авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«Ю. Б. Циркин ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ИСПАНИИ Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета ...»

-- [ Страница 9 ] --

до н. э.1 3 Монеты, выпускаемые Серторием, были не римского типа, а местного124. Следовательно, предназначены они были для внутренне­ го употребления и, вероятно, служили средством расплаты с местным населением. Количество находимых монет может говорить о том, что Серторий предпочитал не просто забирать у туземцев то, что ему необ­ ходимо для войны, а покупать это. И это обстоятельство дополняет картину его отношений с местным населением.

В Оске Серторий устроил школу для детей местной знати, которым он давал римское образование. В самом образовании и даже в одежде детей, которых он одел в тоги, окаймленные пурпуром, присутствовала изрядная доля демагогии, тем более что дети ему служили и заложника­ ми (Plut. Sert. 14). Но и в этом случае школу надо рассматривать в общем свете «испанской политики» Сертория: он как бы показывал местной аристократии те возможности, какие она будет иметь в случае его побе­ ды. Не исключено, что он и серьезно рассчитывал сделать в будущем из этих юношей свою опору в провинции.

11Schulten A. Sertorius. S. 83-84;

Montenegro A. La conquista... P. 138-139.

1 2Crawford M. H. The Financial Organizatin of Republican Spain / / Numismatic Chronicle.

1969. Vol. IX. P. 84;

Untermann J. Monumenta Linguarum Hispanicarum. Wiesbaden, 1975.

Bd. I, 1. S. 63, 245-246;

Ripolles Alegro R P. La circulacin monetaria... Passim.

1 3Montenegro A. La conquista... P. 139.

,24Annee Philologique. 1976 (1978). T. XLVII. P. 613. № 8291.

Использовал Серторий и гражданскую политику. Он, несомненно, давал римское гражданство своим наиболее отличившимся воинам, и наличие в Испании Серториев (например, CIL II, 254;

3744;

3752а;

3744;

4970,477-478) свидетельствует о том, что и римские власти в кон­ це концов признали эти акты мятежного полководца. Возможно, это было сделано тем же законом Плавтия, которым объявлялась амнистия серторианцам (Suet. Iui. 5). Среди воинов Сертория Плутарх (Sert. 12) отмечает 2600 человек, которых тот называл римлянами, и, следователь­ но, они — не настоящие римляне. Возможно, это были люди, в том числе испанцы, а может быть, только испанцы, которым Серторий да­ ровал римское гражданство.

Итак, можно говорить, что держава Сертория имела двойственный характер.

С одной стороны, это была легальная, с его точки зрения, власть, оказавшаяся в изгнании, и в качестве таковой действующая, в том числе и в сфере внешней политики, опираясь на двадцатитысячное римское войско. С другой — это был союз испанских общин, главой которого выступал Серторий и со значительной частью которого он был связан еще и клиентско-патронскими отношениями. Обе части державы скреплялись личностью самого Сертория. Для него лично главным, пожалуй, было положение во главе римской эмигрантской общины, а союз испанских общин — лишь орудием в борьбе. Он не только не допускал никого из местной знати в сенат, но, даже собирая из местных воинов армию на римский манер, во главе ее ставил исключительно римских команди­ ров (Plut. Sert. 22). Но обойтись без своих местных союзников Серторий не мог и поэтому был вынужден идти им на значительные уступки.

Такая двойственность определила в конечном счете непрочность созданного Серторием государства. С затяжкой войны противоречия между римлянами и испанцами становились все более явными. Плутарх (Sert. 25) рассказывает, что тайные враги Сертория в его окружении ожесточали «варваров», налагая на них якобы по приказанию Сертория суровые кары и высокие подати, что привело к восстаниям и смутам, а Серторий в ответ обрушился на испанцев, казня, в частности, мальчи­ ков из школы в Оске. Конечно, исключить намеренно вредные действия серторианских магистратов нельзя, но главное, видимо, в другом. Долгая война потребовала максимального напряжения всех сил и средств, в том числе и увеличения податей. Это вызвало недовольство испанцев и со­ ответственно ответные действия Сертория.

Нарастали противоречия и в римском лагере. Их выражением стал заговор против Сертория, организованный Перперной125. Перперна 1 5Короленков А. Заговор против Сертория / / Зеркало истории. М., 1995. С. 9-15.

принадлежал к знатному роду: Веллей Патеркул (II, 30) говорит, что он был более знатен родом, чем душой. Его дед и отец были консулами, а сам он — претором126. К нобилитету относились и некоторые другие заговорщики, такие как сенатор Люций Фабий Испанский или Люций Антоний (Sal. Hist. III, fr. 83), увлекшие за собой и некоторых других римлян. Антисулланская коалиция никогда не была единой, в ней четко различались два крыла: аристократическое и антиаристократическое;

оба крыла объединялись в борьбе против общего врага, но подспудно существующие противоречия время от времени вырывались наружу.

Да и внутри этих крыльев существовали различные группировки. Одну из таких группировок возглавлял Серторий. В 80-х гг. Серторий высту­ пил против аристократических лидеров антисулланской коалиции и, покинув Италию, удалился для самостоятельных действий на Пиреней­ ский полуостров (Арр. Bel. civ. 1,86). В конце 70-х гг. бежавшие в Испанию аристократы, вынужденные подчиниться Серторию, задумали ликви­ дировать своего незнатного «императора». Заговор удался, и, вероятнее всего, в 73 г. до н. э.1 7 Серторий был убит.

Фигура Сертория по существу была единственным, что соединяло два лагеря, воюющих против правительственных войск. С гибелью Сер­ тория это связующее звено исчезло и единство распалось (Plut. Sert. 27).

Кельтиберы были связаны с Серторием клиентскими отношениями и не имели никаких обязательств по отношению к Перперне;

более того, они должны были возненавидеть его за убийство их патрона. Лузитаны, сделавшие Сертория своим стратегом-автократором, отказались подчи­ няться его преемнику (Арр. Bel. civ. 1,114). Даже в римском эмигрантском войске убийство Сертория вызвало недовольство. Перперне удалось успокоить армию, но без поддержки испанцев она была обречена на поражение (Арр. Bel. civ. I, 114-115). После разгрома армии Перперны и гибели самого предводителя Помпей, делая шаг к примирению с ан тисулланцами, помиловал воевавших с ним римских эмигрантов и дал им надежду на спасение (С/с. II Ver. V, 153). Потерпели поражение и испанские общины, после гибели Сертория еще сопротивлявшиеся римским войскам (Flor. II, 10, 9). Основные силы испанцев были раз­ громлены Люцием Афранием, которого Помпей оставил во главе армии после своего возвращения в Италию128. По-видимому, отзвуками Сер торианской войны были военные действия, которые вел против лузитан 1 6 Mnzer F. Perperna// RE. Hbd. 27. Sp. 892-901;

Короленков А. В. Марк Перперна...

C. 145-146.

1 7 Короленков А. Заговор... C. 14;

Bennet W. The Death of Sertoprius and the c o in s// Historia. 1961. Bd. X. P. 459-468.

m Amela Valverde L. El desarrollo... P. 114.

Цезарь, будучи в 61— гг. до н. э. пропретором Дальней Испании (Plut.

Caes. 11-12;

Suet. lui. 18). Другими отзвуками были, видимо, события, связанные уже с более поздними гражданскими войнами в Римской республике.

Движение Сертория было одновременно и эпизодом гражданских войн в Риме, и освободительным движением еще не романизованной или мало романизованной Испании против Рима. Поэтому оно стало актом и общеримской, и испанской истории. В чрезвычайных обстоя­ тельствах Серторий создал свое государство нового типа, во многом предвещавшее более позднюю бюрократизацию римского государствен­ ного аппарата129. В Испании под руководством Сертория возник союз общин, охвативший почти всю нероманизованную зону Пиренейского полуострова, и это стало новым этапом в политической истории страны.

Участвуя под руководством Сертория в римской гражданской войне, испанцы ввязывались в политическую жизнь Рима. В серторианской армии они были организованы на римский манер (Plut. Sert. 14). Хотя опыт со школой в Оске окончился трагически, сам факт привлечения испанской аристократии к римской жизни был многозначительным и позже повторен. Серторий раздавал в ряде случае римское гражданство, делая это, видимо, в большем масштабе, чем римские полководцы до него, и это было позже признано римским правительством. В 70 или 69 г.

до н. э. по инициативе народного трибуна Плавтия, за спиной которого явно стоял сам Помпей, был принят закон, амнистировавший участни­ ков восстаний Лепида, бежавших к Серторию, и самого Сертория (Suet.

Iui. 5;

Cas. Dio XLIV, 47, 4)1 0 Этим была в значительной степени подве­ 3.

дена черта под Серторианской войной.

Что касается Испании, то движение Сертория стало значительным этапом ее романизации. Важным фактом явилось то, что не только Серторий, но и Помпей ради привлечения к себе местного населения давали тем или иным его представителям римское гражданство, которое было утверждено специальным законом Гелия — Корнелия в 72 г. до н. э.

(С/с. Pro Balbo 19, 32). Во время военных действий и после них были разрушены одни города, как, например, Лаврон, но зато возникли другие, как, например, Герунда131. Новые города создавались уже сразу по рим­ ской системе. И это тоже увеличивало степень романизации Испании.

После поражения Сертория исчезают монеты с иберскими легегндами, которые заменяются латинскими, а сами монеты отныне выпускаются 1 9Ср.: Schulten A. Sertorius. S. 3.

130Hoffmann М. Plautius// RE. 1951. Hbd. 41. S. 5.

1 1 Prieto Arciniega A. Espacio social... P. 167-168.

уже по римскому стандарту. В общинах исчезают также местные маги­ страты, и управление принимает римский вид13. Такая унификация ясно свидетельствует о еще более значительном включении местного населе­ ния в римскую административную и экономическую систему.

ЦЕЗАРЬ В ИСПАНИИ В 54 г. до н. э. Помпей, только что отбывший свое второе консуль­ ство, был назначен проконсулом обеих испанских провинций. Однако он остался в Риме, а в Испанию послал своих легатов, которые от его имени управляли провинциями и командовали стоявшими там войска­ ми. Афраний находился в Ближней Испании, Петрей — в той части Дальней Испании, которая при империи станет провинцией Лузитанией, а Варрон — в будущей Бетике (Арр. Bel. civ. II, 18;

Plut. Pomp. 52;

Caes. 28;

Liv. per. CV;

Vel. Pat. II, 48, 1). Когда в 49 г. до н. э. началась новая граж­ данская война и Помпей с основными силами перебрался на Балканский полуостров, Цезарь, занявший Рим, не решился преследовать соперни­ ка, оставив в тылу помпеянские войска. Поэтому сначала он отправил­ ся в Испанию. Афраний и Петрей соединили свои войска, но Цезарь, умело маневрируя, сумел свести на нет их преимущество. Местные жители поддержали Цезаря, и в битве при Илерде помпеянцы были разбиты (Caes. Bel. civ. I, 39-55;

59-87;

App. Hisp. II, 42-43;

Suet. Iul. 34).

Третий легат Помпея Варрон, увидя враждебность местного населения, без боя капитулировал (Caes. Bel. civ. II, 17;

19— 20).

После этих побед Цезарь мог считать «испанский вопрос» решенным:

теперь стоявшие там легионы не могли ударить ему в тыл в разгар ре­ шающей схватки с Помпеем. Однако вскоре этот «вопрос» неожиданно возник вновь, причем местом действия стала та часть Испании, которую Цезарь считал наиболее для себя безопасной, — будущая Бетика. Непо­ средственным виновником этого стал цезаревский наместник Дальней Испании Квинт Кассий. Сравнительно недавно он был квестором Пом­ пея в Дальней Испании (С/с. Att. VI, 6,4), но, возвратившись из Испании и став народным трибуном, выступил решительным сторонником Це­ заря и врагом Помпея. Его бегство вместе с Марком Антонием из Рима к Цезарю стало для последнего предлогом к началу гражданской войны.

С ее началом он принял участие в военных действиях, командуя, по видимому, отдельным отрядом, с которым захватил Анкону, но был оттуда затем выбит (С/с. Att. VII, 18,2). Когда Цезарь занял Рим, Кассий 1 2 Chapa Brunet Г., Mayoral Herrera V. Explotacin... 70.

и Антоний созвали заседание сената, на котором Цезарь выступил с речью (Cas. Dio XLI, 15, 2). А затем Кассий отправился с Цезарем в Испанию. По­ сле битвы при Илерде, еще не зная, каким будет поведение Варрона, да и провинциальных общин тоже, Цезарь направил Кассия с двумя легионами в Дальнюю Испанию (Caes. Bel. civ. II, 19,1). Подчинив Дальнюю Испанию, Цезарь назначил Кассия наместником этой провинции (Caes. Bel. civ. II, 21;

Cas. Dio XLI, 24, 2) в ранге пропрето­ ра133, причем раньше Кассий претором не был. Назначая его наместником, Цезарь явно рассчитывал на то, что Кассий уже был известен тамошним жителям по своей прошлой должно­ сти. Правда, Цезарь не учел, что эта известность была скорее негативна, ибо Кассий с того времени ненавидел эту провинцию, а провинция платила ему взаимной ненавистью, ярким про­ явлением которой было покушение и ранение квестора (Bel. Alex. 48, 1).

Кассия даже пытались привлечь к суду за злоупотребления в провинции (С/с. Puc. 18. Юлий Цезарь Att. V, 20, 8), хотя, судя по всему, суд так и не состоялся. Цезарь понимал, что положение в Дальней Испании все же не столь прочно, как ему хотелось бы, и он оставил Кассию че­ тыре легиона, к которым сам Кассий добавил еще один, набранный в провинции (Caes. Bel. Civ. II, 19, 1;

21, 3;

Bel. Alex. 50, 3). Были в рас­ поряжении Кассия и другие силы (Bel. Alex. 50, 3;

53, 1), так что всего под его командованием находилось не менее 30000 воинов. Это явно свидетельствует о напряженности положения в провинции.

Вскоре после вступления в должность Кассий принял ряд мер по стабилизации положения в Дальней Испании. Среди этих мер очень важной стала новая война с лузитанами (Bel. Alex. 48, 2). В результате этой войны Кассий сумел приобрести значительные средства для платы 1 3Lacort Navarro Р.

3 Portillo R S tylow A. U. Nuevas inscripciones latinas... P. 70.

своим воинам и награждения своих сторонников среди населения про­ винции. Средств этих, однако, оказалось недостаточно, и наместник снова обрушил на провинцию значительные поборы (Bel. Alex. 50, 3;

51, 1— Это вызвало недовольство провинциалов, и в их среде возник за­ 2).

говор с целью убийства Кассия. Слухи о присвоении Кассием по край­ ней мере части собранных денег еще более подогревали возмущение провинциалов. Заговор возник в высших кругах провинциального об­ щества, притом в высшей степени романизованных134.

Заговор оказался неудачным: Кассий был ранен, но не убит. Заго­ ворщики были арестованы и казнены, кроме тех, кто сумел откупиться, но это не облегчило положения Кассия. Даже узнав о неудаче убийства наместника, воины Туземного легиона не отказались от выступления против него. II легион сначала последовал вслед за другими, подчинив­ шись Кассию, но затем все же примкнул к Туземному. Через некоторое время II и Vлегионы тоже присоединились к восстанию. Во главе вос­ стания встал Тит Торий из Италики (Bel. Alex. 57, 3;

58, 1). Торий заявил, что он намерен вернуть провинцию Помпею, солдаты написа­ ли на щитах имя Помпея, и конвент кордубцев, который Цезарь еще недавно столь горячо благодарил за помощь, присоединился к восстав­ шим. Касий направил в Кордубу Марка Клавдия Марцелла Эзернина, но тот не только перешел на сторону восстания, но и возглавил его.

Правда, при этом он сумел уговорить солдат, чтобы они сняли имя Помпея со щитов, дабы показать, что они воюют не с Цезарем, а толь­ ко с Кассием, недовольные его произволом (Bel. Alex. 54— Cas. Dio 59;

XLII, 15,2-5).

В Дальней Испании сложилось уникальное для того времени поло­ жение: помпеянцы и значительная часть цезарианцев объединилась против цезаревского наместника и его войск. Марцелл, по-видимому, преследовал свои личные цели. Но достичь их он мог только при под­ держке как стоявшей в провинции армии, так и самих провинциалов.

Отсюда и его странная позиция: он и возглавляет антицезарианское выступление воинов и провинциалов, и стремится показать свою лояль­ ность по отношению к Цезарю. Да и дальнейшее поведение Марцелла было весьма нерешительным, хотя перевес сил был на стороне Марцелла.

Если верить Диону Кассию (XLII, 16, 1), то последний именно из-за стремления в любом случае оказаться на стороне победителя не выступил на решительную борьбу с Кассием. В «Александрийской войне» (61) Марцелл действует более активно, но и из ее текста видно, что реши­ тельного сражения он всячески избегал.

134Le Roux P. Romans d’Espagne. P. 56.

Положение, однако, было таково, что одними своими силами спра­ виться с мятежом Кассий не мог, и он призвал себе на помощь мавритан­ ского царя Богуда (Bel. Alex. 62,1). Военные действия сконцентрировались около Улии. При всей вялости военных действий перевес все же был на стороне Марцелла, который фактически осадил Улию и находившиеся там войска Кассия. Раскол в цезарианском лагере и объединение части цезарианцев с помпеянцами, а тем более успехи неожиданно возникшей коалиции создавали серьезную угрозу делу Цезаря. Хотя Помпей был уже разгромлен при Фарсале, противники Цезаря собирались в Африке в непосредственной близости к Испании, в то время как сам Цезарь застрял в Александрии. Возникала реальная угроза объединения на западе и в центре Средиземноморья всех антицезаревских сил, включая мятежную Испанию. Необходимо было принимать решительные меры. В то же вре­ мя цезарианцы явно надеялись предотвратить превращение Дальней Ис­ пании в еще один театр военных действий. Решение этой сложной задачи выпало наместнику Ближней Испании Марку Эмилию Лепиду, сыну того Лепида, который когда-то восстал против сулланского режима и остав­ шиеся воины которого во главе с Перперной перебрались в Испанию.

Лепид прибыл под Улию с довольно большим войском из тридцати пяти когорт, конницей и вспомогательными отрядами. Прибыв на место, он фактически встал на сторону Марцелла. Вероятно, Лепид понял, что большая часть провинциалов поддерживает Марцелла, а не Кассия, и выступление в поддержку последнего означало бы начало ожесточен­ ной войны, которая в то время в планы Цезаря и цезарианцев, как об этом только что говорилось, не входила. Кассий еще пытался натравить Лепида на М арцелла, обвиняя его в мятеже (Cas. Dio XLII, 16, 2), но, по-видимому, неудачно. Формально Марцелл, конечно же, был гораздо более виноват перед делом Цезаря, чем Кассий, но Лепид явно учитывал реальное положение и не пошел на поводу у пропретора.

В конце концов был достигнут компромисс: военные действия прекра­ щены, Лепид и Марцелл вместе отправились в Кордубу, а Кассий, сохранив все свои богатства, в том числе награбленные в провинции, получил свободный путь для отступления (Bel. Alex. 61-64).

Однако пока Кассий находился в Испании, положение там оставалось далеко не стабильным. В его распоряжении оставались еще легионы и конница (Bel. Alex. 64,2), явно не собирался разоружаться Марцелл, с ко­ торым фактически соединил свои силы Лепид. В Африке Катон настой­ чиво советовал Гнею Помпею младшему пойти по стопам отца и исполь­ зовать его клиентелу для восстановления республики (Bel. Afr. 22). В этих условиях стабилизировать положение в Дальней Испании и не допустить ее присоединения к помпеянцам можно было только удалением Кассия.

И Цезарь направил ему на смену Г. Требония. Цицерон (Fam. XV, 21,2) пишет, что тот был послан в Испанию внезапно. Видимо, Цезаря выну­ дила сделать это острая необходимость. Кассий все-таки еще не хотел признать свое поражение и даже пытался оказать сопротивление Требонию, заявив, что он не доверяет ни Лепиду, ни Марцеллу, ни Требонию (Bel.

Alex. 64,2). Однако соотношение сил было таково, что сделать это он мог только при поддержке Богуда, а тот ему в этой поддержке отказал (Liv.

fr. 39). Кассий был вынужден смириться. Он отправился в Малаку, а оттуда, несмотря на зимнее время, отплыл в Италию, но в устье Ибера был застигнут бурей и погиб (Bel. Alex. 64,2-3;

Cas. DioXLU, 16,2). Только после этого положение в Дальней Испании более или менее стабили­ зировалось (Cas. Dio XLIII, 29, 1). Марцелл, как кажется, тоже впал в не­ милость у Цезаря135. С уходом с политической сцены двух противников Цезарь мог считать испанский вопрос снова урегулированным.

Последующие события показали, что Цезарь снова ошибся. Они при­ вели к укреплению позиций помпеянцев13. По словам автора «Африкан­ ской войны» (22), Катон, как уже упоминалось, призвал старшего сына Помпея отправиться к отцовским клиентам, чтобы потребовать от них помощи. В ответ на это Помпей младший попытался было сначала напасть на царство Богуда, который, как было сказано выше, находился в Испа­ нии, а затем, потерпев неудачу, высадился на Балеарских островах (Bel.

Afr. 23). Эта высадка явно была частью плана помпеянцев и республи­ канцев, которые, как сообщает Дион Кассий (XLII, 56,4-5), стремились использовать восстание в Испании для начала нового похода на Рим.

Видимо, как сравнительно недавно Сертория, так теперь лидеров анти цезарианской коалиции вдохновлял пример италийских походов Ганни­ бала и Гасдрубала. Такой план, если верить Диону Кассию, возник еще до кажущегося умиротворения Испании. А то, что это умиротворение было действительно лишь кажущимся, стало ясно из обращения к Сци­ пиону, который тогда возглавлял помпеянские силы в Африке, тех воинов, которые еще недавно выступали против Квинта Кассия (Cas. Dio XLIII, 29, 2). Помпей младший укрепился на Балеарских островах, но сопро­ тивление Эбеса задержало его, и, не дожидаясь прибытия Помпея, нахо­ дившиеся в Южной Испании воины восстали и изгнали из провинции Требония (Cas. Dio XLIII, 29, 3). Это восстание воинов произошло уже после битвы при Тапсе. Дион Кассий говорит, что восставшие воины присоединились () к всадникам Титу Квинкцию Скапуле и Квинту Апонию. Это позволяет говорить, что антицезарианское вы 1 5Mnzer F. Claudius// RE. 1899. Hbd. 6. S. 2770.

1 6Утченко С. Л. Юлий Цезарь. М., 1984. С. 242.

* ступление этих всадников началось еще до солдатского мятежа. Солдат­ ское же восстание послужило детонатором к общему выступлению этой части Дальней Испании против Цезаря. Дион Кассий говорит, что сол­ даты побудили к отпадению весь народ Бетики ( ).

Это — несомненное преувеличение, ибо известно, что на стороне Цеза­ ря остался город Улия, а может быть, и некоторые другие общины этого региона (Bel. Hisp. 1, 5;

Cas. Dio XLIII, 31,4). И все же огромное боль­ шинство общин этой части Дальней Испании выступили против Цезаря.

Цицерон (Fam. VI, 18, 2) в январе 45 г., ссылаясь на собственное письмо Цезаря, пишет, что у помпеянцев в Испании было одиннадцать легионов.

Такого количества войск у Помпея младшего и бежавших в Испанию после Тапса помпеянцев явно не было. Следовательно, их войско увели­ чилось за счет испанцев. Можно говорить, что антицезарианское восста­ ние действительно охватило значительную часть будущей Бетики.

По-видимому, уход Кассия и назначение Требония не успокоили жителей этого региона. Центром выступления была Кордуба, и можно говорить, что наиболее романизованная часть Южной Испании примк­ нула к помпеянцам. На их стороне оказались и лузитане, т. е. жители наименее романизованной части провинции. Недаром против них со­ вершал поход Кассий, а во время последней кампании Цезаря они даже после Мунды оставались верными помпеянскому делу (Bel. Hisp. 35-36).

Зато испано-финикийские города оказались на стороне Цезаря. Уже упоминалось об Эбесе на Питиуссе. На материке Помпею пришлось осаждать Новый Карфаген (Cas. Dio XLIII, 30, 1). Несколько раньше именно в Малаку прибыл Квинт Кассий, прежде чем покинуть Испанию вовсе (Bel. Alex. 64, 2), что можно рассматривать как свидетельство со­ хранения этим городом верности цезаревскому наместнику137. Позже Гадес явится базой цезаревского флота (Bel. Hisp. 37, 2), а еще позже Сексту Помпею пришлось завоевывать Барию (Cic. Fam. XVI, 4, 2)13. Можно говорить, что общая гражданская война в Римской республике сопровождалась малой гражданской войной в Южной Испании. И на позиции сторон, вероятнее всего, оказывали влияние старые противо­ речия, далеко еще не изжитые к середине I в. до н. э. Поведение Квинта Кассия едва ли очень уж отличалось от поведения других римских на­ местников, но в условиях политической нестабильности могло послужить детонатором выступления провинциалов, которое оказалось столь гроз­ ным, что успокоение Испании стало делом трудным и долгим, завер­ шившись лишь через много лет после гибели самого Цезаря.

1 7Lopez Castro J. L. Hispania Poena. P. 241.

1 8 Ibid. P. 241-242.

В 46 г. до н. э. младший сын погибшего к этому времени Помпея Секст направился в Испанию, и жители ее юга, возглавляемые богатым кордубским рабовладельцем Скапулой, поддержали его. Потерпев по­ ражение в Африке, в Испанию с остатками помпеянских войск вскоре прибыл и старший сын Помпея Гней, который и возглавил все антице заревские силы. Большинство городов нижней и средней долины Бетиса поддержало помпеянцев. Это обстоятельство сделало для Цезаря осо­ бенно трудной кампанию 46-45 гг. до н. э. С большими усилиями 17 мар­ та 45 г. около Мунды Цезарь сумел одержать победу. Гней Помпей был ранен, бежал и во время бегства был убит. Скапула покончил с собой.

Секст Помпей пытался организовать оборону Кордубы, но неудачно, и отступил в горы Ближней Испании (Bel. Hisp.;

Vel. Pat. II, 55;

Plut.

Caes. 56;

App. Bel. civ. II. 103;

Пог. II, 13;

Cas. Dio XLIII, 28-41).

Деятельность Цезаря стала переломным моментом в истории Испа­ нии и ее романизации. Поступки Цезаря в качестве квестора, а затем пропретора Дальней Испании практически не отличались от активности других магистратов и промагистратов. Своими действиями в пользу провинциалов он сумел приобрести довольно значительную клиентуру.

Во всяком случае он сам утверждал, что принял под свое покровитель­ ство провинцию и всячески защищал ее дела в сенате (Bel. Hisp. 42).

Но эти действия не выходили за обычные рамки.

Положение изменилось во время войн с помпеянцами и сразу после них. В ходе этих войн Цезарь уже совершенно самостоятельно, без ог­ лядки на сенат или народ, вел провинциальную политику139, и это сразу же сказалось и на положении в Испании. После сдачи Варрона Цезарь собрал на сходку в Кордубе не только римских граждан, но и испанцев, т. е. провинциалов, гражданства не имеющих, и гадитан, находившихся на положении федератов (Caes. Bel. civ. II, 21). Вероятно, в том же году, но несколько позже кордубской сходки он предоставил статус муници­ пия Гадесу. Скорее всего, это произошло во время пребывания дикта­ тора в этом городе. Правда, муниципальный статус был, по-видимому, утвержден только в 27 г. до н. э., но это не меняет значения самого фак­ та. Этот шаг Цезаря был принципиально новым: впервые не отдельные испанцы, а целый город получил римское гражданство140. До этого в Испании создавались колонии, куда переселялись выходцы с Апеннин­ ского полуострова, теперь же в состав римских граждан включались все граждане провинциального города.

1 9 Чеканова Н. В. Римская диктатура последнего века Республики. СПб., 2005. С. 320.

1 0Alldy G. Rmische Stdtewesen auf der neukastilische Hochebene. Heidelberg, 1987. S. 104;

Tsirkin J. B. The Phoenician civilization in Roman Spain / / Gerion. 1985. T. 3. P. 262-264.

И с этого времени число муниципиев в Испании стало возрастать.

Уже сам Цезарь (или кто-либо из его преемников, но по его завещанию) сделал муниципием другой испано-финикийский город — С екси141.

Вероятнее всего, Цезарь дал муниципальный статус Кастулону142. В 45 г.

до н. э. Цезарь предоставил титул «почетной» колонии Новому Карфа­ гену. По-видимому, уже Цезарь 27 городов Южной Испании сделал латинскими муниципиями143, что открывало их местной знати путь к римскому гражданству. Если считать Римскую республику государством полиса Рима, стоявшего во главе обширной державы, а Римскую импе­ рию — общесредиземноморским государством со столицей в Риме, то путь Испании в империю начался при Цезаре. При Цезаре выходцы из Испании стали проникать и в «верхи» римского общества. Речь идет о всаднике из Гадеса J1. Корнелии Бальбе. Он получил гражданство за­ долго до этого, но особенно выдвинулся именно при Цезаре: он вошел в ближайшее окружение диктатора и одно время вместе с Оппием в отсутствие Цезаря даже играл роль его полномочного регента, хотя и не занимал никакой официальной должности144.

В 45 г. до н. э. во время войны с сыновьями Помпея и вскоре после нее Цезарь, наказывая города, вставшие на сторону его противников, вывел туда ряд колоний, отнимая у прежних жителей, по крайней мере, часть земли145. До Цезаря в будущей Бетике были созданы, вероятно, только две официальные колонии — Картея и Кордуба, а при Цезаре по меньшей мере четыре146. Цезарь поощрял переселение в провинции, в том числе в Испанию, пролетариев и ветеранов. Все это не только уве­ личивало римско-италийский элемент в населении особенно Бетики, но и создавало там качественно новую ситуацию доминирования имми­ грантов если не по численности, то по реальному значению. Если до Це­ заря, по-видимому, преобладала неофициальная иммиграция из Италии, то при Цезаре она приобрела совершенно официальный характер.

15 марта 44 г. до н. э. Цезарь был убит. Убийство застало диктатора в момент подготовки и начала реализации новых и весьма обширных планов. И преемники убитого продолжали их осуществление. Так, в том же 44 г. была выведена колония Урсон (Юлия Генетива) «по приказу Г. Цезаря диктатора и по закону Антония» (CIL II, 5439, 104).

11 Molina Fajardo F., BannourA. Almunecar... P. 1649.

1 2 Gonzalez Romn C. Colonizacin у municipalizacin en la Oretania// Homenaje a Jos Ma Blzquez. Madrid, 2000. P. 214.

1 3Blzquez J. M. Nuevosestudios... P. 15.

1 4Циркин Ю. Б. Финикийская культура в Испании. С. 206-213.

1 5 Vittinghoff F. Rmische Kolonisation- und Brgerrechtspolitik... S. 75.

1 6 Galsterer H. Untersuchungen... S. 7-10;

Blzquez J. M. Nuevosestudios... P. 15.

ИСПАНИЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ ЦЕЗАРЯ 17 марта 45 г. до н. э. в битве при Мунде Цезарь наголову разгромил помпеянскую армию. После этого сражения вооруженной оппозиции Цезарю реально не существовало. Цезарь настолько осмелел (или, может быть, обнаглел), что отпраздновал триумф за победу над согражданами.

Гражданская война отныне считалась полностью законченной. Однако почти ровно через год (без двух дней) Цезарь был убит, и вскоре начал­ ся новый тур гражданских войн, который привел Римскую республику к окончательной гибели. Основные события этого тура происходили в центре и на востоке Средиземноморья. Но и Запад не остался полностью в стороне от этих войн. В Испании военные действия были связаны прежде всего с деятельностью Секста Помпея.

В битве при Мунде Секст Помпей не участвовал. Он возглавлял пом пеянский гарнизон в Кордубе (Bel. Hisp. 3,4;

Cas. Dio XLIII, 32,4). Узнав о поражении и понимая, что защитить город своими небольшими сила­ ми даже с помощью горожан он не в состоянии, Секст после неудачной попытки вооружить рабов посоветовал кордубцам самим договаривать­ ся с победителем, а сам с небольшим отрядом ушел в горы (Bel. Hisp. 32, 4— Cas. Dio XLIII, 39,1). В Дальней Испании он не задержался, а пред­ 5;

почел уйти в Ближнюю Испанию147, где у его отца еще со времени вой­ ны с Серторием имелась довольно обширная клиентела148. Там он начал собирать свои силы.

Вначале Цезарь не обратил никакого внимания на Секста (App. IV, 83).

Действительно, тот был еще довольно молодой человек, главное, почти 147Точное место убежища Секста Помпея передано различными авторами различно.

Цицерон (Att. XII, 37, 4), со слов Гирция, говорит о Ближней Испании вообще. Позже Флор (II, 13) также весьма туманно упоминает Кельтиберию. По Диону Кассию (XLV, 10, 1), Секст нашел убежище улацетанов, а по Страбону (III, 4, 10), — у яцетанов.То, что, по словам Аппиана (IV, 83), он сравнительно скоро занялся морскими разбоями, позво­ ляет говорить скорее о лацетанах, живших на побережье Средиземного моря, чем о яце танах, обитавших во внутренних районах Пиренейского полуострова. Но в любом случае речь идет о северо-восточной части Испании.

4 Определенные связи с семьей Помпеев в этом регионе возникли, возможно, еще раньше. Как известно, отец Помпея Великого Помпей Страбон дал римское гражданство тридцати всадникам Сальвитанской турмы за их храбрость во время сюзнической войны (ILS 8888). Неизвестно, вернулись ли эти люди на родину или предпочли остаться в Ита­ лии, но в любом случае этот акт Страбона не мог остаться неизвестным, и его результатом могло быть возникновение определенных связей между жителями долины Ибера и семь­ ей Помпея, если не собственно клиентских, то каких-то чувств привязанности (Roddaz J. М.

Guerres civiles... P. 323). Не исключено, что это обстоятельство стало одним из мотивов избрания именно Помпея Великого для борьбы с Серторием.

без военного опыта. Ему было в то время от 21 до 23 лет149. К началу гражданской войны в военную службу он еще не вступал, а находился вместе со своей мачехой Корнелией на Лесбосе. Там их навестил отец, и они сопровождали его в последнем плавании в Египет. Там Секст и Корнелия стали свидетелями предательского убийства отца и мужа.

Египтяне пытались захватить и их корабль, но, пользуясь благоприятным ветром, они сумели уйти от преследования и направиться в Африку.

Об участии Секста в африканской кампании ничего определенного не известно;

во всяком случае в первых рядах помпеянцев он не был. После поражения Секст, как и другие выжившие помпеянцы, перебрался в Испанию, где встал под знамена своего старшего брата Гнея (Cas. Dio XLIII, 30, 4). Гней явно не обольщался насчет военных талантов брата.

Он направил его в Кордубу для защиты этого города. С одной стороны, этот город был для помпеянцев очень важен, и тот факт, что его гарни­ зон возглавлял Секст, гарантировало от его перехода на сторону Цезаря.

Но с другой — это поручение исключало Секста из рядов непосред­ ственно действующей армии. Да и в самой Кордубе гораздо большим авторитетом, чем младший сын Помпея, видимо, пользовался местный богач Скапула, бывший инициатором и главой антицезаревского вос­ стания. Характерно, что Цезарь, направив после Мунды специальный отряд на поиски и убийство Гнея, и не подумал послать подобный отряд в погоню за Секстом. Однако скоро он понял, что ошибся: молодой Секст сумел проявить себя и как довольно способный военный коман­ дир, и как политик.

Секст и не подумал просто отсиживаться. Он нашел поддержку на северо-востоке Пиренейского полуострова (Cas. DioXLV, 10,1) и занял­ ся там собиранием всех сил, способных противостоять Цезарю. Поддерж­ ка местного населения позволила ему иметь довольно безопасную базу.

Из числа аборигенов он набрал какое-то войско и начал вести с ним по существу партизанскую войну против цезарианцев. К нему действи­ тельно скоро стали собираться противники Цезаря;

даже из Африки прибыл местный царек Арабион (App. IV, 83), в свое время лишенный трона Цезарем. Секст располагал и довольно значительными средства­ ми, которые позволяли ему даже чеканить собственную монету150. Эта чеканка служила Сексту не только для платы его сторонникам, но и для пропаганды, как это обычно было. Главным лозунгом Секста, отразив­ 1 9 По наиболее вероятному предположению, Секст родился межу 68 и 66 гг. до н. э.:

Miltner F Pompeius, 32 / / RE. Hbd. 43. S. 2214.

.

1 0Sydenham E. A. The Coinage of the Roman Republic. London, 1952. P. 174;

Montenegro A.

La conquista... P. 170;

Morawiecki L. Political Propaganda in the Coinage of the Late Roman Republic. Wroclaw, 1983. P. 62-65.

шимся и на его монетах, было pietas1 1 Как известно, «благочестие» было 5.

одним из базовых понятий в римской системе ценностей152. Недаром позже оно наряду с доблестью, милосердием и справедливостью входит в четверку качеств, характеризующих идеального правителя (ср.: R. g. 34).

В первую очередь благочестие подразумевало исполнение человеком своего долга перед богами, но также и перед умершими предками153.

Цицерон (de leg. II, 26) даже разделяет понятия долга перед богами и перед родителями: справедливость по отношению к богам — это религия, а по отношению к родителям —благочестие. Уже Гней младший, выбирая «благочестие» своим паролем перед битвой при Мунде (App. II, 104), подчеркивал этим свое преклонение перед памятью отца. Тот же смысл вкладывал в это понятие и Секст, который к образу отца прибавил и образ погибшего брата. На его монетах появляется фигура Благочестия с паль­ мовой ветвью в правой руке и скипетром в левой, что подчеркивает по­ беду благочестивого полководца и власть благочестия в результате этой победы. На монетах Секст изображал отца, а лицам двуликого Януса были приданы черты отца и брата154. Секст принял также и гордое имя Великий, именуя себя Секстом Помпеем Магном, а несколько позже Секстом Магном Пием, подчеркивая свою неразрывную связь с отцом и братом, а иногда даже использовал Магн как praenomen, акцентируя свою личную причастность к величию отца155. Именно на этом аспекте деятельности и пропаганды Секста акцентируют внимание исследователи156.

Однако именно в I в. до н. э. pietas приобретает и более широкое значение: исполнение долга перед родиной157. Цицерон (rep. VI, 16) говорит, что долг перед отечеством выше долга перед семьей. Впрочем, эти два аспекта pietas были тесно связаны друг с другом, ибо, по словам того же Цицерона (de leg. Ill, 90), для государства было важно, чтобы граждане исполняли свой долг перед родителями, даже если те совер­ шали нечестивые поступки. По-видимому, Секст, как ранее и его брат, вкладывал в понятие «благочестие» как семейное, так и политическое содержание. Для них борьба с Цезарем являлась прямым продолжением 11Sydenham Е. A. The Coinage... P. 174;

Morawiecki L. Political Propaganda... P. 64.

1 2Штаерман E. М. Социальные основы религии Древнего Рима. М., 1987. С. 9.

^3 Koch C. Pietas// RE. 1941. Hbd. 39. S. 1221.

1 4Montenegro A. Laconquista... P. 170. Fig. 101, 3-6;

Freyburger M.-L., RoddazJ-M. Lespro blemes historiques/ / Dion Cassius. Histoire Romaine. Livres 48 et 49. Paris, 1994. P. LXXVIII.

l55Syme R. Imperator Caesar. A study in Nomenclature / / Historia. 1958. Bd. VII, 2. P. 174.

]56Syme R. The Roman Revolution. Oxford, 1939. P. 157;

Freyburger M.-L., RoddazJ.-M.

Les problemes... P. LXXVI-LXXXI;

Morawiecki L. Political Propaganda... P. 64.

5 Koch C. Pietas. Sp. 1222. Ср.: Абрамзон М. Г. Римская армия и ее лидер по данным нумизматики. Челябинск, 1994. С. 30.

всей войны, начатой переходом Цезаря через Рубикон в январе 49 г.

до н. э. Помпеянцы и их союзники рассматривали этот переход как нечестие, как нарушение гарантированных богами установлений Рим­ ской республики (что, впрочем, было недалеко от истины), так что выбор лозунга должен был наглядно противопоставить богобоязненное войско помпеянцев армии клятвопреступника Цезаря.

Наконец, стоит обратить внимание еще на один аспект этого понятия.

В трактате «О природе богов» (I, 116) Цицерон после указания на то, что pietas есть справедливость по отношению к богам, говорит, что если чело­ век не общался с богом, то и бог не имеет с ним никакого правового отношения (ius), т. е. исходя из принципа do ut des, бог не может рассчи­ тывать на благочестие человека, если сам ничего этому человеку не дал158.

И выдвигая pietas как лозунг борьбы, сыновья Помпея подчеркивали не только свое благочестие, но и поддержку богов. Как известно, в последние десятилетия республики ее видные политические деятели, прежде всего претенденты на власть, утверждали свою особую связь с тем или иным божеством. Особенно широко пользовался этим Цезарь. Возводя свой род непосредственно к Венере, он сделал эту богиню своей главной по­ кровительницей. Род Помпеев не был столь знатен. Он был плебейским, и первый консул Помпей появился только в 141 г. до н. э., да и то ничем особенным себя на этом посту не проявил. И сыновья Помпея противо­ поставили уверениям Цезаря в особых связях с Венерой свою справедли­ вость по отношению ко всем богам Рима1 9 Это особенно ярко проявилось 5.

накануне битвы при Мунде, когда паролем для своей армии Цезарь избрал «Венеру», а Гней Помпей младший — «Благочестие» (App. II, 104). И Секст, выдвигая тот же лозунг, рассматривал свою борьбу как прямое продол­ жение борьбы брата. Для него под Мундой было проиграно сражение, но не вся война, и свои действия он рассматривал как прямое продолже­ ние предшествующей кампании с тем же лозунгом, с тем же провозгла­ шенным уважением к богам и той же уверенностью (по крайней мере, для окружающих) в ответной поддержке богами его дела.

Другим символом на его монетах является нос корабля160. И это неслучайно. По словам Аппиана (IV, 83), Секст начал свою борьбу 1 8Ср.: Рижский М. И. Примечания и комментарии / / Цицерон. Философские трактаты.

М., 1985. С. 329, прим. 193.

1 9 Помпей Великий тоже пытался заручиться покровительством Венеры (Le Glay М.

La religion romaine. Paris, 1997. P. 38). Но подчеркивание особых связей с этой богиней Цезаря, по-видимому, заставило его сыновей отказаться от Венеры как от специфической покровительнице их и их дела.

160Sydenham Е. A. The Coinage... P. 174. № 1943-1945;

Montenegro A. Laconquista... P. 170.

Fig. 6-7.

с цезарианцами в Испании с морских разбоев. Эти морские рейды, по-видимому, дали ему своеобразный «начальный капитал», после чего он уже в том же 45 г. до н. э. приступил и к сухопутной войне. Возможно, уже тогда, оставшись единственным вождем помпеянских сил, он был своими сторонниками признан (или сам себя провозгласил) императо­ ром161. Учитывая печальный опыт Мунды и не располагая еще значи­ тельными силами, Секст избрал партизанскую войну, и направленный Цезарем в Испанию Гай Каррина ничего не мог с ним поделать. Цезарь заменил Каррину Гаем Азинием Поллионом, уже бывшим в Испании и, вероятно, сражавшимся там под знаменами Цезаря при Мунде (App. IV, 83-84;

Cas. Dio XLV, 10, 1-3). Полл ион занимал пост претора, но в ран­ ге претория был послан в Испанию, как кажется, еще до окончания своего преторского года. Видимо, ситуация на Пиренейском полу­ острове показалась диктатору уже довольно серьезной. Сравнительно скоро у Секста собрались довольно значительные силы, и он смог уже перейти к открытым действиям. И в начале 44 г. он даже сумел захватить Новый Карфаген. Развивая свое наступление, в марте 44 г. до н. э. Секст подчинил себе город Барию, находившуюся уже в Дальней Испании.

Там его застигло известие об убийстве диктатора (С/с. Att. XVI, 4, 2;

Cas.

DioX LV, 10,3-4).

Убийство Цезаря и вторжение Секста Помпея в Дальнюю Испанию изменило ситуацию на Пиренейском полуострове. В Дальней Испании была сильная клиентела Цезаря, но бездарное и жестокое управление Квинта Кассия изменило настроение провинциалов, и значительная часть провинции стала антицезаревской (Bel. Alex. 52— 59). Это ясно проявилось в 46-45 гг. до н. э. Победа Цезаря при Мунде и последующее кровавое усмирение провинции (чего стоила только его расправа с Гис палисом), казалось, привели к успокоению. Но появление там Секста, с одной стороны, и известие о гибели Цезаря — с другой, сразу же при­ вели к новому выступлению. К Помпею присоединилось еще шесть легионов из этой провинции. Цицерон (Att. XVI, 4, 2) пишет, что это были легионы, оставленные Помпеем в Дальней Испании. Видимо, речь идет о бывших солдатах помпеянской армии, оставшихся на юге Испа­ нии после поражения при Мунде. Теперь они присоединились к Помпею, что изменило ситуацию в его пользу. Цицерон, сообщая об этом, упо­ минает также о перемене настроения во всей провинции и стечении к Сексту людей со всех сторон. Цицерон неприкрыто радуется этому об­ стоятельству, так что в данном случае вполне возможно понятное пре­ увеличение оратором реакции провинциалов, но само сообщение едва l6lSyme R. Imperator Caesar... P. 180.

ли совершенно безосновательно. Можно говорить, что какая-то часть и самих провинциалов активно поддержала Секста. Чеканка монет с име­ нем Секста1 2 в Салации, расположенной на побережье океана, подтвер­ ждает это. Легаты Секста чеканили медные ассы в городах будущей Бетики Урсоне и Белоне и соседнем Миртилисе163. Это ясно свидетель­ ствует о том, что значительная часть Дальней Испании признала власть Секста Помпея.

Убийство Цезаря имело еще одно следствие. Незадолго до своей гибели Цезарь назначил Лепида, являвшегося его начальником конни­ цы, наместником Трансальпийской Галлии и Ближней Испании (App. II, 107;

Cas. Dio XLIII, 51, 8), оставив за Поллионом только Дальнюю Ис­ панию. И Лепид начал собирать войска, которые должны были с ним уйти за Альпы. Но мартовские иды застали Лепида с его воинами в Риме, и он принял активное участие в событиях, последовавших за убийством Цезаря164. Правда, ничего существенного ему добиться не удалось.

Антоний провел закон об уничтожении диктатуры вообще, и это лиши­ ло Лепида не только поста начальника конницы, ибо уже и диктатора более не было, но и легальной основы его пребывания в Риме. Получив в качестве утешения сан верховного понтифика, Лепид был вынужден удалиться из Италии. Но он не желал завязнуть в испанских делах. Так практически и не появившись в Испании, он сконцентрировал свои войска в Галлии, ожидая развития событий.

В Испании сложилась патовая ситуация. У Поллиона не было сил справиться с увеличившимся войском Помпея. Лепид считал для себя гораздо важнее следить за событиями в Италии, чтобы в любой подхо­ дящий момент иметь возможность в них вмешаться. Секст Помпей тоже не стал форсировать события, а предпочел начать переговоры. Возмож­ но, к этому его толкала оценка своих позиций в Риме. А об этих пози­ циях свидетельствует Цицерон. В публично произнесенных «Филиппи ках» он всячески превозносит Секста, называя его подобным своему отцу, которого, в свою очередь, считает «светом римского народа» (Phil.

V, 39), славнейшим юношей (Phil. XIII, 8) и выражая радость по поводу того, что государство снова увидит сына Гнея Помпея (Phil. XIII, 9), одновременно обвиняя Антония в недостойном поведении по отноше­ нию к Помпею и его имуществу (Phil. V, 39— XIII, 9). В письмах 41;

1 2Ibid. Р. 175. Существует мнение, что легенда SAL на этих монетах указывает не на Са лацию, а на Сальпензу (Morawiecki L. Political Propaganda... P. 65). В таком случае речь идет не о Лузитании, а о будущей Бетике.

1 3 Morawiecki L. Political Propaganda... P. 66.

1 4Литература об этих событиях огромна. Отметим лишь: Машкин Н. А. Принципат Августа. С. 123-124;

Парфенов В. Н. Рим от Цезаря до Августа. Саратов, 1987. С. 6— 8.

господствует иное настроение. Исследователи обратили внимание, что в отличие от Брута и других людей, более или менее близких Цицерону, оратор ни разу не называет Секста noster (наш)165. Следовательно, в круг Цицерона сын Помпея Великого ни в коей мере не входил. Сразу после мартовских ид в эйфории, вызванной убийством диктатора и кажущим­ ся обретением свободы, Цицерон вспоминает о Сексте, сражающемся в Испании, и Цецилии Бассе, который в то время воевал против цеза­ рианцев в Сирии (Fam. XI, 1,4). Но позже настроение Цицерона меня­ ется. На это его толкает изменение политического положения в самом Риме, когда в союзе с частью цезарианцев во главе с Октавием, казалось, можно было обойтись без помощи Помпея и Басса, но не в меньшей степени и страх перед непредсказуемым Секстом. Цицерон одновремен­ но и боится, что Секст «отбросит щит», прекратив всякую борьбу (Att. XV, 29, 1), и страшится, как бы тот не явился с войском в Италию, развязав новую гражданскую войну (Att. XIV, 22,2;

XV, 21,3;

22). Видимо, военные действия на западной и восточной окраинах республики — в Испании и Сирии — настоящей гражданской войной в Риме не представлялись.

Такая настороженность Цицерона по отношению к Сексту была, веро­ ятно, известна и самому младшему Помпею, а выражала она не только личные взгляды и чувства Цицерона, но явно и всего сенатского боль­ шинства, лидером которого в тот момент Цицерон являлся.

Едва ли мог Секст рассчитывать и на городскую массу. Ее настроение было непостоянным. Память о Помпее Великом не была столь уж глу­ бока. Много позже Секст действительно приобретет популярность участи римского плебса (App. V, 25), но это произойдет в совершенно других условиях. А пока римская толпа была настроена резко процеза риански, как показывали все события весны 44 г. до н. э. И в этих усло­ виях сыну Помпея было важно восстановить позиции своей семьи в Риме, чтобы вновь приобрести начальную опору, с которой он мог уже начать свое возвышение. Думал ли при этом Секст о захвате власти в государстве, сказать трудно, ибо никаких положительных свидетельств этому нет, а его практические шаги, казалось, говорили об обратном.

Но, с другой стороны, Секст едва ли отличался от людей своего поколе­ ния. В этом поколении существовали «белые вороны», у которых еще имелись какие-то политические принципы. Таким был, несомненно, Брут и, может быть, Кассий. Но при всем к ним уважении реального влияния такие люди почти не имели и были обречены на поражение.

Основная масса политических деятелей этого поколения, к которому принадлежали такие люди, как Антоний, Лепид и сам Секст Помпей, 165FreyburgerM.-L, RoddazJ.-M. Lesproblemes... P. LXXXVIII.

стремилась только к собственному утверждению. Недаром многие из них сравнительно легко переходили из лагеря в лагерь в зависимости от по­ литической конъюнктуры. Если какие-либо красивые лозунги и выдви­ гались, то только для привлечения как можно большего числа сторон­ ников. И Секст, будучи плоть от плоти этого поколения, был честолюбив не менее Антония или Лепида. Но для достижения своих целей он, по-видимому, первоочередным считал необходимость возвращения положения своей семьи. И Секст заменил военное наступление дипло­ матическим.


Летом 44 г. до н. э. Секст через посредство своего тестя Л. Скрибония Либона обратился с письмом к консулам Антонию и Долабелле с пред­ ложением роспуска всех войск и возвращения ему, Сексту, отцовского имущества, прежде всего дома. Копию этого письма через того же Ли­ бона он передал Цицерону и его друзьям (С/с. Att. XVI, 4, 1— Это 2).

свидетельствует о том, что он стремился не только (а может быть, и не столько) к переговорам с Антонием и Долабеллой, которых он иронически называл «консулы или они под каким-нибудь другим име­ нем», намекая на отсутствие реальных выборов, но и к созданию благо­ приятного общественного мнения. Цицерон охотно пошел навстречу Помпею, тем более что главным приобретателем имущества Помпея был Антоний. По его инициативе к адресатам были прибавлены преторы, народные трибуны и сенат, чтобы не дать консулам замолчать это пись­ мо и придать ему самую широкую огласку. Этим письмом Секст явно пытался добиться положения лидера или одного из лидеров антицеза рианских или, в тех условиях точнее, антиантониевских сил. Конечно, добиться этого он не смог, но замалчивать его позицию было уже невоз­ можно, тем более что Цицерон поддержал его требования в своих вы­ ступлениях (Phil. И, 75;

XIII, 11-12).

В таких условиях Лепид предпочел пойти на переговоры с Секстом.

Сколь долго и как интенсивно они шли, сказать трудно. 25 октября 44 г.

до н. э. Цицерон (Att. XV, 13, 4) писал Аттику, что дела в Испании идут очень хорошо, так что в это время Секст со своими войсками находился на Пиренейском полуострове. Но еще до начала нового года Секст уже заключил соглашение с Лепидом, по которому он должен был получить возмещение за конфискованное имущество, а за это покинуть Испанию (С/с. Phil. V, 41;

XIII, 9;

12;

Vel. Pat. II, 73;

Cas. Dio XLVIII, 17, l ) 166. Это 6 По Аппиану (III, 4), инициатором соглашения с Секстом был Антоний. Возмож­ но, это утверждение связано с общей проантониевской традицией, которой следует Аппиан: Senatore F. Sesto Pompeo tra Antonio e Octaviano nella tradizione storiografica antica//Athaeneum. 1991. Vol. 79, 1. P. 103-139. Итальянский ученый подчеркивает, что в рассказе о переговорах с Секстом александрийский историк не упоминает основное соглашение было ратифицировано сенатом и оформлено как его поста­ новление (App. III, 4;

IV, 94). Цицерон (Phil. V, 41) в связи с этим упоми­ нает волю не только сената, но и римского народа. Это может свидетель­ ствовать о подтверждении соглашения народным собранием (хотя не исключено, что употреблена просто принятая формула). Таким образом, речь шла не о частном соглашении двух военных и политических деяте­ лей, а о решении римского правительства. Своих основных целей Секст не добился, но все же вернул себе определенное легальное положение.

Цезарь рассматривал войну 46— гг. до н. э. в Дальней Испании как мятеж против государства и, следовательно, сыновей Помпея как мя­ тежников, не достойных его милосердия. Теперь же согласием на воз­ мещение имущества римское правительство отказывалось от прежнего взгляда. Более того, по условиям этого договора Сексту Помпею возвра­ щалось гражданство (С/с. Phil. V, 38-41), которого он был лишен Цеза­ рем. Это было уже важным шагом к достижению цели. Выполняя усло­ вия соглашения, Секст еще до наступления 43 или в самом начале этого года покинул Испанию и перебрался в Массалию поближе и к Италии, и к Лепиду. Вскоре он официально был назначен сенатом префектом флота и морского побережья (Vel. Pat. II, 73;

App. Ill, 4;

Cas. Dio XLVIII, 17,1). Это давало ему законное право держать армию и флот, и он забыл о своем прежнем требовании роспуска всех войск.

С Помпеем ушла и часть, по крайней мере, его армии, в том числе и части из туземцев. Позже испанцы сражались под знаменами Секста на Сицилии167. Но это не привело к успокоению в самой Испании.

Для значительной части местного населения поддержка лидера одной из политических группировок, оказавшихся в тот момент в оппозиции к римскому правительству, послужила толчком к их самостоятельному выступлению. Как и во времена Сертория, эта часть испанцев исполь­ зовала сложившуюся ситуацию для ведения антиримской борьбы. И пре­ емникам Цезаря пришлось применить значительные силы для подавле­ ния этого движения уже после ухода Секста Помпея.

требование последнего о возвращении отцовского имущества, а, упоминая о приобре­ тении Антонием собственности Помпея, указывает на законность этого акта;

и в рас­ сказе о гибели Секста приводится несколько версий этого события и фактически обе­ ляется сам Антоний. Ф. Сенаторе считает источником этих пассажей Азиния Поллиона, который, как известно, одно время активно поддерживал Антония и который явно не питал особой любви к Лепиду, бывшему его соперником на Пиренейском полуост­ рове.

6 Парфенов В. Н. Император Цезарь Август. С. 73. Недаром на монетах, чеканенных в Сиракузах, появляется легенда HISPANORUM: Morawiecki L. Political Propaganda...

P. 68-69.

По первому разделу западной части республики, произведенному в 43 г. до н. э., Испания была предоставлена Марку Эмилию Лепиду (Арр. Bel. civ. IV, 2— причем управлять ею он должен был через легатов, 3), оставаясь сам в Риме. Добившись удаления Секста Помпея из Испании, Лепид, по-видимому, принял меры для укрепления своего положения в этой стране. Одним из инструментов достижения подобных целей являлась гражданская политика, и надписи показывают большое коли­ чество Эмилиев, сконцентрированных преимущественно в городах вос­ точной части Ближней Испании1 8 (т. е. там, где действовал и Секст).

Другой мерой было основание колоний. И Лепид основал колонию на месте туземной Цельзы, назвав ее Виктрикс Юлия Лепида169. Лепиду, вероятнее всего, принадлежит и создание колонии Юлии Илици (или Илицтаны)170. Судя по надписи, являвшейся частью кадастра, прове­ денного при основании колонии, сама колония была создана, скорее всего, в 43 г. до н. э.11 Первыми колонистами были либо уже получившие римское гражданство испанцы, либо потомки италийских переселенцев во втором, по крайней мере, или в первом поколении. Обе колонии были созданы Лепидом в тех районах, которые являлись основными театрами действий Секста.

Испания недолго оставалась в сфере власти Лепида. В 40 г. до н. э.

по договору между Антонием и Октавианом вся западная часть государ­ ства, кроме Африки, была предоставлена последнему (Арр. Bel. civ. V, 51;

65). И теперь уже Октавиану пришлось иметь дело со все еще сопро­ тивлявшимися испанцами.

Вскоре после того как Испания перешла под власть Октавиана, он был вынужден направить туда шесть легионов под командованием своего друга Кв. Сальвидиена Руфа. Неизвестно, успели ли они принять участие в военных действиях в Испании, так как вскоре были отозваны для войны с Люцием Антонием (App. V, 19;

24;

Cas. Z)/o XLVIII, 10,1),носама посылка столь значительного войска говорит о серьезности положения на Пиренейском полуострове. Уже в 30-е гг. в Испании активно дейст­ вовали полководцы Октавиана, ведя упорные войны. Первым из них 1 8 Dyson S. L. The Distribution of Roman Republican Family Names in the Iberian Penin­ sula/ / Ancient Society. 1980/1981. Vol. 11/12. P. 271.

169 Beltran Lloris M. La colonia Victrix Iulia Lepida C e lsa // RSL. 1979. Vol. 45.

P. 187-190.

m Keune. Ilici// RE. 1918. SptBd. III. Sp. 1218;

GalstererH. Untersuchungen... S. 26.

1 1 Mayer M., Olesti O. La sortito de Illici. Del documento epigrafico al pasaje historico// Dialogues d’histoire ancienne. 2001. T. 27, 1. P. 109-131;

Guillaumin J.-!. Note sur le document cadastral romain decouvert a la Alcudia (Elche, province d’Alicante) / / Dialogues d’histoire ancienne. 2002. № 28, 1. P. 113-133.

был Гней Домиций Кальвин. Он был направлен в Испанию в 39 г. до н. э.

и действовал там до 37 г. Кальвин был опытным политическим и военным деятелем, ранее выступавшим против Цезаря, но затем перешедшим на его сторону и уже его не покидавшим. Он участвовал в битве при Фарсале, в войне против Фарнака, в африканской кампании. При рас­ коле цезарианцев он оказался на стороне Октавиана172. Уже сама посыл­ ка такого испытанного командира и сторонника говорит о серьезности положения в Испании173. О том же говорит и состояние римских войск, которые, по-видимому, уже разложились. Когда часть его армии во гла­ ве с одним из его помощников попала в засаду противников, воины просто-напросто бросили своего командира и бежали. Кальвину при­ шлось прибегнуть к децимации. Эту меру не применяли в римской армии со времени Красса, который таким же образом восстановил дисциплину среди своих воинов во время войны со Спартаком. Да и во время Красса это было уже чем-то забытым и необычным. После вос­ становления такой жестокой мерой порядка в войсках Кальвин начал наступление на врагов (Cas. jD/oXLVIII, 4 2,1 -3 ). Дион Кассий называ­ ет этими врагами варваров и конкретно церетанов. Так что речь идет именно о местном населении. Церетаны населяли восточную и цен­ тральную часть района Пиренеев174, т. е. приблизительно ту же терри­ торию, возле которой первоначально действовал Секст. Однако Каль­ вин действиями только там не ограничился. Овладение таким важным стратегическим районом, как территория церетан175, дало ему возмож­ ность дальнейших военных операций. Он распространил их и на район Оски176. В свое время Оска была столицей Сертория, и этот район был как бы сердцем серториевской державы. С другой стороны, именно в этом районе и в близлежащей долине Ибера более всего концентриро­ валась испанская клиентела Помпеев177. И все эти совпадения едва ли были случайными.


Операционной базой Кальвина был, возможно, Эмпорион, исполь­ зованный римлянами в этом качестве еще во II Пунической войне и в начале завоевания Испании. И с Кальвином, видимо, связывается пре­ 172Mnzer. Dom itius// RE. 1903. Hbd. 9. S. 1422-1423.

m Syme R. The Roman Revolution. P. 227, 332.

1 4 Historia de Espafia. Madrid, 1989. P. 366-368.

1 5 Olest i Vila O. La romanizacion de la Cerdaca / / Homenaje a Jose Ma Blazquez. Madrid, 1999. Vol. IV. P. 302.

1 6Freyburger M.-L., RoddazJ.-M. Lesproblemes... P. 98.

1 7Об этом, в частности, свидетельствует значительная концентрация людей с именем Помпея в этом регионе: Dyson S. L. The Distribution of Roman Republican Family Names...

P. 288.

образование этого города в муниципий, по крайней мере, его испанской части178, что можно рассматривать как благодарность эмпоритам за их поддержку в войне179. В начале выступления Секста Помпея Эмпорион, как кажется, выступил на его стороне180, но неоднородность этого двой­ ного (или к тому времени даже тройного) города привела к тому, что значительная часть горожан поддержала октавиановского полководца в его войнах с соседними иберами. С Кальвином связано возведение в ранг муниципия и Оски181, которая, видимо, тоже поддержала Кальви­ на в его военных операциях в этом регионе. И Кальвин, со своей сторо­ ны, стремился привлечь к себе местное население. Об этом говорит не только предоставление муниципального статуса Оске, но и то, что че­ каненные в этом городе его монеты воспроизводили стиль кельтиберской чеканки182. За свои победы Кальвин получил в 36 г. до н. э. триумф и еще во время пребывания в Испании титул императора (CIL I, р. 461,478),83.

О значении побед Кальвина говорит еще и тот факт, что именно со вре­ мени его наместничества стала отсчитываться «испанская эра», которая пережила римское владычество и сохранялась вплоть до арабского завоевания Испании. По-видимому, действия Кальвина принесли этой части Испании мир, и это было высоко оценено184. Вообще Август счи­ тал, что именно с его правления начинается новая эра в Риме185. И то, что он и его преемники сохранили «испанскую эру», говорит об осознании значения побед Кальвина не только испанцами, но и римским прави­ тельством.

На смену Кальвину был послан Гай Норбан Флакк. Он, как и Каль­ вин, уже был известным военным командиром и испытанным сторон­ ником триумвиров. Он активно и успешно сражался против республи­ канцев в 42 г. до н. э., а во время болезни Октавиана в битве при Филиппах вместо него командовал лагерем. В 38 г. до н. э. Норбан был консулом и затем сменил Кальвина в Испании, получив затем, как и его пред­ шественник, триумф и титул императора186. С ним связано основание 178Циркин Ю. Б. Римский Эмпорион. Путь к муниципию// Государство, политика и идеология в античном мире. Л., 1990. С. 124;

Bonneville J.-N. Les patrons du municipe d’Emporion / / REA. 1986. T. 88. P. 183-186, 193-195.

1 9 Возможно, что Кальвин только воплотил в жизнь замысел Цезаря;

ср.: Plana /?., Репа J. Ampuries... Р. 94.

180Bonnenville J.-N. Les patrons... P. 195.

1 1 RaddazJ -M. Guerres civiles... P. 332.

182Sydenham E. A. The Coinage... P. 212.

1 3 Ibid.

14 Ср.: BalilA. Riqueza у sociedad en la Espana Romana / / Hispania. 1965. T. 99. P. 353.

1 5 Kienast D. Augustus und Caesar// Chiron. 2001. Bd. 31. S. 3.

186Groag. Norbanus// RE. 1936. Hbd. 33. S. 1270-1272.

колонии Норбы Цезарины187. Этот город был расположен в Дальней Испании на территории будущей Лузитании на старинном важном пути к рудным регионам Северо-Западной Испании188. В связи с этим нужно вспомнить, что лузитаны активно поддерживали помпеяцев даже после поражения последних при Мунде и пытались не дать Цезарю овладеть Гиспалисом, а позже успешно сражались против Дидия и убили его (Bel.

Hisp. 35— 38;

40). Явно либо для борьбы с лузитанами, либо для пре­ 36;

дотвращения их выступления зимой 44-43 гг. до н. э. Азиний Поллион расположил свои легионы в Лузитании (С/с. Fam. X, 33, 3). А решившись уйти со своими войсками из провинции, он оправдывался тем, что ле­ гионы нужнее провинций, которые затем можно будет легко возвратить (С/с. Fam. X, 31, 6). Так что угроза полной потери Дальней Испании в случае ухода оттуда войск Поллиона явно существовала. Отмеченная выше возможная чеканка монет Секста в лузитанской Салации также говорит о поддержке помпеянцев в этом регионе. Поэтому можно думать, что и Норбан сражался в основном с лузитанами, и это тоже можно рассматривать как последние отзвуки войны с помпеянцами, в том чис­ ле с Секстом Помпеем. Таким образом, основными районами действий Кальвина и Норбана были северо-восточная часть Ближней Испании и западная часть Дальней, т. е. именно те, в которых отмечена и активность Секста Помпея.

На этом военные действия в Испании не прекратились. После Каль­ вина и Норбана триумфы и императорские титулы за победы в Испании получали Люций Марций Филипп, Аппий Клавдий Пульхр, Гай Каль визий Сабин, и уже в самом начале 20-х гг. Тит Статилий Тавр (о его триумфе не известно, но он был императором, что предполагает и три­ умф189) и Секст Аппулей. В триумфальных фастах триумфы всех этих полководцев, как и Кальвина и Норбана, обозначались просто ex His­ pania (CIL, p. 461, 478). О районе действий преемников Норбана до Тавра ничего сказать нельзя. Тавр же сражался уже против кантабров, астуров и вакцеев (Cas. Dio LI, 20). По-видимому, с теми же врагами имел дело и Аппулей, и их кампании можно рассматривать как начало той войны, которую немногим позже повел сам Август, подчиняя Северную и Северо-Западную Испанию.

Накануне решающей схватки между Октавианом и Антонием Испа­ ния, как и другие западные провинции и Италия, принесла присягу Октавиану (R. g. 25). В 30 г. до н. э. Октавиан, победив Антония, стал 1 7 Cal/ejo Cerrano C. La arqueologia de Norba Caesarina// AEArq. 1968. Vol. 41. P. 121;

GalstererH. Untersuchungen... S. 23-24.

m Callejo Cerrano C. La arqueologia... P. 121, 147.

1 9Castillo Garcia C. Prosopographia Baetica. P. 244.

единственным повелителем государства. В январе 27 г. до н. э. его власть была официально оформлена, и он, в частности, получил почетное имя Августа. Началась история Римской империи, составной частью которой были испанские провинции.

ЗОНЫ РОМАНИЗАЦИИ К КОНЦУ РЕСПУБЛИКИ К концу республиканской эпохи почти вся Испания была подчине­ на Риму. Независимыми оставались только северные и северо-западные районы, подчинение которых приходится уже на время Августа. Всю обширную территорию, политически подчиненную Риму, в отношении романизации можно разделить на три зоны. Первая охватывает большую часть Пиренейского полуострова: внутренние и западные районы Ближ­ ней Испании и западную часть Дальней (будущую провинцию Лузита­ нию). В этой обширной зоне нет почти никаких следов романизации.

Здесь в отдельных пунктах стояли римские легионы, в некоторых местах время от времени, видимо, появлялись римляне. Но легионные терри­ тории были отделены от окружающей их местной среды и изолированы от нее190. Из всей этой области римляне добывали сначала большую военную добычу, а затем получали налог, но нет даже сведений о разра­ ботке ими рудников во внутренних и западных районах И спании191.

Редки здесь и следы римского импорта.

На всей этой территории сохранялся старый родоплеменной строй.

Здесь действовало местное право192, даже если оно официально и не признавалось. Население говорило на своих языках, как это видно по эпиграфическим памятникам и монетным легендам193. На всей этой территории в эпоху Республики не было ни одного города, кроме, может быть, колоний, созданных после смерти Цезаря, римского или латин­ ского права. Можно говорить, что вся эта зона оставалась чисто туземной, подчиняясь Риму только политическими средствами.

Вторая зона составляла прямую противоположность первой, буду­ чи полностью или почти полностью романизованной. Это в первую очередь долина Бетиса. Страбон (III, 2, 15), чьи источники в целом восходят к позднереспубликанскому времени, утверждает, что турде таны приняли не только латинский язык, но и весь образ жизни и, 1 0MoszyA. Zu den prata legionis// Beihefte der Bonner Jahrbcher. 1967. Bd. 19. S. 211.

11 Nony D. La Peninsule Ibrique. P. 667.

1 2Blazquez J. M. El legado... P. 345;

idem. Nuevosestudios... P. 54-56, 67-68.

1 3 TovarA. Lenguasindoeuropeas//ELH.T. I. P. 16;

Caro BarojaJ. La escritura... P. 761-764;

Lejeune M. Celtiberica. Salamanca, 1955. P. 71-74.

забыв свой язык, почти превратились в римлян. Провинциалы дейст­ вительно понимали латинский язык, как это видно из того, что Цезарь дважды обращался к ним с речью (Caes. Bel. civ. II, 21;

Bel. Hisp. 42)194.

Свидетельством культурной романизации являются монеты, на кото­ рых, наряду с местными, все чаще появляются латинские легенды.

На многих монетах этого региона появляются двуязычные надписи, которые после 45 г. до н. э. полностью заменяются латинским и195.

В этой зоне очень редки турдетанские имена1 6 и почти нет следов ме­ стной религии. По свидетельству Цицерона (Arch. 26), здесь в 70-х гг.

до н. э. уже были местные поэты. Существовали здесь и устроенные на римский лад школы;

в одной из них учился Сенека Старший, который из-за гражданских войн не мог попасть в Рим и получить образование там197.

Экономика Южной Испании оставалась прежней, но со II в. до н. э.

устанавливаются тесные связи с Италией. Уже в I в. до н. э. самые боль­ шие корабли приходили в италийский порт Путеолы из Испании (Strabo III, 2, 6). В еще большем масштабе осуществлялся импорт италийских продуктов. Археологические данные показывают, что долина Бетиса была наводнена италийской керамикой, значительную часть которой составляют винные амфоры198. Обилие импортных сосудов привело к прекращению производства не могущей конкурировать с ней местной керамики приблизительно в середине II в. или на рубеже И— вв. I до н. э.1 В процессе завоевания исчезли мелкие местные царства, образовав­ шиеся на развалинах Тартессиды. Страбон в III книге своей «Географии»

не раз говорит о народах Южной Испании: турдетанах, турдулах, баете танах и т. д. Однако в данном случае речь идет не о реальных политико­ административных единицах, а о жителях соответствующих областей.

Эта традиция удерживалась и в географии более позднего времени. Те же народы упоминает Птолемей (И, 4, 4-11), когда о племенных объеди­ нениях Южной Испании заведомо не могло быть речи. Зато Плиний (III, 7—17), чьи данные восходят к источникам конца республики или 1 4Garcia у Bellido A. Die Latinisierung Hispaniens / / Aufstieg und Niedergang der rmischen Welt. Bd. S. 471.

1 5 VivesA. La moneda hispanica. Т. III. Passim;

TovarA., Blzquez J. M. Historia... P. 236.

1 6Albertos Firmat M. L. Onomastique indigene de la Peninsule Iberique// Aufstieg und Niedergang der rmischen Welt. Bd. II, 29, 1. Berlin;

New York, 1983. P. 880-881.

1 7Rodriguez Neila J. F. Historia de Crdoba. P. 279.

1 8Corpus Vasorum Aretinorum. Passim.

1 9 Maluquer de Motes J. Pueblos ibericos. P. 672;

Niveau de Villedary у Masinas A. M.

Le ceramicagaditatana... P. 176, 202.

в крайнем случае начала империи200, говорит только о городах Бетики.

Большинство городов было податными, не имевшими ни римского, ни латинского гражданства, но все же городами. Город уже был основной политико-административной единицей на юге Пиренейского полуост­ рова, что полностью соответствует римской системе.

Важной составной частью романизации является распространение рабства201. Рабов здесь было уже столь много, что Секст Помпей, осво­ бодив и вооружив их, пытался защитить Кордубу от войск Цезаря (Bel.

Hisp. 34;

Cas. Dio XLIII, 39, 1). К богатым рабовладельцам принадлежа­ ли Скапула, хозяин многочисленной рабской фамилии (Bel. Hisp. ЗЗ)202, Вибий Пациан, владелец большого имения, в котором скрывался Красс в 80 г. до н. э. (Plut. Crass. 4).

Таким образом, средняя и нижняя долина Бетиса предстает уже глу­ боко романизованной территорией, в которой для полного завершения этого процесса не хватало только получения большинством населения римского гражданства (меньшинство его уже имело, особенно со вре­ мени Цезаря)203.

К той же зоне относятся и отдельные города средиземноморского побережья Ближней Испании. Таким был Новый Карфаген, ставший «почетной» колонией, вероятнее всего, в 45 г. до н. э.204 Чисто римско италийским городом был Тарракон205. Римскими или глубоко романиз ванными городами этого побережья были Валенция206 и, может быть, Барцинон и Бетулон (Plin. III, 22).

Третью зону составляли горные районы верхнего Бетиса, горы, окру­ жающие долину этой реки, атлантическое и средиземноморское по­ бережье будущей Бетики, средиземноморское побережье Ближней Ис­ пании (исключая те города, о которых только что шла речь), нижняя и средняя долина Ибера. Эта зона занимала как бы промежуточное поло­ жение между первыми двумя. С одной стороны, здесь присутствовали значительные признаки романизации. В первую очередь это экономи­ ческое освоение римлянами и италиками горнорудных богатств Бетики, приносящих сказочные барыши. Так, по Страбону (III, 2, 9), четверть медной руды Бетики составляла чистая медь, а хозяева серебряных руд­ 200 Blazquez J. М. Nuevos estudios... P. 18;

Tierney J. J. The Map of Agrippa// Procedings of the Royal Irish Academy. 1963. Vol. 63, section c. № 4. P. 155.

2 1 Mangas ManjarresJ. Esclavos... P. 76, 499.

2 Welwei K. W. Unfreie im antiken Kriegsdienst. Stuttgart, 1988. Т. III. S. 143-144.

2 Blazquez J. M. Nuevos estudios... P. 11-16.

2 Циркин Ю. Б. Римская колония Новый Карфаген. С. 145-152.

2 Alldy G. Tarraco. S. 572-594, 625, 637.

206 Galsterer H. Untersuchungen... S. 12.

ников добывали в день эвбейский талант, т. е. 26 кг чистого серебра.

Плиний (XXXIV, 165) говорит о двух рудниках этой области, из которых один давал 400 тысяч, а другой 200 тысяч фунтов металла в год. Эти богатства шли в основном в Италию через порты южного побережья, среди которых выделялся Гадес (Strabo III, 4, 2). Ясные следы связей с Италией обнаруживаются и в восточной части Ближней Испании, откуда шло в Италию, в частности, лацетанское вино, а присутствие там италийской керамики говорит о ее импорте207. Свидетельством пере­ стройки экономической системы является распространение монеты, выпускавшейся по римскому образцу208. Плиний (III, 19-25) перечис­ ляет значительное число городов этой зоны, что свидетельствует о рас­ пространении городской системы. На монетах имеются латинские или двуязычные легенды209. В рудниках работали рабы (например, Strabo II, 2, 10), хотя использовался труд и свободных людей210.

Наряду с этими несомненными признаками романизации отмечает­ ся и живучесть старых институтов. Тот же Плиний, говоря о восточной части Ближней Испании, кроме городов, называет и «народы», в том числе такие крупные, как эдетаны, церетаны, бастетаны и др. На окраи­ нах Бетики, т. е. в переходной зоне, римский энциклопедист тоже отмечает некоторые «народы» (III, 8;

13). Следовательно, несмотря на широкое распространение городской системы, она еще не стала един­ ственной, как в романизованной зоне. В горнорудной зоне значительную часть работников составляли свободные. Это были туземцы, еще сохра­ нившие свою культуру211. В греческих и финикийских городах еще жил свой язык. В ряде мест отмечаются следы местных культов, как культ Нетона. Чаша из Тивисы, относящаяся к I в. до н. э., украшена мифо­ логическими сценами и говорит о живучести иберской мифологии212.

Мифологические сцены изображаются на иберских вазах, основным центром производства которых была Юго-Восточная Испания213. В ряде 2 Beltran Lloris М. EI comercio de aceite... P. 144-219;

Barbara J. El impacto comercial italico / / Problemas de la Prehistoria у de la Arqueologia Catalanas. Barcelona, 1963. P. 165-171;

Pascual Guadach R. El desarrollode la Arqueologia Submarina / / ibid. P. 208-219: Blzquez J. M.

La economia... P. 332-339.

2 TovarA., Blzquez J. M. Historia... P. 233-236;

Blzquez J. M. La economia... P. 343-347;

Ripolles Alegre P. P. Lacirculacin... Passim.

209 Caro Baroja J. La escritura... P. 703-778.

2,0Rickard T. A. The Minningofthe Roman S p a in //JRS. 1928. Vol. 18. P. 132;

Historia economica у social de Espana. Madrid, 1975. Т. I. P. 212;

Mangas Manjarres J. Esclavos...

P. 79-80.

2.1 Ibid.\ Maluquerde Motes J. Pueblos ibericos... P. 592-593.

2.2 Blzquez J. M. Religiones prerromanas. P. 189-191, 305.

2.3 Ibid. P. 179, 213;

Fletcher Vails D. Problemas de la cultura iberica. Valencia, 1960. P. 84.

мест Восточной Испании туземные и импортные сосуды сосуществуют.

I в. до н. э. вообще считается временем расцвета иберской скульптуры и вазописи214. Все это свидетельствует о том, что в этой зоне, несмотря на далеко зашедшую романизацию, местная цивилизация сохраняет свои позиции.

Различные факторы вели к романизации местного населения и по­ явлению ее различных зон. Нельзя забывать тот простой факт, что рим­ ские институты и римская культура были принесены победителями и побежденные волей-неволей должны были к ним приспосабливаться.

Латинский язык был языком администрации, суда, религии и торговли, и он становится, как говорилось выше, и языком межэтнических сно­ шений в туземной среде. Во время долгих и упорных войн многие ис­ панцы попадали в рабство, причем значительная часть их, вероятно, оставалась в Испании, принужденная к работе в рудниках. Эти люди независимо от своей воли втягивались в социальные отношения рим­ ского общества215. Представители местной знати, общаясь с римлянами, не могли не поддаться влиянию господствующей культуры. Римские боги оказались сильнее местных, и это привело к распространению их культов. Содержание оккупационной армии, а затем необходимость платить налоги привели к возникновению и широкому распространению (особенно на юге и востоке Пиренейского полуострова) денежной сис­ темы216, а это, естественно, влияло на экономическую и социальную жизнь испанцев. Некоторые социально-политические структуры разру­ шались в случае активного сопротивления.

Большое значение имело привлечение местного населения к военной службе во вспомогательных частях217. В течение многих лет, проведенных подчас далеко от родины, воины воспринимали не только латинский язык, но и весь римский образ жизни, а вернувшись к себе, становились ревностными его проводниками. Некоторые ветераны в качестве муни­ ципальных землевладельцев получали участки земли218, которые и ста­ новились ячейками античной формы собственности и рабства как глав­ ной формы эксплуатации. Этот фактор нельзя переоценивать, но и игнорировать его вовсе тоже невозможно. Определенную роль играла политика, особенно во время гражданских войн, когда римские поли­ m ArribasA. The Iberians. London, 1963. P. 169-174.

2 Mangas ManjarresJ. Esclavos... P. 41-47.

2,6 VivesA. La moneda hispanica. Т. I— Passim;

Blazquez J. M. La economia... P. 343-347;

III.

PerezAlmoguerraA. Lascecas... P. 48-54.

217 BalilA. Un facto... P. 108—134;

Bosch Gimpera P. Les soldats iberiques, agents d’helleni sation et de romanisation / / Melanges offenes a Jerom Carcopino. Paris, 1966. P. 147-148.

2,8 Штаерман E. М. Мораль и религия... C. 235-236.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.