждениях.

Комитет считает, что в сложившихся условиях требуется принятие на феде ральном уровне дополнительных мер по социально экономическому развитию тер риторий объединенного субъекта Российской Федерации.

С целью сохранения территориальной общности каждого из двух автономных округов в составе нового субъекта Российской Федерации в процессе объединения за ними были сохранены административная целостность и исторические наимено вания — Таймырский Долгано Ненецкий и Эвенкийский муниципальные районы.

Однако огромные площади новых районов, транспортная разобщенность населен ных пунктов ограничили доступность государственных услуг для населения.

Много вопросов при рассмотрении хода и результатов объединения субъектов Российской Федерации вызывает отсутствие законодательного определения ста туса административно территориальных единиц с особым статусом, в которые преобразуются бывшие автономные округа. В соответствии с федеральным кон ституционным законом и аналогичными нормами федеральных конституционных законов об объединении других субъектов Российской Федерации статус админи стративно территориальных единиц с особым статусом должен был быть уста новлен федеральным законом, уставом и законами нового субъекта Российской Федерации. Однако на федеральном уровне это требование не выполнено, не оп ределено, как особый статус административно территориальной единицы дол жен соотноситься с положениями федерального законодательства об органах го сударственной власти субъектов Российской Федерации и о местном самоуправ лении.

Комитет считает, что в федеральном законодательстве должны быть установ лены общие положения статуса административно территориальной единицы с осо бым статусом, в том числе с учетом уже имеющегося опыта объединения субъектов Российской Федерации, а в законодательстве субъекта Российской Федерации эти положения должны быть конкретизированы исходя из региональных особен ностей.

В процессе подготовки к объединению основные предложения по реализации особого статуса Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвен кийского автономного округа в составе нового субъекта Российской Федерации были определены в постановлении Законодательного Собрания Красноярского края от 24 марта 2005 года № 14 3207П, меморандуме, подписанном губернато рами трех объединяющихся территорий 8 апреля 2005 года, постановлении Думы Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа от 11 апреля 2006 года № 05 0514 П. Однако не все эти предложения реализованы.

Законами Красноярского края органам местного самоуправления Таймырско го Долгано Ненецкого и Эвенкийского муниципальных районов переданы госу дарственные полномочия по обеспечению предоставления гарантий прав коренных малочисленных народов Севера, но они решают в основном вопросы обеспечения мер социальной поддержки. Отсутствие законодательного определения особого статуса у образованных муниципальных районов не позволяет в полной мере реа лизовать права коренных малочисленных народов Севера.

Дополнительные сложности вызывает отсутствие или недостаточность в феде ральной нормативно правовой базе механизмов реализации ряда положений феде ральных законов, регулирующих вопросы традиционного природопользования ко ренных народов в части обеспечения приоритетного доступа к объектам животного мира, охотничьим угодьям, рыбопромысловым участкам, а также вопросы состоя ния исконной среды обитания, деятельности промышленных компаний в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности корен ных народов и так далее.

С учетом состоявшегося обсуждения Комитет р е ш и л :

1. Отметить в целом позитивную работу органов государственной власти и ор ганов местного самоуправления Красноярского края по реализации Федерального конституционного закона "Об образовании в составе Российской Федерации но вого субъекта Российской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского ав тономного округа".

2. Рекомендовать:

Федеральному Собранию Российской Федерации, Правительству Рос сийской Федерации:

разработать и принять федеральный закон, определяющий статус администра тивно территориальных единиц с особым статусом, образующихся при объедине нии субъектов Российской Федерации в границах автономных округов;

внести изменения в Федеральный конституционный закон "О порядке приня тия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Россий ской Федерации", учитывающие реальную практику и проблемы, выявленные в процессе прошедших объединений субъектов Российской Федерации;

внести необходимые изменения в Федеральный закон "О государственной гра жданской службе Российской Федерации" и другие законодательные акты, на правленные на обеспечение гарантий прав государственных и муниципальных слу жащих объединяющихся территорий;

ускорить разработку и принятие федерального закона о государственной под держке северного оленеводства;

внести изменения в федеральные законы "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", в Лесной кодекс Российской Федерации в части обеспечения приоритетного досту па коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Россий ской Федерации, их общин и иных объединений к охотничьим угодьям, охотничь им животным, водным биологическим ресурсам и рыбопромысловым участкам, лесным ресурсам в местах традиционного проживания и традиционной хозяйствен ной деятельности этих народов;

подготовить и принять нормативные правовые акты, направленные на расши рение прав субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в ре гулировании федеральных, региональных и местных налогов;

подготовить и принять поправки в статью 56 Бюджетного кодекса Российской Федерации, предусматривающие передачу в бюджеты субъектов Российской Фе дерации норматива отчислений от налога на добычу полезных ископаемых в виде углеводородного сырья (за исключением газа горючего природного) в размере 10 процентов;

Правительству Российской Федерации:

принять необходимые меры по выполнению в полном объеме Указа Президен та Российской Федерации от 12 апреля 2005 года № 412 "О мерах по социаль но экономическому развитию Красноярского края, Таймырского (Долгано Не нецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа";

рассмотреть вопрос о принятии дополнительных мер, в том числе финансовой поддержки, направленных на социально экономическое развитие административ но территориальных единиц с особым статусом Красноярского края, повышение уровня жизни проживающего на их территориях населения;

принять необходимые меры для гарантированного обеспечения граждан, про живающих на территории Таймырского Долгано Ненецкого и Эвенкийского му ниципальных районов, государственными услугами, предоставляемыми террито риальными подразделениями федеральных органов власти, в том правоохрани тельной системы, судебной системы, прокуратуры, военных комиссариатов, налоговых органов;

разработать совместно с органами государственной власти Красноярского края долгосрочные программы развития северных территорий края в соответствии с по ложениями Основ государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, а также другими нормативны ми документами по развитию Арктической зоны Российской Федерации;

создать систему постоянного мониторинга состояния дел в новых субъектах Российской Федерации, образованных в результате объединения субъектов Рос сийской Федерации, с целью выработки предложений по совершенствованию нор мативно правовой базы процессов объединения и оказанию поддержки, необходи мой для успешной реализации целей объединения субъектов Российской Федера ции;

разработать систему мер финансовой поддержки новых субъектов Российской Федерации, образованных в результате объединения субъектов Российской Фе дерации;

принять меры по совершенствованию системы региональной и муниципальной статистики, позволяющие объективно и полно отслеживать динамику социаль но экономических и финансовых показателей территорий;

создать необходимую нормативно правовую и методическую базу для созда ния и реализации программ кластерного развития в регионах;

рассмотреть вопрос о включения строительства и модернизации объектов социальной инфраструктуры и жилищно коммунального хозяйства админист ративно территориальных единиц с особым статусом в федеральные целевые программы;

изыскать возможность оказания финансовой поддержки Красноярскому краю для строительства интерната для детей коренных национальностей из семей, веду щих кочевой образ жизни, на 250 мест в п. Носок Таймырского Долгано Ненец кого муниципального района;

органам государственной власти и органам местного самоуправления Красноярского края:

рассмотреть вопрос о внесении изменений в систему управления администра тивно территориальных единиц с особым статусом — Таймырского Долгано Не нецкого и Эвенкийского муниципальных районных, направленных на обеспечение гарантированной доступности для населения отдаленных территорий всего спектра муниципальных и государственных услуг;

развивать государственно частное партнерство для развития социальной сфе ры, в том числе создания и модернизации действующих инфраструктурных объек тов;

обеспечить осуществление в полном объеме государственных полномочий по организации и обеспечению защиты исконной среды обитания и традиционного об раза жизни коренных малочисленных народов, развитию традиционных отраслей хозяйствования на территории Таймырского Долгано Ненецкого и Эвенкийского муниципальных районов;

в целях обеспечения гарантий прав коренных малочисленных народов рассмот реть вопрос о создании при органах исполнительной власти Красноярского края совета представителей коренных малочисленных народов Севера;

3. Комитет изучит все предложения, поступившие в ходе подготовки и прове дения выездного заседания комитета, а также в ходе поездки членов комитета в Таймырский Долгано Ненецкий муниципальный район, и по решению каждого из них проинформирует авторов.

Председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов А.С. Матвеев А.Н. Силин, заведующий кафедрой социального менеджмента Тюменского государственного нефтегазового университета, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор социологических наук, профессор ОБЩЕСТВЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ Понятие "общественное здоровье", чрезвычайно актуальное и значимое для развития нашего государства, пока не получило общепризнанного толкования.

Юристы включают в него в первую очередь уровень преступности, нарко и алко зависимости, медики — структуру заболеваемости населения, социологи — уро вень физического и социального самочувствия различных социальных групп и так далее.

Между тем согласно определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. Думаю, это определение можно распространить не только на отдельного человека, но и на об щество в целом. При рассмотрении понятия здоровья в масштабах общества или населения отдельного региона, в нашем случае северного, следует обращать внима ние на состояние физического, социально экономического, правового, политиче ского, психического и духовно нравственного благополучия людей, осуществляю щих свою жизнедеятельность в определенных исторически сложившихся условиях.

Таким образом, общественное здоровье характеризует как жизнеспособность лю дей, так и потенциал всего общества.

Опросы населения, проведенные автором статьи по репрезентативной выборке в 2009—2010 годах на территории Ямало Ненецкого автономного округа, пока зали, что лишь около 17% респондентов полностью удовлетворены нынешней жизнью, 48 % временами испытывают недовольство, 8 % ощущают безысход ность и растерянность, 9 % — неудовлетворенность и раздражение, 15 % возму щены неспособностью государства решить острые социальные проблемы. При этом в наибольшей степени ямальцев волнуют рост расходов на содержание жилья (65 %), будущее детей (32 %), рост расходов на лечение и поддержание здоровья (26 %), рост наркомании (14 %).

Между тем не меньшую тревогу вызывает и сегодняшнее состояние здоровья северян. Высоким остается уровень смертности в трудоспособном возрасте. Ос новные причины — болезни органов системы кровообращения (в Ханты Мансий ском автономном округе (ХМАО) — 29,6, в Ямало Ненецком автономном окру ге (ЯНАО) — 21,2 случая на 10 тысяч населения), несчастные случаи, отравления и травмы (в ХМАО — 13,2, ЯНАО — 12,8 случая на 10 тысяч населения). От равления некачественным алкоголем, суицид и убийства составляют почти полови ну причин смертности в последнем случае. При этом самооценка здоровья доста точно высока, особенно у мужчин.

Оценка своего здоровья Ханты Мансийский Ямало Ненецкий автономный округ автономный округ — Югра 2006 г. 2010 г. 2006 г. 2010 г.

Чувствую себя хорошо 35 39 37 Иногда болею 38 38 40 Часто болею 11 8 8 Хронический больной 9 8 8 Инвалид 3 3 1 Не знаю 5 4 5 Итого 100 100 100 Среди причин высокой заболеваемости респонденты на первое место по значи мости поставили некачественный алкоголь, а тяжелую, вредную для здоровья ра боту — на последнее место.

Подлинные же причины плохого здоровья северян несколько иные и требуют системного изучения. Это геофизические и природно климатические, социаль но психологические, экологические (в связи с антропогенной деятельностью) и другие факторы в их взаимодействии.

Например, установлено, что сочетание негативных геофизических, климати ческих и антропогенных факторов северных территорий приводит в зависимости от различий в их сочетании к превалированию разных патологий в разных регио нах.

Так, в Ханты Мансийском автономном округе — Югре на первое место вы ходят инфекционные и паразитарные болезни, заболевания органов дыхания, кожи, травмы и отравления. Эвенкийский АО характеризуется превалированием психологических расстройств, патологии эндокринной системы и системы крове творения. На Таймыре ведущими заболеваниями стали болезни нервной системы, психические расстройства, новообразования, инфекционные и паразитарные бо лезни, болезни эндокринной системы.

Учеными Сибирского отделения РАМН выявлен синдром полярного напря жения, который в отличие от синдрома стресса, открытого канадским физиологом Г. Селье в 1935 году, присущ лишь жителям Крайнего Севера и раскрывает взаи мосвязи дизадаптивных процессов у человека с особенностями геомагнитной сфе ры, светового и холодового режимов, питания, социального климата и других фак торов, присущих циркумполярным регионам.

Выяснилось, что при сочетании возмущений геомагнитного поля с гравитаци онными аномалиями резко возрастает число обострений сердечно сосудистых за болеваний, главным образом гипертонических кризов, инфарктов миокарда, пси хических расстройств, ДТП, травм на производстве, ошибок операторов. При этом работоспособность и выносливость здоровых людей в дни геофизических воз мущений значительно увеличивается, они испытывают подъем настроения, благо получия, эйфории, порой переоценивают свои возможности. У больных и пере утомленных людей, напротив, в эти дни снижается настроение, появляется бессон ница, возникает состояние дискомфорта, повышенная раздражительность, приводящая к беспричинным межличностным конфликтам. У некоторых появля ются мысли о своем ничтожестве и бессмысленности жизни, что приводит к случа ям суицида. Исследования показали значимое влияние космогеофизических рит мов на здоровье северян.

Особенности геомагнитного поля высокоширотных областей проявляются на разных уровнях человеческого организма: в нервной системе, что приводит к из менениям в поведении;

в сердечно сосудистой системе, что провоцирует обостре ние заболеваний;

на клеточном уровне это проявляется в изменении проницаемо сти и стабильности биологических мембран и изменении биохимического состава клеток.

Северные природно климатические условия оказывают комплексное воздей ствие на здоровье людей. Кроме низких температур, это и отсутствие нормального светового дня, приводящее к появлению сезонных депрессий и бессонницы, и вы сокая скорость ветра, перепады атмосферного давления и так далее.

Уязвимость северных экосистем и низкая способность к самоочищению вызва на их низкой биологической продуктивностью (незначительным приростом и об щими запасами фитомассы), многолетней мерзлотой и дефицитом тепла, что зна чительно удлиняет период разложения загрязняющих веществ.

Кроме того, при разработке нефтегазовых ресурсов Севера на здоровье работ ников значительно влияют вредные и опасные производственные факторы: интен сивный производственный шум, общая и локальная вибрация, недостаточное осве щение рабочих мест в полярную ночь, загрязнение воздуха рабочей зоны газами, пылью, химреагентами и так далее. Наиболее неблагоприятны для здоровья усло вия труда при бурении и ремонте скважин. Они связаны со значительным физиче ским и психоэмоциональным напряжением, использованием специальных химиче ских реагентов и композиций, вызывающих гнойничковые заболевания кожи, за грязнением воздуха парами нефти, попутного газа, сероводорода.

Ученые СО РАМН установили, что наследственно обусловленные возможно сти механизма адаптации к условиям Крайнего Севера более, чем у 70% некорен ного населения не могут обеспечить длительное сохранение здоровья в экстремаль ных климато геофизических условиях высоких широт. Результатом становятся хронические заболевания уже в молодом возрасте, преждевременное старение, со кращение продолжительности жизни.

Предстоящее освоение газовых ресурсов полуострова Ямал потребует массо вого привлечения значительного количества работающих межрегиональным вахто вым методом, то есть по принципу "живу на юге, работаю на Севере".

При вахтовой организации труда множественные воздействия на человеческий организм имеют не постоянный, а дробный характер. При этом сверхинтенсивный труд на Крайнем Севере компенсируется длительными междувахтовыми периода ми отдыха по месту постоянного жительства. Регулярные маятниковые перемеще ния работников с преодолением нескольких часовых поясов, сменность климатиче ских и социально производственных условий в течение цикла "вахта — отдых" не позволяют установиться сколько нибудь стабильным взаимоотношением человека с внешней средой, поэтому работа в таком режиме сопровождается хроническим напряжением регуляторно адаптационных систем организма.

Таким образом, ситуация, сложившаяся в сфере общественного здоровья в се верных регионах, требует безотлагательного вмешательства как федеральных вла стных структур, так и администраций северных субъектов Российской Федерации.

Нужна серьезная программа социально экономических преобразований систем жизнеобеспечения северян и эффективные механизмы ее реализации.

Одним из первоочередных мероприятий в решении этой проблемы могло бы стать создание систем медико экологического мониторинга в районах Крайнего Севера, что позволит обеспечить возможность своевременного вмешательства в социально экологические процессы с целью создания оптимальных условий для жизнедеятельности человека. В нашей стране действуют системы мониторинга среды, определяющие концентрации ведущих загрязнителей воздуха, воды и уров ня шумов;

в какой то степени оценивается концентрация загрязнителей почвы, растительности, льда и снега. Оценку биологических последствий проводят лишь в отдельных научных или выборочных исследованиях на примере лишайников эпи фитов, рыб, оленей, экспериментальных животных, клеточных культур.

Большая часть экологического мониторинга как в нашей стране, так и за рубе жом заключается в определении в воздухе, поверхностных почвах, растениях и у животных химических веществ, радионуклидов, тяжелых металлов и так далее.

Между тем исследования свидетельствуют о том, что часто уровень загрязнения среды и данные биоиндикации на экспериментальных системах и животных не со ответствуют содержанию загрязняющих элементов в организме человека и не кор релируют с заболеваемостью населения.

Видимо, все таки главным критерием качества окружающей среды является именно здоровье человека. Мерой опасности загрязнения окружающей среды для здоровья населения является вероятность появления тех или иных неблагоприят ных эффектов. Человек, его здоровье выступают основными измерителями и критериями степени и качества изменений жизненной среды, которые отражают ся на его состоянии и развитии. В специфических условиях Крайнего Севера здо ровье человека может рассматриваться как интегральный показатель качества его жизни.

М.А. Тараканов, старший научный сотрудник Института экономических проблем им. Г.П. Лузина Кольского научного центра РАН ОБ ЭВОЛЮЦИИ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ ПОНЯТИЙ "КРАЙНИЙ СЕВЕР" И "СЕВЕР" В РОССИИ В декабре 2006 года в Правительство Российской Федерации членами Коми тета Государственной Думы по проблемам Севера и Дальнего Востока был на правлен проект федерального закона"О районировании Севера Российской Феде рации", относительно которого руководитель ВНКЦ "Север" М.А. Жуков в сво ей обстоятельной статье, размещенной в Интернете на сайте "Арктика сегодня", делает вывод о том, что "в подходе авторов законопроекта просматривается очень распространенное явление — гипнотическое воздействие слов "комплексное рай онирование", подразумевающее возможность и желательность в рамках одной карты отобразить максимум информации о территории и использовать ее как уни версальную для решения абсолютно всех и всяческих задач"*.

Можно привести и другие примеры, чтобы осознать настоятельную необходи мость актуализировать имеющийся исторический опыт, рассмотреть действующую практику как на уровне нормативно правовых актов, так и на уровне научных ра бот по северной социально экономической тематике с тем, чтобы показать, что как понятие "Крайний Север", так и понятие "Север" в России — каждое само по себе — представляет собой группу концепций с различной пространственной лока лизацией в зависимости от проблемы и предмета нормативно правового регу лирования, цели социально экономических исследований, но отнюдь не как некоторые, якобы существующие виртуальные территории с названиями "Крайний Север" и "Север", раз и навсегда пространственно локализованные четкими грани цами "на все случаи жизни".

Следует отметить, что к заключению, аналогичному сформулированному выше тезису относительно понятий "Крайний Север" и "Север", но только относительно понятия "Арктика", еще в 60 х годах XX века пришли авторы монографии**, отме чая, что "обилие условий, характеризующих Арктику и в то же время не совпадаю щих друг с другом, фактически исключает возможность получить исчерпывающее определение этого понятия". Они предлагают "рассматривать термин "Арктика" лишь как группу концепций, которые позволяют ограничить круг вопросов, описы ваемых частными научными дисциплинами, но отнюдь не как территорию с четки ми границами"***.

* Жуков М.А. О проекте федерального закона "О районировании Севера Российской Федерации" // http://www.arctictoday.ru/analytics/601.html (дата просмотра 5 августа 2010 г.).

** См.: Sater J.E. (ed). The Arctic Basin. Washington, 1969.

*** Цит. по: Петров Л.С. Границы Арктики и принципы ее определения // Труды ААИИ. Т. 304.

Л., 1971. С. 18.

Эволюция различной пространственной локализации понятия "Крайний Север" В работе "Развитие капитализма в России" В.И. Ленин, рассматривая процес сы роста торгово промышленного населения в пореформенную эпоху, разбил 50 губерний европейской части России на девять групп, включив в группу с назва нием "Крайний Север" три губернии: Архангельскую, Вологодскую и Олонец * кую.

В молодой советской России пространственная локализация понятия "Крайний Север" была связана с мероприятиями по переустройству на социалистический лад жизни малочисленных народов, населявших северные окраины страны и сохранив ших наиболее архаичные формы производства и значительные пережитки перво бытнообщинного строя. В 1924 году появляются декреты ВЦИК и СНК РСФСР "О порядке осуществления мероприятий, имеющих целью охрану тузем ** цев Севера от эксплуатации" и "О снабжении населения Крайнего Севера продо *** вольствием и предметами первой необходимости", положившие начало формиро **** ванию северного законодательства.

В июне 1924 года Президиум ВЦИК издает постановление об образовании Комитета содействия народностям северных окраин при Президиуме ВЦИК (Ко митета Севера), одной из задач которого было выделение районов расселения ма лых народностей Севера. Мероприятия, связанные с решением этой задачи, полу ***** чили название "национальное районирование Крайнего Севера".

К 1934 году на Крайнем Севере (как синоним — на северных окраинах) как территории, выделенной на основании национального районирования, существова ло 9 национальных округов, 77 национальных районов и 500 советов, в том числе ****** 165 кочевых.

М.А. Сергеев, анализируя различные концепции пространственной локализа ******* ции понятия "Крайний Север" в первом выпуске сборника "Летопись Севера", особо подчеркивал, что законодательное оформление территории Крайнего Севера после революции происходило по национальному признаку. Конкретное админист ративно географическое содержание понятия "Крайний Севера", подчеркивает ав тор, определялось неоднократно на протяжении 20 лет опубликованными перечня ми районов, которые содержались в принципиальных, директивных постановлени * См.: Ленин В.И. Развитие капитализма в России / В.И. Ленин. Полн. собр. соч., 5 е изд. М., 1960. Т. 3. С. 565.

** См.: Собрание узаконений и постановлений РСФСР. 1924. № 18. Ст. 180.

*** См.: Там же. № 61. Ст. 605.

**** См.: Круглов А. Северное законодательство // Советский Север. 1931. № 1.

***** Терлецкий П. Национальное районирование Крайнего Севера // Советский Север. 1930.

№ 7—8.

****** Сергеев М.А. Комитет содействия народностям северных окраин // Летопись Севера. Т. III. М., 1962. С. 78.

******* См.: Сергеев М.А. К вопросу о применении термина "Крайний Север" // Летопись Севера. Т. I.

М.—Л., 1949.

ях правительства или в отдельных законах, посвященных тем или иным частным вопросам. Он разделяет документы с такого рода перечнями на две группы.

К первой группе он отнес законодательные акты, в которых пространственная локализация понятия "Крайний Север" определена по национальному признаку.

Это постановление ВЦИК от 10 декабря 1930 года "Об организации националь ных объединений в районах расселения малых народностей Севера"* и постановле ние СНК РСФСР от 8 сентября 1931 года № 957 "О хозяйственном развитии районов Крайнего Севера". Приведенный в них перечень, отмечает М.А. Сергеев, изменялся в последующем в связи с переменами в районировании, главным обра зом номенклатурно, но иногда и объемно, путем дополнения его новыми админист ративно территориальными единицами. Именно из этого установленного законо дательством понятия "Крайний Север" и следует, по мнению автора, исходить при любом географическом исследовании, ибо какой бы южной границей ни определять физико географическое представление о Крайнем Север, неоднородность его от дельных макрорайонов сохранится, и это лишний раз свидетельствует о невозмож ности чисто физико географического районирования для выделения этого понятия.


Ко второй группе М.А. Сергеев относит правительственные постановления, появившиеся позже и также содержащие перечни районов Крайнего Севера, имеющие конкретные цели и задачи. Это, в частности, постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 мая 1930 года "О запрещении ввоза и продажи спиртных на питков в северных окраинах РСФСР"**, постановление СНК РСФСР от 26 ок тября 1932 года "Об установлении территории, на которую распространяется дей ствие постановление ВЦИК и СНК от 10 мая 1932 года о льготах для лиц, рабо тающих на Крайнем Севере"***, постановление ЦИК и СНК СССР от 17 августа 1933 года "О ликвидации охотничьей кооперации и о реорганизации интегральной кооперации", приводящее Список районов Крайнего Севера, в которых сохраняет ся интегральная кооперация"****, постановление СНК СССР от 23 августа 1938 года "О проведении переписи населения 1939 года в труднодоступных рай онах и сельсоветах и населенных пунктах", приводящее свой Перечень территорий Крайнего Севера, и другие.

С позиций сегодняшнего дня важно отметить не подразделение на две группы, а наличие в приведенных перечнях проблемно ориентированного подхода в оп ределении понятия "Крайний Север" с различной пространственной локализацией.

Рассмотрим, к примеру, Мурманский округ. В 1927 году была ликвидирована Мурманская губерния, на ее базе был образован Мурманский округ. Девять во лостей губернии были реорганизованы в шесть районов. Саамские поселения оста лись в Кольско Лопарском, Ловозерском и Понойском районах. В 1927 году был создан Комитет содействия малым народностям Севера при Мурманском окрис * Собрание узаконений и постановлений РСФСР. 1931. № 8. Ст. 98.

** См.: Собрание узаконений и постановлений РСФСР. 1930. № 31. Ст. 406.

*** См.: Собрание узаконений и постановлений РСФСР. 1932. № 91. Ст. 406.

**** См.: Собрание узаконений и постановлений РСФСР. 1933. № 53. Ст. 309.

полкоме. На территории округа были образованы 9 туземных советов: в Поной ском районе — Иоканский, Лумбовский, Сосновский, Понойский;

в Коль ско Лопарском — Мотовский, Нотозерский, Кильдинский;

в Ловозерском — Семиостровский и Ворониский. В октябре 1929 года эти три района были преобра * зованы в национальные районы.

Вместе с тем в Перечень районов Крайнего Севера согласно постановлению СНК РСФСР от 26 октября 1932 года Мурманский округ вошел не только в час ти образованных в нем национальных районов, а полностью. Однако в Перечне районов Крайнего Севера по постановлению ЦИК и СНК СССР от 17 августа 1933 года Мурманского округа нет вообще;

отсутствует Мурманская область (до 28 мая 1938 года — Мурманский округ) и в Перечне районов Крайнего Севера по постановлению СНК СССР от 23 августа 1938 года;

в последнем документе нет также, к примеру, Мезенского и Лешуконского районов, которые входили по Се верному краю в Перечень районов Крайнего Севера согласно постановлению СНК РСФСР от 26 октября 1932 года.

Можно привести такого рода примеры и по другим районам, названным в том или ином из приведенных перечней районов Крайнего Севера. Таким образом, продемонстрирована зависимость пространственной локализации понятия "Край ний Север" от цели и проблемы, которые были четко сформулированы при приме нении этого понятия в соответствующих актах. Установка М.А. Сергеева на упот ребление в научной и учебной литературе только одной из этих пространственных локализаций для толкования понятия "Крайний Север" (а именно — исходя из эт нического принципа) не имела перспективы, как показала история.

В действующем законодательстве осталось лишь определенное в 1932 году по нятие о районах Крайнего Севера как территории льгот, отмененных на время войны и вновь восстановленных с 1 августа 1945 года, и введенное в 1945 году (также с целью предоставления льгот) понятие о местностях, приравненных к районам Крайнего Севера", как территории льгот, которое по содержанию предоставляемых льгот совершенно идентично понятию о районах Крайнего Севе ра как территории льгот, за исключением размеров процентных надбавок и дли ** тельности отпусков.

*См.: Киселев А.А., Киселева Т.А. Советские саамы: история, экономика, культура. Мурманск, 1987.

** Отметим, что Постановление СНК СССР от 18 ноября 1945 года, которым было введено поня тие "местности, приравненные к районам Крайнего Севера", было очень кратким, ибо только констати ровало тот факт, что на утверждаемый перечень таких местностей распространяется действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 1 августа 1945 года "О льготах для лиц, работающих в рай онах Крайнего Севера", со следующими изъятиями: а) лицам, работающим в этих местностях, выплачи вается 10 процентная надбавка к ставкам (окладам) по истечении каждого года работы;

б) отпуска сверх установленных действующим законодательством предоставляются работникам с нормированным рабо чим днем — продолжительностью 12 рабочих дней, а работникам с ненормированным рабочим днем — продолжительностью 24 рабочих дня за 1 год работы. Собственно, это было отражено и в названии ут верждаемого этим постановлением Перечня отдаленных местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, на которые распространяется действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 1 авгу ста 1945 года "О льготах для лиц, работающих в районах крайнего Севера", с пониженными процентны ми надбавками и размерами дополнительных отпусков.

Ныне пространственная локализация территорий, выделяемых для установле ния такого рода льгот, определяется Перечнем районов Крайнего Севера и местно стей, приравненных к районам Крайнего Севера, на которые распространяется действие указов Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1960 года и от 26 сентября 1967 года о льготах для лиц, работающих в этих районах и местно стях, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года № 1029 (с послед. изм.).

Указанная пространственная локализация для районов Крайнего Севера и при равненных к ним местностей используется также и для ряда других, каждый раз конкретно указываемых, целей, однако может определяться и их иная пространственная локализация.

В качестве примера для первого варианта можно привести реализацию Прави тельством России нормы пункта 4 статьи 16 Федерального закона от 22 ноября 1995 года № 171 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции": "Производство, поставки и розничная продажа питьевого спирта разрешаются только в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях в соответствии с переч нем, утвержденным Правительством Российской Федерации (выделено авт. — М.Т.)". Постановление Правительства России от 25 июня 2007 года № 400 "О перечне районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, в которых разрешается производство, поставки и розничная продажа питьевого эти лового спирта" содержит прямую ссылку на вышеуказанное постановление Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года № 1029 (в соответствующей редак ции)*. Заметим, что целевая установка этого постановления диаметрально противоположна целям упомянутого ранее постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 30 мая 1930 года "О запрещении ввоза и продажи спиртных напитков в северных окраинах РСФСР".

Проблема так называемого северного завоза служит примером иного варианта пространственной локализации этих понятий, что отражено в Перечне районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей с ограниченным сроками заво за грузов (продукции), утвержденном постановлением Правительства России от 23 мая 2005 года № 402 (в ред. от 31 марта 2009 года). По ряду позиций он уже * См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 25 июня 2007 года № 400. Там указано: установить, что к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям, в которых раз решаются производство, поставки и розничная продажа питьевого этилового спирта, относятся районы и местности, указанные в перечне районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к рай онам Крайнего Севера, на которые распространяется действие указов Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1960 года и от 26 сентября 1967 года о льготах для лиц, работающих в этих рай онах и местностях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года № 1029 "О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 сентября 1967 г.

"О расширении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера (выделено авт. — М.Т.)"// СП СССР, 1967, № 29, ст. 203;

1983, № 5, ст. 21;

СП РФ, 1992, № 1—2, ст. 5;

Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР, 1992, № 5, ст. 230;

Ведомости СНД и ВС, 1992, № 14, ст. 755;

№ 39, ст. 2188;

Собрание актов Президента и Правитель ства Российской Федерации, 1992, № 6, ст. 338;

№ 7, ст. 391;

№ 16, ст. 1246;

1993, № 29, ст. 2753;

№ 52, ст. 5059;

1994, № 13, ст. 988;

СЗ РФ, 1994, № 14, ст. 1640.

Перечня согласно Постановлению Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года № 1029 (в соответствующей редакции), а по ряду позиций — шире его;

в частности, он содержит Октябрьский район Еврейской автономной области.

Именно этот вариант пространственной локализации понятий использован в Фе деральном законе от 18 октября 2007 года № 230 ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенство ванием разграничения полномочий", которым в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" до бавлена новая статья — об особенностях организации местного самоуправления в муниципальных образованиях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченными сроками завоза грузов (про дукции).


Рассмотрим ситуацию с пространственной локализацией этих понятий (рай онов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера) в нормах о классификации экономических районов. Это тем более важно, что здесь мы имеем выход на такое понятие, как "экономическая зона Севера", существовав шее с 1 июля 1994 года до 1 января 1997 года.

Во введенном в действие с 1 июля 1994 года Общероссийском классификаторе экономических районов ОК 008 93, разработанном СОПС и ЭС Минэкономики и Минсотрудничества России и утвержденным постановлением Госстандарта России от 30 декабря 1993 года № 300, предназначенном для обеспечения стан дартизации процессов сбора и машинной обработки данных статистической ин формации при анализе, регулировании и прогнозировании социально экономиче ского развития России и ее районов, оценке межрегиональных экономических свя зей, а также для формирования запросов потребителей в разрезе объектов классификатора, в качестве объектов классификации в перечне экономических подзон были названы экономическая подзона Крайнего Севера (код ОКЭР 81) и экономическая подзона местностей, приравненных к районам Крайнего Се вера (код ОКЭР 82). Состав этих экономических подзон был представлен соот ветственно в приложениях Б и В;

элементами этих подзон являлись соответственно элементы Перечня районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к рай онам Крайнего Севера, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года № 1029 "О порядке применения Указа Президиума Вер ховного Совета СССР от 26 сентября 1967 года "О расширении льгот для лиц, ра ботающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера" (в соответствующей редакции).

В качестве объекта классификации в ОК 008 93 в перечне экономических зон была названа экономическая зона Севера (код ОКЭР 80), состав которой был представлен в приложении Г, из чего следует, что территориально экономическая зона Севера согласно ОК 008 93 была локализована пространством, объединяв шим две указанные выше экономические подзоны. ОК 008 93 действовал до 1 ян варя 1997 года;

собственно, до этого же времени существовало и нормативное оп ределение экономической зоны Севера;

ныне аналогичного нормативного опреде ления этого понятия нет.

С 1 января 1997 года действует Общероссийский классификатор экономиче ских районов ОК 024 95, разработанный СОПС и ЭС Минэкономики и Мин сотрудничества России и утвержденный постановлением Госстандарта России от 27 декабря 1995 года № 640. В перечне экономических зон и макрозон этого до кумента нет экономической зоны 80 и экономических подзон 81, 82, которые были в таком перечне в ОК 008 93. Среди разделов ОК 024 95 имеется раздел 10 "Территории с дискомфортностью условий жизнедеятельности на селения". Это название не представлено территорией в целом, а фигурирует толь ко в качестве заголовка для двух отдельных территориальных экономических груп пировок — районы Крайнего Севера (10.1);

местности, приравненные к районам Крайнего Севера (10.2). Эти экономические группировки полностью совпадали соответственно с перечнем элементов в подзонах 81 и 82 в ОК 008 93. Таким образом, представленная в целом в ОК 008 93 экономическая группировка "экономическая зона Севера" в действующем в настоящее время ОК 024 95 от сутствует.

Понятие "Север" как группа концепций с различной пространственной локализацией Термин "Север", распространенный в дореволюционной литературе, относил ся чаще всего к европейским окраинам.

В работах по колонизации Переселенческого управления Министерства земле делия дореволюционной России 5 северо восточных губерний Европейской Рос сии — Архангельская, Вологодская, Олонецкая, Пермская и Вятская — опреде лялись как Север Европейской России"*, или русский Север**.

В научных работах по этнографии пространственная локализация русского Се вера определяется в зависимости от цели исследования, например, как "террито рия, лежащая к северу от той области, которую восточное славянство освоило при расселении в условиях первобытно общинного строя, до возникновения Русского государства и до того, как часть восточных славян стала осознавать себя русскими, т.е. до середины IX в."*** В начале 1930 х годов в СССР понятие "Север" стало активно использоваться при составлении второго 5 летнего плана в мероприятиях, связанных с промыш ленно транспортным освоением новых территорий.

Группа Севера Госплана СССР представила свое видение пространственной локализации введенного в то время в употребление экономического понятия Севе * См.: Гипнопиус Л. Север Европейской России // Вопросы колонизации: период. сб. № 20.

Петроград. 1917. С. 86—135.

** См.: Чиркин Г. Колонизационные задачи на Русском Севере // Вопросы колонизации: период.

сб. № 20. Петроград. 1917. С. 1—14.

*** См.: Бернштам Т.М. Поморы. Л, 1978. С. 10.

* ра. Руководивший этой группой С.В. Славин в статье, опубликованной в материа лах проведенной в феврале 1932 г. Всесоюзной конференции по размещению про изводительных сил на Севере, определил экономическое понятие Севера как объе динение районов, расположенных севернее промышленно освоенной полосы Союза ССР и районов, охваченных длительным планом хозяйственного развития (УКК, Ангаро Енисейский комплекс). Последнее указание являлось квинтэссен цией в определении азиатской части Севера этого автора.

Уточняя локализацию вводимого понятия о Севере, С.В. Славин писал, что границы Севера в основном покрывают границы так называемого Крайнего Севе ра, выделенного в целях особого планирования, в частности снабжения, постанов лением СНК РСФСР от 8 сентября 1931 года, однако поскольку выделение Крайнего Севера производилось с особыми задачами и включает в основном на циональные образования, мы в отдельных районах можем иметь границы Крайнего Севера южнее границы Севера в экономическом понимании. Так, в Крайний Север входят Сихотэ алиньский район, не включенный в понятие Севера, и некоторые другие.

Важно отметить, что С.В. Славин уже в этой статье указывал на историческую динамичность границ такого экономического понятия Севера.

В 1954 году при Президиуме АН СССР была образована Комиссия по про блемам Севера, которая в 1962 году была преобразована в Межведомственную ко миссию по проблемам Севера Совета по изучению производительных сил при Гос плане СССР**. С 1958 года Комиссия начала издавать специальные выпуски под общим названием "Проблемы Севера". Во втором выпуске (1958 год) была опуб ликована статья С.В. Славина***, в которой он, как и в уже упомянутой статье, ис ходя из задач промышленного освоения Севера, устанавливал признаки, по кото рым определялись границы районов советского Севера в экономическом его пони мании. При этом автор вновь отмечал их историческую динамичность. Вместе с широким освоением природных ресурсов Севера, транспортным строительством и заселением, отмечал он, постепенно смягчают свое значение и местами отпадают признаки отдаленности, слабого экономического развития, малонаселенности и другие. Это означает, что из экономического понятия "советский Север", выделяе мого в основном в связи с решением задачи промышленного освоения природных ресурсов отдаленных и труднодоступных северных районов страны по мере их индустриального развития и транспортного строительства могут исключаться отдельные освоенные части территории.

В 1961 году вышла монография С.В. Славина "Промышленное и транспортное освоение Севера СССР", где автор подчеркивал специфику своей концепции по * См.: Славин С.В. Размещение производительных сил на Севере во втором пятилетнем плане // Проблемы Севера. Труды Первой всесоюз. конф. по размещению производительных сил Союза СССР. Т. VIII. М., 1933. С. 11—65.

** См.: Межведомственной комиссии по проблемам Севера — 15 лет // Летопись Севера. Т. V.

М., 1971. С. 6—26.

*** См.: Славин С.В. О понятии "Советский Север" // Проблемы Севера: вып. 2. М., 1958. С.

252—265.

пространственной локализации экономического понятия Севера и дал перечень территорий, которые были отнесены им к Северу. Именно на содержащуюся в этой монографии пространственную локализацию экономического понятия Севера он ссылается в последующих своих работах. Так, к названию своей статьи "Основные вопросы повышения эффективности развития и размещения производительных сил Севера СССР", опубликованной в 16 м выпуске издания "Проблемы Севе ра", он делает специальную сноску: "К зоне Севера отнесены Мурманская и Ар хангельская области, Карельская АССР, Коми АССР (Европейский Север), Ханты Мансийский и Ямало Ненецкий национальные округа, северные районы Томской области, Красноярского края, Иркутской, Читинской, Амурской, Саха линской областей, Хабаровского края, Бурятской АССР, Якутская АССР, Ма гаданская и Камчатская области (Азиатский Север)". Подробные обоснования южной границы зоны Севера даны в главе I монографии автора "Промышленное и транспортное освоение Севера СССР" (М., Экономиздат, 1961)"*.

В контексте нашей статьи содержание этой сноски имеет принципиальное зна чение, ибо в том же 16 м выпуске "Проблемы Севера" опубликована статья П.И. Коха "Некоторые пути снижения затрат на создание машин для Севера"**, где дан пример иной пространственная локализация Севера, исходя из иных целе вых установок, а именно — с позиций необходимости и экономической целесооб разности создания машин "в северном исполнении" П.И. Кох определяет север ную зону на основе решения задачи о правильном выборе климатических районов эксплуатации машин с различными температурными уровнями их хладостойкости.

В эту зону вошли, например, Новосибирская и Кемеровская области, Приморский край, а также ряд других районов, не отнесенных к зоне Севера С.В. Славиным (см. его статью в том же выпуске "Проблемы Севера"). Собственно, это вполне естественно с позиции сформулированного нами тезиса о различных концептуаль ных пространственных локализациях понятия "Север". Из указанной П.И. Кохом целевой установки выделения Северной зоны не имеет значения, является ли тот или иной район, предназначаемый для применения машин "в северном исполнении", промышленно освоенным или нет.

Подчеркнем, что наличие представлений о различных пространственных лока лизациях понятия "Север" дано в одном и том же сборнике "Проблемы Севера", издававшемся Межведомственной комиссией по проблемам Севера Совета по изу чению производительных сил при Госплане СССР.

Такого рода примеров можно привести много.

Первым нормативным актом, в котором дано определение территории Севе ра как объекта для установления льгот (гарантий и компенсаций), является Постановление Совета Министров РСФСР от 22 октября 1990 года № 458 "Об упорядочении компенсаций гражданам, проживающим в районах Се * Славин С.В. Основные вопросы повышения эффективности развития и размещения производи тельных сил Севера СССР // Проблемы Севера: вып. 16. М., 1972. С. 5.

** См.: Кох П.И. Некоторые пути снижения затрат на создание машин для Севера // Проблемы Севера: вып. 16. М., 1972. С. 59—65.

вера". Согласно данному постановлению процентная надбавка к заработной плате * рабочих и служащих за непрерывный стаж работы стала основным признаком, по которому в законодательстве о государственных гарантиях и компенсациях стало происходить определение тех районов Севера, которые не относились к рай онам Крайнего Севера и местностям, приравненным к районам Крайнего Се вера, согласно Постановлению Совмина СССР от 3 января 1983 года № 12 (в со ответствующей редакции). Именно в такой трехчленной структуре районов Севера и был установлен с 1 января 1991 года порядок начисления процентных надбавок для молодежи Севера, в частности, для двух структурных составляющих районов Севера (в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, и в районах Севера, которые не относились к районам Крайнего Севера и местностям, приравненным к районам Крайнего Севера) — в размере 10 % за каждые 6 месяцев работы.

В постановлении Верховного Совета Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4521 1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федера ции "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и прожи вающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях"" район ный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате** стали основны ми классифицирующими признаками в определении районов Севера для установления государственных гарантий и компенсаций, предусмотренных за коном. Пунктом 3 этого постановления установлено, что государственные гаран тии и компенсации, предусмотренные указанным законом, распространяются на районы Севера, в которых начисляются районный коэффициент и процентная над бавка к заработной плате, но не отнесенные к районам Крайнего Севера и прирав ненным к ним местностям***.

* Установление процентных надбавок за стаж работы в местностях, не входящих в Перечень рай онов Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, было введено постановлениями ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС от 6 апреля 1972 года № 255 "О льготах для рабочих и служащих предприятий, учреждений и организаций, расположенных в Архангельской области, Карельской АССР и Коми АССР" и от 9 января 1986 года № 53 "О введении надбавок к заработной плате рабо чих и служащих предприятий, учреждений и организаций, расположенных в южных районах Дальнего Востока, Бурятской АССР и Читинской области".

** См.: Тараканов М.А. Прошлое, настоящее и перспектива процентных надбавок и районных ко эффициентов на Севере // Уровень жизни населения регионов России. 2009. № 4. С. 71—83.

*** Конкретная локализация остальных районов Севера содержится в письме Госкомсевера России от 23 августа 1993 года № 2028 "Комментарий к Закону Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и прирав ненных к ним местностях". Из текста Комментария: "В регионах, в которых начисляются районный ко эффициент и процентная надбавка к заработной плате, но не отнесенных к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям (п. 3 постановления Верховного Совета Российской Федерации "О порядке введения Закона в действие"), наряду с установленными ранее применяются льготы, установ ленные статьей 14 Закона (предоставление дополнительных отпусков продолжительностью 7 рабочих дней)… Ежегодный дополнительный отпуск продолжительностью 7 рабочих дней предоставляется ра ботникам регионов, в которых установлены районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате, т. е. проживающим в южных районах Республики Карелия, Дальнего Востока, Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, а также в Республике Бурятия, Республике Тува, Республике Хакасия".

Таким образом, была сформирована трехчленная структура понятия "Север" как объекта и юридической категории территориального регулирования государст венных гарантий и компенсаций: 1) районы Крайнего Севера;

2) местности, при равненные к районам Крайнего Севера;

3) остальные районы Севера, где установ лены районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате.

Такая структура юридического определения понятия "Север" активно исполь зуется в нормативных документах по обеспечению трудовых прав. Так, в пункте 2.3.3 Отраслевого соглашения по лесопромышленном комплексу Российской Фе дерации на 2009—2011 годы записано, что работникам, занятым на работах в рай онах Крайнего Севера и приравненных к нему местностях, предоставляется еже годный дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 24 календар ных дня в районах Крайнего Севера и 16 календарных дней — в приравненных к нему местностях. В остальных районах Севера, где установлены районный коэф фициент и процентная надбавка к заработной плате, — 8 календарных дней (ста тья 14 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520 I "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях").

Отдельная нормативная парадигма относительно пространственной локализа ции северных территорий (зон) прослеживается в строительных, санитарно гигие нических и тому подобных нормативных документах. Так, при проектировании зданий и сооружений, при планировке и застройке городских и сельских поселений в "Строительной климатологии" определена северная строительно климатиче ская зона с выделением по суровости климата трех районов, где соответственно * наименее суровые условия, суровые условия, наиболее суровые условия (отметим, что территория Мурманской области не входит в северную строительно климати ческую зону).

В Гигиенических требованиях к инсоляции и солнцезащите помещений жилых и общественных зданий и территорий дано определение северной зоны как тер ритории, расположенной севернее 58° с.ш. (постановление Главного государст венного санитарного врача Российской Федерации от 25 октября 2001 года № 21 "О введении в действие СанПиН 2.2.1/2.11.1.107 6 01").

Усиление внимания к проблемно ориентированному подходу можно наблю дать ныне в действиях федеральных органов власти. Так, рассмотрение проблем, связанных с правовым статусом, данным народам Севера (30 народов) и дейст вующим только в рамках этой номенклатуры, показало, что объективно этот статус должен быть распространен на большее число коренных малочисленных народов, проживающих за Уралом. Постановлением Правительства Российской Федера ции от 8 мая 2009 года № 410 был отменен Перечень районов проживания мало численных народов Севера, утвержденный Постановлением Правительства Рос сийской Федерации от 11 января 1993 года № 22 (в ред. от 23 января 2000 года), * Строительные нормы и правила Российской Федерации. СНиП 23 01 99. Строительная кли матология. М., 2000. С. 53.

так как их правовой статус был распространен в целом на народы Севера, Сибири и Дальнего Востока (40 народов). В Концепции устойчивого развития коренных ма лочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федера ции, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 4 февраля 2009 года № 132 р, указанные народы обозначены как малочисленные народы Севера. Аналогичная ситуация возникла при законодательной локализации территорий, на которых были введены налоговые каникулы по добыче нефти.

Уяснение действующей пространственной локализации концепции Севера как объекта и юридической категории территориального регулировании государ * ственных гарантий и компенсаций позволяет четко оценить последствия приня тия упоминавшегося законопроекта о районировании Севера Российской Федера ции, в котором по баллам сконструированной (в который уже раз!) "интегральной ** дискомфортности" выделены зоны, названные районами Крайнего Севера и тер риториями, приравненными к районам Крайнего Севера. Целевая установка поня тия "Север" содержится в проекте федерального закона "О перечне районов Край него Севера и приравненных к ним местностей", где в статье 2 понятие "Север" ог раничено такой формулировкой: "В целях дифференцированного подхода к установлению государственных гарантий и компенсаций для лиц, работающих и проживающих на территории Севера Российской Федерации, утвердить перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей согласно приложению к настоящему Федеральному закону". Отметим, что в предложенных законопро ектах не содержится дифференциации ни по одному виду государственных гаран тий и компенсаций, однако наличия такой формулировки достаточно, чтобы на ос новании принятого нами тезиса о различных (в зависимости от цели) пространст венных локализациях понятия "Север" делать выводы о социально экономических *** последствиях принятия законопроекта о районировании Севера России.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.