авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ПОВОЛЖСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ ТЫЛА И ТРАНСПОРТА

ИМЕНИ ГЕНЕРАЛА АРМИИ А. В. ХРУЛЕВА

ВОЛЬСКИЙ ВОЕННЫЙ ИНСТИТУТ ТЫЛА

ФИЛИАЛ ВОЕННОЙ

АКАДЕМИИ ТЫЛА И ТРАНСПОРТА

Постников С. В.

АКАДЕМИК

Т. Н. КАРЫ-НИЯЗОВ:

ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Научно-популярный очерк

Вольск

2011

УДК 929Кары-Ниязов(575.1)

ББК 63.3(2)6-8Кары-Ниязов3

П 63 П 63 Постников С. В. Академик Т. Н. Кары-Ниязов: жизнь и деятельность.

Научно-популярный очерк / С. В. Постников. – Вольск: ВВИТ, 2011. – 92 с.

Перевод оригинальных текстов с узбекского языка на русский выполнен доктором физико-математических наук, профессором Абдуллаевым Р. З.

Очерк печатается в соответствии с планами научной работы Военной академии тыла и транспорта им. генерала армии А. В. Хрулёва и Вольского военного института тыла Рецензент: академик Национальной академии наук Республики Узбекистан Каюмов А. П.

© ВВИТ, © Постников С. В., СОДЕРЖАНИЕ Предисловие..................................................................................................................... История и современность. Основные вехи жизни академика Т. Н. Кары-Ниязова. У истоков национальной школы педагогики............................................................. Избранные труды академика Т. Н. Кары-Ниязова..................................................... Вклад академика Т. Н. Кары-Ниязова в математическую науку............................. Астрономическая школа Улугбека.............................................................................. Академик Т. Н. Кары-Ниязов и узбекская филология.............................................. О развитии науки и культуры узбекистана................................................................. Вклад академика Т. Н. Кары-Ниязова в историческую науку.................................. Общественно-политическая деятельность академика Т. Н. Кары-Ниязова............ Послесловие................................................................................................................... Список использованной литературы........................................................................... Известные ученые, политические деятели, деятели культуры и искусства об академике Т. Н. Кары-Ниязове.................................................................................... Награды академика Т. Н. Кары-Ниязова.................................................................... Список основных работ академика Т. Н. Кары-Ниязова.......................................... Фотодокументы............................................................................................................. «Мы начали возрождать духовную жизнь, которая основана на великом ду ховном наследии наших великих предков, на тысячелетней истории и культуре»

Каримов И. А. Родина священна для каждого. Доклады, речи, интервью. – Ташкент: Ўзбекистон, 1995. – С. 45.

ПРЕДИСЛОВИЕ Среди незаслуженно забытых мировой наукой имен сегодня находится вы дающийся ученый, педагог, историк академик Академии наук Узбекистана Т. Н. Кары-Ниязов. Всю свою жизнь он посвятил служению науке и культуре.

В их развитие, в дело обучения и воспитания нового поколения ученых он внес огромный вклад.

В Узбекистане, пожалуй, нет человека, который не знал бы Ташмухаммеда Ниязовича: и маленькие человечки, школьники, начинающие постигать научные знания за партой, и убеленные сединами почтенные академики произносят его имя с глубоким уважением, восхищаются и поражаются его незаурядными спо собностями и умом. Труды Т. Н. Кары-Ниязова в середине ХХ в. снискали себе заслуженную славу и на родине и далеко за ее пределами, его научные исследова ния получили всеобщее признание.

Всю его жизнь, все творческое наследие можно кратко охарактеризовать словом «первый». Он – основатель обновленной узбекской школы и создатель первого учебника для нее. Он – организатор и руководитель первого в республике педагогического техникума, в котором было положено начало органическому со единению новой узбекской и передовой европейской мысли. Он в числе первых среди узбеков окончил Ташкентский государственный университет, а затем стал его преподавателем, руководителем кафедры и ректором. Он был первым узбе ком, получившим ученое звание и ученую степень. Он – основатель и руководи тель первых математических кафедр вузов и первых научно-исследовательских учреждений Узбекистана, основоположник узбекской математической термино логии и оригинальной узбекской математической литературы. Он стоял у истоков обновленного узбекского языка на основе кириллицы, национальной науки, мате матики, культурологи, искусствоведения и филологии. Основал и стал первым президентом национальной Академии наук. Был рядом, когда зарождалась нацио нальная историческая наука. Его усилиями формировалась национальная само бытность узбеков… Необычайно много сделал Ташмухаммед Ниязович для развития народного образования, науки и культуры в Узбекистане. Его по праву называют учителем, аксакалом национальной интеллигенции.

Личности, подобные ему, приходят в этот мир редко. Им предначертана судьба браться за все, интересоваться всем с одинаковым успехом. Их называют энциклопедистами, учеными, совершавшими революцию не в одной научной об ласти, а во всей НАУКЕ. Будучи математиком Т. Н. Кары-Ниязов никогда не за мыкался в рамках своей узкой специализации. Его творческий диапазон ученого охватывает самые различные области научной и общественно-политической дея тельности, самые разнообразные проблемы.

Академик Т. Н. Кары-Ниязов – человек-эпоха. Вместе с ним развивалась ис тория ХХ века, а он помогал ей идти. И то, что мы видим сегодня: наука, уровень жизни, экономическое благосостояние и благополучие Узбекистана – все это пло ды его бескорыстной деятельности. Эта книга о нем.

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЖИЗНИ АКАДЕМИКА Т. Н. КАРЫ-НИЯЗОВА Ташмухаммед Ниязович Кары-Ниязов родился 21 августа (2 сентября) года в городе Ходженде (ныне Республика Таджикистан) в семье сапожника.

Он был первым, кто стал именоваться Кары-Ниязовым. В своей книге «Раз мышления о пройденном пути» Т. Н. Кары-Ниязов в дальнейшем скажет: «В те времена имя человека обычно произносилось с указанием его профессии, напри мер «гончар Абдулла», «столяр Махмуд», «переплетчик Махсум». Моего отца звали «Кари Нияз махсидоз», что значит «сапожник Кари-Нияз»». В другом месте он указывает, что отца называли «ученым, грамотным человеком». «Он увлекался поэзией и народным эпосом, обладал превосходной памятью, часто цитировал стихи таких поэтов, как Хайям, Бедиль, Хафиз. Любил сочинять стихи». Именно феноменальное знание Ниязом текстов мусульманских священных книг и толко ваний к ним принесло к его имени почетную приставку «Кори», т. е. «знаток Ко рана». Кори значит «отец Корана», читающий Коран по памяти (знающий его наизусть). Само собой разумеющееся, писавший свои воспоминания в советское время его сын не стал делать на этом факте акцент и переименовал своего отца из «богослова» в «мудрого сапожника».

Об отце будущего академика известно не слишком много, в основном со слов самого Ташмухаммеда Ниязовича.

Кори Нияз родился в 1859 г. в семье садовника. В детстве он учился в ста рой мусульманской школе – мактабе, а и юности около года – в медресе. Учеба была прервана в связи со смертью его отца. После медресе около пяти лет отец был садовником, а затем свыше 25 лет занимался сапожным ремеслом. Нияз рабо тал очень много, а любимым его отдыхом было чтение. Большого дохода работа не приносила. Поэтому, вконец разорившись, он осенью 1909 г. был вынужден поступить на работу продавцом фуража у торговца Казы-Ходжаева и переехать с сыном в г. Скобелев (прежнее название г. Ферганы).

Свою любовь к знаниям Кори Нияз всячески прививал сыну, единственному ребенку в семье. Первоначальное образование Ташмухаммед получил в староме тодном мактабе (в котором, впрочем, проучился менее года и покинул его из-за жестокости своего учителя), среднее – в русско-туземной школе в Скобелеве, ко торую блестяще окончил в 1915 г.

Педагогический талант у будущего академика проявился рано. Уже в 1917 г.

он приступил к преподавательской деятельности во вновь образованной им самим школе 1-й ступени в Скобелеве. Это образовательное учреждение было создано в стенах и на основе учебной базы родной для него Скобелевской русско туземной школы. Скобелевская школа стала первым советским учреждением дан ного типа, где преподавание велось на узбекском языке. С первых дней существо вания Т. Н. Кары-Ниязов возглавлял ее.

Скобелевская школа постепенно становится образцовой в системе народно го образования Туркестана. Через год своего существования – это уже областная школа 2-й ступени, а ее директор на добровольных началах назначается руково дителем всех школ Скобелева и Скобелевского уезда.

Он буквально врывается в сферу национального народного образования. К тому времени становится понятно, что в образовании нуждаются не только дети, но и взрослые. В стране приступают к реализации Декрета о ликвидации безгра мотности, а Ташмухаммед Ниязович Кары-Ниязов к концу 1920 г. уже обучает взрослое население Скобелева в рамках работы Краевой Чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности, создает и возглавляет Кокандский областной педа гогический техникум.

Директор Т. Н. Кары-Ниязов обучает детей и взрослых, мастерит пособия и оборудование для занятий со своими учениками, увлекается музыкой и театром, отстаивает с оружием в руках свои идеи.

В 1924 г. в организованном им техникуме состоялся первый выпуск. Узбек ская общественность получила в этот момент тринадцать молодых специалистов.

Областная газета «Фергана» весь свой номер от 26 мая посвятила этому знамена тельному событию. Она писала: «Пусть эти тринадцать станут тринадцатью тыся чами!». «Тринадцать ласточек», как называла их газета, ласточек, возвестивших весну узбекского просвещения, узбекской науки, подготовил к полету Ташму хаммед Ниязович Кары-Ниязов.

Основная проблема, с которой пришлось столкнуться молодому узбекскому педагогу в 20-е гг., нехватка учебников по математике и естествознанию, отсутст вие учебной литературы на узбекском языке. Т. Н. Кары-Ниязов вместе с колле гами по педагогической деятельности в Скобелеве с упоением переводит сущест вующие на русском языке учебники, составляет учебные пособия на языке, по нятном его ученикам. Параллельно он занимается научными исследованиями. В 1919 г. увидела свет его первая научная работа «Кусочек природы» на узбекском языке. Эта работа уникальна. Как и многое другое, за что брался Т. Н. Кары Ниязов, она была первой, первым научным трудом, написанным узбеком на уз бекском языке. Тогда же будущий ученый сталкивается с серьезной проблемой:

многих понятий русской научной терминологии в узбекском языке попросту нет.

Узбекский педагог прекрасно понимает, что национальное образование ну ждается в разработке научного понятийного аппарата на узбекском языке. Поэто му начинает беспрецедентный труд по его созданию. К 1925 г. Кары-Ниязов за вершает разработку терминологии по элементарной математике, которая была одобрена постановлением Комитета нового алфавита и терминологии Узбекиста на в 1932 г.

В 1926 г., ощущая внутреннюю неудовлетворенность уровнем своих зна ний, Т. Н. Кары-Ниязов поступает на 1-й курс физико-математического факульте та Среднеазиатского государственного университета (САГУ). Несмотря на то, что он все еще остается студентом, на 3-м курсе Ташмухаммеду Ниязовичу в 1928 г.

доверяют самостоятельно читать курсы аналитической геометрии, высшей алгеб ры, математического анализа, дифференциальных уравнений на узбекском языке.

Через четыре года после поступления в САГУ, в 1930 г. студент-выпускник Т. Н. Кары-Ниязов держал свой последний ученический экзамен. Он первым из узбеков защищал дипломную работу по математике. Своими знаниями он поразил и однокурсников, и педагогов. Чтобы послушать эту уникальную защиту, на нее приходили совершенно посторонние люди. «Я шел по скверу и увидел – навстре чу мне несется чем-то взволнованный, всегда экспансивный профессор Д. Н. Каш каров (биолог). – Вспоминал через много лет после того старейший ученый антрополог Узбекистана, доктор биологических наук, профессор Л. В. Ошанин. – «Что с Вами? – спрашиваю. – Что случилось?» А он мне в ответ: «А то случилось, батенька, что я сейчас с защиты дипломной работы. Завернул послушать к мате матикам. А там какой-то узбек Кары-Ниязов защитил свою специальную матема тическую работу... Я вам скажу, из этого человека выйдет толк, он принесет большую пользу для науки»».

«Пророчество» профессора Д. Н. Кашкарова, надо сказать, оправдалoсь с лихвой.

После окончания университета молодой узбекский ученый с удвоенной си лой берется за работу: он преподает, ведет курсы математики на узбекском языке, занимается воспитательной и просветительской работой, идет в народ, на улицы, в кишлаки, на стройки, в поле;

призывает узбекский народ приобщаться к знани ям, занимается наукой, пишет, пишет, пишет... для узбекского народа и на узбек ском языке.

Специалист такого уровня не чурается административной работы. В 1931 г.

он возглавляет родной университет, избирается его ректором. В этой должности он проработал до 1933 г. Т. Н. Кары-Ниязову первому из узбеков в 1931 г. было присвоено звание профессора, а в 1939 г. он блестяще защитил докторскую дис сертацию, ему первому из узбеков была присуждена ученая степень доктора фи зико-математических наук.

В конце 30-х–40-е гг. успешный ученый-педагог становится во главе всего республиканского образования и науки: руководителем комитета наук (1932– 1937), наркомом просвещения (1937–1938), председателем Президиума Узбеки станского филиала АН (УзФАН) СССР (1939–1943), заместителем председателя Совета народных комиссаров Узбекистана по науке и культуре (1941).

Все более и более он увлекается наукой. Научные интересы Ташмухаммеда Ниязовича многогранны. Кроме так полюбившейся ему математики, это физика, астрономия, естествознание, история, археология, культурология, языкознание, история и философия науки.

Он продолжает переводить на узбекский язык, адаптировать для своих со отечественников учебники по математике. Издает свои работы: «Основы анали тической геометрии (из плоскости)» (Самарканд, 1928), «Систематический курс тригонометрии с упражнениями» (Ташкент, 1929), «Аналитическая геометрия на плоскости» (Ташкент, 1931), «Аналитическая геометрия в пространстве» (Баку, 1932), «Дифференциальное и интегральное исчисление» (Ташкент, 1933), «Ос новной курс математического анализа» (Ташкент, 1937–1938). Наконец, в конце 30-х гг. Т. Н. Кары-Ниязов активно занимается разработкой новой узбекской письменности и орфографии на основе кириллического алфавита, принятого на III сессии Верховного Совета Узбекистана в мае 1940 г. «К этому времени из лиц ме стных национальностей уже были подготовлены квалифицированные научные работники, имеющие ученые степени и звания».

С 1940 г. ученый почти в течение десяти лет постоянно изучал рукописные источники, вел исследования по научному наследию великого среднеазиатского ученого-астронома Улугбека. Результатом этих усилий было создание крупней шего в мире научного труда о его астрономической школе в Самарканде.

Одновременно он занимается проблемами национальной истории и культу ры, пишет капитальный труд «Очерки истории культуры Советского Узбекиста на», монографии, методические пособия по истории науки и культуры Узбекиста на.

Профессор Т. Н. Кары-Ниязов активно занимается археологией. Ему уже тесно в обществе рукописей, пытливый ум ученого требует участия в полевых ис следованиях.

В 1941 г. по решению правительства Узбекистана была организована экспе диция в Самарканд по вскрытию погребений Тимура и тимуридов XV в. в мавзо лее Гур-Эмир. Председателем экспедиции был назначен Т. Н. Кары-Ниязов.

Ташмухаммед Ниязович проявил себя незаурядным организатором, пре красным ученым, знатоком эпохи. Как вспоминал будущий академик АН Узбеки стана ученый-археолог Я. Г. Гулямов, также участвовавший в раскопках: «Благо даря беседам с профессорами Л. В. Ошаниным и М. М. Герасимовым об этниче ском и антропологическом происхождении Тимура, разговорам с С. Айни, В. А. Шишковым о биографии и государственной деятельности представителей династии Тимуридов – Улугбека, Мираншаха, Мухаммеда-Султана – во дворе мавзолея Гур-Эмир я убедился в том, что Т. Н. Кары-Ниязов является ведущим ученым в исторической науке. В последующем, во время наших бесед, он удивлял меня глубокими познаниями по конкретным проблемам истории и археологии».

Результаты работы экспедиции буквально потрясли мировую научную об щественность своими находками и дали материал для научных изысканий не од ному поколению отечественных и зарубежных ученых.

К сожалению, экспедиция спешно была свернута...

Началась Великая Отечественная война.

В 1943 г. постановлением СНК СССР от 27 сентября узбекистанский фили ал становится самостоятельной Академией наук Узбекистана. Первым ее акаде миком и президентом избирается Т. Н. Кары-Ниязов. Пост президента республи канской академии он занимал до 1946 г.

После 1946 г. Т. Н. Кары-Ниязов продолжает заниматься наукой и педаго гикой. Он – бессменно до своих последних дней оставался заведующим кафедрой высшей математики Ташкентского института инженеров ирригации и механиза ции сельского хозяйства (ТИИИМСХ).

Одновременно он являлся заместителем председателя президиума правле ния Общества по охране памятников истории и культуры Узбекистана, председа телем Республиканского совета по народным университетам, главным редактором журнала «Фан ва турмуш» («Наука и жизнь»), членом ряда научных обществ, об щественных советов.

Т. Н. Кары-Ниязов был признанным светилом мировой науки, он участво вал во многих международных конгрессах и симпозиумах, в 1954 г. избирался членом Международного астрономического общества, в 1968 г. на XII Междуна родном конгрессе по истории наук стал членом его Генеральной ассамблеи. С докладами и выступлениями объездил полмира, побывал в Японии (1957), Индии (1960), Италии (1964), Польше (1965), Болгарии (1966), Афганистане (1966) и др.

Его по праву называют «аксакалом» (старейшиной) интеллигенции Узбеки стана. Всю свою сознательную жизнь академик Т. Н. Кары-Ниязов посвятил слу жению науке и культуре. С его именем связана целая эпоха – становление и бур ное развитие образования, науки и культуры в Узбекистане.

С самого начала своей научно-педагогической деятельности он проявлял живой интерес к истории зарождения, формирования и развития науки Узбеки стана. Результатом его кропотливого труда были многочисленные исследования.

Среди них «Вопросы старой и новой узбекской письменности» (Ташкент, 1940), «Социалистическая культура узбекского народа» (Ташкент, 1949), «Астрономиче ская школа Улугбека» (М.;

Л., 1950), «Очерки истории культуры Советского Уз бекистана» (М., 1955), главы знаменитой «Истории Узбекской ССР». Им было опубликовано более трехсот работ. За свою монографию «Астрономическая шко ла Улугбека» он в 1952 г. был удостоен Государственной премии СССР, а за опубликованный в 1968–1969 гг. трехтомный труд «Основной курс математиче ского анализа» на узбекском языке в 1970 г. – лауреатом Государственной премии Узбекистана имени А. Р. Бируни (посмертно).

Все его богатое творческое наследие было собрано в виде 8-томника «Из бранных трудов» к 70-летию их автора в 1967 г. и издано на русском и узбекском языках.

Ташмухаммед Ниязович Кары-Ниязов скончался 17 марта 1970 г. Его прах покоится на кладбище Чагатай в Ташкенте.

В том же году начинается подготовка к изданию большого собрания его со чинений. Однако оно так и не увидело свет. За перипетиями истории это дело вначале отложили, а потом забыли… Прекрасный ученый, педагог, общественный деятель жил среди таких же прекрасных людей. Они окружали его постоянно. Это его ученики, учителя, суп руга Айша-ханум, дети и внуки.

Т. Н. Кары-Ниязов буквально притягивал к себе умных, грамотных, добрых людей, а они отвечали ему своей привязанностью и искренней любовью.

Среди спутников его жизни первенствующее место, конечно же, занимала любимая жена – Айша-хон (род. 2 сентября 1897 г.) Они познакомились в городе своей юности, в Скобелеве, и не расставались уже никогда. Он был директором школы, а она учительницей русского языка. Поженились Ташмухаммед и Айша хон в 1920 г. по мусульманскому обычаю. В 50-е годы, будучи уже пожилой па рой, им пришлось оформить отношения в ЗАГСе для выполнения каких-то юри дических формальностей.

Оставаясь в тени своего мужа, Айша-ханум была очень начитанной женщи ной: кроме узбекского и русского, знала в совершенстве французский и немецкий языки, владела языками народов Средней Азии, в 40-е гг. консультировала созда телей Узбекско-русского словаря (которыми руководил Ташмухаммед Ниязович) по различным вопросам. Известны ее научные исследования в области культуры и искусства. Она была прекрасной педагогом, женой и матерью, сумела привить тя гу к знаниям своим детям и ученикам. «Ваша супруга, спутница жизни, дорогая нам, «13 ласточкам», Ойшахон-опа, – вспоминал ее ученик академик Т. З. Захи дов, обращаясь к Т. Н. Кары-Ниязову, – помогала Вам обучать нас, относилась к нам как к своим родным детям. Она своей деятельностью показала мне пример трудолюбия в науке и образовании.

Наш учитель-отец Ташмухаммед Ниязович и мать Ойшахон-опа привили нам такие светлые человеческие качества, как добросовестность, трудолюбие и гуманность. Вечно благодарен вам за ваши знания и воспитание».

Скончалась Айша-ханум 31 января 1988 г., пережив своего мужа почти на 18 лет. Похоронена на Ташкентском кладбище «Чагатай».

Их старшая дочь – Динара – родилась 4 апреля 1923 г. Получила два выс ших образования: музыкальное – в Ташкентской консерватории и филологическое – на восточном факультете Ташкентского государственного университета (хин ди). В ТашГУ она поступила в 1942 г., а параллельно обучалась в консерватории.

Динара Кары-Ниязова училась в консерватории хорошо. Впоследствии она стала прекрасным музыкантом, а ее мастерство исполнителя было широко извест но в музыкальных кругах. Известным кинодокументалистом М. Каюмовым об этом был даже снят фильм.

После окончания Великой Отечественной войны в Вене, в столице Австрии, проходил молодежный музыкальный фестиваль. В нем в составе делегации моло дых исполнителей от Советского Союза принимала участие представительница узбекской музыкальной молодежи Динара Кары-Ниязова. Исполнение ею музы кальных произведений на этом фестивале получило широкое признание и было высоко оценено.

Об этом успехе Динары известный узбекский поэт Гафур Гулям писал:

Музыка бешиги, Штраус ватани Динара янгратди ўзбек юрагин Рубобий иссини пианинода1.

О англар бозори адим Венада, Динара Кары-Ниязова прожила всю свою жизнь в Ташкенте. Умерла 7 ап реля 2004 г. Похоронена в Ташкенте на кладбище Чагатай.

Сын академика – Шавкат – родился 24 ноября 1924 г. Участник Великой Отечественной войны. В 1942 г. в возрасте 18 лет ушел на фронт и с того времени в Ташкенте бывал лишь наездами. Он закончил Военно-техническую академию РККА им. Ф. Э. Дзержинского в Москве, адъюнктуру там же. Кандидат техниче ских наук, доцент кафедры внешней баллистики, полковник. Известно несколько его работ по баллистике, считающиеся ценнейшими пособиями. В 1970 г. пере шел на работу в Центральный аппарат Министерства обороны и Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Служил в Главном разведывательном управлении Генштаба, ГИУ ГУЭС (в настоящее время Рособоронэкспорт), посольстве СССР в Китае. Свободно владел несколькими европейскими и восточными языками.

В 1987 г вышел в отставку.

Скончался 2 апреля 2007 г. Похоронен в Ташкенте на кладбище Чагатай.

В 2005 г. по инициативе семьи академика началась работа по созданию на базе дома, где жил ученый, научно-методического центра имени Т. Н. Кары Ниязова («Akademik Qori-Niyozov merosi»). Его открытие было приурочено к 110 летию со дня рождения ученого. Деятельность центра направлена на развития творческой активности молодых ученых и специалистов в области математики в Республике Узбекистан. Центр оказывает поддержку ученым-математикам в про ведении математических исследований, совершенствовании методов преподава ния математики в высшей школе, лицеях и колледжах.

В древней Вене – колыбели музыки, / На родине Штрауса, на фестивале звука / Мело дичные чувства узбекского сердца / Исполнила на пианино Динара.

У ИСТОКОВ НАЦИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЫ ПЕДАГОГИКИ Без преувеличения можно сказать, что именно Т. Н. Кары-Ниязов стоял у истоков современной узбекской школы. Педагогический талант ему был дан, как говорится, от Бога. Его любили и уважали ученики – и дети, и взрослые, и еще не смышленая ребятня, и уже умудренные годами мастера, для которых он стал на учным руководителем.

Как уже говорилось, начало его педагогического пути приходится на период жизни в Скобелеве (Фергане). Здесь он организовал первую узбекскую советскую школу и педагогический техникум.

К 1917 г. в Туркестане функционировало три системы школ для местного населения: 1) конфессиональные школы – старометодные мактабы и медресе, 2) новометодные (джадидские) мактабы, 3) русско-туземные школы. Кроме того, русских школ, по данным 1914–1915 гг., на территории нынешнего Узбекистана было 160, в том числе 135 начальных, 13 неполных средних и 12 средних. Здесь предстояло проделать огромную работу – создать школу совершенно нового типа, «советскую школу».

Конфессиональная школа не могла быть взята за основу. Ее преподавате лей, за редким исключением, нельзя было использовать в основном по идейно политическим соображениям, кроме того, многие из них были малограмотными:

некоторые могли только читать, а писать не умели совсем. В конце концов старо методные школы к 1927–1928 учебному году были упразднены полностью.

«Новометодных» мактабов было ничтожно мало – всего 40 во всем Турке станском крае. Они также не могли стать основой для реформированной системы образования. Кроме того, по своему характеру они не могли ни в коей мере слу жить основой для создания советской школы из-за своей ориентации на нацио нальные идеи. Что противоречило провозглашаемой Советами коммунистической и интернациональной политике.

Русско-туземные и русские школы в их прежних формах были также уп разднены. Ведь их прежняя цель – подготовка помощников колониальных властей – теперь была не востребована, но их производственно-учебная база была исполь зована для создания новой школы.

Дело организации школы осложнялось тем, что не существовало в природе учебных пособий на языках коренных народов Туркестана: узбекском, таджик ском, киргизском – не было подготовленных учителей, пригодных для школ зда ний и т. д. Кроме того, для реформирования школы были нужны люди совершен но другого формата, не имеющие жесткой привязанности к старой системе. Среди таких реформаторов и был Т. Н. Кары-Ниязов.

Его усилиями и стараниями десятка других энтузиастов создавалась совет ская школа в Узбекистане. В Ташкенте, Фергане, Коканде, Самарканде и в других городах были организованы краткосрочные педагогические курсы по подготовке первых кадров учителей-узбеков. Наиболее остро стоял вопрос о языке препода вания в новой школе. Ни одна из предшествующих моделей образования не ори ентировалась на преподавание на основе местных языков. В мактабах и медресе использовались учебники на основе арабского и персидского языков, в новоме тодных школах – на татарском, в русских и русско-туземных учреждениях – на русском языке. Новая школа ставит беспрецедентный эксперимент: ввести препо давание на местных языках, создать на их основе новые учебники и учебные по собия, сформировать, по сути, национальную школу.

В Скобелевской школе, руководителем которой был Т. Н. Кары-Ниязов, ра ботало несколько весьма примечательных представителей узбекской интеллиген ции. Среди них Хамза Хаким-заде Ниязи, который в 1918 г. преподавал в школе пение, и единственная учительница-узбечка Айша-хон Уразаева, окончившая не задолго до революции Ферганскую женскую гимназию, преподававшая русский язык и ставшая впоследствии супругой Т. Н. Кары-Ниязова. В скором времени к ним присоединился замечательный педагог Дадамат-домулла.

Для школы было использовано помещение бывшей русско-туземной шко лы, упраздненной в 1917 г. В материально-методическом плане использовались фонды местных Публичной библиотеки и музея.

Во вновь организованную школу поступило около 40 детей. Учащимися были главным образом бывшие ученики различных мактабов. Коллектив школы развернул широкую разъяснительную работу среди населения города. В результа те число учащихся в школе стало расти изо дня в день.

Первые четыре месяца (кон. 1917 и нач. 1918 г.) школе пришлось работать зимою в исключительно тяжелых условиях: занятия проходили в холодных, нето пленных классах. Ученикам приходилось сидеть в ватниках. Впервые в истории узбеков началось обучение детей на родном языке, и это имело огромное значе ние для развития узбекской национальной культуры.

При школе были организованы общежитие и бесплатное питание.

Вспоминает Т. Н. Кары-Ниязов: «Дети очень скоро вошли во вкус учебы и полюбили свою новую школу. При школе были небольшой огород, цветник, физ культурный городок и столярные мастерские. После окончания занятий дети не сразу уходили домой: одни из них шли на огород, другие – в цветник, остальные занимались физкультурой или спорили у географической карты».

Их педагог своими руками сконструировал из досок самодельные инстру менты для различных практических измерений на поверхности земли (для про стейших землемерных работ): эккер, астролябию, высотомер, рейки, вехи и т. д.

Занятия, как правило, проводились на открытом воздухе, в виде экскурсий.

Здесь ученики решали различные практические задачи по геометрии: определяли высоту дерева по его тени, составляли планы школьного здания и школьного уча стка и т. д. Подобный метод занятий привел к тому, что вскоре многие из них ста ли понимать математику значительно лучше, чем их сверстники в подобных же условиях.

В результате уже к 1920 г. ученики этой школы успешно проработали весь курс арифметики, планиметрии, т. е. курс средней школы ими был освоен уже на начальном этапе обучения.

Опыт применения, конструкция самодельных инструментов, решаемые при их помощи задачи были описаны Кары-Ниязовым в дальнейшем в брошюре на узбекском языке «Практические работы по геометрии на вольном воздухе». Она была издана в 1927 г. Узбекским государственным издательством.

«Сначала школа вела свою работу по составленному нами учебному плану, – вспоминал Т. Н. Кары-Ниязов, – но без всяких программ, которые были вырабо таны несколько позже. Согласно этому плану, преподавались: родной язык, рус ский язык, арифметика, география, природоведение, ручной труд, пение, гимна стика. Преподавателям школы приходилось усиленно заниматься самостоятельно и на краткосрочных педагогических курсах, повышая свои весьма скромные зна ния». В частности, сам будущий академик брал уроки математики у директора русской школы второй ступени в г. Скобелеве А. В. Яхонтова и одновременно преподавал математику на педагогических курсах.

Начала появляться переводная и оригинальная учебная литература на уз бекском языке. Так, например, еще в 1919 гг. вышло в свет учебное пособие для преподавателей природоведения Т. Н. Кары-Ниязова на узбекском языке «Кусо чек природы». Несмотря на существенные недостатки пособия (главным образом в методическом отношении), оно оказало серьезную помощь преподавателям уз бекских школ.

Новая школа официально считалась школой первой ступени. Но по сущест ву с первых же дней функционирует как «семилетка». И уже в 1920 г. на ее базе была создана областная школа второй ступени, получила просторное здание, для учащихся при школе был создан интернат, где они содержались бесплатно, обес печивались всем необходимым: общежитием, питанием, обмундированием, учеб ными пособиями.

Созданная школа второй ступени, подобно своей предшественнице, была первенцем, ибо среди узбекских школ еще не было школ второй ступени. Поэто му она занимала особое место. Так, например, для оказания методической помо щи учителям города и уезда при школе был создан методический кружок, органи зованы краткосрочные курсы по подготовке учителей.

Через некоторое время школа превратилась в педагогический центр не только города и его уезда, но и всей области. На общественных началах руково дителем школ города и его уезда мандатом, подписанным председателем Скобе левского угревкома от 15 января 1920 г. за № 122, назначается Т. Н. Кары-Ниязов:

«Всем председателям Скобелевских уездно-городских мусульманских школ пред лагается всецело подчиняться преподанным тов. Кары-Ниязовым инструкциям и его законным требованиям».

В том же году центр Ферганской области был перенесен в г. Коканд. В свя зи с этим школа со всем своим имуществом и коллективом учащихся специаль ным эшелоном была перевезена в новый областной центр. На базе школы и мест ных учительских курсов был создан Кокандский областной педагогический тех никум. При нем организовалась «намуна-мактаби» – образцовая школа, а также интернат, в котором учащиеся техникума и образцовой школы содержались на средства государства, – им предоставлялись питание, обмундирование, учебные пособия, письменные принадлежности и т. д. При техникуме были организованы лаборатории и кабинеты по математике, естествознанию, химии, физике, языку и литературе;

столярные, переплетные, скульптурные, слесарные мастерские;

де вочки обучались в специальных мастерских кройки и шитья.

При техникуме ежегодно открывались курсы по подготовке и переподго товке учителей для Ферганской области, а кроме того, проводились консультации для молодых учителей;

читались лекции и доклады на методические, педагогиче ские и общенаучные темы;

издавались три стенные газеты: общая, математиче ская и литературная.

Техникуму было предоставлено лучшее здание области – здание бывшей мужской гимназии в Скобелеве. Получив его, техникум еще шире развернул свою деятельность. Приказом по Наркомпросу Узбекской ССР от 14 марта 1925 г. тех никум был объявлен образцовым. Впоследствии, в 1929 г., на базе этого технику ма был организован Ферганский областной педагогический институт, который продолжает функционировать по сей день (с 1991 г. он переименован в Ферганский государственный университет).

В 1924 г. состоялся первый выпуск учащихся техникума. Основное ядро выпускников состояло главным образом из питомцев бывшей школы второй сту пени в Скобелеве. Многие из первых выпускников техникума стали крупными специалистами в отдельных отраслях экономики: педагогами, учеными, инжене рами, агрономами, государственными деятелями. Среди них будущий ученый биолог, доктор биологических наук, профессор, академик и президент АН Узбе кистана Т. З. Захидов;

ученый-физик, доктор физико-математических наук, про фессор, академик и президент АН Узбекистана У. А. Арифов;

ученый-математик и педагог, кандидат педагогических наук, профессор ТПИ Р. К. Атаджанов;

уче ный-биолог, доктор биологических наук, профессор, академик АН Узбекистана Д. К. Саидов;

ученый-химик, доктор химических наук, профессор, заведующий кафедрой химии ТИИМСХ Ю. Т. Ташпулатов и др.

Ученики Ташмухаммеда Ниязовича восхищались талантом своего учителя, его личностными качествами, знаниями и устремлениями.

Вспоминает Р. К. Атаджанов: «Учитель от нас всех требовал соблюдения порядочности в общении, поведении, внешнем виде. Иногда, когда он нас вызы вал к себе, мы задавались вопросами: «По какой причине он меня вызвал? Не до пустил ли я ошибку?» Так, мы призывали себя к ответственности. Когда же мы приходили к учителю, он раскрывал наши незначительные недостатки самыми значимыми словами. После этих бесед допущенные нами ошибки никогда не по вторялись.

Учитель в процессе воспитания и образования не ставил себе целью бра нить и запугивать учеников, напротив, он пытался объяснить все по порядку, сис темно, различными путями, связать это с жизнью. Он не ленился каждую тему досконально объяснять своим ученикам, а те, в свою очередь, не знали лени в обучении.

Невзирая на молодость, он уже заслужил уважение и любовь всех в Ферган ской долине, особенно в Фергане и Коканде. Все шли в педтехникум: и те кто ис кал дружбы с ним, и те кто желал получить совет. Ташмухаммед Ниязович и в этом плане был человеком деятельным, он не жалел своей помощи для тех, кто нуждался в ней. Мы можем с уверенностью сказать, что многие из его учеников, благодаря его преданности и правильным советам продолжили своё образование и выросли востребованными кадрами для нашей Родины.

Ташмухаммед Ниязович был любителем изящных искусств.

В период своей работы в первой школе Ферганы во время перемены он нам играл на скрипке и тамбуре. Иногда устраивали импровизированный спектакль.

Учитель Хамза Хакимзоде играл на пианино, Ташмухаммед Ниязович на скрипке или мандолине, мы, их ученики, пели хором. Мы собирали народ в школе и уст раивали творческие вечера. Перед каждым концертом готовились речи, велись призывы к просвещению. Поставленная Хамзой Хакимзоде Ниязи пьеса «Лаш манская трагедия», исполненная на сцене учителями, стала наиболее значимым событием в культурной жизни того времени.

Ташмухаммед Ниязович уделял большое внимание изучению русского язы ка. Поэтому и у нас, его учеников, появилось огромное желание научиться гово рить на русском языке.

В 1923–1924 годах по инициативе Ташмухаммеда Ниязовича все занятия (кроме родного языка и литературы) начали поводиться на русском языке. В нашу школу по этой причине были приглашены лучшие в Коканде учителя того време ни: Баранов (ботаника), Кудреватов (физика), Илларионов (русский язык и лите ратура), Бодирев (география), Чибисов (рисование). Сам учитель начал препода вать математику на русском языке. Это стало огромным событием в педтехнику ме».

Другой ученик основоположника узбекской педагогической школы Т. З. За хидов пишет: «Кары-ака, перед нашими глазами всегда ваша самоотверженность, энергия и храбрость. Вы приложили немало усилий, чтобы воспитать нас людьми полезными обществу. Эти годы я не забуду никогда. Каждый день помимо уроков по официальному расписанию, вы вечерами проводили с нами дополнительные занятия. Ваши старания не прошли бесследно. Ростки, посаженные вами, в ско ром времени начали давать свои плоды. Десятки их превращались в сотни, сотни начали превращаться в тысячи…».

Работа, проводимая Т. Н. Кары-Ниязовым и его коллегами по всему Узбе кистану, вскорости дала свои плоды. По всей республике возникло непреодоли мое желание учиться, совершенствовать свои знания. Начинается массовое строи тельство школ, появляются первые вузы. Бурным ростом школьного строительст ва во всем Туркестанском крае характеризуются 1917–1920 гг. Так, по данным Народного Комиссариата Просвещения Туркестанской республики, к концу 1920 г.

число начальных школ в крае достигло 2 022, а учащихся в них было 165 122.

В 1924–1925 учебном году в Узбекистане было 908 школ всех типов, а в 1925– 1926 учебном году их стало уже 1353 – школьная сеть республики за один год вы росла на 49 %. Число школ в кишлаках увеличилось еще больше: в 1924– учебном году было 640 школ, а в 1925–1926 году – 1 052 школы, т. е. на 64,4 % больше. В 1927–1928 учебном году на территории Узбекской республики имелись 1 933 советские школы;

школьная сеть за три года существования республики вы росла более чем в два раза. В республике обучалось 139 800 детей, в т. ч. 35 тысяч девочек (главным образом узбечек), т. е. 26,1 % числа всех учащихся.

Таковы результаты самоотверженных усилий первых национальных педаго гов Узбекистана, среди которых первенствующее место занимает Т. Н. Кары Ниязов.

Его педагогическая деятельность продолжится и в период работы в САГУ и ТИИМСХ – везде где бы он не трудился, Ташмухаммед Ниязович будет продол жать обучать и воспитывать, воспитывать и обучать… ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ АКАДЕМИКА Т. Н. КАРЫ-НИЯЗОВА Символическим итогом кропотливого научного труда академика Т. Н. Ка ры-Ниязова стало издание его избранных трудов в 8-ми томах, приуроченное к 70-летию со дня рождения выдающегося ученого.

Труды академика были изданы в Ташкенте, в издательстве «Фан» в 1967– 1970 гг. тиражом в несколько тысяч экземпляров и сразу же стали библиографи ческой редкостью. Юбилейное издание трудов Т. Н. Кары-Ниязова было выпуще но сразу на узбекском и русском языках, некоторые его части после переводились на языки других народов мира и по сей день являются неоценимым источником знаний для ученых-математиков, астрономов, историков, культурологов, языко ведов, философов всего мира.

Структура 8-итомника как бы повторяет тернистый путь ученого в нацио нальной науке, начинается его работами по математике и заканчивается монумен тальным биографическим очерком – размышлениями о пройденном пути.

Первый том «Избранных трудов» полностью посвящен любимому предмету академика, аналитической геометрии. Книга («Основной курс аналитической гео метрии», «Аналитик геометрия асосий курси») является первым оригинальным учебником по математике, написанным Т. Н. Кары-Ниязовым в 20–30-е годы на узбекском языке. Этот учебник на протяжении четырех десятилетий выдержал четыре переиздания, постоянно дополнялся и уточнялся, но всегда оставался вос требованным и студентами, и преподавателями узбекских вузов. Им пользуются и теперь при обучении студентов физико-математических факультетов националь ных университетов и педагогических институтов. Главным достоинством этой книги является четкая систематизация материала: ее содержание составлено та ким образом, что его можно успешно использовать в любом высшем учебном за ведении, но главным образом, в технических вузах.

Второй и третий тома (II том «Основной курс математического анализа.

Дифференциальное исчисление», «Асосий математик анализ курси. Дифференци ал исоб»;

III том «Основной курс математического анализа. Интегральное исчис ление», «Асосий математик анализ курси. Интеграл исоб») продолжают тему высшей математики. Они раскрывают курс математического анализа, который чи тал в САГУ на заре своей научной карьеры будущий академик Т. Н. Кары-Ниязов.

Оригинальные учебники, ставшие основой для этих томов, были изданы еще в 1937–1938 гг. и сыграли немаловажную роль в становлении национальной школы высшей математики. На них буквально обучались все столпы современной узбек ской математической науки. Автор постарался вложить в эти учебники суть сво его видения любимой науки. Впоследствии он писал: «Важнейшая особенность математики состоит в том, что она дает нам возможность наиболее экономно мыслить, что весьма важно. Заметим, что сама наука по существу является сово купностью упорядоченной мысли… В основе математики лежат простые истины, многократно доказанные самой жизнью. Благодаря кропотливому труду потенци ал математики будет расти и развиваться. Математика сегодняшнего дня – ре зультат творческого труда многих поколений ученых умов».

Следует сказать, что именно за «Основной курс математического анализа» в 1970 г. академик Т. Н. Кары-Ниязов стал лауреатом Государственной премии Уз бекистана имени А. Р. Бируни (посмертно).

В 1939 г. Т. Н. Кары-Ниязов успешно защитил диссертацию на соискание степени доктора физико-математических наук, а первые исследования по данному направлению им были опубликованы еще в 1933 г. Содержание этой академиче ской работы («Дифференциальное и интегральное исчисление», «Дифференциал ва интеграл хисоб») положено в основу четвертого тома его «Избранных трудов».

В этой книге («Основной курс математического анализа. Дифференциальные уравнения», «Асосий математик анализ курси. Дифференциал тенгламалар») под робнейшим образом раскрывается сущность дифференциальных уравнений, в том числе уравнений, выведенных Д. Бернулли, Ф. В. Бесселем, Дж. Булем, А. К. Кле ро, О. Л. Коши, Ж. Л. Лагранжем, А. М. Лежандром, Ж. Лиувиллем, Л. Эйлером, К. Г. Я. Якоби и др. Главным преимуществом книги является то, что в ней впер вые в истории математики комплексно были представлены способы решения всех выше изложенных уравнений. Здесь в деталях объяснялся тот факт, что диффе ренциальные уравнения являются основой многих теоретико-технических наук.

Немаловажным остается и тот факт, что эта книга, как и предыдущие, была адре сована аудитории, говорящей на узбекском языке.

Название пятого тома «Избранных трудов» Т. Н. Кары-Ниязова само гово рит о масштабности предпринятого его автором исследования («Очерки истории, культуры и науки Советского Узбекистана. 1917–1953», «Совет Ўзбекистони фан ва маданияти тарихи очерклари. 1917–1953»). Эта книга о взаимосвязи истории, культуры и науки узбекского народа на протяжении нескольких столетий. Таш мухаммед Ниязович весьма виртуозно и гармонично переплетает между собой науку и культуру, раскрывает их динамику в историческом пространстве. Наряду с точными и естественными науками: математикой, физикой, астрономией, хими ей, геологией, медициной. Он рассматривает развитие гуманитарной области по знания, искусства, рассказывает о национальном просвещении, музыке, кинемато графии, драматургии и театре.

Неслучайно итогом его размышлений об истории культуры и науки являют ся слова: «Залогом нашего успешного движения вперед является экономическая и духовная независимость нашей Родины…»

Шестой том включает в себя бессмертное произведение Т. Н. Кары-Ниязова о научном наследии Улугбека («Астрономическая школа Улугбека», «Улу бекнинг астрономик мактаби»).

«Одной из замечательных фигур среди плеяды ученых узбекского народа, – говорится в предисловии к изданию, – является Улугбек, основавший в XV веке астрономическую обсерваторию в Самарканде. Поэтому изучение его научного наследия представляет огромный интерес. В 1908 г. проводятся раскопки обсер ватории Улугбека, с тех пор она исключительный памятник материальной куль туры мирового значения. Позднее появляются научные статьи, проводятся даль нейшие раскопки, изучаются и переводятся с персидского и арабского языков ру кописи Улугбека. Автор настоящего издания пытался на фоне общего развития науки по возможности всесторонне осветить место астрономической школы Улугбека в истории мировой науки».

Личность Улугбека, его вклад в мировую науку заинтересовали астрономов Европы еще в XVII в. Его книга «Зидж», представляющая собой оригинальную астрономическую таблицу, содержит информацию о звездном небе актуальную и сегодня. Доступной для европейской науки она стала благодаря переводу на ла тынь, потом – на французский язык. В настоящее время она переведена практиче ски на все языки мира. Но о личности великого средневекового астронома мир узнал благодаря работам Т. Н. Кары-Ниязова. Он написал несколько десятков академических работ, книг, научных статей о жизни и деятельности своего куми ра в науке. Самая крупная из его работ, «Астрономическая школа Улугбека» была издана в Москве и Ленинграде в издательстве АН СССР в 1950 г. на русском язы ке, а ее автор за исследование об Улугбеке в 1952 г. стал лауреатом Государст венной премии СССР III степени.

Академик Т. Н. Кары-Ниязов приходит к заключению, что наследие Улуг бека имеет всемирно научное значение. «По своим грандиозным масштабам, – пишет он в заключении, – по оригинальности конструкции, а также по результа там наблюдений обсерватория Улугбека явилась последним словом астрономиче ской науки всего мусульманского Востока того времени».

Хотя «Астрономическая школа» – научная работа, она написана простым доступным читателю языком. В ней использованы рукописи на персидском, ла тинском и французском языках и документы, составленные во времена Улугбека.

Главная заслуга автора заключается в том, что он сумел перевести сложные идеи этого наследия Средневековья на современный язык математики.

Монография Т. Н. Кары-Ниязова имеет и прикладное значение для истори ков. В ней автор описывает город Самарканд во времена Тимуридов, рассказывает о роли Улугбека как правителя, о его отношениях с людьми, его убийстве.

Символично, что на протяжении почти пяти веков прах Улугбека покоился в усыпальнице Тимуридов Гур-Эмир. Ташмухаммед Ниязович был первым чело веком, увидевшим в ХХ в. останки великого астронома. Он увлекательно описал в книге и этот момент, весь ход предпринятой экспедиции 1941 г.

В 1994 г. в Ташкенте увидел свет «Зидж» Улугбека и комментарии к нему на русском языке, ставший настоящим научным бестселлером. Описательная часть этой книги во многом есть продолжение исследования, предпринятого Т. Н.

Кары-Ниязовым.

Мемуары академика Т. Н. Кары-Ниязова «Размышления о пройденном пу ти» («Ўткан кунлар ту рисида фикр юритиш») составляют седьмой том «Избран ных трудов» на русском языке. Восьмой том « аёт мактаби» («Школа жизни») – мемуары на узбекском языке. Идею своих воспоминаний автор вынашивал долгие годы. Скрупулезно собирал материалы о событиях первой половины ХХ в. Все они по сей день хранятся в личном архиве академика. Первый вариант «Размыш лений» издавался еще в 1964–1966 гг. и на узбекском, и на русском языках под названием « аёт мактаби», «Школа жизни». Русский и узбекский тексты воспо минаний не являются переводом, не дублируют друг друга и, естественно, имеют массу фразеологических и текстовых различий. Каждый из них писался на том языке, на котором был впоследствии опубликован. Русский вариант «Размышле ний», как уникальный источник по истории Узбекистана, отдельно был издан в 1970 г. в Москве в издательстве политической литературы.


Делясь с читателем своими воспоминаниями, автор подробно описывает со бытия, произошедшие с ним в первой половине ХХ века. Его жизнь была весьма насыщенной: на первых страницах читатель знакомится с мальчиком, живущим на окраине Российской империи, постепенно переносится в эпоху бескорыстного просветительства, становления национального самосознания узбекского народа и заканчивает обзор событиями, венчающими расцвет узбекской культуры и науки.

Ташмухаммед Ниязович рассказывает об истории образования, становлении на циональной науки, изменениях в общественной жизни, научных конференциях, посвященных автором на Родине и за ее пределами.

Все события – это не просто историческое повествование, они логически взаимосвязаны между собой.

Эта книга стала его лебединой песнью. «В наших беседах, – вспоминал профессор А. Ф. Файзуллаев, – Кары-Ниязов говорил: «Я не боюсь смерти, я бо юсь оставить запланированные дела незаконченными». Кары-ака умер, листая корректуру заключительного тома, опубликованного издательством «Фан»2. Зна чит, он покинул этот мир, закончив все намеченное.

Конечно же, многие события в силу политических условий не могли быть освещены. Многое осталось за пределами повествования, лишь в личных записях, архиве, воспоминаниях друзей и близких.

Не мог академик в то время описать многие события сталинской эпохи. В частности, угрозу быть репрессированным.

В архиве Президента России сохранился документ о том, что в сентябре 1941 г. некто Джалалов «…прогуливаясь по городу, случайно зашел на квартиру Азимова, где в это время происходило «антисоветское сборище» с участием про фессора Кара-Ниязова и Юлдашева». Все это он рассказал на допросе в НКВД. В результате этих показаний некоторые участники «сборища», а именно «Хусаинов и Латыфов были осуждены к смертной казни – расстрелу, Азимов и Джалалов к тюремному заключению сроком на 10 лет каждый, а остальные подсудимые после отбытия наказания направлены в ссылку на поселение».

Угроза ареста нависла и над Т. Н. Кары-Ниязовым.

«Однажды, – вспоминает профессор А. Ф. Файзуллаев рассказ Ташмухам меда Ниязовича, – на собрании Бюро Центрального Комитета КПУ глава отдела безопасности Кабилов начал свою речь: «Сулейман Азимов в тюрьме, а его при хвостень Кары-Ниязов на свободе. Необходимо срочно принять меры». Секретарь Центрального Комитета Усман Юсупов ответил: «Кто чей прихвостень нужно еще доказать! Сулейман Азимов работал в Центральном Комитете, а Кары-Ниязов занимается культурой и наукой. Естественно, они могли встречаться в этой сфере.

Если больше нет тем для рассмотрения, собрание объявляю закрытым». Если бы Усман Юсупов не заступился за Кары-Ниязова на том собрании, его посадили бы в тюрьму».

Кстати, против самого У. Ю. Юсупова в 1946 г. также на основании ано нимного заявления о злоупотреблениях возбуждалось дело, но развалилось.

Вариант «Избранных трудов» на узбекском языке отличается от русского издания тем, что книга «Размышления о пройденном пути» в нем представляет восьмой, а не седьмой том.

ВКЛАД АКАДЕМИКА Т. Н. КАРЫ-НИЯЗОВА В МАТЕМАТИЧЕСКУЮ НАУКУ Ташмухаммед Ниязович Кары-Ниязов, создавший в 1917 г. первую узбек скую школу нового типа, в первую очередь столкнулся с проблемой математиче ской безграмотности местных учителей в целом и с собственным бессилием в обучении математике в частности. В своих воспоминаниях он по этому поводу напишет следующее: «Мое положение было нелегким не только в силу тяжелой обстановки, в которой протекала моя педагогическая деятельность. Ведь у меня были скудные, в объеме начальной школы, знания плюс то, что я успел изучить в течение нескольких месяцев на заочных курсах самообразования по циклу «есте ствознание».

Я начал с того, что приступил к самостоятельному изучению математики.

Дело в том, что во время учебы в русско-туземной школе я изучал только арифме тику, и то лишь в пределах четырех арифметических действий с целыми числами, а о дробях не имел никакого представления, не говоря уже об алгебре и геомет рии.

…Я не имел никакого представления о простых или десятичных дробях.

В свое время, заканчивая свое обучение в русско-туземной школе, мы с то варищами собрались и стали ломать голову над проблемой для чего нужны дроби, можно ли их делить и т. п.»

Естественно, с таким скромным багажом знаний невозможно было работать дальше, их нужно было пополнять. По этой причине молодой педагог начинает самостоятельно изучать математику. В свободное от преподавания время прора батывает наиболее сложные ее разделы. В течение первых трех лет он проштуди ровал целый ряд книг по элементарной математике на русском языке, усвоил про стые и десятичные дроби, пропорции и проценты по учебнику «Арифметики»

А. Ф. Малинина и К. П. Буренина, курс алгебры – по «Элементарной арифметике»

А. Киселева, «Элементарную геометрию» А. Ю. Давыдова, «Прямолинейную три гонометрию» Н. П. Слетова, а также «Тригонометрию» Э. Бореля, переведенную с французского языка на русский.

В дальнейшем Т. Н. Кары-Ниязов самостоятельно изучает материал всего первого курса вуза. Эти знания стали базовыми в его дальнейшем обучении в Среднеазиатском государственном университете.

Конечно, в то время так необходимый ему материал было найти весьма сложно. Однако он едет в Ташкент, узнает требования программы, устанавливает связь с петроградскими букинистами и по почте получает несколько учебников и учебных пособий. Самой первой среди них была книга Н. А. Морозова «Функ ция», изданная в 1912 г. Ее 450 страниц стали для молодого математика источни ком знаний по высшей математике. Ведь она была написана простым языком, легко объясняла самые сложные математические термины, была образцом педаго гического мастерства.

Благодаря доходчивости материала этой книги в дальнейшем Т. Н. Кары Ниязов получил возможность прочесть массу учебников по математике и усвоить их содержание. Среди них были двухтомник О. Дзиобека «Курс аналитической геометрии», переведенный с немецкого и изданный в 1912 г.;

«Курс дифференци ального и интегрального исчисления» Ш. Ж. де ла Вале Пауссена, выпущенный в 1923 г.;

учебники таких знаменитых математиков, как Д. А. Граве и Б. К. Молод зеевский, посвященные математическому анализу.

Солидная база подготовки позволила Ташмухаммеду Ниязовичу после по ступления на первый курс физико-математического факультета САГУ в 1926 г.

сдать экзамены экстерном и перевестись сразу на второй курс. А, как уже говори лось выше, в 1928 г. он уже активно привлекался к преподаванию математики студентам-узбекам, читал лекции по курсу математического анализа.

Учащиеся из местных национальностей слабо владели русским языком, не которые его вовсе не знали, а преподавателей, владевших предметом на их языке, не было вовсе. Поэтому занятия Т. Н. Кары-Ниязова отличались особой популяр ностью, они собирали полные аудитории. Причем его приходили послушать не только студенты, но и преподаватели университета, и учителя окрестных школ.

Молодой преподаватель не только обучает, он спешно переводит сущест вующие учебники по математике на узбекский язык.

Здесь он столкнулся с серьезнейшей проблемой – с отсутствием научно математической терминологии на узбекском языке.

Вопрос о понятийно-терминологическом научно аппарате всегда был слож ным. В Средние века в Европе научные произведения писались на латыни. Латин ская терминология использовалась в XIX в. и в России. Например, Л. Ф. Магниц кий в своей книге «Арифметика» использует такие понятия, как «аддицио» (сло жение), «субтракцио» (вычитание), «мультипликацио» (умножение), «дивизио»

(деление) и т. д. В Туркестане научные труды и учебники были написаны на араб ском, позднее на персидском языках, терминология использовалась арабская. На пример, «жамъ» (сложение), «тарх» (вычитание), «зарб» (умножение), «таксим»

(деление), «мазруб» (множитель), «максум» (делимое), «хорижи кисмат» (част ное), «максуми асгар» (наименьшее кратное), «хатти мустаким» (прямая линия), «хатти мунхани» (ломаная линия), «мусаллас» (треугольник), «зовия» (угол) и пр.

Эти понятия использовались еще в 1920 г. Многие термины отсутствовали вовсе, иные имели неверное значение, некоторые попросту неправильно переводились с русского языка. Так, слово «коэффициент» было переведено как «йигучи» (соби ратель), «квадрат» стал «туртлик» (четверка), «прямоугольник» – «чузуклик»

(растянутость), «радиус» – «кегай» (спица), а «цилиндр» – «гула» (бревно).

Еще в 1925 г. Т. Н. Кары-Ниязов начинает грандиозную работу по созданию нового математического терминологического аппарата. Его основным принципом было: понятия интернационального характера оставить без изменений, а остав шимся найти эквивалент в узбекском языке. Например, в первоначальном виде осталось звучание слов «анализ», «гипербола», «гипотенуза», «ордината», «тан генс» и т. д. А вот значения понятий «тенглама» (уравнение), «тенгсизлик» (нера венство), «якинлашучи» (сходящийся), «узоклашучи» (расходящийся), «хосила»

(производная), «тенгёнли учбурчак» (равнобедренный треугольник) и т. д. им бы ло найдено.

Работа по созданию нового математического языка продолжалась 10 лет, до 1935 г., но, по словам самого его автора, «с развитием науки и техники термино логия расширяется, некоторые термины совершенствуются, появляются новые.

Данный процесс бесконечен и никогда не закончится». Т. Н. Кары-Ниязов считал, что «решение проблемы станет возможным только с созданием учебника на уз бекском языке». Все годы своих усилий по систематизации узбекской научно математической терминологии ученый мечтает создать такой учебник.


Так появляются книги «Кусочек природы» (1919), «Практические занятия на открытом воздухе» (1927), «Основы аналитической геометрии на плоскости»

(1928), «Прямолинейная тригонометрия и ее применение в космографии» (1929), «Систематический курс тригонометрии» (1930) и, наконец, «Словарь математиче ских терминов» (1933).

Математическая терминология, предложенная Т. Н. Кары-Ниязовым, была принята Комитетом нового алфавита и терминологии правительства Узбекистана в 1932 г., а в 1937 г. на I съезде ученых Узбекистана в Самарканде были одобрены разработанные им теоретические принципы, лежавшие в основе узбекской мате матической терминологии.

«Дальнейшее развитие узбекской терминологии, – пишет ученый, – шло сравнительно легко, на базе уже накопленного и проверенного на практике опыта и в соответствии с принципами, получившими право гражданства».

Параллельно с созданием узбекского научно-математического языка, Таш мухаммед Ниязович создает целый пласт учебно-методических пособий для вузов и техникумов.

Первым действительно масштабным учебником, созданным Т. Н. Кары Ниязовым, была «Аналитическая геометрия в пространстве». По словам самого автора идея учебника вынашивалась им начиная с 1926 г., когда он сам столкнул ся с трудностями усвоения этого раздела математики самостоятельно. Сам он на чал учиться со второго курса, но другим студентам аналитическую геометрию приходилось изучать в университете на чужом для них языке (этот предмет изу чается на первом курсе).

Отчасти его задумка реализовалась уже в 1928 г. в виде пособия «Основы аналитической геометрии на плоскости». Но в завершенном виде «Аналитическая геометрия» Т. Н. Кары-Ниязова увидела свет лишь после защиты им дипломной работы и окончания САГУ в 1930 г. Первая часть была издана в 1931, а вторая – в 1933 г.

Первоначальные издания этой математической работы были выпущены еще на узбекском языке с арабской основой букв, последующие – на основе латиницы и кириллицы.

Позже, в 1937 г. книга будет доработана, дополнена и издана под названием «Основной курс аналитической геометрии». Составленная классически, она и се годня остается вполне современным учебником. Этот учебник был и остается наиболее востребованным уже многими поколениями первокурсников физико математических и технических факультетов вузов Узбекистана. Им пользуются не только студенты-узбеки, но и учащиеся, говорящие на других тюркских языках и в среднеазиатских, и в российских вузах. Он написан на основе классической ме тодической программы по высшей математике и созданной самим автором узбек ской математической терминологии.

Для абитуриентов и студентов, изучающих курс аналитической геометрии самостоятельно, автор перед изложением теоретического материала включил об стоятельное предисловие, разъясняющее порядок работы с учебником.

Основу книги составляет рассмотрение особенностей прямоугольной сис темы координат Декарта. Специальный ее раздел посвящен сечению конуса, рас сматривается коническое сечение эллипса, гипербола, парабола. Достаточно пол но изложена общая теория кривых второго порядка. Раскрыты особенности де терминант второго, третьего и n-го порядка. К теоретическому материалу учебни ка весьма грамотно подобраны задачи, даны указания к их решению.

Не менее значимым учебником, написанным Т. Н. Кары-Ниязовым, был «Основной курс математического анализа».

Также как и «Аналитическая геометрия», эта книга была задумана автором после первого его знакомства с высшей математикой, имела несколько предшест вующих форм и изданий. Выходила в свет на узбекском языке с латинской, а по сле кириллической основой.

Еще в 1933 г. узбекский математик подготовил к изданию книгу «Диффе ренциальные и интегральные исчисления» («Differensijal va integral hisob»). По техническим причинам в узбекистанских типографиях ее издание было невоз можным. Книга увидела свет в Казани (Татарстан). Ее тираж составил 4 тысячи экземпляров (по тем временам весьма солидный). Спрос на учебник был так ве лик, что все они были раскуплены в течение двух недель.

Написав «Дифференциальные и интегральные исчисления», Т. Н. Кары Ниязов тем самым создал абсолютно качественно новый национальный учебник математики. Он, отойдя от традиций в написании учебников, изменил полностью порядок изложения, характер, содержание и даже оглавление книги. В учебнике подробнейшим образом рассмотрены дифференциальные и интегральные исчис ления, теории функций многих переменных и бесконечные ряды.

На основе полученного опыта, он в 1937 г. издает первый том «Основного курса математического анализа» («Asasij matematik analiz kursi»). В 1938 г. был подготовлен его второй том.

Сам автор в «Размышлениях о пройденном пути» пишет, что он долго раз мышлял о характере содержания и структуре этого произведения. В общей слож ности он работал над книгой в течение 10 лет.

Этот учебник был предназначен для студентов высших технических учеб ных заведений, но благодаря своей универсальности использовался во всех на циональных университетах и педагогических институтах.

Первая его часть раскрывает особенности дифференциального и интеграль ного исчисления, теории элементов дифференциальной геометрии, числовых и функциональных рядов, определенные и неопределенные интегралы. Во второй – анализируются дифференциальные уравнения и их теории и системы, решенные и нерешенные классические уравнения Я. Ф. Риккати, И. Бернулли, Ж. Л. Лагранжа, А. К. Клеро. Отдельно рассмотрены уравнения высшего порядка. Оба тома изоби луют описаниями математических понятий и терминов. Теория в учебнике щедро дополнена многочисленными примерами, задачами, указаниями к их решению и ответами. В общей сложности читателю предлагается 1218 практических заданий.

В целом, «Математический анализ» Т. Н. Кары-Ниязова представляет собой весь ма полный курс высшей математике.

Этот учебник также оказался весьма востребованным. Он с воодушевлени ем был встречен и преподавателями, и студентами вузов Узбекистана, так как стал основным пособием в области использования обновленного математического языка. Следует иметь в виду и то, что на момент его издания еще не существовало никакой литературы на узбекском языке, содержащей такое количество решенных и проверенных задач по высшей математике.

Двухтомник неоднократно переиздавался. Второе издание вышло в 1941 г.

А в 1968–1969 гг. в «Избранные труды» Т. Н. Кары-Ниязова были включены все три книги и стали соответственно вторым, третьим и четвертым томами.

Это лишь наиболее значимые из работ Т. Н. Кары-Ниязова по математике.

Параллельно с работой над классическим учебником, он на протяжении всей сво ей жизни занимался популяризацией математического знания, публиковал статьи, выступал с лекциями и научными докладами. Все это гигантское наследие узбек ского математика сегодня еще не оценено наукой до конца и нуждается в даль нейшей систематизации.

АСТРОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА УЛУГБЕКА Наряду с математикой, культурой, наукой и историей в творчестве Т. Н. Ка ры-Ниязова немаловажное место занимает астрономия, ее история и, в первую очередь, история средневековой арабоязычной астрономии. Ташмухаммеда Ния зовича можно поставить в один ряд с самыми выдающимися ориенталистами, востоковедами ХХ столетия: более трех десятков его работ, так или иначе, связа ны с ориенталистикой. Самой знаменитой работой по истории астрономии явля ется, конечно же, монография «Астрономическая школа Улугбека».

Узбекской культуре начала ХХ в. очень свойственно обращение к практиче ски утраченному монументальному творчеству знаменитых соотечественников.

Это было связано с ростом национального самосознания. В Узбекистане с особым трепетом относились к наследию Бируни, Фараби, Ибн-Сины, Хайяма, Фергани, Навои, Бабура и, конечно же, Улугбека. Так и интерес Т. Н. Кары-Ниязова к жиз ни и деятельности знаменитого средневекового астронома проявился еще в юно сти. Во многие его ранние работы по математике, естествознанию, истории вклю чены идеи о творчестве средневековых ученых Средней Азии.

Сам академик Т. Н. Кары-Ниязов считал, что его обращение к проблеме на учного наследия Улугбека следует отнести к началу 1940-х гг. Это связано с под готовкой в Узбекистане к празднованию 500-летия со дня рождения великого уз бекского поэта Алишера Навои. К этой дате большинство среднеазиатских ориен талистов с энтузиазмом изучают ставшие доступными рукописи, документы, про изводят археологические раскопки, описывают знаменитейшие памятники архи тектуры и искусства, относящиеся к эпохе Навои. По решению правительства Уз бекистана организуется государственная экспедиция в Самарканд по вскрытию погребений Тимура и тимуридов в мавзолее Гур-Эмир.

Руководителем экспедиции был назначен Т. Н. Кары-Ниязов. К тому време ни он занимал пост заместителя председателя правительства Узбекистана, кури ровал вопросы культуры, науки и образования, был председателем президиума Узбекистанского филиала АН СССР. То есть, по сути, руководил наукой в рес публике.

Это назначение не было случайным. Ташмухаммед Ниязович свободно вла дел фарси, читал на арабском и староузбекском языках, имел навыки работы со среднеазиатскими рукописями.

Вместе с ним к работе были привлечены крупнейшие ученые-специалисты того времени: антрополог-скульптор научный сотрудник Института материальной культуры АН СССР М. М. Герасимов, антрополог профессор Л. В. Ошанин, вос токовед профессор А. А. Семенов, химик-реставратор Эрмитажа профессор В. Н. Кононов, архитектор Б. Н. Засыпкин, археолог профессор В. А. Шишкин, научный секретарь Комитета Навои Х. Т. Зарипов и др. В качестве добровольного консультанта самим Т. Н. Кары-Ниязовым был привлечен живший поблизости таджикский писатель, академик АН Таджикистана Садриддин Айни.

Несмотря на то, что экспедиция была заранее спланирована, работу при шлось начинать срочно – строительство поблизости от Гур-Эмира новой гостини цы «Интурист» повредило подземные водные слои, была угроза проникновения воды в гробницу. Работа экспедиции началась 16 июня и продолжалась до 24 ию ня 1941 г., то есть всего 9 дней. Ее целями было проверить достоверность истори ческих данных о Тимуре и тимуридах (главным образом, Тимуре и Улугбеке), а также по черепам восстановить их облик, собрать информацию об эпохе, которой принадлежал и Алишер Навои, времени, предшествующему гению великого уз бекского поэта.

Результаты проведенного исследования были потрясающими: его участни ками было доказано, что в гробнице Гур-Эмира покоится прах именно Тимура, рядом с ним похоронен его внук Улугбек;

по методу М. М. Герасимова по черепу были восстановлены образы и внешний вид похороненных полтысячелетия назад людей;

обоснованы факты их насильственной смерти;

получены замечательные образцы искусства, культуры, литературы той эпохи.

Сегодня вокруг этой экспедиции, ее целей и значения развернулась целая дискуссия. Ей придается поистине мистический характер. Но многое из того, что опубликовано в средствах массовой информации, не выдерживает никакой крити ки: события подтасовываются, фактическая информация искажается, происходит подмена действительного желаемым.

Так, утверждается, что инициатором вскрытия могил полководца и астро нома был якобы И. Сталин. Однако этот вывод делается на основе того, что Ста лин лично утверждал планы экспедиций (при этом не только в Средней Азии, но и в России, на Украине и т. д.) Все наиболее значимые мероприятия в стране тогда утверждались его рукой. Усматривается связь между вскрытием гробницы Тамер лана и началом Великой Отечественной войны и совершенно упускается из виду тот факт, что Великая Отечественная – это этап Второй мировой войны, к началу которой июнь 1941 г. никакого отношения не имеет, а планы по нападению на СССР, в том числе и дата нападения были разработаны и определены германским руководством задолго до начала экспедиции. Говорится, что якобы военные успе хи покинули Гитлера после перезахоронения праха Тимура в 1942 г. Однако пере ломным моментом войны всегда считалась битва за Москву зимой 1941 г. Эти и многие другие факты указывают на несостоятельность утверждений о мистично сти экспедиции, а ее саму делают хотя и выдающимся событием в мире науки, но вполне обыденным событием в политической истории.

О первых результатах проделанной научной работы Т. Н. Кары-Ниязов лишь в июне 1947 г. на научной сессии Академии наук Узбекистана сообщил в докладе «Обсерватория Улугбека в свете новых данных». К содержанию долго жданного сообщения узбекская научная общественность отнеслась с особым ин тересом. Доклад был издан в специальном сборнике, а его содержание было по ложено в основу будущей книги «Астрономическая школа Улугбека».

Впрочем, у автора «Астрономической школы» нашлась масса недоброжела телей как в Академии наук СССР, так и в республиканской академии. Долгое время ему не удавалось издать эту работу. Противники идей Т. Н. Кары-Ниязова утверждали, что многие выводы надуманы и требуют более тщательной проверки.

По этой причине Ташмухаммед Ниязович ездил в Москву, в АН СССР, встречался с ее президентом академиком С. И. Вавиловым. «Если вы сочтете воз можным, помогите издать эту книгу», – обращался он к Вавилову. Президент Академии, понимая научную и политическую значимость исследования (о начале экспедиции сообщалось по всем мировым средствам массовой информации еще в июне 1941 г., накануне Великой Отечественной войны, а отчета ее руководителя пока еще не было), пошел навстречу. Монографию разрешают к изданию. В свет она вышла в 1950 г. на русском языке. На узбекском ее переиздавали уже в 1967 и позже, в 1971 г., она вошла в 8-томник «Избранных трудов» Т. Н. Кары-Ниязова шестым томом.

Отдельные части монографии стали доступными для широкого круга чита телей в 50–60-е гг. Наиболее значимыми среди них были: научные статьи «Улуг бек – великий узбекский астроном» в журнале «Природа» (1952) и «Астрономи ческом журнале» (1953);

доклад «О некоторых результатах, полученных обсерва торией Улугбека», сделанный на ХХV Международном конгрессе востоковедов в августе 1960 г.;

брошюра «Улу бек ва унинг илмий фаолияти» («Улугбек и его научная деятельность»), изданная на 44 страницах в 1961 и 1962 гг.;

очерк «Улуг бек – великий астроном XV в.» в книге «Из истории эпохи Улугбека», изданной в 1965 г., и статья «Улугбек и Савай Джай Сингх» в I выпуске сборника «Физико математические науки в странах Востока» за 1966 г.

И монография, и ее фрагменты – очень богаты научными и историческими сведениями. В них описывается тот громадный вклад в астрономию, который сде лал в свое время Улугбек, приводятся его расчеты и вычисления, необходимые для составления астрономических таблиц и ставшие руководством для современ ных обсерваторий.

Улугбек-ученый построил в Самарканде обсерваторию, вел научные работы и создал научную астрономическую школу. Он принимал активное участие в ли тературных и научных диспутах;

обнаруживал отличные познания в филологии, литературоведении, истории, музыке;

поражал всех своей железной логикой.

Улугбек-правитель во многом отличался от своего отца Шахруха, который строго следовал законам шариата. Шахрух окружил себя в Герате духовенством и преследовал свободную мысль. Улугбек, напротив, собрал вокруг себя в Самар канде ученых и поэтов, поощрял развитие науки, литературы и искусства, содей ствовал их процветанию.

В отличие от всех других тимуридов Улугбек не был военным деятелем, а походы, предпринятые им, были весьма непродолжительными и осуществлялись главным образом в случае надвигавшейся опасности. Такая опасность, например, грозила в начале 1425 г., и Улугбек вынужден был предпринять поход.

Последний раз, в 1427 г., Улугбек выступил против царевича Бурака, имев шего несправедливые претензии на земли по Сырдарье. После этого в течение следующих 20 лет он лично не совершил никаких походов. Продолжительность тех военных походов Улугбека в совокупности составляют 2–3 года, все осталь ное время он занимался наукой и строительством.

Великий астроном продолжил градосозидательную деятельность своего де да Тимура: строил новые культурные учреждения, завершал начатые до него по стройки. Он возводит медресе в Бухаре (1417), Самарканде (1420) и Гиждуване (1432–1433);

строит благотворительные учреждения в Мерве, заканчивает строи тельство мечети «Биби-Ханым», мавзолея «Гур-Эмир», ансамбль «Шахи-Зинда».

Источники сообщают о прекрасных пригородных садах Улугбека.

Величественное здание медресе Улугбека, согласно надписи на портале, на чало строиться в 1417 и окончено в 1420 г. Первоначальное здание имело два этажа, четыре купола над угловыми аудиториями и четыре минарета по углам. В 1870 г., очевидно под влиянием сейсмических толчков, один из минаретов рух нул. Другой, сильно кренившийся, был выпрямлен в 1932 г.

При строительстве медресе Улугбек постарался выразить свое особое от ношение к астрономии. Его портал украшен звездами, символизирующими ноч ное небо.

Особого внимания заслуживает возведенная им знаменитая астрономиче ская обсерватория. Она была построена на холме Кухак в окрестностях Самар канда в 1424–1428 гг. Обсерватория имела вид трёхэтажной цилиндрической по стройки высотой 30,4 м и диаметром 46,4 м и вмещала ориентированный с севера на юг грандиозный угломер радиусом 40,21 м, на котором производились измере ния высоты небесных светил над горизонтом при прохождении их через небесный меридиан.

Хорошо сохранившийся до наших дней в своей подземной части астроно мический прибор XV в. является великолепным памятником науки и культуры.

Предполагается, что его дуга составляла шестую часть окружности с рабочей ча стью от 20 до 80°. Дуга ограничена двумя барьерами, облицованными мрамором.

На каждом градусе круга по мрамору вырезаны деления и цифры. Каждому гра дусу соответствует интервал в 70 см. Вдоль барьеров идут кирпичные лестницы.

Исследования Т. Н. Кары-Ниязова доказывали, что этот инструмент пред ставлял собой секстант (т. е. разделенный на шесть частей). Академик утверждал, что «…задача главного инструмента Улугбека состояла в определении основных постоянных астрономии: наклонения эклиптики к экватору, точки весеннего рав ноденствия, длины тропического года..., инструмент был построен главным обра зом для солнечных наблюдений вообще, Луны и планет в частности. Для подоб ных наблюдений совершенно достаточно дуги в 60°».

Азимутальные наблюдения Улугбеком могли производиться на горизон тальном круге на крыше здания. В обсерватории имелись и другие инструменты, которые не сохранились.

В обсерватории Улугбека работали такие крупные астрономы, как Кази-заде ар-Руми, ал-Каши, Али Кушчи. Здесь к 1437 г. был составлен Гурганский зидж – каталог звёздного неба, в котором были описаны 1 018 звёзд. Там же была опре делена длина звёздного года: 365 дней, 6 часов, 10 минут, 8 секунд (с погрешно стью + 58 с.) Вот несколько примеров точности вычислений и измерений, выпол ненных Улугбеком. Он определил географическую широту своей обсерватории – 39° 37 28 и ошибся, по вычислениям Т. Н. Кары-Ниязова, всего на 3 9;

наклон эклиптики к экватору для 1437 г. по его данным 23° 30 17, а действительный на клон составлял тогда 23° 30 49;

измеренная и вычисленная им величина прецес сии 51,4 расходилась с действительной всего лишь на 1,2 (50,2).

В течение долгого времени каталог Улугбека считался лучшим в мире. Его перевел сначала с фарси, а потом и на язык формул и терминов современной нау ки академик Т. Н. Кары-Ниязов.

Опыт Улугбека через 300 лет был использован знаменитым индийским ас трономом и строителем обсерваторий Савай Джай Сингхом. Этот факт также был доказан академиком Т. Н. Кары-Ниязовым.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.