авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«Ю.В. Яковец Г Г лобальные ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ XXI п © О) Ю.В. ...»

-- [ Страница 2 ] --

4. Другой разрез анализа структуры кризиса — выявление поля его действия, охватываемых им подсистем и первичных блоков, форм их резонирующего взаимодействия. Можно показать это на примерах структуры кризисов в науке и технике, в политических отношениях и культуре. Кризисы в науке обычно начинаются с устаревания и бесплодности господствующих парадигм, их неспо­ собности объяснить новые данные и дать ключ к разрешению на­ копившихся противоречий, головоломок. Это становится толчком к рождению новых идей, гипотез, некоторые из которых, пройдя теоретическую и практическую проверку, становятся исходной базой для новых теорий, изобретений, конструкций машин и т.п.

Но чтобы самые радикальные из них воплотились в жизнь, необ­ ходим кризис технологический, охватывающий сферы инноваций, производства и применения техники и ведущий к периодической смене поколений машин, научно-технических направлений, тех­ нологических способов производства.

Сложнее структура кризиса в социально-политической сфере и культуре. Кризисы социальных и национальных отношений (ко­ торые во многом инициируются экономическими кризисами) ве­ дут к острым политическим конфликтам, переменам в степени влияния, роли и числе партий, в формах и механизме реализации политической власти, в правовой и внешнеполитической сферах.

Это, в свою очередь, порождает кризисные потрясения в сферах культуры и идеологии, где динамика перемен более сложна, во многом самостоятельна (деятели культуры более чутки к под­ спудно вызревающим кризисам, нередко они предсказывают гря­ дущие потрясения еще до того, как их смогли осмыслить ученые и осознать политики).

5. Необходимо изучить внешние факторы развертывания буду­ щего кризиса, взаимодействие циклов, внешнюю среду, в которой происходит цикличное развитие сменяющих друг друга систем данной сферы;

оценить сильные и слабые взаимодействия, их син­ хронизацию и резонансное влияние.

6. Очередной шаг — прогноз путей выхода из кризиса. Начинать опять-таки придется с анализа опыта — как отечественного, так и зарубежного — путей, механизмов, этапов выхода из аналогичных по глубине и масштабам кризисов. Важно не ошибиться в подборе аналогов, тщательно их проанализировать, отобрать то полезное, что может пригодиться для выхода из данного кризиса. Одновре­ менно следует ясно понимать, что раз каждый кризис неповторим, то и ключ к выходу из него индивидуален;

нельзя механически ко­ пировать прошлый или чужой опыт, нужно его творчески перера­ ботать. Лучше всего иметь несколько вариантов выхода из кризи­ са;

каждый из них должен представлять целостную систему мер, хотя в какой-то части они могут перекрывать друг друга. Один из этих вариантов затем принимается за основной, но нужно иметь и запасные на случай существенного изменения обстановки либо ошибки в прогнозе.

Какие меры по выходу из кризиса следует предусматривать в прогнозе? Это, во-первых, содействие ускорению замены устарев­ ших элементов системы, рождению новой системы;

во-вторых, предупреждение и смягчение болезненных явлений, негативных тенденций, которые особенно больно бьют по незащищенной час­ ти общества. Нужно отметить, что эти два подхода во многом про­ тиворечат друг другу. Ради защиты от невзгод кризиса часто вы­ ступают за то, чтобы повременить с ликвидацией привычных эле­ ментов старого и введением пугающего нового. И если эта тенден­ ция берет верх, кризис может затянуться, завершиться летальным исходом для системы.

Разработка вариантов системы мер по выходу из кризиса и смягчению его болезненных проявлений — наиболее ответствен­ ная часть прогнозирования кризисов. Она зависит прежде всего от того, насколько доброкачественно были проведены предыдущие этапы, выявлены внутренние и внешние факторы кризиса, его структура. Обоснованию мер по выходу из кризиса и смягчению его негативных последствий должны способствовать вариантные расчеты на ЭВМ с использованием больших массивов разнообраз­ ных данных.

7. Прогнозирование кризисов не завершается принятием того или иного варианта системы рекомендаций по выходу из кризиса на основе прогноза, обоснованием антикризисной программы.

При этом необходимо предвидеть возможные крутые изменения ситуации (как внутренней, так и внешней), распознавать неизбеж­ ные ошибки в прогнозе, чтобы вовремя внести коррективы, свое­ временно отреагировать на ранее неизвестные факторы.

Следует учитывать, что, пока не накоплено достаточно опыта прогнозирования кризисов с учетом ритма цикличной динамики и взаимодействия циклов, обстановка во время кризисных потря­ сений стремительно меняется. Любые прогнозы и программы вы­ хода из кризиса —мировой опыт конца 1970-х — начала 1980-х го­ дов, советский опыт конца 1980-х — начала 1990-х годов, условны и относительны, их опасно догматизировать, нужно своевременно корректировать. Поэтому нельзя заканчивать работу исследовани­ ем альтернативных путей выхода из кризиса и рекомендацией наиболее желательного варианта;

этот самый ответственный раз­ дел прогноза требует непрерывного внимания и постоянной кор­ ректировки, наличия запасных вариантов, которые могут быть предложены лицам и органам, принимающим решения в критиче­ ской ситуации.

8. Последняя, заключительная стадия — анализ уроков кризиса, когда он уже позади, выявление того, насколько реальный ход со­ бытий отвечал предусмотренным прогнозным вариантам, исходя из этого — внесение поправок в методологию и методики прогно­ зирования, занесение результатов анализа в постоянно пополняе­ мый банк знаний о кризисах и разработка на этой основе очеред­ ного долгосрочного прогноза о предстоящих кризисах (либо вне­ сение поправок в прежний прогноз, если горизонт его был доста­ точно длителен).

Таким образом, работа по прогнозированию кризисов и выхода из них практически должна вестись непрерывно, хотя накал ее в разные периоды неодинаков. Это предполагает выделение в соста­ ве прогнозирующих организаций и коллективов специализиро­ ванных групп высококвалифицированных ученых и специалистов для прогнозирования кризисов. Такие коллективы целесообразно иметь на разных уровнях —от крупных корпораций, объединений, регионов до масштаба страны, а также в международных органи­ зациях. Между этими группами нужна постоянная связь, обмен информацией, опытом, идеями, но без жесткого подчинения одно­ му центру и с сохранением условий для творческого соревнова­ ния.

Предлагаемая методология прогнозирования кризисов как со­ ставная часть разработанной российскими учеными методологии интегрального макропрогнозирования с успехом применяется на практике. Так, в опубликованной в марте 2000 г. (к 10-летию ассо­ циации «Прогнозы и циклы») небольшой монографии «Прогно­ зирование циклов и кризисов»1 довольно точно был определен характер и эпицентр разразившегося вскоре мирового экономиче­ ского кризиса 2001-2002 гг. Во втором томе монографии «Циви­ лизации: теория, история, диалог, будущее»2 и в докладе на XV Всемирном конгрессе Международной экономической ассо­ циации (Стамбул, июнь 2008 г.)3 предсказана неизбежность и дан научный анализ глобального экономического кризиса 2008 2009 гг. В Глобальном прогнозе «Будущее цивилизаций» на пери­ од до 2050 г. предсказаны кризисы в экономике и других сферах общества на первую половину XXI в. Таким образом, в настоящее время создана и проверена на практике достаточно надежная база прогнозирования кризисов как начальной стадии трансформаций в экономике и других сфе­ рах общества.

1Яковец Ю.В. Прогнозирование циклов и кризисов. М.: МФК, 2000.

2Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее.

Т. 2. Будущее цивилизаций и геоцивилизационные измерения. М.: ИНЭС, 2006.

3Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Становление интегрального экономического строя — глобальная трансформация XXI века. М.: ИНЭС, 2008.

4Прогноз экономической динамики цивилизаций и трансформации гло­ бализации / Глобальный прогноз «Будущее цивилизаций». Ч. 6. М.: МИСК, 2009.

1.3. Волны инноваций как завершающая стадия трансформаций 1.3.1. Многопикостъ инноваций Волна инноваций является завершающей стадией радикальных трансформаций в экономике и обществе.

Само по себе понятие инновации (нововведения) расшифро­ вывается довольно просто: это внесение в разнообразные виды че­ ловеческой деятельности новых элементов (видов, способов), по­ вышающих результативность этой деятельности. Однако при ка­ жущейся простоте это понятие многогранно.

Рассмотрим эти грани, ипостаси инноваций.

Побудительные мотивы к инновациям. Нововведения нару­ шают привычный образ жизни и способ действий, влекут за собой немалый риск, нередко заканчиваются неудачей и крупными по­ терями, а порой и гибелью (в прямом или переносном смысле) не­ удачливого инноватора. Что же побуждает миллионы людей вновь и вновь бросаться в это неизведанное, полное риска буду­ щее? Вряд ли стоит сводить дело к предприимчивой натуре чело­ века, которому опостылело заниматься рутинным делом, которого тянет к авантюре, хотя и это имеет место. Главное в другом. По­ требности людей в любой сфере деятельности растут опережаю­ щими темпами (по сравнению с возможностями их удовлетворе­ ния) из года в год вместе с увеличением численности населения.

Неудовлетворенные потребности рождают конфликты. Необходи­ мо вновь и вновь напрягать интеллект, чтобы изобрести новые спо­ собы удовлетворения этих потребностей. При этом в силу вступает закон соревнования (конкуренции в рыночной экономике). Тот, кто первым и наиболее удачно осуществил назревшую инновацию, вознаграждается сверхприбылью при технологической или эконо­ мической инновации, политическим или социокультурным успе­ хом, победой в войне и т.п. Следовательно, инновации — это обще социологическая закономерность, двигатель и побудительный мо­ тив прогресса общества во всей его многогранности.

Источники и инициаторы инноваций. Инновации существу­ ют много тысяч лет. Наши предки, которые применили каменные орудия, лук и стрелы, освоили скотоводство, земледелие, ремесло, Строительство, создали государство, начали использовать деньги, построили религиозные системы и т.д. и т.п., занимались эпохаль ными, или базисными, инновациями, изменившими лицо общест­ ва, продвинувшими его вперед. И было это задолго до того, как сформировалась наука и обособился небольшой слой занимав­ шихся ею ученых. Поэтому говорить о том, что наука — единст­ венный источник инноваций, было бы опрометчиво. Да и в по­ следние столетия, когда произошел инновационный взрыв (точ­ нее, серия взрывов) индустриальной эпохи, далеко не всегда уче­ ные были инициаторами крупнейших инноваций: достаточно вспомнить Уатта, Черепановых, Томаса Эдисона. Инициаторами инноваций были предприниматели (например Форд), политичес­ кие и государственные деятели, архитекторы, художники, музы­ канты.

Инициаторами инноваций в современную эпоху могут быть:

ученые, открывшие новые закономерности развития природы, общества, техники и предложившие эффективные способы ис­ пользования этих закономерностей;

изобретатели (ученые, но далеко не всегда), которые сумели предложить не имеющее прямых аналогов в мире новшество, метод применения его на практике, подали заявку на патент.

предприниматели, менеджеры, банкиры, инвесторы, вырабаты­ вающие новые формы организации производства, хозяйствен­ ной деятельности и управления, фирмы, вкладывающие капи­ тал в осуществление инноваций;

люди творческих профессий, вносящие вклад в обновление ду­ ховной сферы: ученые, выдвигающие новые гипотезы, концеп­ ции, теории, делающие научные открытия;

писатели, художни­ ки, архитекторы, музыканты, деятели кино и телевидения и т.п., формирующие новые художественные стили и школы;

пе­ дагоги и организаторы образования, предложившие и исполь­ зующие новые его формы и методы: основатели новых этичес­ ких учений и религиозных течений;

политические и государственные деятели, создающие новые политические партии, формы политической борьбы, государст­ венные образования, правовые нормы, формы межгосударст­ венных отношений;

военачальники и специалисты, предложившие более эффек­ тивные способы ведения боевых действий, организации войн, использования вооружений.

Нет ни одной сферы деятельности, где изобретательный чело­ веческий ум не стремился бы повысить ее эффективность с помо­ щью инноваций.

Виды инноваций. По сфере применения инноваций можно предложить следующую их классификацию.

Технологические инновации направлены на расширение ассор­ тимента и улучшение качества производимых товаров и услуг (инновация-продукт) или используемых при этом технологий (инновация-процесс). Именно они лежат в основе удовлетворения растущих, все более разнообразных личных, производственных и иных потребностей, насыщения и обновления рынков товаров и услуг, повышения эффективности производства, смены моделей и поколений техники, технологических укладов и технологических способов производства.

Экологические инновации обеспечивают рациональное, более экономное использование вовлеченных в производство природ­ ных ресурсов, более эффективные методы их воспроизводства (поиска и разведки месторождений полезных ископаемых, выра­ щивания лесов, мелиорации и рекультивации земель и т.д.) и уменьшения вредных выбросов в окружающую среду. Этот вид инноваций тесно связан с технологическими инновациями и не­ редко может рассматриваться как их разновидность, но у него осо­ бая целевая функция.

Экономические нововведения находят выражение в использова­ нии более эффективных форм организации, специализации, коо­ перирования, концентрации, диверсификации производства, ме­ тодов организации труда, новых финансово-кредитных институ­ тов и инструментов, видов ценных бумаг, способов управления экономическими процессами, прогнозирования их динамики и из­ менений конъюнктуры И Т.Д.

Социально-политические инновации включают новые формы организации общественных движений и политических партий, оказания помощи безработным, пенсионерам, детям, организации здравоохранения и т.п.

Государственно-правовые инновации представлены использо­ ванием новых форм организации государственной власти (зако­ нодательной, исполнительной, судебной) и управления на муни­ ципальном, региональном, национальном и межгосударственном уровнях, принятием или корректировкой правовых документов, организацией выборов и обновления государственных органов и т.п.

Инновации в духовной сфере выражаются в научных открыти­ ях, изобретениях, гипотезах, концепциях, теориях, конструктор ских идеях, художественных, музыкальных, литературных и ар­ хитектурных стилях, театральных, кино- и теленововведениях, использовании более эффективных форм образования (педаго­ гики, методики, организации), выдвижении и закреплении но­ вых этических норм, религиозных учений, идеологических уст­ ремлений.

Инновации военные и в области правопорядка включают новые способы ведения боевых действий, организации вооруженных сил и сил правопорядка, поддержания безопасности граждан и госу­ дарства, борьбы с криминальными структурами, профилактики преступлений и т.п.

Уровень новизны инноваций. Под общим названием «иннова­ ции» объединяются принципиально различные по характеру, уровню новизны, длительности и последствиям нововведения.

Эпохальные инновации осуществляются раз в несколько столе­ тий, длятся десятилетиями, ведут к глубоким трансформациям той или иной сферы жизни общества и знаменуют переход к ново­ му технологическому или экономическому способу производства, социокультурному строю, очередной мировой цивилизации. В ка­ честве примеров можно привести освоение земледелия и ското­ водства, появление письменности, создание государства, промыш­ ленную революцию, научно-техническую революцию, распростра­ нение глобализации, создание огнестрельного и термоядерного оружия и т.п.

Базисные инновации выражаются в радикальных изменениях в технологической базе и способах организации производства, государственно-правового и социокультурного строя, духовной жизни и т.п. Волны базисных инноваций в последние столетия наблюдаются примерно раз в полвека при переходе к очередному технологическому укладу, кондратьевскому циклу, радикальным преобразованиям в других сферах общества в рамках преобла­ дающей мировой цивилизации (или ее этапа), технологического и экономического способа производства, политического и социо­ культурного строя и т.п. Примерами могут служить формирова­ ние акционерных обществ, монополий, государственно-монопо­ листического капитализма в рамках индустриального способа производства. Базисные инновации находят также выражение в создании новых отраслей, форм организации производства, госу­ дарственно-правовых институтов, научных и художественных школ и т.п.

Улучшающие инновации направлены на развитие и модифика­ цию базисных инноваций, их распространение в разных сферах с учетом их специфики. Потоки улучшающих инноваций следуют за волнами базисных, они на порядки многочисленнее, но отлича­ ются значительно меньшей новизной и более коротким жизнен­ ным циклом. Приносимый каждой из них эффект обычно значи­ тельно меньше, чем у базисных нововведений, но в силу массовос­ ти общая сумма эффекта наибольшая. Именно в улучшающих ин­ новациях находит выражение дух новаторства, свойственный миллионам лидеров в разных сферах жизни общества.

Микроинновации направлены на улучшение отдельных пара­ метров выпускаемой продукции, используемой технологии, эко­ номических, социальных, политических систем и т.п. и обычно не приносят сколько-нибудь значительного эффекта.

Псевдоинновации — категория, выделенная Герхардом Меншем.

Она выражает ложные пути человеческой изобретательности и предприимчивости, направленные на частичное улучшение и про­ дление агонии устаревших в своей основе, осужденных на уход с исторической арены технологий, общественных систем и институ­ тов. В порядке исключения псевдоинновация может вдохнуть но­ вую жизнь в устаревший институт, подвигнуть его на новый виток спирали своего жизненного цикла. Но обычно она порождается силой привычки, консерватизмом действия, обречена на неуспех и тормозит общественный прогресс. Псевдоинновации„как правило, распространены на заключительной фазе жизненного цикла ухо­ дящей системы, когда она уже в основном исчерпала свой потен­ циал, но всячески сопротивляется замене более прогрессивной системой, стремится с помощью видимости обновления сохранить свою нишу в новом мире.

Антиинновации — вводимая нами категория для обозначе­ ния тех нововведений, которые носят реакционный характер, означают шаг назад в той или иной сфере человеческой деятель­ ности.

Пространственная сфера инноваций. Инновации имеют раз­ ное территориальное поле. Эпохальные и базисные инновации по­ степенно охватывают, распространяясь из эпицентра, практически всю населенную территорию планеты, глубоко ее трансформируя.

Поле деятельности улучшающих инноваций может быть ограни­ чено территорией страны, региона, города, а мельчайшие из них ограничиваются одним предприятием, организацией, коллекти­ вом (точечные инновации).

Таким образом, многоликий массив инноваций, измеряемый но области и полю действия, глубине преобразований, новизне и длительности, представляет собой пульсирующую силу прогресса общества, обеспечивает его жизненность и развитие, разрешение постоянно возникающих противоречий как внутри общества, так и в его взаимоотношениях с окружающей средой.

1.3.2. Формирование и развитие теории инноваций Мощный краеугольный камень в фундамент теории инноваций заложил Н Д. Кондратьев. Излагая учение о больших циклах конъюнктуры примерно полувековой длительности, он обосновал закономерную связь повышательных и понижательных волн этих циклов с волнами технических изобретений и их практического использования: «Перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом ее начале, наблюдаются значи­ тельные изменения в основных условиях хозяйственной жизни общества. Эти изменения обычно выражаются (в той или иной комбинации) в глубоких изменениях техники производства и об­ мена (которым в свою очередь предшествуют значительные тех­ нические изобретения и открытия), в изменении условий денеж­ ного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйст­ венной жизни»1. По сути дела, речь идет о волне технологических и экономических инноваций.

Н.Д. Кондратьев увязывает эти волны с радикальными переме­ нами в других сферах жизни общества: «Периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества (революции, войны), чем периоды понижательных волн»2. И дальше: «Таким образом, и войны, и социальные потрясения включаются в ритмический процесс развития больших циклов и оказываются не исходными силами этого развития, а формой его проявления. Но, раз возникнув, они, конечно, в свою очередь ока­ зывают могущественное, иногда пертурбирующее, влияние на темп и направления экономической динамики»3.

1Кондратьев Н Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения.

М.: Экономика, 2002. С. 370-371.

2Там же. С 374.

3Там же. С. 383.

Таким образом, можно сделать вывод, что Н.Д. Кондратьевым заложены основы общей теории инновации, охватывающей не только технологию и экономику, но и социально-политическую сферу, а также раскрывающей механизм взаимодействия иннова­ ций в различных сферах общества.

Основоположником теории инноваций считается Йозеф Шум­ петер, который подхватил и развил основные идеи Н.Д. Конд­ ратьева в этой области. Шумпетер сконцентрировал свое внима­ ние на экономических инновациях, высоко оценил роль предпри­ нимателя — новатора в экономическом прогрессе. «Функция предпринимателей заключается в том, чтобы реформировать или революционизировать производство, используй изобретения, или, в более общем смысле, используя новые технологические реше­ ния для выпуска новых товаров или производства старых товаров новым способом, открывая новые источники сырья и материалов или новые рынки, реорганизуя отрасль и т.д. Начало строительст­ ва железных дорог, производство электроэнергии перед Первой мировой войной, энергия пара и сталь, автомобиль, колониальные предприятия — все это яркие образцы большого семейства явле­ ний, включающего также и бессчетное множество более скромных представителей — вплоть до выпуска новых сортов колбас и ори­ гинальных зубных щеток. Именно такого рода деятельность и есть главная причина периодических “подъемов”, революционизирую­ щих экономический организм, и периодических “спадов”, возни­ кающих вследствие нарушения равновесия при производстве но­ вых товаров или применении новых методов. Делать что-то новое всегда трудно, и реализация нововведения отражает самостоя­ тельную экономическую функцию, во-первых, поскольку все но­ вое лежит за пределами рутинных, понятных всем задачам и, во-вторых, поскольку приходится преодолевать сопротивление среды»1.

Я привел эту длинную цитату, ибо в ней в сжатой форме выра­ жены основы теории инноваций Й. Шумпетера: инновационная деятельность как важнейшая функция предпринимателей;

разли­ чение инноваций-продуктов и инноваций-процессов, радикаль­ ных (базисных) и улучшающих, технологических и экономиче­ ских инноваций;

место инноваций в цикличной динамике эконо 1Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995. С. 183-184.

мики;

неизбежность преодоления силы инерции, сопротивления среды.

Друг и единомышленник Н.Д. Кондратьева Питирим Сорокин заложил основы теории инноваций в социокультурной сфере, по­ нимая ее в широком смысле — не только как искусство и культу­ ру, социальные и политические отношения, но и как динамику на­ учных открытий и изобретений, межгосударственных и граждан­ ских войн. В опубликованном в 1937-1941 гг. четырехтомнике «Социальная и культурная динамика» он исследовал, в частности, тенденцию динамики технических изобретений более чем за пять тысячелетий истории общества, а также наиболее крупные ново­ введения, наблюдавшиеся за тысячелетия в других сферах духов­ ной жизни общества. Отмечая наличие долгосрочных колебаний в социокультурной динамике, выражающихся в поочередном пре­ обладании идеационального, чувственного и интегрального со­ циокультурных типов, Питирим Сорокин отрицал наличие обще­ го тренда исторического прогресса, считал эти колебания (флук­ туации) бесцельными, с чем трудно согласиться. Им даны количе­ ственные оценки инновационных волн в ряде сфер духовного воспроизводства.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что за три десятиле­ тия XX в. были заложены фундаментальные основы теории инно­ ваций, особенно технологических и социокультурных.

Второй этап развития теории инноваций — с 40-х до середины 70-х годов —не характеризуется столь фундаментальными проры­ вами в этой области познания. Этому помешали Вторая мировая война и послевоенная гонка вооружений, когда усилия были на­ правлены на освоение и распространение базисных инноваций IV кондратьевского цикла и адекватного ему технологического уклада;

исследования носили более практический, прикладной ха­ рактер. Однако теория инноваций была существенно продвинута вперед.

Среди фундаментальных работ этого периода следует отметить крупную монографию выдающегося английского ученого Джона Бернала «Наука в истории общества», изданную в Лондоне в 1954 г. и в СССР в 1956 г. В центре внимания исследователя нахо­ дится прогресс научного познания за все исторические эпохи. Он раскрывает неразрывную взаимосвязь этого прогресса с развити­ ем техники, начиная с палеолита. Дж. Бернал отмечает смену пе­ риодов подъема и упадка в развитии науки и ее технологическом применении: «Прогресс науки является чем угодно, только не еди­ нообразием в пространстве и времени. Периоды быстрых темпов ее развития чередуются с более продолжительными периодами за­ стоя и даже упадка. С течением времени центры научной деятель­ ности перемещались и обычно скорее следовали за перемещением центров торговли и промышленной деятельности, нежели направ­ ляли его. Вавилон, Египет и Индия были центрами древней нау­ ки. Греция становится их общей наследницей, и там, как нам из­ вестно, впервые был выработан рациональный базис для науки...

В Риме науке уделялось мало внимания, и она совершенно отсут­ ствовала в западноевропейских королевствах варваров. Наследие Греции вновь вернулось на Восток, откуда оно и пришло. В Си­ рии, Персии и Индии и даже в далеком Китае ощущались новые веяния в науке, слившиеся затем в великолепном синтезе в стра­ нах ислама. И только отсюда наука и техника пришли в средневе­ ковую Европу» и привели к «великой вспышке созидательной ак­ тивности»1. Наука смогла эффективно содействовать переменам в области промышленности и транспорта с помощью электричества, машин и химических препаратов.

В монографии раскрывается связь между научными, техниче­ скими и социальными нововведениями на всех этапах истории развития общества. Дж. Бернал отмечает, что «периоды расцвета науки обычно совпадают с периодами усиления экономической активности и технического прогресса»2. И хотя на первых этапах наука скорее использовала инновации, чем инициировала их, в со­ временном обществе именно научные инновации служат отправ­ ным пунктом инноваций в технике и технологии и в других сфе­ рах общества. И если первые эпохальные нововведения — исполь­ зование огня, применение гончарного круга, ткачества, колеса и корабля — появились без помощи науки, то «в наш век новое зна­ ние и опыт в деле управления материальным миром значительно опережают развитие соответствующих форм культурной, полити­ ческой и экономической жизни»3.

Однако прогресс науки, осуществляемые по ее инициативе ин­ новации имеют не только созидательный, но и разрушительный характер. «И ныне, в этот век науки, как ужасно мало новые зна­ ния, мастерство и изобретательность используются для како хБернал Дж. Наука в истории общества. М.: ИЛ, 1956. С. 9.

2Там же. С. 30.

3Там же. С. 663.

го-либо улучшения условий жизни человека и как много — для совершенствования орудий разрушения!» В этот период большое внимание уделялось взаимосвязи инно­ ваций с экономическим ростом. Этой проблеме была посвящена нобелевская лекция Саймона Кузнеца, прочитанная им в декабре 1917 г. В ней сформулирован ряд новых подходов к теории инно­ ваций, развивающих идеи Йозефа Шумпетера.

Во-первых, С. Кузнец ввел понятие эпохальных нововведе­ ний, лежащих в основе перехода от одной исторической эпохи к другой.

Во-вторых, революционное ускорение темпов экономического роста в индустриальную эпоху вызвано, по мнению С. Кузнеца, эпохальным нововведением: новым источником роста стало уско­ ренное развитие науки. «Массовое применение технологических нововведений, составляющее в значительной степени суть совре­ менного экономического роста, тесно связано с дальнейшим про­ грессом науки, который в свою очередь образует основу дальней­ шего технического прогресса... Применение нововведений не толь­ ко дает дополнительные экономические ресурсы для фундамен­ тальных и прикладных исследований с долгим сроком разработки и значительными затратами капитала, но, что следует отметить особо, позволяет создавать новые эффективные средства для ис­ следований и дает дополнительную информацию об изменениях в природных процессах, происходящих под влиянием изменений в произ водстве» 2.

В-третьих, обсуждая социальные последствия нововведений, С. Кузнец отмечает, что они могут носить как положительный, так и отрицательный характер. Государство должно принимать уча­ стие в предупреждении и разрешении возникающих при этом кон­ фликтов. Экономическая функция государства — стимулировать рост и структурные изменения, анализировать, отбирать или от­ брасывать правовые и институциональные нововведения, предла­ гаемые как способы и направления использования нового потен­ циала производства. Без нововведений наука хиреет и чахнет;

ин­ новационная волна служит питательной почвой для расцвета на­ учных исследований.

Л Бернал Дж. Указ. соч. С. 667.

2Кузнец С. Современный экономический рост: результаты исследований и размышлений. Нобелевская лекция / / Нобелевские лауреаты по экономике:

взгляд из России / Под ред. Ю.В. Яковца. СПб.: Гуманистика, 2003. С. 110.

В-четвертых, технологические нововведения взаимосвязаны с нововведениями в других сферах общества: «Постоянное появле­ ние технологических нововведений, что характерно для современ­ ного экономического роста, и сопутствующие им социальные но­ вовведения, облегчающие необходимую адаптацию, являются главными факторами воздействия на структуру экономики и об­ щества», ведут к «нововведениям в области права, в институцио­ нальных структурах и даже в идеологии»1. В первую очередь это относится к развивающимся странам: «Заметный прогресс в эко­ номическом развитии развивающихся стран может потребовать изменений в существующих производственных технологиях и, ве­ роятно, еще более существенных нововведений в политических и социальных структурах»2.

Исследования технологических нововведений осуществлялись также в плане управления улучшающими инновациями. Можно назвать переведенную на русский язык книгу Брайана Твисса3, пер­ вое издание которой опубликовано в 1974 г. Б. Твисс отмечает зна­ чение идей Н.Д. Кондратьева для понимания неравномерности ди­ намики инноваций и решающую роль последних в обеспечении экономического роста. «Характер технического развития меняется.

В последние годы получили новое признание работы Н. Кондратье­ ва, высказавшего предположение о существовании длинных волн экономического развития... Г. Менш, исследовавший частоту науч­ но-технических нововведений, также подтвердил наличие полуве­ ковых циклов, активные нововведения в фазе наиболее глубокой депрессии. В каждом случае новые технологии лежали в основе формирования новых отраслей, обеспечивающих ускорение эконо­ мического роста. В свете этих идей важность научно-технических нововведений как источников экономического роста возрастает»4.

В книге приводится высказывание Джеймса Бранта, характе­ ризующее уникальную роль инноваций в развитии общества:

«Единственный в своем роде процесс, объединяющий науку, тех­ нику, экономику, предпринимательство и управление, — это про­ цесс научно-технического нововведения. В нем воплощаются те знания, которые компетентный руководитель, эффективно рабо 1Кузнец С. Указ. соч. С. 113.

2Там же. С. 119.

3Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями. М.: Эконо­ мика, 1989.

4Там же. С. 25.

тающий ученый, умный чиновник и просто образованный член общества должен иметь завтра. Это процесс преобразования науч­ ного знания в физическую реальность, изменяющую общество»1.

Б. Твисс подчеркивает суть нововведения как процесса, в кото­ ром изобретение или научная идея приобретают экономическое со­ держание, творческий характер инновационной деятельности;

вы­ являет факторы, определяющие успех нововведений: рыночная ориентация, соответствие целям корпорации, адекватные методы оценки, эффективное управление проектом, творчество, инноваци­ онная обстановка и наличие «защитника проекта»;

характеризует особенности инноваций на разных стадиях жизненного цикла от­ расли, методы оценки эффективности инновационных проектов.

Третий этап в развитии теории инноваций ведет отсчет с пуб­ ликации в 1975 г. монографии немецкого ученого Герхарда Менша «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию»2 и последовавших за ней публикаций и международных конференций, посвященных теории длинноволновых колебаний в экономике Ни­ колая Кондратьева и Йозефа Шумпетера. Следует отметить моно­ графии Я. Ван Дейна «Длинные волны в экономической жизни»3, Л. Клайнкнехта «Инновации в периоды кризиса и процветания»4, К. Фримена, Дж. Кларка, Л. Сутэ «Безработица и технические но­ вовведения. Изучение длинных волн экономического развития»5.

В разработку теории циклов и инноваций активно включились советские ученые. Серию монографий по этим проблемам опубли­ ковал Ю.В. Яковец — в 1978 г.6, 1984 г.7, 1988 г.8 В этих работах инновации рассматривались как непременная часть научно-техни­ 1Твисс Б. Указ. соч. С. 30.

2Mensch G. Das technologische Patt: Innovationen ubervinden die Depres­ sion. Frankfurt, 1975.

:lVan Duijrt Y.Y. The Longe Wave in Economic Life. L., 1983.

^Kleinknecht A. Innovationen Patterns in Ctisis and Prosperity. L.: Macmillan Press, 1987.

5Freeman Ch., Clark Y., Soete L. Unemployment and Technical Innovation. L., 1982.

еСитнин B.K., Яковец Ю.В. Повышение эффективности общественного производства. Гл. IV. М.: Экономика, 1984.

1Яковец Ю.В. Закономерности научно-технического прогресса и их пла­ номерное использование. М.: Экономика, 1984.

8Яковец Ю.В. Ускорение научно-технического прогресса: теория и эконо­ мический механизм. М.: Экономика, 1988.

ческих и экономических циклов (среднесрочных, долгосрочных, сверхдолгосрочных), основа выхода из кризиса, исследовалась взаимосвязь научных, технических, инновационных, экономиче­ ских, образовательных, организационно-управленческих циклов и их инновационных фаз.

Фундаментальное исследование долговременных тенденций в динамике науки, техники и экономики выполнил академик A.И. Анчишкш. В книге, удостоенной Государственной премии С ССР1, он выделил в истории научно-технического прогресса три эпохальных переворота, реализовавших кластеры базисных инно­ ваций: первую промышленную революцию конца XVIII — начала XIX в.;

вторую промышленную революцию последней трети XIX — начала XX в.;

третью промышленную революцию, начав­ шуюся с середины XX в. и переросшую в научно-техническую ре­ волюцию. В последние десятилетия XX в., как отмечает А.И. Ан чишкин, начали складываться признаки новой, второй волны НТР, основные черты которой — коренная перестройка техноло­ гии производства на основе электроники — а т т а, биотехнологии, автоматизации сложных технических систем, информационный взрыв, абсолютное господство техники на научной основе, превра­ щение материализации научных знаний в главный источник рас­ ширенного воспроизводства.

Были опубликованы обзор теорий долгосрочных тенденций в капиталистической экономике2, книга С.М. Меньшикова и Л-.А. Клименко3 по этой проблеме, монография Л.С. Барютина по техническим нововведениям в промышленности4, книга B.И. Кушлина об обновлении производственного аппарата5. В российскую науку было возвращено наследие Н.Д. Кондратьева, его учение о больших циклах конъюнктуры и связанных с ними долгосрочных колебаниях экономической динамики. В России в этот период сложилась сильная инновационная школа.

1Анчишкин А.И. Наука-техника-экономика. М.: Экономика, 1986.

Долгосрочные тенденции в капиталистической экономике. Рефератив­ ный обзор / Под ред. P.M. Энтова, Н.А. Макашевой. М.: ИНИОН, 1987.

3Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. Когда об­ щество меняет кожу. М.: Международные отношения, 1989.

4Барютин Л.С. Управление техническими нововведениями в промышлен­ ности. М.: Изд-во МГУ, 1986.

5Кугилин В.И. Интенсификация обновления производственного аппарата.

М.: Мысль, 1986.

1.3.3. Циклично-генетические закономерности инновационного обновления экономики и общества Периодическое инновационное обновление общества — объективно обусловленный процесс. Следовательно, он должен иметь свои за­ кономерности. Раскрытие их содержания и механизма использова­ ния — главная задача инноватики как самостоятельной отрасли на­ учного знания, сформировавшейся в XX в., ее фундаментальной (теоретической) и прикладной (практической) частей. Рассмотрим эти закономерности в том виде, в каком они осознаны современной наукой, и прежде всего российской инновационной школой.

Периодическое инновационное обновление является всеобщ 1.

закономерностью общества в целом и всех составляющих его сис­ тем. Это объясняется тремя обстоятельствами. Во-первых, любая система имеет свой потенциал развития, жизненный цикл, и пере­ ход от фазы к фазе требует частичного обновления. Во-вторых, само общество имеет общую тенденцию к росту и усложнению, увеличению объема и дифференциации структуры потребностей;

чтобы их удовлетворить, каждая система должна совершенство­ ваться либо уступать место другой системе, способной удовле­ творить эти потребности. В-третьих, окружающая общество при­ родная среда также подвержена изменениям, и общество с прису­ щими ему системами должно претерпеть перемены, чтобы адек­ ватно отреагировать на эти внешние вызовы. Если общество (или любая его составляющая) теряет способность к обновле­ нию, то это чаще всего лежит в основе кризисов, потрясающих любые общественные системы и завершающихся либо леталь­ ным исходом, либо мучительным возобновлением способности к самообновлению.

Обновление не является непрерывным. Вслед за ним следует период сравнительно плавного, равномерного развития, пока не будет исчерпан потенциал данного состояния и его эволюционно­ го совершенствования. Нельзя постоянно, перманентно реформи­ ровать систему: силы ее иссякнут, и она безвременно сойдет с ис­ торической сцены. Но опасно и запаздывать с обновлением: эф­ фективность системы падает, запаздывающее обновление окажет­ ся болезненным либо закончится распадом системы (как это случилось, например, с СССР и СЭВ в начале 90-х годов). Не ме­ нее опасны и могут привести к летальному исходу ложное обнов­ ление (псевдоинновации, по выражению Герхарда Менша), когда видимостью инновационной активности пытаются продлить аго­ нию системы, обреченной на радикальную трансформацию, либо антиинновации, направленные вспять.

По сути дела, здесь идет речь о всеобщем законе периодического инновационного обновления, лежащем в основе преобразований во всех сферах развития общества Из этого закона логически следу­ ют две закономерности цикличной динамики инноваций и три со циогенетические закономерности.

2. Инновационная деятельность развивается неравномерно циклично, волны инновационной активности сменяются спадами. В развитии техники и технологии, экономики, социально-политиче­ ской и социокультурной сфер наблюдаются четко выраженные инновационные циклы разной глубины и длительности. В перелом­ ные периоды в динамике той или иной сферы поднимается волна базисных инноваций, порождающая затем поток инноваций, улуч­ шающих и частично корректирующих сделанные крупные инно­ вации. Затем число базисных инноваций падает, но оно много­ кратно перекрывается растущим числом разнообразных улучшаю­ щих инноваций, приносящих значительную массу эффекта обнов­ ленной системе. В третьей фазе цикла инновационная активность стабилизируется, однако ее структура ухудшается: базисные ин­ новации практически прекращаются, улучшающие инновации становятся все более мелкими и все менее эффективными, появ­ ляются псевдоинновации, направленные на частичное улучшение и продление срока жизни устаревшей в своей основе, обреченной на радикальную трансформацию системы. В следующей за этим фазе инновационного кризиса уровень инновационной активно­ сти резко падает, растет доля псевдоинноваций. В фазе депрессии инновационная активность находится на низком уровне, одновре­ менно созревают предпосылки для очередного взрыва, волны ба­ зисных инноваций, и спираль обновления вступает в очередной виток, начинается новый инновационный цикл.

3. В динамике инновационной активности наблюдается взаимо­ влияние инновационных циклов разной продолжительности, а так­ же их взаимодействие с цикличной динамикой смежных и отдален­ ных сфер общества. Рассмотрим эту закономерность конкретнее.

Инновационные циклы различаются по длительности и глуби­ не. Наиболее массовыми улучшающие инновации бывают при смене краткосрочных циклов, например моделей техники и моди­ фикаций технологий. Обычно они реализуют мелкие изобрете­ ния, ноу-хау, рационализаторские предложения и не вызывают сколько-нибудь существенных перемен в обществе. Это своего рода мелкая зыбь на поверхности моря экономической и иной деятельности. Однако при смене поколений техники и технологий реализуются лежащие в их основе базисные инновации, наблюда­ ются инновационные волны (сравнительно небольшие) в рамках десятилетнего цикла. Эти волны, в свою очередь, накладываются на повышательные или понижательные волны долгосрочных (по­ лувековых Кондратьевских) циклов. На повышательной волне высота и длительность инновационных подъемов более значи­ тельны, спадов — менее. На понижательной волне долгосрочного цикла наблюдается обратная картина.

Однако наиболее длительные периоды глубочайших перемен в обществе наблюдаются при смене сверхдолгосрочных, вековых (цивилизационных) циклов. Подобно девятому валу, волны ба­ зисных инноваций ведут к становлению новых технологических и экономических способов производства, государственно-политиче­ ского и социокультурного строя, прокатываясь почти по всей на­ селенной части планеты, радикально меняя образ жизни боль­ шинства ее жителей. Значительно повышается неустойчивость со­ циальных систем: одни тонут в этом бушующем море, другие, на­ против, рождаются вновь или возносятся. Такой шквал перемен наблюдался в последней трети XVIII — первой половине XIX в., знаменуя рождение и распространение индустриальной мировой цивилизации. Развертывается он и при ее смене постиндустриаль­ ной цивилизацией с последней четверти XX в. Естественно, что это накладывает отпечаток на характер приходящихся на этот пе­ риод волн долгосрочных инновационных циклов.

Другой разрез взаимодействия циклов — взаимное влияние инновационных циклов в смежных и отдаленных областях. На­ пример, цикличные колебания технологических инноваций связа­ ны с динамикой циклов научных и изобретательских, отражают (с некоторым запаздыванием во времени) их траекторию и в свою очередь определяют — с известным лагом — траекторию циклов экономических, экологических и (в более слабой степени) госу­ дарственно-политических и социокультурных. Все эти сферы в основе своей динамики имеют собственные инновационные цик­ лы. Поэтому можно говорить о закономерности взаимосвязи инно­ вационного обновления различных сфер общества, имеющих общий (хотя и распределенный во времени и пространстве) ритм колеба­ ний. Этот ритм в какой-то мере синхронизированных инноваци­ онных циклов определяет поступь истории человечества, измеряе­ мую в десятилетнем, полувековом и вековом масштабах.

Можно проиллюстрировать эту сложную взаимосвязь на тех­ нологических и экономических циклах. Экономические кризисы ведут к резкому спаду инновационной активности, поскольку пре­ обладающий технологический уклад переживает нисходящую волну своего жизненного цикла, смена моделей и поколений тех­ ники дает все меньше прироста эффекта, а падение эффективно­ сти ведет к сокращению ресурсов, которые экономика может вы­ делить на обновление технологической базы общества. Сокраща­ ется объем вложений в науку, инновации и инвестиции.

Однако к концу фазы депрессии экономического цикла стано­ вится очевидной необходимость обновления производства путем освоения первых поколений следующего технологического укла­ да, кластера базисных инноваций, реализующих накопленный к тому времени ресурс крупных изобретений. Это служит исходным пунктом для оживления экономики, ускорения экономического роста и, следовательно, увеличения объема и уровня накопления массы ресурсов, вкладываемых в инвестиции и инновации. Этому способствуют оптимистические ожидания предпринимателей и инвесторов. Фаза оживления экономического цикла, таким обра­ зом, находит выражение в фазе подъема инновационного цикла и опирается на нее. Однако сама структура инноваций меняется: со­ кращается доля базисных нововведений, резко возрастает доля улучшающих.

В фазе стабильности (зрелости) новые базисные инновации отталкиваются, поскольку надо окупить капитал, вложенный в ос­ воение кластера базисных инноваций в предыдущей фазе. Про­ должает нарастать поток улучшающих инноваций, но отдача от них постепенно падает, снижается норма прибыли. Становится очевидной низкая эффективность, бесперспективность инвести­ рования в инновации и следует череда биржевых кризисов, от­ крывающих дорогу для падения темпов прироста или спада про­ изводства, роста безработицы и т.п.

При исследовании взаимодействия цикличной динамики ин­ новаций следует учитывать, что это взаимодействие может осуще­ ствляться в трех основных формах: резонансной, демпфирующей и деформирующей. Например, понижательная волна долгосроч­ ных и сверхдолгосрочных циклов оказывает усиливающее, резо­ нансное влияние на колебания приходящихся на эту фазу пара­ метров среднесрочных кризисов. Обратное, демпфирующее (смяг­ чающее) влияние оказывает повышательная волна кондратьев­ ских циклов. Военные или политические кризисы могут оказать деформирующее воздействие на ход инновационного цикла. Как Первая, так и Вторая мировые войны пришлись на начало кризис­ ных фаз среднесрочных циклов и прервали, деформировали их дальнейший ход, резко сократили затраты на инновации и много­ кратно уменьшили их число, кроме узкой сферы, связанной с удовлетворением военных нужд и ведением войны.

Волны инновационной активности неравномерно распреде 4.

ны в пространстве;

периодически меняются их эпицентры и лиде­ ры инновационной активности. Эпохальные и базисные инно­ вации связаны с крупными вложениями в трансформацию общест­ венных систем и требуют скопления на узком пространстве предпосылок и условий таких взрывов, которые затем распростра­ няются по всему миру. Каждый инновационный переворот имеет свою исходную географическую точку (эпицентр). Инициатором переворота служат одна или несколько лидирующих отраслей, вновь появившихся или радикально трансформированных. В эпи­ центре могут быть сконцентрированы первоисточники инноваци­ онного обновления общества. Так, на долю Великобритании к 1750 г. приходилось всего 1,9% мирового промышленного произ­ водства — против 4% у Франции, 5% у России, 33,8% у Китая и 24,5% у Индии. Однако в результате инновационного взрыва, ставшего истоком промышленной революции, ее доля в мировом промышленном производстве поднялась до 9,5% в 1830 г. и 19,9% в 1860 г., тогда как доля Франции выросла соответственно до 5,2 и 7,9%, Германии — до 3,5 и 4,9%, России — до 5,6 и 7%;

доля Китая упала до 29,8 и 19,7%, а Индии — до 17,6 и 8,6%1. Великобритания в этот период лидировала в научных открытиях и изобретениях, становлении буржуазной демократии и парламентаризма, в разви­ тии образования и культуры. С конца XIX в. эпицентром иннова­ ционных преобразований во всех сферах общества стали США. В 50-60-е годы XX в. лидерство во многих сферах на недолгое вре­ мя перешло к Японии и СССР. Однако с 80-х годов оно закрепи­ лось за США и в определенных областях — за Западной Европой, которая стала мировым лидером в формировании многогосудар­ ственного цивилизационного объединения со всеми его институ­ тами. Однако закрепление лидерства и эпицентра инновационно­ го производства за США и Западной Европой произошло не на­ вечно и не во всех сферах. Здесь, вопреки многим утверждениям, Стратегический ответ России на вызовы нового века / Под ред.

Л.И. Абалкина. М.: Экзамен, 2004. С. 149.

преобладает не постиндустриальное, а позднеиндустриальное об­ щество и реализуется грандиозная социальная псевдоиннова­ ция — его продление в следующую эпоху под видом информаци­ онного общества. Кризис 2001-2002 гг. помимо прочего показал эфемерность таких представлений, обнаружил устаревший базис этой трансформации, служащей идеологическим прикрытием для неолиберальной модели глобализации в интересах ТНК и взра­ стивших их метрополий. Нельзя исключить, что в ближайшие де­ сятилетия выявятся новые лидеры и эпицентры в инновационном обновлении общества, отвечающем реальному содержанию гума нистически-ноосферной постиндустриальной цивилизации, время преобладания которой в мире придется, вероятно, на вторую по­ ловину XXI в.


5. В динамике инноваций проявляются закономерности социоге­ нетики — наследственности, изменчивости и отбора.

Наследственность выражается в том, что обновление системы (или надсистемы, если система обречена на исчезновение) не на­ правлено на разрушение ее наследственного ядра, а обеспечивает его сохранение и повышение жизнестойкости в меняющейся внешней среде. Могут сходить со сцены технологические и эконо­ мические способы производства, политический и социокультур­ ный строй, исчезать с карты мира государства и даже цивилиза­ ции, но человечество в целом как суперсистема, его биосоциаль­ ный генотип сохраняется, передается из поколения в поколение.

Наследственная функция инноваций как раз и состоит в создании условий для сохранения и обновления генотипа общества как су­ персистемы, составляющих его надсистем, систем, отдельных эле­ ментов.

Наследственная изменчивость в цикличной динамике этой су­ персистемы как раз и составляет главное содержание и предназна­ чение, основную функцию инноваций — эпохальных, базисных, улучшающих. Постоянно меняется, развиваясь, общество. Пере­ мены происходят не только в его внутренней структуре, но и в ок­ ружающей среде, в био- и геосфере, в космическом пространстве.

Чтобы адаптироваться к переменам, нужно меняться.

Наиболее эффективные из этих перемен (инноваций) закреп­ ляются в наследственном генотипе, обогащают его и передаются затем следующим поколениям. В то же время все отжившее свой срок, потерявшее жизнеспособность сходит с исторической сцены, уходит в прошлое, сопротивляясь и пытаясь продлить свое суще­ ствование. Поэтому естественно сопротивление этих обреченных на исчезновение элементов, опирающееся на силу инерции, кон­ серватизма, привычки. Инновации не проходят гладко, они требу­ ют активной борьбы, настойчивой воли и деятельности их ини­ циаторов. Каждая инновационная волна — это взрыв противоре­ чий в обществе. Этот взрыв тем более болезненный, чем больше глубина трансформации, чем она глубже и радикальнее. При этом базисные и эпохальные нововведения (например революции в об­ ществе) нередко затрагивают и часть наследственного ядра, стре­ мясь разрушить все до основания. За революциями и радикальны­ ми реформами следуют контрреволюции и контрреформы, кор­ ректирующие инновации, которые устраняют крайности, опас­ ность разрушительного забегания вперед, восстанавливают равновесие на новом уровне развития.

Отбор состоит в выборе и коррекции возможного состава ин­ новаций. При смене социальных систем и этапов в их развитии возникает взрыв мутаций, потенциальных инноваций, цель кото­ рых — ответить на вызов этих перемен. Среди этих мутаций наб­ людаются антиинновации, направленные на возврат к прошлому, предлагающие нереальные, опасно-фантастические перемены, либо псевдоинновации, не дающие ответа, адекватного вызову, создаю­ щие лишь видимость активной инновационной деятельности.

Отбор в динамике общества не носит характера естественного отбора, поскольку он всегда осуществляется по инициативе и при активной деятельности людей, в противоборстве общественных систем. В этом смысле выбор и осуществление инноваций пред­ ставляют собой, по классификации Чарльза Дарвина, искусствен­ ный отбор, производимый людьми. В нем можно выделить две ос­ новные разновидности: целенаправленный отбор, выполняемый но заранее намеченному плану ведущей в этом отборе общественной силы, и стихийный отбор в результате противоборства обществен­ ных сил (например, в рыночной конкуренции, противостоянии со­ циальных сил, политических партий, в столкновении государств на международной арене).

Кто является субъектами инновационного отбора?

Это прежде всего авторы идеи — ученые, изобретатели, деяте­ ли культуры и образования, предприниматели, политические, об­ щественные и религиозные деятели. Именно они первыми ощу­ щают и осознают необходимость перемен и предлагают пути осу­ ществления инноваций в той или иной сфере общества. Иногда эти идеи являются фантастическими, нереальными либо ложны­ ми, не дающими эффекта или рождающими псевдоинновации. Но без широкого набора инновационных идей невозможно осущест­ вить инновации, отвечающие назревшим и перспективным требо­ ваниям и обеспечивающие решение противоречия, адекватный от­ вет на вызов того или иного масштаба. Нередко инновационные идеи поддерживаются и навязываются обществу различными об­ щественными силами — сообществами ученых и изобретателей, общественными и политическими движениями.

Второй круг субъектов — собственно инноваторы (предприни­ матели, инвесторы, политики, деятели культуры), осуществляю­ щие отобранные инновационные идеи, берущиеся за их реализа­ цию, выделяющие на это необходимые ресурсы, принимающие на себя инновационный риск и присваивающие в случае удачного исхода получаемый эффект (например, инновационную сверхпри­ быль — квазиренту). Без инноваторов идея останется красивой мечтой, «облаком в штанах». Чем крупнее и масштабнее иннова­ ция, тем более значительных ресурсов она требует на свое освое­ ние и распространение, тем больше число участников, тем значи­ тельнее риск и весомее потери в случае неудачи. Соревнование инноваторов (и прежде всего рыночная конкуренция) в погоне за «инновационным пряником» — инновационной сверхприбылью, политическим или социальным успехом, признанием творческого вклада ученого, литератора, художника, музыканта — побуждает жаждущих успеха к осуществлению инноваций, несмотря на риск.

Многие из них при этом терпят неудачу, но добившиеся успеха открывают новые перспективы в избранной ими области. Важным игроком на инновационном поле, проводящим отбор, является го­ сударство. Оно определяет законодательные правила игры на этом поле, отличающемся значительным своеобразием по сравне­ нию с текущей деятельностью, формирует благоприятный (или неблагоприятный — как в современной России) инновационный климат, обеспечивает соблюдение установленных норм и правил инновационной деятельности. Но этим не ограничивается роль государства. Оно должно осуществлять стратегически-инноваци онную функцию: поддерживать базисные технологические и эко­ номические инновации, придавая им начальный импульс;

прово­ дить за свой счет инновации в нерыночной сфере экономики, и прежде всего в обороне, здравоохранении, фундаментальной нау­ ке, образовании, культуре;

осуществлять инновации в государст­ венно-правовой сфере и т.п. В этом плане государственные служа­ щие такие же инноваторы, как и предприниматели и инвесторы.

Если государственный аппарат консервативен, не поддерживает инновации и тем более препятствует им, проводит антиинноваци онную политику, то страна обречена на инновационный кризис, отставание от общего ритма преобразований.

Особенно возрастает значимость инновационной функции го­ сударства в кризисных ситуациях, в переходные периоды, когда развертывается процесс обновления и смены социальных систем.

В этот период реализуется обоснованный Питиримом Сорокиным социальный закон флуктуации тоталитаризма и свободы: в кри­ зисных ситуациях «масштабы и суровость правительственной рег­ ламентации неизменно увеличиваются, и экономика общества, по­ литический режим, образ жизни и идеологии испытывают тотали­ тарную трансформацию;

и чем сильнее кризис, тем значительнее эта трансформация. Напротив, каждый раз, когда сильный кризис в обществе уменьшается, масштабы и суровость правительствен­ ной регламентации уменьшаются, и экономические, политиче­ ские, идеологические и культурные системы реконвертируются к мирным, детоталитарным, менее регламентируемым и более сво­ бодным образам жизни...» Иными словами, масштабность инновационной деятельности государства, его роль и ответственность в отборе и поддержке наи­ более эффективных базисных инноваций в различных сферах об­ щества в кризисных переходных ситуациях значительно возраста­ ют. Когда кризис позади, наступает время преобладания улуч­ шающих инноваций. Лидерство в их отборе принадлежит пред­ принимателям — инноваторам. Истинность этой закономерности инновационной динамики можно подтвердить двумя историчес­ кими примерами. В период глубочайшего кризиса 1929-1933 гг. в США суть Нового курса Франклина Рузвельта состояла в значи­ тельном усилении государственного регулирования базисных ин­ новаций в экономике и других сферах, что позволило вывести стра­ ну из кризиса и обеспечить ей условия для мирового лидерства.

Пример противоположного характера: в период масштабного циви­ лизационного кризиса в СССР, а затем в России, поразившего все стороны жизни общества, был провозглашен курс на деэтатизацию общества, уход государства из экономики, фактически проводилась антиинновационная политика, государство поддерживало ряд ан­ тиинноваций. Следствием этого стал распад СССР и глубочайший кризис 90-х годов в России, отбросивший страну на десятилетия назад и углубивший потери и бедствия населения страны.

1Сорокин ПЛ. Главные тенденции нашего времени. М.: Наука, 1997.

Следует отметить, что циклично-генетические закономерности динамики инноваций, периодического инновационного обновле­ ния всех сфер общества все еще слабо исследованы и в недоста­ точной степени учитываются и используются в прогнозировании и в практической деятельности инноваторов, государств и межго­ сударственных объединений (например, при обосновании ООН и государствами стратегии устойчивого развития в условиях глоба­ лизации). В результате отсутствуют четкие критерии отбора и эф­ фективные механизмы поддержки освоения и распространения базисных и улучшающих инноваций. Нередко они осуществляют­ ся с запозданием, а то и берется курс на псевдоинновации. Все это ведет к крупным потерям в обществе, о чем свидетельствует нега­ тивный опыт, накопленный Россией и другими постсоциалисти ческими странами. Поэтому фундаментальные исследования цик­ лично-генетических закономерностей динамики инноваций оста­ ются центральной задачей не только инноватики, но и инноваци­ онных составляющих всех общественных наук.


1.4. Девятый вал глобальных трансформаций 1.4.1. Новая волна глобальных трансформаций После сравнительно устойчивого, хотя и прерываемого периоди­ ческими кризисами, развития мира в послевоенные десятилетия, с конца 80-х годов XX в. начался длительный период радикальных глобальных трансформаций, которые продолжатся, вероятно, до середины XXI в. и кардинально изменят картину мира.

Начало этому периоду было положено стремительным пото­ ком геополитических трансформаций.

С окончанием холодной войны лопнули стальные обручи, скреплявшие воедино военно-политические блоки и экономиче­ ские союзы на противоположных полюсах. Больше всего от этого пострадал инициатор процесса — Советский Союз: распались ми­ ровая система социализма, Совет экономической взаимопомощи, Варшавский пакт, Советский Союз, а вслед за ним Югославия, Чехословакия. Заполнить образовавшийся вакуум тут же поспе­ шил противоположный полюс во главе с единственной оставшей­ ся сверхдержавой — США. Стал быстро расширяться блок НАТО, пытаясь поставить под свой контроль всю планету. Однако по­ пытка соорудить однополюсный мир провалилась, и это убеди­ тельно подтвердил глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 гг. В хаосе кризиса возвысился новый полюс силы — Китай, независимую политику проводят Индия, Россия, Латин­ ская Америка, мусульманский мир. Реальностью стало многопо­ лярное мироустройство. Кризис расширил зону диалога цивили­ заций и поля их партнерства.

Вслед за геополитическими сдвигами пошли геоэкономичес кие. Постсоциалистические страны, вступив на путь неолибераль­ ных рыночных реформ по рецептам Международного валютного фонда («Вашингтонский консенсус»), оказались в тисках дли­ тельного, глубокого кризиса, были отброшены на десятилетия на­ зад, резко сократили свою долю в мировой внешней торговле и мировом ВВП, в силу технологической деградации утратили и без того низкую конкурентоспособность своей продукции и отдали значительную часть экономики под контроль ТНК. Это была грандиозная, эпохальная антиинновация, трансформация с итого­ вым знаком минус, несмотря на отдельные положительные мо­ менты становления многоукладной экономики и парламентской демократии. В начале XXI в. положение меняется к лучшему, но кризис 2008-2009 гг. показал слабость систем, в которых так и не нашлось места для радикального инновационного обновления экономики.

Вторая волна глобальных трансформаций развернулась с пер­ вых лет XXI в. Она началась с мирового экономического и инфор­ мационного кризиса 2001-2002 гг., очередного приступа геополи­ тической напряженности в результате террористической атаки на США 11 сентября 2001 г. и вскоре дополнилась длительным гло­ бальным энергоэкологическим и продовольственным кризисами на фоне незаметно подкравшегося глобального технологического кризиса, связанного с исчерпанием инновационного потенциала индустриального технологического способа производства и его последнего этапа — пятого технологического уклада. Верхнюю точку в этом девятом вале глобальных кризисов поставил финан­ сово-экономический кризис 2009-2010 гг., обнаживший бес­ перспективность не только отживающего свой срок индустри­ ального экономического строя, но и индустриальной цивилиза­ ции в целом. Хотя многие ученые провозгласили, что с 70-х го­ дов авангардные страны вступили в постиндустриальную эру, это была иллюзия: они перешли к позднеиндустриальному, все более паразитическому обществу, и лишь со второй четверти XXI в. при вв благоприятном сценарии начнется победоносное шествие постин­ дустриальной гуманистически-ноосферной цивилизации по пла­ нете, а завершится этот процесс лишь во второй половине века.

Следовательно, первая четверть XXI в. — это начальная стадия девятого вала глобальных трансформаций на рубеже историче­ ских эпох: смены мировых цивилизаций и исторических супер­ циклов. В таком случае вторая четверть нового века станет перио­ дом волны эпохальных инноваций — завершаются фазы глобаль­ ных трансформаций, которые окончательно определят (вероятно, на пару столетий) новый облик глобальной цивилизации, даль­ нейшую судьбу человечества.

Мы рассматриваем два разных сценария и два возможных ре­ зультата этой волны трансформации. При инерционном сценарии трансформации будут осуществляться медленно и болезненно, при долгом преобладании консервативных сил, в остром противо­ борстве стран и цивилизаций в условиях резко обострившихся геоэкономического и геополитического соперничеств. В этом слу­ чае нет гарантий благоприятного завершения этого процесса: он может быть прерван, и тогда человечество будет отброшено назад.

Иной исход ожидается при реализации инновационно-прорыв­ ного сценария — если встревоженное гражданское общество дове­ рит свою судьбу прогрессивным силам, которые сумеют разрабо­ тать и реализовать научно обоснованную стратегию реального ин­ новационного обновления мира на базе партнерства цивилизаций.

1.4.2. Структура волны глобальных трансформаций Структуру развертывающейся волны радикальных глобальных трансформаций можно рассматривать в трех разрезах:

по содержанию происходящих в обществе в целом (в глобаль­ ной цивилизации) и в его составных частях перемен;

в пространстве — по 12 локальным цивилизациям пятого поко­ ления и ведущим странам;

во времени — по развертыванию во времени трансформацион­ ных процессов.

Рассмотрим трансформации первой половины XXI в. в этих трех разрезах.

Содержание трансформации. По содержанию, предмету пре­ образований глобальные трансформации можно разбить на две группы:

преобразование устройства мировых, локальных и глобаль­ ной цивилизаций;

преобразования шести составляющих цивилизационного гено­ типа — природно-экологической, социодемографической, тех­ нологической, экономической, геополитической и социокуль­ турной.

Трансформация цивилизационного пространства обусловле­ на совпадением во времени смены трех цивилизационных циклов:

на смену более чем двухсотлетнему циклу индустриальной мировой цивилизации, которая добилась чрезвычайных успе­ хов в технологическом и экономическом развитии, но в по­ следней четверти XX в. вступила в фазу заката, нарастающего паразитизма, идет постиндустриальная, гуманистически-ноо сферная мировая цивилизация, время преобладания которой относится ко второй половине XXI в., а фаза заката, возможно, к концу XXII в. (с учетом закона сжатия исторического време­ ни);

• четвертое поколение локальных цивилизаций, преобладавшее с XVI в. при явном доминировании западной цивилизации, сменяется более дифференцированным пятым поколением с отчетливо выраженной тенденцией сдвига центра творческой активности цивилизаций на Восток;

оба этих процесса развиваются на фоне перехода от второго ис­ торического суперцикла, включающего триаду родственных мировых цивилизаций (средневековую, раннеиндустриальную и индустриальную) и преобладавшего с середины первого до конца второго тысячелетия новой эры, к третьему историче­ скому суперциклу, который также будет включать триаду родственных постиндустриальных цивилизаций и займет про­ странство в 500-600 лет.

Эти три процесса взаимосвязаны и влияют друг на друга, соз­ дают резонансный эффект, который выражается в большей глуби­ не и длительности кризисных фаз и большей высоте и масштабно­ сти волн эпохальных инноваций для преодоления противоречий и критических ситуаций переходного периода.

Элементы генотипа цивилизаций также подвергаются ради­ кальным глобальным трансформациям. Это относится прежде всего к природно-экологической составляющей, обеспечению при­ родными ресурсами и к уровню загрязнения окружающей среды.

Каждый новый шаг в цивилизационном процессе сопровождался расширением круга и масштабов вовлечения в воспроизводство природных ресурсов и увеличением загрязнения окружающей среды. К началу XXI в. эти тенденции достигли своего предела и поставили человечество перед реальной угрозой исчерпания ряда важнейших природных ресурсов и неблагоприятных климатичес­ ких изменений. Экологическим императивом назвал Н.Н. Моисе­ ев необходимость перехода к ноосферной модели гармоничной коэволюции общества и природы. Разразившийся в начале XXI в.

глобальный энергоэкологический кризис, растущий дефицит пло­ дородной земли, пресной воды, хищническая вырубка тропиче­ ских лесов — все это делает еще более настоятельной необходи­ мость осуществления эпохальных инноваций в этой сфере, пере­ хода не позднее середины XXI в. к ноосферному энергоэкологичес­ кому способу производства и потребления в национальных и глобальном масштабах. Это и станет содержанием радикальной трансформации сферы взаимоотношений общества и природы в первой половине XXI в.

Содержанием трансформации социодемографической состав­ ляющей цивилизации является:

развертывание современного демографического кризиса, кото­ рый выражается в распространении депопуляции, постарении населения, падении доли трудоспособного населения и нарас­ тании миграционных потоков;

углубление социальной поляризации государств ц цивилиза­ ций, чрезмерного разрыва в уровне и качестве жизни;

нерациональная структура потребления (включая питание, жилье), поляризация уровней потребления по цивилизациям и странам;

отсутствие эффективной системы здравоохранения в целом по планете, распространение опасных болезней, несформиро ванность норм здорового образа жизни.

Углубление этих кризисных процессов потребует гуманизации и социальной ориентации экономики и общества, повышения доли вложений в социальную сферу и в потребительский сектор экономики.

Трансформация технологической составляющей цивилизации заключается в преодолении кризиса во многом исчерпавшего свой творческий инновационный потенциал индустриального техноло­ гического способа производства, который привел к падению тем­ пов роста производительности труда;

в переходе от пятого и пред­ шествовавших ему технологических укладов к высокоэффектив ному шестому технологическому укладу как первому этапу по­ стиндустриального технологического способа производства;

в гуманизации и экологизации технологии и, как главная задача, в преодолении технологической поляризации «золотого миллиар­ да» и противоположного полюса стран планеты. Это предполагает крупнейшие вложения в освоение и распространение новых высо­ коэффективных поколений техники, в модернизацию экономики всех цивилизаций.

Трансформация экономической составляющей состоит в пере­ ходе от исчерпавшего потенциал роста, все более паразитического, чреватого глубокими кризисами позднеиндустриального эконо­ мического строя с присущей ему неолиберальной моделью глоба­ лизации в интересах и под контролем ТНК и богатых стран — к постиндустриальному социально, ноосферно и инновационно ори­ ентированному интегральному экономическому строю при сближе­ нии уровней экономического развития стран и цивилизаций.

В геополитической сфере суть предстоящих трансформаций состоит в переходе от ныне преобладающей модели мироустрой­ ства, основанной на противостоянии и борьбе стран, цивилизаций и их групп с периодически возникающими претензиями на миро­ вую гегемонию, локальными конфликтами, грозящими перерасти в глобальный, к многополярному мироустройству, базой которого являются диалог и партнерство стран и цивилизаций в ответ на вызовы нового века, создание институтов и механизмов такого партнерства как на цивилизационном уровне, так и в глобальных масштабах на базе ООН и ее институтов с постоянной демилита­ ризацией экономики и общества.

Наконец, трансформация социокультурной составляющей, сферы духовного воспроизводства заключается в преодолении нынешнего глобального кризиса этой сферы, в развертывании и распространении на планете революции в науке и образовании, в возрождении высокой культуры и гуманистически-ноосферной этики.

Понятно, что трансформации всех составляющих взаимосвяза­ ны, должны быть сбалансированы, оказывают взаимное влияние.

Осуществлять эти трансформации необходимо целенаправленно, исходя из единых критериев, в противном случае неизбежно воз­ никновение дисбалансов и противоречий.

Пространственный аспект глобальных трансформаций рас­ сматривается через роль локальных цивилизаций и ведущих стран в их осуществлении. В стороне от этих трансформаций не останется никого. Можно выделить три группы стран и цивилиза­ ций: лидирующие;

догоняющие лидеров, отстающие, причем по разным трансформациям состав и соотношение этих групп могут быть неодинаковыми.

В индустриальную эпоху лидерство по всем направлениям трансформаций принадлежало западноевропейской цивилизации и ее анклаву на североамериканском континенте, который в конце XX в. превратился в самостоятельную североамериканскую циви­ лизацию.

В 50-60-е годы к лидерам присоединились японская и евра­ зийская, а также китайская и индийская цивилизации.

В результате современных трансформаций расстановка сил на геоцивилизационной арене резко изменилась. Европейская циви­ лизация вступила в фазу распада и откатилась далеко назад. Воз­ высилась китайская цивилизация, вслед за ней идут индийская и часть буддийской цивилизации (Южная Корея). Активизирова­ лись мусульманская и латиноамериканская цивилизации. Восточ­ ноевропейская цивилизация находится в состоянии поглощения западноевропейской в рамках Европейского союза. Тяжелый за­ тяжной кризис переживает наиболее отсталая африканская циви­ лизация.

Переход во второй четверти XXI в. от стадии кризиса к стадии эпохальных инноваций еще больше усилит дифференциацию ло­ кальных цивилизаций. Западноевропейская цивилизация, опира­ ясь’ на интеграционные процессы, сохранит лидерство по ряду ключевых направлений эпохальных инноваций. Мощный потен­ циал для этого имеет китайская цивилизация. Вслед за ней подни­ мается индийская цивилизация, хотя ее потенциал значительно слабее. Североамериканская цивилизация обладает наибольшей технологической и экономической мощью, но ее экономика, как показал кризис 2007-2009 гг., столкнется с немалыми трудно­ стями при осуществлении трансформации. Евразийская цивили­ зация имеет хорошие позиции в энергоэкологической и социо­ культурной сферах, но чрезвычайно отстала и во многом утратила конкурентоспособность в технологической сфере.

Японская цивилизация имеет мощный потенциал, но ее эконо­ мика находится в состоянии застоя. Имеют потенциал роста буд­ дийская, латиноамериканская и часть мусульманской цивилиза­ ции. Африканская (кроме ЮАР) и большая часть мусульманской (кроме нефтеэкспортирующих стран) цивилизации безнадежно отстали и не смогут выйти из кризисного состояния без энергич ной и крупномасштабной международной помощи на принципах партнерства цивилизаций.

По мере осуществления трансформаций состав и соотношение трех групп стран и цивилизаций, о которых речь шла выше, может меняться.

Во временном разрезе можно выделить следующие периоды современной динамики глобальных трансформаций.

На первом этапе — с конца 1980-х до конца 1990-х годов — произошла резкая трансформация геополитической сферы в ре­ зультате распада мировой системы социализма, Варшавского до­ говора, СССР, Югославии и одновременно — неолиберальная трансформация экономики, особенно пагубная для постсоциали стических стран.

На следующем этапе — с 2000 г. по 2007 г. — начало склады­ ваться новое соотношение сил, темп трансформаций замедлился, продолжалось возвышение Китая при безусловном лидерстве триады — США, Западная Европа, Япония (хотя последняя нача­ ла сдавать позиции).

Третий этап начался с финансово-экономического кризиса 2008 г., вскоре охватившего весь мир. Он сопровождался резким обострением всей гаммы кризисов: энергоэкологического, продо­ вольственного, технологического, усилением неравновесия и ус­ корением темпов трансформаций, сменой лидеров (к ним явно до­ бавился Китай). Этот этап, вероятно, протянется до 2020-х годов, включая очередной циклический кризис второй половины 2010-х годов. На этом этапе начнется освоение широкой гаммы базисных инноваций шестого технологического уклада. Параллельно будет происходить смена поколений людей, к лидерству будет прихо­ дить активная часть поколения 20-х годов XXI в.

На следующем этапе, в 2020-е-2030-е годы, можно ожидать пе­ релома в тенденциях осуществления трансформаций, крупномас­ штабного освоения и распространения новой волны эпохальных и базисных инноваций при лидерстве поколения 2020-х годов. Бу­ дут достигнуты более высокие темпы экономического роста и по­ вышения производительности труда, существенные успехи в пре­ одолении технологической, экономической и социальной поляри­ зации стран и цивилизаций.

Можно ожидать, что в 2040-е годы будет достигнута фаза зрело­ сти шестого кондратьевского цикла, темп трансформаций заметно снизится, ослабнет инновационный порыв. Начнут созревать пред­ посылки для очередного, седьмого кондратьевского цикла, однако интенсивность трансформации окажется значительно меньше при переходе от этапа к этапу уже преобладающего экономического строя, постиндустриальной интегральной цивилизации.

Структура циклов, кризисов и инноваций первой половины XXI в. представлена на рис. 1.4.

1.4.3. Инновационные волны в прошлом и будущем Можно ожидать две волны эпохальных и базисных инноваций в XXI в. Одна из них охватит первую половину века, будет высо­ чайшей по уровню (сравнимой с волной конца XVIII — начала XIX в., ставшей фундаментом становления индустриальной миро­ вой цивилизации) и будет содержать кластер эпохальных ново­ введений, которые преобразят лицо мира. Это будет период ста­ новления постиндустриальной мировой цивилизации — седьмого цивилизационного цикла и начала третьего исторического супер­ цикла1.

Какова же структура волн эпохальных и базисных инноваций XXI в.?

Понять происходящие ныне глубинные трансформации и предвидеть их развитие невозможно без длительной исторической ретроспективы, ибо корни настоящего и будущего в прошлом.

Обобщая выполненные исследования по истории цивилизаций, построим схему структуры эпохальных и базисных' инноваций прошедших эпох и попытаемся определить эту структуру в XXI в.

(табл. 1.1).

Начнем с двух инновационных полей, находящихся на стыке природы и человека: демографического (оно не приведено в табли­ це) и экологического. Род человеческий (Homo sapiens), выйдя из природы, благодаря эпохальным и базисным инновациям в сотни и тысячи раз расширил занимаемую им нишу и стал формировать собственные закономерности и тенденции развития. Первые семь тысячелетий истории наблюдался медленный рост численности населения Земли: по данным, приведенным Фрицем Бааде, с 10 до 160 млн человек — в 16 раз2. Чуть выше темпы роста были в пер­ вые 19 веков нашей эры, когда численность населения выросла примерно в 10 раз. Медленно увеличивалась и средняя продолжи 1Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее.

Т. 6. Становление интегральной цивилизации. М.: ИНЭС, 2010.

2Бродель Ф. Грамматика цивилизаций. М.: Весь мир, 2008. С. 25.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.