авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«Ю.В. Яковец Г Г лобальные ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ XXI п © О) Ю.В. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Наши исследования1 показали, что индустриальный энер го-экологический способ производства и потребления, базирую­ щийся на растущем вовлечении в производство и потребление ис­ копаемого топлива и наносящий растущий ущерб окружающей среде, в основном исчерпал свой потенциал. Будущее — за прин­ ципиально новым, ноосферным энергоэкологическим способом производства и потребления, ориентированным на энергосбереже­ ние, крупномасштабную замену топлива альтернативными (преж­ де всего возобновляемыми) экологически чистыми источниками энергии. Это и составляет сущность глобальной энергоэкологи­ ческой революции, которая развернется в авангардных странах во второй четверти XXI в., шаг за шагом охватывая всю планету.

С этой точки зрения представляются обоснованными и разум­ ными рекомендации, выработанные на саммитах «восьмерки» в Санкт-Петербурге (2006), Германии (2007), Японии (2008), Ита­ лии (2009), о мерах по сокращению эмиссии парниковых газов в глобальных масштабах на 50% к середине века. Евросоюз поста­ вил стратегическую задачу сократить ее к 2020 г. на 20%. Прези­ дент США Барак Обама пошел еще дальше, выдвинув цель сокра­ тить эмиссию в США к 2050 г. на 80%.

Однако поставить амбициозную цель легче, чем ее достигнуть.

Не стоит недооценивать всю сложность препятствий на этом пути, которые предстоит преодолеть. Перестройка всей структуры производства, поставок энергии как для производственного, так и для коммунального и личного потребления потребует в масшта­ бах Земли не одного десятка триллионов долларов инвестиций.

Но главное препятствие состоит в энергоэкологическом водораз­ деле между богатыми и бедными странами и цивилизациями.

3.2.2. Новый глобальный водораздел Всемирный экологический саммит в Копенгагене в декабре 2009 г.

отчетливо выявил признаки формирования новой двухполюсной архитектуры глобального мироустройства, в основе которого ле­ жит не противостояние двух социально-экономических систем и 1Энергоэкологическое будущее цивилизаций. Ч. 3 Глобального прогноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050 г. М.: МИСК, 2008;

КузыкБ.Н., Яковец Ю.В. Глобальная энергоэкологическая революция XXI века. М.:

ИНЭС, 2007.

военно-политических блоков, а энергоэкологический и экономи­ ческий водораздел между группами богатых стран и цивилизаций, основных энергопотребителей и загрязнителей окружающей сре­ ды и бедных стран и цивилизаций с минимальным энергопотреб­ лением и низким уровнем эмиссии парниковых газов (табл. 3.1 и рис. 3.1).

На одном полюсе — полюсе богатства и энергоэкологического расточительства — находятся 64 страны с населением 1056 млн человек (15,5% населения мира). Здесь потребляется 49% всей энергии, сконцентрировано 45% выбросов С 0 2, производится 75% мирового ВНД по текущему курсу и 59% — по паритету покупа­ тельной способности валют. Это страны североамериканской, за­ падноевропейской, японской, основной части океанической (Ав­ стралия, Новая Зеландия) и части мусульманской (нефтеэкспор­ тирующие страны) цивилизации.

На противоположном полюсе — полюсе нищеты и энергетиче­ ской бедности — находятся 49 стран с населением 1296 млн чело­ век (19,6% населения мира), в которых потребляется 5% мировой энергии, эмиссия СО 2 составляет 2,5% мировой, а валовой нацио­ нальный доход (ВНД) — всего 1,4% мирового. На каждого жителя этого полюса приходится в 11,4 раза меньше потребления энер­ гии, в 18,8 раза меньше выбросов двуокиси углерода, в 65,5 раза меньше ВНД по текущему курсу и в 24,4 раза меньше по ППС.

Это преимущественно страны африканской, беднейшей части му­ сульманской, буддийской и латиноамериканской цивилизаций.

К полюсу богатства и энергорасточительности примыкает группа стран с доходами выше средних — 43 страны с населением 824 млн человек (12,5% населения мира), потребляющих 16,3% энергии и выбрасывающие в воздух 15% С 0 2. Это китайская, большая часть евразийской и латиноамериканской цивилизаций.

В этой группе стран производится 11% ВНД по текущему курсу и 15% по ППС.

К противоположному полюсу тяготеет группа стран с дохода­ ми ниже средних. Это 54 страны с населением 3435 млн человек (52,6% населения мира), потребляющие 30% энергии, выбрасы­ вающие 32% загрязнений, производящие 12,4% ВНД по текущему курсу и 24% по ППС. Сюда относятся китайская, индийская, часть мусульманской, буддийской и латиноамериканской цивили­ заций.

На полюсе нищеты чистый экспорт энергии составляет 28% от потребления, а на полюсе богатства чистый импорт энергии — ТАБЛИЦА 3. Д И Ф Ф ЕР ЕН Ц И А Ц И Я Э Н Е Р ГО Э К О Л О ГИ Ч Е С К И Х П О К АЗАТЕЛ ЕЙ ПО ГРУППАМ СТРАН Годы Страны с Страны с Показатели Мир Страны с Страны с Разрыв высокими доходами доходами низкими между выше доходами ниже доходами странами средних средних с высо­ кими и низкими доходами, раз Численность населения, млн чело­ 2007 6610/ 1056/ 824/ 3435/ 1296/ 0, век / % к миру 15, 100 12,5 52,0 19, Производство энергии, млн т н.э. / 2006 4663/ 2664/ 11 7 8 6 / 3783/ 73 4 / 6, % к миру 100 34,6 23,6 32,1 6, Потребление энергии, млн т н.э. / 2006 5659/ 11 5 2 5 / 1880/ 3469/ 9, 576/ % к миру 100 49,1 16,3 30,1 5, На душу населения, кг / % к миру 2006 1820/ 5416 2300 1019 472 11, Чистый импорт, % к потреблению 2006 -2 18 -4 2 -9 -2 Энергоэффективность, ВВП на кг / 2006 5,2 / 6,3 4,8 3,9 3,2 1, % к миру — 17, 722/ 9448/ 4393/ 13 1 00/ 29 2 5 7 / 2005.

Выбросы С 0 2, млн т / % к миру 32,3 2, 15, 44, 21, 2,8 / 0,6 / 5,5 / 12,6/ 4,5 / На душу населения, т / % к миру 62 12, 1937/ 5348/ 24 5 2 4 / 7245/ 7629/ Производительность труда, ВВП на 70 321 1 занятого, долл. по ППС / % к миру 65, 1965/ 579/ 37 5 7 0 / 7107/ 7995/ ВВП на душу населения, долл., 25 по текущему курсу / % к миру 24, 1489/ 4585/ 12 0 7 2 / 38 3 8 6 / 9947/ ВВП на душу населения, долл., по 100 ППС / % к миру 210 64 Число государств 744/ 5854/ 6543/ 39 7 8 6 / 52 8 5 0 / Валовой внутренний доход по теку­ 12,4 1, 75, щему курсу, млрд долл./ % к миру 11, 930/ 9944/ 15 7 4 9 / 38 3 3 6 / 65 7 5 2 / по ППС, млрд. долл. / 24, 15,1 1, 58, % к миру Источник. World Development Indicators, 2009;

World Development Indicators, Washington;

The World Bank, 2008.

Страны с высокими доходами Страны с низкими доходами 75, 19, '5,0 2,5 1,4 1, РЛУЧУЧ^- Страны с доходом выше среднего Страны с доходом ниже среднего 52, Рис. 3.1. Энергоэкологическая и экономическая поляризация групп стран Показатели:

1 — доля группы стран в населении мира, 2007 г., %;

2 — доля в потреблении энергии, 2006 г.,%;

3 — доля в эмиссии С 0 2, 2005 г., %;

4 — доля в мировом валовом национальномдоходе, 5 - доля в ВИД по ППС, 2007 г., %.

18% от потребления. Различие в производительности труда дос­ тигло 12,7 раза, что во многом объясняется разрывом в уровне по­ требления электроэнергии между этими полюсами в 31,3 раза.

Новая двухполюсная система только формируется, ее контуры и разграничения находятся в движении. Если полюс богатства сплочен и имеет четко выявленных лидеров (США, Европейский союз, Япония), то противоположный полюс разобщен, в нем нет общепризнанных лидеров.

3.2.3. Неразрешимая задача для полюса бедности Странам с высоким уровнем доходов, развитой технологической базой задача сокращения вдвое эмиссии парниковых газов к сере­ дине XXI в. вполне по плечу. Об этом свидетельствует хотя бы опыт Германии. За 16 лет здесь потребление энергии сократилось с 356 до 349 млн т нефтяного эквивалента (на 2%), на душу насе­ ления — с 4477 до 4231 кг (на 5,5%);

выбросы С 0 2 за 15 лет уменьшились с 981 до 784 млн т (на 20,6%), на душу населения — с 12,3 до 9,5 т (на 22,8%);

при этом среднегодовые темпы прироста ВВП составили около 1,5%.

Однако для стран противоположного полюса перспектива принципиально иная. Они не могут выйти из бедности и нищеты, не преодолев отставания в энерговооруженности. Для преодоле­ ния нищеты и повышения производительности труда им необхо­ димо многократно увеличить потребление энергии. Поскольку ре­ сурсов для осуществления этого роста на базе альтернативных экологически чистых источников энергии у этих стран практичес­ ки нет, увеличение энергопотребления, как правило, сопровожда­ ется существенным ростом выбросов парниковых газов.

Об этом говорит, в частности, опыт Китая и Индии. Увеличе­ ние потребления энергии в Китае с 1990 г. по 2006 г. в 2,2 раза со­ провождалось ростом эмиссии С 0 2 за 1991-2005 гг. в 2,3 раза;

по Индии соответственно в 2,1 и 1,7 раза. Китай превратился в круп­ нейшего после США загрязнителя атмосферы планеты. Китай и Индия ориентировались на сравнительно дешевое местное топли­ во — уголь, который дает повышенные выбросы двуокиси углеро­ да. Аналогичная тенденция наблюдается в странах Среднего Вос­ тока и Северной Африки, где увеличение потребления энергии на 78% сопровождалось ростом эмиссии С 0 2 на 97%.

Энергетически и экономически бедные страны стоят перед не­ разрешимой дилеммой. Если они будут для преодоления нищеты и энергетического голода развивать экономику и модернизиро­ вать ее, то им придется многократно увеличить потребление энер гии и выбросы парниковых газов. Если же они примут на себя обязательство вдвое сократить выбросы парниковых газов к сере­ дине XXI в., то придется забыть о развитии и модернизации эко­ номики, преодолении нищеты. Как говорит латинская пословица, 1егПит поп с1аШг — третьего не дано. Этим и объясняется столь жесткая позиция, занятая руководством многих отстающих стран на саммите в Копенгагене.

На самом деле третий путь есть. Глобальная энергоэкологичес­ кая ситуация не является тупиковой, безнадежной. Но для этого потребуются радикальные перемены в глобальном энергосекторе.

Потребуется преодолеть неолиберальный подход, бесконтрольное господство транснациональных корпораций в этом секторе и по­ ставить его под контроль глобального гражданского общества и его институтов.

Для этого необходимо принять во внимание принципиальные особенности мирового энергосектора. Во-первых, он носит гло­ бальный, надгосударственный характер. Природа распорядилась так, что одни страны и цивилизации в избытке оснащены энерго­ ресурсами и призбаны использовать их с учетом потребностей других стран и цивилизаций, которые не могут за счет собствен­ ных ресурсов удовлетворять потребности производства и населе­ ния в энергии. Тем и другим должен быть выгоден взаимообмен, иначе общие потребности в энергии не будут в полной мере удов­ летворены.

Во-вторых, сам процесс разведки, освоения, разработки и по­ ставки энергоресурсов длителен, может занимать десятки лет. Он затрагивает интересы прошлого, настоящего и будущего поколе­ ний. А горизонт рынка обычно ограничен среднесрочной или дол­ госрочной выгодой. Поэтому энергосектор в большей мере, чем другие сектора экономики, нуждается в государственном и межго­ сударственном регулировании на национальном и глобальном уровнях. Как показал опыт России и других постсоциалистиче ских стран, преувеличение роли рынка и ослабление государст­ венного регулирования может принести огромный ущерб настоя­ щему и тем более будущим поколениям.

В-третьих, разнокачественность природных ресурсов и усло­ вий их эксплуатации в разных странах служит источником миро­ вой энергоренты (в разных ее проявлениях) и экологической ан­ тиренты, масса и норма которых меняются в зависимости от коле­ баний цен на мировом энергорынке. Необходима устойчивая и справедливая система распределения этой ренты и изъятия анти­ ренты.

С учетом этих трех особенностей необходима выработка долго­ срочной глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций, формирование адекватных институтов и механиз­ мов ее реализации. Эти вопросы должны стать предметом обсуж­ дения на глобальном энергоэкологическом форуме, который мог бы состояться в Астане осенью 2011 г. в порядке подготовки к Всемирному саммиту по устойчивому развитию «РИО+20» в 2012 г. в Бразилии.

3.2.4. Энергоэкологическое партнерство цивилизаций В XXI в. формируется новый глобальный водораздел стран и ци­ вилизаций — по экономическому и энергоэкологическому призна­ кам. Для такого положения дел характерно, что бедные страны с низким уровнем энергопотребления не могут самостоятельно вы­ браться из нищеты, в одиночку решить свои энергетические и эко­ логические проблемы. Но глобальная энергоэкологическая ситуа­ ция не является тупиковой. Выход из тупика состоит в выработке глобальной энергоэкологической стратегии на основе партнерства цивилизаций. Каковы основные вехи на пути к решению этой ост­ рой, трудноразрешимой глобальной проблемы? ( В основе этой стратегии должен лежать долгосрочный прогноз энергоэкологического будущего человечества. Это прогноз гло­ бального характера на перспективу до середины XXI в.

, поскольку именно такой горизонт необходим и достаточен для определения путей разрешения глобального энергоэкологического кризиса, ох­ ватывающего всю первую четверть XXI в. Во второй четверти XXI в. развернется становление ноосферного энергоэкологическо­ го способа производства и потребления. Долгосрочный прогноз опирается на предвидение цикличной динамики взаимосвязанных сфер структуры общества — экологической, демографической, технологической, экономической. Причем прогноз необходимо разрабатывать не на базе экспертного опроса (форсайта), а на ме­ тодологии долгосрочного интегрального макропрогнозирования, синтезирующей предвидение циклов, кризисов, волн инноваций, цивилизационный подход, учение о ноосфере и балансовый метод макропрогнозирования. Собственно говоря, такой прогноз уже подготовлен и обсужден на II Цивилизационном форуме в Астане в 2008 г.1 и доложен на заседании круглого стола в штаб-квартире ООН 27 октября 2009 г. Опубликована монография «Глобальная энергоэкологическая революция XXI века»2. Однако потребуется уточнить и доработать этот прогноз, дополнив его новациями.

К ним относится прежде всего прогнозный энергоэкологический баланс в целом по миру, цивилизациям и ведущим странам. В нем необходимо отразить динамику потребностей цивилизаций и стран в энергии с учетом необходимости, с одной стороны, огра­ ничения масштабов и уровня потребления в развитых странах, а с другой — подтягивания уровня энергообеспечения отстающих стран и цивилизаций. Потребуется исследовать параметры, опре­ деляющие расширение источников удовлетворения энергетичес­ ких потребностей за счет растущей доли альтернативных, и осо­ бенно возобновляемых, экологически чистых источников энергии.

Важное место должно быть отведено кооперации энергоизбыточ­ ных и энергодефицитных стран и цивилизаций. Необходимо так­ же спрогнозировать влияние сдвигов в структуре потребления энергии на эмиссию парниковых газов, чтобы обеспечить в целом по планете сокращение этой эмиссии с учетом особенностей и уровня развития разных стран. Динамики экономических показа­ телей (прежде всего издержек и цен, инвестиций) должна быть выстроена с таким расчетом, чтобы обеспечить прогрессивные структурные сдвиги в энергосекторе и повышение энергоэкологи­ ческой эффективности, отражающей отношение ВВП к сумме энергопотребления и выбросу двуокиси углерода.

Разработка такого баланса — задача пионерная, в мире его еще нет (есть только топливно-энергетические балансы). Для его разработки необходимы продуманная методология и надежная статистическая база. По сути дела, такой баланс будет выполнять функции энергоэкологического блока геоцивилизационной мак­ ромодели.

Необходимо активизировать разработку долгосрочной глобаль­ ной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций.

Эта задача более высокого класса сложности, поскольку она непо­ средственно затрагивает противоречивые интересы государств, цивилизаций и могущественных транснациональных корпораций 'Энергоэкологическое будущее цивилизаций. Часть 3 Глобального про­ гноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050 г. М.: МИСК, 2008.

о Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Глобальная энергоэкологическая революция XXI века. М.;

ИНЭС, 2007.

(ТНК), функционирующих в глобальном энергосекторе. Никто из них не хочет поступиться своими интересами и рентными дохода­ ми ради общего блага, тем более что речь идет о крупномасштаб­ ном секторе глобальной экономики (в 2007 г. экспорт металлов, руд, топлива составил более 1,9 трлн долл., включая несколько со­ тен миллиардов долларов мировой горной ренты).

Предварительное обоснование глобальной энергоэкологичес­ кой стратегии содержится в упомянутом выше прогнозе «Энерго­ экологическое будущее цивилизаций». Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая на открытии 63-й сессии Гене­ ральной Ассамблеи ООН 25 сентября 2007 г., предложил разрабо­ тать глобальную энергоэкологическую стратегию и обсудить ее на Всемирном саммите по устойчивому развитию в 2012 г. В его мо­ нографии «Стратегия радикального обновления глобального со­ общества и партнерство цивилизаций»1 глава 2 посвящена страте­ гии энергоэкологического партнерства цивилизаций, ее целям и путям реализации.

Для разработки глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций недостаточно изложения общей науч­ ной платформы, подготовленной группой ученых разных стран.

Необходимо участие государственных и политических деятелей высокого ранга, руководителей бизнеса, международных органи­ заций и экологических движений.

Стратегия только в том случае может воплотиться, в жизнь, если, она будет реализована в системе долгосрочных программ и проектов как глобальных, так и региональных объединений (ЕС, СНГ, ШОС и др.).

Целевые глобальные программы — это новый инструмент, ко­ торый может получить применение в решении крупных глобаль­ ных проблем, например в освоении возобновляемой и водородной энергетики, в водоснабжении и очистке воды, в борьбе с лесными пожарами и т.п. Каждая программа опирается на сеть инноваци­ онных проектов. Для привлечения инвесторов целесообразно про­ водить выставки-конкурсы и аукционы проектов. Конкурсный от­ бор и аукционы энергоэкологических инновационных проектов могут стать важным подспорьем при реализации энергоэкологи­ ческой стратегии. На это в соответствии с решением ЕС выделяет­ ся 7,2 млрд евро. На саммите в Копенгагене ряд руководителей 1Назарбаев Н.А. Стратегия радикального обновления глобального сооб­ щества и партнерство цивилизаций. Астана: АРКО, 2009.

стран пообещали выделить крупные суммы на экологические про­ екты. Эти ресурсы не должны направляться обезличенно тем или иным странам, где они в значительной мере будут расхищаться чиновниками и посредниками, а должны поступать целевым обра­ зом на конкретные энергоэкологические проекты под строгим ме­ ждународным и общественным контролем. Для этого потребуется расширить полномочия и ресурсы Глобального экологического фонда либо создать специализированный инновационно-инвести­ ционный энергоэкологический фонд.

Экологическая и гуманитарная катастрофа в Гаити в январе 2010 г. обнажила вопиющую несправедливость и нетерпимость такого миропорядка, при котором рядом с богатейшей страной мира — США с 302 млн человек населения находится небольшое островное государство с 10 млн человек населения, где валовой национальный доход на душу населения в 88 раз меньше (по ППС — в 44 раза), затраты на здравоохранение в 160 раз меньше, чем в США, 65% населения живет за национальной чертой бедно­ сти, а разрыв между 10% населения с самыми высокими и самыми низкими доходами составляет 53 раза.

Из катастрофы в Гаити мировому сообществу стоит извлечь два урока. Во-первых, необходимо создать в рамках ООН мощную глобальную службу по чрезвычайным ситуациям с достаточно крупным страховым фондом в несколько миллиардов долларов для спасения людей и оказания экстренной помощи при стихий­ ных и техногенных катастрофах, которые случаются ежегодно в разных уголках земного шара.

Во-вторых, пора разработать и приступить к реализации дол­ госрочной глобальной программы преодоления голода и нищеты на планете как части стратегии социодемографического партнер­ ства цивилизаций, которая должна стать предметом обсуждения на Всемирном саммите «РИО-20» в 2012 г. в Бразилии. Объек­ том этой программы могут быть почти 50 беднейших стран с на­ селением 1,3 млрд человек, в которых валовой национальный до­ ход на душу населения в 65,5 раза ниже (по ППС — в 24,4 раза), чем в 64 странах с высоким доходом. Главным источником фи­ нансирования программы могут стать взносы стран «золотого миллиарда». Социально-экономическое возрождение Гаити, страны, положение которой после катастрофы многократно ухудшилось, может стать пилотным проектом будущей глобаль­ ной стратегии социодемографического партнерства цивилиза­ ций. В его реализацию должны активно включиться и цивилиза­ ционные объединения, оказывая всестороннюю поддержку сво­ им беднейшим собратьям. Пример Европейского союза показы­ вает возможность и эффективность такой поддержки на долгосрочной основе, содействующей преодолению исторически сложившегося чрезмерного разрыва в уровне социального, эко­ номического и технологического развития (хотя положение Гре­ ции в еврозоне обнажило трудности на этом пути). Это станет важным шагом на пути к постиндустриальной гуманистически ноосферной цивилизации.

Выше уже сказано об особенностях глобального энергосекто­ ра, требующих соединения рынка и предпринимательства с дос­ таточным и прозрачным глобальным межгосударственным регу­ лированием, отражающим общие и перспективные интересы на­ стоящего и будущих поколений и пресекающим злоупотребле­ ния монополий и ТНК. Элементы такого регулирования в экспериментальном порядке отрабатываются в Европейском сою­ зе. Его опыт требует изучения и использования при разработке механизмов регулирования в глобальных масштабах, отдельные элементы такого регулирования предусматриваются в документах саммитов «двадцатки» в Вашингтоне, Лондоне, Питтсбурге. Но предлагаемые меры носят краткосрочный и локальный характер и не предусматривают радикального обновления существующих и формирования новых институтов и механизмов в интересах большинства населения планеты. Между тем спекулятивные операции на фондовых рынках, формирование «экономики мыльных пузырей», которые периодически лопаются, непредска­ зуемые и неконтролируемые резкие скачки мировых цен на нефть и другие сырьевые товары ведут к крупным диспропорци­ ям в мировой экономике, перераспределению рентных доходов в международной торговле, усиливают неустойчивость экономики и чреваты потерями для сотен миллионов людей в периоды ми­ ровых кризисов.

Очевидно, что невозможно и неэффективно учреждение како­ го-либо глобального комитета цен и тарифов, который бы уста­ навливал цены и тарифы на миллионы конкретных товаров и ус­ луг на мировом рынке. Но вполне реально и полезно было бы выработать научные основы и методические рекомендации по формированию и структуре цен, рентных доходов, налогового и таможенного обложения, как это уже во многом делается Евро­ пейским союзом, Всемирной торговой организацией. Потребуют­ ся также общепризнанные правила, стандарты и нормативы энергоэкологического характера, подобные разрабатываемым в ЕС при установлении евростандартов на эмиссию С 0 2 в атмо­ сферу.

По сути дела, речь идет о постепенном формировании экологи­ ческого или энергоэкологического глобального права с введением санкций за нарушение установленных норм и стандартов и орга­ нов, которые принимают решения о санкциях и проводят их в жизнь. Процесс формирования глобального права займет не одно десятилетие, но он уже практически идет.

Наряду с формированием глобального энергоэкологического права потребуются и другие институты реализации энергоэколо­ гической стратегии. Нужно наделить Совет Безопасности или Ге­ неральную Ассамблею ООН правом устанавливать обязательные нормы энергоэкологического права, а не только фиксировать дос­ тигнутые международные договоренности. Возникает необходи­ мость в органе, ответственном за реализацию долгосрочной энер­ гоэкологической стратегии. Сейчас эти функции разделены между различными органами. Изучением и прогнозированием тенден­ ций экологической динамики занимается Организация ООН по окружающей среде — ЮНЕП. Но ее функции лишь консульта­ тивные и аналитические. Прогнозы в области энергетики разра­ батывает Международное энергетическое агентство. Однако оно представляет интересы только богатых стран. Отдельные проек­ ты реализует Программа развития ООН (П РО О Н ). Потребуется либо расширить компетенцию и повысить ответственность за реализацию глобальной энергоэкологической стратегии Ю НЕП или ПРООН, либо —и это, вероятно, будет более оправданным и эффективным — создать в системе ООН специализированный орган по реализации энергоэкологической стратегии партнерства цивилизаций, имеющей ключевое значение для будущего челове­ чества в XXI в.

Таким образом, в начале XXI в. возникает насущная необходи­ мость и создаются предпосылки для разработки глобальной про­ граммы энергоэкологического партнерства цивилизаций, нацелен­ ной на преодоление кризиса и становление ноосферного энерго­ экологического способа производства и потребления. Россия мо­ жет сыграть видную роль в решении этой задачи — не только потому, что она является одной из крупнейших энергетических держав мира, но и потому, что здесь сделаны определенные шаги по формированию прогноза и концепции движения человечества в этом направлении.

3.2.5. Анализ глобального энергоэкологического баланса Чтобы количественно оценить разрыв в уровне потребления энер­ гии, эмиссии СО 2, энергетическую, экологическую и энергоэколо­ гическую эффективность и тенденции динамики этих показателей за полтора десятилетия, построим глобальный энергоэкологичес­ кий баланс с выделением четырех групп стран: с низкими дохода­ ми, доходами ниже средних, доходами выше средних и высокими доходами. Воспользуемся для этого данными, опубликованными в ежегоднике Всемирного банка за 2009 г. (табл. 3.2). В ежегоднике данные по населению и ВНД приведены за 2007 г., по потребле­ нию энергии — за 2006 г., по эмиссии С 0 2 — за 2005 г. Однако по смежным годам изменения незначительные, не искажающие тен­ денцию в докризисный период.

Вводится новый показатель энергоэкологической эффектив­ ности, рассчитываемый путем отнесения ВВП по ППС за 2006 г. к сумме потребления энергии (в тоннах нефтяного эквивалента) за 2006 г. и эмиссии СО 2 (в тоннах) за 2005 г. Объем эмиссии парни­ ковых газов по годам различается незначительно. Из полученных данных видны расхождения показателя энергоэкологической эф­ фективности по группам стран, поскольку структура потребления энергии и объем эмиссии СО 2 неодинаковы, разрыв между ними по экологической эффективности меньше, чем по показателю энергоэффективности.

Какие выводы можно сделать на основе анализа глобального энергоэкологического баланса?

1. Два полюса глобального экономического пространства — по­ люс богатства и полюс бедности — незначительно различаются по числу государств, площади территории и численности населения.

Однако они крайне поляризованы по богатству: соотношение по­ люсов по объему ВНД составило в 2007 г. 53,3 раза, ВНД по ППС — 19,9 раза;

ВНД на душу населения — 65,5 и 24,4 раза соот­ ветственно. Такой разрыв в рамках единой глобализированной экономики не только весьма несправедлив, но и крайне опасен, поскольку становится источником неустойчивости всей глобаль­ ной системы. Это один из признаков несбалансированности и не­ стабильности индустриального экономического строя. Никогда прежде разрыв в уровнях экономического развития стран и циви­ лизаций не был столь разителен.

2. Одним из главных факторов такой поляризации является разрыв между полюсами по уровню энергопроизводства (6,3 раза ТАБЛИЦА 3. ГЛОБАЛЬНЫ Й Э Н Е Р ГО Э К О Л О ГИ Ч Е С К И Й Б АЛ АН С Поляри­ Группы стран с доходом Всего Годы Изме­ Показатели 1 зация, рители по миру высоким выше ниже низким раз среднего среднего 1. Общие данные 1, 54 Количество стран 26 20, % 0, млн Численность населения человек 15, 12, 52, 19, % 1, 35 41 35 21 млн км2 Территория 36, 31, 16, % 53, 39 52 млрд Валовой национальный доход долл.

°/ 75, 11, 12, 2, /о 19, 38 1930 15 65 млрд То же по ППС долл.

о/ 58, 24,0 15, 100 1, /о 65, 37 долл. ВНД на душу населения 100 % То же по ППС долл. 2007 1489 24, 9947 4585 36 12 % 100 15 46 2. Энергобаланс Производство энергии млн 1990 8, 8822 451 2272 2351 т н.э.

2006 И 786 6, 734 3783 % 1990 32,1 42, 26, 5, 2006 6,2 25,8 22,6 39, Потребление энергии млн 1990 8637 400 1973 4479 11, т н.э.

2006 И 525 576 9, 3469 % 1990 4,6 22,9 51, 21, 2006 5,0 30,1 49, 16, Чистый экспорт ( - ), млн 1990 -5 2 -2 9,6 -5 2 9 +7, импорт (+ ) энергии т н.э.

2006 -161 -3 1 2 -7 9 0 + %к 1990 +2 -1 3 -1 5 -2 9 + потреб­ 2006 +2 -2 8 -9 + -4 лению Доля в потреблении: % 1990 81,2 44,5 1, 74,4 88,4 84, а) ископаемого топлива 2006 80,9 1, 43,1 81,0 84,8 82, б) возобновляемых % 1990 10,0 0, 52,9 22,7 2, 5, источников 2006 9,8 53,8 0, 15,2 7,0 3, П род олж ен ие табл. 3. Группы стран с доходом Поляри­ Всего Годы Показатели Изме­ зация, по миру рители высоким ниже выше низким раз среднего среднего 13,0 4, 3,0 5, 2, 8, в) альтернативных источников % 13, 7, 3,9 4,. 3, 9, 2584 4807 10, т н.э.

Потребление энергии на душу населения 2300 5416 11, 478 13, о О 3, 2,8 % 7,6 13, 3, 3, 3. Экологический баланс 11 003 21, 4882 22 млн т Эмиссия С 0 4393 13 100 18, 29 21,2 48, 21, 2, % 44, 15, 32, 2, 11, 6,9 16, 1, 0, 4, т На душу населения эмиссия со2 12,6 21, 5, 2, 0, 4, % 4. Энергоэкологическая эффективность Энергетическая 3, долл. 1990 4,4 2,6 3,6 5,2 2, эффективность2 ВВП по 3, 2006 5,2 4, 3,9 6,3 2, ППС, на т н.э.

1990 100 82 %к миру 2006 100 62 75 Экологическая нагрузка3 т С 02 0,6 1,0 0,8 0, 0,3 0, долл.

2005 0,5 0,4 0,5 0, 0,8 4, ВВП по ППС %к 1990 100 50 133 миру 2005 106 80 Источник. 2009 World Development Indicators. Washington: The W orld Bank, 2009. P. 16, 160, 164.

11[од поляризацией понимается соотношение показателей групп стран с высокими и низкими доходами.

2Под энергетической эффективностью понимается ВВП по ППС на единицу использованной энергии.

3Под экологической нагрузкой понимается эмиссия С 0 2 на 1 долл. ВВП ППС.

в 2006 г.) и энергопотребления (9,8 раза), причем полюс бедности является энергодонором (экспорт энергии 28% к потреблению) для полюса богатства (18% энергопотребления составляет им­ порт). Казалось бы, это должно приносить огромные объемы ми­ ровой энергоренты экспортерам. Но она сконцентрирована в ру­ ках небольшого числа экспортеров и ТНК и не облегчает положе­ ния полюса бедности в целом. Индустриальный экономический строй не в состоянии справиться с этой задачей.

3. Полюс богатства является основным источником выбросов парниковых газов в атмосферу — в 18 раз больше, чем полюс бед­ ности;

45% мировой эмиссии С 0 2 против 2,5% у противополож­ ного полюса. Поэтому богатые страны должны взять на себя основное бремя затрат по сокращению выбросов парниковых га­ зов — вместе со странами второй группы, доля которой в общей эмиссии выросла с 22% в 1990 г. до 32% в 2005 г. Повышение энерговооруженности и энергопотребления в группе стран с низ­ кими доходами может привести к повышению их доли в эмиссии парниковых газов, 4. В бедных странах доля ископаемого топлива в потреблении энергии значительно ниже среднемировой (43% против 81%), а доля возобновляемых источников значительно выше (54% против 9,2%). Традиционные возобновляемые источники энергии могут быть существенным источником эмиссии парниковых газов. По­ этому ориентироваться необходимо на повышение доли экологи­ чески чистых источников энергии.

5. Показатели энергетической, экологической и энергоэкологи­ ческой эффективности также дифференцированы по группам стран, но в значительно меньшей степени, чем потребление энер­ гии и выбросы парниковых газов, причем пб энергоэффективнос­ ти разрыв достигает 2 раз, по экологической эффективности от­ сутствует, по энергоэкологической эффективности составляет 1,33 раза. Это можно объяснить высоким уровнем корреляции между энергопотреблением (энерговооруженностью труда) и про­ изводством ВВП (производительностью труда).

Разрыв за полтора десятилетия по всем трем показателям не­ сколько сократился, однако для смягчения экономической поля­ ризации потребуются опережающие темпы роста энерговооружен­ ности в группе бедных стран при сокращении объема энергопо­ требления в группе богатых стран.

6. Энергоэкологическая эффективность имеет общую тенден­ цию к повышению. За полтора десятилетия в целом по миру она выросла на четверть, причем разрыв между полюсами несколько сократился (с 40 до 30%). Более значителен разрыв по энергети­ ческой составляющей (2,08 раза в 1990 г., 1,97 раза в 2006 г.), све­ ден к минимуму по экологической составляющей (1,7 раза в 1990 г., одинаковый уровень в 2005 г.).

В условиях экономического кризиса 2008-2009 гг., спада про­ изводства и снижения объема ВВП показатели энергетической, экологической и энергоэкологической эффективности несколько ухудшаются, но в разной степени по разным группам стран.

По предлагаемой методике целесообразно вести мониторинг показателей энергоэкологического баланса по цивилизациям и ве­ дущим странам в ежегодном режиме. Это позволит увязать между собой показатели экономической, энергетической и экологиче­ ской динамики и более целенаправленно осуществлять мероприя­ тия по реализации глобальной энергоэкологической стратегии и преодолению чрезмерной поляризации богатых и бедных стран и цивилизаций.

3.3. Формирование экологической экономики 3.3.1. Новая отрасль экономики и экономической науки В конце XX — начале XXI в. наблюдается формирование нового вида деятельности, новой отрасли национальной и глобальной экономики — экологической экономики. Она объединяет три ос­ новных вида деятельности, которыми люди занимались с седой древности, но которые сейчас отпочковываются в самостоятель­ ную отрасль экономики, выражающую взаимосвязь в динамике общества и природы:

воспроизводство (в экономическом смысле) и рациональное использование обширной гаммы природных ресурсов, необхо­ димых для функционирования производства и жизни людей;

4» деятельность по относительному и абсолютному сокращению с вредных выбросов в окружающую среду, влекущих за собой ! неблагоприятные изменения в естественных условиях жизни,, людей и повышающих угрозу локальных и глобальных эколо­ гических катастроф;

прогнозирование природных бедствий и катастроф, смягчение их отрицательных последствий для человека, общества, окру­ жающей среды.

Эти три вида экономической деятельности требуют наличия соответствующих институтов и механизмов, профессиональных кадров, растущей массы и доли инвестиций и затрат ВВП.

Эти виды деятельности существовали по крайней мере в тече­ ние десяти тысячелетий со времени неолитической революции, но были неразрывно связаны с соответствующими отраслями эко­ номики, основанной на разделении труда: земледелием, ското­ водством, ведением оросительных систем, добывающей промыш­ ленностью, городским хозяйством и т.д.

И лишь с конца XX в., когда стала очевидной нарастающая уг­ роза исчерпания основных видов природных ресурсов (особенно после доклада Римского клуба «Пределы роста», энергетического кризиса 70-х годов и в условиях глобального энергоэкологическо­ го кризиса начала XXI в.) встала задача формирования особой от­ раслевой экономики, объединяющей обозначенные выше три вида деятельности и находящейся на стыке ряда отраслей экономики, связанных с эксплуатацией отдельных видов природных ресурсов, экологией и чрезвычайными ситуациями. Это своего рода гибрид­ ная экономика (или ноосферная экономика), включающая приро­ довоспроизводственные и природопотребляющие отрасли, сферу мониторинга и охраны окружающей среды. Формирование такой специализированной отрасли экономики — одно из ключевых на­ правлений ноосферной трансформации глобальной и националь­ ных экономик в первой половине XXI в. В перспективе доля этой отрасли в затратах ресурсов и в ВВП будет неуклонно расти.

Эти активно развивающиеся процессы предъявляют свои тре­ бования к экономической науке. Нельзя сказать, что она была рав­ нодушна к экономической стороне взаимоотношений общества и природы. Получили развитие экономика геологоразведочных ра­ бот, горного дела, лесного и водного хозяйства, мелиорации и ре­ культивации земель, охраны окружающей среды и чрезвычайных ситуаций, экологические разделы в отраслевых экономиках. Раз­ вивается теория ренты в разнообразных ее проявлениях. Опубли­ ковано немалое число монографий, посвященных проблемам гор­ ной, лесной, водной ренты, экономической оценке экологических загрязнений, экономике геологоразведки, лесного и водного хо­ зяйства и т.д.

Однако в этом потоке научных исследований и публикаций слабо просматривалось объединяющее начало. В какой-то мере это восполнялось формированием и развитием теории ноосфе­ ры — в трудах В. И. Вернадского, и особенно в цикле работ Н.Н. Моисеева «Расставание с простотой», «Судьба цивилиза­ ций — путь разума», «Быть или не быть... человечеству»1 и др. Не­ сколько книг по теории ноосферы («ноосферизации») опублико­ вал А. И. Субеттр.

Экономическими проблемами взаимодействия природы и об­ щества я занимаюсь более полувека — со времени защиты канди­ датской диссертации по теории национализации земли и публика­ ции первой монографии «Теория и практика социалистического обобществления земли» (М.: Социздат, 1960). В монографии «Ме­ тодология ценообразования в горнодобывающей промышленнос­ ти» (1965) исследованы проблемы горной ренты, экономики гео­ логоразведочных работ и рационального природопользования. В первой половине 70-х годов я обосновал необходимость введения платежей за геологоразведочные работы и штрафных выплат за сверхнормативные потери при добыче полезных ископаемых.

Платежи были введены в действие и существовали до конца 90-х годов.

В 1995 г. организована междисциплинарная дискуссия в Санкт-Петербурге «Экобудущее: путь к ноосфере или к экоката­ строфе», опубликовал сборник под таким же названием.

' В 2002 г. вновь вернулся к этой теме, подготовил доклад «Рен­ та, антирента, квазирента — источники глобального устойчивого развития» и организовал круглый стол по этой проблеме в рамках Всемирной встречи по. устойчивому развитию в Йоханнесбурге.

На этой основе опубликовал монографию (на русском и англий­ ском языках) «Рента, антирента, квазирента в глобально-цивили­ зационном измерении»2.

В 2007 г. совместно с Б.Н. Кузыком опубликовал на русском и английском языках монографию «Глобальная энергоэкологичес 1Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988;

Моисеев Н.Н. Судьба цивилизаций — путь разума. М., 1998;

Моисеев Н.Н. Рас­ ставание с простотой. М.: Аграф, 1998;

Моисеев Н.Н. Быть или не быть... чело­ вечеству? М., 1999.

2Яковец Ю.В. Рента, антирента, квазирента в глобально-цивилизацион­ ном измерении. М.: Академкнига, 2003.

кая революция»1 и монографию «Россия: стратегия перехода к во­ дородной энергетике»2.

В связи с подготовкой Глобального прогноза «Будущее циви­ лизаций» на период до 2050 г. опубликована часть 3 Глобального прогноза — «Энергоэкологическое будущее цивилизации»3. Ос­ новные выводы и рекомендации по этой проблеме включены в сводную, 9-ю часть прогноза «Будущее цивилизаций и стратегия цивилизационного партнерства»4, которая обсуждалась и была одобрена на заседании круглого стола в рамках 64-й сессии Гене­ ральной Ассамблеи ООН (Нью-Йорк, 27 октября 2009 г.).

Столь длинный перечень выполненных и опубликованных ра­ бот по этой проблематике я привожу для того, чтобы было понят­ но, что приведенные ниже выводы и рекомендации являются ре­ зультатом полувековых исследований, плодом зрелых размышле­ ний и всестороннего анализа, а не умозрительным построением «воздушных замков».

3.3.2. Предмет экологической экономики Как и любая другая отрасль науки, экологическая экономика должна иметь свой предмет и использовать адекватные этому предмету методы исследований.

В широком смысле предметом данной отрасли науки являются экономические аспекты взаимодействия и коэволюции общества и природы во всем разнообразии, сложности и противоречивости этих отношений.

Соответственно выделяются три главных взаимосвязанных предмета экологической экономики:

воспроизводство и рациональное использование природ 1) ны х ресурсов — земельных, минеральных, лесных, водных, флоры 1Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Глобальная энергоэкологическая революция.

М.: ИНЭС, 2007.

2Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия: стратегия перехода к водородной энер­ гетике. М.: ИНЭС, 2007.

3Энергоэкологическое будущее цивилизации на период до 2050 года. М.:

МИСК, 2009.

4Будущее цивилизаций и стратегия цивилизационного партнерства.

Часть 9 Глобального прогноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050 года. М.: МИСК, 2009.

и фауны. Это могут быть как невоспроизводимые, исчерпаемые ресурсы (минералы), так и воспроизводимые (земельные, лесные, водные, рыбные, флора и фауна). Это предмет ряда частных эко­ номик — геологоразведки, мелиорации, лесного, водного и рыбно­ го хозяйства и т.д.;

2) мониторинг и сокращение загрязнений окруж ающей сре­ ды во всех проявлениях этих загрязнений: выбросы парниковых газов, твердых отходов, неочищенных сточных вод, других видов загрязнений, включая радиоактивное;

меры по сокращению вред­ ных выбросов и облагораживанию окружающей среды, предот­ вращению неблагоприятных изменений климата;

мониторинг и прогнозирование экономической динамики и ее последствий;

3) прогнозирование природных и техногенных аварий и катастроф (землетрясений, наводнений, извержений вулканов, цунами, лесных пожаров, тайфунов и т.д.) и ликвидация их пос­ ледствий. Здесь используются функции метеослужбы, сейсмоло­ гии, космического зондирования Земли, службы по чрезвычай­ ным ситуациям и т.д.

Основными задачами экологической экономики (или экоэконо­ мики) являются:

выяснение закономерностей и тенденций взаимодействия об­ щества и природы в их разнообразии и во взаимосвязи с эконо­ микой, выявление и оценка кризисных ситуаций в этих отно­ шениях, становление ноосферы и механизмов эффективного, использования этих закономерностей для дальнейшей гармо­ ничной коэволюции природы и общества, удовлетворения рас­ тущих потребностей человека и общества;

разработка долгосрочных и среднесрочных прогнозов и стра­ тегий развития и рационального использования природных ресурсов, сокращения вредных выбросов в окружающую сре­ ду и реакции на природные и техногенные чрезвычайные си­ туации;

создание эффективных механизмов управления развитием данной отрасли экономики во взаимодействии с другими от­ раслями на региональном, национальном и глобальном уровнях, оптимального сочетания рыночных институтов с государствен­ ным и международным регулированием этой сферы, координа­ ции деятельности различных стран, цивилизаций и междуна­ родных организаций в этой сфере;

участие в формировании общественного мнения, националь­ ных и глобальных институтов гражданского общества, поддер живающих деятельность по оптимизации взаимодействия об­ щества и природы;

обновление структуры и правовых норм регулирования, функ­ ционирования и развития данного сектора экономики — на­ ционального и глобального экологического права, националь­ ных и глобальных оргструктур управления этой сферой (на­ циональных министерств, ЮНЕП), экологических судов и эко­ логических фондов, экологического образования и т.п.

3.3.3. Экологические циклы и кризисы Фундаментальным направлением новой отрасли науки — экоэко­ номики является выявление закономерностей и механизмов цик­ лично-генетической динамики этой сферы.

Здесь мы имеем дело с еще мало изученными закономерностя­ ми развития космоса, геосферы, биосферы в их взаимодействии с закономерностями цикличной динамики общества и всех состав­ ляющих генотипа цивилизации — демографической, экологиче­ ской, технологической, экономической, геополитической и социо­ культурной. Причем экономические и демографические циклы и кризисы наиболее тесно переплетены с циклами природы, кото­ рые, однако, отличаются значительно большей длительностью.

Природные циклы имеют горизонт от суточных и сезонных коле­ баний до миллионов и десятков миллионов лет. Циклы в жизни общества — от сезонных, годичных (в сельскохозяйственном про­ изводстве) до десятилетних (среднесрочные), полувековых (дол­ госрочные кондратьевские) и вековых (цивилизационные), тыся­ челетних (исторические суперциклы в динамике глобальной ци­ вилизации). Взаимопереплетение природных циклов и циклов в динамике общества образует экологические циклы разной амплиту­ ды колебаний и длительности. Следует отметить и такую разно­ видность экологических циклов, как цикличность отработки ме­ сторождений полезных ископаемых в горнодобывающей промыш­ ленности и взаимосвязь экологических циклов с технологически­ ми циклами. Глобальные экологические циклы и кризисы исследуются в прогнозе «Энергоэкологическое будущее цивили­ заций» Глобального прогноза «Будущее цивилизаций», ч. 3, на пе­ риод до 2050 г. (М.: МИСК, 2008).

3.4. Возвышение мировой природной ренты В национальном масштабе природная рента, особенно земельная, известна давно и изучена основательно — ей посвящены десятки концепций, сотни книг, тысячи статей в изданиях многих стран.

Иное дело —мировая природная рента. Хотя она также существу­ ет не одну сотню лет, с тех пор как международный обмен продук­ тами сельского хозяйства, а затем лесным и минеральным сырьем приобрел регулярный характер, а стимулом для развития экспор­ та природного сырья стала возможность извлечения при этом сверхприбыли, эта категория до сих пор не подвергалась всесто­ роннему научному исследованию. Впервые она детально рассмот­ рена в моей монографии «Рента, антирента и квазирента в гло­ бально-цивилизационном измерении», опубликованной в 2003 г.

на русском и английском языках1.

3.4.1. Глобальный мундир природной ренты Выходя за национальные границы, природная рента во многом меняет свой облик, факторы формирования и динамики, меха­ низм присвоения и распределения. Ее объектом становится сверх­ прибыль, получаемая от международной торговли природным сырьем и топливом (минералами и лесопродуктами, продуктами сельского и рыбного хозяйства). Субъекты присвоения — участ­ ники международной торговли: компании, транснациональные корпорации, государства. Важнейшим фактором, определяющим уровень, структуру и динамику природной ренты, становятся ми­ ровые экспортные цены, Мировая рента находится под воздействием множества проти­ воречивых факторов, как экономических, так и геополитических.

Она меняется по фазам экономических циклов: падает в периоды кризисов и депрессии, при сжатии мирового рынка (хотя бывают и исключения — например, в связи со скачкообразным повышени­ ем мировых цен на нефть и другие минеральные продукты в пери­ од кризиса середины 70-х годов, принесшего огромные сверхпри­ были нефтеэкспортирующим странам), возрастает в фазах ожив­ ления и подъема, когда спрос увеличивается. Геополитические 1Яковец Ю.В. Рента, антирента и квазирента в глобально-цивилизацион­ ном измерении. М.: Академкнига, 2003.

кризисы, военные столкновения отражаются на размерах мировой природной ренты. Ее динамика находится под непосредственным влиянием технологических циклов. Освоение новых поколений техники и технологических укладов, вовлечение в производство новых естественных ресурсов, расширение международной тор­ говли ими увеличивают масштабы мировой природной ренты.

Формы мировой природной ренты традиционны, хотя несколь­ ко модифицируются по сравнению с рентой на внутреннем рынке.

Бесспорно наличие дифференциальной ренты трех родов. Дифрен та первого рода выражает сверхприбыль (дополнительный доход), получаемый агентами мирового рынка, обладающими лучшими или более благоприятно расположенными по отношению к миро­ вому рынку запасами природных ресурсов. При этом сохраняется тенденция тяготения цен к издержкам экспортеров с относитель­ но худшими естественными условиями — без этого они не станут поставлять свои продукты на мировой рынок. Дифрента второго рода возникает у поставщиков природного сырья на мировой ры­ нок, применивших более эффективные технологии, обеспечившие сверхприбыли по сравнению с использованием преобладающих технологий. Дифрента третьего рода формируется на основе меж­ отраслевой конкуренции, в отраслях, где производство продукции имеет в среднем более низкие издержки по сравнению с издержка­ ми отраслей, определяющих уровень цен по данной группе взаи­ мозаменяемых товаров (например, природный газ по сравнению с нефтетопливом и энергетическим углем). Оценка мировой дифференциальной ренты производится только по тому продук­ ту, который поступает на внешний рынок. Обращающиеся на внутреннем рынке продукты попадают в расчет лишь в том слу­ чае, если они взаимозаменяемы с экспортируемой продукцией, замещают ее.

Однако и с худших участков (месторождений) продукт не бу­ дет поступать на мировой рынок, если собственники этих ресур­ сов не получат определенный доход — абсолютную ренту, кото­ рая, соответственно, будет включена в цену продуктов со всех уча­ ствующих в международном обмене участков как экономическая реализация права собственности на природные ресурсы.

Отдельные экспортеры и страны, которые обладают уникаль­ ными с позиций мирового рынка природными ресурсами, имеют возможность устанавливать и поддерживать монопольно высокие цены на свои продукты, порождающие мировую монопольную природную ренту. Однако количество таких экспортеров невели­ ко, а уровень монопольных цен имеет свои ограничения, опреде­ ляемые как межотраслевой конкуренцией, так и пределами спроса на мировом рынке. Колебания мировых цен могут увеличивать или уменьшать размеры мировой природной ренты.


Виды мировой природной ренты определяются по видам при­ родоемкой продукции, обращающейся на мировом рынке (табл. 3.3). Из приведенных данных следует несколько важных выводов о структуре и динамике природной ренты.

Во-первых, объем экспорта продовольственных, сырьевых и топливных товаров —материальных носителей природной ренты — постоянно возрастает, увеличившись (в текущих ценах) за 29 лет в 17,6 раза (рис. 3.2). Однако расчет в текущих ценах не учитывает «революцию цен» 70-х годов, когда произошли изменение мас­ штаба цен, падение в несколько раз реального стоимостного со­ держания доллара под влиянием скачка цен на нефть и другие то­ пливно-сырьевые товары и падение стоимостного содержания их доли в последующие годы. Доля топливно-сырьевых и продоволь­ ственных товаров в общей структуре мирового экспорта имеет об­ щую тенденцию к падению: с 43,7% в 1960 г. до 18% в 1999 г. —бо­ лее чем вдвое;

перерыв тенденции наблюдался только во второй половине 70-х годов в результате опережающего удорожания топ­ лива и других сырьевых товаров. Значит, хотя общий объем миро­ вой природной ренты, выраженный в текущих ценах, значительно возрос, в физическом выражении этот процесс выгдядит гораздо скромнее, а доля природной ренты в общей стоимостной структу­ ре мирового экспорта заметно снизилась.

Во-вторых, в структуре экспорта продовольствия, топлива и промсырья наблюдаются заметные сдвиги, что отражается и в структуре мировой природной ренты. Опережающими темпами развивается экспорт топлива и соответственно растет объем топ­ ливной (прежде всего нефтегазовой) ренты: доля топлива выросла с 22,6% в 1960 г. до 58,7% в 1980 г. (при многократном увеличении нефтегазовой ренты), затем снизилась до 39,8%, что в 1,7 раза пре­ вышало долю 1960 г. В 1998 г. уровень мировых цен на нефть сно­ ва упал, но в последующие годы вырос (до середины 2008 г.), что восстановило тенденцию структурных сдвигов в пользу топлива.

Доля продовольствия в 1999 г. осталась примерно на уровне 1960 г., хотя в 1980 г. произошло ее резкое падение;

соответствен­ но колебался и размер мировой земельной ренты. Доля экспорта промышленного сырья (через который реализуются горнорудная и лесная ренты) снизилась в 1,8 раза;

соответственно, упала и ТАБЛИЦА 3. Д И Н АМ И КА И С ТРУ К ТУ РА М И Р О В О ГО Э К С П О Р Т А П Р О Д О В О Л Ь С Т В ЕН Н Ы Х И С Ы Р Ь ЕВ Ы Х ТО В А Р О В 1990 г. 1999 г.

1980 г.

1960 г. 1970 г.

3425 Весь мировой экспорт, млрд долл. 128,3 314, в % к 1960 г. 1560 100 815 840 Экспорт сырьевых и продовольственных товаров, топлива, 56,3 103, млрд долл.

в % к мировому экспорту 18, 24, 40, 43,9 32, в % к 1960 г. 1448 100 Развитые страны, млрд долл. 419 51,4 300, 26, в % к продовольственно-сырьевому экспорту 37 Развивающиеся страны, млрд долл. 24,6 450, 42, в % к продовольственно-сырьевому экспорту 55 44 Страны с переходной экономикой, млрд долл. 63,1 9, 5, в % к продовольственно-сырьевому экспорту 8 9 Экспорт продовольствия, млрд долл. 201 22,3 41, в % к мировому продовольственно-сырьевому экспорту 39, 35, 39,6 24, 40, в % к 1960 г. 100 901 Развитые страны, млрд долл. 129,9 203,1 261, 8,6 24, в % к мировому экспорту продовольствия 68 53 59 Развивающиеся страны, млрд долл. 121, 8,6 13,9 61,7 84, в % к мировому экспорту продовольствия 39 31 Страны с переходной экономикой, млрд долл. 9, 9, 3,1 9, 1, в % к мировому экспорту продовольствия 8 5 28,9 Экспорт топлива, млрд долл. 12, 43,3 39, 58, в % к продовольственно-сырьевому экспорту 22,6 28, 2866 100 22, в % к 1960 г.

121, 103, Развитые страны, млрд долл. 3,4 7, 18 в % к мировому экспорту продовольствия 27 234, 200, Развивающиеся страны, млрд долл. 318, 18, 7, 64 в % к мировому экспорту топлива 59,5 38, Страны с переходной экономикой, млрд долл. 42, 1,6 2, в % к мировому экспорту топлива 13 Экспорт промышленного сырья, млрд долл. 21,3 33, 21, в % к продовольственно-сырьевому экспорту 37,8 16, 32, 836 в % к 1960 г. 100 120, Развитые страны, млрд долл. 112, 11,3 19,5 83, в % к мировому экспорту продовольствия 53 72, Развивающиеся страны, млрд долл. 41,9 52, 8,3 10, в % к мировому экспорту промсырья 39 11, Страны с переходной экономикой, млрд долл. 14, 3, 1,8 11, в % к мировому экспорту промсырья 9 8 Источник: Устинов И.Н. Мировая торговля. Статистико-энциклопедический справочник. М.: Экономика, 2002. С. 54, 139, 293, 693.

Годы Цены экспорта Объем экспорта Объем производства Рис. 3.2. Индексы мирового производства и экспорта промышленного сырья (1990 г. = 100) доля этих видов мировой ренты. Мировой экономический кризис 2008-2009 гг. привел к новому падению сырьевых цен и массы природной ренты.

В-третьих, произошли изменения в распределении природ­ ной ренты и ее основных видов по группам стран. Примерно по­ ловина топливно-сырьевого и продовольственного экспорта при­ ходится на развитые страны;

около 43% — на развивающиеся;

доля стран с переходной экономикой (включая Россию) незна­ чительна — всего 6%. Исключением стал 1980 г., когда доля раз­ вивающихся стран возросла до 55%, а развитых — упала до 37%.

Однако «бунт» развивающихся стран вскоре был подавлен, мощ­ ные ТНК, оперирующие на мировом рынке, восстановили преж­ нюю структуру.

Доля групп стран (цивилизаций) по разным категориям това­ ров неодинакова. В экспорте топлива (и, соответственно, в топ­ ливной ренте) лидируют развивающиеся страны, хотя удельный вес их несколько снизился —с 73% в 1980 г. до 59% в 1999 г. Доля развитых стран упала с 27% в 1960 г. до 18% в 1980 г., затем вы­ росла до 31% в 1999 г. Страны с переходной экономикой, обла­ дающие значительными запасами минерального топлива, и преж­ де всего Россия, не смогли реализовать свои преимущества: их доля в экспорте топлива опустилась с 13% в 1960 г. до 9% в 1989 г., поднялась до 16% в 1990 г., но затем вновь снизилась до 10%. Доля этих стран в мировой нефтегазовой ренте существенно ниже, поскольку издержки добычи нефти и газа у них в несколько раз выше, чем у основных нефтеэкспортеров — стран Ближнего Востока.

Что касается продовольствия (и, соответственно, земельной ренты) и промсырья (горнорудной и лесной ренты), то здесь ли­ дерство явно за развитыми странами, доля которых в экспорте продовольствия выросла с 53% в 1960 г. до 67% в 1999 г. (особен­ но возросла дифференциальная рента второго рода за счет техно­ логического переворота в сельском хозяйстве), а в экспорте про­ мышленного сырья — с 53 до 59% за те же годы. Доля развиваю­ щихся стран в экспорте продовольствия сократилась с 39 до 31%.

Доля стран с переходной экономикой в экспорте продовольствия упала вчетверо (с 8 до 2%), а в экспорте промсырья оставалась стабильной в пределах 8-9% (в основном за счет вывоза металлов и горнохимического сырья), но к 1999 г. снизилась до 6%.

Как повлияют процессы глобализации и современного науч­ но-технологического переворота, лежащего в основе становления постиндустриального технологического способа производства, на динамику и структуру мировой природной ренты? Здесь следует отметить несколько процессов.

Во-первых, будет продолжаться тенденция роста доли готовых изделий, промышленных товаров и высокотехнологичных изде­ лий в структуре экспорта, что значительно уменьшит спрос на продовольствие, минеральное и лесное сырье и их долю в структу­ ре экспорта, которая существенно различается по группам стран и цивилизациям.

Доля природоемких товаров в мировой торговле будет падать, соответственно, будет сокращаться простор для мировой природ­ ной ренты.

Во-вторых, фактором падения доли развивающихся стран в мировой природной ренте станет углубление технологического разрыва между богатыми и бедными странами. Освоение шестого технологического уклада связано с крупными вложениями в науч­ ные исследования и разработки, инновации, в модернизацию про­ изводства. Средств для этого страны с низким уровнем дохода не имеют, поэтому там рассчитывать на крупномасштабные вложе­ ния в базисные инновации не приходится.

В-третьих, глобализация, осуществляемая по неолибераль­ ной модели в интересах ТНК, приводит к усилению процессов пе рераспределения доходов вообще и рентных доходов в частности.

Значительная часть ренты, создаваемой на базе природных ресур­ сов стран с низким и средним уровнем доходов, фактически при­ сваивается ТНК с помощью трансфертных цен, обхода налогов, подкупа чиновников и т.п. Это еще больше сужает возможности присвоения развивающимися странами и странами с переходной экономикой той доли мировой природной ренты, которая причи­ талась бы им при более справедливом распределении и использо­ вании мировой природной ренты.

При сохранении этих тенденций и дальнейшем осуществлении неолиберальной модели глобализации мировая экономика ока­ жется в тупике. С одной стороны, занимающие основные позиции в мировом производстве, внешней торговле, инвестициях богатые страны, несмотря на все успехи в снижении энергоемкости и мате­ риалоемкости своей продукции, не могут обойтись без возрастаю­ щего импорта невоспроизводимого сырья и топлива, а также лесо­ материалов и некоторых видов сельхозпродуктов из стран с низ­ ким и средним уровнем развития. С другой стороны, многие из бедных стран — экспортеров сельхозпродукции, природного сы­ рья и топлива — не имеют достаточных ресурсов для модерниза­ ции своей экономики и обеспечения достойного уровня жизни на­ селения;

миллиарды людей борются за выживание в тисках бедно­ сти, не имея возможности воспользоваться рентными доходами, присваиваемыми ТНК. Растущая поляризация достигает преде­ лов, при которых мировая социально-экономическая система не может нормально функционировать как единая целостность, дви­ жется к глобальному социальному взрыву, который в насыщен­ ном смертоносным оружием мире может привести к самоуничто­ жению человечества.


Возможны два пути предупреждения этого взрыва. Один путь — к глобальному тоталитаризму, установлению всемирной диктату­ ры наиболее мощной цивилизации и сверхдержавы с формирова­ нием однополярного мира, подчинением остального мира и на­ сильственным подавлением сопротивления. Именно в этом за­ ключается концепция Збигнева Бжезинского1, из российских уче­ ных ее наиболее отчетливо выразил В. Иноземцев2. В этом случае ТНК, опираясь на силу определяющей мироустройство сверхдер­ жавы, будут осуществлять беспрепятственный переток мировой *См. Бжезинский 36. Великая шахматная доска. М., 1998.

См. Иноземцев ВЛ. Расколотая цивилизация. М., 1999.

ренты, антиренты и квазиренты на свои счета, обеспечивая про­ должающийся рост экономики богатых стран и цивилизаций.

Однако этот путь иллюзорен и весьма опасен, поскольку он на­ талкивается на растущее сопротивление доведенного до отчаяния большинства населения Земли. Это ощутимо проявилось на Все­ мирной встрече по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (2002 г.). Отчаяние, бесперспективность, невозможность обеспе­ чить условия выживания для детей и внуков на фоне растущего богатства и самодовольства на противоположном полюсе являют­ ся питательной почвой для международного терроризма, межци вилизационных и межэтнических столкновений. Военной силой эти растущие гроздья гнева не подавить;

нужно преодолевать глу­ бинные корни возросшей до критического предела поляризации.

Рано или поздно котел взорвется, и спасения от этого взрыва не будет ни на одном континенте. Такая перспектива вызывает мас­ совое движение не согласных с ней людей не только в бедных, но и в богатых странах, и сила этого движения с каждым годом будет нарастать.

Остается другой путь: выбрать и реализовать гуманистически ноосферную модель глобализации, ориентированную на интересы большинства населения Земли, мирового гражданского общества, настоящего и будущих поколений.

В основе этой модели, по нашему мнению, должна лежать кон­ цепция глобального устойчивого развития, диалога и партнерства стран и цивилизаций в решении глобальных экологических, демо­ графических, технологических, экономических, геополитических и социокультурных проблем, определяющих судьбу человечества как целостной системы. Применительно к рассматриваемой проб­ леме мировой природной ренты исходные положения этой кон­ цепции состоят в следующем. Природные богатства не являются творением человека. Они распределены по земному шару весьма неравномерно, не считаются с созданными людьми перегородками и границами и предназначены для обеспечения жизнедеятельно­ сти и воспроизводства всего человеческого рода, точнее вида Homo sapiens. Рациональная эксплуатация природных ресурсов и обеспечение ими всех землян не может быть привилегией и источ­ ником обогащения какой-либо одной группы людей, будь то част­ ная компания, ТНК или отдельная страна. Доходы от эксплуата­ ции природных ресурсов, включая сверхприбыль как экономичес кое содержание природной ренты, должны обоснованно распреде­ ляться между различными уровнями хозяйственной деятельности людей: предприятиями, которые осуществляют эту эксплуатацию, ведут хозяйство, используя при этом эффективные технологии;

муниципальными, региональными и государственными объедине­ ниями, на территории которых расположены эти богатства и кото­ рые формируют социально-экономическую среду их использова­ ния и вправе рассчитывать на долю в получаемых при этом сверх­ прибылях;

наконец, локальные и глобальная цивилизации, ибо они формируют спрос на природоемкие продукты (без чего не возникла бы и сверхприбыль), концентрируют интеллектуальный капитал и инвестиции для эффективной эксплуатации и исполь­ зования природных ресурсов на основе новых технологий, долж­ ны присваивать часть получаемой мировой природной ренты для рационализации природопользования в глобальных масштабах и поддержки стран и цивилизаций, обделенных природными ресур­ сами. Это будет не только новая модель глобализации, но и новый миропорядок, когда глобальное гражданское сообщество и создан­ ные им институты смогут поставить под контроль корыстные ин­ тересы ТНК и отдельных государств в интересах всего человече­ ства, осуществив тобив уАепсИ в интересах не только «золотого миллиарда», но и остальных миллиардов землян. Путь этот длите­ лен и нелегок, он натолкнется на ожесточенное сопротивление мо­ гущественных ТНК и богатых держав, на неприятие сторонников рыночного фундаментализма, которые стремятся приватизиро­ вать и поставить себе на службу природные богатства. Нет уве­ ренности в том, что этот путь будет пройден до конца в ближай­ шие десятилетия;

но именно он является важнейшим составным элементом, ядром глобальной идеи, которой предстоит объеди­ нить активные и дальновидные общественные и политические силы человечества для его сохранения и развития.

Рассмотрим теперь более детально проблемы основных видов мировой природной ренты — земельной и горной.

3.4.2. Земельная рента в глобализирующемся мире Мировая земельная рента является первой по своему происхожде­ нию. Она возникла еще в Древнем мире, когда обмен продуктами между странами и цивилизациями приобрел регулярный, хотя и нередко нарушаемый войнами характер.

В Средние века развивалась международная торговля, особен­ но продуктами сельского хозяйства, пряностями, чаем по Велико­ му шелковому пути, Великому Волжскому и Невско-Днепровско­ му путям, а также по быстро развивающимся морским трассам. В условиях частых войн это было рискованное занятие. Приходи­ лось перекрывать повышенные риски высоким уровнем торговой прибыли, включающей и рентный элемент. Создавались междуна­ родные торговые объединения — Ганзейский союз, Ост-Индская компания. Великие географические открытия, освоение Нового Света многократно увеличили объем международной торговли, способствовали освоению новых сельскохозяйственных культур В Европе.

С образованием колониальных империй значительная часть прежнего международного обмена сельхозтоварами стала осуще­ ствляться в рамках империй, между метрополиями и колониями.

Промышленная революция, применение ее достижений в земледе­ лии интенсифицировали международную торговлю продовольст­ вием и привели к увеличению масштабов и доли мировой диффе­ ренциальной ренты.

Мировая земельная рента возникала не только в сфере торгов­ ли продовольствием и пряностями, но и в производстве и продаже сельхозсырья. В Северной и Южной Америке она стала одной из причин развития плантаторского хозяйства и реанимации рабо­ владельческого уклада, в результате чего погибли десятки мил­ лионов африканцев.

В индустриальном обществе сложилась система международ­ ного разделения труда, многие страны специализировались на производстве и поставке на мировой рынок продовольствия и сельхозсырья, рассчитывая при этом на получение мировой зе­ мельной ренты. На этой основе в ряде стран развивалось эффек­ тивное экспортное производство — например, в Канаде, Австра­ лии, Новой Зеландии. В XX в., особенно во второй его половине, в развитых странах на основе технологического переворота стали быстро наращиваться производство и экспорт сельхозпродукции.

В результате при общем увеличении экспорта продовольствия с 1960 по 1999 г. в текущих ценах с 22,3 до 392 млрд долл. (в 17,6 раза) доля развитых стран на этом рынке выросла с 53 до 67% (рост экспорта в текущих ценах в 22 раза), тогда как доля разви­ вающихся стран снизилась с 39 до 33%, а стран с переходной эко­ номикой — с 8 до 2%. В еще большей мере выросла доля развитых стран в присвоении земельной ренты, поскольку у них выше про­ изводительность труда. Так, в 1998—2000 гг. добавленная стои­ мость на одного сельхозработника (в ценах 1995 г.) в Дании соста­ вила 54,1 тыс. долл., Нидерландах и Франции — 53,8 тыс., Синга­ пуре — 49,9 тыс., Финляндии — 36,6 тыс., Великобритании — 34,9 тыс., Канаде — 34,9 тыс., тогда как в России — 2,2 тыс., Поль­ ше — 1,9 тыс., Узбекистане — 1,0 тыс., Таджикистане — 0,3 тыс., Анголе — 0,12 тыс., Мозамбике — 0,13 тыс., Эфиопии — 0,14 тыс.

долл. В перспективе можно ожидать дальнейшего падения доли мировой земельной ренты в общем объеме доходов внешней тор­ говли.

Во второй половине XX в. производство и экспорт сельхозто варов имели устойчивую тенденцию к росту, а динамика экспорт­ ных цен отличалась значительными колебаниями.

Структуру земельной (сельскохозяйственной) ренты можно рассматривать в трех разрезах.

Формы земельной ренты — дифференциальная, абсолютная, монопольная. Наиболее распространена и подвижна дифференци­ альная рента.

Дифрента первого рода имеет две разновидности: по плодоро­ дию используемых земель (естественному и искусственному;

по­ следнее является результатом накопленной земледельческой культуры, применения удобрений, орошения и т.п.) и по местопо­ ложению (природно-климатическим условиям, удаленности от рынков сбыта и закупки материалов, развитию транспортной сети);

рента по местоположению переплетается с транспортной рентой.

Дифрента второго рода выражает сверхприбыль, являющуюся результатом использования научно-технических достижений для повышения плодородия почвы, урожайности, продуктивности скота, сокращения транспортных издержек. Эта разновидность дифренты перекрещивается с технологической квазирентой, явля­ ется ее специфическим проявлением в сельском хозяйстве, свя­ занным с лучшим использованием природного фактора. Дифрента второго рода нарастает во время технологического переворота, ко­ гда распространяются новые поколения техники и технологии;

со­ кращается, когда эти нововведения становятся общераспростра­ ненными, определяющими общественно нормальные издержки и цены сельхозпродукции;

практически исчезает в фазах кризиса и депрессии технологических, экономических и аграрных циклов.

Особенно ощутимо падение дифренты второго рода (как и других видов дифренты) во время длительных аграрных кризисов.

Н.Д. Кондратьев в качестве одной из закономерностей цикличной динамики отмечал, что понижательные волны больших циклов конъюнктуры сопровождаются длительной депрессией сельского хозяйства, абсолютным и относительным снижением цен на сель­ скохозяйственные товары1, что сокращает возможность формиро­ вания не только дифференциальной, но и абсолютной и моно­ польной земельной ренты.

Дифрента третьего рода носит межпродуктовый характер, она выражает соотношение издержек и цен взаимозаменяемых видов продукции сельского хозяйства — например, пшеницы, ржи и яч­ меня, свинины, говядины и баранины, кофе, какао и чая. Цены взаимозаменяемых продуктов (хотя полной взаимозаменяемости не бывает) складываются под воздействием издержек более доро­ гого продукта — иначе он поступать на рынок не будет. В резуль­ тате производители более дешевых продуктов будут получать сверхприбыль. На динамику цен взаимозаменяемых товаров и ве­ личину дифренты третьего рода оказывают влияние погодные ус­ ловия каждого года, соотношение спроса и предложения, полити­ ка цен монополий и другие факторы, в том числе и внеэкономиче­ ские.

Абсолютная рента является результатом монополии частной собственности на землю (тогда как дифрента — монополии част­ ного хозяйствования на земле). Она носит более устойчивый ха­ рактер, чем дифрента, и в принципе присваивается собственника­ ми всех земельных участков, обусловливая более высокий уро­ вень цен сельхозпродукции по сравнению с усредненной по на­ родному хозяйству ценой производства. Однако следует учитывать, что значительная часть сельхозземель находится в соб­ ственности государства, крупных земледельческих и товарных фермерских хозяйств, а также мелких частных собственников — крестьян, которые могут вести хозяйство при доходах ниже сред­ них. Хотя точных расчетов объемов абсолютной ренты нет, можно предполагать, что ее доля в общих доходах сельского хозяйства, в том числе в рентных доходах, невелика. К этому следует добавить, что, согласно К. Марксу, В.И. Ленину и другим сторонникам тео­ рии национализации земли, ее обращение в государственную соб­ ственность ведет к ликвидации абсолютной ренты — дани, кото­ рую общество платит земельным собственникам, — и относитель 1Кондратьев Н Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения.

М.: Экономика, 2002. С. 276-277.

ному удешевлению сельхозпродукции. При международном обме­ не продуктами сельского хозяйства государство в таких случаях выступает как обособленный собственник и претендует на при­ своение абсолютной земельной ренты.

Поле для возникновения монопольной земельной (сельскохо­ зяйственной) ренты довольно узкое. Оно относится, например, к участкам с исключительными природными условиями, позволяю­ щими получать вина редких вкусовых качеств или пряности, спрос на которые устойчиво превышает предложение, что дает возможность устанавливать и поддерживать монопольно высокие цены на эти продукты — источник сверхприбыли. Однако и здесь возможны колебания, рост или падение монопольной ренты в свя­ зи с колебаниями урожайности или сменой фаз экономических и аграрных циклов.

Различают два основных вида сельскохозяйственной ренты — земледельческую и животноводческую;

корни этого различия ле­ жат еще в первом общественном разделении труда в период нео­ литической революции. Земледельческую ренту в свою очередь можно разделить на три разновидности: продовольственную (про­ изводство различных видов зерновых, овощей и картофеля, сахар­ ной свеклы и сахарного тростника, фруктов и ягод, масличных культур);

сельхозсырьевую (производство хлопка, льноволокна, коконов шелкопряда, пеньки, табака);

тропическую (выращива­ ние чая, кофе, какао, пряностей, каучуковых деревьев). Животно­ водческую ренту можно подразделить на мясную, масломолочную, птицеводческую, шерстяную, кожевенную. Нередко различные виды ренты объединяются в одном многопрофильном хозяйстве, страхуя его при колебаниях погодных условий, благоприятных для одних и неблагоприятных для других культур или продуктов животноводства.

В территориальном разрезе можно рассматривать земельную (сельскохозяйственную) ренту на четырех уровнях: локальном — при реализации сельхозпродукции на местном рынке (например, для пригородных хозяйств);

региональном (в пределах рынка од­ ного или группы соседних регионов, например на Северном Кав­ казе, в центрально-черноземной зоне, Западной Сибири), нацио­ нальном — при реализации основных видов сельхозпродукции в масштабах страны, закупке ее государством;

мировом — в пределах цивилизационного объединения (например Европейского союза) или в глобальном масштабе (на основных мировых продовольст­ венных биржах).

Особо следует остановиться на таком процветающем виде ми­ ровой земельной ренты, как наркорента. Она имеет основным своим источником выращивание сельхозкультур, служащих ис­ ходным сырьем для производства наркотиков, распространяемых затем через обширную сеть наркокурьеров и торговцев по всему миру. Хотя официальных данных об обороте наркотиков и полу­ чаемой при этом сверхприбыли нет, речь может идти о десятках и сотнях миллиардов долларов. Выращивание наркотиков осущест­ вляется преимущественно в странах Центральной и Юго-Восточ­ ной Азии (Афганистан, Мьянма и др.) и Латинской Америки (Ко­ лумбия и другие страны), где и оседает значительная часть миро­ вой наркоренты;

однако подавляющую ее долю присваивают меж­ дународные наркокартели — своеобразная нелегальная, но могущественная форма транснациональных корпораций в сфере криминального бизнеса. Хотя все государства ведут борьбу про­ тив производства, экспорта и импорта наркотиков, уничтожая значительную их часть, эти издержки включаются в розничную цену для десятков миллионов наркоманов.

На величину национальной и мировой земельной ренты непо­ средственное влияние оказывает смена фаз долгосрочных и сред­ несрочных циклов. Н.Д. Кондратьев отмечал, что период повыша­ тельной волны большого цикла конъюнктуры сопровождается по­ вышением товарных цен и увеличением ренты: «Высокая расцен­ ка. продуктов сельского хозяйства на мировом рынке и низкая стоимость производства их в странах интенсивного земледелия при удешевлении стоимости перевозки обеспечивали этим стра­ нам высокую дифференциальную ренту и толкали их на путь стремительного роста сельскохозяйственного производства и экс­ порта»1. Понижательные волны больших циклов, напротив, со­ провождаются падением цен и земельной ренты2.

Кто присваивает мировую земельную (сельскохозяйственную) ренту?

Систему присвоения мировой сельскохозяйственной ренты можно разделить на два основных уровня — национальный (в пре­ делах национальной экономики) и наднациональный, междуна­ родный (в пределах мирового хозяйства или его крупной части).

1Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения.

М.: Экономика, 2002. С. 717.

2Там же. С. 377-379.

Каждый из этих уровней в свою очередь разбивается на несколько подуровней.

Национальный уровень мы рассматриваем лишь в той части, которая связана с экспортом или импортом сельхозпродукции.

Первоисточником возникновения земельной ренты являются сельхозпроизводители — как фермерские и крестьянские хозяйст­ ва, поставляющие продукцию для экспорта, так и крупные сель­ хозпроизводители (включая плантации, специализирующиеся на поставках на мировой рынок сельхозпродукции — кофе, какао, чая, латекса для производства каучука, пряностей, а также специа­ лизированные бройлерные, мясомолочные и иные предприятия);

сюда можно отнести и объединения сельхозпроизводителей — кооперативы, картели и т.п. Часть сельхозпроизводителей, ис­ пользующих новую высокоэффективную технологию, присваива­ ет дифренту второго рода, при использовании наиболее плодород­ ных и благоприятно расположенных земель — часть дифренты первого рода (по плодородию и местоположению), межотраслевой дифренты третьего рода и даже абсолютной ренты — если они яв­ ляются собственниками обрабатываемых земель. Разумеется, уча­ ствовать в присвоении мировой дифренты могут страны, где про­ изводительность сельскохозяйственного труда значительно выше среднемировой.

Следующий подуровень представляют перерабатывающие сельхозпродукцию предприятия, заготовительные торговые орга­ низации, финансово-кредитные и страховые компании, а также земельные собственники и ипотечные банки. Последняя группа претендует на абсолютную ренту и часть дифренты первого и третьего рода.

Муниципальные и региональные органы получают свою долю через федеральные и местные налоги и сборы, а также дотации и субвенции из центра. Роль центральных государственных орга­ нов ключевая. Они не только присваивают часть мировой зе­ мельной ренты через налоги, сборы и таможенные платежи (как экспортные, так и импортные), но и принимают на себя часть рисков, вызванных резкими колебаниями экспортных и импорт­ ных цен, и используют значительную долю полученных ресурсов для субсидирования фермеров, реализации программ поддержа­ ния плодородия почв, составления земельного кадастра, борьбы с наркобизнесом и т.п. ВТО ограничивает величину таможенных пошлин, ограждающих отечественных сельхозпроизводителей, и размеры их поддержки государством;

тем не менее тот и другой инструменты широко используются в таможенной политике многих стран.

3.4.3. Ведущая роль мировой горной ренты Ведущую роль в системе мировой природной ренты сейчас играет горная рента.

Горная рента, как и земельная, имеет длительную историю.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.