авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

КУРСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ

ОРГАНИЗАЦИИ – ОБЩЕСТВО «ЗНАНИЕ» РОССИИ

ЧОУ ВПО «КУРСКИЙ ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА,

ЭКОНОМИКИ И БИЗНЕСА»

………………………………………

РОЛЬ СТУДЕНТОВ

И МОЛОДЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ

В ОБЩЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКЕ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ

ВУЗОВ РОССИИ

Сборник материалов проекта

………………………………………………….

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Фондом подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» по итогам конкурса, проведенного в соответствии с распоряжением Президента РФ № 216-рп от 03.05.2012 года «Об обеспечении в 2012 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества Курск – 2013 1 Печатается по решению ББК Правления Курской региональной организации Р Общероссийской общественной организации – Общество «Знание» России Редакционная группа сборника:

Окорокова Галина Павловна, руководитель коллектива, член Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по развитию образования, ректор Курского института менеджмента, экономики и бизнеса, Вице-президент Общероссийской общественной организации – Общество «Знание» России Иноземцева Людмила Николаевна, автор текстов материалов, профессор Курского института менеджмента, экономики и бизнеса, член правления Курской региональной организации Общероссийской общественной организации – Общество «Знание» России Кликунов Николай Дмитриевич, автор текстов материалов, проректор по науке и инновационному развитию, к.э.н., профессор Курского института менеджмента, экономики и бизнеса Окороков Владимир Михайлович, автор текстов материалов, проректор по экономике, дополнительному и дистанционному образованию, к.э.н., профессор Курского института менеджмента, экономики и бизнеса, эксперт Общественной палаты Курской области Коровина Елена Александровна, координатор проекта «Роль студентов и молодых специалистов в общественной оценке деятельности негосударственных вузов России».

Р-53 Роль студентов и молодых специалистов в общественной оценке деятельности негосударственных вузов России. Сборник материалов проекта / Издательство Курской региональной организации Общероссийской общественной организации – Общество «Знание» России, 2013 – 124 с.

Настоящее издание представляет итоги реализации проекта «Роль студентов и молодых специалистов в общественной оценке деятельности негосударственных вузов России».

При реализации проекта использовались средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Фондом подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» по итогам конкурса, проведенного в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации № 216-рп от 03.05.2012 года «Об обеспечении в 2012 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества».

СОДЕРЖАНИЕ Материалы круглого стола I. «Государственная политика по формированию образовательных ниш и частные вузы» (в рамках IV международной конференции Российской ассоциации исследователей высшей школы «Университетские традиции: ресурс или бремя?»), 26 сентября 2013 года, НИУ «Высшая школа экономики»

Стенограмма Долженко О.В. На встречу с прошлым или прощание с будущим Бебенина Е.В. Образованию – образовывание в течение всей жизни Материалы научно-практической конференции II.

«Роль студентов и молодых специалистов в общественной оценке деятельности негосударственных вузов России», 17 октября 2013 года, г.Курск Окорокова Г.П. Высшее образование как открытый институт гражданского общества Кликунов Н.Д., Качкин В.А., Трунов И.А. Проблема оптимального размещения Федеральных университетов в Российской Федерации Зюкин Д.В. Анализ влияния системы высшего образования на уровень безработицы: региональный аспект Худокормов Н.Н. Требования к вузам в современных экономических условиях России Рекомендации научно-практической конференции III. Мониторинг качества высшего образования в рамках проекта «Роль студентов и молодых специалистов в общественной оценке деятельности негосударственных вузов России»

Приложения Приложение 1. Анкета для работодателей Приложение 2. Анкета для студентов высших учебных заведений Приложение 3. Анкета для молодых специалистов и выпускников вузов Приложение 4. Анкета для представителей администрации вузов Приложение 5. Итоговая анкета Презентации выступлений Приложение 6. Зернов В.А. Частные вузы: вчера, сегодня, завтра (презентация выступления на круглом столе 26.09.2013) Приложение 7. Кликунов Н.Д. Частное высшее образование: элитарность или доступность (презентация выступления на круглом столе 26.09.2013) Приложение 8. Кликунов Н.Д. Негосударственные вузы и качество высшего образования (презентация выступления на конференции 17.10.2013) Приложение 9. Худокормов Н.Н. Требования к вузам в современных экономических условиях России (презентация выступления на конференции 17.10.2013) Материалы круглого стола «Государственная политика по формированию образовательных ниш и частные вузы», организованного в рамках IV международной конференции Российской ассоциации исследователей высшей школы «Университетские традиции: ресурс или бремя?»

НИУ «Высшая школа экономики», 26 сентября 2013 года, г.Москва Стенограмма Модератор круглого стола – Окорокова Галина Павловна, член Общественной палаты Российской Федерации, ректор Курского института менеджмента, экономики и бизнеса:

Глубокоуважаемые участники, дорогие коллеги, разрешите открыть работу нашего круглого стола.

Круглый стол организован Ассоциацией исследователей высшего образования, Институтом развития образования Высшей школы экономики, Комиссией по развитию образования Общественной палаты, Общероссийской общественной организацией – Общество «Знание»

России.

Разрешите представить сопредседателя круглого стола - Виктора Александровича Болотова, вице-президента Российской Академии образования. В настоящее время Виктор Александрович возглавляет также Национальный аккредитационный совет по профессионально общественной аккредитации высших учебных заведений России.

Второй сопредседатель - Владимир Алексеевич Зернов, председатель Ассоциации негосударственных вузов России, ректор Российского нового университета.

В работе круглого стола принимает участие Святослав Олегович Сорокин, начальник отдела Департамента государственной политики в сфере высшего образования Министерства образования и науки России.

Хочу представить Валентину Алексеевну Суслову, председателя Правления общества «Знание» России. Общество «Знание» России является одним из учредителей нашего круглого стола. Общество «Знание» России является грантооператором Президентских грантов, основное направление которых – организация просветительской и образовательной деятельности.

В работе круглого стола принимают участие ректоры, проректоры ведущих вузов России, участники международной конференции «Университетские традиции: ресурс или бремя?».

Коллеги! Только что, в рамках конференции, прошли пленарные заседания. Обсуждались два вопроса: что такое высшее образование сегодня и в каком направлении оно должно развиваться. Выступали многие руководители европейских университетов, Японии. Идеи сводятся к тому, что сегодня первое высшее образование это, конечно, образование массового характера. Практически во всех странах идет «массовизация»

высшего образования.

Один из модераторов конференции, Исак Давидович Фрумин, привел такой пример: 20 лет тому назад, когда у российских школьников спрашивали: «Кем вы себя видите в будущем?», – они говорили:

«Приключения, путешествия». Мало кто представлял себя студентом.

Сегодня 90% молодых людей отвечают, что они видят себя студентами вузов. Примерно, 80% российских семей желают, чтобы их дети получили высшее образование. Во всем мире возникают приватизационные процессы в высшем образовании,возникли частные вузы и появились платные места в государственных вузах.

Сегодня ситуация для частных вузов России как буква «U», перевернутая наоборот. Достаточно непростая картинка складывается по отношению к частным вузам.

Но, несмотря на сложности периода, хотелось бы сегодня найти главные направления развития государственной политики по формированию образовательных ниш. У любого высшего учебного заведения есть своя миссия – это и культурная миссия, и социальная, а также миссия выпуск высококвалифицированных профессионалов, которые могли бы помогать стране выстоять в конкурентной борьбе на международном уровне и не просто выстоять, но и развиваться. С учетом вступления России в ВТО этот вопрос приобретает особую значимость для нас.

С вашего позволения, мы начинаем доклады. Первый доклад Владимира Алексеевича Зернова, руководителя Ассоциации негосударственных вузов, доктора технических наук, ректора Российского нового университета.

Зернов В.А., ректор РосНОУ, Председатель Ассоциации негосударственных вузов: Добрый день, уважаемые коллеги! Обратите внимание на слайды (выступление Зернова В.А. идт как комментарий к приложенным слайдам, приложение 6). Все знают динамику. Просто показываю, что мы прошли пик развития несколько лет назад. Сейчас идет некоторое снижение контингента обучающихся в негосударственном секторе.

Коротко о мифах. Почему мифы? Недавно в Государственной Думе шло обсуждение, и все время приводился пример, что в негосударственных вузах низкое качество образования. Не согласен. Но, действительно, есть вузы, которые, мягко говоря, не отвечают задачам, которые ставятся сегодня, т.е. фактически торгуют дипломами.

Россобнадзор, особенно когда Виктор Александрович Болотов его возглавлял, применял жесточайшие меры по отношению к недобросовестным частным вузам. Эту линию следует продолжать.

Научные достижения. Только один пример: у нас есть достаточное количество вузов, которые по наукометрическим показателям превышают и национально-исследовательские университеты, и федеральные университеты. Но, как вы знаете, негосударственные вузы по-прежнему не имеют каких-либо ресурсов на научную работу.

Например, здесь представители РЭШ, у которых наукометрические показатели гораздо выше, чем у десятка вузов, которые получают существенные ресурсы. Независимый Московский Университет маленькая структура, но она действительно известна во всем мире.

Демпинг по стоимости обучения и баллам ЕГЭ. Примеров много.

Достаточно привести один вуз в Ростове. Имран Гурруевич Акперов его ректор. В этом вузе самые высокие баллы ЕГЭ. Представители этого вуза в течение 5 лет побеждают на олимпиадах по менеджменту. Все вузы имеют контрольные цифры приема, кроме Имрана Гурруевича. Студенты этого вуза всегда побеждают на олимпиадах, но вуз не может победить в конкурсе за подготовку специалистов на бюджетной основе.

Новый закон об образовании: ждали, приняли, декларация есть, реального равноправия нет. Можно приводить сколько угодно примеров.

Приведу только два. Конкурс инновационных вузов. В финал вышли негосударственные вузы. Мы, РосНоу, тоже были в финале. Мы были единственным вузом, который имел международный патент и научные открытия. Мы оказались на 41 месте из 40. Перед этим, когда было вузов, Фурсенко неоднократно заявлял: «Как хорошо, что в двадцатку лучших попал негосударственный вуз». Когда вузов стало 40, нас поставили на 41 место.

Поддержка конкурентоспособности в этом году. Я отвечаю в Московской области за наукограды и некоторые другие направления.

Возьмем Дубнинский университет. Он уступает по наукометрическим показателям только МГУ и СПБГУ, но он не может подать документы на конкурс, потому что количество бюджетных мест ниже 4000. Если у нас принят закон и есть соответствующие статьи, где не допускаются преференции по форме учредительства, то, как объяснить те параметры, по которым нас отбирают. Критерии, по которым Министерство отбирает лучшие вузы, 95% вузов топовой части мирового рейтинга не проходят.

Проходят только крупные государственные структуры, которые находятся на государственном обеспечении.

Рейтингование мировых и отечественных вузов. Негосударственные вузы в Шанхайском рейтинге давно у нас присутствуют, но на скамейке запасных. Негосударственный вуз туда не пройдет, поскольку расходы на науку очень низкие. Я могу привести в качестве примеранаш вуз. Сколько таких вузов в России? Меньше, чем пальцев на двух руках: семь или восемь. В «Web metrics» тоже есть. Про «Эксперт» вообще молчу, про это все знают.

Есть одна удивительная особенность нашей страны. Практически во всех постсоциалистических странах, включая коммунистический Китай, приняты и успешно реализованы программы поддержки негосударственного сектора. Можно привести много примеров. Наш сосед, Польша, бывшая часть Российской империи, которая выделяет на поддержку негосударственного сектора ресурсы, сравнимые с поддержкой государственных вузов. Что это дало? Польша, которая была всегда в фарватере научно-образовательной политики Российской империи, СССР и так далее. Польша представлена в Шанхайском рейтинге двумя вузами. Мы тоже двумя, но у них «скамейка запасных» намного длиннее.

Успехам системы высшего образования Китая можно только завидовать. Так получилось, что я присутствовал при рождении Шанхайского рейтинга. Мы с Капицей Сергеем Петровичем были в то время в Китае. Недавно на президиуме Российского союза ректоров говорилось о замечательной попытке построить свой рейтинг вузов Евразии, который устроил бы не только нашу страну, но и азиатский мир, и Европу. Если мы не будем иметь своего рейтинга, за нас это сделают другие.

По мониторингу. Почему о нем нужно говорить? Потому что перед этим в 2010 году было письмо Рособрнадзора, где рекомендовалось всем перейти на арендные отношения, даже если имущество у собственника или учредителя негосударственного вуза и все равно мы должны были заключать договоры аренды. Сейчас нам говорят: «Нет, только оперативное управление». Почему у нас оперативное управление считается нормальным, а аренда нет? Это равноправные формы по Гражданскому кодексу.

Наше ключевое требование заключается в том, чтобы Министерство образования не превратилось в Министерство государственного образования. Сейчас у нас фактически Министерство образования только на подведомственные вузы. Мы же, частный сектор высшего образования, как непонятное дитя. Слава Богу, что есть люди, которые понимают наши проблемы. Здесь мы измеряем, что по мониторингу, что по справке науку в рублях и публикациях в «Web of Science».

Коллеги, нигде в мире нет таких измерений! Мы измеряем все в деньгах, а они-то - в результатах. Если брать за основу этот мониторинг, то Юрий Гагарин, скорее, гражданин какого-нибудь штата США. Они же потратили на освоение космоса в десятки раз больше, чем мы. Но он же наш, гжатский.

То же самое можно сказать и о публикациях в «Web of Science».

Можно приводить сколько угодно примеров. Один из них. На годовщину трагедии в Фукусиме были в г.Тохоку. Негосударственный вуз рядом с этой атомной станцией. Там нам показали четыре ведущие лаборатории. Три из них возглавляют русские, а четвертую возглавлял китаец, но по-русски говорил без акцента. Он получил образование в СССР. Он сказал: «Если будет одна статья в «Science» или «Nature», моя лаборатория обеспечена на 5 лет». Он оказался выпускником Физтеха. Мы даже жили в одном общежитии. Сразу узнали друг друга в лицо. Он говорит: «Если я опубликую 3-4 статьи, с импакт-фактором порядка десятка – то тоже выживем. Если так, как у вас, то мне нужно сделать около публикаций».

Организационно-правовая структура вуза и эффективность вуза.

Конечно, сложно вывести точные значения, потому что у всех разные: у Стэнфорда одно, у Принстона другое. Здесь негосударственные вузы по структуре доходов гораздо ближе к топовой части, чем наши самые продвинутые государственные вузы.

Из предыдущего слайда (приложение 5, слайд 12) видно, что значительная часть дохода идет из бюджета, чего в мире практически нет.

Практически во всех постсоциалистических странах, включая Китай, ввели квотирование. Мы предлагаем ввести хотя бы какое-то квотирование, иначе негосударственного сектора не будет. Подавляющее большинство вузов стагнирует.

Реплика из зала (представитель Высшей школы экономики):

Владимир Алексеевич, я не представитель руководства университета и мне интересна эта тема: что же происходит с государственными ресурсами?

Если убрать дискриминационную риторику, кажется, что сегодня что-то происходит с негосударственным сектором. Университетам становится хуже. Во-первых, кажется это не совсем так, потому что есть вузы, которым не становится хуже, а которые пытаются что-то делать. Например, вы сказали про эндаумент. Кто-то пытается его приобретать, а это, видимо, отражается на их деятельности. Кто-то начинает заниматься сокращением очного приема и переориентироваться на другие образовательные программы. Кто-то пытается задумываться о том, что если мы причастны к вузам, которые существуют вместе, то, может быть, нам нужно что-то объединять?

Зернов В.А.: Ответ очень простой. Почему в России нет своего Стэнфорда? Были десятки предложений от очень серьезных людей. Деньги, ресурсы, программы, но когда видят налогообложение, реальные отношения, то все уходят. Мы, по-прежнему, надеемся на государство.

Если взять любую бывшую социалистическую страну (не говоря про Китай), там на несколько порядков ситуация лучше. Происходит только то, что частный сектор в России стагнирует и очень заметно. Это реальность.

Окорокова Г.П.: Предоставляю слово Николаю Дмитриевичу Кликунову, проректору по науке и инновационному развитию Курского института менеджмента, экономики и бизнеса. Николай Дмитриевич является экспертом Общественной палаты Курской области, комиссии по развитию образования и моим помощником в Общественной палате Российской Федерации.

Кликунов Н.Д.: В презентации я позволил себе выделить проблемы становления высшего образования в мире. Это сделано для того, чтобы показать, чем отличается наше высшее образование. Изначально университеты учреждались как частные организации, а государство подключалось уже на уровне эндаумента. Отсюда проблемы, как в государственном, так и в частном секторе. Соответственно возникают такие «родовые травмы» или отличие российского высшего образования.

Нас больше будет интересовать частный сектор. Частные вузы создавались как производное от государственных вузов. Там не было никакого эндаумента. В период «хлебных лет» некоторые частные вузы смогли приобрести собственное здание и встать на ноги. Некоторые до сих пор находятся на аренде. Конечно, произошло заполнение свободных ниш.

Почему был спрос на юристов, экономистов, менеджеров? Здесь частные вузы быстрее сориентировались и удовлетворили соответствующий спрос на высшее образование.

Теперь статистика. В официальных документах декларировалось, что десятая часть студентов вузов обучается в частном секторе. Однако, у нас, в частном секторе, всегда было меньше 10% студентов от общего количества. Что еще важно – динамика численности студентов. Примерно та же самая картина по очникам: был небольшой промежуток, когда в частные вузы активно шли на очное отделение, в России корреляция числа студентов государственных и частных вузов равна 0,8-0,9.

Получается, развитие частного образования осуществляется проциклически, но волатильность в секторе намного сильнее. Условно говоря, частный сектор высшей школы - это своеобразный полигон.

Обобщим зарубежный опыт: здесь два подхода. Первый подход частный сектор выступает как носитель элитарного образования. Если в странах действует массовое государственное образование, то ниша остается элитарной (стандартный пример – Франция). Так называемые «профессиональные школы», для которых характерна высокая стоимость обучения, но частное образование престижно.

Второй подход когда частный сектор предоставляет массовое образование, а государство, наоборот, предоставляет качественное, престижное и дорогое образование. Классический пример Япония.

В Японии поступают 15-20 % в государственные вузы, остальныхзабирает частный сектор. Такая же ситуация была и в СССР.

Процент выпускников, которые поступали в вузы, был очень невысок. Это задало такой спрос, над удовлетворением которого и работали частные вузы в 90-х гг. и начале 2000-х гг. Но сегодня этот спрос снижается.

Что в России? Мы видим, что есть вузы для массового образования.

Также выделяются и элитарные вузы. Понятно, что это стоит намного дороже для государства. Ниши для частного образования не остается.

Государство предлагает работать с короткими программами, уходить в дополнительное образование, бизнес-консультирование. Life-longlearning – масса всяких вещей. Это все чаще произносится. Здесь я хотел бы предостеречь коллег и стратегически посмотреть на эту самую нишу.

В плане критики стратегии выживания. У нас уже был этот пример.

Мы вышли как инноваторы. Мы вошли в эту нишу первые, а государственные вузы отставали значительно. Но после, когда «большие», посмотрели на «маленьких» и увидели, что у них все получается, стали быстро входить в эту нишу. Также возникает стратегия на втором ходе.

Если у нас сейчас все будет хорошо с короткими программами, мы начнем развиваться, то надо понимать, что этот успех будет в лучшем случае среднесрочным, потому что через какой-то период времени государственные вузы скажут: «Смотрите, тут сколько денег, давайте мы тоже сюда пойдем». Бегемот плохо видит, но при его размерах это не проблема. Он занимает эту нишу. Тогда возникает базовый экономический вопрос. Нам предлагают полностью переложить на себя издержки, а возможные выгоды будут получены не полностью. Соответственно отсюда и надо изменять переговорную позицию с Министерством. Если возникает такой момент, мы говорим: «Ладно, давайте мы еще раз попробуем рискнуть. Тогда нам нужны какие-то гарантии, что нас не подвинут с этого рынка».

Ближайшие перспективы. Я рассматриваю два радикальных решения.

Первый возможный вариант радикализма это коллективный отказ от процедуры аккредитации и уход в свободное плавание, как крайний вариант. Развивается тема с общественной аккредитацией. Может быть крайний вариант: сообщество осознает, что иметь дело с Министерством или государством, получается дороже, чем не иметь с ним дело.

Второй радикальный вариант это полная национализация частных вузов. Если уже падает окончательно набор, то тогда остаток добирает государственный вуз. Он просто включает частные вузы в государственную структуру. Промежуточное решение – идет, как идет. Каждый вуз пытается договориться с государством о каких-то индивидуальных преференциях или уходит из сектора высшего образования. Здесь надо понимать, что отсутствие коллективных действий ослабляет переговорную позицию каждого индивидуального вуза.

Что же делать? Если государственное образование становится массовым, то элитарное образование становится фактором выживания частного сектора. Для этого должен быть совершенно другой уровень финансовых вложений (эндаумент), требование гарантий, кооперация с зарубежными частными вузами и развитие классического франчайзинга.

Здесь должна быть кооперация между вузами, программами. Это и есть способ выживания. Когда рынок развивается, растет, индивидуальные решения становятся выгодными. Когда мы работаем в зоне снижающегося рынка, то только коллективные действия могут снизить остроту проблем.

Спасибо!

Вопрос из зала: Есть ли какие-то образцы в России, которым можно было следовать. У кого перенимать опыт, качественные примеры?

Кликунов Н.Д.: Я понимаю ваш вопрос как вопрос про РЭШ.

РЭШ –это флагман высшего частного образования в нашей стране. Но у РЭШ совершенно отличный уровень эндаумента по сравнению с подавляющим числом частных вузов России.

Окорокова Г.П.: Спасибо, Николай Дмитриевич! Предоставляю слово Ирине Всеволодовне Абанкиной, директору Института развития образования Высшей школы экономики.

Абанкина И.В.: Большое спасибо, Галина Павловна! Мне хотелось бы начать, апеллируя к последним слайдам Н.Д.Кликунова.

По поводу франчайзинга. Мы пытались внести это в закон об образовании. Это было внесено и было исключено, потому что сейчас франчайзинг используется только в коммерческом секторе. Несмотря на то, что изменение Гражданского кодекса как раз идет, все-таки важно продвигать франчайзинг для некоммерческого сектора – иначе все наши вузы оказываются за пределами современных экономических механизмов.

На самом деле мы поставили себе Берлинскую стену перед выходом на рынок интеллектуальных продуктов, образовательных программ, образовательных технологий. Все это у нас вообще неотчуждаемое имущество самого вуза. Успех некоторых, в том числе дошкольных образовательных зарубежных организаций, стал возможен, потому что методики распространялись по технологиям франчайзинга, как бизнес сферы с возможностью льготных кредитов, всех возможных форм малого бизнеса. Это первое направление.

Второе направление. Это разрешение и коммерческим организациям быть образовательными организациями, т.е. теми, у кого основная деятельность образование. Сегодня закон об образовании очень четко эти понятия развел. К сожалению, образовательные организации, у кого основная деятельность образование, могут быть исключительно некоммерческими организациями. Теми организациями, которые осуществляют обучение, могут быть любые юридические лица: и коммерческие, и некоммерческие. Для них образование дополнительный вид деятельности. Кроме того, сегодня мы имеем значительные перекосы и в налогообложении, и в льготах, и во всех других вопросах, которые есть, которые законом не исправлены, а «забетонированы».

Требуется расширение организационно-правовых форм. То, за что мы сейчас цепляемся в связи с некоммерческой формой фактически целевое использование прибыли, целевое использование имущества.

Кстати, для образовательных организаций установлена нулевая ставка. Эти механизмы надо предусматривать за счет страховых механизмов. Нигде в мире других рецептов на этот счет нет. Выполнение обязательств только за счет тех или других фондов страхования. Профессор Бернер из частного германского университета говорит: «У нас выход на рынок жестко регламентирован. Любой негосударственный частный вуз, который выходит на рынок, должен положить туда депозит в 200, а иногда в 300 миллионов евро, как страховой фонд, который именно на случай реорганизации, ликвидации предусматривается». Я не говорю, что должны быть такие жесткие депозиты. Нужно не останавливаться, а двигаться по этому пути для того, чтобы снимать эти барьеры, продвигаться к равной конкуренции, а, во-вторых, к конкуренции по качеству, а не по дискриминации формы собственности.

Еще один момент, который хотелось бы подчеркнуть. Да, мы предоставили право равного доступа к текущему финансированию и негосударственным вузам. Мы надеемся на дорожную карту. Все-таки расчеты потенциала вуза, критерии по мониторингу эффективности, по конкурсному отбору, в том числе по определенным группам специальностей и направлений подготовки, должны быть не дискриминационными по отношению к некоммерческим организациям.

Сегодня они однозначно дискриминационны, делают неравный концепт на получение. Более существенно, что доступ к ресурсам развития негосударственному сектору как был перекрыт, так и остался. Мы не имеем никакого участия в государственных программах развития даже на конкурсной основе.

На неконкурсной основе, когда в законе сказано, что мы имеем право финансировать мероприятия по развитию государственных и муниципальных учреждений. Не случайно отрезали, потому что и экспертное сообщество, и правовой департамент считают, что в противном случае это приватизация средств. Я не знаю, почему нельзя вкладываться и развивать частную собственность, если результаты ее деятельности и общественно признаны и конкурентоспособны по качеству, в том числе на международном уровне с учетом достижений и публикаций в рейтингах.

Поэтому здесь должна быть проведена очень серьезная работа, которая необходима по снятию барьеров, продвижению на законодательном уровне идеи раскрепощения организационно-правовых форм для государственных и негосударственных структур. Принципиальное выравнивание.

Конкурировать надо по качеству. Очевидно, что все присутствующие тоже с этим согласятся, но тогда критерии этого качества должны быть действительно не дискриминационными. Мы знаем дискриминацию и по имущественному комплексу, и доле бюджетных студентов, и так далее.

Я уже не говорю о тех критериях, которые совершенно справедливо указаны Владимиром Алексеевичем Зерновым и связаны с тем, как подсчитывается и публикационная активность, и рейтинги, и учет каких либо публикаций.

Что из тех возможных направлений выполнимо программой? Мне хотелось обратить внимание, что закон «Об образовании» сильно изменил картину возможности по всем уровням. Сегодня у нас есть шесть типов образовательных организаций, для которых основная деятельность образование. В части обучения список не закрыт. В общем два, профессиональном два. Там у нас вложенная матрешка. Сегодня у нас организация дошкольного образования. Будем смотреть только дошкольные и общие, развивающие программы дополнительного образования. Вузы-то могут любые программы реализовывать: дошкольные, общеобразовательные начального, среднего, полного. Все дополнительные любого вида и профессионального обучения, и общеразвивающего для детей и взрослых, и программы средней профессиональной подготовки, и программы подготовки специалистов среднего звена.

На самом деле часть барьеров все-таки преодолена, она позволяет позиционироваться на всех рынках. Конечно, имеем в виду в первую очередь конкуренцию по качеству, работу с такими группами студентов, для которых по многим причинам некомфортно, неадекватно обучение в государственно жестких структурах.

Более того, результаты, которые могут быть здесь достигнуты, конечно, для негосударственных образовательных организаций зачастую намного превышают то, что предоставляется в ужесточающейся системе государственного образования. Поэтому здесь, мне кажется, очень важна работа по позиционированию, вскрытию этих новых направлений в связи с новыми возможностями, пониманию тех ресурсов, которые позволяют выигрывать по качеству и конкуренции. Конечно, возможно партнерство с теми или иными зарубежными вузами, но тут уж очень трудно обойти государственников. У них тоже преимущество в этом партнерстве не меньше. Спецификация тех семей студентов, для которых именно эта форма наиболее адекватная. Мне кажется, что здесь нужны серьезные усилия по снятию дискриминационных барьеров по созданию прозрачных условий равной конкуренции, которые в нашей стране не созданы. В этом смысле только в условиях такой справедливой равной прозрачной конкуренции, потенциал которых есть у негосударственных вузов может быть направлен на развитие образования. Большое спасибо.

Окорокова Г.П. Огромное спасибо, Ирина Всеволодовна!

Вопрос из зала: Какова Ваша позиция в отношении образовательных консорциумов?

Абанкина И.В.: Пока не буду специально про это рассуждать, потому что это тоже изменение гражданского законодательства. Дорожная карта по поддержке и расширению участия негосударственного сектора в оказании социальных услуг с выделением сфер (образование, культура, здравоохранение и социальная политика) будет представлена на социальном форуме. Нужен положительный опыт, пилотные проекты, лучшие практики так, чтобы их можно было накапливать. Но для их распространения механизм франчайзинга тоже нужен. Мне кажется, что это направление по тому же вектору, который сегодня выстраивается в интересах развития равной конкуренции и конкуренции по качеству.

Окорокова Г.П. Слово Виктору Александровичу Болотову.

Болотов В.А.: Дорогие коллеги. Первое пытаться сыграть на том, что нужна отдельная ниша негосударственным вузам, в которую не будут допущены государственные вузы –это абсурд. Это – к примеру, только для негосударственных вузов, а, государственные вузы - не смейте. В этом плане даже не стоит обсуждать дальше вопрос. Негосударственные вузы такие же разные, как и государственные.

Есть такие негосударственные вузы, у которых вообще ничего нет.

Первое, что надо делать это убрать из критериев оценки эффективности вуза и вопрос о собственности. На последней комиссии опять подняли вопрос о том, что вузу, который располагает менее 20 м2 на одного студента, признается неэффективным. Это значит, с водой выплескивать ребенка. Система высшего образования просто закроется. Любой минздравовский вуз закроется. Конкуренция за качественное образование, но критерии этой конкуренции –в том числе, и забота Общественной палаты. Вы думаете, что корпоративным университетам сильно хорошо?

Там тоже идут сложные процессы. Давайте выступать не от имени негосударственных вузов, а просто требовать равноправной конкуренции в обучении. Большинство иностранных студентов для пединститутов это нереально, поскольку в каждой стране есть законодательство, по которому преподавать в школе этого государства может выпускник педвуза этого государства. Поэтому, коллеги, второй вопрос, который я ставил бы, это мониторинги реальной эффективности, а не псевдоэффективности. На коллегии, которая была позавчера, утвердили 57% бюджетных мест от численности выпускников школ этого года.

Сколько мест достанется негосударственным вузам? Все будет определяться на конкурсной основе. Будет ли справедливый конкурс или нет? Что это означает? 43% это внебюджетные места, претенденты на получение высшего образования уже за свои средства, потому что ориентация населения на получение массового высшего образования сохраняется в России. Поэтому, главный вопрос – вопрос о качестве. За счет чего выигрывают государственные и негосударственные вузы? Тут нужно смотреть не на собственность, а на специальности.

Поймать конъюнктуру, понять - на какие дополнительные сервисы пойдут студенты это первый шаг. Второй шаг это выделение целевых студентов. Кто ваши студенты? Лобовая конкуренция с «бегемотами»

малоэффективна. Нереально запретить бюджетным вузам ходить на вашей полянке или использовать ваши технологии. Здесь права Ирина Всеволодовна, что закон далеко не все решил, но есть шансы кое-что поменять за счет подзаконных актов. Брать на экспертизу все проекты подзаконных актов, с точки зрения равенства конкуренции.

Поправки к закону «Об образовании» и приведение в соответствие нормативных подзаконных актов с точки зрения обеспечения равенства это общая работа всех нас. Давайте друг друга обогащать. Питерские и московские вузы не конкурируют за абитуриента. Поэтому, возможно переносить успешные практики из Москвы в Санкт-Петербург и, наоборот, из Питера в Москву, поскольку всегда конкуренты разные. Поэтому, необходимо обобщать эффективные практики эффективных негосударственных вузов. Спасибо!

Окорокова Г.П.: Спасибо, Виктор Александрович!

Глубокоуважаемые участники, на этом пленарные доклады нашего круглого стола завершены. Слово Николаю Александровичу Жильцову ректору Международного юридического института г. Москвы.

Жильцов Н.А.: Коллеги, прежде чем говорить, куда нам идти, нужно разобраться, какие мы. На сегодняшний день в нашем секторе примерно две трети вузов численностью 1000-1500 учащихся. Еще есть часть вузов, которые работают на уровне университета. Еще довольно большая группа из оставшихся – это вузы массового образования, которые позиционируются как вузы, работают как вузы и имеют приличную численность. Мы чисто юридический частный вуз, самый большой в России, но у нас никогда не будет достаточно средств на науку, поскольку мы не конкурентны в этой сфере деятельности. То же и с иностранными студентами. Юриспруденция национальное изобретение в любой стране, поэтому будут некоторые моменты для общения, но не больше.

Что касается тех двух третей, т.е. вузов, у которых меньше человек? Вы все грамотные люди и понимаете, что при доходной базе от такого количества студентов говорить о движении вперед бессмысленно:

деньги не позволят создать ни базу, ни контент, ни привлечь профессиональных преподавателей. Здесь задача едина выживание этой части российской ниши, причем тренд уже наметился - самоликвидация. Он не только в частном образовании. То же самое в банковской сфере, страховом деле, государственных и негосударственных пенсионных фондах. Тренд один и тот же. Нужно готовиться к тому, что эта часть данного сектора уменьшиться.

Мы создавали базы, вложили десятки миллионов долларов, сейчас на этой базе возник налог на имущество и на землю. Чем дальше, тем будет хуже. Деньги отвлекаются. Что будет с вузами, которые дают образование для трудоустройства. Вот наша с вами задача, на мой взгляд. Исходя из этого, наверное, стоит говорить о том, как развиваться.

Сегодняшние лекала оценки вузов, которые нам Министерство образования усиленно второй год преподает, загонит всех в одинаковую модель. Это опасно в целом для системы образования, поскольку только разнообразие вузов, только их возможность подстраиваться под запросы потребителя позволит нам удержать систему образования в качестве востребованной.

Нынешний мониторинг, позиция Министерства образования противоречит этому. Совершенно согласен с коллегами, что новый закон об образовании позволяет варьировать образовательные программы. Мы убедились на опыте, что дошкольное образование, начальное образование, среднее образование, полное образование работает и приносит дополнительный доход. Да, это тяжелая работа. Не девяностые годы. Растет все медленно, но раскручивается. Их можно использовать.

Что касается коротких программ, я отношусь к ним со скепсисом. У нас их довольно много: мы реализуем 24 программы. Тем не менее, они дают минимальные доходы. Они не прогнозируемы, всегда заряжены на большой круг общения с внешним контуром. Это не является стабильным доходом. Но реализовывать их надо. Гораздо важнее другое – мы должны вернуться к теме какого-то гибкого маневренного бакалавриата, который позволит нам подстраиваться под законы потребителя. У нас юристы, там ни о какой свободе выбора речи не идет. Нас так загнали в этот ГОСТ, что мы вздохнуть не можем. Как здесь нам работать?

Мне кажется, что мы можем себя показать на ниве новых технологий.

Государственные вузы очень медленно и неторопливо разворачиваются в эту сторону. Весь мировой тренд идет в сторону новых технологий. Давайте мы сделаем электронное обучение, дистанционные технологии во всех формах обучения, в том числе и в дополнительном образовании. Это один из выходов.

Коллеги, все равно нам дальше будет плохо. Надо быть готовым к тому, что мы будем работать во враждебном окружении и неконкурентной среде.

Окорокова Г.П. Спасибо, Николай Александрович. Теперь - Олег Владимирович Долженко.

Долженко О.В.: Я сам занимаюсь вопросами стратегий, т.е.

стратегический образ образования, начиная с определения того, что такое образование. Мне кажется, что если мы поймем, у нас будут дальше какие то сомнения уже в части того, к чему нужно готовиться.

Мы можем говорить о практиках, совершенствовать ту модель, которая есть, но мы должны понимать, что кризис образования связан с кризисом человека. Современный экономический кризис это на самом деле глобальный кризис всей цивилизации в целом. Это цивилизация уже не обеспечивает тех качеств человека, которые позволяют ему вписываться в новый ряд.

Процесс образования разворачивается вокруг их внутреннего диалога, а я могу быть носителем определенной системы ценностей. Это очень важно и серьезно. Растет межпоколенческий разрыв, он нарастает с каждым днем больше и больше.

Возникает вопрос: «Что это такое? С чем мы имеем дело?».

Последние тысячи лет с подобного рода ситуациями мы не сталкивались. Я имею в виду момент возникновения спонтанных университетов, которые никто не реализовывал, не уполномочивал вести подготовку кадров.

Примерно такую же беду мы сейчас и переживаем. Тут начинается очень интересный вопрос, который поставлен программой нашей встречи. Когда в восьмидесятые годы в Европе попытались приступить к реформам образования, то очень скоро выяснилось, что они ничего не могут делать, потому что они не знают, как это сложилось. Тогда в восьмидесятые годы был организован международный авторский коллектив, которому было поручено дать описание истории развития европейского университета.

Люди работали 20 лет, чтобы только разобраться, с чем они имеют дело.

Остается сказать одно: сегодня негосударственным вузам нужно испытать дистанцию с государством. Мы должны развивать и инвестировать в ходе трендов, которые определяют сегодняшнее будущее.

Об этом частично можно прочитать в последней монографии «Университет хочет миллионера». Я отдам текст организаторам круглого стола. Вы сможете посмотреть его.

Окорокова Г.П.: Спасибо. Валентина Алексеевна Суслова председатель Правления Общества «Знание» России, ректор Центрального института непрерывного образования.

Суслова В.А.: Уважаемые коллеги, предшествующие выступающие сказали очень много из того, что хотелось бы поддержать. Высокая степень профессионализма дискуссии. Была сказана ключевая фраза: образование для трудоустройства. Это была главная фраза, потому что мы должны уже сегодня думать, каким будет трудоустройство через 5-6 лет. На этом мы должны сегодня сосредоточиться.

Я хотела бы привести такой пример о том, какое образование было в девяностых годах. Негосударственные вузы составляли конкуренцию государственным вузам. Ключевые качества негосударственных вузов это высокая степень выживаемости. Самое главное, что они очень способны к новаторству. Поэтому я считаю, что ниша всегда для них найдется. Нужно какое-то время, нужно объединение усилий. Мы знаем, что в нашей стране сегодня проблемы с инженерным образованием, инновационным мышлением.

Мы проводим информационную работу. Законодатель уверен, что он создал сегодня в законе равные условия. Вузам предоставлена возможность для различных видов обучения. Государственные вузы еще лет пять не возьмут это все разом, а негосударственные вузы могу осилить это быстрее.

Негосударственные вузы нужны самим государственным вузам, чтобы они не стагнировали, а активно развивались. Это важно, потому что я наблюдаю это 20 лет.

Окорокова Г.П.: Валентина Алексеевна, огромное спасибо.

Владимир Алексеевич, Вы хотели сказать пару слов. Владимир Алексеевич Шмелев проректор по инновациям Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Шмелев В.А.:Я хотел бы сказать несколько слов про успешные практики, которые могут быть использованы для того, чтобы найти негосударственному вузу ту или иную нишу. Первый рецепт на примере Свято-Тихоновского университета. Я думаю, что в той или иной степени это можно спроецировать на другие вузы. Необходим уход от лобовой конкуренции и поиск своей ниши. Мы утверждаем, что наши выпускники это не только хорошо образованные специалисты, но и нравственно здоровые люди. У нас есть масса исследований по выпускникам, которые показывают, что Свято-Тихоновский университет отличается от других государственных и негосударственных вузов по таким показателям, как крепкие семьи, много детей, готовность к благотворительности, патриотизм, неупотребление наркотиков. На самом деле эти критерии могут быть при прочих равных очень благоприятны при приеме на работу, особенно в государственной службе, преподавании в школах.

Следующий момент это спецификация студентов, о котором частично говорила Ирина Всеволодовна. Это спецификация в какой-то степени ставит под сомнение еще один критерий эффективности. Критерий кажется совершено очевидным. Это средний балл ЕГЭ. Но на самом деле, на примере нашего университета, хочу сказать, что туда поступают студенты с очень высокими баллами ЕГЭ. Но мы видим как одну из миссий университета социальную миссию. Поэтому к нам также поступают и дети-сироты. У нас есть специальная программа – дети из малообеспеченных многодетных семей, у которых баллы ЕГЭ часто не такие высокие. Но одной из миссий университета становится социальная адаптация этих детей. Образование не только часто коррелируется с уровнем дохода населения, но и дает доступ для тех, у кого не все так хорошо.

Следующий момент это вложение в науку и поиск своей научной темы, которая сделает этот университет ведущим научным центром в мире.

В нашем случае это новейшая история России русской православной церкви в XX веке. К нам приезжают люди со всего мира на международные конференции. Университет выделяется среди государственных и негосударственных по этой теме.

Нужна диверсификация источников финансирования, которая должна опровергнуть мнение: негосударственные вузы как места продажи дипломов. У нас очное образование бесплатно для всех студентов за счет пожертвований благотворителей, грантов, Министерства финансов, которые выделяют целевой капитал. Много разных источников.

Окорокова Г.П. Святослав Олегович Сорокин, начальник отдела Департамента государственной политики в сфере высшего образования Министерства образования и науки России.

Сорокин С.О.: Полезное совещание для нас. В каждом выступлении прозвучала критика в адрес политики Министерства, осуществляемой в отношении как государственных, так и негосударственных вузов, филиалов.

Обобщу претензии в адрес Министерства: несправедливое распределение КЦП, неправильная оценка эффективности образовательных учреждений, загоняем вузы в какие-то рамки. О КЦП. Конкурс, который проводится Министерством, проводится среди специальностей. Есть региональная, есть федеральная составляющая. Объем цифр определяется с участием субъектов Российской Федерации. Вводится центр ответственности. Конкурс за определенные цифры осуществляется на региональном уровне. Если посмотреть структуру подготовки кадров, в том числе и в негосударственном секторе, то подавляющее число специальностей – это экономика и управление.

Все реализуют данные направления подготовки. Если посмотреть кого готовят негосударственные вузы – то в основном упор делается на гуманитарные, экономические, юридические специальности, информатика управление.

Потенциал, который получается в результате распределения, характеризует не потенциал всего негосударственного сектора, а потенциал конкретных специальностей в конкретном регионе и то, как выглядят образовательные учреждения на фоне государственных вузов. Со стороны Министерств какого-то специального воздействия на отведение лимитов и определение ведомственной принадлежности нет. Поэтому не совсем справедлива ваша критика.

По поводу мониторинга и эффективности показателей. Не совсем корректно рассматривать те показатели, которые используются в отдельности. Так можно критиковать каждый показатель: например, по наличию площадей, почему оцениваются только собственные площади. Это закон позволяет учитывать и использовать площадь аккредитованных вузов. Здесь идет речь об оценке потенциала эффективности. Смотрим на то, насколько это в дальнейшем может развиваться, насколько он будет устойчив. Кроме тех показателей, которые используются, идет более подробный анализ по каждому вузу. Также смотрится не только на объем финансирования, но и количество публикаций, объем средств, которые вкладываются в инновационные проекты, исследования, количество патентов и грантов. Вся эта информация предоставляется на заседании рабочей группы. Решение принимается, в том числе и по этим показаниям.

Поэтому эта часть чуть глубже и больше.

Вопрос из зала: Сегодня большую часть педагогов готовят не педагогические вузы, но ругают педвузы за плохую подготовку педагогов.

Поэтому структура учреждений состоит из педагогического образования и реализация программы подготовки. Это две разные проблемы.

Минобрнауки собрал рабочую группу по педагогическому образованию, где обсуждается модернизация педагогического образования. Неважно, где она будет реализовываться: в государственных, негосударственных, классических университетах, инженерных вузах. Организационные мероприятия по поводу собственных педвузов вектор понятен при расчете гуманитарных вузов.

Сорокин С.О.: По поводу педвузов. Министерство образования планирует в следующем году оказать адресную целевую поддержку педагогического образования. В этом году закончена поддержка инженерных программ для регионов. В следующем году планируем поддержку программ юридического профиля. Надеюсь, что данные меры помогут нашему образованию. Спасибо!

Окорокова Г.П.: Святослав Олегович, огромное спасибо. Татьяна Ивановна Козлова (Санкт-Петербург) и Валерий Сергеевич Иванов (Ярославль).

Козлова Т.И.: Поскольку я больше оптимист, чем пессимист, поэтому не буду говорить, что все плохо: чиновники плохие, выхода нет.

У нас есть выход, если каждый будет думать о том, для чего мы и зачем, как мы дальше будем развиваться.

Есть в мониторинге какой-нибудь критерий, касаемый воспитания?

Как отличаются наши вузы? Маленькие частные вузы, где за 20 лет обучения ни один студент, ни в какую историю не попал, потому что для каждого из них индивидуальный подход: «Почему пропустил занятия? Как и что делать?» Поэтому у Министерства есть возможность подумать - как учесть воспитательную составляющую. Мониторинг стал открытым. Я теперь открываю и смотрю. Даже ЕГЭ, который у нас в таких трудных условиях создавался.

Мы как-то привыкли делить государственные и негосударственные вузы. Я, как эксперт Министерства образования, видела всякие. Проверяла и государственные вузы, в том числе и педагогические. Очень тяжело видеть иногда, ведь не может в ободранных аудиториях, пахнущих туалетах, в этой атмосфере подготовлен хороший педагог.


Когда-то мне говорили в упрек, что частные вузы готовят только юристов и экономистов. Я сказала на одном совещании: «Если бы мне специальный амперметр дали, я открыла бы технические специальности.

Кто же даст эти деньги?». Поэтому нужно где-то записать, что достойное финансирование образования независимо от того, государственное оно или негосударственное, должно быть приоритетным направлением в нашей стране. Тогда мы не будем спорить, а будем конкурировать. Сейчас мы только на словах конкуренты.

Монополия как была, так и есть. Монополисты нас не будут допускать ни к научным деньгам, ни к компенсации затрат на коммуналку.

Про здания я и не говорю.

Давайте сделаем так, чтобы каждый развивался, и счет шел в зависимости от качества, а не от количества метров, которые некоторым достались просто так.

Иванов В.С.: Уважаемые коллеги, кризис высшего образования и в государственном, и в негосударственном секторе. Сверхдоходы, которые были раньше, прошли. Посмотрите, что происходит в банковском секторе.

Он перестал быть сверхприбыльным. Закон уже разрешил сетевые взаимодействия, многие другие формы.

19 сентября исследовательская рабочая группа в Санкт-Петербурге с Федеральным университетом подписали соглашение о создании такого консорциума для развития электронного обучения по созданию электронного контента. Каждый вуз в отдельности, даже самый успешный по своим образовательным программам не справится с ситуацией. Мне кажется, мы с вами мало обсуждаем конкретные вопросы развития нашего сектора. Спасибо!

Окорокова Г.П.: Станислав Александрович Степанов президент эколого-политологического университета.

Степанов С.А.: Первый тезис. Историческое заседание коллегии состоялось в 1998 году. Никита Николаевич Моисеев сказал: «Отличие малых университетов частного сектора заключается в том, что они стали экспериментальной площадкой по выработке и нового содержания, и инновационных методов». В тоже время президент Польши, встречаясь с ректорами вузов говорит: «Вы же активно работаете. Создавайте конкурентную среду, чтобы государственные вузы лучше работали.

Премьер-министр одной восточноевропейской страны как-то отметил:

«Пока русские готовят полуграмотных ПТУшников, мы дадим каждому молодому рабочему высшее образование». Видимо, нам сегодня нужно взяться за подготовку и рабочих, и техников на уровне высшего образования и готовить их к новой инновационной технике.

Именно недофинансирование образования в целом, и, в частности, среднего образования, и особенно высшего, – создает почву для коррупции, мошенничества и принижает наше образование, которое завоевало в последние десятилетия прошлого века хорошие позиции. Спасибо!

Окорокова Г.П.: Завершает работу нашего круглого стола директор по развитию Ассоциации негосударственных вузов Валерий Сергеевич Капустин.

Капустин В.С.: Мне кажется, что сейчас надо приостановиться и переосмыслить многие вещи. Реформы идут 20 лет. Им не видно конца.

Реформа провоцирует проблему. Если мы будем дальше в этом потоке, у нас не будет остановки. У нас уже нет времени для того, чтобы совершенствоваться самим. Надо четко ощущать, что ты хочешь и что можешь. Когда негосударственные вузы появились, они сразу появились с претензией на элитарность и на инновационную жизнь. Это звучало на всю страну. Они сразу взлетели. Они предлагали такие программы, которых не было тогда еще ни у кого. Такого не было ни у кого. Я думаю, что нужно перестать имитировать, что мы с государственными вузами одной крови, мы только чуть-чуть победнее. Нужно заявить, что мы другие. Элитарную программу можно запустить. Можно привносить какие-то другие интересы.

Давайте меняться. Я знаю, что мы никогда не достигнем равноправия. Нам разрешили проводить коммерческие мероприятия, предоставлять образовательные услуги на коммерческой основе, и тут же запретили использовать коммерческие инструменты. Нужно это просто осознать.

Окорокова Г.П.: Владимир Леонидович Шаповалов, директор института политики и права Гуманитарного университета им. Шолохова.

Шаповалов В.Л.: Коллеги, поскольку я долго проработал в сфере негосударственного образования, то могу высказать свои наблюдения и о частном и о государственном секторах высшего образования. Количество государственных и негосударственных вузов будет сокращаться. Это связано не столько с политикой Министерства образования и науки, сколько с социально-демографическими моментами, которые мы все достаточно хорошо знаем.

Мне кажется, что есть ряд путей развития негосударственных вузов.

Хочу подчеркнуть, что путь элитарного образования есть и развивается. В настоящее время это уже Российская экономическая школа, Европейский университет в Санкт-Петербурге. Совершенно очевидно, что сегмент элитарности для негосударственных вузов открыт и возможен.

Второй путь большая маневренность негосударственных вузов может позволить им быть инновационной площадкой, которой они и были до настоящего времени. Открываются какие-то новые ниши и новые направления не только в сфере дистанционного образования, но и какие-то иные. Третье нужно более активно развивать систему непрерывного образования. В этом смысле негосударственный вуз может очень активно сотрудничать и с бизнес-средой, негосударственным сектором. Мне кажется, что это достаточно серьезная ниша.

Последняя фраза по поводу общественной аккредитации. Я думаю, что на нее нет смысла надеяться, потому что, например, в сфере юриспруденции общественная аккредитация осуществляется по указу Президента Российской Федерации, Ассоциации юристов России. В какой мере эта процедура, которая осуществляется в рамках поручения Президента, является общественной? Насколько она будет выгодна негосударственному сектору?

Окорокова Г.П.: Владимир Леонидович, спасибо. Коллеги, огромное спасибо всем вам и докладчикам круглого стола! Теперь, когда мы поняли, что круг проблем обозначился, то позвольте, пожалуйста, вместе с Ассоциацией негосударственных вузов и комиссией по развитию образования Общественной палаты сгруппировать, оформить их решением круглого стола и, возможно, в начале следующего года выйти на общественные слушания в Общественной Палате РФ. Спасибо вам всем!

Тексты выступлений на заседании круглого стола:

Долженко Олег Владимирович, профессор, действительный член Международной академии высшей школы и Академии электротехнических наук, кандидат физико-математических наук, доктор философских наук НА ВСТРЕЧУ С ПРОШЛЫМ ИЛИ ПРОЩАНИЕ С БУДУЩИМ Образование в кризисе Начну с очевидного: ситуация, в которой ныне находится образование в мире, – крайне сложная: по своей сложности за последние тысячу лет ничего похожего не было. Так что вовсе не случайно, что она вошла в число глобальных проблем современности. До сих пор ни одной стране мира ее разрешить не удалось. Думается, не удалось потому, что та система, которая придет на смену старой, лишь слабо будет напоминать прежнюю, сердцевину которой составляет университет. Но на сегодня, похоже, этот университет исчерпал свой потенциал. Ему на смену должно прийти нечто новое, условно называемое многими мультиверситет (что, впрочем, весьма сомнительно). Революция в области информационных технологий не могла не повлечь за собой, в частности, и революцию в образовании.

Так что все попытки, свидетелями которых являются россияне, скопировать у кого-то – пустые хлопоты, последствия же их очевидны – дальнейшее углубление кризиса.

Что же касается экспертов в области образования, то на сегодня в мире их можно пересчитать по пальцам. Такие фигуры, как Умберто Эко, Эдгар Морен и Питер Скотт - уникальны. В прошлое уходят имена многих выдающихся мыслителей и практиков образования (например, Кларк Керр).

В ряду обеспечивших в 20 веке прорывы в мировом образовании – родоначальники нашего Физтеха. В чем дело? Почему такой дефицит экспертов? В сущем пустяке: в отсутствии стратегического видения судеб образования. Отсутствие же стратегического образа будущего вынуждает модернизаторов и либералов заниматься пустословием. Многое из того, что мы нынче делаем, очень похоже на то, что делали 25 и даже больше лет тому назад. Больше демократии – меньше демократии;

больше автономии – меньше автономии;

больше участия обучающихся в делах вуза – меньше;

больше теоретических дисциплин – меньше;

больше самостоятельных занятий – меньше. Все это уже было.

Уровень реформаторов А теперь несколько слов об интеллектуальном уровне нынешних реформаторов. Лучше всего о нем свидетельствуют новый Закон об образовании и намеченная реформа РАН. Эти документы – свидетельство всей интеллектуальной и профессиональной несостоятельности, пустоты нынешних руководителей образования и науки. За 23 года в России не было принято ни одного решения, которое можно было бы оценить со знаком плюс. Зато налицо перманентная деградация и разрушение интеллектуального потенциала страны. По сути, происходящее – панихида по будущему, сценарий, который можно было бы назвать так: прощание с будущим… И особенно-то удивляться тут нечему: каково государство – такова и практика! Новый Закон об образовании окончательно ставит крест на надеждах, согласно которым образование выйдет из состояния перманентного кризиса, основу которого образует кризис человека, утратившего способность понимать происходящее в контексте прошлого, текущего и будущего.

Кризис, культура, понимание смысла образования… Сказав «кризис», поясню тот смысл, который связываю с этим понятием. Нынешний кризис, который растянется на несколько десятилетий, на мой взгляд,– переломная, рубежная точка в развитии человечества. Причем, перед нами не столько кризис экономический или финансовый, сколько глобальный кризис европейско-центрированной цивилизации, порвавшей связь с культурой.


Правда, с культурой российское образование порвало давно, превратившись в институт цивилизации. Ушло в прошлое время, когда образование было институтом культуры, в основе которой всегда лежат отношения людей. Со временем место этого образования заняла подготовка, тренинг, связанный с отношениями вещей и их производством.

В этих условиях фундаментальная наука – излишество.

Здесь должен пояснить, что понимаю под культурой, но для этого потребовалась бы лекция. А потому ограничусь лишь одним замечанием:

культура – необходимая предпосылка порождения смыслов жизни. В этом – ее суть и подлинный смысл.

В подтверждении предыдущего тезиса, который связан непосредственно с наименованием нашего «круглого стола»: «Политика государства по формированию образовательных ниш и частные вузы». Мне оно кажется неудачным. И дело вовсе не в том, как складывались и что собою представляют нынешние частные вузы, а в том, что это название неявно предполагает поддержку со стороны государства негосударственного сектора образования.

Российское государство как атавизм плюсы негосударственных вузов Российское государство – атавизм, пережиток, истоки которого кроются в реалиях феодального общества. Свои сущностные характеристики оно сохранило и в наши дни. Способно ли оно решать задачи 21 века? Конечно, способно, но только в рамках рецептов 17 века.

Но время делает свое дело. Включен счетчик обратного отсчета времени: или государство станет иным, или его просто не будет. Порох для такой трансформации уже готов. Так что ждать недолго… Вопрос только в одном: что придет этому государству на смену? На мой взгляд, счастье негосударственных вузов как раз состоит в том, что они – негосударственные. Если к тому же они еще и сформируют собственную стратегию развития, укорененную в региональных условиях, то перед ними откроются весьма заманчивые перспективы… Может, кому-то покажется странным, но потенциал для развития системы образования России исключительно велик. Только не надо копировать фабричные методы государственных вузов. В решающей степени будущее российского образования связано с развитием именно негосударственного сектора, в меньшей степени зависимого от государственного произвола. Ситуация в чем-то напоминает ту, которая сложилась в момент появления первых университетов.

Как известно, университеты возникли спонтанно. Они не ставили перед собой задачу подготовки кадров квалифицированных специалистов на основе стандартов энного поколения. И так в образовании было во все времена: все новое в нем появлялось по случаю или по недоразумению… Тот цивилизационный кризис, о котором я уже говорил, в первую очередь скажется именно на государственном секторе. Госвузы, в принципе, не смогут адаптироваться к тем реалиям, которые определят жизнь института образования в ближайшие десятилетия. Они будут вынуждены «ужаться», уступив место своим преемникам.

Реалии современности, антропоцен, темпы развития и следствия… Каковы же эти реалии? Ограничусь двумя ведущими трендами.

Человечество уже вступило в новую эпоху развития: в эпоху антропоцена.

Ее отличительная черта – масштабы деятельности человека стали соизмеримы с мощностью процессов планетарного характера. Именно деятельность человека ныне задает основной вектор и определяет судьбы жизни на планете, а значит вся техносфера и окружающий человека мир должны быть переосмыслены с точки зрения человека, как ведущего фактора, формирующего картину мира. За сказанным – новое представление об основаниях научного знания, особенностях описания переходных, сугубо нелинейных процессов, меняющих предмет научного знания, отбрасывающее представление о жестком разнесении субъекта и объекта.

Необходим пересмотр традиционной картины мира, необходимо повторное прохождение всего герменевтического цикла процедуры самоопределения.

Второй тренд связан с резким ускорением темпов развития. Сегодня из института наследования образование становится институтом упреждающего развития, ориентированного не столько на прошлое, сколько на вызовы, идущие из будущего.

За этим утверждением скрыто многое. Прежде всего, стоит обратить внимание на различия в системах ценностей поколений;

углубляется межпоколенческий разрыв. Нынешние учитель и ученик – люди разных миров. В этих условиях с учетом возможностей современных информационных технологий, основная, формирующая часть образовательного диалога переносится в среду самих учащихся, а за преподавателем, в лучшем случае, остается роль дирижера и носителя определенных ценностей. Современный преподаватель уже не способен лидировать в диалоге со своими учениками. Для того чтобы быть наравне с ними, он сам должен быть участником процесса развития. По-видимому, в ближайшее время произойдут существенные перемены в организационной структуре вузов: место кафедр займут институты, предоставляющие возможность самоопределения для преподавателя и учащегося, учиться через жизнь и для жизни. Резко возрастет роль учащихся в управлении учебным заведением. Только не следует думать, что студенты - молоды и им эта задача не по силам. Значительная доля первых университетов были университетами студенческими.

Традиции – бремя или ресурс?

В числе вопросов, которые предложены вниманию участников конференции и круглого стола фигурирует и такой: университетские традиции: ресурс или бремя?

Я отвечаю на этот вопрос утвердительно, по крайней мере, по двум причинам.

В 70—80-х годах прошлого века в Западной Европе приступили к подготовке реформы высшего образования. Однако в скором времени работа застопорилась. Оказалось, что никто не знает, каким образом, и в силу каких причин происходили те или иные перемены в системе университетского образования. В итоге был создан международный авторский коллектив, который на протяжении почти 20 лет работал над подготовкой четырехтомника «История европейского университета».

Сегодня этот уникальный труд переведен на массу языков. Подготовлены к изданию на русском языке и первые тома этой работы. Есть разрешение на публикацию, но, как оказывается, в России он никому не нужен. Между тем, в силу наших специфических условий (российское образование всегда рассматривалось как дело не общества, а государства) неплохо бы было подготовить нечто подобное и применительно к судьбам российского образования.

Знание истории собственного образования в логике осознания вызовов исключительно важно и еще по одной причине. Классический университет свой потенциал исчерпал. Происходящая ныне в образовании революция весьма напоминает происходившее в начальный период становления университетов.

Какая эпоха на дворе и новое средневековье.

Умберто Эко и роль вызовов По крайней мере, еще в начале 90-х гг., полагал Умберто Эко, средние века уже начались. И тут вполне резонен вопрос: а вошли ли мы уже в эпоху нового средневековья или пока она нас только ожидает? Замечу, что статья У.Эко была опубликована в журнале «Иностранная литература» в 1994 г.

Ориентация на вызовы, идущие из будущего, предполагают овладение искусством осознания и осмысления их как проблем личных;

требуют перехода от знаниево-цивилизационной парадигмы образования к парадигме социокультурной.

Наконец, за сказанным можно усмотреть и еще один вывод: в условиях динамичных перемен синтезированная модель мира отходит на второй план, а на первый выдвигается новая, предполагающая, что индивид является носителем собственной культуры, и усиленное внимание к овладению навыками методологической деятельности. По крайней мере, как полагал Г.П.Щедровицкий, проблемы методологии на многие десятилетия определят основные направления развития философии, науки, образования...

Еще одно следствие. В значительной мере современный кризис цивилизации – результат издержек, связанных с недостаточным вниманием к вопросам развития человека. В свое время Римский клуб опубликовал доклад под названием «Учению нет пределов», многие положения которого сохраняют свою актуальность и сегодня. Кстати, то же самое можно сказать и в отношении докладов под редакцией Эдгара Фора, Жака Делора, работ Эдгара Морена(«Семь уроков для будущего образования», «Природа природы»).

Особенности современного образования Образование становится процессом непрерывным и распределенным.

Можно сколько угодно кривиться при упоминании американских коммунальных колледжей (иногда называемых университетами), но для меня,безусловно одно: появление этих колледжей знаменовало собой новый этап развития системы американского образования.

Итак, концепция образования, ориентированная в будущее (как базового, так и дополнительного) будет принципиально отлична от привычной, ориентированной в прошлое, представленную в образе карлика на плечах великана. Такая концепция уже сложилась. Достаточно сказать, что в начале 90-х в США система дополнительного образования по общему финансированию практически сравнялась с базовым.

Изучая образование за рубежом, мы чаще видим только школу и университет. Примитивность принимаемых в этих областях решений порой нас удивляет. Но на самом-то деле эти решения не примитивны. Их надо видеть в контексте всей образовательной системы: ее традиционные звенья работают с учетом того, что после них есть хорошо организованное, мощное, прекрасно оснащенное кадрами и оборудованием дополнительное образование. И оно решает те самые задачи, которые сегодня безрезультатно пытается решить наше базовое образование.

Итак, в образовании происходит революция, знаменующая выход на иную систему образования, основы которой задают принципы социокультурной направленности, региональности, непрерывности, распределенности, либеральности, системности и целостности: нельзя реформировать университет, не затрагивая дошкольное образование... В значительной степени новая парадигма базируется на использовании потенциала ИКТ;

предполагает взаимодействие вузов;

создание единого банка аудиовизуальных средств обучения, онлайновых курсов лекций;

средств поддержания процедуры рефлексии, фиксации индивидуальной траектории каждого учащегося;

предполагающих разработку игровых форм представления содержания изучаемых предметов, в которых особое внимание будет уделяться процедурам рефлексии и методологического анализа. Но такая работа не по силам ни одному вузу. Нужно кооперироваться и не боятся того, что часть каких-то курсов студент прослушает в другом учебном заведении. В конце концов, переход из одного университета в другой был традиционной практикой: поступали учиться не в какой-то университет, а учиться у того, кто тебе ближе.

Выбирали не столько специальность, сколько Учителя. Не буду продолжать этот перечень предстоящих нововведений. Хотяв поисковом плане такую работу было бы полезно выполнить применительно, прежде всего, к региональным условиям.

Антропологическая катастрофа: причины и следствия В заключение остановлюсь только на одном вопросе, постановка которого мне представляется исключительно важной. Российское образование функционирует в условиях больного общества. Речь идет о той антропологической катастрофе, которую пережили и переживают россияне, о которой писали Платонов («Котлован»), Оруэлл («Скотный двор») и многие другие.

Наиболее характерные признаки этой катастрофы: мы всегда стараемся ответить на вопрос, что должно быть, и реализовать это должное на практике, но, заметьте, никогда не задаемся вопросом, а с каким человеком мы имеем дело? Почему я завел речь об этой катастрофе? Ответ:

она ответственна за происходящее ныне в жизни российского народа. В условиях авторитарного, идеологизированного, технократического, тоталитарного, выстроенного в логике вертикали государства исчезают возможности существования общества, которое вырождается в народонаселение, каждая единичка которого является условно свободной.

Обедняется культурный потенциал индивида, разрушается креативный потенциал личности.

Важнейшее: падает мера социальности, что проявляется в неспособности людей взаимодействовать, и формирует упрощенное социальное пространство, в условиях которого человек реализует свой потенциал. Основная часть активности приходится на то, чтобы сохранять, модернизировать существующее, а не развиваться. В итоге этого, в частности, мы имеем аморфное образование, неспособное самоопределиться по отношению к будущему, да и к самому себе.

Пронеси чашу сию мимо… По-моему, где-то в начале 90-х у меня был разговор с М.Федотовым, который полагал, что образование – дело вторичное, главное же – в либерализации жизни страны. На мой же взгляд, дело обстояло и обстоит как раз обратным образом: ключевая проблема России – развитие человека, а ведущая проблема – образование, которое должно не только вписаться в общемировые тенденции, но и развиваться в условиях собственной логики.

Едва ли сегодня на все вопросы, вынесенные для обсуждения, можно дать однозначный ответ. Для меня очевидно одно: частным вузам нужно не столько «тягаться» с государственными, сколько постараться усмотреть свое призвание в той ситуации, которая ныне сложилась в мировом образовании и в России.

Будущее у негосударственного сектора, несомненно, есть. Конечно, при условии, что наряду с коммерческой стороной дела эти вузы всерьез займутся вопросами содержательными.

Что же касается взаимодействия с государством, то отвечу словами Иисуса: «Отче! все возможно Тебе;

пронеси чашу сию мимо Меня (Мк. 14, 35-36)». Впрочем, как известно, продолжения этой молитвы Апостолы не слышали, так как от усталости сон стал одолевать их, и они заснули.

Мы живем в эпоху не столько ответов, сколько вопросов. От того, насколько верно сумеем их сформулировать зависит наше будущее.

Время проб и ошибок ушло в прошлое. Так что права на ошибку у нас нет… И последнее: если у кого-то возникнет желание попытаться получить ответы на поставленные в сообщении вопросы, готов к взаимодействию Важно: на сегодня единых рецептов нет и их уже не будет.

Бебенина Екатерина Вячеславовна, кандидат педагогических наук, заместитель директора ФГНУ ИТИП РАО «Институт теории и истории педагогики» Российской академии образования», г.Москва ОБРАЗОВАНИЮ – ОБРАЗОВЫВАНИЕ В ТЕЧЕНИЕ ВСЕЙ ЖИЗНИ Основной вопрос, который звучал в каждом докладе на заседании круглого стола, выступлении, вопросе требовал конкретных ответов – «Как частным вузам выживать и развиваться в ситуации, когда государство поддерживает государственные вузы как финансово, так и организационно, но при этом практически не оказывает поддержку частным вузам?».

Председатель Ассоциации негосударственных вузов России, ректор РосНоу Зернов В.А. в своем докладе привел статистику и примеры, как ведущие частные вузы успешно конкурируют по качеству образовательных услуг, фактически выполняя государственную политику в области образования.

Участники оживленно и заинтересованно делились своими предложениями и успешными практиками. Так, ректор Международного юридического института Николай Александрович Жильцов подчеркнул, что цель большинства негосударственных вузов – трудоустройство, хотя для части вузов, как, например, РосНОУ, – целью может быть так же развитие науки.

В качестве путей выхода из кризиса, по его мнению, для частных вузов могут быть:

варьирование образовательных программ;

короткие программы;

гибкий бакалавриат;

новые образовательные программы.

Олег Владимирович Долженко (Международная академия высшей школы) подчеркнул, что идет изменение цивилизации - изменятся стратегии образования, традиции, практики.

Проректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Шмелев В.А. поделился опытом, применение которого позволяет вузу с одной стороны расширять состав студентов, а с другой – находить финансирование для бесплатного обучения студентов:

уход от прямой конкуренции;

спецификация студентов;

узкая ниша вхождения в науку;

диверсификация источников финансирования.

Вице-президент Российской академии образования Болотов Виктор Александрович прокомментировал предложение ряда участников о том, что государство не должно позволять государственным вузам входить в нишу, которую создадут себе частные вузы как невозможное. Другое дело, отметил он – поддержка. Но негосударственные вузы очень разнообразны и сложно выработать критерии, кому и как помогать. Надо стремиться к равноправной конкуренции для эффективных вузов без учета типа собственности.

В качестве предложения по развитию В.А.Болотов предложил частным вузам обдумать:

какие дополнительные сервисы могут быть предложены;

какие целевые группы могут быть привлечены в качестве студентов;

как меняться практиками с «неконкурентами» – частными вузами из других городов и/или другой специализацией.

На круглом столе выступил представитель Министерства образования и науки РФ Сорокин Святослав Олегович, который постарался защитить позицию Министерства, представив ее не такой одиозной, как ее увидели представители частных вузов. Основными тезисами были:

Финансирование определяется по количеству будущих 1.

специалистов, необходимых для государства. Места распределяются между вузами. Максимальная конкуренция между направлениями подготовки «Юриспруденция» и «Экономика». Так как именно в основном и готовят частные вузы, то им и достается меньше финансирования, чем вузам, готовящим специалистов по другим направлениям, как правило – государственным.

В ответ на критику оценки качества вуза по площадям, где 2.

большинство частных вузов проигрывают государственным, С.О.Сорокин отметил, что это – ясный и измеримый, пусть и косвенный показатель потенциала вуза, его возможностей по развитию и наращиванию эффективности.

В конце выступления он сообщил, что в Министерстве создается рабочая группа по будущему педвузов. Будет адресная поддержка педагогического образования в 2014 году. В рамках этой программы так же планируется определить, концепцию подготовки педагогов.

К сожалению, выделенные 2 часа не вместили выступлений всех желающих, так что хотелось бы продолжить тематику в данной публикации и предложить свои методы. Нам кажется, что сама позиция частного вуза в требовании государственной финансовой поддержки не совсем корректна.

Частный вуз - некоммерческая организация, конкурирующая с крупной, обладающей огромными ресурсами государственной образовательной системой.

Демографический спад значительно снизил конкурентоспособность негосударственных вузов.

Основными конкурентами негосударственных вузов на рынке образовательных услуг могут выступать:

государственные вузы;

организации и промышленные предприятия с развитой системой подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров;

консалтинговые фирмы, организующие помимо консультационной деятельности учебные курсы.

Необходимо использовать свои конкурентные преимущества, прежде всего – возможность достаточно быстро меняться, как это было сделано в 90-е годы, когда государственные вузы не успели за спросом на экономистов и юристов, а открывшиеся частные вузы стали конкурентоспособными.

Меняются приоритеты государства и бизнеса, так, в настоящий момент приоритетным является инженерное образование. Безусловно, качественное инженерное образование сложнее в организации и более ресурсозатратно, но, соответственно, государственные вузы будут дольше ликвидировать разрыв. Они не скоро смогут модернизировать инженерные образовательные программы.

Для тех экономических и юридических вузов, которые не могут или не хотят переквалифицироваться в технические, есть несколько вариантов.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.