авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«Академия наук Абхазии Российский государственный торгово- экономический университет К авк азские научные записки №2(7)•2011 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Попыткой создать своего рода противовес «команде» Кокойты стало назначение на пост премьер-министра Южной Осетии Вадима Бровцева, который сразу же привел за собой свою «команду», полу чившую в республике название «озерские» (по г. Озерск Челябинской области, выходцем откуда является Бровцев). Бровцев (и это, вероят но, стало его ошибкой) развернул настоящую информационную войну (в российских СМИ и в Интернете) против руководства республики и лично Кокойты. Распространялся миф о тотальной коррумпированно сти Южной Осетии и полномасштабном разворовывании финансовой помощи именно в Цхинвале. На самом деле большая часть разворовы ваемых средств «исчезает» или на уровне московских министерств и ведомств, или, вероятно, на уровне самой команды премьер-министра, до южноосетинских коррупционеров доходят, по большому счету, ко пейки. Имели место совершенно скандальные случаи, к примеру, за купки дорогих голландских комбайнов, техническое обслуживание которых в республике невозможно, запредельных гонораров для при глашенных из Москвы лекторов. Еще один распространяемый «недо брожелателями» Кокойты миф связан с абсолютным якобы отсутстви КАВКАЗСКИЙ КРУГ ем в республике собственных кадров и необходимостью завозить их (от строительных рабочих до министров) из России. И это на фоне ра стущей безработицы, рост которой не так давно подтолкнуло прошед шее по инициативе Министерства обороны РФ широкомасштабное (по первоначально озвученным цифрам, с 2800 до 200 человек) сокращение южноосетинской армии. Никакой программы социальной адаптации вчерашних военнослужащих правительство республики не предло жило. При такой безработице, с одной стороны, и нехватке рабочих рук — с другой, было бы целесообразно наладить действенную систему льготного обучения южных осетин в России, при гарантированном воз вращении этих кадров на родину. Отметим, что система квот существу ет, но ее необходимо совершенствовать, пока что эффективность такой системы оставляет желать лучшего. В свою очередь, значительная часть политически активных жителей Южной Осетии (вовсе не обязательно симпатизирующая действующему президенту) негативно относится к Бровцеву и его команде, обвиняя ее в безразличном отношении к ре спублике, применении специфических методов хозяйствования, спо собствующих росту коррупции и социального расслоения.

Борьба, идущая между «командами» Кокойты и Бровцева, с неиз бежностью замедляет и затрудняет восстановление республики.

Си туацию усугубляет законодательный вакуум. В республике действуют основные российские кодексы, в том числе Налоговый, который разра батывался для государства, несопоставимого по масштабам с Южной Осетией. Самая главная проблема заключена в том, что до сих пор не выработана и, по сути, не вырабатывается стратегия экономического развития Республики Южная Осетия как независимого государства, пусть и обреченного на долговременную финансовую помощь со сто роны России. В «команде» премьер-министра так и не определились, делать ли ставку на развитие в республике сельского хозяйства или же дешевле завозить продукцию сельского хозяйства из России. Возлага ются надежды на развитие в республике производства строительных материалов и туризм. При этом из виду упускается главное — отсут ствие коммуникаций. Хорошо известно, что единственной гарантией выживания Южной Осетии стало наличие Транскама. Не было бы его — не было бы уже ни Южной Осетии, ни южных осетин. Эконо мический кризис положил конец разговорам о строительстве аэро порта севернее Цхинвала. До лучших времен отложен проект строи тельства дороги-дублера Транскама западнее трассы этой магистрали (через Кваису и Мамисонское ущелье). Ситуация облегчается нали чием (на случай террористического акта) фактически дороги-дублера Транскама, проложенной недавно во время строительства газопрово да и вполне пригодной для машин повышенной проходимости. На се годня для республики, что вполне понятно, гораздо важнее достроить качественные дороги из Цхинвала в Кваису и Ленингор. Но это ни в коей мере не решит главную проблему — нерентабельность вывоза любой продукции из Южной Осетии на российский рынок. Самым реалистичным выходом из ситуации стало бы строительство желез А.Ю. Скаков ной дороги, но экономический кризис заставил, хотя бы на время, за быть и об этом проекте.

Другой проблемой, препятствующей экономическому развитию Южной Осетии, является довольно жесткий пограничный режим между ней и Россией. Одновременно с делимитацией и укреплением границы Южной Осетии с Грузией должно идти максимальное об легчение режима на границе Южной Осетии с Россией, где не долж но быть препятствий для провоза грузов и не должны осуществляться какие-либо законные или незаконные поборы. Есть и другая связан ная с этим вопросом серьезная проблема. На Северном Кавказе, в том числе в Северной Осетии, пограничная зона с особым режимом въезда, перемещения, хозяйственной деятельности неоправданно рас ширена вглубь территории России, занимая практически всю горную часть республики. Если в таких регионах, как Чечня и Ингушетия, это может быть оправдано, то в Северной Осетии это, мягко говоря, не продуктивно. Такой размер пограничной зоны создает препятствия для развития горных районов, являющихся сердцем республики, ее историческим центром, и в ближайшем будущем создаст препятствия для сотрудничества с Южной Осетией. Необходимость согласования с пограничниками любых хозяйственных работ создает почву для кор рупции. В случае сокращения размеров погранзоны новый импульс к развитию получит район Зарамага (Зарамагская ГЭС), который будет играть крайне важную роль для экономического развития как Север ной, так и Южной Осетии.

Бытующее в российских СМИ с легкой руки противников режима Кокойты представление об отсутствии какого-либо прогресса в восста новлении республики не соответствует действительности. Восстанов лена большая часть кровель многоквартирных домов, построен так на зываемый «Московский» микрорайон, идут работы по замене системы водоснабжения, ремонтируются дороги, в том числе южноосетинский участок Транскама. При этом «знаковые» для Цхинвала здания парла мента и университета, сожженные грузинскими войсками в августе 2008 г., продолжают лежать в руинах. При этом необходимо учитывать, что, к примеру, в конце 2008 г. Россия пообещала выделить Южной Осетии на восстановление республики 11,5 млрд рублей, затем, ссыла ясь на кризис, сумму сократили до 7–8 млрд, реально дошло до респу блики, по имеющимся оценкам, только 1,5–2 млрд.

Другая важная для республики социально-экономическая и поли тическая проблема связана с восстановленной в 2008 г. юрисдикцией Цхинвала над основной частью Ленингорского (Ахалгорского) района (западная часть района с центром в селе Цинагар подчинялась Цхин валу и до этого). Необходима интеграция оставшегося грузинского на селения, в первую очередь в Ленингорском районе, в общество Юж ной Осетии. Главными условиями успешной интеграции являются безопасность и возможность образования. Причем образования на грузинском языке, но с непременным условием изучения русского и, что весьма желательно, осетинского языка. Иначе молодежь Ленин КАВКАЗСКИЙ КРУГ горского района не останется в Южной Осетии или же уедет продол жать образование в Грузию. Необходимо решить проблему учебников, грузинское население Южной Осетии не может учиться по учебни кам, написанным в Тбилиси, искажающим историю Южной Осетии.

Необходимо обеспечить участие грузинского населения в выборах при условии его паспортизации. Очевидно, в настоящее время грузинское руководство делает ставку на «вымывание» населения, в первую оче редь из Ленингорского района. Покинувшим район бесплатно предо ставляются коттеджи, выдаются компенсации, гуманитарная помощь.

Напротив, руководство Южной Осетии пока практически ничего не противопоставляет этой политике: работавшие до августа 2008 г. в Ле нингоре предприятия закрыты, пенсии и зарплаты бюджетникам вы плачиваются с перебоями, в районе нет осетинского телевещания, с перебоями работает осетинский оператор мобильной связи и т.д. В ре зультате, по имеющимся данным, район за 2008–2009 гг. покинуло 40% остававшегося здесь осетинского (!) населения.

Подавляющее большинство как элиты, так и населения Южной Осетии выступает пока что за ее скорейшее вхождение в Россию. Как несколько излишне резко заявил В. Гобозов, в основе заявлений о необ ходимости такого шага лежат «боязнь, неумение и нежелание строить свое государство». Тем не менее в рядах как оппозиции, так и населе ния нарастают настроения в пользу курса на реальную независимость республики. По доминирующему на сегодняшний день в южноосетин ской политической элите представлению, после признания РЮО во прос о воссоединении снят, и сейчас следует работать исключительно на укрепление независимости. Здесь, с точки зрения российских ин тересов, возникает и другая опасность: консолидация югоосетинской оппозиции с частью североосетинской элиты на почве строительства единого независимого осетинского государства. Часть североосетин ской политической элиты расценивает признание Россией независи мости Южной Осетии как шанс построить действительно независимое государство, впервые за несколько столетий появившийся у осетинско го народа (который они считают единым). Эта часть элиты ни в коей мере не может считаться антироссийской, но логика наметившихся процессов неизбежно приведет ее к постановке задачи создания неза висимого осетинского государства, включающего Южную и Северную Осетию, вне рамок Российской Федерации. Но, на мой взгляд, такая опасность излишне преувеличивается. Необходимо учитывать, что ин тересы североосетинской политической и экономической элиты могут не совпадать с интересами Южной Осетии. Не стоит забывать хотя бы об интересах североосетинского бизнеса, всегда имевшего устойчивые экономические контакты с Грузией и получавшего хорошие дивиденды с таможни. Интересы североосетинской элиты (разумеется, ее части) и Грузии вполне сходятся — и та, и другая стремятся не допускать на российский рынок югоосетинскую продукцию.

В североосетинской политической элите на протяжении последних десяти–пятнадцати лет наблюдалась, по имеющимся оценкам, некая А.Ю. Скаков «кударофобия», обусловленная, вероятно, в том числе и экономически ми причинами. Парадоксально, что североосетинская политическая элита (в отличие от широких масс населения республики) достаточно упорно и настойчиво выступала против признания Россией независи мости Южной Осетии. Даже после летней «малой» войны 2004 года и обострения ситуации вокруг Южной Осетии считалось, что решение судьбы этой территории — дело десятилетий, а говорить о присоеди нении республики к Российской Федерации вообще нереально. Пути выхода из конфликтной ситуации во Владикавказе искали тогда в трансграничном сотрудничестве между соседними регионами России и Грузии, в которое со временем может вписаться и Южная Осетия.

В этом контексте важно упомянуть об исторически сложившихся различиях менталитета северных и южных осетин, о неизбежном для южан положении «младшего брата» в единой Осетии (по аналогии с положением ингушей в советской Чечено-Ингушетии). Североосе тинское чиновничество всегда опасалось, что в случае объединения двух Осетий ему придется поступиться частью денежных должностей в пользу более активных и мобильных выходцев с Юга. Все эти фак торы заставляют сделать однозначный вывод — объединение Север ной и Южной Осетии, предположим, в единую республику в составе Российской Федерации категорически неприемлемо для южноосетин ской политической элиты и опасно для североосетинской политиче ской элиты.

Другим обсуждаемым в республике сценарием является включение Южной Осетии в состав Российской Федерации на правах отдельно го субъекта федерации. Но, учитывая международные обязательства России и ситуацию в Кавказском регионе (одно дело — признание не зависимости нового государства, находящегося на территории другого государства — члена ООН, другое дело — аннексия части территории такого государства), на реализацию такого сценария Москва сегодня не пойдет. Последствия такого шага для российской внешней полити ки стали бы крайне негативными. Осуществление сценария присоеди нения РЮО к РФ было бы первым прецедентом действий такого рода не только на постсоветском пространстве, но и в Европе в целом (за исключением объединения Германии). Единственный регион Восточ ной Европы, где еще возможна реализация такого сценария, — это Ру мыния и Молдавия. Собственно, отсутствие со стороны ЕС и других международных организация внятной реакции на явные действия Бухареста по интеграции Молдавии в единую Румынию является до статочным основанием для России двигаться в аналогичном направле нии по отношению к Южной Осетии. С другой стороны, поспешность в действиях РФ здесь явно неуместна. Безусловно, в целом реакция «международного сообщества» на действия России по присоединению Южной Осетии была бы негативной, хотя и, как во время августовских событий 2008 г., не монолитной. Поэтому реализация такого сценария возможна при его синхронизации с каким-либо международным кри зисом или вооруженным конфликтом на Кавказе, непосредственным КАВКАЗСКИЙ КРУГ участником которого не являлась бы Россия. Исходя из реалий сегод няшнего дня, можно привести емкую и удачную формулировку, ис пользованную А. Арешевым: «Южная Осетия, может быть, не хочет независимости, но она обречена на независимость».

По мере приближения президентских выборов ноября 2011 года все острее встает вопрос о выборе дальнейших путей развития респу блики. К этому времени необходимо решить хотя бы главные пробле мы ее развития, иначе они неизбежно будут использованы грузинской стороной и недоброжелателями России в целом. Главный вопрос, свя занный с выборами, заключается в том, кто сменит Кокойты, у которо го заканчивается второй срок пребывания во главе республики. При ход к власти лидеров оппозиции неизбежно вызовет, хотят они этого или не хотят, ужесточение борьбы кланов и общее обострение ситуа ции в республике. Наиболее перспективными кандидатами могли бы быть те политики, которые, являясь членами команды Кокойты, в то же время в значительной мере сохраняют свою независимость. Ситуация в республике, с одной стороны, имеет тенденцию к усложнению, что не исключает в том числе и определенных криминальных или силовых эксцессов, с другой — демонстрирует своего рода «кадровый голод», то есть отсутствие безусловных фаворитов предстоящей предвыборной гонки.

Конечно, недопустимой была и остается корректировка Консти туции Южной Осетии в направлении, противоречащем российскому законодательству (например, попытки снять ограничения в два срока для президента республики). Намерения изменить Конституцию пу тем проведения референдума в окружении Кокойты безусловно были и неоднократно озвучивались. Недавно, в конце апреля — начале мая 2011 года, была создана инициативная группа по сбору подписей в под держку референдума, на который предполагается вынести два вопроса:

о повышении статуса русского языка с официального до государствен ного (наравне с осетинским) и об увеличении возможного числа прези дентских сроков до трех подряд. Собственно, этот вопрос можно было бы решить и без референдума, решением парламента республики. Для принятия такого решения требовались бы как единство взглядов по этому вопросу в политической элите Южной Осетии, так и «отмашка»

из Москвы, в ожидании которой даже некоторые двусмысленные за явления воспринимались в окружении Кокойты как обнадеживающие сигналы. Здесь необходимо учесть, что сейчас в Южной Осетии заняты нередко копированием российской и североосетинской бюрократиче ской системы, хотя, с учетом малочисленности населения и нехватки кадров, для республики подошла бы более мобильная и «облегченная»

система. Не сразу, но в течение лета 2010 г. Москва четко дала понять, что изменение, а по сути — нарушение Конституции республики и за ход на третий срок неприемлемы.

Нереализуема в республике и «грузинская» (или «российская») мо дель с расширением полномочий премьер-министра и переходом Ко койты на этот пост после окончания его президентских полномочий.

А.Ю. Скаков Нереализуема, поскольку премьер-министром сейчас является чело век не из команды Кокойты, а назначенец Москвы, и расширять его полномочия президент Южной Осетии вряд ли захочет. Категориче ски против такого сценария выступит и парламент республики, и вся республиканская политическая элита.

Еще летом текущего года на съезде пропрезидентской партии «Единство» президент Кокойты впервые громогласно объявил о не возможности для себя третьего президентского срока. В начале мая 2011 г., после новой актуализации темы о референдуме, Кокойты снова заявил: «Выборы пройдут в полном соответствии с конституционными нормами нашего демократического государства, и именно поэтому я не буду принимать в них участия». Отказ Кокойты от участия в выбо рах резко повысил шансы кандидатов от оппозиционных партий Ста нислава Кочиева (лидер Компартии РЮО) и Вячеслава Гобозова (лидер партии «Фыдыбаста»). Сразу же активизировались и другие политиче ские силы.

Казалось бы, сценарий предшествующей президентским выборам избирательной кампании будет крайне простым: кандидат от «партии власти», то есть, по сути, назначенный преемник Э. Кокойты, против нескольких кандидатов от оппозиционных сил, которые, как обычно, не смогут договориться и выдвинуть единого кандидата. Но еще задол го до начала избирательной кампании стало отчетливо видно, что этот сценарий абсолютно не работает. Во-первых, в Южной Осетии отсут ствует единая «партия власти», партию «Единство» — клона «Единой России» нельзя считать реальной партией как из-за отсутствия во главе нее харизматичного и признанного лидера, так и из-за разнородности входящих в нее политических и политико-экономических группиро вок. В результате пропрезидентская партия «Единство» не является сплоченной и работоспособной политической структурой, ситуация в руководстве партии определяется противостоянием нескольких кла нов. Именно это отсутствие единства в правящей элите стало причи ной происходящего прямо на глазах быстрого увеличения числа по тенциальных кандидатов. Для «сохранения лица» в такой ситуации какое-то время рассматривался изначально нереалистичный вариант выдвижения нескольких фигур в качестве потенциальных «преемни ков», одна из которых в результате станет баллотироваться, а другие снимут свои кандидатуры. Очевидно, что в этом случае острой схватки между кандидатами избежать не удастся, не исключена и возможность потери контроля над кем-то из конкурентов.

В качестве возможного «преемника» Кокойты уже летом 2010 г.

стали называть минимум трех политиков — лидера партии «Единство»

Зураба Кокоева, депутата парламента и директора комбината по про изводству хлебобулочных изделий Вадима Цховребова, генерального прокурора республики Таймураза Хугаева. Из названных политиков обеспечить реализацию главной задачи — сохранить у власти действу ющую «команду» Кокойты и гарантировать сохранение стабильно сти в республике — смогли бы, как представляется, только Цховребов КАВКАЗСКИЙ КРУГ и Хугаев, являющиеся хорошими и жесткими руководителями и орга низаторами. Цховребов и Хугаев абсолютно лояльны и к президенту, и к «ядру» его «команды». Кроме того, Хугаев является ближайшим родственником президента Кокойты (брат Э. Кокойты Роберт — посол РЮО в Абхазии — вторым браком женат на сестре Хугаева). И в слу чае, если бы Москва согласилась на реализацию «операции преемник»

и к тому же не стала бы навязывать Кокойты ту или иную кандидатуру, шансов у В. Цховребова или Т. Хугаева стать очередным президентом РЮО было бы достаточно много. При этом административного ресурса президента может хватить как на нейтрализацию возможных компро матов, так и на достижение конечного результата. Хотя, по оценкам на блюдателей, в случае проведения относительно честных и прозрачных выборов они оба являются однозначно непроходными фигурами.

Сценарий проведения «операции преемник» казался логичным, но он не учитывал важнейшего для республики фактора — роли Рос сии. Согласится ли на это Россия? Где и в каком качестве видит Рос сия нынешнего президента Южной Осетии после президентских вы боров? На эти вопросы до сих пор нет внятного ответа. Скорее всего, Москва хотела бы сделать ставку на поиск некой «третьей силы» — то есть кандидата не из «команды» Кокойты и не из оппозиции. Но при любых раскладах ни одна из идущих на президентские выборы сил или группировок не станет использовать антироссийскую риторику и не изменит курс Южной Осетии на тесный союз с Россией. Это не являет ся темой для обсуждения в республике. Также в республике на сегод няшний день отсутствуют какие-либо «прогрузинские» силы, то есть силы или политики, открыто заявляющие о своей симпатии к Грузии и о возможности возвращения Южной Осетии в ее состав пусть даже и на правах не «Самачабло», а автономного образования.

Не исключено, что претендующий на роль «преемника» В. Цховре бов рассчитывал добиться смещения спикера парламента и занять его место. В первой половине января 2011 г. на Цховребова было соверше но нападение, что было понято им как «предупреждение» и застави ло временно покинуть республику. Далее начались жесткие проверки работы возглавляемого Цховребовым хлебобулочного комбината. Это также нельзя было понимать иначе, как решение руководства респу блики отстранить Цховребова от предвыборной борьбы и сделать став ку исключительно на Хугаева. Основной проблемой было получение «благословения» Москвы на кандидатуру Хугаева, и вот тут-то, очевид но, и начались проблемы. Стало создаваться впечатление, что Москва не намерена делать ставку на генерального прокурора и соглашаться с выбором Кокойты. Поэтому в республике стали ждать появления в ка честве «черта из табакерки» какой-либо новой фигуры из ближайшего окружения Кокойты.

В отличие от Хугаева и Цховребова, З. Кокоев постепенно стал вы зывать все большее раздражение в окружении Кокойты благодаря, в том числе, своим несанкционированным и зачастую непродуманным частым контактам с представителями московских властных структур.

А.Ю. Скаков То есть попытка вести собственную политическую игру оказалась у Кокоева неудачной. Во второй половине 2010 г. во властных кругах ре спублики наметился своего рода союз спикера парламента Станислава Кочиева, лидера партии «Единство» З. Кокоева, находящегося в жест ком противостоянии с Кокойты премьер-министра В. Бровцева, веду щего свою игру посла РФ в РЮО Эльбруса Каргиева. Этот союз объ единял политиков с абсолютно противоположными целями, которые сходились только в одном — желании противостоять президенту РЮО Э. Кокойты. Непрочность этого союза была обусловлена и наличием в его составе минимум двух политиков, имеющих президентские амби ции, — Кокоева и Кочиева. Лидер Компартии С. Кочиев позициониро вал себя как оппозиционер, но при этом он не был связан с «традицион ной» оппозицией. Являясь спикером, Кочиев, и так лишенный широкой поддержки среди населения, неизбежно ассоциировался с действую щей властью, будучи вынужденным разделять с ней ответственность за все ошибки. В начале февраля 2011 г. у имевшего и ранее серьезные проблемы со здоровьем С. Кочиева был инсульт, после чего являющий ся вице-спикером З. Кокоев стал выполнять функции спикера.

К «партии власти» по формальным признакам принадлежит реаль но независимый кандидат, посол РЮО в РФ Д. Медоев. Против него, скорее всего, могло быть собрано столько компромата (в том числе и лживого), что сделало бы его победу на выборах абсолютно невозмож ной. Необходимо учитывать, что Медоев на протяжении последних ми нимум десяти лет постоянно находился в Москве, в республике бывал только наездами, его здесь «забыли». То есть Медоеву скорее всего не хватило бы политической базы в Южной Осетии. Резко против Медо ева выступила лояльная Кокойты и состоящая из ветеранов грузино осетинских конфликтов Народная партия РЮО, сделавшая ставку на Хугаева. Еще один «недостаток» (фактор, который при умелой рас крутке может обернуться против него) Медоева — его близость к скан дально известной группе известного югоосетинского националиста Алана Чочиева, окружение которого представляет собой самостоя тельное оппозиционное течение, жестко противостоящее руководству как Северной, так и Южной Осетии. Скорее всего, все это также могло быть использовано против Медоева в ожидаемой войне компроматов.

Оппозиция по-прежнему объединялась вокруг Дзамболата Тедеева и А. Джуссоева, проживающих в Москве, но имеющих тесные связи с Осетией. Учитывая возможные риски, оппозиция предполагала выдви нуть в качестве кандидатов как минимум трех человек. Скорее всего, регистрация В. Гобозова в качестве кандидата не будет допущена исхо дя из ценза оседлости (10 лет). Уже не раз озвучивалось, что прописка в РЮО не является свидетельством проживания В. Гобозова в Южной Осетии. Именно полная отмена «ценза оседлости» является на сегод няшний день главным требованием оппозиции в Южной Осетии. Если Гобозов не станет кандидатом, то оппозиция не сможет выдвинуть ни одного харизматичного лидера, способного повести за собой массы.

Тем более, по имеющимися оценкам, рейтинг самого Гобозова сейчас КАВКАЗСКИЙ КРУГ не превышает 6%. А. Джуссоев, даже если и изъявил бы желание балло тироваться, не смог бы пойти на выборы, поскольку ему также мешает ценз оседлости. Та же проблема у чемпиона Европы по вольной борьбе Дзамболата Тедеева, который был одним из тех, кто в свое время при вел Кокойты к власти, а также у изгнанного из республики Баранке вича. Кроме того, в борьбе за протестный электорат «джуссоевская»

оппозиция неизбежно конкурировала бы с компартией и ее лидером С. Кочиевым. Тем не менее главное оружие оппозиции — критика дей ствующей власти. И, чтобы противостоять напору оппозиции, «коман де» Кокойты надо было срочно перестроиться и взять курс на борьбу с коррупцией.

Со своей стороны, понимая это, Э. Кокойты в конце 2010 – начале 2011 г. активно укреплял свои позиции. Ему, используя, как считается в республике, московские рычаги, удалось ограничить активность не формального лидера оппозиции бизнесмена А. Джуссоева. Затем Ко койты публично открестился от одного из своих наиболее преданных сторонников — председателя Госкомитета по реализации проектов восстановления РЮО Зураба Кабисова, «назначенного» ответствен ным за затягивание восстановительного процесса. Вероятно, Кабисова пришлось сделать «крайним» из-за опасений использования вопроса о финансовых махинациях против кандидата от команды Кокойты на предстоящих выборах. В качестве ответственного за неудачи восста новления республики традиционно называли также руководство ФГУ «Южной дирекции реализации программ и проектов», подчиняющее ся российскому Министерству регионального развития. А именно это министерство называют в качестве основного покровителя премьер министра Бровцева в московских эшелонах власти. Претензии Кокой ты в адрес «Южной дирекции» были, кстати, подтверждены и провер кой Генеральной прокуратуры РФ.

Теперь, временно пожертвовав одной из фигур из своего окруже ния, Кокойты перехватил инициативу у Бровцева, нейтрализовал его и смог как бы «подняться над схваткой», получить роль независимого арбитра и непримиримого борца с коррупцией. Теперь ему стало го раздо проще обвинять в коррупции и заводить уголовные дела против членов «команды Бровцева». Свои окончательные выводы парламен ту республики весной 2011 г. представила парламентская комиссия по расследованию деятельности правительства, созданная еще в мае 2010 г. Итоги инициированной командой Бровцева структурной реор ганизации правительства были оценены как «чрезвычайно негатив ные», эти действия, как отметила Комиссия, привели к коллапсу всей системы исполнительной власти в республике. Как нарушение было отмечено и то, что правительство не отчиталось перед парламентом о результатах своей деятельности за 2009 и 2010 гг. Над правительством нависла угроза вынесения парламентом вотума недоверия. Практиче ски одновременно, в феврале 2011 г., появилась «утечка» информации о предполагаемом назначении на пост премьер-министра республики заместителя начальника Управления президента РФ по межрегиональ А.Ю. Скаков ным и культурным связям с зарубежными странами Владислава Гасу мянова. Все это неизбежно ослабляло позиции Бровцева и усиливало позиции Кокойты.

Нейтрализовав Бровцева, Кокойты, вероятно, хотел бы в полной мере зачистить политическое поле республики и обеспечить победу своего преемника. Сделать предвыборные процессы полностью управ ляемыми Кокойты не сумел, хотя некоторых успехов добиться ему удалось. Ситуация облегчалась вынужденным уходом с политической арены спикера С. Кочиева. З. Кокоев, став исполняющим обязанности спикера, мог бы удовлетвориться этим в обмен на обещание избавить его в ближайшем будущем от приставки «и.о.». Цховребов вроде бы оказался вынужден отказаться от президентских амбиций. Гобозова практически наверняка не допустили бы к выборам. В этих условиях можно было с значительной долей уверенности в успехе и далее про талкивать кандидатуру Хугаева в качестве «преемника», но все упира лось, по-видимому, в неуступчивую позицию Москвы, не принимаю щей этого кандидата. В этот момент возобновились уже звучавшие ранее разговоры о возможности появления нового кандидата в прези денты республики — главы МЧС Южной Осетии Анатолия Бибилова, эффективного руководителя, не замешанного, по общему мнению, в коррупционных схемах. Называли иногда и иных политиков из «пар тии власти» — в частности, непотопляемого и хитроумного предста вителя РЮО на Женевских переговорах Бориса Чочиева, уполномо ченного по правам человека Давида Санакоева, главу Администрации Президента Республики Арсена Гаглоева. Неоднократно демонстриро вал свои президентские амбиции и Дзамболат Тедеев, хотя и, очевидно, не имеющий по закону возможности участвовать в президентских вы борах. Показательна также активизация ряда мало кому ранее извест ных «центров политического анализа», всевозможных «институтов», «ассоциаций», «фондов» и экспертов, не замеченных ранее в роли спе циалистов по региону.

Несколько «подвисшая» ситуация начала резко меняться весной, когда, 20 апреля 2011 г., парламент республики принял поправки к Конституции РЮО и к конституционному закону «О выборах прези дента РЮО». Поправки подтвердили, что президентом РЮО может стать лишь гражданин республики не моложе 35 лет, владеющий госу дарственным языком и постоянно проживающий на территории РЮО на протяжении последних десять лет. Ранее и некоторые оппозицио неры пытались сделать на это ставку, в конституции не уточнялось, должен ли кандидат на пост президента прожить на территории Юж ной Осетии десять лет подряд, до дня голосования, или с перерывами.

Президент Кокойты, что любопытно, ни в коей мере не препятствовал принятию этих поправок. А ведь они, очевидно, перекрыли дорогу к президентству и его предполагаемому «преемнику» Т. Хугаеву, посто янно проживавшему на территории Южной Осетии менее десяти лет, и Д. Санакоеву, которому 35 лет исполнится только в начале 2012 года.

Впрочем, принятые поправки, похоже, закрыли путь к участию в этих КАВКАЗСКИЙ КРУГ президентских выборах также и В. Гобозову, постоянно проживаю щему и работающему в Северной Осетии, и Д. Медоеву, являвшемуся полномочным представителем, а затем послом РЮО в РФ менее десяти лет, до этого же занимающемуся в Москве абсолютно иной работой, и З. Кокоеву, долго проживавшему в Северной Осетии. Таким образом, политическая площадка перед началом предвыборной кампании оказа лась расчищена. Теперь в качестве потенциальных кандидатов высту пают только Анатолий Бибилов и, возможно, на время ушедший в тень, но не утративший президентских амбиций Вадим Цховребов. В начале мая появился и новый кандидат — 38-летний главный судебный при став Министерства юстиции РЮО Сергей Битиев, сразу же начавший достаточно активную предвыборную кампанию. Одновременно, как отмечалось выше, вновь активизировались попытки создать условия для проведения референдума и третьего срока Э. Кокойты. Впрочем, ситуация меняется быстро, и не исключено, что в ближайшее время появятся новые претенденты.

Безусловно, российскому руководству следовало бы четко обозна чить свою позицию и сделать конкретную ставку на того или иного кандидата на президентских выборах в республиках. Самым худшим вариантом стало бы резкое изменение позиции Москвы относитель но третьего срока действующего президента и молчаливое согласие на референдум. Неминуемым следствием этого может быть делигити мизация южноосетинского руководства, становящегося в один ряд с пожизненными президентами некоторых стран Центральной Азии и Каспийского региона. Поддержанный Москвой кандидат должен со ответствовать необходимым критериям, которые крайне желательны для президента республики, находящейся в столь сложном положе нии. Минусом всех потенциальных кандидатов, не являющихся «пре емниками» Э. Кокойты, на сегодняшний день является отсутствие у них сформировавшейся команды сторонников и единомышленников, а также финансовых средств.

Москва, безусловно, не может пустить ситуацию в республике на самотек, хотя получаемые ею из Южной Осетии сигналы, очевид но, несколько различны (учитывая самостоятельную игру премьер министра и посла РФ, а также действия их московских покровителей).

Абсолютно нереалистично лелеять какие-либо надежды и строить пла ны, рассчитывая на то, что Москва может отступить и «сдать» Южную Осетию в обмен на смену режима в Грузии или же на нормализацию отношений с Тбилиси (как бы «разменять» Южную Осетию на Абха зию). Любопытно, что такие слухи часто подпитываются зарубежными экспертами и политиками, в том числе, официальными лицами амери канской администрации.

К сожалению, на Западе, как и в Грузии, и даже в некоторых кругах России, еще существует иллюзия того, что Россия может отказаться от признания Южной Осетии и Абхазии. Пока Запад продолжает, исполь зуя различные механизмы воздействия, рекомендовать России пойти на это, такая позиция ощутимо облегчает задачу Москве. Все получае А.Ю. Скаков мые Москвой сигналы свидетельствуют не только о том, что НАТО и ЕС продолжают поддерживать режим Саакашвили, но и об инерцион ности Запада и неготовности его к компромиссам. Судя по всему, та кая ситуация сохранится на длительную перспективу. Таким образом, если Запад не готов учитывать озабоченности России, Москва лишена необходимости идти на уступки и компромиссы, к примеру, в вопро се о работе миссии ОБСЕ на территории Южной Осетии. Очевидно, уступки должны быть двусторонними, а этого не происходит. То есть любое сотрудничество с ОБСЕ и ЕС (да и с другими организациями) в вопросах, связанных с Южной Осетией, для Москвы и Цхинвала не является самоцелью и может быть обусловлено лишь серьезными ша гами навстречу им со стороны этих организаций.

Абсолютно очевидно, что работе на территории Абхазии и Юж ной Осетии каких либо миссий ОБСЕ, ООН и ЕС препятствует толь ко одно — маниакальное желание функционеров этих организаций именовать новые республики территорией Грузии. Представляется, что если бы у европейских организаций действительно было желание работать на благо мира и человечества на территории этих республик, они нашли бы нейтральную формулировку, не означающую призна ния независимости, но позволяющую всем сохранить лицо и откры вающую перед ними возможность на месте отслеживать ситуацию в Абхазии и Южной Осетии. Пока что, очевидно, желания делать что либо реальное ради мира в Закавказье у этих организаций нет. Вызы вает удивление и еще один факт: несмотря на нарастающую угрозу во енного столкновения между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе, НАТО и Евросоюз не делают абсолютно ничего для предот вращения этого сценария. Не потому ли, что начало такой «маленькой войны» в регионе считают выгодным для себя? Тогда можно будет от теснить Россию от нагорно-карабахского урегулирования и в очеред ной раз, подобно слону в посудной лавке, влезть в регион, продиктовав сторонам конфликта свои условия в виде ультиматума.

Сергей Васильевич БАГАПШ (4.03.1949 – 29.05.2011) Безвременный уход из жизни Президента Респу блики Абхазия Сергея Васильевича Багапш глубокой скорбью отозвался в сердцах тысяч и тысяч россий ских граждан. Соболезнования народу Абхазии были направлены практически изо всех регионов Россий ской Федерации, из стран СНГ, из стран дальнего за рубежья… Жизнь и деятельность С.В. Багапш оставили глу бокий след в истории Абхазии. Он принадлежал к тому поколению абхазов, которое вошло в сознатель ную жизнь уже в новую эпоху, когда после периода террора, репрессий и гонений Абхазская Советская республика получила возможность относительно свободного социально-культурного развития. Сергей Васильевич вместе со своими сверстниками оказался в составе первого набора учеников, которые пересту пили порог вновь открытых абхазских школ. Поэто му щемящее чувство боли за Родину, осознание хруп кости и незащищенности абхазского мира, особенно IN MEMORIAM в условиях отнюдь не дружественного окружения, понимание необходимости самоотверженного труда во благо страны, народа и культуры стало определяю щим фактором его мировоззрения — и как человека, и как политика.

Сергей Васильевич неизменно следовал ему на всех этапах своего жизненного пути — во время ра боты в комсомольских органах, особенно в период, когда ему довелось возглавлять абхазскую комсомо лию, на партийной работе, на государственных долж ностях, а также в годы, когда судьба и народ доверили ему высшие посты — сначала главы правительства, а затем главы государства.

Восхождение С.В. Багапш не было случайным. С са мого начала своей активной политической деятельно сти он пользовался безусловным авторитетом, полным доверием и широкой поддержкой народных масс.

С.В. Багапш был человеком большого лично го мужества. Никогда не забудутся тревожные дни лета 1989 г., когда в республике резко обострились межнациональ ные противоречия. Руководитель Очамчирского района республики С.В. Багапш лично вышел к мосту, который разделял мирный город и беснующиеся толпы погромщиков и убийц. Своей твердостью, жест костью и непреклонностью он остановил толпу, охваченную безумием, обезопасил мирное население города, предотвратил трагедию.

И в дальнейшем мужество никогда не покидало Сергея Васильеви ча. Вероятно, самым сложным этапом его политической судьбы стали перипетии президентской кампании 2005 г., поставившей абхазское общество на грань самоубийственного раскола. Однако С.В. Багапш сумел преодолеть опасный кризис. Ему удалось не только наладить ди алог, убедить своих партнеров, оппонентов, противников, но и — вы сочайшее качество для политика — сплотить их для совместной работы на благо Абхазии. Но главное — он сумел получить поддержку народа Абхазии, который дважды оказывал ему высочайшее доверие, призы вая на высший государственный пост.

Президент С.В. Багапш выступил продолжателем дела президен та В.Г. Ардзинба. Сергей Васильевич придал активность и динамизм социально-политическим и экономическим процессам в Абхазии. Он укрепил демократические основы Абхазского государства. Дипло матическое признание Абхазии со стороны РФ и выход Абхазии на международную арену во многом связаны с его активной внешнепо литической деятельностью. Президент С.В. Багапш был поборником абхазо-российской дружбы и единства, тесного сотрудничества между Республикой Абхазия и Российской Федерацией.

Он был надежным соратником и другом.

Светлая память о Сергее Васильевиче Багапш навсегда останется в наших благодарных сердцах.

Ш.К. Арстаа С.Н. Бабурин Г.В. Осипов З.А. Станкевич Аяз Ниязович МУТАЛИБОВ Для многих распад СССР стал личной трагедией… 8 декабря 2010 г. исполнилось девятнадцать лет с момента распада Советского Союза. Обычно гово рят, что это произошло в Беловежской пуще, но на самом деле — в местечке Вискули, что под Минском, где встретились три руководителя бывших союзных республик — Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, Украинской ССР и Белорусской ССР. Посовещавшись, они приняли ре шение о роспуске Советского Союза, подписав Акт о денонсации Договора об образовании Союза ССР от 1922 года. Тем самым была якобы подведена юри дическая основа под распад Советского Союза. В это время я находился в Баку, не ведая о том, что творят трое моих коллег. В полном неведении находились и другие руководители союзных республик, которые, как и я, не были приглашены на беловежскую встре чу — понятно почему: еще неизвестно, чем бы у них там все закончилось, если бы пригласили всех прези дентов. ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Тем временем весть о разрушении Советского Союза тут же разлетелась по всему миру. Она была воспринята неоднозначно. Те силы, которые видели свою цель в борьбе с Советским Союзом, были его жесткими политическими оппонентами, прилага ли неимоверные усилия для развала СССР в рамках «холодной войны», конечно, ликовали от победы, которую завоевали. Но были страны и народы, ко торые исторически ориентировались на Советский Союз, для которых наша страна был светом в конце туннеля, опорой в глобальном противостоянии двух антагонистических общественно-политических си стем — капитализма и социализма. Для них это была личная трагедия, для многих из них это был драма.

В основе статьи лекция А.Н. Муталибова, прочитанная в РГТЭУ 11 ноября 2010 г.

А.Н. Муталибов Что касается советского народа, то он оказался в шоковом состоя нии. Никто не предполагал, что такое может произойти. Конечно, в тот период наступили тяжелые времена, было много негативного. Ма газинные прилавки стояли пустые, месяцами не выдавали зарплату, а за неимением денег выдавали ее натурой, т.е. что производили, тем и «выплачивали» — мылом, стиральным порошком, шинами и т.д.;

при этом рабочих отпускали в отпуска. Одновременно вспыхнули навя занные Советскому Союзу для его скорейшего разложения межна циональные конфликты. В то же время оставалась уверенность, даже убежденность, что страна не распадется, ведь за свою историю Совет ский Союз выходил из куда более серьезных политических катаклиз мов. Взять хотя бы Гражданскую войну, войну с Антантой или же вой ну с гитлеровской Германией — наш народ не только победил врага, но и очистил от фашизма всю Европу.

Скажу о себе. Я прошел большой жизненный путь. СССР — это моя страна, это страна моей молодости, а молодость всегда прекрасна, она на всю жизнь остается с человеком, несмотря на возраст, она не может быть плохой. Моя семья — отец и мать, дяди, тети — все были врачами.

Я один вышел в инженеры и двадцать лет «отпахал» на производстве.

Это мои университеты — производство, работа с людьми, забота о лю дях. Все это формируют личность, воспитывает человека и граждани на, дает шанс стать тем, кем хочется. Я пришел на завод техником (это рабочая должность), а двадцать лет спустя, пройдя все этапы на произ водстве, покинул его, будучи генеральным директором объединения.

Затем началась партийная работа в районном звене, потом я был ми нистром, Председателем Госплана, Председателем Совета министров, а затем был избран первым Президентом Республики. Я счастлив, что прошел эти университеты и с честью выдержал экзамен, на который сам своей жизнью напросился. Но должен сказать, что я стал государ ственным деятелем именно потому, что родился и жил в Советском Союзе, в советское время.

Каким был Советский Союз? Это было государство социальной направленности, социальной ориентированности. Я не хочу говорить банальные вещи, но попробуем связать социальные проблемы граж дан нынешней России с социальными проблемами Советского Союза, даже в плане ЖКХ. Сегодня каждый месяц мы получаем в почтовые ящики уведомления о новых тарифах. Поэтому многие удивляются и не верят, когда говоришь, что в советское время за трехкомнатную квартиру платили около десяти рублей, а бензин был дешевле воды.

Тем не менее были недовольные, граждане хотели большей и лучшей жизни, стремились к этому, не понимая, что если 150 рублей — сред няя зарплата в стране, то 350 рублей — это выплаты из общественных фондов потребления, это субсидии, направляемые на поддержание со циального самочувствия народа. Ведь это была главная задача, которая была в центре внимания руководителей Советского Союза.

Советский Союз реально представлял интересы народа. Это никак не связано с пропагандой, так как авангард советского общества, его ЖИВАЯ ИСТОРИЯ элита были из народа, это были выходцы из рабочих и крестьянских семей, трудовой интеллигенции. Это были представители народных масс, и они не могли быть антинародными. Все страны располагают своим опытом подготовки кадров, в Советском Союзе также суще ствовала такая система, в которой на все обращалось внимание, кто этот человек, «что он и как он». И когда сегодня порой уничижитель но говорят, что это была партийно-государственная номенклатура, то это вызывает возмущение, потому что это люди, которые прошли свою академию, которые созидали Советский Союз, строили и раз вивали нашу страну.

Вспоминаются события, предшествовавшие распаду.

Естественно, я имел много контактов со своими коллегами из пра вительства СССР, из Центрального Комитета партии;

постоянно встре чался с М.С. Горбачевым. Когда я беседовал с Михаилом Сергееви чем, у него возникал нервный тик, так как я ему говорил то, что думал.

Один эпизод запомнился на всю жизнь. В Кремлевском дворце шел XXVIII — последний — съезд Коммунистической партии Советского Союза. Я находился в президиуме, а ко мне периодически поступают сообщения из Азербайджана — взрывы, убийства, насилия — душа не на месте. И вдруг поймал себя на мысли — о чем эти люди говорят?

Земля горит под ногами, брат пошел на брата, идет гражданская война, пусть и локальная, как же можно спокойно сидеть и обсуждать какие то отвлеченные проблемы страны, когда вот она, реальная проблема — убивают людей?!

Перед этим с довольно жесткой речью выступил Н.А. Назарбаев.

Я тоже вышел к трибуне, взял себя в руки и стал говорить. Помню, я говорил со слезами на глазах, говорил сердцем, потому что по-другому нельзя было дать возможность присутствовавшим проникнуться этой проблемой. Я говорил, мы должны критиковать темные страницы со ветской истории, в особенности те, которые связаны с репрессиями.

Бывало подлинное наваждение, когда приходилось читать, смотреть фильмы, рассказывающие о безвинно страдавших людях. Светлые го ловы сажались в тюрьмы и там им создавали условия для того, чтобы они творили науку, — но это же нонсенс, это ненормально! А что мы можем сказать, когда в одночасье целые народы вагонами или в те плушках отправляли в Казахстан и в отдаленные регионы страны. Это, конечно, заслуживает безоговорочного осуждения. Но я поставил во прос, какая разница человеку — потерять кров над головой и нажитое добро в годы сталинских репрессий и потерять то же самое — очаг, дом, кров — в период демократизации Советского Союза, в рамках перестройки?

Я заявил, что руль перестройки должен быть в твердых руках, и внес предложение — единственный из руководителей Коммунистиче ских партий союзных республик: считать работу Политбюро ЦК КПСС неудовлетворительной. Это был протест. Делегаты поняли смысл мое го выступления и долго не отпускали аплодисментами. Пришлось не сколько раз подниматься из президиума и просить людей сесть. Гор А.Н. Муталибов бачев, весь пунцовый, не выдержал. Вместе с Николаем Ивановичем Рыжковым он вышел в боковушку, где президиум обычно пил чай.

После меня слово предоставили очень мною уважаемому и любимому народному артисту СССР Михаилу Ульянову, вслед за ним выступил народный поэт Калмыкии Давид Кугультинов, который «имел удоволь ствие» сидеть при Сталине в лагерях. Оба обрушились на меня: кое-кто здесь призывает к твердой руке, мы это уже из истории знаем! Но я же не об этом говорил, мое выступление было направлено против барда ка, который учинили под видом перестройки, а «твердая рука» и культ личности тут ни при чем.

Но мое выступление имело и другие последствия. Вечером того же дня ко мне в гостиницу пришли делегаты Белоруссии и Украины, сообщив, что они решили выдвигать меня на пост второго секретаря ЦК КПСС, и просили дать согласие. Я поблагодарил за доверие, однако твердо отказался. У меня была республика, и она находилась в тяжелом положении.

Об этом также неоднократно приходилось разговаривать с М.С. Горбачевым. Мы остро затрагивали проблему так называемых межнациональных конфликтах, прежде всего проблему Карабаха.

Это территориальная проблема. Армяне все время всех убеждают, что Карабах — это их исконная земля, ссылаясь при этом на Страбона, на других известных историков древности. Но эти же источники свиде тельствуют, что Азербайджан под названием Атропатена-Мидия суще ствовал издавна, с тех же самых времен, и имеет право говорить то же самое. Поэтому нет смысла углубляться в древность, необходимо ис ходить из реалий.

Они же свидетельствуют о весьма печальном факте: всякий раз, когда в России возникали сложности, использовался карабахский кон фликт. После Октябрьской революции 1917 года Азербайджан, Грузия и Армения объявили о своей независимости, затем сформировалась Закавказская советская федеративная социалистическая республика.

Ситуация была сложная, протекали неоднозначные процессы. Сильны были националистические течения: в Азербайджане это выражалось в поддержке партии Мусават, в Армении — Дашнакцутюн. В Закавказье было велико влияние региональной державы Турции, поэтому Азер байджан колебался между двумя центрами — Москвой и Анкарой;

армяне же все время ориентировались на Россию, потому что она вы ступала гарантом их безопасности в регионе, населенном мусульман скими народами.

Однако если мы возьмем оба народа — азербайджанцев и армян, то между ними не было противоречий и больших культурных различий.

Характерно, например, что для армянина азербайджанский мугам — это родная мелодия. В Азербайджане есть прекрасный исполнитель мугама певец Гасымов. Он часто выезжает на гастроли в Соединенные Штаты и дает концерты в Лос-Анджелесе, где зал состоит из армян.

Они приходят с платками, чтобы плакать, потому, что это их песни, они схожи с песнями азербайджанского народа. Или демографический ЖИВАЯ ИСТОРИЯ аспект — известно, какое огромное количество имелось межэтниче ских браков, и все эти люди стали несчастными, они не могли жить ни в Азербайджане, ни в Армении! Как же можно было резать по живому из-за какой-то частицы территории.


Но куда же смотрел «хозяин» страны? Я требовал от Горбачева остановить происходящее, указывая в то же время на двойственность позиции Центра. Так, приезжая в Армению, член Политбюро, секре тарь ЦК А.Н. Яковлев говорил о праве наций на самоопределение. Но ведь Армения самоопределилась в форме Армянской ССР, а в дальней шем как Республика Армения. Другой член Политбюро и секретарь ЦК Е.К. Лигачев выступал в Баку с рассуждениями о том, что администра тивные границы будут пересматриваться. Я заявил, что это будет ги бельно для всего государства.

Моя позиция не противоречила тем важным задачам, над решени ем которых мы все работали. Они были связаны с тем, чтобы реально наполнить суверенитет каждой союзной республики. Справедливо сти ради надо сказать, что в то время страна существовала в условиях предельной централизации государственной жизни. Дело доходило до того, что Москва планировала, сколько горшков, сколько спичек, сколько пеленок производить, что и сколько делать на местах, как будто не существовало республиканских правительств. Это была не нормальная ситуация, и, естественно, она не нравилась союзным ре спубликам. Было подготовлено несколько проектов постановлений ЦК и Совмина о пересмотре полномочий между центром и союзными республиками.

Но шаг за шагом аппетиты возрастали, союзные республики тре бовали все больше, а в авангарде этих требований шла Российская Фе дерация во главе с Б.Н. Ельциным. В результате под напором РФ дело двигалось к конфедерации, с участием субъектов во внешней полити ке, представительстве в ООН и т.д.

Дебатировались и другие взрывоопасные проекты. Так, Кремль инициировал обсуждение предложений по новому устройству Сою за. В соответствие с проектом, его учредителями становились союз ные республики и автономные образования, т.е. на территории на шей страны должно было образоваться что-то вроде Соединенных Штатов Америки. Но самое главное, этот пассаж был направлен про тив Российской Федерации, потому что она вся состояла из автоном ных образований. С другой стороны, снижался уровень и степень значимости союзных республик, которые опускались до автономных образований. Ясно, что этим автономные образования сталкивали с союзными республиками.

К этому времени национальный вопрос очень остро стоял на по вестке дня. Взяв курс на проведение радикальных политических и экономических реформ, М.С. Горбачев стремился реализовать две за дачи: на основе плюрализма мнений утвердить многопартийную по литическую основу СССР и внедрить в нашу жизнь экономические ценности западной демократии в виде свободного рынка и частной А.Н. Муталибов собственности. Однако мало было заявить, надо показать «дядям», которые его контролировали, что он движется по этому пути. С этой целью было решено создать неформальные общественные органи зации типа движений, народных фронтов и т.д. Впервые народный фронт был создан в Прибалтике, в Литве. Он сразу же обрел нацио налистическую основу, потому, что прибалты все время считали себя незаконно оккупированными со стороны СССР, не признавали свое го пребывания в составе Советского Союза. Этому потворствовали на Западе, который также никогда не соглашался с нахождением трех прибалтийских республик в составе СССР. Тогда и выволокли для своеобразного чтения и комментирования под определенным углом зрения Пакт, подписанный Молотовым и Риббентропом. Этот Пакт имел прямое отношение к поворотам европейской политики. Хоть на какое-то время он останавливал движение на восток наращивавшую свою мощь фашистскую Германию. И когда решаются по большому счету судьбы огромного пространства и масс людей, как говорится, не до мелочей. Но на волне перестройки в кратчайшее время Компар тия Литвы разложилась на две партии — одна осталась на платформе КПСС, другая стала независимой;

то же самое произошло в Латвии и в Эстонии. Во всех трех прибалтийских республиках власть КПСС надломилась.

На Южном Кавказе положение было сложное. В 1990 году к власти в Армении пришел Л.А. Тер-Петросян, в Грузии — З.К. Гамсахурдиа.

Оба были ярыми антисоветчиками. Я же, оставаясь на посту первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана, продолжал быть коммуни стом. Однажды в кулуарах одного из кремлевских совещаний я спро сил (не без «подначки») у занимавшего в тот период пост председателя КГБ В.А. Крючкова: мол, у меня с соседом возник спор, он антисовет чик, а я — коммунист, интернационалист, как мне надо строить с ним отношения, у нас же разные идеологические приоритеты. Глава КГБ мне ответил: «Но говорят, что он не коррумпирован». Я понял, что ор ганы теперь так будут бороться с коррупцией.

У нас в Азербайджане также возник Народный фронт, который эксплуатировал фантомы исторической памяти. Особенно много гово рилось о периоде независимости Азербайджана начала 1920-х годов, о национальном движении, утверждалось, что геополитически нам нуж но ориентироваться на Турцию, нашего ближайшего соседа и брата. Во многом это говорилось и делалось в пику России.

Я был президентом республики. В моих руках была власть, я имел возможность буквально уничтожить всех своих врагов, удушить бы их всех, если бы имел на то соответствующий характер. И они это знали.

Но так уж случилось с моей судьбой, что я стал заложником собствен ной демократичности. Я сам себе сказал, что я — первопроходец, и, как бы ни сложилась моя судьба, я не откажусь от этого пути, пути де мократизации, потому что я вижу в демократическом обществе то бу дущее, которое принесет счастье и благополучие, даст право народам бывшего Советского Союза в полный голос говорить о том, о чем они ЖИВАЯ ИСТОРИЯ хотят говорить, избирать того, кого они хотят избирать, высказывать свое мнение по самым животрепещущим вопросам.

17 марта 1991 года на всенародный референдум вынесли вопрос о судьбе СССР. Более 76% советских людей проголосовало за обновлен ный Союз. Это был вотум доверия президенту М.С. Горбачеву, кото рый должен был ответственно приложить усилия для сохранения стра ны. Как распорядились волей народа? Всем известно, что никак. Я был среди тех, кто отстаивал Союз. Я поддерживал идею его реформиро вания. Я и сейчас считаю, что роспуск СССР был ошибочным шагом, Распад Советского Союза стал гибелью советской цивилизации, не по нятой и преданной собственными гражданами.

На постсоветском пространстве было решено создать Содружество Независимых Государств. Азербайджанская оппозиция, состоявшая из случайных людей, получивших право делать все что угодно и не от вечать ни за что, потому что не было новой законодательной базы, а по стране гулял ветер и хаос, именуемый перестройкой, воспротиви лась идее вступления в СНГ. Говорилось, что мы якобы нанесем ущерб своей независимости, если пойдем в СНГ. Но для меня другого пути решения вопроса не существовало, я не представлял, что Азербайджан может быть в отрыве от России, ведь у нас 75% только нефтепромысло вого оборудования из Азербайджана поставлялось в Россию, а на это мы содержали рабочие семьи! Мы могли сказать «нет» Содружеству.

Поэтому я был один из первых, кто поддержал идею Содружества, и оно сложилось.

С распадом СССР на международной арене произошла трансфор мация от дуализма и двуполярности мира к его однополярности, с чем мы все сегодня имеем дело. Внешняя политика, которая осуществля лась Российской Федерацией, сводилась к поклонам направо и налево.

Объяснение и оправдание этому находили в исключительно тяжелом финансовом положении, в котором оказалась РФ. Но ее положение определялось не этим, а статусом в большой политике крупнейшей дер жавы, которая имеет юридические права представлять одну седьмую часть земной территории с ее народами. И Россия, кстати говоря, не несет никакой ответственности за все то, что было в советское время, за темные страницы истории советского периода. Чего же стесняться, чего стыдиться, зачем ходить с опущенной головой?!

Между тем страну затягивало в финансовую кабалу. Бывало, смо тришь на экран телевизора, а дикторы, излучая счастье, объявляют, что поступил очередной транш из Международного валютного фонда, т.е.

организации, которая посадила в калошу Бразилию, с ее неисчерпае мыми ресурсами, Аргентину, всю Латинскую Америку, а теперь прибе жала сюда, потому, что для Запада мы пустыня, тот же Клондайк. Ни в одной стране мира не было ничего подобного, чтобы радовались тому, что государство залезает в долги, которые потом надо возвращать, да еще с процентами.

К тому же оставались долги Советского Союза, а это были не малые деньги, счет шел на миллиарды. Руководство Российской Фе А.Н. Муталибов дерации, само имевшее огромные проблемы в России, приняло ре шение принять финансовые обязательства СССР на себя, что было поддержано на одном из заседаний глав СНГ. Таким образом, за все долги Советского Союза расплатилась современная Россия, интен сивное возвращение долгов, как все помнят, было при президенте В.В. Путине. Правда, это совершилось в обмен на недвижимость. Но это был неадекватный обмен, потому что долгов было больше, чем стоила эта недвижимость. Кроме того, нужно иметь в виду, что мо лодые независимые государства — бывшие республики не имели собственных денежных ресурсов, чтобы содержать недвижимость за рубежом.


В то же время я уверен, что интеграции нам не избежать. Будущее стран постсоветского пространства я вижу в жесткой, взаимовыгод ной экономической интеграции между всеми субъектами СНГ. В этом смысле я поддерживаю все инициативы, которые имеют место в дея тельности РФ, в частности, в направлении создания Таможенного сою за и единого экономического пространства. При этом надо сделать так, чтобы стремились попасть не в Евросоюз, а в СНГ. Сейчас в авангар де этого процесса идет хитрый Н.А. Назарбаев. Когда экономика Ка захстана начнет семимильными шагами расти, а люди будут довольны своим президентом, тогда другие поймут, что тоже надо было бы так делать.

В рамках интеграции я вижу решение всех острых вопросов, в том числе карабахской проблемы, которая в сердце азербайджанца зани мает главное место. Я всегда выступал за решение, которое учитывало бы интересы всего Содружества. Например, во время моего визита в Турцию в 1990 г. президент этой страны предложил обмен террито риями — Карабах поменять на Мегринский район Армении. Я не стал обсуждать этот варинат. Во-первых, это неравнозначные районы, Ка рабах есть Карабах — это жемчужина, это корона! А Мегри — это пу стыня, камни. А во-вторых, это расширяло коридор для Турции на Юж ный Кавказ — это геополитическая проблема, которая не устроила бы Россию, и это надо было понимать.

В пользу потенциала Содружества свидетельствует практика, кото рая показала, что функционирование с 1994 г. Минской группы урегу лирования ничего не дало, конфликт не урегулирован. Причина в том, что в этой группе собраны страны, имеющие в этом конфликте разные предпочтения и цели. Я выступаю за то, чтобы армянское и азербайд жанское общества нашли консенсус. Я знаю, что ни в Армении, ни в Азербайджане не хотят войны. Ни армяне, ни азербайджанцы не поки нут эту территорию — Господом Богом им велено жить в соседстве. Ис ходя из принципов добрососедства, следует признать: сегодня вопрос Нагорного Карабаха решается очень просто, и зависит это решение от Армении.

Армения должна проявить политическую волю и дать согласие на предложение Азербайджана повысить статус Нагорного Карабаха.

Признание его Республикой, с Конституцией, со всеми атрибутами, ЖИВАЯ ИСТОРИЯ которые характеризуют независимость, позволит ему войти в единое экономическое пространство с Закавказскими республиками, в том числе с Азербайджаном. В этом случае Азербайджан не будет обходить Армению стороной своими новыми транспортными коммуникациями и углеводородным сырьем. В этом случае вопрос решается очень про сто. И этот мир будет прочным, он будет лучше любой военной альтер нативы, в которую обязательно войдут третьи страны. Это мы уже про ходили.

Поэтому я, следуя тому, что сейчас говорит и делает Президент Иль хам Алиев, поддерживаю этот курс. Азербайджану надо наращивать свою мощь, но вместе с тем не сходить с той позиции, которая озвучена его нынешним руководством. Мирному решению альтернативы нет.

И надо, чтобы и в Армении, и в Азербайджане карабахский конфликт не был предметом политизации, противоборства разных политических сил, в ущерб интересам народов.

Конечно, я не могу сказать, что жизненный уровень в Азербайджа не достаточно высокий. Несмотря на нефтяные дивиденды, средняя корзина, порог нуждаемости низкие и уступают в этом смысле совет скому Азербайджану, так же, как, собственно говоря, и во всех других республиках. Но я уверен в том, что мудрости и ответственности ру ководства Азербайджана хватит для того, чтобы проводить социально ориентированную политику. Да, Баку преобразился, просто на зависть всем другим становится городом-красавцем. На это, видимо, тратятся немалые деньги. Но вместе с тем надо понимать, что нефть не дана Го сподом Богом на долгие годы вперед. В природе существуют ограниче ния. Подсчитано, что углеводородного сырья, т.е. нефти, человечеству хватит лет на сорок, газа — лет на шестьдесят, а запасы угля рассчита ны на двести двадцать лет.

Поэтому руководству Азербайджана уже сейчас надо думать над альтернативной экономикой, ненефтяным сектором, развивать про мышленное производство и исправлять ориентацию с нефти на ши рокое поле промышленных продуктов, которые азербайджанский на род может производить. Для этого у него есть хороший потенциал, в том числе умственный, кадровый и прочий. Иначе Азербайджан будет донором для мигрантов, и люди будут здесь все время жить, околачи ваться, не находя работы в Азербайджане, уезжая за его пределы, в том числе в Россию.

Часто можно слышать мнение о якобы существующих в Азербайд жане антироссийских настроениях. Да, имеется обида, которая выска зывается в результате того, что союзный Центр в лице кремлевских деятелей того периода не остановил решительным образом агрессию против азербайджанского народа. Такие суждения можно услышать в некоторых элитарных слоях азербайджанского общества. Но в народ ных массах этого нет, вы не встретите, чтобы простые азербайджанцы плохо говорили о России. Свидетельством этому является то, что мно гие азербайджанцы, спасая себя и свои семьи, приезжают в Россию, хотят здесь работать. Но это свидетельствует, что эти люди доверяют А.Н. Муталибов стране. Поэтому соответствующим структурам РФ надо заниматься теми же гастарбайтерами, тем более что сложившаяся тяжелая демо графическая ситуация требует совершенно иного подхода к пробле мам трудовой миграции. Надо идти навстречу людям, которые хотят здесь честно работать, а не говорить, что «понаехали тут всякие», и нос воротить от них.

В то же время, если не политизировать, то должен сказать, что по литика России в отношении Азербайджана должна быть более напо ристой и более конструктивной, чем, может быть, она имеет место се годня. Я могу это говорить, потому что всегда относился и отношусь к России с пиететом, потому что во мне сочетаются, как и во многих азербайджанцах, два направления, две культуры — российская и азер байджанская.

Геополитические последствия распада Советского Союза — этой проблемой сегодня занимается нынешнее руководство России в лице президента Д.А. Медведева и главы правительства В.В. Путина. Вместе с ними работают их команды. Конечно, тяжело, так как было много упущено времени. Чтобы взять и нарастить вес, занять достойное ме сто в качестве геополитического центра на карте мира, России многое придется сделать. Но сделать необходимо, так как Россия должна быть державной страной и никакой иной.

Зигмунд Антонович СТАНКЕВИЧ «Крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века» и ее последствия для России и остального мира Наступивший 2011 год для многих государств Европы, Азии и дру гих континентов пройдет под знаком 20-летия ненасильственной лик видации одной из двух мировых сверхдержав — Союза Советских Социалистических Республик1 (СССР, Советский Союз, Союз ССР), сравниться с которым по реальной мощи и влиянию на глобальное развитие до сих пор2 могут разве что Соединенные Штаты Америки (США). Естественно, главным местом «празднования» этой истори ческой даты станут государства — бывшие республики Союза ССР и члены т.н. социалистического содружества, для которых «крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века»3 ознаменовала кардинальное изменение самой парадигмы развития, вступление в совершенно но вую эру взаимоотношений между собой и с окружающим миром.

Впрочем, процесс «смены вех» для разных стран (точнее — групп стран) этой части земного шара имел свою специфику, отражающую их преимущественную цивилизационную ориентацию, особенности исторического и национально-государственного развития. Так, для бывших социалистических государств Восточной и Центральной Ев ропы, равно как и республик бывшей советской Прибалтики, имевших небольшой опыт независимого существования в межвоенный период, крушение СССР означало прямое и бесповоротное «возвращение к истокам», в лоно т.н. западной цивилизации, из которого они были тем или иным способом «изъяты» в результате переломных событий (пре жде всего Второй мировой войны) великого и трагического ХХ столе тия. Естественно, эта стратегическая цель не могла быть достигнута, оставаясь в составе или в зоне геополитического влияния Советского Союза (другими словами — советизированной Российской Империи), какими бы «мягкими» и демократичными ни стали отношения рефор мированной сверхдержавы со своими бывшими сателлитами. Более того, она не могла быть достигнута (по крайней мере, для Латвии, Лит вы и Эстонии) при любом варианте сохранения Союза ССР в качестве суверенного государства.

Именно по этой причине фактическая национально-освобо дительная борьба, которую под видом всенародной поддержки гор бачевской политики перестройки вели общественно-политические З.А. Станкевич силы, нацеленные на восстановление независимой государственно сти этих республик с последующим неизбежным выходом из соста ва и уходом с геополитической орбиты «империи зла», проходила не только под антикоммунистическими (антисоветскими) и национально демократическими лозунгами, но и под такими «слоганами», антисо юзная (антиимперская) и антирусская направленность которых не подлежит сомнению. В том же духе планировались и осуществлялись практические меры по достижению намеченной цели. В частности, жесткая постановка краеугольной проблемы незаконности включе ния прибалтийских республик в состав Союза ССР в 1940 г. (аннексия, оккупация), которая, с одной стороны, оправдывала их демонстратив ное неучастие в попытках преобразования Союза на новой договор ной основе, а с другой — позволяла им открыто игнорировать соответ ствующее союзное законодательство4, принятое в развитие статьи Конституции СССР, закрепляющей за каждой союзной республикой право свободного выхода из Союза ССР. И это при том, что как фор мально, так и фактически три небольшие республики на берегу Бал тийского моря продолжали оставаться интегральной составной частью Советского Союза (по крайней мере, до 6 сентября 1991 г., когда их независимость признал Государственный совет СССР) со всеми выте кающими из данного факта экономическими, политическими, военно стратегическими и прочими последствиями.

Другой важной особенностью процесса ухода Латвии, Литвы и Эстонии из-под власти Москвы стало их активнейшее участие в рас кручивании центробежной тенденции, приведшей в конечном итоге к развалу союзного государства. Здесь достаточно вспомнить «особую позицию» этих республик по большинству острых межнациональных и этнополитических конфликтов, возникавших в период перестройки в разных уголках Советского Союза (например, Нагорный Карабах, Тби лиси, Баку и т.д.), неизменную поддержку т.н. демократических (читай:

антисоюзных, националистических и сепаратистских) сил, рвущихся к власти в других союзных республиках, и попытки сколачивания с ними единого антисоюзного фронта, используя для этого все имевши еся возможности — в том числе те, которые предоставляло полноцен ное участие в работе высших органов государственной власти СССР (к примеру, Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР). На конец, не стоит забывать про интенсивный «экспорт» прибалтийского опыта противостояния союзному Центру в период лавинообразной су веренизации других советских республик (1990–1991 гг.).

Поэтому, когда сегодня отдельные «ветераны борьбы за независи мость» стран Балтии утверждают, что, мол, Советский Союз вовсе не распался, как это принято официально считать в Российской Федера ции и других постсоветских государствах, а его целенаправленно и последовательно разваливали и в конце концов развалили, то с этим, в принципе, можно согласиться5. Как, впрочем, необходимо согласить ся и с тем, что только окончательный развал СССР позволил Латвии, Литве и Эстонии успешно завершить борьбу за восстановление своей ЖИВАЯ ИСТОРИЯ независимой государственности и в крайне сжатые сроки, а главное — без существенных потрясений и потерь выполнить практически все намеченные еще в период перестройки приоритетные национальные задачи, важнейшее место среди которых, безусловно, занимает член ство этих стран в НАТО и ЕС.

Такого не скажешь, пожалуй, ни об одной из остальных двенадцати бывших союзных республик, включая даже Российскую Федерацию, хотя эта группа далеко не однородна в том, что касается способов и эф фективности использования в своих национальных интересах тех уни кальных возможностей, которые перед ними открыла попытка (пусть даже неудачная!) демократической модернизации Союза ССР6. Взять, к примеру, три закавказских республики — Азербайджан, Армению и Грузию, федерация которых в свое время, в 1922 г. выступила одной из соучредительниц Союза ССР. Как известно, их путь к суверенному существованию начался с кровавых конфликтов, во многом предопре деливших печальный исход горбачевской перестройки. Здесь — пря мое армяно-азербайджанское противостояние (в т.ч. вооруженное) по вопросу о национально-государственной принадлежности Нагор ного Карабаха, превратившее эту «горячую точку» на карте бывшего СССР в многолетнюю проблему, конструктивного, удовлетворяющего обе конфликтующие стороны решения которой нет по сей день. Тут и невиданный всплеск граничащего с шовинизмом грузинского этниче ского национализма, приведший вначале (апрель 1989 г.) к массовым антиконституционным (с точки зрения Основного Закона СССР) вы ступлениям в Тбилиси, которые союзным властям пришлось нейтра лизовать при помощи силы, а затем — к затяжному конфликту, то и дело переходящему в масштабные боевые действия, уже между самой грузинской центральной властью и собственными автономиями, мягко говоря, не разделявшими упорное стремление руководства и части на селения Грузии порвать с Союзом. Результат подобной политики хоро шо известен — это безвозвратная, как представляется, потеря грузин ским государством двух его бывших территорий — Абхазии и Южной Осетии.

В схожем положении оказалась еще одна бывшая советская респу блика — Молдова (Молдавия), власти которой изначально также сдела ли ставку на национализм коренной нации как наиболее эффективное средство достижения своих далеко идущих целей, не связанных с даль нейшим пребыванием данной республики в составе Союза ССР, при одновременном активном противодействии (включая силовые мето ды) стремлению к национальному и политическому самоопределению других народностей и этнических групп, компактно проживающих на ее территории (гагаузы, русские, украинцы). Использование по добного «двойного стандарта» не осталось, да и не могло остаться без последствий. Ярчайший пример тому — почти двадцатилетнее суще ствование никем (пока!) не признанной Приднестровской Молдавской Республики, которое делает практически эфемерными любые евроат лантические мечтания молдавских руководителей. Если, конечно, они З.А. Станкевич не решатся на самоубийственный для этой маленькой и в общем-то бедной страны шаг — на государственное воссоединение с соседней Румынией, и таким образом не попытаются окончательно сойти с гео политической орбиты России. А Россия останется к этому безучастной.

Незавидный опыт «расставания с Союзом» республик Закавказья и Молдовы наглядно демонстрирует всю порочность попыток решить национальные проблемы одного народа за счет прав и законных инте ресов других народов. «Цена вопроса» для избравших этот путь, как правило, — погубленные человеческие жизни, чувствительные мате риальные и территориальные потери, а также заметное отставание в экономическом, социальном и государственном развитии. И еще:

закавказско-молдавская практика перехода к национал-демократии убедительно доказывает, что в современных условиях «общепризнан ный» принцип территориальной целостности государства рано или поздно уступает священному праву наций на самоопределение «вплоть до отделения», и с этим практически ничего не поделаешь. По крайней мере, при помощи силы.

Впрочем, далеко не все бывшие союзные республики столкнулись с подобного рода проблемами, хотя опасность их возникновения в очень непростой период становления суверенной государственности субъектов советской федерации существовала у всех, без исключения.

В данном контексте следует обратить внимание на еще одну условную подгруппу республик, путь которых к независимому существованию имеет свою, особую специфику. Речь идет о Казахстане и четырех республиках бывшей советской Средней Азии — Киргизии, Таджи кистане, Туркмении и Узбекистане. Как известно, эти государства не участвовали в образовании Союза ССР, они вошли в его состав позд нее7, и произошло это путем сложного, многоэтапного размежевания советских республик, расположенных в этой части Советского Союза, а также во многом искусственного повышения их конституционного статуса до уровня союзной республики. Если к этому присовокупить тот бесспорный факт, что народы данного региона были выведены из средневековья (а то и более ранних стадий развития человеческого об щества) и приобщены ко многим системообразующим ценностям со временной цивилизации исключительно благодаря усилиям Советской власти, то становится понятным, почему Казахстан и среднеазиатские республики бывшего СССР столь настороженно отнеслись к перспек тиве жизни без союзного государства.

Более того, есть достаточно веские основания полагать, что, несмо тря на всю «суверенизаторскую риторику» и даже отдельные действия сепаратистского характера, эти республики ни на уровне элит, ни на уровне широких народных масс не желали полного развала Советско го Союза. Их вполне устроил бы реформированный СССР, в котором им было бы гарантировано безопасное и устойчивое развитие, реаль ное равноправие с другими субъектами Союза, большая самостоятель ность в решении местных вопросов и распоряжении собственными ресурсами, а также возможность организации общественной и госу ЖИВАЯ ИСТОРИЯ дарственной жизни в соответствии с национальными традициями. Все остальное — второстепенно, в том числе столь принципиальная для других бывших союзных республик самоидентификация путем под черкнутого дистанцирования от Москвы в вопросах, выходящих за рамки экономического и гуманитарного сотрудничества.

Отсюда определенные проблемы с постсоветским геополитическим позиционированием молодых государств данного региона. Особенно в первый период после обретения независимости, когда им приходилось постоянно выбирать между маломощным, но таким знакомым Содру жеством Независимых Государств (СНГ) во главе с правопреемницей Советского Союза — новой Россией, мировым гегемоном в лице США, непрерывно набирающим силу Китаем и братьями по вере на южных рубежах бывшего СССР (Афганистан и т.д.). Пожалуй, только Казах стану удалось пройти этот сложнейший этап относительно ровно, без существенных колебаний, что позволило ему, с одной стороны, сохра нить полномасштабную и крайне выгодную стратегическую «дружбу»

с Москвой, занять свое законное, весомое место в возглавляемых ею новых интеграционных проектах (например, ЕврАзЭС, ОДКБ, Тамо женный союз), а с другой — установить нормальные, партнерские от ношения с остальными ключевыми игроками на мировой арене, пре жде всего с США, Китаем и объединенной Европой. И в этом огромная заслуга долголетнего руководителя Казахстана, многоопытного и му дрого Нурсултана Назарбаева.

Наконец, следует обратиться к славянскому «костяку» бывшего Союза ССР — Белоруссии, Российской Федерации и Украине, от по ведения и решений которых в Советском Союзе зависело практиче ски все (по меньшей мере, на завершающем этапе развития СССР).

Достаточно напомнить, что руководители именно этих республик 8 декабря 1991 г. в Беловежской Пуще приняли судьбоносное решение о прекращении почти семидесятилетнего существования сверхдержа вы. Хотя, если подойти к вопросу со строго юридических позиций, то они не имели на это никаких прав8 и полномочий — ни от собственных народов9, ни от высших органов государственной власти своих госу дарств.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.