авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Постоянный комитет по земельным отношениям, природным ресурсам и эко логии Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) указывает, что Правила рыболовства для Восточно Сибирского рыбохозяйственного бассейна рассматривают квоту для личного потребления как квоту только для коренного на селения, ведущего кочевой образ жизни;

остальное коренное население вынуждено на общих основаниях получать разрешение в пределах квот на любительское и спортивное рыболовство, что провоцирует конфликтные ситуации.

Департамент по охране, воспроизводству и регулированию использования био ресурсов Ямало Ненецкого автономного округа считает необходимым обеспечить приоритетный доступ коренных малочисленных народов и постоянно проживаю щего населения северных регионов к водным биологическим ресурсам, ввести в по нятийный аппарат Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" понятие "традиционное рыболовство коренных малочис ленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации", от менить конкурсное распределение рыбопромысловых участков для целей традици онного рыболовства, наделить органы местного самоуправления правом формиро вать списки лиц (и, возможно, хозяйствующих субъектов) коренных малочисленных народов с целью упорядочения процедуры предоставления в пользование водных биологических ресурсов для традиционного рыболовства.

Комитет Совета Федерации по аграрно продовольственной политике и рыбо хозяйственному комплексу отмечает, что законодательное регулирование рыбо ловства в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществле ния традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера представляет собой излишне забюрократизированную систему норм и пра вил, которая не только не решает поставленных задач, но и затрудняет коренным малочисленным народам и их хозяйствующим объединениям доступ к водным биоресурсам.

*** СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НА СЕВЕРЕ В.Г. Логинов, доктор экономических наук, заведующий сектором Института экономики Уральского отделения РАН СОСТОЯНИЕ И КАЧЕСТВО ОБЪЕКТОВ СОЦИАЛЬНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ В РАЙОНАХ СЕВЕРА Уровень развития социальной инфраструктуры определяется отношением фак тической обеспеченности ее ресурсами к нормативной величине этого показателя, хотя следует отметить, что даже нормативный уровень развития социальной ин фраструктуры свидетельствует только о его наличии и не отражает качественный уровень ее функционирования.

Остаточный принцип финансирования объектов социальной сферы в районах промышленно транспортного освоения обусловил ее постоянное отставание от роста численности населения. В условиях, когда сроки разработки минеральных ресурсов составляют непродолжительный период времени, завершение строитель ства происходит зачастую в период затухания функционирования отрасли, когда резко меняется потребность в рабочей силе и естественно снижается потребность ввода в строй жилья и других объектов соцкультбыта. Но последний процесс по инерции продолжается, особенно при долговременном строительстве. В данном случае неизбежно возникновение проблемы использования созданной социальной инфраструктуры городов и поселков Севера.

Вопрос о судьбе последних в научной литературе в советский период был обой ден вниманием, несмотря на то что уже имелся многолетний опыт развития добы вающих (ресурсных) районов в нашей стране и за рубежом. В официальной печати "города призраки" и "мертвые города" могли существовать только за рубежом.

Многие десятилетия нашими исследователями это подавалось как негативный опыт освоения Севера, свойственный капиталистическим странам, и подразумева лось, что наши города и поселки должны постоянно расти и развиваться. Но в на стоящее время мы стоим перед фактом, что не только города, но и целые отдален ные районы Севера стали своего рода ловушкой для значительной части населения, осваивающего ресурсы этого региона, отдавшего Северу силы и здоровье и оказавшегося его заложниками.

В советский период при сооружении различных объектов главное внимание уделялось производственному строительству. Создание объектов непроизводст венной сферы финансировалось по остаточному принципу. Из общей суммы капи тальных вложений на эти цели выделялось 15—16%. Основная доля осваиваемых непроизводственных капитальных вложений (до 80%) приходилась на создание объектов жилья.

Ведомственный характер освоения северных регионов обусловлен различием в обустройстве монопрофильных поселений (например, нефтяников и лесников), не рациональным использованием финансовых ресурсов и некомплексным развитием более крупных городских поселений, по существу представляющих в начальный период их создания отдельные, разрозненные поселки.

В социально экономическом плане в связи с наличием различных объектов ос воения можно выделить три направления этого процесса.

В первом случае речь может идти только об освоении ресурсов, не обязатель но сопровождающемся ростом освоенности территории;

месторождения могут эф фективно отрабатываться, имея минимальное население, затраты на создание про изводственной и социальной инфраструктуры. С отработкой таких ресурсов их ареалы будут характеризоваться нулевой освоенностью территории и полной осво енностью самого ресурса (например, разработка месторождений драгоценных металлов).

Второе направление имеет место в силу стратегического или транспортного значения территории, если на ней полностью отработаны природные ресурсы, а новые недостаточно изучены или не имеют промышленного значения. Благодаря транспортному строительству зона экономического освоения расширяется за счет транзитных территорий между освоенными и осваиваемыми регионами, выполняющих транспортную функцию.

И, наконец, третье направление, при котором происходят экономическое ос воение и "обживание" северных районов при взаимодействии промышленного ос воения, транспортного строительства и заселения. Это возможно только при нали чии природных ресурсов, эксплуатация которых рассчитана на десятки, сотни лет.

В рыночных условиях реализация крупных проектов освоения природных ре сурсов и территории осуществляется, как правило, совместными усилиями госу дарства и бизнес структур. При этом роль государства (федеральных и региональ ных органов власти) заключается в создании необходимых институциональных и других условий для деятельности хозяйствующих субъектов на первоначальном этапе, таких как инфраструктурное обеспечение, создание определенных префе ренций (налоговые и транспортные льготы, особый режим эксплуатации ресурсов и так далее) и необходимые условия для проживания населения.

Социально экономическое освоение северных районов осложняется суровыми природно климатическими условиями, необходимостью крупных инвестиций, не достатком квалифицированных трудовых ресурсов и так далее.

На практике для решения этих проблем наряду со стационарным используют экспедиционный, межрегиональный вахтовый и вахтовый (внутрирегиональный) методы, которые получили признание при освоении новых территорий в нашей стране и за рубежом.

Межрегиональный вахтовый метод дает возможность использовать квалифи цированные рабочие кадры и специалистов старых, освоенных районов. Этот ме тод облегчает проблему строительства жилья и объектов социальной сферы, выно ся их за пределы осваиваемого района, что позволяет при необходимости сокра щать или расширять производство, привлекать новые кадры;

отпадает необходимость постоянного проживания в экстремальных условиях Севера, трудоустройства других членов семей.

Наиболее эффективны эти методы в районах Крайнего Севера, где затраты на воспроизводство рабочей силы особенно высоки, а суровые природно климатиче ские условия не способствуют постоянному проживанию там.

Использование межрегионального вахтово экспедиционного метода при ос воении природных ресурсов северной зоны было дискуссионным в советский пери од, остается таковым и сегодня. Если с экономической точки зрения целесообраз ность его применения особо не оспаривается, то социальная сторона и последствия для здоровья персонала, работающего в вахтовом режиме, оцениваются крайне негативно.

Однако на практике в 2000 е годы при подготовке проектной документации разработки минеральных ресурсов в неосвоенных районах в смете затрат расходы на создание социальной инфраструктуры не предусматриваются, так как эксплуа тация месторождений предполагается вахтовым методом. Он является одним из перспективных направлений использования высвобождающейся рабочей силы нефтяной отрасли Ханты Мансийского автономного округа — Югры в районах нового освоения нефтегазовых ресурсов на территории соседнего Красноярского края, где в скором времени начнется добыча углеводородов (например, на Ванкор ском месторождении, разработку которого осуществляет НК "Роснефть"). Пла нируемая добыча при выходе на проектную мощность составит 25 млн. тонн в год, численность работающих, по оценке, может составить порядка 20 тысяч человек.

Возможное сочетание стационарного и вахтового методов зависит от географи ческих, социально экономических и природно ресурсных условий того или иного региона.

Длительная промышленная эксплуатация природных ресурсов (минераль но сырьевых, топливно энергетических, лесных) превращает освоение и развитие сырьевых территорий в сложный социально экономический процесс. Так, по мере строительства городов и поселков это сопровождалось урбанизированным заселе нием территорий, при этом для вторых и последующих поколений они стали роди ной. В советский период при доминировании моноотраслевой специализации про исходила незначительная диверсификация хозяйства региона за счет не всегда эко номически обоснованного развития вспомогательных и обслуживающих производств. В рыночных условиях, при сохранении узкоотраслевой специализа ции, которая даже возросла при реструктуризации производства в градообразую щих отраслях и освобождении их от непрофильных активов, вектор диверсификация направлен в сторону переработки сырья и расширения круга вовлекаемых в хозяйственный оборот природных ресурсов.

Ресурсная направленность развития северных территорий обусловливает не стабильность социально экономической обстановки и определяет задачи регио нальной экономической политики в отношении обеспечения населения жильем и объектами социальной сферы. В связи с этим возникает вопрос: как стратегически верно сконструировать программу освоения природно ресурсного потенциала, обеспечивающего населению территории достойный уровень жизни на долгосроч * ную перспективу ?

В этом плане представляет интерес создание долгосрочных активов (стабили зационных фондов) территории, формирующихся в период ее экономического рос та, за счет целевых отчислений от доходов предприятий, занимающихся эксплуатацией природных ресурсов.

В настоящее время для решения этих вопросов на уровне отдельных субъектов Федерации или их крупных частей, имеющих северную специфику, разрабатыва ется система целеполагающих документов. Первоначальным этапом является раз работка концепции, представляющая собой определенный способ понимания и на правления решения данной проблемы. На следующем этапе осуществляется разра ботка схемы, продолжением которой является стратегия. Они разрабатываются, как правило, на 15—20 летний период. В этих документах предлагается качест венное описание вариантов (сценариев), которые различаются характером гипо тез, принятых при формировании прогнозных тенденций социально экономиче ского развития. Стратегия представляет собой систему мер государственного управления, которая опирается на долгосрочные приоритеты и направлена на раз витие человеческого потенциала, повышение качества жизни населения в результа ** те осуществления позитивных структурных изменений в экономике.

Стратегические аспекты взаимоувязаны с социальными, экономическими, экологическими, институциональными направлениями развития региона.

На основе схемы и стратегии идет подготовка программы, содержащей основ ные положения и цели (дерево целей и подцелей) деятельности. Реализация ее осу ществляется с применением программно целевого метода, который увязывает цели с ресурсами. Срок выполнения программы составляет обычно от 5 до 10 лет (с раз бивкой по 5 летиям и отдельным годам). В ходе ее выполнения осуществляется ежегодный мониторинг, в результате которого в нее вносятся необходимые коррек тивы. Источником финансирования программных мероприятий является бюджет * Береснев В.Л., Лавлинский С.М., Суспицын С.А. Модели индикативного планирования разви тия ресурсных районов // Регион: экономика и социология. 2008. № 4. С. 18.

** Стратегия социально экономического развития Ханты Мансийского автономного округа — Югры до 2020 года.

(федеральный, региональный и муниципальный), средства хозяйствующих субъектов и населения.

Учитывая, что невозобновляемые ресурсы исчерпаемы, в любом случае при развитии природно ресурсных районов необходимо в экономически разумных пре делах осуществлять диверсификацию производства. В лесозаготовительных рай онах устойчивое развитие обеспечивается стабилизацией заготовки древесины в рамках расчетной лесосеки, что позволяет практически бессрочно использовать имеющуюся сырьевую базу при ее рациональном использовании и своевременном и качественном воспроизводстве. Во всех сценариях экономического развития по казатели северных регионов в прогнозируемой перспективе будут зависеть от динамики развития добывающих отраслей промышленности.

Риски, возникающие при освоении невозобновляемых минерально сырьевых ресурсов, связаны как с неверной оценкой их ресурсного потенциала, так и измене нием в перспективе спроса (конъюнктуры) на те или другие виды сырья. Как сви детельствует опыт последних лет, от этого не застрахованы даже наиболее привле кательные нефтегазовые ресурсы. Таким образом, финансово экономическое бла гополучие и устойчивость социально экономического развития северных природно ресурсных районов зависят от величины и качества запасов, конъюнктуры сырья на мировом и внутреннем рынках.

В настоящее время в пределах российского Севера можно выделить три основ ные группы регионов: самодостаточные ("доноры"), к которым главным образом относятся территории разработки нефтегазовых ресурсов (Ханты Мансийский — Югра и Ямало Ненецкий автономные округа, Сахалинская область);

стабильно развивающееся регионы (республики Коми и Саха (Якутия), Мурманская область), и депрессивные.

* Появление в 1990 е и последующие годы депрессивных районов в пределах Севера, связанное как с естественными, так и искусственными причинами, создало проблему использования ранее созданной здесь социальной инфраструктуры в связи с оттоком населения. Социально экономические последствия данного про цесса выразились в виде суммарного ущерба от недоиспользования объектов соци альной инфраструктуры. Такой ущерб проявляется не сразу. Вначале снижение нагрузки на объекты социальной инфраструктуры позволяет повысить степень обеспеченности населения ею до нормативного уровня, и только в случае отсутст вия рабочих мест и дальнейшего оттока населения этот нормативный уровень мо жет быть превзойден;

в итоге высвобождаются недоамортизированные объекты жилья и соцкультбыта. В настоящее время это наиболее ярко проявляется в севе ро восточных районах российского Севера.

В 1990 е годы резко снизился ввод жилья и объектов социальной сферы в се верных районах по сравнению с советским периодом, вызванный резким снижени * К ним относятся как отдельные субъекты Федерации, так и их отдельные территории даже в са модостаточных регионах северной зоны.

ем федеральной государственной поддержки, приватизацией и реструктуризацией промышленных предприятий, оттоком населения.

Жилищный фонд северных районов и в настоящее время, несмотря на повыше ние его качества и комфортности в результате нового строительства, обременен старыми проблемами, связанными с наличием значительной доли в его составе аварийного и ветхого фонда.

Ввод жилья в целом по северным районам составил в конце 1990 х годов 38,8%, а в 2000 е годы — 52,7% от уровня 1991 года. Это коснулось всех север ных районов, включая регионы "доноры".

Таблица Ввод в действие жилья в отдельных районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, 1998—2008 годы (тыс. кв. метров общей площади) Регионы Введено Уд. вес, % Место 1998—2003 2004—2008 Итого Всего 6532,8 10547,7 1780,5 100, Республика Карелия 427,1 571,3 998,4 5,8 Республика Коми 1147,5 795,6 1943,1 11,4 Республика Саха (Якутия) 1652,2 1399,8 3052,0 17,9 Красноярский край 257,4 218,7 476,1 2,8 Хабаровский край 201,4 142,0 343,4 2,0 Архангельская обл. 602,7 1022,2 1624,9 9,5 Иркутская обл. 204,4 225,1 429,5 2,5 Мурманская обл. 91,5 49,7 141,2 0,8 Сахалинская обл. 289,5 423,4 712,9 4,2 Ханты Мансийский а.о. — 2990,4 3807,2 6797,6 39,8 Югра Ямало Ненецкий а.о. 721,6 1055,5 1777,1 10,4 П рим е чание : Рассчитано: Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей в 1998—2008 годах. Федеральная служба государственной стати стики // http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_22/Main.htm Это ярко прослеживается на примере Ханты Мансийского автономного окру га — Югры наиболее самодостаточного региона, на долю которого приходилось 36,9% жилья, введенного в строй в 2000 е годы в северных районах. Среднегодо вые показатели введенного здесь жилья в конце 1990 х годов составили 25,6%, в 2006—2008 годах — 62,5% от уровня 1986—1990 годов (на душу населения это составило соответственно 0,23, 0,56 и 1,106 кв. м в год).

В Ханты Мансийском автономном округе — Югре за период после 1990 года общий жилищный фонд увеличился с 17 683,3 тыс. кв. метров до 27 785,9 тыс.

кв. метров (на 1 января 2009 года). Рост жилищного фонда происходил опережаю щими темпами по сравнению с ростом численности населения.

Таблица Темпы роста населения и площади жилищного фонда по Ханты Мансийскому автономному округу — Югре Показатели 1990 г. 1995 г., 2000 г., 2002 г., 2002 г., 2008 г., 2008 г., в%к в%к в%к в%к в%к в%к 2000 г.

1990 г. 1995 г. 1990 г. 2002 г. 1990 г.

Рост численности 100 101,9 103,1 103,0 108,3 106,2 118, населения Увеличение площади 100 118,0 111,4 104,0 136,8 114,9 157, жилого фонда Обеспеченность 100 116,5 107,1 100,6 125,6 110,0 139, жилой площадью Так, если с 1990 по 2002 год включительно численность населения увеличи лась на 8,3%, то площадь жилого фонда — на 36,8%. По сравнению с 2008 годом эти показатели составили соответственно 18,3 и 57,1%. Около четверти жилищно го фонда было построено после 1998 года.

Благодаря опережающему росту общей площади обеспеченность жильем насе ления значительно улучшилась. Так, если обеспеченность жильем в среднем на од ного жителя в 1990 году составляла 13,3 кв. метров общей площади, то в 2002 году — 16,7, в 2008 году — 18,5 кв. метров, отставая от среднего показателя по России (20,2 кв. метров).

Обеспеченность жильем в среднем на одного жителя по отдельным городам и рай онам Ханты Мансийского автономного округа — Югры представлена в таблице 3.

Таблица Обеспеченность жильем в среднем на 1 жителя по отдельным городам и районам Ханты Мансийского автономного округа — Югры (кв. метров общей площади, на конец года) Муниципальные 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г. 2007 г.

образования Всего по округу: 13,3 15,5 16,6 16,7 18, г. Ханты Мансийск 14,5 15,9 18,7 18,8 17, г. Когалым 14,3 16,2 16,5 16,5 16, г. Нефтеюганск 14,8 15,8 16,0 15,7 15, г. Нижневартовск 13,1 15,5 16,3 16,4 17, г. Пыть Ях 12,1 12,7 12,7 13, г. Сургут 13,4 16,0 17,7 18,3 20, г. Урай 14,7 17,6 16,5 16,1 17, Муниципальные 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г. 2007 г.

образования районы:

Белоярский 10,1 12,8 16,3 17,0 21, Березовский 13,4 17,2 21,9 23,3 27, Кондинский 15,3 15,9 18,8 16,7 19, Октябрьский 11,8 14,1 17,1 17,4 19, Нефтеюганский 11,3 16,7 16,0 16,0 11, Нижневартовский 11,1 11,9 13,9 14,8 16, Советский 13,6 16,4 18,2 18,0 21, Сургутский 13,2 15,2 15,6 11,2 16, Ханты Мансийский 14,2 16,4 17,3 17,7 21, Самым низким значение этого показателя среди 22 муниципальных образова ний округа в 2007 году было в г. Пыть Ях (13,8 кв. м), самое высокое — в Бере зовском районе (27,1 кв. м).

Следует обратить внимание и на качество жилья.

Таблица Характеристика жилищного фонда муниципальных образований, 2002 г. (%) Муниципальные Канализация Центральное Водопровод Горячее Обеспечение отопление водоснабжение газом* образования г. Белоярский 100 100 100,0 100 97, г. Когалым 100 100 100,0 99,9 0, г. Лангепас 100 100 100,0 100 0, г. Мегион 85,5 86,0 85,6 73,9 26, г. Нефтеюганск 97,3 98,2 97,8 95,2 8, г. Нижневартовск 98,5 98,6 98,8 94,3 7, г. Нягань 86,6 93,8 90,6 75, г. Покачи 99,4 99,4 99,4 99, г. Пыть Ях 96,5 99 100,0 г. Радужный 98,3 98,5 98,5 90, г. Сургут 98,7 99,2 98,7 96,8 8, г. Урай 99,1 99,6 99,4 75,5 97, г. Ханты Мансийск 80 82,1 80,0 36,7 87, г. Югорск 90,7 91,7 91,5 64,2 92, Белоярский район 75,1 80,3 75,2 72,8 Березовский район 50,7 59,7 52,1 34 83, Кондинский район 30 32,7 32,1 2 16, Нефтеюганский район 58,6 64,1 63,0 18,6 75, Нижневартовский район 88,4 92,6 91,1 87,3 7, Муниципальные Канализация Центральное Водопровод Горячее Обеспечение отопление водоснабжение газом* образования Октябрьский район 72,1 84 72,6 55 1, Советский район 49,4 55,4 51,5 23,8 97, Сургутский район 89 92,4 92,9 86 3, Ханты Мансийский 35 57,5 35,1 26,6 35, район П рим е чание : * — данные за 2000 г.

Так, в Березовском районе, где показатель обеспеченности жильем макси мальный, только 50,7% жилья оборудовано канализацией, 59,7% — централь ным отоплением, 52,1 — водопроводом, 34 — горячим водоснабжением. Наилуч шие показатели качества жилищного фонда в городах Белоярский, Когалым, Лан гепас, Покачи, Сургут и другими), более низкие — в районах. В целом по округу к 2009 году уровень благоустройства жилищного фонда вырос до 89,5%.

Доля общей площади жилищного фонда автономного округа на начало 2009 года по степени износа распределялась следующим образом: с физическим износом до 30% — 75,7%;

от 31 до 65% — 17,3%;

более 65% — 6%;

более 70% — 1%. За счет нового строительства доля жилищного фонда, имеющего фи зический износ до 30%, постоянно увеличивается. Снижается доля жилищного фонда, имеющего степень износа более 65%.

Отрицательным фактором в характеристике жилищного фонда является абсо лютный рост объемов ветхого и аварийного жилья. Общая площадь аварийного и ветхого жилья с 1990 по 2002 год увеличилась более чем в 8 раз (с 238,6 тыс. кв. м до 1941,6 тыс. кв. м), составив в среднем по округу 7,1%, а по муниципальным об разованиям округа — от 1 до 26% (таблица 5).

Таблица Доля ветхого и аварийного жилищного фонда в общем фонде, 2002/2007 годы Муниципальные Ветхий и аварийный Общий жилищный фонд Доля, % образования жилищный фонд Всего по округу 1926,2 /1941,6 24182,7 /27177,7 8,0 /7, г. Белоярский 44,9 /38,6 349,7 /422,0 12,8 /9, г. Когалым 37,9 /31,4 950,3 /957,0 4,0 /3, г. Лангепас 17,2 /57,9 636,5 /693,6 2,7/8, г. Мегион 88,9 /80,5 907,2 /1010,7 9,8 /8, г. Нефтеюганск 55,8 /149,6 1628,6 /1808,2 3,4 /8, г. Нижневартовск 73 /62,1 3931,6 /4237,2 1,9 /5, г. Нягань 121,6 /237,0 954,6 /977,2 12,7/24, г. Покачи 1,8 /10,6 271,4 298,5 0,7/3, г. Пыть Ях 30,7 /10,5 548,1 /574,7 5,6 /1, Муниципальные Ветхий и аварийный Общий жилищный фонд Доля, % образования жилищный фонд г. Радужный 47,3 /34,4 735,9 /772,5 6,4 /4, г. Сургут 355,6 /44,5 5238,4 /6029,7 6,8 /0, г. Урай 52,6 /92,2 697,5 /770,7 7,5 /12, г. Ханты Мансийск 93,6 /91,2 808 /1177,4 11,6 /7, г. Югорск 93,0 /46,4 698,3 /841,8 13,3 /5, Белоярский район 30,1 /27,2 166,8 /193,8 18,1 /14, Березовский район 80,7 /137,3 642,6 /726,5 12,6 /18, Кондинский район 76,4 /78,7 597,8 /682,9 12,8 /11, Нефтеюганский район 60,5 /37,6 538 /545,1 11,3 /7, Нижневартовский 24,6 /28,0 566,4 /562,1 4,3 /5, район Октябрьский район 98,0 /115,5 494,5 /662,8* 19,8 /17, Советский район 282,9 /262,9 853,8 /1014,0 33,1 /25, Сургутский район 98,3 /211.2 1633,6 /1860,3 6,0 /11, Ханты Мансийский 60,8 /56,3 333,1 /359,0 18,3 /15, район П рим е чание : *— в состав района вошел п.г.т. Талинка, ранее относящийся к г. Нягань.

Самая сложная ситуация — в лесозаготовительных Советском (25,9%), Бе резовском (18,9%) и Октябрьском (17,4%) районах (в сумме в этих районах со средоточено около 27% ветхого и аварийного жилья округа);

наиболее низкая доля — в городских поселениях в районах нефтедобычи: Сургут — 0,7%, Кога лым — 3,3, Покачи — 3,6, Пыть Ях — 1,8%.

В последующие годы абсолютная величина ветхого и аварийного фонда немно го сократилась (до 1917,4 тыс. кв. метров в 2008 году), а его удельный вес снизил ся в общем жилищном фонде округа до 6,9%.

Несмотря на успехи в жилищном строительстве, общее число семей, состоящих на учете на получение жилой площади по Ханты Мансийскому автономному округу — Югре, составляло в 2007 году около 58 тысяч человек. По сравнению с 1995 годом число нуждающихся в жилье сократилось в 2,4 раза, а с 1990 годом — в 3,9 раза.

Таблица Число семей, состоящих учете на получение жилой площади по Ханты Мансийскому автономному округу— Югре 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г. 2006 г. 2007 г.

Всего по округу 222665 136838 89307 89562 70664 в том числе:

186380 116097 75624 70679 48208 города районы 36285 20741 13683 18883 22456 В таблице 7 представлены сведения о числе семей, улучшивших жилищные ус ловия. Начиная с 2002 года их число сокращается.

Таблица Число семей, получивших жилую площадь и улучшивших жилищные условия, в Ханты Мансийском автономном округе — Югре 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г. 2006 г. 2007 г.

26318 17877 6911 8816 4252 По состоянию на 1 января 2009 года жилищный фонд по формам собственно сти составил:

муниципальный жилищный фонд — 6683,8 тыс. кв. метров (24,1%);

государственный жилищный фонд — 176,9 тыс. кв. метров (0,6%);

частный жилищный фонд (в собственности юридических и физических лиц) — 20685,1 тыс. кв. метров (74,4%);

смешанный и общественный фонд — 240,1 тыс. кв. метров (0,9%) от общего объема жилищного фонда.

Жилищный фонд автономного округа имеет устойчивую тенденцию роста в ос новном за счет увеличения доли частного жилищного фонда, что связано с реализа цией программы "Улучшение жилищных условий населения Ханты Мансийского автономного округа — Югры" на 2005—2015 годы, объединившей все ранее дей ствующие жилищные программы, в том числе ипотечное кредитование (включает 7 подпрограмм, объем бюджетного финансирования в 2008 году — 23 млрд. руб лей), и "Развитие и модернизация жилищно коммунального комплекса Хан ты Мансийского автономного округа — Югры на 2005—2012 годы" (объем фи нансирования в 2008 году — 5190,2 млн. рублей). Этому способствуют достаточ но высокие доходы населения (среднедушевые доходы в 2008 году — 32,9 тыс.

рублей) — одни из самых высоких в России.

Населением в 2008 году за свой счет и с помощью кредитов было введено в строй 1,3 тыс. жилых домов общей площадью 185,7 тыс. кв. метров. Доля индиви дуального жилищного строительства в общем объеме введенного в строй жилья по округу составила 21,8%.

Средняя стоимость строительства 1 кв. метра общей площади жилых домов квартирного типа (без индивидуальных жилых домов) в 2008 году составила 31 906 рублей, в том числе в городах и поселках городского типа — 32 106 рублей, в сельской местности — 29 742 рубля.

Динамика ввода жилья в расчете на 1 тыс. жителей представлена в таблице 8.

Таблица Среднегодовой ввод жилья в Ханты Мансийском автономном округе — Югре 1981—1985 гг. 1986—1990 гг. 1999—2000 гг. 2001—2005 гг. 2006—2008 гг. 2006—2008 (в % к 1981—1985 гг.) 1240 1106 230 450 560 45, В жилищно коммунальном хозяйстве автономного округа сохраняется ряд проблем, характерных и для других районов Севера:

высокий износ инженерных сетей;

наличие ветхого и аварийного жилья;

невысокая обеспеченность газификации жилищного фонда;

высокая себестоимость жилищно коммунальных услуг;

отсутствие достаточного средств на проведение капитального ремонта*.

Ханты Мансийский автономный — Югра округ является лидером среди ре гионов Севера и по вводу объектов социальной сферы, в первую очередь здраво охранения и образования. Строительство их зависит не только от потребности, но и от наличия бюджетных средств в том или ином северном регионе. Естественно, что регионы "доноры" имеют большие возмоўжности для обеспечения потребности населения своих территорий в таких объектах.

Консолидированный бюджет (без учета доходов территориальных внебюд жетных фондов) Ханты Мансийского автономного округа — Югры составил в 2008 году 181 млрд. рублей по доходам и 185,9 млрд. рублей — по расходам. На поддержку социально культурной сферы было выделено 106 млрд. рублей, в том числе 43,8 млрд. рублей на нужды образования и 37,4 млрд. рублей — на нужды здравоохранения, физкультуру и спорт, или 43,7% от консолидированного бюд жета округа. Каждый из этих цифровых показателей превышает величину консо лидированных бюджетов подавляющего большинства северных регионов.

В настоящее время продолжается процесс строительства новых объектов и об новление материально технической базы учреждений образования и здравоохра нения. Так, в 2007 году были введены в эксплуатацию:

17 объектов образования, в том числе 6 школ на 2705 мест, 8 детских садов на 1 тыс. мест, первая очередь профессионального училища на 600 мест;

7 объектов здравоохранения, в том числе детская поликлиника на 300 посещений в смену, детская поликлиника на 400 посещений в смену с дневным стационаром на 15 коек и педиатрическим отделением на 30 коек, 1 пусковой комплекс, участковая больница на 45 коек с поликлиникой на 250 посещений в смену и дневным стациона ром на 5 коек, лабораторный корпус Госсанэпиднадзора (6307,22 кв. метров), район ная микробиологическая лаборатория на 340 анализов в смену (1925 кв. метров).

В 2008 году введены:

общеобразовательные учреждения на 1173 ученических места, из них на 290 мест — в сельской местности;

дошкольные образовательные учреждения на 620 мест, из них на 50 мест — в сельской местности.

спортивное сооружение с искусственным льдом на 1,86 тыс. кв. метров;

3 плавательных бассейна на 1,131 тыс. кв. метров зеркала воды;

амбулаторно поликлинические учреждения на 158 посещений в смену;

из них на 38 посещений в смену — в сельской местности.

* Итоги социально экономического развития Ханты Мансийского автономного округа — Югры за 2007 год. Правительство Ханты Мансийского автономного округа — Югры. Апрель 2008. С. 59.

Помимо строительств объектов в Ханты Мансийском автономного округе — Югре реализуются два приоритетных национальных проекта — "Образование в Ханты Мансийском автономном округе — Югре" на 2008—2010 годы (объем финансирования в 2008 году — 1058,5 млн. рублей) и "Реализация приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения на территории Ханты Мансий ского автономного округа — Югры на 2008—2010 годы" (объем финансирова ния в 2008 году — 2379,3 млн. рублей).

На долю Ханты Мансийского автономного округа — Югры приходится 37% ввода в действие дошкольных образовательных учреждений и 26% общеобразова тельных учреждений.

Таблица Ввод в действие объектов образования в отдельных районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, 1998—2008 гг.

Регионы Введено Уд. вес, % Место 1998—2003 2004—2008 Итого Дошкольные образовательные учреждения, мест Всего 4550 5231 9781 100, Республика Коми 415 40 455 4,7 Республика Саха (Якутия) 1487 850 2337 23,9 Красноярский край 145 105 250 2,6 Архангельская обл. 85 220 305 3,1 Мурманская обл. 220 575 795 8,1 Ханты Мансийский 1090 2545 3635 37,2 а.о. — Югра Ямало Ненецкий а.о. 455 420 875 8,9 Общеобразовательные учреждения, мест Всего 83098 56801 139899 100, Республика Коми 5274 178 5452 3,9 Республика Саха (Якутия) 18678 13539 32217 23,0 Республика Тыва 6154 1960 8114 5,8 Красноярский край 5012 2484 7496 5,4 Хабаровский край 4605 1283 5888 4,2 Архангельская обл. 2713 2865 557 8 4,0 Мурманская обл. 2472 1433 3905 2,8 Ханты Мансийский а.о. 23789 12547 36336 26,0 — Югра Ямало Ненецкий а.о. 10128 7716 17844 12,8 Чукотский а.о. 57 44 57 44 4.1 П рим е чание : Рассчитано: Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей в 1998—2008 годах. Федеральная служба государственной стати стики // http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_22/Main.htm.

Наполняемость школьных учреждений зависит от сложившейся половозрастной структуры населения и особенностей его расселения по территории. За период с 1998 по 2008 год численность учащихся в образовательных учреждениях северных районов снизилась в 1,7 раза при сокращении количества школ в 1,25 раза и уменьше нии средней численности школьников на одно учреждение с 371 до 269 человек (в 1,4 раза). Это коснулось в различной степени всех территорий. Основная причина сло жившегося положения — малочисленность детского контингента школьного возраста, обусловленная низким уровнем рождаемости в 1990 е годы. На данный процесс в большинстве регионов накладывается отрицательное сальдо миграции. Все это вызва ло снижение численности учащихся и как следствие закрытие неперспективных школ.

Сложившееся к 2008 году положение в отрасли образования северных терри торий отличается значительной дифференциацией по отдельным регионам.

Таблица 1 Основные показатели объектов образования в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, 2007/2008 учебный год Регионы Число Числен Уд. вес Кол во Число Числен Кол во (%) уча учащихся ность уча ность ОУ** детей школ* щихся, щихся, на детей в на занимаю тыс. чел. 1 школу них, ДОУ щихся во тыс. чел.

2 юи3 ю смены Всего 4326 1165,4 /11,0 14,8 269 4328 504,6 Республика Алтай 27 5,4 /17,6 26,8 200 20 1,1 Республика Бурятия 77 14,5 /12,9 14,8 188 69 4,4 Республика Карелия 252 64,0 /9,3 3,0 254 266 31,0 Республика Коми 461 100,9 /10,4 8,3 219 560 51,2 Республика Саха 665 143,0 /15,0 20,0 218 726 53,6 (Якутия) Республика Тыва 173 55,3 /17,7 29,6 320 218 15,8 Забайкальский край 20 3,0 /11,9 5,5 150 14 1,0 Камчатский край 124 33,2 /9,6 12,7 268 135 15,8 Красноярский край 251 56,3 /11,3 8,0 224 190 21,5 Пермский край 56 4,7 /13,0 5,3 84 7 1,8 Приморский край 56 11,6 /9,9 12,7 207 42 4,7 Хабаровский край 209 57,7 /9,5 13,2 27 6 227 27,0 Амурская обл. 64 12,3 /10,9 9,1 192 64 5,5 Архангельская обл. 483 120,0 /9,4 5,4 248 357 61,0 в том числе:

39 5,5 /13,1 9,0 141 40 2,8 Ненецкий а.о.

Иркутская обл. 245 64,1 /10,2 21,1 262 222 27,1 Магаданская обл. 66 15,9 /9,6 14,2 241 59 8,3 Мурманская обл. 207 76,4 /9,0 4,0 369 308 40,7 Сахалинская обл. 171 49,7 /9,6 16,9 290 147 20,5 Регионы Число Числен Уд. вес Кол во Число Числен Кол во (%) уча учащихся ность уча ность ОУ** детей школ* щихся, щихся, на детей в на занимаю тыс. чел. 1 школу них, ДОУ щихся во тыс. чел.

2 юи3 ю смены Томская обл. 157 25,8 /11,7 16,4 164 70 8,8 Тюменская обл. 519 244,3 /11,8 25,1 471 618 100,1 в том числе 365 172,3 /11,5 24,3 472 415 70,0 Ханты Мансий ский а.о. — Югра Ямало Ненецкий 140 69,6 /12,8 27,9 497 196 29,0 а.о.

Чукотский а.о. 43 7,3 /14,5 4,0 170 27 3,7 П рим е чание : Рассчитано: Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севе ра и приравненных к ним местностей в 1998 2008 годах. Федеральная служба государственной ста тистики //http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_22/Main.htm ;

* — государственные и муниципальные дневные общеобразовательные учреждения;

** — дошкольные образовательные учреждения (2008 год);

под чертой — уд. вес учащихся в общей численности населения, %.

Это касается средней наполняемости образовательных учреждений и сменно сти работ школ. Численность занимающихся во 2 ю и 3 ю смены за период с 1998 по 2008 год снизилась в 2,9 раза, однако для отдельных регионов (в Респуб лике Тыва, Ханты Мансийском —Югре и Ямало Ненецком автономных округах 44% школьников обучаются во 2 ю и 3 ю смены) эта проблема остается актуаль ной в настоящее время.

Несмотря на определенные успехи в развитии учреждений образования в се верных районах, сохранилось много проблем, касающихся технического состояния зданий и их благоустройства.

Таблица 1 Техническое состояние зданий государственных и муниципальных дневных общеобразовательных учреждений в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, 2007/2008 учебный год Регионы Уд. вес учреждений, % имеющих оборудованных требующих находящихся все виды капитального в аварийном благоуст водопро центральным канали ремонта состоянии водом отоплением зацией ройства Всего 55,5 62,8 82,7 57,8 34,5 4, Республика Алтай 3,8 3,8 61,5 23, Республика Бурятия 26,0 35,5 76,6 28,6 24,7 7, Республика Карелия 63,8 73,8 87,3 68,8 17,4 0, Республика Коми 50,5 67,7 87,7 52,3 29,0 1, Республика Саха 37,7 40,3 92,4 38,6 54,4 8, (Якутия) Регионы Уд. вес учреждений, % имеющих оборудованных требующих находящихся все виды капитального в аварийном благоуст водопро центральным канали ремонта состоянии водом отоплением зацией ройства Республика Тыва 15,7 21,7 100,0 16,3 61,4 13, Забайкальский край 19,2 23,1 50,0 19,2 34, Камчатский край 83,5 67,6 93,4 89,3 37,2 3, Красноярский край 52,2 59,2 77,3 58,0 17,3 3, Пермский край 8,2 21,3 42,6 9,8 24, Приморский край 50,9 63,2 78,9 50,9 14, Хабаровский край 76,8 78,3 87,4 77,3 2,5 3, Амурская обл. 77,8 82,5 96,8 77,8 27,0 4, Архангельская обл. 48,0 60,0 78,4 51,5 48,3 5, в том числе Ненецкий а.о. 28,9 28,9 92,1 36,8 21,1 5, Иркутская обл. 55,6 66,8 70,4 59,6 23,6 1, Магаданская обл. 85,9 87,5 90,6 89,1 71,9 3, Мурманская обл. 96,5 96,5 97,0 96,5 15, Сахалинская обл. 97,0 92,7 95,7 90,2 39,6 1, Томская обл. 46,8 66,2 76,6 51,9 36,4 5, Тюменская обл. 87,9 90,7 96,4 89,5 40,6 2, в том числе:

88,6 92,0 96,3 89,8 38,4 2, Ханты Мансий ский а.о. — Югра Ямало 84,8 87,0 96,4 87,7 41,3 3, Ненецкий а.о.

Чукотский а.о. 67,4 71,7 89,1 76,1 32,6 6, П рим е чание : Рассчитано: Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей в 1998 2008 годах. Федеральная служба государственной статисти ки // http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_22/Main.htm.

Наиболее благополучное положение в этом отношении сложилось в Мурман ской области, имеющей самый высокий удельный вес городского населения. В пла чевном состоянии в плане благоустройства зданий находятся образовательные уч реждения в сельской местности в республиках Алтай и Тыва, Пермском крае, по техническому состоянию зданий — вышеназванные регионы, а также Республика Саха (Якутия), Магаданская область.

Учреждения здравоохранения в северных районах обслуживают жителей раз бросанных на значительные расстояния населенных пунктов. Основные лечебные учреждения расположены в городах и рабочих поселках — центрах муниципаль ных образований. В многочисленных периферийных поселениях имеются лишь фельдшерско акушерские пункты. Число и уровень обеспеченности лечебными уч реждениями имеют определенные отличия по отдельным территориям.

Таблица 1 Число и уровень обеспеченности учреждениями здравоохранения в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, 2008 г.

Регионы Число учреждений На 10 тыс. населения фельдшер больницы врачебные число мощность амбулатор ско акушер больнич (пос./см.) но поликли ские пункты ных коек врачебных нические уч амбулатор реждения но поликли нических уч реждений Всего 2485 745 1365 108,2 283, Республика Алтай 13 3 13 69,0 205, Республика Бурятия 49 8 10 84,5 274, Республика Карелия 156 37 50 104,5 235, Республика Коми 354 65 127 111,0 248, Республика Саха (Якутия) 222 74 82 122,3 273, Республика Тыва 97 32 65 149,1 324, Забайкальский край 18 5 5 110,0 289, Камчатский край 29 37 61 133,6 283, Красноярский край 109 30 92 110,5 300, Пермский край 65 4 4 61,8 98, Приморский край 25 8 8 88,0 272, Хабаровский край 97 51 86 92,3 245, Амурская обл. 38 13 27 90,2 346, Архангельская обл. 519 88 142 105,5 344, в том числе:

26 9 19 122,6 260, Ненецкий а.о.

Иркутская обл. 117 39 39 79,2 225, Магаданская обл. 21 22 32 169,4 381, Мурманская обл. 30 40 98 105,8 259, Сахалинская обл. 83 38 115 140,4 264, Томская обл. 130 12 32 75,1 246, Тюменская обл. 291 136 242 92,3 240, в том числе:

138 90 167 89,4 251, Ханты Мансийский а.о — Югра Ямало Ненецкий а.о. 136 45 74 102,0 208, Чукотский а.о. 22 3 35 238,4 598, П рим е чание : Источник: Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и при равненных к ним местностей в 1998 2008 годах. Федеральная служба государственной статистики // http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_22/Main.htm.

Качество медицинской помощи населению зависит от состояния и развития ма териально технической базы объектов здравоохранения, укомплектованности ее современным оборудованием и высокопрофессиональными кадрами.

В северных районах многое сделано и делается для развития здравоохранения исходя из возможностей того или иного региона (таблица 13). Тем не менее к во просам совершенствования этой отрасли можно отнести:

улучшение материально технической базы здравоохранения, приведение ее в соответствие с санитарно гигиеническими нормами и правилами;

оснащение больниц медицинской техникой и оборудованием, отвечающим со временным достижениям науки и практики;

решение кадровой проблемы (повышение заработной платы до уровня средней по округу, решение жилищных вопросов, повышение квалификации медицинских кадров);

формирование и совершенствование нормативной правовой базы здравоохра нения.

Таблица 1 Ввод в действие объектов социальной инфраструктуры в отдельных районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, 1998—2008 гг.

Регионы Введено Уд. вес, % Место 1998—2003 2004—2008 Итого Больничных учреждений, коек Всего 6373 5484 11857 100, Республика Карелия 127 270 397 3,3 Республика Коми 725 127 852 7,2 Республика Саха 1512 1090 2602 21,9 (Якутия) Республика Тыва 293 160 453 3,8 Красноярский край 99 156 255 2,2 Архангельская обл. 128 474 602 5,1 Мурманская обл. 304 164 468 3,9 Сахалинская обл. 224 131 355 3,0 Ханты Мансийский 1724 1486 3210 27,1 а.о. — Югра Ямало Ненецкий а.о. 533 742 1275 10,8 Амбулаторно поликлинических учреждений, посещений в смену Всего 17278 11895 29173 100, Республика Карелия 2042 1070 3112 10,7 Республика Коми 1936 2343 4279 14,7 Регионы Введено Уд. вес, % Место 1998—2003 2004—2008 Итого Республика Саха 2590 1914 4504 15,4 (Якутия) Красноярский край 530 50 580 2,0 Архангельская обл. 750 885 1635 5,6 Мурманская обл. 324 949 1273 4,4 Сахалинская обл. 300 392 662 2,3 Ханты Мансийский а.о. 5962 1898 7860 26,9 Ямало Ненецкий а.о. 519 389 908 3,1 П рим е чание : Рассчитано: Экономические и социальные показатели районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей в 1998 2008 годах. Федеральная служба государственной статисти ки // http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_22/Main.htm.

ПРОБЛЕМЫ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЛИЦ, ПРОЖИВАЮЩИХ В РАЙОНАХ КРАЙНЕГО СЕВЕРА И ПРИРАВНЕННЫХ К НИМ МЕСТНОСТЯХ ИЛИ ВЫЕХАВШИХ ИЗ ЭТИХ РАЙОНОВ И МЕСТНОСТЕЙ С 1 октября по 30 ноября 2010 года по инициативе Комитета Совета Федера ции по делам Севера и малочисленных народов прошла интернет конференция по данной теме. Председатель Комитета Александр Сафронович Матвеев обратился с приветствием к участникам интернет конференции.

Подробную информацию можно получить на сайте Комитета Совета Федера ции по делам Севера и малочисленных народов: sever@council.gov.ru.

Итоги интернет конференции будут опубликованы в следующем выпуске бюллетеня.

*** 6 й СЕВЕРНЫЙ СОЦИАЛЬНО ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС В апреле 2010 года в Москве прошел уже ставший традиционным 6 й Север ный социально экологический конгресс. На специальной конференции в рамках конгресса обсуждались важные проблемы северных территорий. В прошлом вы пуске бюллетеня был опубликован полный текст доклада "Цивилизационные ре сурсы устойчивого развития России: экологическая и социальная модернизация, долгосрочная северная стратегия", с которым на пленарном заседании выступили В.А. Черешнев — академик РАН, председатель Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям и В.Н. Расторгуев — профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, заместитель председателя Научного совета РАН по изуче нию и охране культурного и природного наследия.

В этом выпуске мы продолжаем публикацию материалов конгресса, предостав ленных Комитету оргкомитетом конференции.

Д.М. Винокурова, старший научный сотрудник, кандидат социологических наук, доцент (Институт гуманитарных наук и проблем малочисленных народов Севера СО РАН).

МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ ПРИ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ:

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИМПЕРАТИВЫ В первой половине XXI в. северо восток Российской Федерации ожидает ин тенсивное промышленное развитие, которое будет отличаться от предыдущего эта па освоением одновременно двух направлений: добывающей отрасли и новых ин формационных технологий. В связи с этим размещение рабочей силы приобретает особый интерес и актуальность. Эффект от интенсивности, направленности и со става миграционных потоков обуславливает социальные и демографические по следствия миграции не только на северо востоке России, но и на Севере. Они не только изменяют социально демографический и расово этнический баланс в стра не и регионах (с учетом глобализации рабочей силы), но и наполняют качественно новым содержанием социальную роль миграции.

Безусловно, открывающиеся дополнительные возможности приведут к актуа лизации и проявлению многих видов и функций северной миграции, значит, а росту ее социальной роли.

Указанные обстоятельства обуславливают цель данного анализа — выявление особенностей функций и социальной роли северной миграции для понимания и со хранения устойчивого баланса между экологическими и социально экономически ми императивами, которыми обычно руководствуются при промышленном освое нии региона. Экономическим императивом всегда был и будет "максимальная при быль с минимальными затратами", а экологическим — "сохранение (нарушение) природно приемлемого баланса".

Зрелая стадия индустриального развития согласно существующим подходам предполагает кардинальное изменение структуры занятости и доминирование тре тичного сектора экономики — сферы услуг, что способствует широкому распро странению самозанятости населения, сокращает безработицу, выравнивает мате риальное положение граждан и так далее. В подобном ракурсе разработана кон цепция конвергенции обществ: чем выше уровень индустриализации, тем сильнее сходство основных социальных институтов, способов организации труда, социаль ной структуры, уровня социального и технического разделения труда, мобильной, урбанизированной рабочей силы и так далее. Однако на практике переход к инду стриальному типу развития не всегда и не везде происходит одинаково даже в од ной стране, например, в Российской Федерации.

К примеру, причинами неравномерного развития в разных странах может быть отличие применяемых моделей промышленного освоения. Так, в отличие от инду стриализации приполярных районов Швеции, Норвегии и Финляндии, которые использовали местные трудовые ресурсы, советская модель освоения Якутии ха рактеризовалась привлечением мигрантов. По данным Всесоюзной переписи насе ления 1970 года, представители коренных народов составили: 43% — якуты, 2,3% — малые народы Севера;

по итогам Всероссийской переписи 2002 года рус ские составили 41,2%.

В СССР миграция выполняла функцию территориального и отраслевого перерас пределения на уровне всей страны, вследствие чего интенсивная и непосредственная интеграция в индустриальный сектор экономики для местного населения Якутии при няла затяжной характер. Советская модель индустриализации Севера характеризова лась трудоемким типом освоения и заселением мигрантов, однако это не привело к су щественному увеличению численности постоянного населения республики.

В советский период большую часть северных мигрантов можно было отнести к мобильному контингенту, притягивающими факторами для которых было зарабо тать как можно больше денег в минимально короткий срок и отсутствие желания оставаться на Севере длительное время.

Другая часть мигрантов стремилась заработать трудовой стаж для северной пен сии;

они также выбывали из республики в европейскую часть страны, достигнув пен сионного возраста. Для привлечения мигрантов в горно добывающую отрасль была разработана целая система льгот и материальных поощрений, которыми не имели права пользоваться представители местного населения. Однако даже такие меры оказались недостаточными для закрепления мигрантов на Севере. Наблюдалась дифференциация по длительности пребывания и уровню закрепляемости мигрантов.

О слабой закрепляемости может свидетельствовать и массовый отток приезжей час ти населения в начале перестройки и распада СССР в 90 е годы прошлого века.

Все это дает повод классифицировать как особенность северной миграции "пе реходный" метод промышленного освоения между "поселенческим" и "вахтовым", только с большими периодами пребывания мигрантов на Севере в местах заселения и с учетом их возрастной структуры.

Г.В. Данилов, помощник ректора, кандидат технических наук, доцент (ГОУ ВПО "Ухтинский государственный университет") ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА ПРОФЕССОРСКО ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА СЕВЕРНОГО ВУЗА На примере крупнейшего технического вуза Республики Коми — Ухтинского государственного технического университета (УГТУ), в котором работает около четверти всего профессорско преподавательского состава (ППС) вузов респуб лики, проведен анализ возрастной структуры ППС — интеллектуального ядра и специфического социума любого высшего учебного заведения.


Гендерный дисбаланс в пользу женщин в составе ППС УГТУ составляет 14,7%, а по вузам республики — 21,6%.

Несмотря на то что средняя продолжительность жизни женщин в Республике Коми на 21% выше, чем мужчин, средний возраст вузовского преподавателя муж чины на те же 21% выше, чем у женщин. Более того, преподаватель вуза — муж чина пенсионного возраста в среднем в полтора раза старше преподавателя — женщины пенсионного возраста. Объясняется это тем, что, поскольку активная жизнь мужчин тесно связана с их профессиональной деятельностью, они в боль шинстве своем работают "до упора". В то же время женщины находят себе полез ное применение в семье, и многие из них по достижении пенсионного возраста охотно уходят на пенсию.

Если считать оптимальным в численности ППС соотношение "молодых" пре подавателей (до 35 лет), "зрелых" (35—50 лет) и "пожилых" (старше 50 лет) как 1/3:1/3:1/3, то это соотношение в УГТУ для преподавателей женщин близко к оптимальному, в то время как доля пожилых мужчин превышает долю молодых бо лее чем в 3 раза, а долю зрелых — в 6 раз! Если не принять срочных мер, то уни верситет рискует через 5—10 лет превратиться в "дом престарелых мужчин".

В половозрастной пирамиде университета обнаружены явные "провалы" в воз растной группе 35—50 лет, что, помимо известных демографических причин, име ет и социально экономические: в перестроечный и постперестроечный период в на шей стране резко снизились благосостояние преподавательского корпуса и пре стиж ученого педагога. В результате сегодня мы имеем острый дефицит вузовских преподавателей в самых работоспособных возрастах. Применяя методы математи ческой статистики, удалось получить достаточно точную численную оценку этого дефицита: за упомянутый период мы недобирали 4—5 преподавателей ежегодно, что вылилось сегодня в общий дефицит преподавательских кадров, составляющий более 100 человек.

Как в УГТУ, так и в других вузах Республики Коми выявлена линейная зако номерность восхождения среднего преподавателя по иерархической лестнице (ас систент — старший преподаватель — доцент — профессор) с временым шагом, равным 12 лет (эти сведения будут полезны начинающему преподавателю вуза при планировании своей карьеры). В то же время по управленческим должностям (за ведующий кафедрой — декан — проректор) в УГТУ имеет место не "восхожде ние", а "нисхождение": средний возраст заведующего кафедрой — 55,3 года, дека на — 54,6 года, проректора — 47,2 года. Таков результат курса на резкое омоло жение управленческих кадров (прежде всего высшего звена), взятого в последнее время руководством вуза.

Кроме того, чтобы сломить отмеченную неблагоприятную тенденцию непре рывного старения преподавательского корпуса, в УГТУ были задействованы и та кие механизмы и рычаги, как введение в действие запатентованной в 2008 году так называемой индексной системы материального и морального стимулирования мо лодых преподавателей и ученых, а также широкий комплекс социальных благ и компенсационных надбавок для привлечения и удержания молодежи, предусмот ренный с 2009 года Коллективным договором между администрацией и работни ками вуза;

важно также интенсивное совершенствование корпоративной универси тетской среды, создающей благоприятные условия для работы в вузе молодых пре подавателей.

В.Д. Богданов, заместитель директора института, доктор биологических наук М.Г. Головатин, старший научный сотрудник, кандидат биологических наук Л.М. Морозова, старший научный сотрудник, кандидат биологических наук (Институт экологии растений и животных Уральского отделения РАН, г. Екатеринбург) НАИБОЛЕЕ ОСТРЫЕ СОЦИАЛЬНО ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛУОСТРОВА ЯМАЛ На Ямале в настоящее время существуют две наиболее острые социально эко логические проблемы. Первая связана с перевыпасом домашних северных оленей.

Крупностадное оленеводство является основой жизнеобеспечения коренного насе ления полуострова — ненцев. Их житейская философия, сформированная на базе оленеводства, направлена на непрерывный рост поголовья оленей. На Ямале в на стоящее время выпасается около 300 тыс. оленей (13% мирового количества!).

Пастбищные нагрузки на всей территории полуострова запредельные. При низком восстановительном потенциале растительного покрова тундр интенсивный выпас привел к его глубокой трансформации: произошло падение продуктивности, сни жение кормовой ценности, пастбища перешли в более низкую качественную кате горию. Современные оценки емкости пастбищ показывают, что число оленей пре вышает оптимальное в 5 раз.

Деградация растительного покрова способствовала усилению дефляционных процессов. Песчаные обнажения по достижении некоторого критического размера становятся источниками песка, разносимого на соседние территории. Постепенно происходит опустынивание территории. Сейчас площадь песчаных обнажений на Среднем Ямале достигает местами 19% площади суши, в среднем на полуострове составляет около 5,5%, что сопоставимо с площадью озер. Возникла угроза само му существованию ненецкого народа как этноса, традиционное хозяйство которого зиждется на оленеводстве.

Сложность проблемы заключается в том, что ее решение не может идти по стандартному пути принудительного сокращения поголовья или исключения паст бищ из оборота для их восстановления. Этому препятствуют социально психологи ческие особенности ненцев и традиции их житейской философии, согласно кото рым олень является мерилом социального статуса и жизненных ценностей.

Другая проблема заключается в резком сокращении ресурсов сиговых рыб, ко торые составляют 80% уловов рыбы в Ямало Ненецком автономном округе окру ге. Рыболовство — одна из основных отраслей традиционного хозяйства местного ("неоленного") населения. Формирование поселков на Ямале и Нижней Оби было в первую очередь ориентировано на наиболее удобные места ловли рыбы. Причи ной снижения численности рыб стал чрезмерный промысел на фоне естественного сокращения численности стад в условиях маловодных лет на Оби и заморных явле ний в Обской губе. Наибольшее падение произошло у ликвидных видов — осетра, муксуна и чира. Места нагула молоди и зимовки всех стад сиговых и осетровых на ходятся в Обской губе.

Сосредоточение на ограниченном пространстве во время зимовки всей молоди и половозрелой части сиговых всего Обского бассейна делает запасы рыб особенно уязвимыми к разного рода воздействиям. Разработка месторождений углеводоро дов в акватории Обской губы многократно усиливает риск загрязнения, в резуль тате которого может произойти дальнейшее падение количества запасов рыб, что, в свою очередь, будет иметь значительные отрицательные социальные последствия не только в округе, но и во всем регионе Нижней Оби.

Сиговые внутренних водоемов Ямала изолированы и представлены отдельны ми локальными стадами, приуроченными к крупным озерно речным системам. Та кая изолированность также делает их уязвимыми. Обустройство газоконденсат ных месторождений на Ямале за последнее десятилетие привело к снижению вос производства и 10 кратному сокращению численности сиговых рыб в бассейне реки Мордыяха. Пуск транспортной магистрали через весь полуостров может при вести к аналогичным явлениям на реке Юрибей — самой крупной реке полуостро ва, наиболее значимой для коренного населения.

Н.Г. Колесников, научный сотрудник Института экономики Карельского НЦ РАН, кандидат экономических наук ИНВЕСТИЦИОННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И ПРИАРКТИЧЕСКИХ СТРАН КАК ИНДИКАТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ* Территория арктического Севера как в целом, так и в части отдельных терри торий является приоритетной зоной деятельности для целого ряда международных организаций и программ, действующих на всех уровнях — от межмуниципального до межправительственного и в различных сферах — науке, культуре, экономике и других. Арктический совет, Международный арктический научный комитет, Се верный форум, Баренцев Евроарктический регион (БЕАР), Совет министров северных стран — далеко не полный перечень таких организаций и программ.

Одной из главных целей большинства международных инициатив является развитие экономического взаимодействия между странами. Наиболее существен ной формой межгосударственных экономических отношений является инвестици онное сотрудничество, в связи с чем иностранные инвестиции могут рассматри ваться как индикатор интенсивности экономического взаимодействия.

Рассмотрим географическое распределение инвестиций из приарктических стран — Норвегии, Швеции, Финляндии и Канады, осуществленных в России за период 2006—2009 годов.

Инвестиции из Норвегии сконцентрированы на европейском Севере России.

В рассматриваемом периоде они осуществлялись практически в каждом субъекте Федерации, входящем в данный регион. Крупнейшим получателем инвестиций стала Мурманская область, непосредственно граничащая с Норвегией, а также от дельные субъекты Федерации за пределами европейского Севера, рассредоточенные по всей территории России.

Инвестиции из Швеции не имеют столь четкого территориального приорите та. Тем не менее европейский Север России с прилегающими территориями явля ется регионом, который привлекает наибольшую долю шведских инвестиций.

* Использованные источники: Центральная база статистических данных //http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/ Деятельность финских инвесторов сосредоточена главным образом на Севе ро Западе России и в некоторых прилегающих субъектах Федерации. Инвести ции из Финляндии в других регионах России относительно невелики.

Инвестиции из Канады сконцентрированы преимущественно в южных регио нах Сибири и Дальнего Востока;

лишь три северных субъекта Федерации при влекли канадские инвестиции на сумму свыше 10 млн. долларов США за период 2006—2009 годов.


На основе приведенной информации можно сделать следующий вывод: терри ториальное распределение иностранных инвестиций в значительной степени зави сит от географического расположения страны инвестора — чем ближе страна ин вестор, тем больше концентрация инвестиций в приграничных регионах страны получателя.

Другим фактором, который должен учитываться при анализе, является нали чие в регионе институционального контекста в виде международных рамочных инициатив. Так, принимая объем инвестиции в качестве индикатора, можно за ключить, что наиболее высокая интенсивность международного экономического взаимодействия между Россией и приарктическими странами наблюдается в ре гионе, который является приоритетной территорией деятельности БЕАР и других региональных инициатив. В приарктических регионах России, где рассматривае мый институциональный контекст слабо представлен, инвестиции незначительны или отсутствуют вовсе. Однако анализ того, оказывают ли упомянутые междуна родные институты влияние на уровень экономического взаимодействия или лишь коррелируют с ним, не оказывая воздействия, является предметом дальнейших исследований.

*** КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ Вопросы регулирования взаимоотношений промышленных компаний, ведущих работы в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, с коренными малочисленными народами 12 мая 2010 года состоялось расширенное заседание Комитета Совета Федера ции по делам Севера и малочисленных народов, на котором был обсужден вопрос регулирования взаимоотношений коренных малочисленных народов Севера, Си бири и Дальнего Востока с промышленными компаниями.

В заседании приняли участие представители Министерства регионального раз вития Российской Федерации, Ассоциации коренных малочисленных народов Се вера, Сибири и Дальнего Востока, ряда органов государственной власти северных субъектов Российской Федерации.

В заседании принял участие и выступил заместитель Председателя Совета Федерации Ю.Л. Воробьев.

По итогам обсуждения было принято соответствующее решение, которое пуб ликуется ниже.

РЕШЕНИЕ Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов по вопросам регулирования взаимоотношений промышленных компаний, ведущих работы в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, с коренными малочисленными народами Заслушав и обсудив информацию Министерства регионального развития Рос сийской Федерации по вопросам регулирования взаимоотношений промышленных компаний, ведущих работы в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, с коренными малочисленными народа ми, комитет отмечает следующее:

Реализация крупных проектов в районах Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока существенным образом затрагивает интересы населения соответствующих территорий, что влечет за собой необходимость учета его интересов при отводе зе мельных участков под лицензионные разработки недр, согласования этих работ с общинами коренных малочисленных народов, обязательного проведения этнологи ческой экспертизы и возмещения ущерба, нанесенного исконной среде обитания коренных малочисленных народов в результате деятельности хозяйствующих субъектов.

Правовому регулированию взаимоотношений промышленных компаний с ко ренными малочисленными народами, установлению и развитию конструктивного диалога между ними способствует разработка и принятие промышленными компа ниями собственных политик и стандартов осуществления хозяйственной деятель ности в местах проживания и хозяйственной деятельности коренных малочислен ных народов, направленных на минимизацию негативного воздействия, сохранение традиционного уклада жизни и исконной среды обитания коренных малочислен ных народов, определению размеров нанесенного ущерба и осуществление соот ветствующих компенсационных выплат, а также разработке и финансированию программ и проектов социально экономического развития коренных малочисленных народов.

В ряде регионов в рамках развития государственно частного партнерства сформировалась практика заключения промышленными компаниями договоров с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами ме стного самоуправления, общественными организациями и общинами коренных ма лочисленных народов, отдельными национальными домохозяйствами — владель цами "родовых угодий", в рамках которых оказывается поддержка конкретных проектов сохранения и развития культуры, традиционных видов хозяйствования и промыслов, а также компенсируется нанесенный ущерб. Хороший опыт в этой об ласти накоплен в Ямало Ненецком, Ненецком, Ханты Мансийском — Югре и Чукотском автономных округах, Сахалинской области и ряде других субъектов Российской Федерации.

Принятая Минрегионом России в декабре 2009 года Методика исчисления размера убытков, причиненных объединениям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в результате хозяйст венной и иной деятельности организаций всех форм собственности и физических лиц в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятель ности коренных малочисленных народов Российской Федерации, по мнению ко митета, будет способствовать дальнейшей гармонизации отношений между корен ными малочисленными народами и промышленными компаниями, а утверждение российского стандарта социальной и экологической политики промышленных ком паний, осуществляющих деятельность в местах традиционного проживания и тра диционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов (разра батывается в настоящее время Институтом этнологии и антропологии РАН им.

Миклухо Маклая по заказу Минрегиона России) может послужить основой для трехстороннего конструктивного взаимодействия и диалога между органами государственной власти, промышленными компаниями и общинами коренных малочисленных народов Севера.

В настоящее время в законодательстве Российской Федерации отсутствуют правовые нормы по оценке воздействия проектов промышленного освоения на ис конную среду обитания и традиционный образ жизни коренных малочисленных на родов, а также механизмы и порядок возмещения ущерба.

Решение вопроса правового обеспечения этнологической экспертизы как обя зательного условия при освоении северных территорий, порядка ее проведения и выплаты компенсаций предусматривается проектом федерального закона № 448425 4 "О защите исконной среды обитания, традиционного образа жизни и традиционного природопользования коренных малочисленных народов Россий ской Федерации". Однако Правительство Российской Федерации не поддержи вает данный законопроект, в связи с чем, законопроект длительное время не рассматривается Государственной Думой.

Поэтому субъекты Российской Федерации, уже сегодня сталкивающиеся с не обходимостью урегулирования интересов промышленного развития с интересами коренного населения, принимают свои нормативные и законодательные акты по этнологической экспертизе. Так, в Сахалинской области в 2008 году распоряже нием Губернатора было утверждено положение о порядке проведения этнологиче ской экспертизы в местах традиционного проживания и традиционной хозяйствен ной деятельности коренных народов Сахалина, а Государственное Собрание (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) 14 апреля 2010 года приняло закон "Об этнологической экспертизе".

Требует совершенствования земельное законодательство в части безвозмезд ного пользования лицами, относящимися к коренным малочисленным народам, и их общинами земельными участками для целей традиционного природопользова ния и законодательное регулирование отношений в области образования террито рий традиционного природопользования федерального значения, которые могли бы стать эффективным инструментом защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов.

В отсутствие механизмов реализации Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" все обращения организаций и общин коренных малочисленных народов об образовании территорий традицион ного природопользования остаются безрезультатными, а рыбопромысловые участ ки и охотничьи угодья в местах традиционного проживания и традиционной хозяй ственной деятельности коренных малочисленных народов на законных основаниях передаются в аренду на 20 и более лет победителям конкурсов и аукционов, как правило, не имеющим никакого отношения к коренным малочисленным народам.

На основании изложенного Комитет решил:

1. Принять информацию Министерства регионального развития к сведению.

2. Рекомендовать Федеральному Собранию Российской Федерации уско рить принятие проектов федеральных законов:

№ 484425 4 "О защите исконной среды обитания, традиционного образа жизни, традиционного природопользования коренных малочисленных народов Российской Федерации";

№ 217488 5 "О внесении изменений в статью 24 Земельного кодекса Россий ской Федерации, в статью 3 Федерального закона "О введении в действие Зе мельного кодекса Российской Федерации" и в статью 10 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", внесенного 17 июня 2009 года в Государственную Думу в качестве законодательной инициативы Совета Федерации.

3. Рекомендовать Правительству Российской Федерации:

создать межведомственную рабочую группу для подготовки предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации о правах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

принять необходимые меры по выполнению поручения Президента Россий ской Федерации от 16 октября 2008 года № Пр 2191 о необходимости разработки механизмов реализации Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации";

поручить Министерству регионального развития Российской Федерации раз работать проект нормативного правового акта Правительства Российской Феде рации о порядке проведения этнологической экспертизы в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочислен ных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

4. Рекомендовать Министерству регионального развития Российской Фе дерации завершить разработку российского стандарта социальной и экологиче ской политики промышленных компаний, осуществляющих деятельность в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов.

5. Рекомендовать Министерству регионального развития Российской Фе дерации и исполнительным органам государственной власти субъектов Рос сийской Федерации, на территории которых проживают коренные малочислен ные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, принять все необходимые меры по апробации и совершенствованию Методики исчисления размера убытков, при чиненных объединениям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в результате хозяйственной и иной дея тельности организаций всех форм собственности и физических лиц в местах тради ционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных ма лочисленных народов Российской Федерации с учетом предложений о необходи мости исчисления размеров убытков не только юридическим пользователем земель, но и подвергшимся указанному негативному воздействию физическим лицам, относящимся к коренным малочисленным народам, осуществляющим традиционную хозяйственную деятельность в индивидуальном порядке.

6. Рекомендовать исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых проживают коренные малочис ленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, в рамках апробации указан ной Методики разработать и утвердить инструктивно методические документы по исчислению размера убытков с расчетом соответствующих региональных нормативных показателей.

7. Направить настоящее решение в Правительство Российской Федерации, Министерство регионального развития Российской Федерации, органам государ ственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых про живают коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, в Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Г.Д. Олейник *** МАТЕРИАЛЫ ПАРЛАМЕНТСКИХ СЛУШАНИЙ, "КРУГЛЫХ СТОЛОВ" В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ Использование механизмов государственно частного партнерства в решении задач комплексной модернизации социальной инфраструктуры в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях 29 апреля 2010 года состоялись парламентские слушания на тему "Исполь зование механизмов государственно частного партнерства в решении задач ком плексной модернизации социальной инфраструктуры в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях".

В работе парламентских слушаний приняли участие члены Совета Федерации, представители федеральных министерств и ведомств, органов государственной власти северных субъектов Российской Федерации, руководители научных учре ждений, производственных компаний, общественных организаций, средств массо вой информации.

Вступительное слово произнес и вел слушания председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Г.Д. Олейник.

С докладом по рассматриваемому вопросу выступил Д.В. Воронков — началь ник отдела стратегического развития Департамента стратегического планирования и регионального развития Министерства регионального Российской Федерации.

На парламентских слушаниях также выступили: Е.И. Михайлова — вице прези дент Республики Саха (Якутия), ректор федерального государственного автоном ного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Се веро Восточный университет имени М.К. Амосова";

А.Н. Пилясов — директор Центра экономики Севера и Арктики ГНИУ "Совет по изучению производитель ных сил" при Минэкономразвития России и Российской академии наук;

В.Б. Грабцевич — вице президент акционерной компании "АЛРОСА";

С.И. Смирницкий — начальник отдела экономического развития Департамента экономики, инвестиционной политики и управления госимуществом Министерства спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации;

Лу Наумов ский — вице президент, глава представительства и генеральный директор Мос ковского представительства Кинросс Голд Корпорейшн;

Б.И. Леонов — гене ральный директор "НПО "Экран";

И.Л. Шпектор — член комиссии Обществен ной палаты Российской Федерации по социальным вопросам и демографической политике, президент Союза городов Заполярья и Крайнего Севера;

Г.И. Ефи мов — доцент Российской академии государственной службы (РАГС);

Е.В. Куд ряшова — ректор федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Северный Арктический федеральный университет";

А.С. Матвеев — первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов и другие.

На парламентских слушаниях были обсуждены проблемы законодательного обеспечения использования механизмов государственно частного партнерства для модернизации социальной инфраструктуры в районах Крайнего Севера и прирав ненных к ним местностях и причины того, почему оно не получило должного разви тия и имеет в основном локальный характер. По мнению участников парламент ских слушаний, в значительной степени это вызвано тем, что до настоящего време ни нет четкого представления, каким должно быть взаимодействие государства и бизнеса и в каких организационно правовых формах оно может осуществляться.

Не разработаны правовое определение государственно частного партнерства, пе речень его форм и механизмов реализации, понятийный аппарат, не выработана единая политика государства в этой сфере. Только в четырех субъектах Россий ской Федерации, полностью или частично отнесенных к районам Севера, приняты региональные законы о государственно частном партнерстве. Участники слуша ний рассмотрели эти вопросы применительно к отраслям социальной сферы, кото рую они представляли, и ряд других вопросов. По итогам парламентских слушаний приняты публикуемые ниже Рекомендации.

РЕКОМЕНДАЦИИ парламентских слушаний на тему "Использование механизмов государственно частного партнерства в решении задач комплексной модернизации социальной инфраструктуры в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" Участники парламентских слушаний отмечают, что комплексная модернизация социальной сферы является необходимым условием обеспечения устойчивого со циально экономического развития Севера России, важнейшим аспектом развития человеческого потенциала, и от нее в определяющей степени зависит сохранение трудовых ресурсов, привлечение и закрепление кадров в северных регионах стра ны.

Так, утвержденной Правительством Российской Федерации Стратегией со циально экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года определено, что целью развития социальной инфраструктуры является создание системы доступного и высококачественного высшего образова ния, повышение доступности специализированной, в том числе высокотехнологич ной, медицинской помощи, поддержка формирования развитой региональной и ме стной инфраструктуры в области здравоохранения, социальной защиты, образова ния, культуры, обеспечения досуга, а также содействие обеспечению граждан комфортным жильем и жилищно коммунальными услугами, стимулирование пре образования среды проживания населения. При этом качество и доступность услуг должны превышать среднероссийский уровень для компенсации неблагоприятных природных, климатических и географических условий проживания населения.

Хотя в последние годы в Российской Федерации реализуется ряд программ, направленных на социальное развитие страны, многие проблемы, связанные с со циальной инфраструктурой северных регионов, не решены, а некоторые из них за метно обострились. В значительной степени это вызвано тем, что при их реализа ции крайне слабо учитываются специфические особенности северных территорий.

Большинство программ реализуется на принципе паритетного софинансирования из федерального и регионального бюджетов, а поскольку многие северные регионы являются дотационными, то они оказываются вне этих программ.

Кроме того, основная часть средств направляется прежде всего на развитие объектов социальной инфраструктуры, находящихся в административных центрах, а для населения отдаленных территорий они просто не доходят.

Крайне отрицательно на положении дел в северных регионах сказалась переда ча решения вопросов развития социальной инфраструктуры на местный уровень. В муниципальных образованиях многих северных районов нет необходимых ресурсов не только для развития объектов социальной сферы, но и для поддержания их на прежнем уровне, который зачастую тоже не соответствует минимальным социаль ным стандартам. В результате для значительной части населения северных терри торий остается низким уровень доступности качественного медицинского обслу живания, ограничены возможности для получения образования, полноценного до суга и отдыха, не хватает не только современного, но и элементарно благоустроенного жилья.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.