авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Академия наук Абхазии

Российский государственный торгово-

экономический университет

К авк азские

научные

записки

№2(7)•2011

УЧРЕДИТЕЛЬ

Российский государственный торгово-экономический университет

ИЗДАТЕЛИ:

Академия наук Абхазии

Российский государственный торгово-экономический университет

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ

Сопредседатели совета:

Ш.К. Арстаа С.Н. Бабурин Г.В. Осипов Члены совета:

Н.Н. Ашуба Г.Н. Колбая И.Н. Барциц Н.Н. Лысенко С.М. Бебия Г.В. Мальцев П.П. Бородин О.В. Морозов Ф.М. Бурлацкий Ш.Х. Салакая О.М. Зиновьева А.П. Торшин А.Е. Карпов В.А. Чирикба В.Е. Кварчия С.М. Шамба Е.М. Кожокин Т.М. Шамба ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР З.А. Станкевич доктор юридических наук (+7 916 794 0090) knz-zs@rsute.ru РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Л.Я. Айба, чл-корр. АНА И.Н. Косиков, д.и.н.

Ю.Д. Анчабадзе, А.А. Литвинюк, д.э.н., проф.

Т.Н. Парамонова, д.э.н., проф.

зам гл. редактора, к.и.н.

В.С. Баркая, к.мед.н. А.П. Петров, д.физ.-мат.н.

О.Э. Башина, д.э.н., проф. Р.В. Савкина, д.э.н., проф.

О.Х. Бгажба, д.и.н., проф. О.П. Сауляк, д.ю.н., проф.

О.В. Давыденко, А.Д. Урсул, д.ф.н., проф.

Е.Д. Халевинская, отв. секретарь Л.Н. Доброхотов, д.ф.н., проф. д.э.н., проф.

С.П. Друганов, к.э.н. П.А. Шевцов, к.полит.н.

М.В. Зайцев, д.физ.-мат.н., проф. Я.А. Экба, д.пед.н.

ISSN 2079- Научный журнал «Кавказские научные записки» издается с декабря 2009 года Содержание К читателю.................................................................................................................... ПРЯМАЯ РЕЧЬ Ш.К. Арстаа Стабилизация ситуации на Кавказе невозможна без положительной динамики социально-политических процессов во всей Российской Федерации..................................................................................... КАВКАЗСКИЙ КРУГ В.Ю. Зорин Кавказ: гуманитарные аспекты гармонизации политики и гражданское общество............................................................................................................ А.Ю. Скаков Южная Осетия накануне президентских выборов......

...................................... IN MEMORIAM Памяти С.В. Багапш (4.03.1949–29.05.2011)......................................................... ЖИВАЯ ИСТОРИЯ А.Н. Муталибов Для многих распад СССР стал личной трагедией…............................................ З.А. Станкевич «Крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века» и ее последствия для России и остального мира........................................................................ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО Г.В. Мальцев Кровная месть: уроки прошлого и современность............................................. ПОЛИТОЛОГИЯ С.В. Бирюков Год 2011: начало нового электорального цикла или новой политической эпохи?............................................................................................................... С.В. Петрова Принцип суверенитета и особенности становления непризнанных государств (на примере Нагорного Карабаха)......................................... К.С. Пузырев Сепаратизм: идейные истоки и современная политическая практика........ ЭКОНОМИКА М.А. Николаева Качество пищевых продуктов как условие обеспечения здоровья нации:

проблемы и пути решения............................................................................ В.П. Чеглов Проблемы развития сетевой торговли: новые реалии менеджмента........... ГУМАНИТАРИСТИКА Х.А. Хабекирова Гендер и возраст в весенней календарной обрядности черкесов (адыгов)........................................................................................... А.Х. Курмансеитова Первые печатные издания на языках народов Карачаево-Черкесии........... М.С. Арсанукаева, М. Гаммер Вооружение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20–50-е годы XIX века............................................................................... МАТЕМАТИКА Н.Т. Габдрахманова, А.А. Габдрахманов Исследование возможности прогнозирования трафика сети Ethernet........ А.Г. Елисеев, Ю.А.Коняев, Д.А. Шапошникова Асимптотический анализ одного класса сингулярно возмущенных начальных и краевых задач с нестабильным спектром предельного оператора................................................................................. ГОТОВЛЮСЬ К ЗАЩИТЕ Д.Н. Авласко Местные бюджеты в структуре бюджетной системы Российской Федерации................................................................................. Д.М. Кахриманов Духовно-цивилизационный разлом как фактор распространения религиозно-политического экстремизма на Северном Кавказе.......... НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Румянцевские чтения. Международная научно-практическая конференция «Экономика, государство и общество в XXI веке»........ Международная научная конференция, посвященная 70-летию Юрия Николаевича Воронова..................................................................... РЕЦЕНЗИИ Осторожно! Антироссийская провокация.......................................................... Информация для авторов..................................................................................... Сведения об авторах.............................................................................................. Summaries................................................................................................................. на уровне уроков прошлого, так и в аспек те современности.

Что касается кавказской тематики, то здесь хотелось бы особо отметить статью профессора и, заметим, в прошлом круп ного государственного деятеля Россий ской Федерации В.А. Зорина, который обращает внимание на потенциал тради ционных институтов кавказских народов, что позволяет активизировать в регионе миротворческий процесс. Также журнал К читателю впервые обращается к анализу ситуации в Южной Осетии, знакомство с которой нашим читателям должна облегчить ста тья А.Ю. Скакова, посвященная событи ям в республике, готовящейся к выборам Этот номер знаменателен тем, что его своего законного главы.

открывают ответы на вопросы редакции В разделе, посвященном экономиче нашего журнала сопредседателя Редак ским проблемам, как всегда, радует ста ционного совета «Кавказских научных тья нашего постоянного автора, профес записок», президента Академии наук Аб сора М.А. Николаевой. Также должны хазии Ш.К. Арстаа. Видный абхазский вызвать читательский интерес помещен ученый представляет свое видение мно ные в раздел «Гуманитаристика» статья гих злободневных вопросов нашей общей Х.А. Хабекировой, посвященная пробле современности, актуальных отношений ме гендера и возраста в весенней кален между Россией и Абхазией, перспектив дарной обрядности черкесов (адыгов) и нашего научного сотрудничества.

материал М.С. Арсанукаевой и М. Гам Что касается новшеств, то здесь не мера, посвященный вооружению горцев обходимо отметить введение совершен Северо-Восточного Кавказа в 20–50-е но новой рубрики под названием «По годы ХIХ века.

литология». Ее появлением мы обязаны И в этом номере редколлегия журна доктору политических наук, профессору ла не отступает от занятой изначально из Кемеровского государственного уни линии на всемерную поддержку молодых верситета С.В. Бирюкову и его «коман ученых, от того, чтобы предоставить им де» (С.В. Петрова, К.С. Пузырев). Статьи свободную трибуну для изложения соб данных авторов посвящены таким акту ственного понимания очень непростой альным вопросам, как дилемма 2011 года современности, а также своих научных (начало нового электорального цикла или взглядов. Именно в этом ключе — публи новой политической эпохи?), принцип куемые нами статьи Д. Авласко и Д. Ках суверенитета и особенности становления риманова, посвященные, соответствен непризнанных государств, а также сепа но, вопросам местных бюджетов в РФ и ратизм, его идейные истоки и современ проблеме распространения религиозно ная политическая практика.

политического экстремизма на Северном Конечно, есть в этом номере «КНЗ» и Кавказе.

своя «изюминка», свой эксклюзив — это фрагмент из новой монографии одного из Искренне Ваш, классиков современной российской юри дической науки, члена-корреспондента РАН, профессора Г.В. Мальцева. На этот раз маститый ученый обращается к край не интересной, но и очень эмоциональной теме кровной мести, рассматривая ее как Шота Константинович АРСТАА Стабилизация ситуации на Кавказе невозможна без положительной динамики социально политических процессов во всей Российской Федерации Ответы на вопросы редакции журнала «Кавказские научные записки»

ПРЯМАЯ РЕЧЬ I. Прошло больше года с момента выхода в свет первого номера «Кавказских научных записок». Как Вы, в качестве одного из сопредседателей Редакци онного совета журнала, оцениваете первые шаги нашего общего детища? Что удалось, а что пока нет, и по какой причине? Как Вам видится перспектива дальнейшего развития издания? Что, на Ваш взгляд, еще необходимо сделать, чтобы наш журнал проч но занял нишу в ряду схожих по содержанию и на правлению научных изданий?

Прежде всего, хотелось бы отметить уникаль ность нашего издания. Это первый и единственный журнал на всем постсоветском пространстве, кото рый, как свидетельствует название, посвящен Кав казу. Правда, в Швеции выходит русскоязычный журнал «Центральная Азия и Кавказ» — достаточно авторитетное и солидное издание, однако его про блематика ограничена сугубой современностью, новейшими процессами, протекающими в регионе.

Конечно, это важно. Поэтому правильно, что в КНЗ существует рубрика «Кавказский круг», где публи куются статьи, трактующие аналогичные сюжеты.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ Однако жизнь в Кавказском регионе разнообразна, и кавказовед ческая проблематика не ограничивается политологическими пробле мами. Я считаю важным принципиальное решение редакционного совета представить на страницах журнала весь спектр научных дисци плин, связанных с региональной проблематикой, — от политологии до экологии, от экономики до гуманитаристики. Это делает журнал нуж ным и интересным для специалистов самых разных направлений, это свидетельствует, что, несмотря на все нынешние сложности, россий ское кавказоведение является динамично развивающимся направле нием нашего научного знания.

Важным достижением редакционной политики я считаю широ кий региональный охват авторского коллектива. На страницах жур нала выступают как московские специалисты, так и ученые с мест, что дает широкую панораму развития различных школ кавказоведе ния, фиксирует основную проблематику, которая разрабатывается в местных исследовательских центрах. Думаю, что можно расширить географию авторского коллектива, пригласив к сотрудничеству заин тересованных ученых из стран Южного Кавказа, из стран дальнего зарубежья.

Одновременно нужно идти и по пути тематического расширения содержания номеров журнала. Нужно смелее вводить новые рубри ки, предоставлять страницы журнала специалистам, разрабатываю щим новаторские темы, имеющим нетривиальный взгляд на развитие ситуации на Кавказе, на пути ее оптимизации, открывающим новые горизонты в развитии самых разных направлений современной кавка зоведческой науки.

Впрочем, у нашего журнала еще слишком короткий период суще ствования в печатном пространстве. Уверен, что хороший старт даст прекрасные результаты.

II. Понятно, что никакое печатное издание, даже сугубо научное, не может выходить, не учитывая те социально-политические, эконо мические и внешние условия, в которых живет конкретная страна.

Исходя из этого, как Вы оцениваете настоящую ситуацию в России, Абхазии, вообще в Кавказском регионе? Какие факторы считаете наи более существенными для обеспечения поступательного развития этих стран?

Мы внимательно следим за развитием ситуации в Кавказском регионе, нас не могут не волновать происходящие там процессы.

Есть положительная динамика: прекращена военная фаза конфлик та в Чечне, республика успешно встала на путь восстановительного развития, изменения в территориальном устройстве РФ, в составе которой образован Северо-Кавказский федеральный округ, помогло, на наш взгляд, сконцентрировать материальные и административ ные ресурсы для оптимизации кавказского направления политики Центра.

Ш.К. Арстаа В то же время многое нас волнует. Северный Кавказ продолжа ет оставаться экономически депрессивным регионом. Десятки тысяч человек лишены возможности нормального трудоустройства, не мо гут обеспечить свои семьи элементарным уровнем доходов, проис ходит вопиющее социальное расслоение. Настоящей бедой региона являются непрекращающиеся террористические акты, похищения людей, всесилие криминальных группировок. Коррумпированная власть не может или не хочет бороться с правовым беспределом.

Народ это видит, нарастает недовольство сложившейся ситуацией.

В условиях идеологического вакуума происходит актуализация ре лигиозных ценностей, возрастает привлекательность исламских док трин, которые понятны и близки населению региона, хотя бы ярко выраженными идеями эгалитарности, социальной справедливости, взаимоподдержки членов уммы. В то же время нельзя не видеть ак тивно идущих процессов политизации ислама, его радикализации, попыток поставить религию на службу антиобщественным и антиго сударственным силам.

Однако очевидно, что стабилизация ситуации на Кавказе невоз можна без положительной динамики социально-политических про цессов во всей Российской Федерации. Поэтому я не считаю пана цеей формирование некоей особой «кавказской» политики Центра, к чему постоянно призывают многие из экспертов. Конечно, Россия многонациональная и поликультурная страна, поэтому необходи мо учитывать исторические, культурно-бытовые, ментальные, если хотите, особенности того или иного региона и его населения, нуж но понимать, что, скажем, Рязанская область во многом отлична от Дагестана, а тот, в свою очередь, от Бурятии. Но главным условием «национальной» политики является строгое и неукоснительное со блюдение Конституции и законности на всей территории страны.

Если в Рязанской области, как и в любой другой, будет обеспечено всесилие закона, будет иссечена раковая опухоль коррупции, компе тентными действиями властей решены социальные проблемы мест ного населения, а последнее ощутит свое гражданское достоинство, то «парадоксальным» образом стабилизация наступит и на Кавказе, и для этого совсем не понадобится какая-то особая «кавказская» по литика.

III. Во многом гуманитарная направленность нашего журнала не позволяет обойти процессы, имеющие место в общественной жизни России и Абхазии. Какие наиболее существенные изменения Вы бы отметили в общественном сознании наших стран? Что означают эти изменения, к каким переменам в общественно-политической жизни России и Абхазии они могут привести? Какие положительные или, наоборот, опасные тенденции Вы замечаете в этом развитии?

Важнейшее событие, которое сыграло определяющую роль в ста новлении современных общественных настроений в Абхазии, стало ПРЯМАЯ РЕЧЬ дипломатическое признание РФ нашей страны в качестве независимо го, суверенного государства.

IV. Теперь вопрос, касающийся научной жизни. Что нового или особо заметного в минувшем году произошло в этой важнейшей об ласти человеческой деятельности, которая, как известно, в значи тельной мере определяет прогресс во всех остальных сферах мате риальной и духовной жизни общества? Каковы главные достижения научного сообщества Абхазии за минувший год?

Академия наша пока еще слишком молода, только сейчас проща ется с детским возрастом. И тем не менее успехи ее, можно сказать, значительны, и с каждым годам они преумножаются. Это относится и к деятельности всех членов Академии, как академиков, так и членов корреспондентов, а также к деятельности всех научных учрежде ний Академии и высших учебных заведений Республики Абхазия: и в плане новых исследований и в области абхазоведения, и в области естественных наук, так и в плане публикации научной продукции (один только Абхазский институт гуманитарных исследований им.

Д.И. Гулиа опубликовал до тридцати книг разных объемов), и в плане научно-организационном (проведение региональных и международ ных сессий, различных научных экспедиций и командировок, причем экспедиции комплексные, с участием специалистов смежных наук и родственных научных учреждений, как внутриреспубликанских, так и российско-абхазских).

Важным событием мы считаем также защиты ряда диссертацион ных работ в системе Академии наук и в Абхазском госуниверситете, в том числе первая защита докторской диссертации на абхазском языке по проблемам абхазского фольклора.

Значительны успехи и в области естественных наук, особенно имея в виду их непосредственные связи с народнохозяйственными задача ми. Речь идет в первую очередь о НИИ сельского хозяйства (дирек тор чл.-корр. АНА Л.Я. Айба), исследования которого имеют не только научно-практическое значение, но выполняют и важнейшую научно практическую задачу. Главнейшими направлениями в его деятельности являются сохранение уникальной мировой коллекции субтропических растений, интродукция новых перспективных культур. Исследования ученых этого института ориентированы на разработку энергосберега ющей прогрессивной технологии возделывания с/х культур, рекомен дации по выращиванию перспективных сортов и форм этих культур с целью продовольственного самообеспечения Абхазии и с перспекти вой экспорта с/х продуктов за рубеж.

Особое внимание уделяется новым высокорентабельным культу рам — киви, хурма, фейхоа, цитрусовые и др.

При институте в полном объеме функционируют: лаборатория агро химии и биохимии, организован крупный научно-производственный питомник с ежегодным выпуском стандартного посадочного материа Ш.К. Арстаа ла перспективных сортов более 300 тыс. саженцев для внедрения в на родное хозяйство Абхазии.

V. Календарь памятных дат 2011 года изобилует разнообразными «юбилеями», важнейшее место в ряду которых, бесспорно, занима ет двадцатилетие жизни без Советского Союза. Как Вы сегодня оце ниваете события, приведшие к гибели сверхдержавы? Что для Вас лично означает дата 8 декабря 1991 г.? Существует ли надежда на реальное преодоление последствий «крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века», например, путем нового государственного вос соединения народов бывшего СССР? Или мы обречены на раздельное существование, которое уже никогда не позволит выйти за рамки «острожной интеграции» псевдоевропейского типа?

Я согласен с определением, что распад СССР стал «крупнейшей геополитической катастрофой XX в.», хотя прошедшее столетие знало и другие жесточайшие геополитические кризисы, хотя бы две мировые войны, пережитые человечеством. Советский Союз был уникальным государственным образованием, исторический опыт которого — и по ложительный, и негативный — станет важным уроком для всей нашей цивилизации.

Невозможно отрицать величайших достижений, обретенных на шими народами за годы советской власти. Огромнейшие ресурсы стра ны направлялись на нужды просвещения, здравоохранения, культуры, в социальную сферу. Государство реально было озабочено выравни ванием социальной структуры всех советских народов, обеспечением равной доступности наших людей к социально-культурным благам.

Предметом важнейшей заботы было духовное состояние общества.

Советская Россия, а затем СССР впервые в мире провозгласили интер национализм и дружбу народов важнейшим принципом своей идеоло гической и политической доктрины. В отличие от многих нынешних ниспровергателей, я глубоко убежден, что советский народ существо вал. При всем многообразии его этнокультурных, языковых, религи озных и т.д. традиций за время проживания в общем государственном пространстве у нас выработались общие черты, цивилизационные, если хотите, особенности, которые позволяли нам с гордостью гово рить о себе — «я — советский».

В то же время главной бедой нашего народа стало его отчужде ние от власти, от рычагов управления социально-политическими про цессами в стране. Советская политическая система не смогла создать реальные механизмы народовластия. Именно это, по моему убежде нию, привело в конце концов к крушению СССР. Если бы народ че рез своих представителей мог влиять на государственную политику, наша история не знала бы ужасов коллективизации и ГУЛАГа, пре ступных депортаций целых народов, законсервированную на деся тилетия несправедливую и неэффективную систему национально государственного устройства, безумной войны в Афганистане. Если ПРЯМАЯ РЕЧЬ у нас было бы реальное народовластие, то собравшиеся в лесной чаще трое деятелей и их обслуга из референтов, советников, экспертов и т.п. не смогли бы безнаказанно объявить, что государство СССР боль ше не существует.

Прошедшие два десятилетия без СССР показали, что распад страны стал катастрофой для всех наших народов. Во многих бывших союзных республиках (Россия в этом ряду тоже не исключение) наблюдалось резкое падения жизненного уровня населения, деградация социальной инфраструктуры, архаизация форм общественного сознания и — са мое страшное — произошли взрывы межэтнической конфликтности, сопровождавшиеся войнами, насилием, погромами. Многие пробле мы, порожденные распадом СССР, не разрешены и сегодня.

Эти проблемы вряд ли можно решить путем «нового государствен ного воссоединения». На мой взгляд, дальнейшее существование постсоветского пространства будет протекать в рамках сложившихся новых государственных образований. Однако самой историей им пред начертано образовать крепкий межгосударственный союз, в котором все члены могли бы взаимодействовать на равноправных основаниях.

Попытки дистанцироваться от сложившихся реалий, привлечь на пост советское пространство новых политических акторов — из-за океана ли, из Брюсселя и т.п. — контрпродуктивны и не отвечают коренным интересам народов, испокон веков в добрососедстве проживающих на данной территории Евразийского материка.

VI. Каковы, по Вашему мнению, возможности и перспективы российско-абхазского научного сотрудничества? В каких формах и направлениях оно могло бы развиваться? Как нам укрепить профес сиональное взаимодействие российских и абхазских ученых?

Российско-абхазские научные связи и в прошлом развивались неплохо, и в будущем, мы уверены, будут еще больше углубляться и расширяться. Прежде всего следует отметить, что связи эти имеют прочную юридическую базу. Мы имеем в виду Соглашение о науч ном сотрудничестве, заключенное еще в 2005 году, еще до официаль ного признания Республики Абхазия Российской Федерацией, меж ду Российской Академией наук и Академией наук Абхазии в лице их президентов. На базе этого Соглашения почти все институты нашей Академии подписали договоры о сотрудничестве с родственными по профилю научными учреждениями и учебными заведениями России, как центральными, так и региональными. Например, Абхазский ин ститут гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа систематически поддерживает связи с Институтами РАН — с Институтом археоло гии, Институтом этнологии, Институтом мировой литературы, Ин ститутом востоковедения, со многими петербургскими, северо кавказскими институтами;

Институт сельского хозяйства АНА — с Российской академией сельскохозяйственных наук, с краснодар ским, сочинским сельскохозяйственными научными учреждениями;

Ш.К. Арстаа ИЭПиТ — с московскими и зарубежными (германским) родственными научными учреждениями. Институт ботаники имеет связи более чем с 150 родственными учреждениями стран ближнего и дальнего зару бежья, заключил договоры с пятью профильными учреждениями РАН, налажены связи с отдельными вузами России. Есть договоренность с рядом НИИ РАН по вопросу создания в Абхазии разовых специализи рованных ученых Советов по защите как кандидатских, так и доктор ских диссертаций.

Конечно, сама жизнь тоже подскажет, в каких областях и в какой форме возможно будет в перспективе успешно сотрудничать ученым Абхазии с их российскими и другими зарубежными коллегами.

Владимир Юрьевич ЗОРИН Кавказ:

гуманитарные аспекты гармонизации политики и гражданское общество В условиях сохраняющейся нестабильности в Кавказском регионе нужна новая политика, которую автор называ ет асимметричным ответом терроризму. Он основан на ресурсах морали и нравственности, которые характер ны для традиционных кавказских обществ, оптимизации социально-экономической ситуации, восстановлении луч ших традиций системы образования, использовании по- КАВКАЗСКИЙ КРУГ тенциала неправительственных организаций. Важной за дачей является увеличение степени информированности общества, установления доверия между обществом и вла стью, органами правопорядка.

Ключевые слова: Кавказ, политика, мораль, нрав ственность, межкультурная коммуникация, граж данское общество, безопасность.

Северо-Кавказский регион относится к числу наиболее конфликтогенных не только в современ ной России, но и в мире. Здесь ежегодно соверша ется значительное число террористических актов, нападений на представителей власти, военнослу жащих, работников правоохранительных органов.

Здесь российское правительство вынуждено дер жать многочисленный военно-полицейский кон тингент. Конфликтогенный фон меняется волно образно — то повышаясь, то снижаясь, но в целом остается очень напряженным. На острие проблем, инициирующих конфликты, остаются межнацио В.Ю. Зорин нальные и межконфессиональные споры и разногласия. Это под тверждают данные экспертных опросов, проводимых самыми разны ми научными центрами.

Так, например, к таким оценкам пришел Информационно политический центр Северо-Кавказской академии государственной службы, который в июне–августе 2006 г. опросил около 160 экспер тов, представляющих семь субъектов Южного федерального округа РФ. Более четверти экспертов имеют ученую степень. Около 40% из них — научно-педагогические работники, свыше 30% представляют политические партии и общественные организации, свыше 25% — го сударственные и муниципальные служащие [Старостин 2009, с. 401].

По данным многолетнего мониторинга, осуществляемого Инсти тутом этнологии и антропологии РАН совместно с Сетью этнополи тического мониторинга, в последние годы отмечается определенное повышение уровня конфликтности, хотя до этого ситуация в течение ряда лет была лучше. Очевидна тенденция ухудшения общественно политической обстановки в характерных регионах, прежде всего в субъектах федерации, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ. Негативная динамика общественно-политической обстановки была характерна за последние два года для Кабардино-Балкарии, Чеч ни, Адыгеи и др. [Рейтинг конфликтности 2010].

Эти оценки признают и власти. Полпред Президента России в Северо-Кавказском федеральном округе А. Хлопонин на встрече со студентами ведущих вузов Кабардино-Балкарии назвал 2010 год «про вальным в плане противодействия экстремизму». По мнению чинов ника, «на фоне военных событий на Северном Кавказе забылось, что есть Конституция РФ, где прописаны права граждан, что закон один для всех, что Россия — это светское государство» [Деньги есть 2011].

Сегодня становится все более очевидно, что комплекс мер по про тиводействию этническому сепаратизму, религиозному экстремизму и международному терроризму, который вытекал из организации рабо ты по принципу симметричного ответа, в значительной мере исчерпал себя. Проводимая последние десять лет политика наращивания сило вой составляющей урегулирования конфликтов требует качественно новых подходов. Не оправдала надежд и практика решения бед и про блем национальных республик Северного Кавказа по известному ле калу — масштабными денежными трансфертами.

Государство обладает всеми средствами обеспечивать межэтниче ское согласие, и только оно имеет право применять силу для противо действия разжиганию розни и проявления насилия.

В чем же выход? Нужна новая кавказская политика, новые комплекс ные подходы, которые я бы назвал асимметричным ответом террориз му. Теория асимметричного ответа достаточно хорошо разработана академической наукой и была практически реализована при разработ ке ответных мер на программу американских «звездных войн».

Советская стратегия асимметричного ответа была одним из наи более интересных примеров комплексной стратегии политико КАВКАЗСКИЙ КРУГ военного плана (включавшей в себя дипломатические и политико пропагандистские меры, а также конкретные программы развития систем вооружений и их научно-технической базы).

Напомним, что в 1983 году государственное руководство США объ явило, что задача научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по программе СОИ состоит в том, чтобы сделать ядерное ору жие «устаревшим и ненужным». Реализация этой задачи подорвала бы основы сложившегося тогда в мире биполярного равновесия и страте гической стабильности. Сообщение о выдвижении СОИ было воспри нято значительной частью высшего советского руководства не просто отрицательно (что было обосновано), но и весьма нервно. Это укрепи ло Рейгана и его «команду» во мнении, что они на «правильном пути»

[Ознобищев и др. 2008].

Конечно, международный терроризм и «звездные войны» — явле ния разного порядка. Но экстремистская атака для национальной без опасности современной России не менее серьезный вызов, чем СОИ.

Если следовать методологии асимметричного подхода, то совершен ствование деятельности правоохранительных органов, повышение эф фективности расходования средств Федерального бюджета остаются необходимым условием кавказской политики, но они не исчерпывают всех мер. Причем речь идет о самых разных аспектах нашей жизни.

В этом ряду я бы назвал позицию России по израильско-палестинскому конфликту, реакцию на события в Иране, Египте и Ливии, развитие наших отношений с Организацией исламских государств. Важное зна чение имеют отказ от языка вражды в публичном информационном пространстве, социальная поддержка жертв террористических актов, активизация деятельности женских организаций, индивидуальная ра бота со студентами из числа выходцев с Кавказа в вузах Центральной России. Исключительное значение для успеха асимметричного ответа имеет развитие институтов гражданского общества с учетом кавказ ского этнокультурного менталитета.

Однако в данной работе не ставится задача обсудить всю програм му асимметричного ответа применительно к терроризму. Сосредото чимся на ресурсах нравственности и морали кавказского общества для миротворческого процесса, который невозможен без модернизации кавказского общества.

Применительно к данной теме речь идет о локальном варианте уни версальных глобализационных процессов. Общепринятыми призна ками глобализации являются интернационализация жизни общества, нивелирование этнических, культурных, территориальных и иных осо бенностей, урбанизация, приводящая к преобладанию городского насе ления в сравнении с сельским, рост миграций, уменьшение рождаемо сти. Это сопровождается унификацией повседневной культуры и быта по неким международным (читай — западным) стандартам жизни.

Что же происходит на этих площадках межкультурной коммуни кации, в том пространстве, куда силой глобальных процессов в сфере экономики, информации, политики и т.д. стягиваются люди разных В.Ю. Зорин культур? Здесь действуют какие-то единые нормы поведения, свобод ные от привычных религиозных, мировоззренческих обоснований, в отрыве от них. И только благодаря такой эмансипации практической морали от метафизики и религии могут существовать современные мультикультурные образования — города, аэропорты, универмаги, крупные фирмы и т.д. и т.п., даже городские многоэтажные жилища, где в одних подъездах, на одних лестничных площадках живут люди, исповедующие разные религии, принадлежащие к разным культурам, разным народам. Возникает новая культура поведения и общения, ко торая не привносится в человеческую коммуникацию извне, а возни кает в ней самой и не нуждается в ином обосновании, кроме полноты и прочности самой этой коммуникации [Бгажноков 2009, с. 91].

Все это имеет место в разных масштабах в различных республиках Северного Кавказа, где идут во многом схожие процессы в политиче ской, социальной, конфессиональной сферах. Мобильная связь, Ин тернет, кабельное телевидение — все это уже с конца 1990-х гг. стало частью повседневной жизни не только в городской среде, но и отчасти в сельской местности, в первую очередь в крупных населенных пун ктах. Вчерашние переселенцы с гор, из которых мало кто интересуется и знаком с серьезными достижениями современной науки и культу ры — литературы, искусства (в этом они, впрочем, не сильно отлича ются от среднестатистического московского школьника или студента, которые свои сочинения, рефераты или курсовые скорее скачают из Интернета, особо не вникая в их содержание, чем пойдут в библиотеку) и которые вряд ли определят, чем отличается постмодернизм, к приме ру, от конструктивизма, легко осваивают Интернет, создают собствен ные сайты и участвуют в масштабных интернет-проектах.

Практика межкультурного взаимодействия и коммуникации мо рали, как следует из этого, обусловлена внутренним сознанием соли дарности человеческой расы [Франкл 1990, с. 42]. Ставшие сейчас мод ными выражения типа «конфликт цивилизаций», «цивилизационный раскол», конечно, отражают некоторые тенденции развития современ ного мира, однако едва ли уместны в практике мультикультурного вос питания. Подрывая веру в реальность духовно-нравственного единства человечества, заостряя внимание на фатально действующих и почти непреодолимых противоречиях, они ведут к дезинтеграции и распаду мирового сообщества. Это подтверждается удивительно быстрым от казом лидеров европейских государств от проводимых до недавнего времени политики мультикультурализма и привлечения мигрантов.

Как подчеркнул президент Д.А. Медведев на заседании Президиу ма Госсовета 11 февраля сего года, для нас поддержка этнокультурного разнообразия многонациональной России остается актуальной. Наш отечественный опыт свидетельствует, что в политике мультикультура лизма следует опираться на позитивный, объединяющий социальный капитал. Поэтому гораздо полезнее сделать акцент на способах соз дания высокосинергичных, безопасных обществ с высоким уровнем культуры эмпатии. О них писала Рут Бенедикт, отвергая низкосинер КАВКАЗСКИЙ КРУГ гичные общества, в которых при наличии больших межличностных, межгрупповых и межкультурных противоречий накапливается отри цательная энергия и агрессия. Развивая идеи Р. Бенедикт, выдающийся американский психолог Абрахам Маслоу настаивал на сознательном поиске социально приемлемых планов и структур поведения, способ ных обеспечить взаимную выгоду участникам взаимодействия, исклю чив поступки и цели, наносящие ущерб другим группам или членам общества. По его словам, в конечном итоге все сводится к формиро ванию такого типа социального устройства, «при котором индивидуум одними и теми же действиями и в одно и то же время служит как своим собственным интересам, так и интересам остальных членов общества»

[Тоффлер 2004, с. 479].

Напряженность и конфликты возникают там, где неблагоприятная социально-экономическая обстановка соединяется с плохим управле нием и когда политики и безответственные общественные активисты используют этнический и религиозный фактор для достижения власти и собственного благополучия.

Однако вопрос в том, как улучшить управление, как умерить са монадеянность силового поведения, как победить коррупцию и как утвердить морально-нравственные нормы и гражданскую ответствен ность среди представителей власти и среди основной массы населения.

Возможно ли осуществить все это в одном регионе, когда в стране с этим делом неважно повсюду? Правовой нигилизм, престижное по требление и силовой стиль поведения вместе с забвением таких тра диционных для Кавказа норм и ценностей, как уважение и поддержка старших, отказ от материальных привилегий в пользу личной чести и уважения, этикетное межличностное поведение, богатое духовное содержание горских и казачьих традиций — все эти явления прояви лись сравнительно недавно. Когда стали возможными бесконтрольный грабеж рыбных и лесных ресурсов, присвоение государственных де нежных средств, приобретение и применение гражданскими лицами оружия, включая автоматы и взрывчатку. Последние факторы вместе с распространившимся по региону Северного Кавказа военизирован ным общественным климатом изменили настроения и нормы пове дения людей. Поменять их в пользу сдержанного, морального и ори ентированного на честный труд поведения очень не просто. Но это возможно. Какие институты прежде всего могут быть использованы для морально-правового оздоровления местных обществ и их умиро творения?

При всей важности семейной среды, нерелигиозных наставников главным институтом остаются школа и вуз, через которые проходит фактически все молодое поколение. Престиж образования, особенно высшего, среди жителей региона остается очень высоким. Для пред ставителей северокавказских народов высшее образование всегда рассматривалось как средство социального преуспевания в многона циональной стране. Этот институт претерпел большие изменения за последние двадцать лет: школа в республиках больше ушла в этноцен В.Ю. Зорин тризм, а вузовская среда — в массовую попкультуру. На Ставрополье и Кубани ситуация примерно такая же, но только с упором на русский патриотизм и на так называемый «местный образ жизни», в котором не оказывается места даже крохотному меньшинству месхетинских турок, вынужденных пойти на унизительное для России переселение в США. Все эти мини-национализмы и замкнутые пространства обще ния учащейся молодежи ослабляют общероссийскую лояльность и толерантное поведение к соотечественникам других, кроме собствен ной, национальностей.

Идеологически конфликтогенная образовательно-информаци онная среда сопровождается поверхностными профессиональными знаниями, а зачастую — купленными оценками и даже дипломами.

Престиж высокопрофессионального труда уступил место «денежной работе» в правоохранительных органах, на разных службах, в торговле и мелком бизнесе.

В республиках и в регионе в целом еще остались выдающиеся представители науки, хорошие профессора и преданные своему делу школьные педагоги, но их стало намного меньше. А приезд интеллиген тов и специалистов высокой квалификации из других регионов России, особенно выпускников московских, петербургских, ростовских вузов, практически прекратился. Образование и наука на Северном Кавказе становятся ключевыми институтами предотвращения конфликтов. На эту сферу жизни эксперты и политики пока обращают мало внимания.

Другая важная институциональная сфера предотвращения кон фликтов — это сектор неправительственных организаций, один из са мых многообразных и активных в России. Видимо, здесь сказывается более высокая концентрация образованного населения и общественно активных элементов из числа этнических элит, сама по себе этниче ская и религиозная пестрота населения с драматической историей и сложностью современных взаимоотношений, интенсивность обще ственной жизни в малых сообществах. Наконец, оказывает влияние повышенное внимание к региону со стороны разных внешних акто ров, в том числе и тех, кто поддерживает или спонсирует деятельность третьего сектора в регионе.

Третий сектор миротворческого направления возник в регионе в значительной мере как проявление озабоченности граждан вопроса ми человеческой безопасности, решения проблем насилия и вынуж денных переселенцев, преодоления коллективных травм войны, мас штабных террористических актов, а также социального кризиса. Все эти проблемы остаются в повестке дня местных сообществ и региона в целом, хотя масштабы постконфликтной реконструкции, например, в Чеченской Республике можно назвать впечатляющими. Тем не менее сохраняются вооруженное подполье, идеологическая обработка и ре крутирование в ряды террористов и на роль «живых бомб» неустойчи вых или травмированных людей. Происходят теракты и целевые убий ства людей из числа государственных служащих и правозащитников.

Работа по предотвращению конфликтов и насилия здесь может быть КАВКАЗСКИЙ КРУГ эффективной, если государственная власть будет сотрудничать с об щественными силами. Кое-что в этом плане делается, но признание и обобщение этого опыта недостаточное. Это видно и из выполненных в пилотных регионах исследований. Как это часто бывает, на Северном Кавказе власть сама по себе, общественники сами по себе, и обе силы чаще всего шпыняют друг друга вместо сотрудничества ради позитив ных перемен.

В последние годы в деятельности третьего сектора на передний план выходят вопросы социального служения, утверждения морально нравственных ценностей в обществе. Здесь одним из лидеров миро творческой деятельности становятся религиозные организации, пре жде всего Русская Православная Церковь, мусульманские лидеры и религиозные объединения. В равной степени актуальна общественная работа среди молодежи, особенно по части содействия их социальной мобильности и воспитания гражданского патриотизма наряду с сохра нением традиций и языка местных этнических культур.

В регионе уже нет такой потребности в экстренном гуманитарном содействии, налаживании переговорных процедур между конфликту ющими сторонами, в обеспечении повседневной безопасности граж дан и их основных прав. Однако проявились более отчетливо проблемы задержавшегося социально-экономического развития, привлечения иностранных и других инвестиций, осуществления инновационных проектов, обеспечения занятости, развития здравоохранения и куль туры. Большой проблемой региона является миграция в ее двух важ нейших формах: прекращение оттока и возвращение русского населе ния в республики Северного Кавказа и миграция местного населения в другие регионы страны, а также более интенсивный обмен населением между субъектами Южного федерального округа. Без компетентного участия власти, бизнеса и общественности все эти проблемы не могут быть разрешены [Этнополитическая ситуация 2010].

Сейчас наступило отрезвление романтиков «освободительных про ектов» и «священных войн», хотя вооруженный терроризм и насилие не ушли из этого региона. Нынешние миротворческие НПО научились вести более ответственную и квалифицированную работу в целях по зитивных перемен, а не только, чтобы «информировать мировую об щественность» или навязывать внешние рецепты.

Что остается во многом еще нерешенной проблемой, так это нала живание диалога и сотрудничества НПО миротворческого профиля с военными структурами и правоохранительными органами, а также с бизнес-сообществом.

К системе мер асимметричного ответа относится и реформа харак тера и стиля управления, а также его доктринальной основы. Речь идет о необходимости демократизации системы управления, открытости и эффективности власти, но можно также добавить, применительно к данному региону, необходимость толерантности, религиозной и эт нокультурной компетентности со стороны тех, кто отправляет власть.

Казалось бы, для Северного Кавказа, где длительное время существо В.Ю. Зорин вала территория вооруженного сепаратизма, где имела место раз рушительная война за восстановление конституционного порядка и территориальной целостности государства, где до сих пор действует поддерживаемое извне террористическое подполье, где есть ультрана ционалистические организации и группы, не особенно к месту вести речь об открытости и толерантности. Но это не так. Демократичнось и чистота власти имеют в современном мире более важное значение, чем сопровождающая власть вооруженная сила.

Для региона Северного Кавказа это обстоятельство имеет важней шее значение. Распространено мнение, в том числе оно высказано в выполненных исследованиях, что современные институты правле ния меньше подходят для местного населения, чем традиционная со циальная организация на основе клановых, религиозно-общинных (джамаатских) и этнических связей. Нам представляется, что это не так. Северный Кавказ, причем не только «русские регионы», но и ре спублики, уже прошел исторический период социально-культурной и правовой модернизации, начиная с позднеимперского периода и включая период советской власти. Население региона давно живет по правовым нормам европейского права, несмотря на его деформа ции при коммунистическом правлении. Религиозные нормы ислама и народные правовые обычаи (адат) только дополняют, но никак не могут заменить светские нормы и российские законы, которым могут и должны подчиняться население региона, представители разных на циональностей.

Из данных опроса населения следует, что в регионах ЮФО и СКФО весьма высок потенциал демократических ценностей. Число их приверженцев — около 70%. В то же время концепция и практи ка действий властей сориентирована на урезанные и контролируе мые формы демократических практик, что вызвало значительный сдвиг общественного мнения в протестную сторону, и прежде всего к формам прямой демократии (свыше 40%) и протестным формам дей ствий (14–26%) мирного плана. Потенциал радикальных настроений пока невелик (4–7% опрошенных). Значительная часть респондентов (свыше 40%) хотела бы активно участвовать в демократическом про цессе.

Иными словами, возникли существенные «ножницы» между зна чительным демократическим настроем в среде гражданского насе ления и авторитарным настроем власти, которая старается сузить каналы гражданской активности, не отслеживает и не реагирует на протестные настроения населения [Старостин 2009, с. 406]. Рекомен дации здесь очевидны и в целом совпадают с рекомендациями многих отечественных оппозиционных политических организаций и ряда международных: расширять социальную базу и интенсивнее институ ционализировать демократические процессы;

постепенно ставить под разумный общественный контроль действия бюрократии в разных вет вях власти;

развивать государственно-общественные и общественно государственные формы управления. При продолжении прежнего ре КАВКАЗСКИЙ КРУГ жима социально-политического правления неизбежен политический кризис всех институтов власти.

В оценке эффективности деятельности властей и востребованности тех больших социальных проектов, которые ими выдвигаются, важней шую роль играет информированность граждан. Опросы показали, что у населения явно выражена потребность в такой информации. Однако уровень открытости, полноты, конкретности социально-политической информации недостаточен. В ней своеобразно расставлены акценты: на персоналиях первых лиц;

внутрибюрократических и международных контактах, прежде всего скандального свойства. Остро недостает ин формации о ходе реализации принятых решений, о санкциях против нерадивых исполнителей и т.п. Хорошо известно, что хорошо инфор мированные группы населения значительно труднее спровоцировать на критическое восприятие и протестные действия. Оценочно: среди граж дан, обладающих полной информацией о деятельности власти (включая и признание ее неудач, но с объяснением причин этого), по некоторым данным, критических выступлений по ее поводу в 3–5 раз меньше, не жели среди слабо информированных. В используемом в докладе опросе зафиксирована остропроблемная ситуация: 4/5 респондентов в той или иной степени заинтересованно относятся к информации о действиях властей, но лишь 1/5 полагает, что обладает в итоге достаточно полной интересующей их информацией [Старостин 2009, с. 407].

В арсенале традиционной культуры есть механизмы миротворче ства, которые можно актуализировать, но которые нельзя абсолютизи ровать. Старейшины и женщины ныне редко оказываются способны ми прекратить вражду и насилие. Молодежь вышла из-под жесткого социального контроля более старших возрастных групп, как это было еще в недалеком прошлом. Кровная месть уже устрашает далеко не всех, ибо убийства чаще всего становятся анонимными, а самосуд ка рается законом. По большому счету, как и в других странах мира, ме ханизмы национального государства с его централизованным правом остаются основными в вопросах правового принуждения и деле пред отвращения и разрешения внутренних конфликтов.

Невольно возникает вопрос: а есть ли выход, виден ли «свет в кон це тоннеля»? Думается, что подходы к нему становятся ясны, если рас сматривать социум не как поле для тотального культивирования кон куренции в различных базовых отношениях, что порой выглядит как самоцель, поскольку не выполнены основные условия цивилизован ной состязательности. Следует обратиться к проблеме устойчивого развития социума в условиях конкурентной динамики, где, наряду с конкурентными механизмами действуют механизмы солидарности.

Следует напомнить, что многие из классиков социологической науки (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Э. Мэйо, Р. Мертон, Э. Пестель и др.) вооб ще считали эти механизмы ведущими в организации и прогрессивном развитии общества.

Нужно полагать, что прежде всего следует включить такого рода механизмы, которые должны резко снизить накал конкурентных на В.Ю. Зорин чал в системе экономических и политических отношений. Но не в пользу какого-то монопольного субъекта (например, государства, бю рократии, элиты, этноса), а в сторону демонополизации, уравнивания возможностей разных субъектов. Очевидно, что анализ этих механиз мов должен представлять специальную тему (было бы желание — они очевидны).

Во-вторых, вряд ли нам удастся добиться большей солидаризации общества, если упор делать только на ценностные, идеологические на чала в виде поиска общей идеологии, веры, ценностей и утверждения их в качестве обязательного начала.

Скорее всего, в этом направлении нас будет ждать неудача, ибо резкое преобладание частных и личных интересов над групповыми, общественными и общенациональными не способна сгладить никакая идеология.

Основной путь — системный подход к включению механизмов со лидаризации в области всех базовых отношений: экономических, по литических, духовных. Это позволит существенно смягчить контекст нецивилизованных конкурентных отношений в обществе. На таком фоне многие острые и контрастные проявления, включающие и тер роризм, автоматически будут уходить. А для урегулирования наиболее глубоких появится социальная и политическая база.


В связи с совершившимися в последнее время актами терроризма особого внимания специалистов требует новое, неестественное для кав казского общества явление женщин-смертниц, получивших в средствах массовой информации не совсем корректное название «шахидки».

Чтобы правильно оценить и дать объективную характеристику по добному явлению, необходимо рассмотреть сам неологизм «шахидка»

с точки зрения исламского права и исламского теологического учения.

По своей природе, слово «шахид» имеет арабское происхождение и в переводе на русский язык означает «свидетель». В мусульманской ка нонической литературе оно не имеет морфологического разделения по родам и никогда не пишется и не произносится в форме женского рода.

Шахид, согласно исламской концепции, это, во-первых, свидетель, ша фер при бракосочетании. Во-вторых, это свидетель в суде. И в-третьих, что и касается нашей темы, это мученик, погибший за веру — не важно, как — на войне или при религиозных гонениях и репрессиях.

Мы наиболее подробно рассмотрим третий пункт как основной в определении смысловой оценки характеристики «шахидов». Ма лый джихад (т.е. война) не может быть явлением индивидуальным и не является инициативой индивидуума, группы людей или общины.

Джихад не может быть государственной доктриной — он отделен от государственных институтов, и является прерогативой исключительно духовной. Для объявления джихада необходимо вынесение решения главного муфтия страны, области или мусульманской общины. Таким образом, смещение официального муфтия полевыми командирами в период первой чеченской кампании, и назначение на его место выдви женца из числа своих сторонников является грубейшим нарушением КАВКАЗСКИЙ КРУГ исламского законодательства, по которому только духовенство решает вопросы смещения-выдвижения духовных лидеров.

Попытка сепаратистов перевести политико-экономический кон фликт в ЧРИ в религиозное русло стало одной из причин возникно вения института женщин-смертниц. В немалой степени этому спо собствовала религиозная безграмотность основной массы населения.

Ведение «низшего джихада» подразумевает, естественно, вооружен ный конфликт, последствием которого неизбежно является гибель ча сти его участников. Именно те, кто погиб на этом поприще (напомним еще раз — поприще защиты, а не агрессии), и являются «шахидами».

Однако углубленное рассмотрение условий ведения джихада, его пра вил и концепции жизни в исламской идеологии ставит определенные, не известные не только немусульманскому миру, но зачастую многим современным мусульманам, вопросы. Погибшие на этом поприще женщины-смертники не являются шахидами в том смысле этого опре деления, которое дают традиционные исламские школы. Согласно са мой исламской концепции, участник джихада должен быть непремен но мужчиной. Согласно хадису, переданному Айшой, женой Пророка Мухаммада, на ее вопрос: «О, посланник Аллаха, обязателен ли джихад для женщин?» — Он ответил: «Джихад, в котором нет войны, — хадж и умра (т.е. малый хадж)». Этот хадис приводится у Ахмада ибн Мажа ал-Дарактни. Таким образом, участие женщины в религиозной войне традиционно противоестественно для мусульманки.

Другим важным аспектом исламского учения, характеризующим его отношение к человеческой жизни как Божественному дару, слу жит идея отмеренности жизненного цикла Свыше. Самоубийство, то есть самостоятельное решение о прекращении жизни, при этом явля ется оспариванием у Господа его права на свое волеизъявление. Ины ми словами — суицид является тягчайшим грехом для мусульманина.

По исламской концепции, только Бог вправе решать, когда наступит тот миг, в который человек должен покинуть этот мир. С этой же по зиции традиционные мусульманские идеологи и ученые подходят к позиции самоубийства, неверно называемого «шахидством». По опре делению исламского учения, даже принимая участие в вооруженном конфликте, будь то обычная война с политическими задачами или же война религиозно-освободительная — джихад, мусульманин должен стараться сохранить свою жизнь, используя при этом средства поле вой и индивидуальной маскировки — блиндажи, ДЗОТы, окопы, ка муфлированную одежду и т.д. Кроме того, каждый из участников во енного конфликта должен совершенствовать свое мастерство, дабы сохранить величайшую ценность, данную ему от Бога, — жизнь Таким образом, как считает исследователь этой проблемы А. Заур бекова, можно сделать следующие выводы.

1. Исходя из изложенной нами исламской концепции ведения свя щенной войны, которую, якобы, ведут экстремистские группировки на территории Российской Федерации, мы должны отвергнуть фор мулировку самого определения «исламский экстремизм», «ислам В.Ю. Зорин ский терроризм» как не соответствующие канонам, прописанным в исламе.

2. Исходя из правил ведения войны, в которой представители край них радикалов сформировали фронт самоубийц, само определение лиц, добровольно уничтожающих как себя, так и людей, не участвую щих в боевых действиях, нужно отвергнуть, с научной точки зрения, как «шахид» и, тем более, «шахидка». Термины «смертник» и «само убийца» — более верные и обоснованные.

Серьезным и не востребованным в должной мере ресурсом мирной модернизации российского Кавказа являются горские традиции. Выше я уже говорил об их значении, но на некоторых аспектах хочется оста новиться более подробно. Как известно [Булатов 2009, с. 568], традици онно у народов Северного Кавказа сосуществовали две системы права, с помощью которых разрешались различные спорные и конфликтные ситуации — адатное и шариатское. Сфера распространения и приме нения адатов была намного шире, чем шариатских норм и установле ний. При всем внешнем безусловном признании ислама как системы мировоззрения, моральных ценностей и комплекса правовых норм, с ними связанных, реально повседневная жизнь строилась на адатах.

Обычное право существовало в симбиозе с шариатским и выступало в качестве основного регулятора жизни горцев. После включения тер ритории Северного Кавказа в состав России к этим двум системам до бавилось светское законодательство — сначала Российской империи, затем Советского Союза и, наконец, Российской Федерации. Сфера действия и степень влияния официального светского права различалась в разных республиках Северного Кавказа, а также по принципу город– село. При реальном доминировании официального законодательства в условиях города в сельской местности во многом сохранялось значение адатных норм, а сфера применения шариатских установлений своди лась в основном к вопросам наследования имущества (если они не реша лись по адату и светским законам) и религиозному оформлению брака.

При этом, например, у вайнахов степень сохранности и воздействия на общественную и семейную жизнь адатного и шариатского права была несравненно выше, чем у народов соседнего Дагестана. В самом же Даге стане уровень влияния исторически сложившегося симбиоза обычного и исламского права был сильнее всего у народов Северо-Западного Да гестана — аварцев и малых народов аварской и андо-дидойской групп.

В последнем десятилетии XX в. в связи с общим ослаблением го сударственной власти появляется еще один вариант разрешения кон фликтов — «по понятиям», т.е. по правилам уголовного мира. Сфера действия понятий в этот период охватывала не только представителей криминалитета, но и вышла на более широкий общественный уровень, став одним из основных регуляторов взаимоотношений мужской ча сти населения молодого и среднего возраста. Распространение этой системы шло параллельно с формированием слоя новой местной бур жуазии, но уже в конце 1990-х — начале 2000-х гг. представители этой группы общества оказываются заинтересованы в сворачивании «поня КАВКАЗСКИЙ КРУГ тийных» регуляторов и усилении, с одной стороны, государственного начала, а с другой — шариатского права.

В настоящее время на местах существуют все указанные системы регулирования взаимоотношений в обществе, но степень их влияния на различные группы населения связана с происходящими на местах социально-демографическими процессами. В сельской местности по-прежнему сохраняется значение адатных норм при возрастании влияния шариатских. В городских агломерациях ситуация несколько изменилась. Массовые внутренние миграции, связанные с переселе нием с гор на равнину, в первую очередь в крупные города, приве ли, как уже указывалось, к изменению состава городского населения.

Сейчас основная часть жителей городов представляет собой недав них переселенцев со стажем городской жизни максимум в 10–15 лет.

Они представляют собой маргинальную группу населения, уже ото рвавшуюся от привычного сельского уклада жизни с присущей ему в большей или меньшей степени сохранностью традиционной куль туры, но еще не принявшую городскую культуру. При формальном главенстве светского законодательства в ней все большее влияние получает шариатское право при ослаблении адатного. Последнее в городской среде сохраняется, как ни странно, среди тех, кто уже не одно поколение живет в городских условиях, в первую очередь, среди наиболее образованной и культурной части населения, и сочетается со светскими нормами поведения общеевропейского характера. То есть в настоящее время адатные формы регулирования жизни обще ства сохраняют свое значение в двух его противоположных сегмен тах, для которых характерно сохранение основных черт присущего им уклада жизни — городского и сельского. Шариатские же нормы, стремясь к расширению своего правоприменительного пространства, наибольший успех в своем распространении имеют среди численно растущей группы населения, состоящей из недавних внутренних ми грантов с гор на плоскость.


Исходя из всего вышесказанного, можно полагать, что происходя щая в последние два десятилетия стихийная модернизация российско го Кавказа не создает предпосылок для решения назревших проблем, а, наоборот, усиливает их, способствуя возрастанию неравномерности развития различных сегментов общества и, соответственно, его вну тренней конфликтности.

Что должна представлять собой модернизация российского Кавка за, на что она должна быть направлена и на чем основываться, на каком внутреннем потенциале и ресурсах? Если с первым в целом все ясно — это превращение Северного Кавказа из зоны явных и потенциальных конфликтов в процветающий край, то со вторым — с тем, как это сде лать и на что опереться, полной ясности нет. Во всяком случае, такое впечатление складывается по тем не всегда связанным друг с другом, а порой просто противоречащим друг другу шагам, которые предпри нимаются в региональной политике. Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо, помимо анализа правовых регуляторов и тради В.Ю. Зорин ционного хозяйственного уклада, остановиться на особенностях тра диционного социального устройства горских сообществ и на некото рых мифах, существующих о Кавказе и имеющих хождение в кругах российской элиты. Начнем с последних.

Наибольшее распространение и наибольшее, соответственно, воздействие, как представляется, имеют три мифа об особенностях устройства жизни:

1) на Кавказе всегда жили по своим законам, российское законода тельство существовало лишь формально;

2) для жителей Кавказа характерна воинственность, поэтому здесь всегда стреляют и идет какая-либо война;

3) на Кавказе всегда существовала система взяточничества и ку мовства, поэтому бесполезно бороться с клановостью, нужно прини мать ее как данность, делая ставку на самые сильные кланы.

Подобные высказывания, вместе или по отдельности взятые, авто ру приходилось слышать из уст высокопоставленных чиновников, и при существовании в головах власть имущих таких установок никакая успешная модернизация на российском Кавказе невозможна, тем бо лее что они не соответствуют истинному положению вещей.

Прежде всего, на Кавказе действительно всегда жили по адатам, как это было уже выяснено, при вспомогательном значении шариата в местах традиционного распространения ислама. Но дело в том, что, как правило, адатные нормы, представлявшие собой результат и фор му адаптации людей к природно-климатическим, социальным услови ям существования, в основном своем содержании никак не противоре чили нормам светского законодательства. Исключения касались лишь кровомщения и таких экзотических для остальных регионов России форм брака, как брак похищением. Но при наличии сильной государ ственной власти обычай кровной мести, как правило, терял свою силу.

Государственная власть всегда в любой своей форме старалась этот обычай изжить, и это характерно не только для периода вхождения ре гиона в состав России, но и для существовавших здесь в прошлом фео дальных образований — ханств, шамхальств, княжеств. В советский период кровная месть была почти полностью изжита на территории большинства северокавказских республик, за исключением Чечено Ингушетии, где она продолжала существовать де-факто. Возрождение этого архаичного общественного института, характерного для уровня родового строя, произошло в период 1990-х гг. в связи с ослаблением государственной власти.

Что касается брака умыканием, то, как правило, похищение не весты организовывалось тогда, когда при согласии самой девушки ее родители почему-то были против брака, либо если стороны, желавшие вступить в брак, были слишком бедны, чтобы играть свадьбу, требо вавшую значительных материальных затрат. Уже в советский период обе эти причины, потеряли свою актуальность. Современное светское законодательство в основной своей части не противоречит условиям жизни местного населения (а если несоответствия есть, то не более, КАВКАЗСКИЙ КРУГ чем в любом другом регионе России, и они не имеют характера проти воречия национально-культурных особенностей и унифицированного общероссийского законодательства, а скорее носят социальный отте нок). Люди на местах как раз стремятся к разрешению конфликтов на основе законов, а не обычаев. То есть главный вопрос состоит не столь ко в несовершенстве законов, а в их неисполнении местными предста вителями власти.

Воинственность характерна для горцев во всем мире и формиру ется суровыми условиями существования. Соответственно давно уже в мировой практике горцы используются на военной службе, неред ко составляя элитные части. Так было в царской России в период Кав казской войны, когда горцы, находившиеся на службе императора, составляли охрану наследника престола. В современной Иордании военную элиту составляют черкесы и чеченцы. Наиболее боеспособ ными частями английской колониальной армии являлись гуркхи — не пальские горцы. При наличии соответствующей системы подготовки, начиная с кадетских классов в школах и училищ на местах, подобная практика могла бы применяться и в отношении современного населе ния российского Кавказа. Это дало бы применение значительной ча сти мужского безработного населения. Кроме этого, можно было бы вернуться к практике военных поселений, существовавшей в царской России, с учетом современных условий на проблемных участках госу дарственной границы, например, на приграничной с Китаем террито рии, где почти нет русского населения.

Относительно мнения о традиционности взяточничества, клано вости, кумовства у народов Северного Кавказа следует отметить, что подобный тип взаимоотношений не мог сложиться и существовать в условиях горской демократии. Традиционное устройство жизни горцев основывалось на следующих базовых социальных единицах, находив шихся в условиях соподчинения и составлявших определенную иерар хию: 1) семья (большая патриархальная, состоявшая из нескольких по колений, т.е. большесемейная община, или малая);

2) тухум или тейп (в обиходе понимаемый как род, но в реальности являющийся результа том разложения родовой общины и объединящий кровных родствен ников на уровне 3–4 степеней родства);

3) сельская община (джамаат), управлявшаяся собранием всех взрослых мужчин. На этом собрании решали важнейшие вопросы жизни общины, избирали сельскую ад министрацию, перераспределяли земельные угодья. В политическом отношении существовало два варианта — либо феодальное государ ство (ханство, княжество и пр.), либо союз вольных обществ — подо бие феодальной республики, представлявшее объединение сельских общин, не подчинявшихся ханской или княжеской власти и управляв шихся выборными и сменявшимися органами власти. В союзах воль ных обществ было демократическое устройство, основанное на пред ставительстве составлявших их свободных общинников — узденей.

Но, хотя и в меньшей степени, демократические порядки существова ли и в местных феодальных государствах, так как большинство их на В.Ю. Зорин селения тоже составляли свободные общинники, и хан вынужден был считаться с мнением сельского схода, старейшин.

После присоединения к России ханства и княжества как государ ственные единицы были ликвидированы, но сельская община как со циальная единица и формы ее управления были сохранены. В даль нейшем, в советский период, колхозы, созданные на основе сельских общин, во многом сохранили функции джамаатов, в постсоветский пе риод место колхозов заняли вновь возродившиеся джамааты [Булатов 2009, с. 569].

В психологии горца сочетаются два, на первый взгляд трудно со четаемых элемента. С одной стороны, это стремление к индивидуаль ному успеху, которое может принимать разные формы выражения:

успешная карьера на государственной службе, в том числе на во енной, предпринимательская активность, спортивные достижения.

С другой — это осознание себя частью нечто большего, чем собствен ное «я» — рода, джамаата, этноса. Для жителей российского Кавказа вообще характерна многоуровневая идентичность, где свое место за нимают родовая, территориальная, этническая, культурная, государ ственная принадлежность.

Возвращаясь к вопросу о клановости и связанных с этим взаимо отношениях, можно сказать, что, хотя ее зачатки уже существовали в советское время на уровне высших уровней местной власти, в совре менном виде она сложилась в период 1990-х гг. и в таковом качестве совершенно неэффективна как инструмент управления и решения проблем, выступая еще и как фактор, провоцирующий социальную не стабильность.

Эффективная модернизация Кавказа, отвечающая государствен ным интересам России и потребностям его жителей, должна опирать ся на знание и использование особенностей традиционного природо пользования и хозяйственного уклада, социального устройства жизни горцев, архетипов общественного сознания. Демократические тра диции, коллективизм в сочетании с индивидуальной предприимчиво стью, патриотизм (не только в отношении к родным горам, но и к своей стране в целом, за которую проливали кровь несколько поколений гор цев) должны стать основой необходимых преобразований. В текущем году полпредом СКФ А. Хлопониным была озвучена программа по эко номическому развитию региона, в которой упор делается на развитие рекреационного комплекса, сельского хозяйства, а также предусма тривается создание ряда промышленных предприятий.

Представляется, что некоторые положения этой программы нужда ются в корректировке. В частности, это касается создания новых гор нолыжных курортов в нескольких северокавказских республиках, в том числе в Дагестане. Подобные проекты рассчитаны на удовлетворе ние потребностей узкого круга представителей современной финан совой и властной элиты, поэтому их реализация не может изменить в лучшую сторону ситуацию в регионе, скорее, она добавит новые нюан сы в картину и без того углубляющейся социальной дифференциации.

КАВКАЗСКИЙ КРУГ Кроме этого, развитие туристического комплекса и его эффектив ная использование (для чего на российском Кавказе, безусловно, есть потенциал) возможны только в спокойной, безопасной обстановке. А в условиях, когда практически во всех республиках Северного Кавказа действует террористическое подполье, провозгласившее своей целью создание «Имарата Кавказ» [См. об этом: Рощин 2010], вряд ли можно ожидать от этого большой отдачи. Кроме того, учитывая растущую ми грацию с гор на равнину, которая пока не имеет тенденции к уменьше нию, было бы более рациональным направить свои основные усилия в равнинную зону, где концентрируется основная часть населения и где больше всего безработных. Именно там необходимо создание крупных промышленных предприятий, которые обеспечили бы их работой.

Словом, на Северном Кавказе «конфликтологическая ситуация»

поддается управленческим воздействиям, однако террористическое и радикально-политическое подполье пока действенно, что предопреде ляет не только дальнейшую интенсивную работу, но и требует пере вода ее уже в другую — более многообразную в управленческом и ре сурсном аспектах плоскость. Peчь идет уже не о разрушении ударных отрядов радикально-националистических движений, а о разрушении их базы воспроизводства и нормализации всего уклада жизни населе ния. Без активного участия в решении этой важнейшей задачи граж данского общества, доверия между неправительственными организа циями и органами правопорядка, успеха добиться будет трудно.

Литература и источники Бгажноков Б.Х. Антропология морали. Нальчик, 2009.

Булатов А.О. Этнокультурная функция денег и смена стереотипов сознания у народов Дагестана в конце XX–XXI вв. // VII Конгресс эт нологов и антропологов России / Тезисы докладов. Оренбург, 2009.

Деньги есть, гражданского общества нет // Независимая газета.

11.02.2011.

Ознобищев С.К., Потапов В.Я., Скоков В.В. Как готовился «асимме тричный ответ» на «Стратегическую оборонную инициативу» Р. Рей гана. М.: Ленанд, 2008.

Рейтинг конфликтности государств и регионов // Текущий архив Сети этнополитического мониторинга EAWARN (январь–декабрь 2010 г.).

Рощин М.Ю. Имарат Кавказ: штрихи к виртуальной и реальной истории // Кавказские научные записки. 2010. № 4.

Старостин А.М. Философские инновации: концепция и основные сферы проявлений. Ростов н/Д.: САГС, 2009.

Тоффлер Э. Метафизика власти. М., 2004.

Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

Этнополитическая ситуация в России и сопредельных государ ствах. Ежегодный доклад сети этнологического мониторинга. 2009 г.

EAWARN. М., 2010.

Александр Юрьевич СКАКОВ Южная Осетия накануне президентских выборов Внутриполитическая ситуация в Южной Осетии за полгода до предстоящих президентских выборов имеет явную тенденцию к усложнению, связанную с отсутствием общепризнанного фаворита грядущей кампании и наличием большого числа влиятельных игроков. Таким образом, угроза нарастания вну триполитической нестабильности в ходе предвыборной кампании накладыва ется на отсутствие у власти (как у президента, так и у правительства) какого либо сценария развития республики.

Ключевые слова: Южная Осетия, выборы, политика, власть, оппози ция, социально-экономическое развитие, Россия, Грузия.

Общим местом является сравнение Абхазии и Южной Осетии — пройденного ими пути и их современного состояния. События авгу ста 2008 года, по-разному затронув эти республики, поставили их, тем не менее, в один ряд. Ранее в этот же ряд ставили Нагорный Карабах и Приднестровье. Однако различий между ними не меньше, чем сход ства. Конечно, главное сходство — возникновение всех этих государств стало следствием распада СССР. Но судьбы их оказались различны, Аб хазия и Южная Осетия в итоге получили признание, пусть и со стороны ограниченного количества государств. Вероятно, различны судьбы этих четырех государственных образований будут и в дальнейшем.

Тем не менее различны и судьбы, и нынешнее состояние Абхазии и Южной Осетии. Различную позицию по отношению к ним занимала и Россия. Если по отношению к Абхазии Россия в 1990-е гг. некоторое время выступала пусть и не как «злая мачеха», то уж точно как предвзя тый и злой следователь, то к Южной Осетии Россия всегда была повер нута лицом. Другое дело, что это лицо не всегда выражало искреннее участие и дружбу, можно было счесть его равнодушным. Но ситуация изменилась. Теперь Россия выступает как союзник, друг, защитник.

Но здесь всем субъектам, в том числе, и России, и Южной Осетии, надо определиться с выбором цели, которой мы хотим достигнуть, и с поис ком механизмов достижения этой цели, то есть выработать определен ный сценарий развития.

К примеру, если целью Абхазии сейчас однозначно является строи тельство независимого государства, пусть и находящегося в тесном со юзе с Россией, то целью народа Южной Осетии в своем большинстве пока что остается объединение разделенного границей осетинского народа в составе России. Если по отношению к Абхазии вплоть до при КАВКАЗСКИЙ КРУГ знания ее независимости можно было говорить о наличии нескольких векторов, нескольких партнеров, пусть Россия и являлась главным (в качестве особых партнеров имеются в виду Турция и абхазо-адыгский мир зарубежья), то для Южной Осетии единственным партнером и единственным вектором являлась и является Россия. Но есть некоторая тонкость, связанная с наличием своего рода «посредника» между Мо сквой и Цхинвалом в лице Владикавказа, то есть Северной Осетии– Алании. Недопустим и бесперспективен сценарий превращения Юж ной Осетии в своего рода «большую военную базу» России, лишенную какого-либо производящего хозяйства и ориентированную только на обслуживание воинского контингента.

Внутриполитическая ситуация в Республике Южная Осетия опре деляется сейчас не только признанием независимости республики со стороны России, но и рядом внутренних факторов, среди которых не обходимо выделить прошедшие здесь 31 мая 2009 г. парламентские вы боры и предстоящие в ноябре 2011 г. президентские выборы. Речь идет о взаимоотношениях политических элит внутри нового признанного государства. После августовских событий 2008 г. режим Эдуарда Ко койты, с одной стороны, усилил свои позиции и консолидировался, вы теснив за пределы республики ряд не совсем лояльных по отношению к нему влиятельных персон. При этом, правда, иногда возникало ощу щение, что Кокойты своими руками стал создавать себе оппозицию.

Из активной политики был удален пользующийся уважением в респу блике бывший спикер парламента Знаур Гассиев, со скандалом уехал из Южной Осетии хорошо проявивший себя во время августовских событий секретарь Совета безопасности РЮО Анатолий Баранкевич, поначалу не нашел себе места в новой конфигурации власти бывший вице-спикер Тарзан Кокойты. В оппозицию ушла Народная партия Роланда Келехсаева, политика, изначально лишенного далеко идущих амбиций. Из-за проблем, возникших при строительстве газопровода, в оппозицию ушел и стал в значительной степени ее финансировать гендиректор фирмы «Стройпрогресс» Альберт Джуссоев.

В итоге, как и ожидалось, в 2009 г. оппозиция стала группироваться вокруг Джуссоева. Кроме Келехсаева и Баранкевича, это были хариз матичный и амбициозный лидер оппозиционной партии «Фыдыбаста»

Вячеслав Гобозов, экс-прокурор республики Ахсар Кочиев, банкир Леонид Тибилов, бывший премьер, а ныне сотрудник «Стройпрогрес са» Юрий Морозов, главный тренер сборной России по вольной борь бе Джамболат Тедеев, бывший премьер республики, ныне глава Фонда «Гражданская инициатива» и сотрудник аппарата Совета Федерации России Олег Тезиев, бывший зампред Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы России Анатолий Чехоев. Значимой вехой в объединении оппозиции стал ее Форум в Москве 9 октября 2009 г. Состав оппозиции, однако, являлся пестрым, единого и харизма тичного лидера у нее не было, хотя на эту роль, вероятно, претендовал Гобозов. Единственная объединяющая оппозиционеров идея — требо вание досрочных президентских выборов. Тем не менее, потенциал оп А.Ю. Скаков позиции был и остался весомым, так как число недовольных действия ми властей среди южных осетин не уменьшается. Упомянем хотя бы о низких зарплатах, высоких ценах (большинство продуктов и товаров народного потребления в республику завозят из России), массовой безработице.

Рейтинг оппозиции в южноосетинском обществе не может не расти хотя бы потому, что на популярность действующей власти отрицатель но повлияли задержки с восстановлением Цхинвала и строительством газопровода Дзаурикау–Цхинвал, массированное расхищение гума нитарной помощи, отказ России от финансирования ряда анонсиро ванных объектов. Соответственно, рейтинг Кокойты не мог не упасть.

Кроме того, нужно принять во внимание, что во властных кругах Юж ной Осетии слишком заметное место занимали некоторые скомпроме тировавшие себя фигуры. Согласно опросам, на конец 2009 года 73% южных осетин считали общественно-политическую ситуацию в респу блике сложной, 75,7% не были удовлетворены темпами восстановления республики.

Попытки руководства России поставить правящие круги Южной Осетии под действенный контроль и остановить расхищение выде ляемых республике средств пока, как представляется, не увенчались успехом. Назначенные на ряд высоких постов «выдвиженцы» Москвы оказались не в состоянии контролировать финансовые потоки, бо лее того, порой сами увлеклись «освоением» выделенных республике средств. Проблема в том, что в республике глава правительства и ми нистры традиционно являются во многом декоративными фигурами, а управление финансовыми потоками сосредоточено лично на Кокойты и на его окружении. Хотя нельзя не отметить, что некоторым уравно вешивающим фактором служит сохранение в команде Кокойты ряда не скомпрометированных и неординарных политиков.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.