авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Ю.В. Яковец Г Г лобальные ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ XXI п © О) Ю.В. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Технологические трансформации служат исходным пунктом формирования и развертывания технологических циклов различ­ ной длительности и неразрывно взаимосвязаны с экономически­ ми циклами, образуют единую систему прогресса общества, его движения от ступени к ступени (рис. 4.1).

Технологические революции, смена технологических способов производства раз в несколько столетий служат началом (цивили­ зационного) становления нового сверхдолгосрочного технологи­ ческого цикла, технологического способа производства и очеред­ ного экономического строя. Такой характер носила промышлен­ ная революция последней трети XVIII — начала XIX в., развер­ нувшаяся в Англии и затем охватившая экономику всего мира.

Таков характер глубочайшей технологической трансформации первой половины XXI в., которая станет базой для становления постиндустриального технологического способа производства и интегрального экономического строя.

Каждый сверхдолгосрочный технологический цикл проходит несколько этапов — долгосрочных технологических циклов, сме­ ны технологических укладов. Первый и последний из этих укла­ дов носят переходный, смешанный характер, воплощая в себе чер Технологические способы производства Циклы Сверхдолгосрочные Долгосрочные Среднесрочные Краткосрочные Рис. 4.1. С и стем а технологических циклов ты как уходящего, так и приходящего технологического способа производства. Наиболее полное воплощение и максимальный эф­ фект приносят второй и третий уклады.

Каждый технологический уклад, в свою очередь, реализуется в 4 -5 поколениях техники, сменяющих друг друга и идущих парал­ лельно в разных отраслях поколениях техники. Здесь опять-таки первое и последнее поколение носят переходный характер и отли­ чаются сравнительно низким приростом эффекта, что служит ос­ новой повторяющихся примерно каждое десятилетие кризисных фаз среднесрочных экономических циклов.

Наконец, каждое поколение техники находит выражение в 4 - моделях техники и модификациях технологий, знаменующих сме­ ну краткосрочных технологических и экономических Ц ИКЛОВ (циклов Китчина, как их назвал Йозеф Шумпетер).

Следует отметить, что технологические трансформации того или иного уровня не происходят одновременно во всех отраслях и странах. На каждом этапе выделяются лидирующие отрасли и страны — эпицентры технологической трансформации, которые первыми берут на себя риск и затраты по первоначальному освое­ нию нового технологического цикла;

но зато они вознаграждаются максимальной массой и нормой инновационной сверхприбыли (технологической квазиренты) в фазе распространения (диффу­ зии) нового технологического цикла. Вслед за авангардными вол­ ну нововведений подхватывают догоняющие отрасли и страны, где инновации носят уже более имитационный характер, связаны с меньшим риском, но приносят меньше эффекта (хотя бывают и исключения: например, Япония в 1950-1960-е годы именно на та­ ких имитационных нововведениях обеспечила рекордные темпы экономического роста;

Китай повторяет ту же траекторию в по­ следние три десятилетия). Наконец, следует выделить группу от­ стающих отраслей, стран и цивилизаций, которые не имеют ресур­ сов для освоения нового технологического цикла и где преоблада­ ют технологические уклады и поколения техники давно прошед­ ших циклов.

Следовательно, национальные и мировая экономики всегда яв­ ляются многоукладными, в них сосуществуют технологические циклы разных эпох;

однако соотношение этих укладов не одина­ ково по авангардным, догоняющим и отстающим странам и циви­ лизациям.

4.1.2. Технологические перевороты XX века В XX в. произошли три крупных технологических переворота, связанных с освоением авангардными странами третьего (в начале века), четвертого (в 40-50-е годы) и пятого (с 80-х годов) техно­ логических укладов. Каждый технологический уклад, в свою оче­ редь, включал несколько сменяющих друг друга (с примерно деся­ тилетней периодичностью) поколений техники (рис. 4.2).

Для технологических переворотов XX в. характерно тесное пе­ реплетение двух главных движущих сил инновационного обнов­ ления материально-технической базы цивилизаций — научного интеллекта и его материализации в новых поколениях техники.

Это дает основание говорить о научно-техническом прогрессе и его воплощении в периодических волнах инновационных преоб­ разований. Сколько-нибудь существенное развитие техники те­ перь практически невозможно без новых научных идей и изобре­ тений и их технологической проработки. Но и научный прогресс нереален без новейших приборов, средств обработки полученной информации. Берет верх тенденция взаимного проникновения, Годы Технологический уклад / временной интервал 3-й 4-й 5-й 6-й 7-й Жизненный цикл 1885-1950 гг. 1930-1995 гг. 1970-2035 гг. 2005-2075 гг. 2045-2115 гг.

Преобладание 1900-1940 гг. 1940-1980 гг. 1980-2020 гг. 2020-2060 гг. 2060-2100 гг.

Рис. 4.2. Ритм смены технологических укладов и поколений техники в ХХ-ХХ1 вв.

сращивания науки и производства. В то же время все более четко проявляются закономерности цикличной динамики науки и тех­ ники, смены поколений машин, технологических укладов. В со­ став единого научно-технического цикла — среднесрочного и дол­ госрочного — органически вошла фаза рождения и технологиче­ ской отработки новой научной идеи (научного открытия, крупно­ го изобретения), лежащей в основе базисного нововведения или очередного поколения техники.

Тенденция превращения науки в непосредственную произво­ дительную силу, органического сращивания ее с технологически­ ми инновациями породила в XX в. новую форму технологических переворотов — научно-техническую револю цию (НТР).

Первая НТР развернулась в развитых странах мира в 40-60-х годах XX в., хотя ее исходная научная база была создана несколь­ ко раньше в результате ряда крупных научных открытий и изо­ бретений. Она определила содержание четвертого технологичес­ кого уклада, время преобладания которого в странах-лидерах вы­ пало на 50-70-е годы XX в. Ее истоком были крупнейшие дости­ жения в области физики (открытие структуры и деления атомного ядра, квантовая теория), химии, биологии, технических наук. Первая НТР базировалась на трех научно-технических на­ правлениях: освоении энергии атома;

электронике, создании ла­ зерной техники, электронных преобразователей энергии;

киберне­ тике и вычислительной технике, создании ЭВМ.

Однако все это —лишь вершина айсберга научно-технического переворота. Для его реализации потребовались коренные преобра­ зования всей жизни общества. Были созданы ЭВМ, станки с ЧПУ и обрабатывающие центры, автоматические линии и автоматизи­ рованные системы управления производством и предприятиями, атомная энергетика. Бурное развитие получили искусственные материалы: синтетические смолы, пластмассы, химические волок­ на. Освоение реактивных двигателей вызвало переворот в авиа­ ции. Изобретены технологии непрерывной разливки стали. Выс­ шим научно-техническим достижением XX в. стало освоение кос­ мического пространства в результате синтеза ряда научно-техни­ ческих направлений: математики и космонавтики, теории управления и ЭВМ, металлургии и приборостроения, ракетной техники. Развернулась информационная революция. Технический прогресс стал широко проникать в быт, менять условия жизни де­ сятков миллионов семей.

Создание атомного и термоядерного оружия, средств его дос­ тавки в любую точку планеты, втайне проводимые эксперименты с" химическим и бактериологическим оружием, производство но­ вых поколений самолетов, вертолетов, танков, артиллерии, авто­ матического стрелкового оружия, военных кораблей, атомных подводных лодок — все эти достижения военно-технической рево­ люции середины XX в. поставили человечество на грань само­ уничтожения.

Распространение па базе первой НТР четвертого технологиче­ ского уклада привело к рекордным за всю историю цивилизаций темпам экономического роста. В целом по миру среднегодовые темпы прироста ВВП составили в 1950—1973 гг. 4,9%, по Запад­ ной Европе — 4,79, США — 3,93, Японии — 9,29, Восточной Евро­ пе — 4,86, СССР — 4,84, Китаю — 5,02, Индии — 3,5, Латинской Америке — 5,38, Африке — 4,43%. НТР послужила локомотивом беспрецедентного экономического роста. У многих возникло ощу­ щение, что уже в самом скором времени глобальную цивилизацию ожидает процветание. Однако воздушные замки были разрушены неумолимым ритмом смены технологических и экономических укладов, периодических кризисов.

Головокружительные успехи первой НТР имели и теневые стороны. Никогда ранее природные (прежде всего минеральные) ресурсы не вовлекались столь активно в производство. Теперь же лучшие месторождения быстро отрабатывали, а степень загрязне­ ния окружающей среды быстро возрастала, так что многим горно­ добывающим и металлургическим регионам стала угрожать эко­ логическая катастрофа.

Все это послужило причиной серии кризисов, разразившихся в мире в 70-х годах: технологического, энергетического, экологичес­ кого, экономического. Материальной основой их преодоления стал второй технологический переворот, который стартовал в по­ следней четверти XX в. и ознаменовал становление пятого техно­ логического уклада. Однако уровень новизны базисных иннова­ ций не был столь высоким, как при предыдущем техническом пе­ ревороте, да и эффективность не росла такими же высокими тем­ пами. Поэтому правомерно рассматривать этот переворот не как. новую НТР, а как второй этап развертывания первой НТР, менее глубокий и эффективный, чем первый, ибо он пришелся на фазу заката индустриального технологического способа производства.

Его ядром стала триада базовых научно-технических направле­ ний: микроэлектроника, биотехнология, информатика. Они отра­ жали фундаментальные достижения квантовой физики, молеку­ лярной биологии, кибернетики. Создание больших и сверхболь­ ших интегральных схем открыло дорогу для развития микропро­ цессорной техники, персональных компьютеров, мультимедиа, мобильной связи, миниатюризации и повышения автономности технических систем во всех отраслях народного хозяйства. Воз­ можность расшифровать и изменить структуру наследственного вещества методами генной инженерии позволила конструировать штаммы бактерий с полезными для человека свойствами, воздей­ ствовать на наследственность, создавать принципиально новые технологические процессы и вещества. Новейшие информацион­ ные технологии, средства сбора, переработки, передачи, использо­ вания информации открывают новые горизонты для познания сложных процессов в природе и обществе и их регулирования, для информатизации производства, управления и быта людей.

Базовые направления пятого уклада служат фундаментом ка­ чественных преобразований всех сфер производственной техники.

Развитие программируемых производств, робототехники, гибких производственных систем, автоматизированного проектирования делает возможной комплексную автоматизацию.

Истощение традиционных энергоресурсов и их высокая эколо­ гическая опасность вынуждают искать и осваивать нетрадицион­ ные, практически неисчерпаемые источники энергии (солнечную, водородную, ветровую, энергию приливов и отливов и т.п.), ис­ пользовать энергосберегающую микропроцессорную технику. Но подлинная энергетическая революция еще впереди.

Завершается век железа, господствовавшего в качестве основ­ ного конструкционного материала в течение почти трех тысячеле­ тий. Приоритет отдается обладающим заданными свойствами ма­ териалам — композитам, наноматериалам, керамике, пластмассам и синтетическим смолам.

Осваиваются принципиально новые технологии в производст­ ве — геобиотехнология при добыче сырья, малоотходные и безот­ ходные технологии при его переработке, мембранные, плазмен­ ные, лазерные, электроимпульсные технологии. Это позволяет с меньшими затратами и в более короткие сроки получать конеч­ ный продукт, опуская ряд промежуточных операций и процессов и уменьшая вредные выбросы в окружающую среду.

Коренные сдвиги происходят в технике связи и сфере транс­ порта. Волоконно-оптические линии связи, космическая, факси­ мильная, сотовая связь производят подлинный переворот в этой области. Ряд принципиальных новшеств создается на транспорте ("суда на воздушной подушке, экранопланы, поезда на магнитной подвеске, электромобили и т.п.). Однако эти новшества внедряют­ ся медленно, транспортная революция запаздывает, что ведет (вместе с ростом цен на топливо) к удорожанию транспортных ус­ луг. Насыщенность крупных городов автомобилями уже превыси­ ла разумные пределы.

В сельском хозяйстве на первый план выдвигается производст­ во (основывающееся на методах биотехнологии) экологически чистых продуктов, сокращение объемов используемых гербици­ дов и пестицидов, минеральных удобрений, применение микро­ процессорной агротехники и интенсивных технологий, обеспечи­ вающих программируемые урожаи.

Если для четвертого уклада было характерно научное и воен­ ное освоение космоса, то для пятого — производственное. Обыч­ ным делом стали коммерческие запуски спутников, без которых невозможна современная связь.

Использование персональных компьютеров и цифровых ин­ формационных технологий позволило автоматизировать тонкие и сложные процессы управления производством и экономикой, по­ высить обоснованность принимаемых решений, осуществлять контроль за качеством продукции. Уровень автоматизации управ­ ленческого труда, его фондовооруженность вплотную приблизи­ лись к аналогичным показателям в сфере материального произ­ водства, а то и превзошли их.

Создаются принципиально новые средства медицинской тех­ ники, лекарства, получаемые биотехнологическими методами, средства диагностики и лечения. Компьютеризация и информати­ зация образования помогают интенсифицировать учебный про­ цесс, активизировать внимание обучающихся.

Однако нужно отметить, что эффективность пятого технологи­ ческого уклада оказалась ниже, чем на предыдущем этапе научно технического прогресса. Среднегодовые темпы прироста ВВП по миру снизились с 4,90% в 1950-1973 гг. до 3,05% в 1973-2001 гг., в том числе по Западной Европе — с 4,79 до 2,21%, США — с 3, до 2,94%, Японии — с 9,29 до 2,71%, Латинской Америке — с 5, до 2,89%, Африке — с 4,43 до 2,89%, Восточной Европе — с 4,86 до 1,81%. В бывшем СССР в конце века произошло абсолютное, поч­ ти вдвое, падение ВВП.

4.2. Глобальные технологические трансформации первой половины XXI века 4.2.1. Глобальный технологический кризис первой четверти XXI века В конце XX — начале XXI в. наблюдаются новые тенденции в ин­ новационно-технологической динамике: усиление технологичес­ кого разрыва между авангардными и отстающими цивилизациями и странами, обострение конкурентной борьбы на мировых рын­ ках, новые вызовы в области энергоэкологического развития, противоречия глобализации в инновационно-технологической сфере. Можно говорить о глобальном технологическом кризисе, предшествующем смене технологических способов производства и укладов.

1. После мирового технологического кризиса 2001-2002 гг., сердцевиной которого стал первый глобальный информационный кризис, поразивший авангардные страны и цивилизации (США, Западную Европу, Японию), пятый технологический уклад всту­ пил в понижательную стадию. Смена поколений техники, моделей продукции и модификаций технологий продолжается, но она при­ носит все меньше экономического эффекта и технологической квазиренты (инновационной сверхприбыли).

Становление постиндустриального технологического способа производства, шестого технологического уклада требует ради­ кального инновационного обновления мирового производствен­ ного аппарата (основного капитала), вложений триллионов долла­ ров в эпохальные и базисные инновации — в условиях снижения темпов роста эффективности воспроизводства в планетарном мас­ штабе. И чем крупнее и масштабнее объем основного капитала, тем большей инерционностью он обладает. Устаревшие техноло­ гии стремятся к самовоспроизводству в модифицированном виде.

Нарастает поток псевдоинноваций — улучшений технологий, от­ служивших свой срок. Это препятствует осуществлению назрев­ шего технологического переворота — и по объему инвестиций в применение новой технологии, и по срокам и масштабам их освое­ ния и распространения.

Отсюда первая критическая ситуация глобального техно­ логического развития: нарастающий разры в между назревшей потребностью радикального инновационного обновления ми­ ровой экономики на основе освоения кластера эпохальных и базисных технологических инноваций, составляющих содер­ жание глобальной технологической революции первой полови­ ны XX I в., — и инерционной динамикой и падающими темпами роста эффективности устаревающей технологической базы мировой экономики, что находит выражение в снижении темпов роста производительности труда.

Разрешение этой критической ситуации возможно на основе роста общего объема инвестиций в инновационную модерниза­ цию экономики и их доли в ВВП, перераспределения инвестиций в пользу базисных инноваций шестого технологического уклада.

2. Многократно выросший глобальный производственный ап­ парат, инновационно-инвестиционный сектор мировой экономи­ ки ориентированы на систему приоритетов индустриальной эпо­ хи, включая приоритеты военно-технического сектора, освоения и эксплуатации природных ресурсов. В послевоенный период обста­ новка холодной войны толкала на опережающий рост прямых и косвенных военных расходов в структуре ВВП, на обременяющую гонку вооружений. После некоторого перерыва в 90-е годы, когда доля военных расходов в целом по миру сократилась с 3,2% ВВП в 1992 г. до 2,3% в 1999 г. (в том числе в странах с высоким уров­ нем доходов с 3,1 до 2,3%, в США — с 4,8 до 3%, в России с 8,0 до 5,6%), опять возобладала тенденция к опережающему росту воен­ ных расходов — до 2,5% ВВП в целом по миру, 2,6% по странам с высоким доходом, 4,1% в США в 2008 г. Несмотря на общий рост вложений на экологические и гуманитарные цели, объем их совер­ шенно недостаточен для решения масштабных проблем становле­ ния гуманистически-ноосферного постиндустриального общества, особенно в странах с низким уровнем доходов.

Вторую критическую ситуацию глобального технологического развития можно сформулировать следующим образом: структу­ р а инновационно-технологического потенциала глобальной цивилизации ориентирована на приоритеты индустриального общества (милитаризм, усиленную эксплуатацию природы) и не отвечает потребностям становления гуманистически ноосферной постиндустриальной цивилизации.

Разрешение этой критической ситуации может быть найдено на путях перестройки структуры инновационно-инвестиционного сектора мировой экономики, повышения его доли в ВВП и ориен­ тации на инновационное развитие человеческого капитала и ре­ сурсосберегающих технологий.

3. Возрастающий технологический разры в между аван гардными странами и отстающими странами и цивилизация­ ми является третьей критической ситуацией глобальной технологической динамики. Это предопределяет низкую конку­ рентоспособность продукции отстающих цивилизаций, растущую пропасть между богатством и бедностью в глобальном сообществе.

Эта критическая ситуация подтверждается данными Всемир­ ного банка о структуре высокотехнологичного экспорта, затрат на исследования и информационно-коммуникационные технологии (табл. 4.1).

Основной научно-технический и инновационный потенциал планеты сконцентрирован в авангардных цивилизациях — северо­ американской, западноевропейской, японской. Они занимают ключевые позиции в экспорте высоких технологий. Китай обог­ нал США по объему экспорта высокотехнологичных товаров, но значительно отстает по доле затрат на Н ИО КР в ВВП и особенно по уровню затрат на ИКТ.

ТАБЛИЦА 4. С О П О С ТА В Л ЕН И Е ТЕХН О Л О ГИ ЧЕСК О ГО УРОВНЯ ВЕД УЩ И Х СТРАН Экспорт высоких Цивилизации Затраты Затраты на ИКТ, технологий, и ведущие страны на 2005 г.

2007 г. НИОКР 2000 % ВВП млрд %к на душу 2006 гг., долл. миру насе­ %к ления, ВВП долл.

Цивилизации Европы Западноевропейская 24, 440,8 5, 2,01 Зона евро 63,1 3, Великобритания 1, Восточноевропейская 0, Болгария 0,8 0,48 3, 4, Польша 0,23 7,0 0, Румыния 0,07 0,46 3, 1, Евразийская 0,23 Россия 1,08 3, 4, 1,3 ' 8,0 Украина 0,07 1,0, Казахстан 0,00 0, 0, Цивилизации Америки и Океании Североамериканская 8,8 228,7 12,7 2, США Латинская Америка 48,7 2,7 5,9 0, 9,3 0, Бразилия 0, Океания 3,5 0,2 1,78 6, Австралия Цивилизации Азии и Африки Японская 6, 121,5 3,40 7, Япония П ро д о лж ен ие табл. 4. Экспорт высоких Затраты на ИКТ, Затраты Цивилизации технологий, на 2005 г.

и ведущие страны НИОКР 2007 г.

2000 % ВВП на душу млрд %к 2006 гг., долл. миру насе­ %к ления, ВВП долл.

1,42 Китайская 337,0 18,6 5, Китай Индийская 4,9 0,69 5,8 0, Индия Б уддийская 6,12 3, Республика Корея 110,6 6,9 0, Таиланд 0, 1,2 4, Вьетнам 0,2 0,01 0,19 15,1 М усульм анская 20,0 1,11 3, Средний Восток 0,61 и Северная Африка 0, Пакистан 0,2 0,01 6,9 Индонезия 5,2 0,29 0,05 3,4 Аф риканская 0, 3,6 - 7, Африка южнее Сахары 1807, Мир в целом 100 2,30 6,8 Страны с низкими 5, • доходами 0, Страны со средними 5,4 466,1 25, доходами Страны с высокими 1312,0 2,48 7, 72,6 доходами Источник. 2008 World Development Indicators. Washington. The World Bank.

2008. P. 304-306. 2009 World Development Indicators. Washington.

The World Bank. P. 314-316.

Россия потеряла за время кризиса положение одного из лиде зов технологического развития. Доля затрат на науку вдвое ниже 2 среднемировой, среднедушевые расходы на ИКТ — в 2,8 раза ниже, а доля в мировом высокотехнологичном экспорте не превы­ сила в 2007 г. 0,3%. Показатели Украины и Казахстана еще ниже.

Евразийская цивилизация перешла в разряд технологически от­ стающих. Не лучше положение восточноевропейской цивилиза­ ции, а также большей части буддийской (за исключением Респуб­ лики Корея).

Замыкают «табель о рангах» по уровню технологического раз­ вития мусульманская цивилизация (кроме группы богатых нефте­ экспортирующих стран) и африканская (кроме Южной Африки).

Технологический переворот XXI в. усилит разрыв между аван­ гардными и отстающими странами, поскольку у последних нет минимально необходимого собственного научного, кадрового и инвестиционного потенциала для освоения шестого технологиче­ ского уклада. Выход — в партнерстве авангардных и отстающих цивилизаций, чтобы сделать плоды развертывающейся глобаль­ ной технологической революции доступными для всех стран и ци­ вилизаций планеты и сблизить уровень их экономического и со­ циального развития.

4. Четвертая критическая ситуация в технологической ди­ намике цивилизаций состоит в остром дефиците кадров, спо­ собных эффективно разрабатывать, осваивать, производить и эксплуатировать принципиально новые технологии. Речь идет о кадрах всех звеньев технологической цепочкц — ученых, конструкторов, инженеров, техников, квалифицированных рабо­ чих, менеджеров, государственных служащих.

Дело не в их количестве, а в качестве, настрое на радикальные инновации, связанные со значительным риском, но и с крупным успехом (значительным объемом квазиренты) в случае успешного освоения новых инновационных рыночных ниш.

Преобладающая в науке и в системе образования, в инженер­ ных сферах и бизнесе парадигма ориентирована на частичное улучшение индустриальных технологий, время которых подходит к концу. Чрезмерная коммерциализация науки и образования су­ жает сферу смелого научного и инновационного поиска. Ухуд­ шающиеся условия воспроизводства, новые вызовы XXI в. требу­ ют крупномасштабных, с высоким уровнем стартового капитала инвестиций в освоение кластера эпохальных и базисных иннова­ ций постиндустриального технологического способа производст­ ва, его начального этапа — шестого технологического уклада. А та ш кой инновационный прорыв невозможен без ориентированных на него активных кадров инноваторов, без инновационного партнер­ ства государства, бизнеса, науки и образования. Формирование такого партнерства во всех цивилизациях — магистральная задача ближайших десятилетий, необходимое условие глобальной техно­ логической революции, более равномерно, чем промышленная ре­ волюция, распределенной по планете. Это одно из центральных на­ правлений партнерства цивилизаций в предстоящие десятилетия.

5. Пятой критической ситуацией является нарастани диспропорций и дисбалансов в динамике глобального иннова­ ционно-инвестиционного капитала, что становится тормозом на пути радикального инновационного обновления производствен­ ного аппарата применительно к требованиям гуманистиче ски-ноосферного постиндустриального общества. Эта ситуация обусловлена преобладанием парадигмы позднеиндустриального экономического строя и проявляется в развивающихся в начале XXI в. глобальных энергоэкологическом и продовольственном кризисах, информационном кризисе, ускоренном росте капитали­ зации ТНК и крупных компаний (повышение ее отношения к ВВП с 48% в 1990 г. до 121,3% в 2007 г. показывает, что растущая доля инвестиций направляется не на развитие и инновационное обновление сферы материального производства для удовлетворе­ ния потребностей населения планеты, а на развитие сферы услуг, биржевые спекуляции на фондовом рынке).

Наблюдается перераспределение инвестиций и научно-иннова­ ционного потенциала в пользу крупномасштабного освоения но­ вой военно-технической революции, на разработку производства и закупку новых поколений вооружений, что ограничивает воз­ можность инновационной трансформации гражданского сектора экономики.

Неолиберальный характер глобализации в интересах ТН К и развитых стран усиливает диспропорции в распределении инно­ вационного потенциала по цивилизациям и странам. Научно-тех­ нический и инновационный потенциалы сконцентрированы в бо­ гатых странах «золотого миллиарда», тогда как страны с низким доходом, в которых проживают почти 1,3 млрд человек, не имеют необходимой научно-технической базы, инвестиций и кадров для инновационного преобразования экономики, что повышает неус­ тойчивость мировой экономики и усиливает угрозу столкновения цивилизаций. Более того, ТНК выкачивают квалифицированные кадры и растущую долю ВВП из отстающих стран, тормозя инно­ вационные преобразования в них.

В результате неолиберальных рыночных реформ по рецептам Международного валютного фонда страны евразийской цивили­ зации (включая Россию, Украину, Казахстан) включились в эти тенденции и оказываются под контролем ТНК.

Разрешение этой критической ситуации возможно лишь на ос­ нове становления интегральнного гуманистически-ноосферного экономического строя1, преодоления нарастающего паразитизма и диспропорций в структуре и использовании глобального науч­ но-технического и инновационно-инвестиционного потенциала, концентрации ресурсов на инновационной трансформации мате­ риального производства, и прежде всего на освоении альтернатив­ ных экологически чистых источников энергии, увеличении произ­ водства продовольствия, высоких технологий шестого уклада, гу­ манитаризации Интернета и телекоммуникаций.

4.2.2. Тенденции динамики производительности труда Обобщающим измерителем технологического уровня цивилиза­ ций, его динамики и эффективности может служить динамика производительности общественного труда — выработка ВВП на одного занятого в экономике. Хотя на этот показатель влияет и структурный фактор. Данные, рассчитанные ИМЭМО РАН, при­ ведены в табл. 4.2.

/Е сл и в первой половине XX в. производительность труда росла медленными темпами в целом по миру, то в 60-70-е годы в ре­ зультате базисных инноваций по освоению и распространению четвертого технологического уклада темпы роста производитель­ ности труда повысились. Лидировали японская, западноевропей­ ская, евразийская цивилизации. Однако в последующие десятиле­ тия темпы роста производительности труда заметно снизились — до 1,83% в 70-е, 1,6% — в 80-е, 1,1% — в 90-е годы в целом по миру.

Распространение пятого технологического уклада не дало такого скачка, как распространение предыдущего, четвертого уклада — сердцевины послевоенной научно-технической революции. Лиде­ рами в темпах роста производительности труда стали китайская (7,0% в 90-е годы) и индийская (5,9%) цивилизации. Евразийская цивилизация (в том числе Россия) в результате кризиса и техно 1Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Становление интегрального экономического строя — глобальная интеграция XXI века. М.: ИНЭС, 2008.

ТА Б Л И Ц А 4. ДИНАМИКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА ПО ЦИВИЛИЗАЦИЯМ И ВЕДУЩИМ СТРАНАМ (а тыс. долл., в ценах и по ППС 2000 г., б — среднегодовые темпы прироста за предыдущий период, %) Цивилизации 1900 г. 1913 г. 1929 г. 1938 г. 1950 г. 1960 г. 1970 г. 1980 г. 1990 г. 2000 г. 2000 г., н ведущие страны %к миру Весь мир а 3,9 4,7 5, 4,7 6,9 9,3 14,4 16, 12,1 18,7 б 1,4 0, 1,2 1,3 3,0 2,7 1,8 1,6 1, Цивилизации Европы Западноевропейская а 9,9 13,2 15,2 14, 11,1 20,9 31,1 38,6 46,7 53,9 б 0,9 1,6 -0,4 3, 1,1 4,0 2,0 1,9 1, Восточноевропейская а 5,3 5,5 6,1 6,4 12,2 20,8 27,0 31,4 30,6 33,6 б 0,3 0,6 0,5 0, Евразийская СССР а 5, 4,1 5,4 6,5 9,9 18,7 24,2 28,9 26,6 14,6 б 0, 1,8 3,6 6, 2,1 2,6 1,8 -5, -1, Россия а 5,2 5,9 8, 7,1 10,7 20,8 26,8 20,5 27,5 15, б 1,0 1,3 2, 1,2 6,9 2,6 -0, 1,0 -5, Цивилизации Амери­ ки н Океании Североамериканская 73, 69, 59, 38,2 49, 25, 29, 21,9 30, 17, а США 0, 0,9 1, 0,8 2, 1, -0, б 2,0 2, 17, 17, 12,3 17, 10, 8, 6, 3,8 5, 4, Латиноамериканская а 0, -0, 3, 2,5 1, 2, б 2Д 1, 1Л Океаническая 51,4 58, 35,4 43, 27, 18,2 23, 17, 14,2 16, а Австралия 0, 1, 2,7 2, 2, -0,2 1, 1,5 1, б Цивилизации Азин и Африки 54, 37,8 53, 26, 6,2 12, 7, 3,9 6, а Япония ЗД 0, 3, 3, 7, 6, -1, 2, 2, 1, б 7, 0,9 3, 1,2 1, 1, 1,0 1, а 1, Китай 1, 8, -0,9 9, 2,9 1, 0, 0,6 -1, 0, б 5, 2,5 3, 1,6 2, 1,7 1, 1,8 1, а Индия 1, 5, 3, 2, -0,5 1, -0,7 1, 0, 0, б П род олж ен и е табл.

4. Цивилизации 1900 г. 1913 г. 1929 г. 1938 г. 1950 г. 1960 г. 1970 г. 1980 г. 1990 г. 2000 г. 2000 г., и ведущие страны %к миру Буддийская Таиланд а 1, 2,0 2,0 2,0 2,5 19, 3,5 5,6 17,9 19,4 0, б -0,4 0,3 1,9 3,7 4^8 6,3 1, 5, Республика Корея а 2,3 2,5 3,0 3,1 2,6 3,3 13, 6ф 27,8 41, Мусульманская Ближний и Средний а 2,0 2,3 3,3 13, 1,7 5,0 8,4 19, 19,5 20,9 Восток, Северная б 1,3 0,9 3,5 5,3 4,8 -0, 3,8 1, 4Д Африка Пакистан а 2,0 2,8 2,8 2,9 3,3 4,4 6,1 ^ 5, 2,7 Индонезия а 2, 2,3 3,4 2,7 2,9 3, 3,1 6,5 9,8 10,0 Африканская Африка а 2, 2,0 2,3 2,4 3,0 4, 3,5 3,7 4,0 4,6 южнее Сахары б 0,7 0,3 0,5 1,9 0,8 0,7 0, Разрыв между 21, 17,0 26,3 32,1 39,2 45,1 22, 31,8 17, 45, верхним и нижним уровнями, раз Источник: Мировая экономика. Глобальные тенденции за 100 лет / Под ред. И.С. Королева. М.: Юристъ, 2003.

С. 539-540.

логической деградации экономики оказалась отброшенной почти на полвека назад (14,6 тыс. долл. ВВП на одного занятого в эконо­ мике в 2000 г. при 18,7 тыс. в 1960-м). Если в 1970 г. Россия отста­ вала от развитых стран всего на четверть, то к 2000 г. разрыв уве­ личился до 4 раз.

Хотя разрыв в производительности труда между цивилизация­ ми (североамериканской и африканской) сократился с 32,1 раза в 1950 г. до 15,9 раза в 2000 г., он остается чрезвычайно высоким. В авангардных странах и цивилизациях преобладает пятый техноло­ гический уклад и ведется активная подготовка к инновационному освоению первых поколений техники и технологий шестого укла­ да;

это усилит доминирование этих стран и цивилизаций на миро­ вом рынке. В цивилизациях со средним уровнем технологическо­ го развития преобладает четвертый и расширяется пятый уклад.

В отстающих странах сохраняется преобладание третьего и час­ тично четвертого уклада, значителен удельный вес реликтовых укладов.

Данные о динамике производительности труда, выработке ВВП на одного занятого в экономике в долларах США по парите­ ту покупательной способности публикуются в сборнике Всемир­ ного банка «08 World Development Indicators». В табл. 4.3 приве­ дены данные об уровнях, сопоставлениях и динамике производи­ тельности труда. Какие выводы можно сделать, ознакомившись с этими данными?

-1. На период 1990-2006 гг. приходятся фаза завершения повы­ шательной стадии пятого технологического уклада и переход в по­ нижательную стадию, что ознаменовалось мировым технологиче­ ским и экономическим кризисами 2001-2002 гг., от которых в наибольшей мере пострадал развивавшийся до того бурными тем­ пами информационный сектор экономики. Темпы прироста про­ изводительности труда в этот период составили 2,5% (с тенденци­ ей к понижению в конце периода), при этом более высокие темпы прироста наблюдались в странах со средним уровнем доходов (3,8%, в основном за счет Китая) и низким уровнем доходов (в ос­ новном за счет Индии). В странах с высокими доходами темп при­ роста более стабильный — 1,9%. В итоге разрыв в уровне техноло­ гического развития между странами с высокими и низкими дохо­ дами сократился за полтора десятилетия с 15,4 до 12,7 раза, но ос­ тался все же весьма значительным. Можно ожидать, что в результате глобального технологического и экономического кри­ зисов до 2020 г. темпы прироста производительности труда еще ТАБЛИЦА 4. УРОВНИ, СООТНОШЕНИЯ И ДИНАМИКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА ПО ЦИВИЛИЗАЦИЯМ И ВЕДУЩ ИМ СТРАНАМ Цивилизации ВВП по ППС на 1 занятого, долл.

и ведущие страны 1990 г. 2006 г. Рост, % Темпы Отношение к среднемировому прироста, уровню, % % 1990 г. 2006 г. 2006 г., % к 1990 г.

Цивилизации Европы Западноевропейская Зона Евро 15 772 24 354 156 2,8 292 322 НО Великобритания 16 430 22 957 2,1 303 301 Восточноевропейская Польша 5113 8999 3,6 95 118 Румыния ' 3511 4305 1,3 64 56 Евразийская Россия 7779 7297 -0,4 144 96 Украина 6027 4154 69 -2,2 111 54 Казахстан 7458 8954 1,1 117 Узбекистан 6474 8313 128 1,6 120 109 Цивилизации Америки # и Океании Североамериканская 0, 31 23 США 1, 24 18 Канада Латиноамериканская 1, Латинская Америка 118 1, Бразилия ИЗ 128 1,. Мексика Океаническая 0, 22 17 Австралия 122 1, 2224 Филиппины Цивилизации Азии и Африки Японская 117 1, 19 16 Япония Китайская 191 4Д 6402 12 Китай Индийская 4, 1309 2611 Индия Буддийская 4, Республика Корея 18 170 5, Таиланд 5, 1025 Вьетнам Продолжение табл. 4. Цивилизации ВВП по IHIC на 1 занятого, долл.

и ведущие страны 1990 г. Темпы 2006 г. Рост, % Отношение к среднемировому прироста, уровню, % % 1990 г. 2006 г. 2006 г., % к 1999 г.

Мусульманская 5186 6452 1.4 Средний Восток и Северная 85 Африка 1589 2278 23 Пакистан 30 2526 4126 163 3,1 Индонезия 54 Африканская 1061 112 0* Африка южнее Сахары 1192 20 16 97 -0, 8993 8691 Ю АР 114 540 514 95 -0, Нигерия 10 7 578 702 121 1.2 Эфиопия 9 Весь мир 141 2, 5408 7629 100 18 145 24 534 1. Страны с высоким доходом 336 322 5775 181 3, 3208 Страны со средним доходом 76 1937 3, Страны с низким доходом 22 Источник. 2008 World Development Indicators. Washington: The World Bank, 2008. P. 52-54.

более замедлятся, но затем возрастут в результате освоения и рас­ пространения высокоэффективных технологий шестого уклада.

При инновационно-прорывном сценарии и реализации стратегии технологического партнерства цивилизаций разрыв в уровнях технологического развития и производительности труда между авангардными и отстающими странами и цивилизациями сущест­ венно сократится, но не будет преодолен к середине XXI в. При инерционном сценарии, учитывая, что отстающие страны не име­ ют достаточных инвестиций и кадров для освоения базисных ин­ новаций шестого уклада, разрыв может сохраниться и даже воз­ расти.

В технологической динамике цивилизаций Европы наблюд 2.

лись противоположные тенденции. Западноевропейская цивили­ зация, используя преимущества интеграции, успешно осваивала пятый технологический уклад и обеспечила темпы прироста про­ изводительности труда выше среднемирового (2,8% по зоне евро против 2,5% среднемировых). Восточноевропейская цивилизация, пережив кризис начала 90-х годов, ускорила темпы роста произво­ дительности труда, особенно в Польше. Однако в Румынии и дру­ гих балканских странах темп роста замедлился, а уровень произ­ водительности труда ниже среднемирового.

Евразийская цивилизация находится в состоянии технологи­ ческой деградации. Если в 1990 г. уровень производительности труда в России на 44% превышал среднемировой, на: Украине — на* 11, в Казахстане — на 38, в Узбекистане — на 20%, то к 2006 г., несмотря на ускоренный экономический рост последних лет, от­ ставание от среднемирового уровня по России составило 6%, по Украине — 46, а превышение по Казахстану сократилось до 17 и Узбекистану — до 9% (высокий уровень показателей производи­ тельности труда в Казахстане и Узбекистане объясняется пре­ имущественно ростом мировых цен на экспортируемые топливо и сырье).

При реализации инновационно-прорывного сценария на основе освоения в 10-е годы и распространения в 20-е годы XXI в. шесто­ го технологического уклада темпы роста производительности тру­ да после падения в период глобального кризиса 2008-2009 гг.

вновь возрастут во всех цивилизациях Европы. Наиболее высокий рост, превышающий среднемировой, ожидается в западноевропей­ ской цивилизации, которая является одним из лидеров технологи­ ческой революции. Благодаря включению в Европейский союз к 21 ней приблизится восточноевропейская цивилизация. Если будет реализована стратегия инновационного прорыва, уровень произ­ водительности труда в целом по евразийской цивилизации превы­ сит среднемировой, прежде всего в России, Казахстане, Беларуси.

В 30-е годы XXI в. темпы роста производительности труда во всех трех цивилизациях стабилизируются, а в 40-е годы станут сни­ жаться в связи с исчерпанием ресурсов шестого технологического уклада.

При инерционном сценарии за западноевропейской цивилиза­ цией сохранится лидерство и продолжится процесс ее сближения по этому показателю с восточноевропейской цивилизацией. Одна­ ко положение евразийской цивилизации остается критическим, поскольку возможности роста ВВП за счет роста добычи и экс­ порта минеральных ресурсов в связи с осуществлением энерго­ экологической революции и сокращением запасов природных ре­ сурсов значительно сократятся, а устаревший научно-техниче­ ский потенциал не позволит осуществить крупномасштабное об­ новление экономики;

темпы роста производительности труда останутся низкими (в период кризиса 2009-2010 гг. — отрица­ тельными), возрастет отставание от среднемирового уровня. Стра­ ны евразийской цивилизации будут отброшены на периферию мирового технологического прогресса, научно-технический потен­ циал будет свернут, высокотехнологичный рынок останется под контролем ТНК.

Ц ивилизации Америки и Океании в последние полтора д 3.

сятилетия по темпам роста производительности труда существен­ но отстают от среднемирового уровня: США — 0,9%, Канада — 1,5, Латинская Америка — 1,7, Австралия — 0,7 и Филиппины — 1,3% против 2,5% среднемировых. Однако по уровню производитель­ ности труда картина резко дифференцирована: США являются мировым лидером, уровень производительности труда в 4,1 раза превышает среднемировой в 2006 г.;

к ним приближается Канада (в 3,2 раза) и Австралия (в 2,5 раза). В то же время латиноамери­ канская цивилизация в среднем отстает от мирового уровня на 12% (в том числе Бразилия на 24%, тогда как Мексика, в значи­ тельной мере интегрированная с США, имеет 102% к среднемиро­ вому уровню), Филиппины — на 36%.

В перспективе по обоим сценариям за США сохранится миро­ вое лидерство по уровню технологического развития и производи­ тельности труда. Однако в связи с большими затратами на инно­ вационную модернизацию производственного аппарата и долго­ срочными последствиями экономического кризиса 2008-2009 гг.

сохранить современное превышение среднемирового уровня вряд ли удастся, особенно при инерционном сценарии.

В Латинской Америке ожидается ускорение темпов роста про­ изводительности труда (особенно при инновационно-прорывном сценарии), достижение, а со временем и превышение среднемиро­ вого уровня. Что касается Филиппин и островной части океани­ ческой цивилизации, то здесь отставание от среднемирового уров­ ня будет нарастать.

По цивилизациям Азии и Африки складывается довольно 4.

пестрая картина. Одним из мировых технологических лидеров во второй половине XX в. была японская цивилизация. Однако по­ тенциал инновационного прорыва к концу века сократился, пре­ вышение мирового уровня производительности труда сократи­ лось с 3 до 2,5 раза, темпы роста производительности труда снизи­ лись до 1,1% против 2,5% среднемировых.

Противоположная тенденция наблюдается в Китае и Индии:

темпы роста производительности труда здесь составили 4,1 и 4,4% при 2,5% среднегодовых;

превышение мирового уровня произво­ дительности труда в Китае выросло с 18 до 60%, отставание Ин­ дии от мирового уровня уменьшилось с 76 до 66%. Однако, не­ смотря на успехи в отдельных областях, Индия по-прежнему от­ носится к числу стран с низким технологическим уровнем эконо­ мики.

Л о буддийской цивилизации наблюдаются высокие темпы рос­ та производительности труда, опережающие среднемировые: по Республике Корея — 4,3%, Таиланду — 5,7, Вьетнаму — 5,4%. Од­ нако если в Республике Корея уровень производительности труда превышает среднемировой (в 2006 — в 2,4 раза), то в Таиланде на­ ходится на среднемировом уровне (102%), а во Вьетнаме втрое меньше (32%). Среди аутсайдеров технологического прогресса на­ ходятся Мьянма, Камбоджа, Лаос.

По мусульманской цивилизации также картина пестрая. В це­ лом по цивилизации наблюдается отставание от среднемирового уровня производительности труда (Ближний и Средний Восток — 12%, Индонезия — 46, Пакистан — 70%) и по темпам его роста (кроме Индонезии). В то же время отдельные нефтеэкспортирую­ щие арабские страны достигли высоких показателей.

В состоянии технологической деградации находится афри­ канская цивилизация (Африка южнее Сахары): темпы роста про­ изводительности труда здесь составили всего 0,7% среднегодовых, а отставание от мирового уровня возросло с 5 до 6,2 раза (в Ниге­ рии —с 10 до 14 раз, в Эфиопии —с 9 до 11 раз). Лишь в ЮАР со­ храняется превышение мирового уровня, но оно резко сокращает­ ся — с 66% в 1990 г. до 14% в 2006 г. В ЮАР и Нигерии произво­ дительность труда падает. Крайнее технологическое отставание является главной причиной нищеты и голода быстро растущего населения африканской цивилизации, ее катастрофического по­ ложения.

В долгосрочной перспективе можно ожидать, что Япония, Ки­ тай, Республика Корея войдут в число лидеров в освоении шесто­ го технологического уклада в производительности труда. Сложнее положение с Индией, где сохраняется отставание от среднемиро­ вого уровня. Наиболее серьезную проблему представляют афри­ канская и ряд стран мусульманской цивилизации, в набольшей степени отстающие от среднемирового уровня экономического и технологического развития и не имеющие собственных ресурсов для инновационной трансформации экономики. Сохранение пре­ обладающих ныне тенденций чревато большими геоцивилизаци онными потрясениями и взрывоопасным состоянием для всей глобальной цивилизации. Потребуется крупномасштабная про­ грамма поддержки со стороны авангардных цивилизаций и стран для осуществления инновационного прорыва в крайне отстающих странах, сокращения их опасного отрыва от среднемирового уров­ ня. В этом случае при реализации инновационно-прорывного сце­ нария цивилизации Азии и Африки будут лидерами по темпам роста производительности труда, а отставание части из них от об­ щемирового уровня сократится к середине века, хотя и не будет преодолено.

4.2.3. Содержание и особенности глобальной технологической революции второй четверти XXI века Примерно с 20-х годов XXI в. в авангардных странах и цивилиза­ циях как реакция на глобальный технологический кризис первой четверти века развернется глобальная технологическая револю­ ция XXI в., которая займет пространство второй четверти века, а до отстающих стран и цивилизаций докатится лишь во второй по­ ловине века. Эта революция положит начало постиндустриально­ му технологическому способу производства как материально-тех­ нической основе интегрального экономического строя X X I XXII вв.

Содержанием этой революции будет крупномасштабное освое­ ние шестого технологического уклада — первого этапа постинду­ стриального технологического способа производства;

это и станет эпохальной инновацией, глубочайшей технологической транс­ формацией XXI в. Переход к последующим технологическим ук­ ладам — седьмому, восьмому, девятому, а возможно, и десятому на склоне XXII в. — вряд ли будет столь радикальным на разных этапах жизненного цикла постиндустриального технологического способа производства.

Структура шестого технологического уклада: его базовые на­ правления — нанотехнологии, биотехнологии на основе генной трансформации растений и животных;

информационные сети, во­ зобновляемая и альтернативная энергетика;

преобразования тех­ нологической базы сферы производства (орудий труда, источни­ ков энергии, материалов, технологий) и сферы личных услуг и личного потребления (медицинских, бытовых, образовательных и культурных услуг, домашнего хозяйства).

Каковы особенности глобальной технологической революции XXI в. по сравнению с предшествовавшими ей технологическими трансформациями XX в.?

Во-первых, она знаменует не смену укладов в рамках преобла­ дающего технологического способа производства, а переход к но­ вому, постиндустриальному, гуманистически-ноосферному техно­ логическому способу производства, инновационному типу разви­ тия глобальной экономики. Отсюда следуют большая глубина и сложность трансформации, масштабы и характер эпохальных и базисных инноваций, лежащих в основе этой революции. Из этого следуют также значительно более крупные вложения в радикаль­ ное инновационное обновление технической базы всего общества, всех сфер воспроизводства.

Во-вторых, в условиях глобализации новейшая технологиче­ ская революция с самого начала приобретает глобальный характер, трансформирует материальную базу всей мировой экономики. Но это связано и с определенным риском: возрастают разрыв между авангардными, догоняющими и отстающими странами, глобальная технологическая поляризация. Вместе с тем это означает необходи­ мость технологического приоритета в процессах глобализации, в новой ее модели, идущей на смену неолиберальной.

22 В-третьих, в силу действия закона сжатия исторического вре­ мени значительно ускоряется темп технологических трансформа­ ций, сокращается длительность технологических циклов. Если для распространения по планете достижений промышленной ре­ волюции потребовалось около столетия, то сейчас темп измеряет­ ся десятилетиями. В качестве примеров можно привести скорость распространения персональных компьютеров, мобильной сотовой связи. Скорость трансформации будет нарастать, особенно в пере­ ходную эпоху.

В-четвертых, глубина и скорость трансформаций предъявля­ ют повышенные требования к эффективности управления этими процессами со стороны бизнеса, государств и международных ор­ ганизаций, действующих лиц великой трансформационной дра­ мы. Здесь уже опасно полагаться на созидательную силу рыноч­ ной конкуренции. Необходимо долгосрочное предвидение этих процессов на всех уровнях — от корпоративного до глобального.

Все более опасной становится некомпетентность лидеров, все до­ роже обходятся допускаемые из-за этого ошибки в технической и экономической политике. Поэтому новейшая технологическая ре­ волюция будет более управляемой, чем предшествовавшие ей тех­ нологические революции индустриальной эпохи, в большей мере ориентированной на принцип инновационного партнерства, чем на принцип жесткой рыночной конкуренции. На принцип парт­ нерства в трех разрезах: между наукой, образованием, бизнесом и государством;

между взаимосвязанными отраслями, производите­ лями и потребителями;

на партнерство стран и цивилизаций в ос­ воении и распространении эпохальных и базисных инноваций и в преодолении достигшей критического уровня технологической поляризации в глобальных масштабах.

Учет этих особенностей глобальным сообществом позволит реализовать инновационно-прорывной сценарий глобального тех­ нологического развития, в сжатые сроки и в глобальных масшта­ бах освоить достижения новейшей технологической революции в интересах всех стран и цивилизаций. Движение по инерционному сценарию чревато потерей темпов технологических трансформа­ ций, углублением пропасти между авангардными и отстающими странами, утратой способности человечества дать адекватный ин­ новационный ответ на вызовы XXI в. со всеми вытекающими от­ сюда весьма опасными последствиями.

4.3. Стратегия технологического партнерства цивилизаций 4.3.1 Необходимость и цели технологического партнерства Партнерство государств и цивилизаций в области технологичес­ кого развития и глобального инновационного прорыва является ключевым фактором преодоления современного кластера гло­ бальных кризисов (технологического, энергоэкологического, про­ довольственного, экономического) и целенаправленного форми­ рования постиндустриального технологического способа произ­ водства как основы перехода к интегральной постиндустриальной цивилизации. Это обусловлено рядом факторов.

Во-первых, только на основании скачкообразного развития технологий, реализации стратегий инновационного прорыва в глобальных масштабах можно преодолеть замедление темпов эко­ номического роста и повышения производительности труда на стадии позднеиндустриального развития в конце XX — начале XXI вв., обеспечить материально-техническую базу для значи­ тельного ускорения темпов роста производительности труда и ва­ лового внутреннего продукта в условиях замедления темпов роста численности населения, сокращения доли трудоспособного насе­ ления в общей его численности и падения удельного веса населе­ ния в инновационном возрасте. Только на этой основе можно осу­ ществить модернизацию технологической базы общества, ее адап­ тацию к радикально меняющимся условиям развития глобальной и локальных цивилизаций.


Во-вторых, технологическое партнерство является необходи­ мым условием для преодоления пропасти между горсткой аван­ гардных стран, в экономике которых преобладает пятый техноло­ гический уклад и закладываются основы шестого уклада, и боль­ шинством населения Земли, сосредоточенным в технологически отстающих странах и цивилизациях, в которых преобладают тре­ тий, а то и реликтовые технологические уклады, доиндустриаль ные технологические способы производства, что обусловливает крайне низкий уровень производительности труда и порождает бедность и нищету большинства населения этих стран. Такого рода технологический разрыв является основой для экономиче­ ской пропасти между богатыми и бедными странами, для обост рения геополитических и социальных противоречий и тормозит продвижение к очередному витку спирали динамики цивилизаций.

Очевидно, что без партнерства цивилизаций, без организованной помощи со стороны авангардных стран отстающим странам невоз­ можно вырваться из технологической отсталости и нищеты.

В-третьих, становление шестого технологического уклада и постиндустриального технологического способа производства требует огромных инвестиций в модернизацию технологической базы общества, а также в создание научной базы и кадровой осно­ вы для реализации стратегии такого перехода. Причем эта кон­ центрация усилий должна осуществляться не только на уровне го­ сударств и цивилизационных межгосударственных объединений, но и в глобальных масштабах. Для этого требуется отработка ин­ ститутов и механизмов технологического партнерства цивилиза­ ций, которые позволят сконцентрировать ресурсы и решить зада­ чи становления нового технологического способа производства в сравнительно сжатые исторические сроки и в масштабах всей пла­ неты при значительном сокращении разрыва между авангардны­ ми и отстающими странами и цивилизациями на основе их техно­ логического партнерства.

Сфера технологического партнерства является наиболее отста­ лой в современных механизмах взаимодействия государств и циви­ лизаций, в системе органов и видов деятельности ООН и ее орга­ низаций. Хотя определенные опыты по организации такого парт­ нерства имеются, прежде всего в области информационных техно­ логий и формирования глобального информационного общества, включая ряд международных конференций, организованных ООН, однако это лишь одна область инновационного прорыва, причем и в этой области основное внимание было уделено техно­ логическим проблемам, а не контентному наполнению информа­ ционных сетей для решения насущных задач перехода к постин­ дустриальному обществу. Фактически область международного технологического сотрудничества отдана на откуп транснацио­ нальным корпорациям, которые захватили быстро развивающий­ ся глобальный высокотехнологический рынок и диктуют на нем свои условия, обеспечивающие притоки огромных объемов миро­ вой технологической квазиренты в эти корпорации и в развитые страны, где зарегистрированы штаб-квартиры таких корпораций.

Такого рода неограниченный диктат ТНК на мировом технологи­ ческом рынке является главным фактором углубления технологи­ ческой пропасти между развитыми и развивающимися странами.

Примером межгосударственного сотрудничества в области тех­ нологий и инноваций может служить технологическая политика Европейского союза. Здесь действуют две научно-технологиче­ ские программы, направленные на обеспечение инновационного прорыва. Это рамочная программа в области науки и технологий Европейского союза, принимаемая каждые четыре-пять лет и пре­ дусматривающая выделение крупных совместных ресурсов на приоритетное направление технологического прорыва. Кроме того, в рамках ЕС существуют долгосрочные инновационно-тех­ нологические программы, так называемые платформы, которые определяют перспективные цели инновационного прорыва в той или иной сфере (например, в области водородной энергетики), формируют определенные механизмы и предусматривают выделе­ ние средств для достижения этих целей.

Другая программа называется «Эврика», она предусматривает отбор наиболее перспективных инновационно-технологических проектов и объединения усилий заинтересованных стран, не толь­ ко среди входящих в Европейский союз, для реализации таких проектов и получения конкретных результатов. Это позволяет ев­ ропейскому сообществу ставить и решать крупные задачи по осу­ ществлению инновационного прорыва в технологической или иных приоритетных направлениях.

Однако ничего подобного в рамках ООН, в глобальных мас­ штабах пока еще нет. Если в области науки имеется определенный опыт сотрудничества и международного регулирования в рамках ЮНЕСКО, хотя ее усилия в этой сфере явно недостаточны, если в области интеллектуальной собственности действует специализи­ рованная структура — Всемирная организация интеллектуальной собственности, осуществляются меры по согласованию патентной политики и ускорению реализации наиболее перспективных изо­ бретений, о чем говорилось на недавно состоявшейся в Сингапуре Международной конференции по интеллектуальной собственно­ сти, если в области экономики имеются международные институ­ ты, которые направлены на организацию диалога и партнерства цивилизаций в этой области, то в сфере инноваций практически нет организации в структуре ООН, которая бы отвечала за разра­ ботку и реализацию стратегии технологического партнерства ци­ вилизаций. Вероятно, это направление партнерства цивилизаций наиболее близко для Программы развития ООН, однако в дея­ тельности этой организации проблемы инновационно-технологи­ ческого партнерства не занимают центральное место.

22 Нужно ясно понимать, что преодоление современных глубоких кризисов, во многом вызванных отрицательными последствиями современной структуры и механизмов глобального технологиче­ ского прогресса, невозможно без определения целей и выработки механизма их достижения на основе партнерства цивилизаций в глобальном масштабе.

Ключевую роль в инновационном прорыве, в преодолении кризисов играет технологический переворот. Академик Н.Н. Мои­ сеев отмечал: «Диалектика нашей жизни такова: из-за развития технических новшеств мы оказались на краю пропасти, но без них мы не сможем перейти в будущее и отойти от края пропасти — в этот противоречивость антропогенеза... Техническое развитие аб­ солютно необходимо, но и его недостаточно: иной должна стать цивилизация, иным — духовный мир человека, его потребности, его ментальность»1.

Важнейшей задачей на ближайшую перспективу становится формирование технологического партнерства цивилизаций как одной из основных, ключевых частей общей системы партнерства цивилизаций в глобальных масштабах. Технологическое партнер­ ство цивилизаций должно быть направлено на достижение сле­ дующих основных целей:

объединение усилий стран и цивилизаций для осуществления в планетарных масштабах стратегии инновационного прорыва, обеспечивающего крупномасштабное освоение и распростране­ ние по планете шестого технологического уклада, реализующе­ го достижения научно-технической революции первой четвер­ ти XXI в.;

преодоление сложившейся технологической поляризации в развитии стран и цивилизаций на основе объединения усилий и разработки механизма трансфера высоких технологий из авангардных стран и цивилизаций в отстающие и обеспечение такого сближения на основе мобилизации финансовых и кад­ ровых ресурсов;

выработка механизма глобального регулирования технологи­ ческого развития, реализации стратегии инновационного про­ рыва, ограничение последствий господства транснациональ­ ных корпораций в этой области, создание условий для более равномерного и справедливого распределения достижений со­ временной НТР и плодов глобализации в технологической 1Моисеев Н.Н. Судьба цивилизаций. Путь разума. М.: МНЭПУ, 1998. С. 70.

сфере между разными цивилизациями, странами и социальны­ ми слоями, что является основой для преодоления экономиче­ ской поляризации;

, формирование системы технологического партнерства цивили­ заций потребует четкого, научно обоснованного сверхдолго срочного прогноза инновационно-технологического развития в глобальных масштабах, выбора системы приоритетов иннова­ ционно-технологического прорыва, совместных программ по реализации этих проектов и формирования механизма ресурс­ ного обеспечения их реализации.

4.3.2. Основные контуры системы технологического партнерства Необходимо определить главные направления и последователь­ ные шаги по формированию глобальной системы технологическо­ го партнерства цивилизаций, основные направления деятельно­ сти, а также институты и механизмы. Основные направления фор­ мирования такой системы состоят в следующем.

1. Теоретические основы стратегии технологического партнер­ ства цивилизаций Развитие глобальных технологических отношений, научные основы и методы их межгосударственного регулирования на осно­ ве партнерства цивилизаций — это сравнительно новая область международных отношений, которая требует научного осмысле­ ния и выработки эффективной концепции формирования и разви­ тия такого партнерства. Для этого необходимы прежде всего более четкие представления о содержании и ритме смены в глобальных масштабах раз в несколько столетий технологических способов производства как основы для смены мировых цивилизаций;

о ста­ новлении, развитии и смене в полувековом ритме технологиче­ ских укладов как базы для очередных кондратьевских циклов;


о смене с периодичностью примерно раз в десятилетие преобладаю­ щих поколений техники, определяющих конкурентоспособность товаров и услуг на мировых рынках и задающих динамику эконо­ мических циклов и периодических технологических и экономиче­ ских кризисов.

В основе этой новой отрасли экономической науки лежат ис­ следования Николая Кондратьева и Йозефа Шумпетера, а также 22»

современной российской научной школы русского циклизма по закономерностям прогресса науки и техники с периодической сменой волн базисных и эпохальных инноваций.

Исследования Н.Д. Кондратьева показали, что технологичес­ кие прорывы осуществляются одновременно в наиболее развитых странах, по сути дела, они носят глобальный характер, распро­ страняясь из эпицентров на другие страны и цивилизации. Эти идеи проработаны в трудах современных российских цивилизаци­ онной и инновационной школ, которые показали ритмику и внут­ реннюю логику периодического осуществления технологических и научно-технических революций, механизмы их распростране­ ния по планете, их реализацию в смене преобладающих техноло­ гических укладов и поколений техники.

Поэтому можно сказать, что теоретическая база для глобаль­ ного технологического партнерства цивилизаций в основных своих чертах уже создана, однако она пока принята лишь неболь­ шой долей ученых, топ-менеджеров и государственных деятелей, формирующих перспективную технологическую политику. По­ этому задача заключается в том, чтобы через Интернет и через систему образования сделать это направление современной по­ стиндустриальной научной парадигмы доступным широкому кругу лиц, принимающих стратегические решения и готовящих эти решения, с тем чтобы положить в основу долгосрочной гло­ бальной стратегии.

2. Выбор приоритетов и формирование глобальной стратеги технологического партнерства цивилизаций необходимо осущест­ влять на основе долгосрочного прогноза технологического разви­ тия цивилизаций, который является предметом ч. 5 Глобального прогноза «Будущее цивилизации» на период до 2050 г.

На базе этого прогноза необходимы коллективные действия по выработке системы приоритетов технологического развития как в глобальных, так и в цивилизационных и национальных системах социально-экономического развития.

Как показывают наши прогнозные исследования, приоритета­ ми технологического партнерства цивилизаций на ближайшие де­ сятилетия являются:

ориентация стратегии партнерства на осуществление в гло­ бальных масштабах инновационно-технологического прорыва, обеспечивающего освоение и распространение в сравнительно сжатые исторические сроки перспективного шестого техноло­ гического уклада и его первых поколений техники и техноло­ гий, обеспечивающих преодоление технологического кризиса и ускорение темпов роста производительности труда и ВВП в планетарных масштабах;

освоение и распространение базовых направлений шестого технологического уклада — нанотехнологий, биотехнологий, новейших информационно-коммуникационных технологий и альтернативной энергетики, а также крупномасштабное приме­ нение этих базовых направлений в различных отраслях эконо­ мики, и прежде всего в энергоэкологической области, для ста­ новления ноосферного энергоэкологического способа произ­ водства и потребления, в области продовольствия для обеспе­ чения всего населения планеты экологически чистым продовольствием и преодоления голода в отдельных цивилиза­ циях;

создание высокотехнологичных производств для обеспе­ чения технологического прорыва, развитие новейших систем транспорта и связи и международных и межконтинентальных транспортных коридоров, значительно снижающих издержки транспортировки и облегчающих доступ всех стран и цивили­ заций к современным рынкам товаров и услуг;

сближение уровней технологического развития стран и циви­ лизаций на основе организации трансфера технологий и подтя­ гивания уровня технологического развития отстающих стран и цивилизаций, чтобы они перешли к современному пятому и перспективному шестому технологическому укладу и прибли­ зились к уровню авангардных стран и цивилизаций.

4.3.3. Институты и механизмы технологического партнерства цивилизаций Необходимыми условиями становления технологического парт­ нерства цивилизаций выступают формирование институтов и механизмов осуществления технологического прорыва в масшта­ бах планеты, создание соответствующих организаций, ответст­ венных за достижение этих целей партнерства, в рамках ООН, разработка глобальных инновационно-технологических про­ грамм и проектов, обеспечивающих реализацию приоритетов глобального партнерства цивилизаций, создание глобального технологического фонда и механизмов ресурсного обеспечения реализации таких совместных инновационно-технологических программ и проектов.

Поскольку сейчас в системе ООН нет организации, отвечаю­ щей за координацию усилий мирового сообщества в области ин­ новационно-технологического развития, целесообразно либо соз­ дать такой специализированный орган, либо возложить эти функ­ ции на Программу развития ООН, основным содержанием дея­ тельности которой и должно быть содействие развитию партнерства цивилизаций и государств в области технологическо­ го развития. Такой центральный орган должен сыграть важней­ шую роль в подготовке (с привлечением группы экспертов и пе­ риодическим обновлением и уточнением) глобальных прогнозов технологического развития;

выступать инициатором разработки и обсуждения на всемирных саммитах глобальной долгосрочной стратегии инновационного партнерства цивилизаций и институ­ тов и механизмов такого партнерства;

осуществлять разработку и координацию выполнения глобальных инновационно-технологи­ ческих программ и проектов, обеспечивающих реализацию при­ оритетов инновационного партнерства цивилизаций;

координиро­ вать деятельность Глобального технологического фонда для фи­ нансового обеспечения реализации таких программ и проектов;

обеспечивать мониторинг выполнения программ и проектов, их периодическое уточнение и корректировку с учетом изменения условий развития. Такой орган должен действовать в координа­ ции с ЮНЕСКО, осуществляющей глобальное регулирование на­ учной деятельности и использования ее результатов с Всемирной организацией интеллектуальной собственности, с Экономическим и социальным советом ООН, ЮНЕП, другими международными организациями, принимающими участие в осуществлении страте­ гии технологического партнерства.

Другой важной проблемой является ресурсное обеспечение программ и проектов технологического партнерства цивилизаций на основе создания Глобального технологического фонда в систе­ ме ООН. Предложение о создании такого фонда было выдвинуто российскими учеными на Всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002 г. и опубликовано в моногра­ фии Ю.В. Яковца «Рента, антирента и квазирента в глобально-ци­ вилизационном измерении» (2003). Предполагалось, что основой для наполнения этого фонда финансовыми ресурсами может стать своеобразное налогообложение международной торговли воору­ жениями и высокотехнологичными товарами. Это обеспечило бы устойчивую финансовую базу для реализации программ и проек­ тов технологического партнерства. Понятно, что это предложение натолкнется на ожесточенное сопротивление транснациональных корпораций и государств, получающих наибольшие выгоды от торговли оружием и высокотехнологичными товарами и не же­ лающих делиться технологической квазирентой с международной организацией и другими странами. Тем не менее без создания ус­ тойчивой, надежной и достаточно обширной финансовой баз, про­ граммы и проекты глобального технологического партнерства по­ виснут в воздухе, не будут иметь реальной основы для своего осу­ ществления. Можно искать различные методы наполнения такого рода фонда, но представляется, что необходимость такого фонда как постоянного устойчивого источника реализации перспектив­ ной стратегии технологического партнерства будет постепенно признаваться и в перспективе он будет создан.

Третья важная проблема обеспечения реализации стратегии инновационного партнерства — острая нехватка кадров для освое­ ния и распространения базисных инноваций, особенно в странах отстающих, не имеющих достаточной собственной научной и тех­ нологической базы. Поэтому потребуется формирование глобаль­ ной системы подготовки инновационных кадров для реализации проектов и программ технологического партнерства, ориентация на достижение этих целей систем образования во всех странах и цивилизациях. В какой-то мере эти задачи были поставлены в до­ кументе, принятом на саммите «восьмерки» в Санкт-Петербурге в июле 2006 г. — «Образование для инновационных обществ XXI в.». Однако конкретный механизм для реализации этих задач до сих пор не сформирован.

Одним из направлений реализации задачи кадрового обеспече­ ния глобального инновационного прорыва на базе партнерства цивилизаций может быть создание Международного инновацион­ ного интернет-университета. В настоящее время в рамках Между­ народного стратегически-инновационного технологического аль­ янса готовится проект создания Международного инновационно­ го интернет-университета с филиалами в ведущих университетах цивилизаций, создания сети учебно-консультационных образова­ тельных центров. Однако это потребует организации финансовой базы для такого обучения, поскольку далеко не во всех странах имеются условия для реализации такого проекта на платной осно­ ве. Важную роль в решении этой задачи может сыграть ЮНЕСКО, одной из задач которой является глобальное сотруд­ ничество в области образования. Достижению поставленных це­ лей способствовала бы также реализация нашего предложения о создании под эгидой Ю НЕСКО глобального социокультурного фонда, одной из основных задач которого стала бы поддержка об­ разовательных систем, особенно в отстающих странах, для осуще­ ствления наиболее актуальных программ и проектов технологиче­ ского сотрудничества цивилизаций.

Стратегия технологического партнерства цивилизаций могла бы быть разработана на основе долгосрочного прогноза техноло­ гической динамики цивилизаций, подготовленного авторитетной группой ученых, политических деятелей, представителей бизнеса, а затем опубликована, обсуждена и принята на Всемирном самми­ те 2011 г. как конкретизация общей стратегии партнерства циви­ лизаций в XXI в. Осуществление этой программы может быть рассчитано на несколько десятилетий и предусматривать выра­ ботку системы глобальных программ и проектов для реализации общих приоритетов, формирования институтов и механизмов для выполнения этих программ и проектов и необходимой корректи­ ровки при изменениях условий развития. Нужно полагать, что глубокий кризис 2008-2009 гг. станет дополнительным импуль­ сом, который подвигнет страны и международные организации к необходимости разработки, принятия и реализации такой страте­ гии и механизмов ее выполнения.

ГЛАВА СТРУКТУРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ 5.1. Закат индустриального и становление интегрального экономического строя 5.1.1. Время перелома траектории экономической динамики Экономика глобальной цивилизации (мировая экономика), как и экономика ее составляющих — цивилизаций и стран, развивается циклично, закономерно неравномерно, волнообразно. Периоды высоких темпов экономического роста на повышательных волнах цивилизационных, кондратьевских и среднесрочных экономиче­ ских циклов сменяются периодами падения темпов роста на пони­ жательных волнах, а то и сокращением производства во время экономических кризисов, особенно в периоды, когда совпадают во времени и резонируют кризисные фазы среднесрочных, долго­ срочных и сверхдолгосрочных циклов.

Именно такой период наступил в первой четверти XXI в. Эко­ номика индустриальной мировой цивилизации, которая достигла пика своего развития в третьей четверти XX в., когда среднегодо­ вые темпы прироста ВВП, по расчетам А. Медисона, достигли 4,9%, а на душу населения — 2,92%, в последней четверти XX в.

вступила в понижательную волну (темпы прироста ВВП снизи­ лись до 3,05%, на душу населения — до 1,41%), а в первой четвер­ ти XXI в. — в череду глобальных кризисов, сопровождающихся сведением к минимуму темпов роста, а то и абсолютным сокраще­ нием мирового ВВП и мировой торговли. Аналогичные тенденции наблюдались по большинству цивилизаций и ведущих стран, хотя и в разной мере (табл. 5.1). Остальные цивилизации могли нахо­ диться в противофазе, как это произошло с евразийской цивили­ зацией в конце XX — начале XXI в.

23 ТАБЛИЦА 5. С Р Е Д Н Е ГО Д О В Ы Е Т ЕМ П Ы П РИ Р О С ТА ВВП (а — среднегодовые темпы прироста ВВП в ценах 1990 г.;

б — то же на душу населения, %) 1973 1950 1870 1000- 1500- 1820- 1913.

. 1500 гг. 1820 гг. 1870 гг. 1913 гг. 1950 гг. 1973 i t it 3, 4, 0, Весь мир а 0,15 0,93 1, 2, 2. 0,05 0,05 1,30 1, 0,54 0, б 2, 0, а 4, 1,68 2, Западная 1, 1, Европа 0,14 0,98 1,33 0,78 4, б 2, 5, 0,19 0,41 1, Восточная а 2, 1, 2, 4, 0, Европа 0,04 1,63 1,39 0, б -0, 4, 0,22 2,40 2, Бывший а 1, 0, -0, 3, 0,04 0,83 1,08 1, 0, СССР б 2, 3, 4,20 3,94 2, США а 0, 1, 2, 1, 1, б 0,36 1, 8, 5, 1,22 3,48 3, Латинская а 0,09 ' 0, 1, 1, 1, -0, Америка 1, б 0,01 0, 5,02 6, -0,37 0, Китай а 0,17 0,41 0, 2, 2, 1,10 -0, -0, 0,06 0, б 3,54 5, Индия 0,12 0,36 0,17 0, а 0, 2, 1, 0,00 0,54 -0, 0,04 -0, б 2, 9, 0,41 2,44 2, а 0, Япония 0, 0, 8, 1, 0,19 0, 0,03 0, б 2, 4, 2, 0,75 1, Африка а 0,07 0, 2, 2, 0,57 0, 0, б -0,01 0, Источник: Maddison A. The World Economy: Historical statistics. Paris, 2003.

В третьей четверти XX в. по темпам экономического роста уве­ ренно лидировала японская цивилизация, вслед за ней шли вос­ точноевропейская, латиноамериканская, китайская и евразийская цивилизации. Ниже были темпы экономического роста североаме­ риканской, западноевропейской и африканской цивилизаций.

В последней четверти XX в. лидерство по темпам экономичес­ кого роста перешло к китайской и индийской цивилизациям. Ев­ разийская цивилизация оказалась в состоянии глубокого кризиса, отброшена на десятилетия назад. В 90-е годы кризис, хотя и в меньшей мере, охватил восточноевропейскую цивилизацию, сни­ зились темпы экономического роста остальных цивилизаций на завершающей фазе индустриального сверхдолгосрочного цикла.

В начале XXI в. кризисы 2001-2002 гг. и особенно 2008-2009 гг.

сильно поразили экономические полюса — высокоразвитые севе­ роамериканскую, западноевропейскую и японскую цивилизации и наименее развитую африканскую. Продолжали развиваться высо­ кими темпами и укреплять свое лидерство китайская и индийская цивилизации. Упрочили свои позиции латиноамериканская и буддийская цивилизации. Противоречиво положение мусульман­ ской цивилизации. Евразийская и восточноевропейская цивили­ зации, имевшие высокие темпы роста в первые семь лет нового века, оказались ввергнуты в пучину экономического кризиса 2008-2009 гг. и потеряли свои позиции.

Какие темпы экономической динамики глобальных и локаль­ ных цивилизаций ожидаются до середины XXI в.?

Мировой кризис 2008-2009 гг., вероятно, завершится депрес­ сией, после которой начнется фаза оживления, а за ней последует очередной кризис второй половины 10-х годов. Дело в том, что технологии шестого уклада еще не получили мирового распро­ странения, потребуются крупнейшие инвестиции в технологиче­ скую модернизацию экономики. Лишь со второй четверти XXI в.

начнется повышательная волна шестого кондратьевского цикла, можно ожидать существенного повышения темпов роста ВВП и производительности труда.

Кризисные фазы среднесрочных экономических циклов будут наблюдаться и на этой волне, но уже менее глубокие и продолжи­ тельные. Однако вряд ли стоит ожидать возвращения к рекорд­ ным показателям экономического роста третьей четверти XX в.

Этому будут препятствовать два главных фактора: сокращение темпов роста трудоспособного населения и его доли в общей чис­ ленности населения, особенно в западноевропейской, японской, евразийской, а затем и китайской цивилизациях;

природно-эколо­ гический фактор — исчерпание лучших запасов природных ресур­ сов, дефицит топлива и воды, необходимость направлять расту­ щую долю ресурсов на охрану окружающей среды, на сокращение выбросов парниковых газов в атмосферу. Пик шестого кондрать­ евского цикла будет достигнут, вероятно, в 30-е годы, затем нач­ нутся замедление темпов экономического роста и создание пред­ посылок для седьмого кондратьевского цикла и адекватного ему технологического уклада.

Что касается экономической динамики локальных цивилиза­ ций, то следует ожидать дальнейшего перемещения глобального центра экономической активности с Севера и Запада (от северо­ американской и западноевропейской цивилизаций) на Восток и Юг — к китайской, индийской, буддийской и латиноамерикан­ ской цивилизациям. Положение евразийской цивилизации будет сложным, поскольку сырьевой тип экономической динамики не имеет перспектив, а для осуществления технологической модер­ низации не будет достаточных трудовых и финансовых ресурсов.

В подобном положении окажется большая часть мусульманской и особенно африканской цивилизаций, где кризис затянется надол­ го и не может быть преодолен без существенной поддержки аван­ гардных цивилизаций.

При инерционном сценарии кризисные фазы будут более дли­ тельными и глубокими, процесс перехода к шестому кондратьев­ скому циклу может затянуться до конца 30-х годов. При условии реализации инновационно-прорывного сценария с энергетически­ ми усилиями авангардных цивилизаций по осуществлению стра­ тегии инновационного прорыва и помощи отстающим цивилиза­ циям процесс трансформации и инновационного обновления ми­ ровой экономики может быть существенно ускорен и сопровож­ даться меньшими потерями и жертвами.

Радикальные перемены произойдут и в соотношении уровней экономического развития локальных цивилизаций и ведущих стран. Основным противоречием индустриальной эпохи является многократное усиление экономической стратификации, разрыва между богатыми и бедными цивилизациями и странами. Об этом можно судить по данным табл. 5.2.

Если в доиндустриальную эпоху разрыв между Западной Ев­ ропой и Африкой был невелик и начал увеличиваться с разверты­ ванием промышленной революции, то в начале XXI в. вновь уве­ личивается. В 2007 г., согласно данным Всемирного банка, разрыв между странами «золотого миллиарда» и самыми бедными стра­ нами по ВВП на душу населения по текущему курсу составил 65, раза, а по ППС — 24,4 раза.

Возникшая экономическая стратификация является тяжелым наследием индустриального экономического строя, глубинной ос­ новой геополитических противоречий.

В период глобальных кризисов первой четверти XXI в. следует ожидать дальнейшего углубления глобальной экономической стратификации, поскольку отстающие бедные цивилизации и ТАБЛИЦА 5. ТЕН ДЕНЦИ И Д И Ф Ф ЕРЕН Ц И А Ц И И У РО В Н ЕЙ Э К О Н О М И Ч Е С К О ГО РА ЗВ И ТИ Я ПО Ц И В И Л И ЗАЦ И Я М ( а — ВВП по ППС н ад уш у населения, долл. С Ш А 1990 г.;

б — отношение к среднем ировом у уровню, %) 1920 г. 2001 г.

1000 г. 1600 г. 1870 г. 1913 г. 1950 г. 1973 г.

667 2111 Весь мир а 436 566 875 1525 б Западная Ев­ а 400 771 1960 3458 4579 11416 б ропа Восточная Ев­ а 400 683 937 1695 2111 б ропа Бывший а 499 688 2841 6059 400 943 б СССР а 1257 2445 9561 16689 США 400 б Латинская а 681 4504 400 416 1481 Америка б Япония 425 669 1921 11434 а 500 237 б 450 439 Китай а 600 600. 530 552 б 619 а 450 550 533 533 623 Индия б 894 Африка а 425 414 420 500 637 б Источник: Maddison A. The World Economy: Historical Statistics. Paris, 2003. P. 262.

страны не имеют необходимых интеллектуальных, трудовых, ма­ териальных и финансовых ресурсов, чтобы осуществить модерни­ зацию экономики.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.