авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Казахский национальный университет имени аль-Фараби УДК 811.411.21373 На правах рукописи МУСТАФАЕВА АНАР АБДИКАДИЕВНА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Однако не следует забывать, что в странах Машрика есть иностранные высшие ученые заведения, где языком обучения является не арабский язык, а английский или другой западный язык, среди них Американский университет в Каире (Египет), Университет технологий в Дубае (ОАЭ), Американский университет в Шардже (ОАЭ), Американский университет в Бейруте (Ливан) и другие.

Если рассмотреть страны Магриба, то и здесь медицина, инженерия и естественные дисциплины преподаются на французском языке, но здесь влияние иностранного языка проявляется в наиболее выраженной форме.

Франция завоевала Алжир в 1830 году, Тунис в 1881 году, а Марокко в 1912 году. У французского правительства была острая нужда в переводчиках для налаживания связей с местным населением, и в 1876 году французский переводчик Огюст (Auguste) издал арабско-французский словарь.

В 1840 году выдающийся деятель Туниса Ахмед Бей после своей командировки во Францию (1837-1855 гг.) основал военную школу.

Направление школы не было переводческим, но, поскольку занятия проводились на иностранном языке, постоянно требовались переводчики.

Свою лепту в развитие перевода внес министр ал-Муслих Хайр ад-Дин ат Туниси (1810-1890 гг.), будучи знатоком французского языка, он занимался переводом книг с французского на арабский язык. В 1875 году он основал школу для преподавания арабского языка, наук и иностранных языков (французский, итальянский и турецкий).

В Марокко во время правления султана Мулай Абд ар-Рахмана (1822-1859 гг.) студенты отправлялись в Египет и европейские государства для обучения, была создана Школа языков. Среди выдающихся переводчиков Марокко был Ахмад ас-Суси, который занимался переводом книг по арифметике, геометрии с французского языка на арабский.

В Алжире из-за сильного влияния и давления со стороны Франции работы над переводами оказались пассивными. Переводчик Хамдан Ходжа, зная французский, английский и турецкий, переводил с турецкого на арабский язык тексты религиозного характера. Высокая степень давления Франции на языковую политику Алжира проявилась в 1938 году, когда французское правительство объявило (8 марта) арабский язык иностранным языком в Алжире [27, с. 158].

Что касается учреждений, специализирующихся в переводе, то в Алжире основана Высшая школа перевода (1963 г.), в Тунисе – Национальное учреждение перевода и учений Дома мудрости (1982 г.). Одним из отделов второго был Национальный институт художественного и научного перевода и терминосоздания, который был преобразован в Тунисскую академию наук, литературы и искусств (1992 г.). Результатом активной деятельности этой академии в области перевода и терминологии стали выпущенные книги «Перевод и его теория», «Основы терминологических проблем», а также проведенные семинары «Перевод тунисской литературы на иностранный язык»

(1998 г.) и «Научный перевод» (1995 г.) и другие работы. Переводческая деятельность в области создания терминов стала проявляться и в Марокко, где в 1960 году был основан Институт научных исследований по арабизации, в 1961 году – Бюро по координации арабизации в арабском мире, в 1969 году оно перешло в ЛАГ, а в 1972 году – в Арабскую организацию по образованию, науке и культуре и стало называться Бюро по координации арабизации.

Согласно официальному сайту данного Бюро [30], оно успешно провело следующие конференции:

1. Арабизация и перевод (передача) иностранных звуков и букв, с 3 по 7 апреля 1961 года в г. Рабат (Марокко);

2. Арабизация и составление словарей по зоологии, химии, биологии, математике, с 12 по 20 декабря 1973 года в г. Алжир (Алжир);

3. Арабизация терминов в области географии, истории, логики, анатомии, архитектуры, математики, с 7 по 16 февраля 1977 года в г. Триполи (Ливия);

4. Арабизация терминов нефти, торговли, энергетики, строительства, бухучета, компьютера, с 20 по 22 апреля 1981 года в г. Танджер (Марокко);

5. Арабизация терминов ядерной физики, общей химии, лингвистики, спорта, статистики, железной дороги, с 21 по 25 сентября 1985 года в г. Амман (Иордания);

6. Арабизация терминов музыки, экономики, археологии, юриспруденции, с 26 по 30 сентября 1988 года в г. Рабат (Марокко);

7. Арабизация терминов в сфере туризма, энергетики, землетрясения, окружающей среды, с 23 января по 1 февраля 1994 года в г. Хартум (Судан);

8. Арабизация терминов морских наук, информатизации, механики, инженерии, с 4 по 8 мая 1998 года в г. Марракеш (Марокко);

9. Арабизация терминов, ветеринарии, электроники и генной инженерии, с 20 по 25 июля 2002 года в г. Дамаск (Сирия);

10. Арабизация терминов коммуникаций, технологий, с 12 по 16 октября 2008 года в г. Амман (Иордания).

Политика внедрения в программу среднего образования предмета «Перевод на/с французского» облегчала обучение французскому языку, давала возможность его распространению и подготавливала почву для будущих переводчиков. В настоящее время программа среднего образования, включая начальное и среднее, в Алжире и Марокко реализуется на арабском языке, однако в Тунисе в преподавании естественных предметов в старших классах используется французский язык. Гораздо сложнее обстоит дело с арабизацией в высших учебных заведениях Магриба. Например, в Марокко часть гуманитарных наук арабизирована, а другая, включая право, юриспруденцию, экономику до сих пор ведется на французском языке. Что касается естественных и технических специальностей, то в трех странах преимущественным является французский язык.

Терминосистема предметов в начальных и средних классах полностью арабизирована во всех арабских странах, исключая Сомали, где среднее (начальные, средние и старшие классы) образование проводится на сомалийском языке. В старших классах преподавание гуманитарных предметов арабизировано, однако, термины естественных предметов в Тунисе до сих пор изучаются на французском языке. Что касается языка терминосистемы естественных и технических специальностей в высших учебных заведениях, то для многих арабских государств Магриба и Машрика иностранный язык продолжает быть основным. Терминолексика гуманитарных дисциплин прошла процесс арабизации во всех арабских вузах, исключая некоторые, находящиеся в Марокко, Тунисе и других странах. По нашему мнению, неполное применение арабского языка во всех терминосистемах арабского мира объясняется следующими факторами:

• Отсутствие унификации терминов: самостоятельная работа каждой арабской страны приводит к образованию самостоятельного термина, отличающегося от его эквивалента (который нередко образован по аналогичному методу) в другой стране;

• Нераспространенность терминов: термины, которые унифицированы на семинарах, конференциях, не всегда доводятся до сведения широких масс и таким образом они не выходят за пределы конференц-залов;

• Возможность продолжения обучения за границей: студенты, выпускники, получившие образование на западном языке внутри страны, могут продолжить свое образование или работать в Европе, США и т.д.;

• Владение преподавателя иностранным языком: преподавателям, получившим образование на иностранном языке, гораздо легче объяснять на нем;

• Избыточность терминов: поскольку в день в терминологическую лексику поступает около 50 терминов, арабские центры по терминосозданию не успевают их вовремя «обрабатывать»;

• Малое количество унифицированных терминологических словарей;

• Низкий уровень владения АЛЯ среди обучающихся: студенты не владеют «фусха» (« [ »Fusha] арабским литературным языком) на достаточном уровне, поскольку постоянно пользуются диалектом;

• Около 80% информации поступает через сеть Интернет на английском языке, поэтому многие предпочитают читать ее в оригинале, применяя знания, полученные в вузе, и др.

Уже в XX веке ученые Европы начали придавать значение терминам как специальным словам. В результате с 1906 по 1928 года был составлен иллюстрированный технический словарь Шломана (Schlomann) на шести языках мира. Особенность этого словаря заключалась в его составлении не в алфавитном порядке, а на основе понятий и отношений между ними.

Публикация статей в журналах и газетах, книг по терминологии является недостаточным фактором для «экспорта» терминов, поэтому проводятся конференции, семинары, круглые столы, рабочие встречи, которые могут придать импульс этому процессу, так как на них собираются специалисты и обмениваются мнениями, делятся опытом и т.д. Такого рода организационными мероприятиями занимается и руководит Инфотерм, который стремится учесть любой язык и любую терминологическую сферу. В 1976 году при участии Инфотерма в Найроби (Кения) состоялась Генеральная конференция ЮНЕСКО на тему «Рекомендации по охране прав переводчиков и переводов и практические мероприятия по улучшению статуса переводчиков». В числе рассматриваемых вопросов были создание терминологических центров во всех странах ЮНЕСКО, обмен научными терминами и терминами-неологизмами на международном уровне. В 1983 году в Танзании был проведен терминологический семинар, где участвовали специалисты из шести государств Африки, в том числе двух арабских: Судана, Сомали, Эфиопии, Танзании, Мадагаскара и Бурунди.

Поскольку информатика как наука утвердилась во Франции в 60-е годы ХХ века, и она считается пока молодой или, по выражению А.В. Суперанской, «младшей из наук, с которыми связана терминология» [31, с. 222], то ее терминосистема тоже относительно молода и пополняется новыми терминами ежедневно. Уже в 80-е годы западные специалисты в сфере терминологии очень четко ощутили необходимость формирования и приведения в систему терминов, связанных с этой наукой. В 1982 году в Англии состоялась IV конференция «Перевод и компьютер. Терминологические банки будущего», где Инфотерм также представил свой доклад «Компьютерная терминография в ТерНет – роль банков терминологических данных». В 1987 году в Женеве было проведено совещание по терминологии и переводу, где рассматривался, как один из важных, вопрос о применении нелатинских шрифтов в компьютере. В 1989 году на Международном терминологическом симпозиуме рассматривалось применение усовершенствованных микрокомпьютеров. В этом же году в городе Сан-Франциско (США) был проведен XI Международный конгресс по компьютерной технике, где впервые собрались специалисты из всего мира. Также в 1989 году в Вене был проведен Международный симпозиум применяемая в «Терминология, усовершенствованном микрокомпьютере», где актуальными вопросами стали термины информатики, их образование и унификация. В 1990 году в Нью-Йорке состоялся VIII международный конгресс по кибернетике и системам, где рассматривались проблемы, связанные с компьютером.

Принятым и унифицированным новым терминам необходимо быть опубликованными, чтобы быть доступными всем заинтересованным лицам.

Конечно, наиболее известным средством публикации является терминологический словарь, но подготовка компьютерного словаря занимает время и его всегда опережает терминологическая практика. Поэтому наиболее доступной и «не отстающей от живой практики» является публикация статей в компьютерных и Интернет-журналах. Один из первых подобных журналов появился в США в 1966 году под названием «Computers and the Humanities»

(Компьютеры и общество), а в 1985 году вышел первый номер журнала «Computers and the Social Sciences» (Компьютеры и социальные науки), посвященный вопросам влияния компьютера на общество. C 1988 года в Оксфорде (Англия) выходит журнал под названием «Internet. Journal of Lexicography» (Интернет. Журнал по лексикографии). В арабском мире также выходят компьютерные и Интернет-журналы, такие как « [ » Lugat ul ‘Asr] (Язык эпохи), « » [‘Alam ul-Kumbiyutur ua al-Internet] (Мир компьютера и Интернет), «[ » Yinduuz] (Windows) и др. В июне 1982 года был организован Международный семинар в Квебеке (Канада), где рассматривались вопросы синонимии в терминологии, дефиниций терминов.

Что касается арабского региона, то и здесь работа с терминологией приобрела системный характер. В современной истории арабской терминологии и ее развитии значительная роль принадлежит конференциям, семинарам, Академиям арабского языка, учреждениям по арабизации и трудам, опубликованным в результате их работ.

В 1969 году Лига арабских государств (ЛАГ, год образования 1945, штаб квартира находится в Каире) поручила Бюро по координации арабизации в Рабате (Марокко) работу по координации терминов в арабском мире. Бюро организовало семинары, конференции на различные темы, касающиеся терминологии, а также опубликовало немалое количество научных и публицистических статей в своем журнале «ал-Лисан ал-Араби» (« » Арабский язык). Семинар «Унификация методов создания научных терминов», который проходил в период 18.02-20.02.1980 года в Рабате, внес определенный вклад в терминообразование арабского языка и упорядочение терминов.

Что касается специальной теоретической дисциплины «Терминология», то она преподавалась в двадцати странах мира, но, как утверждает арабский терминолог Али ал-Касими, «до 90-х годов ХХ века не было арабского вуза, где бы преподавалась терминология как научная и самостоятельная дисциплина»

[23, с. 27]. На сегодняшний день положение изменилось. Если рассмотреть нынешнюю терминологическую ситуацию в странах Арабского мира, то и здесь, как в Европе, Канаде, США, активно развивается преподавание терминологии как самостоятельной дисциплины. Даже в Марокко, где по сей день активно проявляется функционирование французского языка и марокканский арабский диалект сильно отличается от диалектов в странах Машрика, уже с 1993 года Университет имени Сиди Ибн Абдуллы в Фесе выпускает научный журнал «Терминологические исследования» и проводит семинары, конференции по проблемам арабской терминологии. Университет имени Мулай Исмаила в Мекнесе, также придавая особое значение преподаванию терминологии в вузах, проводит различные семинары. Один из таких семинаров, наиболее плодотворных в области терминологии, был проведен в сотрудничестве с вышеназванным университетом в Фесе в 2000 году. В Академии морского транспорта в Александрии (Египет) осуществлялись процесс арабизации специальных дисциплин и перевод работы европейского терминолога Х. Фельбера. Переводчики и ученые при переводе трудов Х. Фельбера добавляли глоссарий терминов, используемых в оригинале, и их эквиваленты на арабском языке, а также дефиниции. В 1987 году в Александрийском университете по инициативе руководства ВУЗа был введен специальный курс лекций по терминологии и научному переводу. По утверждению А.В. Суперанской, «аналогичная работа велась в Тунисе, где, отказываясь от французского языка, активно занимались арабизацией терминов» [31, с. 238].

В 1985 году при содействии Инфотерма в Тунисе был проведен семинар в Национальном институте нормализации и промышленной собственности (INNORPI), в нем участвовало 50 тунисских экспертов в области арабской терминологии. Среди основных вопросов, рассматриваемых на семинаре, были такие как франко-арабское двуязычие, создание терминов и развитие терминологии в арабских странах, создание терминологических банков, словарей по электротехнике, нефтяной промышленности, а также внедрение терминологической дисциплины в вузы Туниса. В этом же году в Эр-Рияде (Саудовская Аравия) состоялась рабочая встреча ученых-терминологов, переводчиков, организованная Национальным центром Саудовской Аравии по науке и технологии (SANCST). Уже через год в Тунисе состоялась арабская конференция при участии ЛАГ (Лига арабских государств), Инфортерма, ALESCO (Арабская организация по вопросам образования, культуры и науки), INNORPI (Национальный институт стандартизации и промышленной собственности, Тунис), объединившая ученых из различных арабских государств. В 1989 году в том же Тунисе была проведена Международная конференция по стандартизации и унификации терминов. Основной целью конференции являлась арабизация терминов (арабизирование) для того, чтобы арабский язык смог стать средством передачи информации в арабоговорящих странах.

9 апреля 2009 года в Рам-Аллахе (Палестина) состоялась конференция «Термин в СМИ, культуре и политике», а в мае 1998 года в Александрийской библиотеке (г. Александрия, Египет) конференция «Переводческая деятельность», в Каире – «Литературные тексты и проблема термина». С 12 по 16 октября 2008 года прошла конференция в Иордании, посвященная арабизации и созданию учреждений по переводу, с 28 по 30 декабря 2009 года – конференция в Саудовской Аравии, посвященная арабизации и переводу, с по 22 апреля 2010 года – в Каире (Египет) XVI ежегодная конференция по арабизации естественных наук. В 2001 году в Саудовской Аравии был проведен семинар на тему «Использование унифицированных терминов, образованных на конференциях, посвященных арабизации», с 7 по 8 июля 2008 года в Триполи был организован арабский научный семинар, посвященный терминам, с 27 по 29 мая 1994 года в Марракеше состоялась встреча специалистов-медиков и специалистов-терминологов «Медицинские науки – понятия и термины».

Как уже было упомянуто, академии арабского языка играют особую роль в формировании арабской терминологии, начиная с раннего этапа истории ее зарождения и развития. Первые подобные академии появились в Египте и Сирии по инициативе некоторых языковедов и ученых, однако они просуществовали недолгий период. Первая лингвистическая академия арабизации была основана в Египте в 1892 году под руководством Тауфика ал Бакри, Мухаммада Махмуда аш-Шанкити, Мухаммада Абдо и других ученых и филологов. Вторая академия « [ » Dar ul-Kutub] (Дом книг) была основана в 1916 году по инициативе Ахмада Лафзи ас-Саида. Цель академии заключалась в возрождении исконно арабских слов, заменяющих используемые иностранные. Поскольку Академия «Дар ал-Кутуб» просуществовала только до начала египетской революции 1919 года, ее цель не была полностью достигнута. Но такие слова как « [ » ash-Shurta] (полиция) вместо иностранного « [ »al-Mi’taf] (пальто) – вместо « [ »al-Bulis], « »

[al-Baltu] и др., используемые в современном арабском языке, стали результатом работы этой академии. Третья академия – «Научная академия»

была учреждена в 1920 году в Ливане под руководством Абдуллы ибн Михаила ал-Бустани с целью сохранения арабского языка. Но работа академии завершилась уже через два года. В последующем ливанская интеллигенция потребовала пересоздать академию для сохранности языка, и в 1928 году работа академии была продолжена, в ней работали четыре секции. Наиболее значимой секцией в истории арабской терминологии оказалась секция лингвистическая, которая занималась созданием новых слов и терминов с целью составить необходимый на тот период словарь. В 1930 году деятельность академии была приостановлена.

Что касается арабских академий, существующих сегодня, то они следующие:

Первой и продолжающей свою активную работу по сей день является Академия арабского языка в Дамаске (Сирия), которая раньше называлась Арабской научной академией. Академия была основана в 1919 году под руководством Мухаммада Курда Али с целью арабизации управления и образования в Сирии. При академии функционировали:

• археологический музей, где были собраны историко-археологические, культурные памятники;

• библиотека, где было собрано огромное количество трактатов, книг.

Местом расположения библиотеки была избрана школа, которую построил Султан аз-Захир Бейбарс в Дамаске, поэтому ее назвали Захирийской библиотекой;

• ежемесячный журнал (с 1921 года), с 1931 года он стал выходить один раз в два месяца, а с 1948 года ежеквартально.

Академия арабского языка в Каире (Египет). Постановление о строительстве Королевской академии арабского языка вышло в 1932 году, в 1938 году учреждение стало Академией арабского языка Фуада I, а после июльской революции в 1953 году она стала Академией арабского языка, и это название сохранилось и по сей день. Академия в Каире также выполнила немало проектов в области развития арабского языка. Среди них в сфере терминологии наиболее полезными оказались:

• составление арабских словарей: « [ »al-Mu’jam ul-Uasiit] (1960), » [Mu’jam Alfaz il-Quraan il-Qariim] (Словарь слов « Свяшенного Корана) (1953-1969), « [ »al-Mu’jam ul-Falsafi] (Философский словарь) (1979), « [ »al-Mustalahaat ul-‘Ilmiya ua al-Fanniya] (научно-технические термины) (первое издание в 1958 году и сорок седьмое в 2007 году) и др.;

• ежегодный журнал, выходящий с 1934 года, с 24 номера стал выходить два раза в год, один из его четырех разделов посвящен терминам, созданным самой академией, другие – лингвистическим правилам, исследованиям и ьеориям в области языка и работам членов академии.

Каирская академия в результате своей активной работы в сфере терминологии выпустила 44 серии, включающие 150 тысяч терминов.

Иракская научная академия была основана в 1947 году в Багдаде. Так же как и предыдущие арабские академии, это учреждение выпускает свой журнал, в котором собраны исследования ее членов, и создала свою библиотеку, где хранятся трактаты, книги и другие ценнейшие источники.

Академия арабского языка Иордании. В 1976 году Иорданское правительство постановило переформировать Комитет по арабизации, переводу и печатанию в Иорданскую академию арабского языка. Основная цель академии, как и других академий, расположенных в странах Арабского мира, заключалась в сохранении арабского языка. Академия выпускает свой ежегодный журнал с 1978 года, создала свою библиотеку и компьютерный центр для хранения терминов и их источников, проводит научные конференции и семинары.

Академия Королевства Марокко была основана в 1977 году в Рабате.

Рабочими языками Академии являются арабский, французский, испанский и английский. С 1980 года выпускает ежегодный журнал «Академия», а также каждый год проводит специальную сессию, где собираются все члены академии.

Академия арабского языка в Хартуме (Судан) создана в 1990 году, ее возглавил доктор Абдулла ат-Таиб. Академия два раза в год выпускает журнал под названием «Маджаллят мажмаа ал-Луга ал-Арабия фи-л-Хартум» (Журнал Академии арабского языка в Хартуме). Однако Академия не занимается проблемами арабизации высшего образования, которыми занимается другое специальное учреждение.

Алжирская академия арабского языка основана в г.Алжир в 1992 году и выпускает дважды в год свой журнал «Маджаллят ал-Мажмаа ал-Джазаири ли л-Луга ал-Арабия» (Журнал Алжирской академии арабского языка).

Палестинская академия арабского языка (Байт ал-Макдис) основана в 1994 году в Рам-Аллахе по приказу президента Ясира Арафата. Академия ежегодно выпускает свой журнал под названием «Маджаллят мажмаа ал-Луга ал-Арабия» (Журнал академии арабского языка) и издала словарь «Муджам алфаз ал-Интифада» (Словарь слов Интифады – восстания палестинских арабов против Израиля).

Ливийская академия арабского языка была образована в 1994 году в г. Триполи. Так же как и другие арабские академии, данная организация работает во благо арабского языка, проводит различные мероприятия (конференции, круглые столы, семинары) по вопросам арабской филологии.

Но самой молодой академией является Академия арабского языка в Хайфе (Израиль), основанная в 2007 году. Первым президентом стал профессор современной арабской литературы в Тель-Авивском университете доктор Махмуд Ганаим.

Союз арабских академий В 1956 году ЛАГ (Лига арабских государств) на I конференции в Дамаске приняла решение о создании союза, объединяющего эти академии и координирующего их деятельность. Координация работ академий включала в себя и унификацию научных терминов в арабских странах. Однако только в 1971 году Академии в Дамаске, Каире, Аммане, став членами Союза, создали Научно-лингвистическую академию арабского языка со штаб-квартирой в Каире. Президентом Союза является Президент Академии арабского языка в Египте. В последующем к Союзу арабских академий присоединились и другие академии арабских стран. Союз академий в арабских столицах часто проводит семинары, например, в области терминологии: в Дамаске – по юридическим терминам (1972), по единой методике образования научного термина (1999), в Багдаде – по нефтяным терминам (1973), в Рабате – по научным символам на арабском языке (1982), в Тунисе – по унификации и арабизации медицинского термина (1992) и геологического термина (1994), в Аммане – по проблемам арабского языка в эпоху информатизации и глобализации и др. В арабском мире были основаны и другие союзы, сыгравшие роль в арабизации и развитии арабского языка, среди них – Союз арабских университетов (1960), Союз советов научных исследований (1975).

Итак, проведенное нами исследование показывает, что в странах Арабского Востока основными этапами в истории развития терминов стали периоды аббасидский, правления Мухаммада Али, получения независимости и современный период, а основными ресурсами пополнения терминов стали организация и проведение конференций, семинаров, преподавание терминологической дисциплины, работа академий, союзов и распространение опубликованных трудов в виде журналов, статей и словарей.

Проблема функционирования терминов и терминологии 1. (синонимия, полисемия, омонимия) К проблематике терминоведения, и, в частности, к проблеме соответствия терминов и соотносимых с ними понятий, не перестают обращаться и современные терминологи. Лексико-семантические аспекты терминоведения затрагивают вопросы использования одного термина (знака) для обозначения нескольких понятий, изучаемых в рамках полисемии и омонимии, использования нескольких терминов для обозначения одного понятия, изучаемого в рамках синонимии. Ведется полемика по вопросу о допустимости или недопустимости лексико-семантических процессов, а именно полисемии, омонимии, синонимии в терминологии, и, в частности, в арабской терминологии. Терминологи различных терминологических школ всего мира до сегодняшнего дня не пришли к единому мнению по данному вопросу, что привело к образованию различных групп среди них по отношению к многозначности, омонимичности, синонимичности в терминологии.

Терминолог В.П. Даниленко, рассматривая допустимость лексико семантических процессов в терминологии, остановился на двух точках зрения:

«С одной стороны, сама природа знака-термина с однозначным соотношением означающего и означаемого лишает его всяких предпосылок для развития полисемии или употребления в синонимичном ряду. С другой стороны, термины, будучи по природе чаще всего словами «естественного» языка, испытывают на себе влияние всех тех лексико-семантических процессов, которым подвержена лексика общелитературного языка» [32, с. 65].

Терминолог, говоря об однозначности термина в терминологии, как одного из требований к нему, рассмотрел его и в рамках языка, для которого характерны все виды лексико-семантических процессов. В данном случае, можно согласиться с мнением автора, так как термины «живут» в языке, и мы не можем рассмотреть их вне его. Несмотря на свойства и требования к термину и терминологии, противоречия некоторых терминологов, а также трудности, вытекающие из них (полисемия, синонимия и омонимия), в языке вышеназванные процессы происходят в той или иной мере, т.е. изолировать полностью язык и его терминосистемы невозможно.

Как указывает арабский терминолог А. ал-Касими, в недостаточной развитости терминов арабского языка можно обозначить три основные причины:

а) в течение четырех веков во время правления Османской империи и европейских держав на территории Арабского Востока, национальный язык (арабский) не использовался в административных делах и образовании, что привело к потере многочисленных терминов в данных отраслях;

б) в период правления иностранных государств в исследуемом нами ареале не проводились какие-либо научные исследования, что также привело к потере терминов. Здесь необходимо учесть тот факт, что научно-технические термины создаются субъектами научной деятельности, то есть исследователями и учеными;

в) объем ежедневного потока новых терминов из развитых стран составляет около 50 терминов, поэтому арабский язык должен не только их «слышать и слушать», но и вовремя освоить, то есть эти термины должны быть переданы на ПЯ из ИЯ [23, с. 62-63].

Существуют разного рода проблемы в терминологии, конкретно, в терминологии арабского языка, египетский ученый М.Ф. Хиджази в своем труде, посвященном основам терминологии, определил 8 видов проблем в терминологии:

а) Применение термина из арабского наследия к новому понятию;

б) Синонимы и омонимы;

в) Отсутствие арабского эквивалента иностранному слову;

г) Названия наук, которые предпочтительнее оставлять в иностранном варианте;

д) Отсутствие стандартов унификации для передачи составных терминов;

е) Ошибки при передаче языков;

ж) Ошибки при передаче имен собственных, в том числе авторов;

и) Ошибки при передаче принадлежности авторов к какой-либо нации [26, с. 230-233].

Арабское наследие играет важную роль как в языке в целом, так и в терминологии в частности. М.Ф. Хиджази при изучении терминов рассматривал их как либо как термин арабского наследия или как современный термин. При этом выявляется некоторое, иногда значительное, расхождение смысла. Слово « » [Tad’iif] в старом значении (арабском наследии) употреблялось как «удвоение», а в новом – «ассимиляция, схожесть двух букв».

Использование двух или более слов для передачи одного значения (синонимы), например, фонетика «‘[ » Ilm us-Saut] или « [ »as Sautiyat], лингвистика « » [‘ilm ul-Luga], « » [‘Ilm ul-Lugaat], [ »al-Alsuniya] и « [ »al-Lisaniyaat], а также одного слова в разных « значениях (омонимы) «[ » Miftaah] ключ, клавиша приводит к проблеме в процессе перевода термина.

При передаче иностранных терминов на арабский язык терминолог иногда сталкивается с проблемой полного отсутствия эквивалента данного термина.

Например, нем. Dative (грамм. форма, дательный падеж) при передаче на арабский язык недостаточно будет предложить словосочетание « »

[Halatu ul-Jar], так как данный падеж в арабском языке охватывает не только дательный, но и другие падежи. Сходная проблема возникает и при передаче на русский язык арабской грамматической формы « [ »Ism] (досл. «имя») как имя существительное, хотя на самом деле арабский «исм» может передать и имя существительное, и имена: прилагательное, числительное и местоимение.

По мнению автора, многие названия наук, несмотря на то, что имеют эквивалент в арабском языке, во многих арабских организациях, учреждениях зафиксированы в иностранном варианте, например, «антропология» в арабском языке имеет национальный термин « [ »Anasiya] и иностранный термин [ » Anrubulujiya], но, как показывает практика перевода, более « употребителен второй, нежели первый.

Использование различных уже зафиксированных суффиксов и префиксов для передачи иностранных составных терминов, к примеру, для передачи латинского префикса «uni», греческого «mono» в арабском языке зафиксировано использование «[ » Ahadi], присутствующего в следующих словах: « [ » Ahadi il-Luga] одноязычный, « [ » Ahadi il-Jaanib] [ » Ahadi il-Ma’na] однозначный и т.п.

односторонний, « При переводе названий языков тоже бывают трудности, например язык государства « » азербайджанский в одном источнике передается как « [ » al-Luga ul-Aariya], а в другом – « [ »al-Luga ul-Aziriya]. При передаче имен собственных, а именно фамилий, часто наблюдаются различия:

фамилия Diez встречается в арабских источниках в трех вариантах: «»

[Diaz], « [ »Ditz] и « [ »Diz], фамилия Osthoff – в двух вариантах «»

[Ustuuf] и « [ »Ustuuf]. Возникают ошибки, когда переводчик неправильно передает и путает национальность с профессией, например, ученый Теодор Бенфи (T. Benfey) в некоторых арабских источниках определяется как индийский ученый, хотя, на самом деле, он немец, занимающийся индологией и т.п. [26, с. 233].

Терминолог Али ал-Касими, рассмотрев лингвистические проблемы в рамках терминологии, классифицировал их (проблемы) таким образом:

а) Проблемы, связанные с арабским языком;

б) Проблемы, связанные с исходным (иностранным) языком.

а) Под проблемами, относящимися к арабскому языку, подразумевается неадекватное использование национального языка и его ресурсов в терминообразовании. Данная проблема имеет свои подпроблемы, среди которых:

1) «Сосуществование» арабского литературного языка с народным диалектом на одной территории. При образовании термина, отсутствующего в литературном языке, терминотворец вынужден использовать слово из своего народного диалекта, на котором он общается с соотечественниками.

2) Существование литературных диалектов или территориального арабского литературного языка, где наблюдаются различия на фонетическом, морфологическом, синтаксическом и семантическом уровнях. Даже неспециалисту по арабскому языку легко заметить разницу в произношении, интонации в предложении, ударении в речи дикторов различных арабских стран. Неудивительно, что, если терминосоздатель - житель Египта, то он предпочтет использовать свой египетский вариант, если из Алжира, то он предпочтет использовать алжирский вариант. С логической точки зрения оба варианта верны, в данном случае только два (египетский и алжирский) варианта эквивалентны одному иностранному термину, но не следует забывать о наличии свыше двадцати арабских государств и проведении языковой политики в каждом из них. Если каждый иностранный термин будет находить свой эквивалент в каждой арабской стране, а их 22 (включая Палестину), то любой словарь с иностранного языка на арабский будет переполнен многочисленными синонимами. Хотя Арабский мир согласно географическому расположению и историческим судьбам, присущим каждой стране, можно разделить по регионам. Например, Марокко, Тунис, Алжир, находящиеся на севере Африки, называющиеся одним арабским словом «Магриб» («[ » al Magrib] досл. «место заката солнца»), были французскими колониями, поэтому в языковой ситуации и политике данных государств до сих пор существует французское влияние, но при работе с экономической терминологией можно столкнуться со словом «[ » Idhaar] (сбережения) в Тунисе, но в Марокко термин иной - « » [Taufiir]. Форма множественного числа слова « » [Bank] в Ираке «[ » Bunuk], в Марокко - «[ » Abnaak].

3) Обогащение арабского языка синонимами ([ ) al-Mutaradifaat] Одной из сфер терминоведения является изучение его лексико семантических аспектов, и в первую очередь синонимии, омонимии, антонимии и полисемии. Хотя специалисты-терминоведы не пришли к единому мнению по данному вопросу, то есть, некоторые уверены в наличии данных процессов, другие отрицают их или считают не соответствующими основным требованиям, предъявляемым к терминам, практика терминологии доказывает объективность и неизбежность их существования. Здесь необходимо учитывать использование терминологией для обозначения специальных понятий обычных знаков языка, т.е. слов, которые сохраняют свои свойства, в том числе многозначность, синонимичность, омонимичность. Термин только в своем поле сохраняет точность, краткость, моносемичность и отсутствие экспрессивности.

Али ал-Касими среди основных признаков терминов, говоря об употреблении одного термина в одном поле, указывает и на необходимость омонимов среди терминов, объясняя это ограниченностью памяти человека в запоминании и активном использовании терминов.

По его же мнению два условия не сохраняются абсолютно, так как это может привести к анархии [23, с. 69]. Работы на арабском языке, посвященные лексико-семантическим проблемам терминологии, рассматривают омонимию как « » [al-Ishtiraak ul-Lafziy] или « [ »al-Mushtarak al-Lafziy], синонимию «[ » at-Taraduf], полисемию « »

[ »al-Ishtiraak] [27, с. 772] и антонимию « »

[Ta’addud ul-Ma’ani], « [al-Addad].

б) Проблемы, связанные с исходным (иностранным) языком:

1) Многочисленные источники:

При формировании своей терминологии арабский мир обращается к стране с унифицированной терминологией. Но в основном арабские страны используют в качестве исходного языка для терминообразования язык страны, которой они были завоеваны. Влияние французского языка на территории Магриба (Мавритания, Алжир, Тунис, Марокко) прослеживается не только в общеупотребительной лексике, но и в специальной терминологии. Страны Машрика (Иордания, Ирак, Ливан, Сирия и др.) и Персидского залива (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар и др.), которые были завоеваны Англией, при формировании терминолексики активно прибегают к специальной лексике английского языка. В результате такой разной ориентации арабских государств термины, как и слова общеупотребительной лексики, становятся объектом влияния двух разных западных систем. Это приводит к образованию и функционированию в арабском литературном языке двух и более терминов для одного понятия, один из них образован на основе французского, другой – на основе английского языков. Английский термин «Nitrogen» заимствован в странах Машрика как « [ » Nitrujiin], а французский термин «Azot» [Azot] заимствован в странах Магриба как «[ »Azut], хотя значение их в двух западных языках одинаковое.

2) Двойственность в исходном языке ( [ ) Izdiuajiya]:

Различие американского английского и британского английского приводит к некоторым трудностям и при образовании терминов в арабском языке.

Основные причины такой проблемы в арабском языке могут быть связаны со страной, где арабские специалисты получили образование, и иностранными источниками и их авторами, с которыми работают терминологи арабских стран.

Арабские ученые перевели с американского английского термин физики «electronic tube» на арабский как «[ » Samam], а с британского английского «electronic valve» – как « [ »Anbuba] для передачи одного и того же термина «электронная лампа».

3) Синонимия, омонимия и полисемия в исходном языке;

Синонимия, полисемия и омонимия в исходном языке – наиболее проблематичные аспекты перевода терминов при передаче их на арабский и любой другой язык. Поскольку наличие синонимии, полисемии и омонимии в терминологии представляет собой нежелательное явление, то перевод их на другой язык не менее труден и проблематичен. Русский омонимичный термин «перевод», используемый в лингвистике (перевод текста), транспортной (транспортировка) и банковской (перевод денег) сферах, при передаче на арабский язык получает совсем разные эквиваленты: « » [Tarjama], « »

[Naql] (для текста), « » [Naql] (для транспортировки) и « » [Tahyiil], « »

[Hauuala] (для денег). Многозначный термин лайнер, который используется в военной терминологии в значениях «крупный воздушный самолет» и «крупное морское судно», передается на арабский язык как « [ » Taaira Rukkab Kabiira] и « » [Safina Kabiira], здесь применяются различные по половине и 60-х годах ХХ века арабские страны стали получать независимость, что привело к образованию различных терминобанков и созданию различных академий (в Египте, Сирии и др.), институтов и бюро (в Марокко) по терминологии, которые занимались терминообразованием. Как мы уже указывали, каждая академия работала изолированно от другой, что привело в 1971 году к созданию Союза арабских академий при ЛАГ в столице Египта – Каире для координации работы теминологов всех академий арабского мира.

В сфере образования тоже присутствовала «независимость»

образовательных систем друг от друга, профессорско-преподавательский состав сирийских университетов преподавал полностью на арабском языке, однако университеты других стран отставали от сирийской системы в преподавании на национальном языке [23, с. 86]. Неорганизованность и отсутствие единогласия в терминооборазовании звучанию и семантике арабские исконные термины.

А. ал-Касими указывает и на наличие других проблем в арабском терминоведении, среди них: [23, с. 86-90] а) Многочисленные терминосоздатели терминологических организаций:

В первой арабских стран привели к ситуации, которая осложняет сегодня интеграционные процессы медлу арабскими странами. Английский термин переводился в Египте, Ираке, Саудовской Аравии и других арабских странах, где английский занимал второе место после арабского, аналогичный английскому французский термин также проходил процесс перевода, но уже в Марокко, Алжире и других арабских странах, где французский был на втором месте. Таким образом, один однозначный термин мог существовать в арабском литературном языке, но в нескольких вариантах. Причинами поливариантности могут быть не только французский и английский, но и варианты английского языка (американский, британский), а также лексико-семантические процессы в ИЯ.

б) Отход от арабского научного наследия:

Арабское наследие играет важную роль в литературе, истории и языке арабского народа, но, по мнению терминоведов, терминосоздатели (бюро, институты, отдельные специалисты и др.), иногда отдаляя себя от арабского наследия, пополняют арабский язык многочисленными заимствованными терминами [23, с. 88]. Используя лексико-грамматические формы арабского наследия, считают пуристы, можно не только обогатить язык коренной лексикой, но также обеспечить широкие массы населения, которые в основном состоят из получивших образование на арабском языке в арабских странах, возможностью быстрее запомнить и употребить их. Когда в арабский мир вошло слово пижама (pyjamas - спальный костюм), терминосоздатели прибегли к способу заимствования « » [Bijaama], не обращая внимания на терминологию арабского наследия, хотя его можно было бы передать при помощи производного имени существительного « » [Manama]от пустого глагола «[ » Naama] (спать), таким образом в арабском языке образовалось слово « » [Maqaala] статья от пустого глагола «[ » Qaala] (говорить) и т.п.

В истории арабской лексикологии наблюдался процесс, как его охарактеризовал арабский филолог Абд ал-Азиз ибн Аабад Алла, «отчуждения от арабского наследия», в результате которого происходит процесс перевода с арабского на арабский язык. В арабский язык было заимствовано английское » [Suufa] (софа), которое вошло в английский язык от арабского sofa « « [ »Sufa] (выступ, полка).

в) Неприятие термина средой арабоговорящей нации, что стало результатом отсутствия связи между терминосоздателями и народом. Несмотря на отсутствие единогласия среди различных арабских стран, термины создаются разными способами, и терминология арабского языка считается одной из развитых в мире, но, к сожалению, в основном термины остаются на «листе бумаги» в виде специализированных словарей, научных статей. В арабском мире, можно с уверенностью сказать, нет «маркетинга терминов», эффективной работы для того, чтобы термины стали известными среди неспециалистов. Для этого должен быть разработан целый комплекс мероприятий: следует их обнародовать, распространять всеми способами, в том числе через рекламу, журналы, брошюры, телевизионные программы, постепенный переход к использованию только арабских надписей на этикетках любой продукции и т.п.

Полисемия и омонимия. Одной из важных проблем терминоведения является называние двух и более понятий одним термином, в частности понятий, относящихся к одному терминологическому полю, поскольку данная проблема существует во всех областях науки и техники, что затрудняет работу переводчиков, терминологов.

По словам исследователя арабской лексикологии В.М. Белкина, «одно и то же слово может иметь несколько разных значений. Эти значения могут быть связанными между собой, образуют семантическое единство на общей понятийной основе (полисемия) или же могут создавать тождество звуковых комплексов несвязанных семантически слов (омонимия)» [4, с. 130].

Специалист по арабской военной терминологии Ю.П. Губанов дает следующее определение: «Когда термин соотносится с различными полями, нет основания говорить о его полисемичности, так как в данном случае мы должны констатировать наличие омонимии. Омонимией в терминологии мы называем явление, когда одна звуковая оболочка соотносится с несколькими понятиями, каждое из которых принадлежит определенной, обособленной системе. Если же в пределах одного семантического поля одна звуковая оболочка имеет несколько вариантов значений, то мы определяем такой термин, как многозначный» [8, с. 13-14].

Примером употребления одной лексической формы для называния нескольких понятий может служить термин машина, который используется в текстильной, военной, транспортной и других терминологиях в следующих значениях:

а) Механизм, совершающий какую-нибудь полезную работу с преобразованием одного вида энергии в другой (швейная машина, вязальная машина);

б) То же, что и автомобиль;

в) У спортсменов: мотоцикл, велосипед;

г) Об организации, действующей подобно механизму, налажено и организованно (переносное значение) [33, с. 438]. Русский термин машина не аналогичен арабскому, так как во втором (арабском) в значении транспортное средство используется термин «[ » Sayaara], а в значении механизм, аппарат – « [ »Aala], « » [Makiina].

Однако встречается аналогичное использование терминов в арабском и русском языках. Примером является термин « » [‘Amaliya] операция, который используется в медицинской, военной, экономической (финансовой) терминологиях, в значениях «хирургическая лечебная помощь», «ряд военных действий, объединенных одной целью» и «отдельное действие в ряду других подобных». Арабский толковый словарь дает следующее определение слову : » " "«операция»: « [34, с. 445], что в переводе на русский «ряд действий, выполняющие специальную функцию, говорят: хирургическая операция, военная операция и финансовая операция». Это соответствует второму значению в русском толковании, хотя в обоих языках применение термина операция в определенных терминосистемах (медицинской, военной и финансовой) соответствует. В компьютерной терминологии также применяется термин «операция» в значение «действие, производимое компьютером в процессе выполнения программы».

Такие случаи, когда одной лексической формой обозначаются несколько понятий, рассматриваются как омонимия и полисемия. В терминоведении наблюдаются различные мнения по данному вопросу, а именно, по определению этого процесса, в течение нескольких десятилетий, а в арабском терминоведении, в частности, такие споры начались с формированием и развитием многозначности слова в средние века. Полисемия и омонимия представляют собой одну из наиболее важных проблем и арабской терминологии. В 70-е годы прошлого столетия у терминоведов сложилось мнение, что в терминологии нет и не может быть многозначности, так как данная лексическая форма используется для названия нескольких специальных понятий, характерных для технических и научных областей с их ограниченностью и определенностью. Следовательно, термины, используемые для их называния, также должны быть обособлены и ограничены. Вопрос заключался в том, как назвать подобный ряд в терминологии, когда у одного термина несколько значений, и все они верны. Российский терминовед С.В. Гринев тоже говорит, что, когда одной лексической единицей называются несколько понятий, то это может быть полисемией (многозначностью) или омонимией [17, с. 99]. Поскольку явление называния одной лексической единицей двух и более понятий может считаться в одном случае полисемией, в другом – омонимией, мы решили рассмотреть их в одном подразделе данной работы. Однако это не означает, что полисемия и омонимия – одно понятие, наоборот, это два разных, но взаимосвязанных между собой понятия, что доказывет ученый-терминовед В.М. Лейчик: «Если в результате расщепления значения термина или переносе наименования на другое понятие в семантической структуре полученных терминов сохраняется общая главная сема и расходятся второстепенные, то образуется многозначность;

если же имеет место совпадение второстепенных сем, а главная сема расщепляется, то образуется семантическая омонимия» (см. подробнее в [17, с. 101]). Арабист, военный терминолог Ю.П. Губанов утверждает, что «терминология использует для обозначения специального понятия обычный языковой знак (слово), который потенциально сохраняет свои тенденции, в частности тенденцию к полисемии и омонимии» [8, с. 13]. Еще в средние века ученый Фахруддин ар-Рази выдвинул гипотезу о том, что «каждое значение не имеет и не может иметь отдельного словесного выражения, потому что значения, которые могут быть переданы, бесчисленны, а слова, которые могут их передать числены» (см.

подробнее в [4, с. 131]). Ученые решили называть подобное явление омонимией, а термины соответственно омонимичными. Позже терминоведы столкнулись с проблемой наличия многозначности в одном терминологическом поле или системе (из-за переноса значения термина в дополнительное значение), что нельзя было назвать омонимией. Таким образом, использование одного термина для обозначения двух или более понятий в рамках одной терминосистемы привело к названию этого процесса полисемией (многозначностью).

Итак, если омонимия терминов наблюдается в пределах нескольких терминологических полей (терминосистем), то полисемия – одного терминологического поля. Однако, на наш взгляд, максимально возможное отграничение терминологии от полисемии и омонимии является наиболее целесообразным решением, так как они могут привести к недопониманию и недоразумению. Хотя С. Улманн считает, что «многозначность не может привести к какой-либо проблеме, так как контекст гарантирует полное отсутствие смешения значения» (см. подробнее в [1, с. 42]), все же следует учесть, что термин может потерять одно из своих свойств, это – независимость от контекста. Обычно многозначность термина определяется при помощи различных толковых словарей, но и они, по мнению С.В. Гринева, «не всегда надежны, так как могут включить различные мнения различных составителей»


[17, с. 103].

Однако при переводе одного термина с одним значением на другой язык (из ИЯ в ПЯ) ученые обнаружили проблему наличия нескольких близких значений в переводимом языке. Например, эквивалентами английского «mouse» и русского «мышь» в арабском языке являются «[ » Maus], «[ » Fara], арабского «[ » Hiza] являются русские соответствия «обувь», «туфли» и др.

Такое явление терминоведы называют скрытой многозначностью термина.

Поэтому в арабском языке возникла необходимость в использовании одного выражения для многочисленных обозначаемых понятий. Среди современных арабских терминологов А. ал-Касими тоже не раз говорил об ограниченности памяти человека в запоминании и активном употреблении «миллионов терминов с миллионными понятиями» [23, с. 67]. В арабском языке термин полисемия, как и в русском языке, имеет два варианта « [ »al-Ishtiraak]и [ » Ta’ddud ul-Ma’ani], а термином омонимия называются « « [ »al-Mushtarak al-Lafziy] и « [ »al-Ishtiraak ul-Lafziy], « [ »al-Lafz al-Mushtarak]. Хотя ал-Касими предпочитает рассмотреть омонимию и полисемию как «ал-иштирак ал-лафзы» – звуковое тождество. О связи рассматриваемых нами двух понятий говорил и ученый Д.Н. Шмелев, цитируемый А.В. Суперанской: «Когда мы говорим о разных значениях, присущих данному слову, мы, по существу, исходим из разных контекстов его употребления. В самом слове значения, как правило, не существуют независимо друг от друга;

каждое из них не замкнуто в самом себе, а взаимосвязано с другими значениями, поэтому многозначность не может быть препятствием точному пониманию. В этом и состоит ее коренное отличие от омонимии» [1, с. 42].

Полисемичными (или многозначными) терминами считаются термины, принадлежащие одной терминосистеме, а в обратном случае, т.е. при принадлежности двум и более системам термины становятся омонимами. По мнению А.В. Суперанской, «полисемия – это факт одного поля, хотя внутри своего поля термин стремится к однозначности. Одинаково звучащие термины разных полей – омонимы» [1, с. 44].

Многозначность – довольно распространенное явление в арабском языке, она продуктивна, прежде всего, в использовании употребительных слов.

Термин «[ » Hisaab], используемый в математической терминологии в значениях счисление, счет, расчет, термин « » [Tasliih] в военной терминологии – вооружение (процесс), вооружение (оружие) полисемичны.

Термин « » [‘Amaliya] операция, поскольку используется в медицинской, военной и экономической терминологиях, образует омонимичную цепь. В данных примерах специалисту не трудно различить омонимию от полисемии.

Но иногда в арабском языке провести дифференциацию между полисемией и омонимией очень трудно, поэтому арабские филологи рассматривают их вместе. Например, компьютерный термин « » [Baahi] многозначен, так как имеет два значения мышь и поисковик в одном терминологическом поле, но при этом «пренебрегается» его основное, т.е. первое зафиксированное значение исследователь.

Ряд ученых считает многозначность терминов недостатком терминологии и предлагают отделить «науку о терминах» от полисемии (Т.Л. Канделаки, Д.С. Лотте), другие считают ее допустимой в различных терминосистемах (А.В. Суперанская, Им Хынг Су).

О том, что полисемия нежелательна в терминологии и что она может привести к некоторым трудностям, говорят и другие исследователи. Среди них А.М. Ахмад, по мнению которого, «многозначность – явление вредное в какой то степени для термина и терминологии. Она может вести к нечеткости, неопределенности содержания термина, к его расширенности и расплывчатости, что, в свою очередь, может влечь за собой разногласие, неразбериху в понимании термина как единицы, характеризующейся точностью содержания и конкретным семасиологическим объемом» [22, с. 233].

С. Улманн считает, что «полисемия может быть источником двусмысленности в языке» (см. подробнее в [1, с. 43]).

Арабские филологи средневековья считали, чтобы дать другое значение слову (в данном случае слово становится многозначным), следует употребить его в переносном значении, где подразумевается употребление полисемии или омонимии. Но уже в средневековый период по поводу наличия у одного слова нескольких значений ученые разделились на несколько групп. Первая группа (Сибавейх, Ибн Фарис) признавала омонимию и считала ее естественным явлением в языке, вторая (Ибн Дарастауейх, Ибн Сирадж) вообще отвергала омонимию.

Сибавейх (наряду с Абу Убейдом ал-Касим ибн Салямом, Ибн Фарисом) рассматривал «омонимы как слова одинаковые по звучанию, но разные по значению» [27, с. 359]. В древнюю эпоху слово «[ » Ibaam] использовалось в значении густая темнота, сейчас используется как неясность в речи.

Причина использования слова « » [az-aab] золото в древности (используется и в настоящее время), образованного от глагола « [ »aaba] уходить, сводилось к представлению арабов об этом металле, так как этот дорогой металл быстро уходил от людей и медленно возвращался к ним.

Представитель второй группы ученый Ибрахим Анис считает омонимами слова, между которыми нет никакой связи в значении, например, слово «»

[Haal] используется как дядя со стороны матери, родимое пятно на лице и небольшой холм [27, с. 359]. Значения, как мы видим, не связаны между собой, что говорит, по мнению И.Аниса, о наличии омонимии. «Если контекст, – подчеркивает И.Анис, – подтвердит, что одно слово может выразить два и более вполне разных значения, мы должны назвать такое слово «муштарак лафзы». Если же окажется, что одно значение основное, а другое – его переносное, то мы не можем назвать его «муштарак лафзы» (см. подробнее в [27, с. 359]).

Арабский филолог Х века Ибн Дарастауейх (по Белкину, Ибн Дурустувейх) отрицает вообще явление омонимии в языке и, по его мнению, если слово имеет несколько значений, то первое из них считается основным (« »

[Haqiqi] досл. настоящее), а остальные – семантическими ([ ) Majazi], в данном случае слово не является омонимом и не может им быть. Например, основное значение слова «[ » ilaal] – полумесяц, а его семантические значения – отрезок ногтя (белые полукружия ногтя), подкова и изгиб седла [27, с. 359], где дополнительные значения выступают в качестве семантических, а именно, возникших в результате метафоризации, что входит в полисемию.

В арабской лингвистической литературе многозначность объясняется тремя причинами (на основе классификации А. ал-Касими):

[ )al-Isti’maal ul-Majazi], что а) Переносное употребление ( заключается в переносе основного (первичного) значения в дополнительное (семантическое). Примером может послужить слово « » [Fam] рот, семантические формы «[ » Fam ul-Uaadii] устье долины, « [ » Fam ul-Bunduqiya] дуло ружья.

Семантические преобразования классифицируются на:

- Сужение значения, которое заключается в переносе наименования с общего понятия на частное, например, « [ »Ualad] ребенок мальчик, « »

[Haj] отправление куда-либо паломничество;

- Расширение значения, противоположное предыдущему процессу, т.е.

перенос наименования с частного понятия на общее, например, «[ » Sajjada] коврик для намаза ковер, палас, « [ »Zayt] оливковое масло растительное масло;

- Смещение, сдвиг значения (метонимия, метафора), где метафора заключается в употреблении слов в переносном смысле на основе какой-нибудь аналогии, сходства, сравнения, т.е. перенос наименования с одного понятия на другое на основе сходства их семантических признаков, например, «[ » Fara] (основное значение – мышь) мышка (компьютерный термин), «[ » Qitaar] (основное значение – караван верблюдов) поезд, «[ »Zur] (основное значение – пуговица) клавиша (компьютерный термин), а метонимия означает перенос названия по смежности понятий, точнее по смежности их семантических элементов. Например, «[ » Rassas] свинец пуля (военный термин). Арабская метонимия употребляется как имя нарицательное, заменяя имя собственное, например, слово « [ »Qamuus] имеет свое основное значение океан, самое большое море. Впервые оно было использовано Фирузабади для называния своего словаря « »

[al-Qamuus ul-Muhiit]. Когда словарь стал известным, ученые стали называть любой словарь «[ » Qamuus], в том числе и электронные словари;

« »

[Azma] неурожайный год кризис (здесь скорее расширение значения) и т.д.

[ ) Tadahul ul-Laajaat] отличается б) Диалектное вторжение ( использованием одного слова разными арабскими народами, но с разным значением, к примеру, слово « » [Srhaan] волк у одного племени, лев у другого, комета у третьего и т.д.;

[ )al-Iqtiraad] заключается в существовании одной в) Заимствование ( лексической формы для называния двух и более понятий, где одно из них может быть арабским, другое – заимствованным.

Арабский же филолог И. Анис приводит другую классификацию [35, с. 45] многозначности:

) [Tahsiis ud-Dalaala], т.е. переход от 1. Сужение семантики ( общего к частному, например, слово « » [‘Iish] (жизнь) в египетском диалекте приобрело значение хлеб, « » [Hariim] (все запретное) стало употребляться в значении женщины, в обоих случаях значения сузились;

2. Расширение (Обобщение) семантики ( ) [Ta’miim ud-Dalaala], т.е. переход от частного к общему. Оно, по мнению ученого, самое редкое явление полисемии в арабском языке. Например, значение слова « »

[Tufeyla] (впервые значение которому было дано Ибн Джинни) незваный гость, нахлебник, образованного от жителя Куфы « »Туфейла, приходившего в гости без приглашения, чтобы наесться и напиться [36, с. 35], здесь происходит процесс расширения значения слова.

[ )Inhitaat ud-Dalaala], данный процесс 3. Регрессия семантики ( происходит тогда, когда слово теряет «свою силу». Если « [ » Tul ul-Yiad] (досл. длинная рука) в хадисе использовалось в значении щедрость, великодушие, то сейчас в значении воровство, « » [Hajiib] в Андалусии в значении премьер-министр (главный визир), сейчас означает швейцар [37, с. 363].

[ )Raqi id-Dalaala], т.е. процесс, 4. Прогрессия семантики ( противоположный предыдущему, при котором укрепляется семантическое значение слова. Так, например « » [Saqt ul-Mita’] раньше означало хлам, мусор, сегодня – мебель, багаж;


« » посол, выполняющий какую-либо задачу, сейчас, вернее после прихода Ислама, в значении пророк, посланник.

[ )al-Hata fii il-Isti’maal], в 5. Ошибочное употребление ( языке допускается неверное употребление слов, например, « » [Harajna natanazza] вышли погулять в саду, парке, хотя на самом деле глагол «»

[Tanazzaa] имеет значение выходить именно из воды, также « »

[Istihmaam] – принимать душ, ополоснуться, хотя на самом деле – это принимать душ, мыться только горячей водой и т.п. (Для более наглядного представления изложим виды многозначности с примерами в таблице 1).

Таблица 1 – Виды многозначности в арабском языке Вид многозначности Пример Былое Употребляемое значение значение Сужение семантики [Hariim] Все запретное Женщины Расширение Куфиец Туфейла Нахлебник, семантики незваный гость [Tufeyla] Регрессия [ Tulu Щедрость, Воровство семантики великодушие l-Yiad] Прогрессия Хлам, мусор Мебель, багаж семантики [Saqt ul-Mta’] Ошибочное Ополаскиваться Принимать душ, употребление горячей водой ополаскиваться и [Istihmaam] горячей, и холодной водой С формально-грамматической точки зрения омонимы делятся на полные и частичные омонимы, где необходимо отличить омонимию от омоформии (принадлежность к разным частям речи).

- В полных омонимах грамматическая форма совпадает полностью: « »

» [‘Asr] эпоха и « [‘Asr] выжимание (фрукта), « » [‘Asr] послеполуденное время;

- В неполных омонимах грамматическая форма совпадает частично, «» \ Qultu Qaala] он говорил/я говорил и « » \ Qiltu Qaala] он отдыхал/я отдыхал.

С синхронической точки зрения омонимы арабского языка делятся на лексические, словообразовательные и грамматические омонимы.

Лексические омонимы могут, например, быть глагольными, однако производные от них слова не всегда являются омонимичными формами:

производные формы глагола «[ »Darasa] 1. учить, изучать «[ »Dars] урок;

2. молотить «[ »Dars], «[ »Diraas] молотьба. В роли лексических синонимов также могут выступать исконно арабская лексема и заимствованное слово: « » [Hub] (арабское слово) – любовь и « » [Hub] (из персидского) – большой кувшин, «[ » Hiyaar] – выбор и «[ » Hiyaar] (из персидского) – огурцы. В омонимческие отношения могут вступить и два заимствованных слова, употребляющихся в арабском языке: « » [Hariita] карта (из греческого) и « » [Harita] мешок (из персидского).

Словообразовательные омонимы представляют собой результат звуковой тождественности одинаковых по разряду производных от разных слов, например, « » [Sail] спрашивающий от глагола «[ » Sala] и « » [Sail] жидкий от глагола «[ » Saala].

являются результатом совпадения Грамматические омонимы грамматических форм, «[ » Shu’ur] чувство (имя действия от глагола « »

[Sha’ra] – чувствовать) и «[ » Shu’ur] волосы (множественное число от « » [Sha’r]);

«[ » Duhul] вход (имя действия от глагола « [ »Dahala] – входить, заходить) и «[ » Duhul] доходы (множественное число от « »

[Dahl]).

Подводя итог, скажем, что омонимы – тождественные по звучанию термины, которые различаются по семантике и относятся к разным терминосистемам, а термины-полисеманты принадлежат к одному терминологическому полю. Несмотря на то, что омонимия и полисемия являются характерными свойствами арабской лексикологии, в арабской терминологии они нежелательны, так как приводят к некоторым трудностям:

недоразумению, расплывчатости, недопониманию, путанице и другим негативным явлениям, поэтому целесообразно их ограничение.

Другим из видов несоответствия терминов и понятий является синонимия терминов. По определению терминоведа С.В. Гринева, «Проблема синонимии терминов, то есть использования нескольких лексических единиц для именования одного понятия, является одной из основных и наиболее важных проблем терминоведения» [17, с. 106]. Действительно, эта проблема исследуется еще с тех времен, когда появились первые работы по синонимии, и в настоящее время ей посвящено немалое количество работ, в том числе диссертационных, но допустимость ее в терминологии до сих пор остается неясным и спорным вопросом. Об этом свидетельствуют также организационные мероприятия, в том числе дискуссии, семинары, конференции, среди которых:

- Международная дискуссия под названием «Лексическая синонимия», проведенная в г. Москве в 1964 году;

- Всемирный семинар о проблемах синонимии и ее определениях (дефинициях) в терминологии, проведенный в июне 1982 года в Квебеке (Канада) и др.

Как подчеркивает А.М. Ахмад, «ни одна из проблем терминоведения не привлекала такого пристального внимания терминоведов, как вопрос о синонимии термина». А.М. Ахмад разделяет мнения исследователей по данному вопросу на три группы:

а) Некоторые исследователи-терминоведы отмечают, что в терминологии есть термины-синонимы, но их присутствие нежелательно;

б) Другие исследователи также подтверждают наличие синонимии в терминологии, но при этом она (синонимия терминологии), по их мнению, отличается от синонимии общеупотребительной лексики;

в) Третья группа терминоведов считает, что для терминов, как и для других слов в языке, характерна синонимия [22, с. 235].

Синонимия с древнейших времен и по сей день вызывает особый интерес со стороны арабских лингвистов-терминоведов. В результате изучения истории арабских лексико-семантических процессов мы пришли к выводу, что в период с VII по IX век были заложены основы для изучения синонимии в арабском языке. Если в VII веке ученые-лингвисты (Сибавейх, ал-Асмаи и др.) говорили о существовании синонимии, то ученые VIII века (Дарастуейх, Ибн ал-Араби, Абу Хилял ал-Аскари и др.) стали ее отрицать. Но и в IX веке, и сегодня синонимия является естественным и необходимым процессом, характерным для любого языка, более того, она является признаком богатства его лексики.

Большинство древних и современных арабских лингвистов, исследовавших синонимию и положительно относившихся к ее наличию в языке, определяли синонимию как слова, разные по звучанию, но одинаковые по значению. Следует упомянуть, что историческое изучение любых лингвистических процессов, проходивших в арабском языке, рассматривается в двух эпохах. Первая из них, «классический период» ( [ al-‘Asr ul-Qadiim]), включает средние века нашей эры и заканчивается падением Османской империи, вторая – «современный период» ( [ al-‘Asr ul-Hadii]), начинается с французского завоевания и продолжается по настоящее время.

Среди арабских лингвистов древнего периода, согласно В.М. Белкину, исследовавших синонимию в языке, можно назвать ал-Асмаи, давшего определение синонимии как «несколько слов и одно значение», Сибавейхи – «два слова и одно значение». Последний объяснил процесс синонимии двумя вариантами глагола уходить « [ »aaba] и « [ »Intalaqa], не потерявшими свое активное функционирование и по сей день. Ибн Джинни прокомментировал синонимию как «существование для одного значения многих названий» [36, с. 113]. Другой, не менее известный средневековый филолог Ибн ал-Асир определил синонимию как «разные имена, указывающие на значение с одной сущностью», а у Фахр ад-Дина синонимы – это «отдаленные или разные слова, принадлежащие к одному разряду» [4, с. 144].

Ученые-филологи средневековья приводили различные примеры синонимии.

Так, например, Абу Убейд ал-Касим ибн Салям дал синонимические варианты словам меч « » [‘Asal], супруга « [ »Zauja], Ибн ал-Асир » [Sayf], мед « – слову вино « » [Hamr], «[ »Raah]. Во многих средневековых трудах количество некоторых слов достигает от 100 до 500 синонимов, что говорит о синонимическом богатстве арабского языка. Арабист-лексиколог В.М. Белкин приводит следующие цифры, подтверждающие синонимичность, которые отражены в таблице 2: [4, с. 145] Таблица 2 – Количество синонимов некоторых арабских слов Арабское слово Количество синонимов Русский эквивалент (Основное) Лев 350- Верблюдица Вода Верблюд Колодец Мед Однако не следует забывать о популярном в арабском языке и литературе применении признака предмета, а не прямого его названия, что иногда приводило к утрате основного названия и употреблению второго, а точнее признака предмета. Перечисленные синонимичные слова могли включать как названия, так и качества, признаки, переносные, метафорические значения и т.д. Поэтому в средневековье появились ученые-филологи, отрицавшие полностью или частично явление синонимии в арабском языке.

Вышеназванный Фахр ад-Дин под «принадлежностью слов к одному разряду»

имел в виду отнесенность к одной части речи, по его мнению « » [Sayf] и «[ » Saarim] (меч) не могут быть синонимами, так как первое – имя существительное, а второе – признак имени существительного [4, с. 144]. Ибн Фарис также не был сторонником употребления прилагательных в качестве существительного и не называл подобное явление синонимией, придерживаясь мнения, что слово меч не имеет синонимов, а то, что считают некоторые синонимами (« » «,» и др.) слова меч, является его признаками.

Средневековые источники не называют « » [Shad], «[ »aub] и « »

[‘Asal] (перевод на русский мед) синонимами и поясняют их следующим образом:

« » [Shad] – сотовый мед;

«[ »aub] – жидкий мед;

» [‘Asal] – мед.

« Словам « » [Qamar] (луна) и « » [Jism] (тело) тоже нашлись синонимы в арабских источниках:

« » [Qamar] – луна;

«[ » ilaal] – серп молодой луны;

«‘[ » Badr] – полная луна;

« » [Jism] – тело любого крупного живого существа, в числе которых может быть человек, животное, рыба и т.п.;

« » [Jasad] – тело человека.

Вышеупомянутые примеры, приведенные Ибн ал-Асиром, тоже не были признаны Ибн Фарисом синонимами, так как основное слово вино - « »

[Hamr], а остальные, в том числе «[ »Raah], это признаки вина [4, с. 146].

Как было сказано выше, в IX веке отношение ученых к синонимии приняло положительный характер, и синонимия стала неотъемлемой частью языка.

Книги, в названиях которых присутствовало слово «[ » al-Alfaaz] (слова), также посвящались явлению синонимии. Среди них можно назвать авторов Абд ар-Рахмана ал-Хамзани ( «) [ » Kitaab ul-Alfaaz ul Kitabiya], Ибн Джаафара ( [ » « )Jauaair ul-Alfaaz] и Ибн ас Сакита ( » [Taiib ul-Alfaaz]. Следует отметить, что авторы « ) этих книг положительно относились к явлению синонимии в языке. Ученые, отрицавшие существование синонимов в языке, использовали в названиях своих трудов слова «[ » al-Furuuq] (разницы) или « [ »at-Ta’riifaat] (определения, объяснения), например, Абу Хилял ал-Аскари ( Х в.) « [ » al-Furuq ul-Lugayiya], Али ибн Мухаммад ал-Джурджани (XIV в. [ »at-Ta’riifaat]. Ал-Аскари в своем труде ) « [ » al-Furuq ul-Lugayiya] дает следующий пример, различающий « слова « [ »ad-Du’f] в значении слабость в теле и « [ »ad-Da’f] в значении слабость в теле, разуме, мышлении, которые в арабско-русском словаре Х.К. Баранова зафиксированы как слабость, немощь в общем смысле [37, с. 460]. Абу Хилял ал-Аскари вообще был абсолютным противником синонимии, что можно заметить в цитируемой В.М. Белкиным его фразе: «Два слова не могут указывать на одно значение, потому что в этом обременение языка тем, что не содержит пользы» [4, с. 147].

В древний период также были проанализированы слова « » [Jalasa] и « » [Qa’ada] (сидеть). От первого образовалось слово « » [Majlis] (досл.

место заседания), использующееся в русском (меджлис) и казахском языках (мжіліс), сохраняя основной арабский корень « » [Jalasa] сидеть. Что касается второго слова - « » [Qa’ada], то оно используется реже, хотя средневековые филологи выдвинули иную точку зрения, так как, по их мнению, глагол « » [Jalasa] из положения лежания, а « » [Qa’ada] из положения сидения. Такому же анализу подверглась синонимичная (на наш взгляд) цепь » [Hait], «[ » Jidaar] и «[ » Suar] в значении стена. Однако « представители арабской филологии средневековья семантически «разбили» эту цепь следующим образом:

» [Hait] – стена, которая окружает;

« «[ » Jidaar] – высокая стена;

«[ » Suar] – большая стена, ограждение, забор.

Другой представитель древней эпохи Абу Мансур ас-Саалаби ( )в своем труде « «( » Языкознание и секрет арабского языка») разъяснил следующие слова: « » [Latamau], « » [Safau], « »

[Saq’au] и « » [Lakamau], которые в основном толкуются многими филологами в значении «бить»:

» [Latamau] – дать пощечину « » [Safau] – ударить, дать в затылок « » [Saq’au] – ударить, бить по голове « « » [Lakamau] – ударить кулаком [27, с. 367].

По работам, посвященным синонимии, можно назвать следующие источники по семантической эквивалентности в арабской терминологии:

а) Варьирование формы термина. В арабском литературном языке для передачи слова «термин» используются масдар (имя действия) восьмой породы [ »Istilaah], а также причастие страдательного залога аналогичной « породы « », образованные от глагола « [ »Istalaha] соглашаться, а для передачи слова «компьютер» используются слова « » [Haasib] и « »

[Hasuub], также образованные от одного глагола « » [Hasaba] в значениях считать, вычислять. И в первом и втором случаях происходит варьирование формы термина при образовании слова от одной и той же производящей основы.

б) Заимствование термина с последующим образованием эквивалента в национальном языке (в данном случае - арабский язык). В период Османского правления были заимствованы многочисленные турецкие слова в арабский язык, среди них « » [Qishla] в значении больница, вернее госпиталь для раненных военнослужащих, но в настоящее время используется слово « »

[Mustashfa], во время завоевания Египта европейскими странами арабский язык также пополнился многочисленными словами, например, «[ » Tiatru] театр и «[ » Buru] бюро имеют в арабском языке эквиваленты «[ » Masrah] и » [Maktab] соответственно. Для арабской компьютерной терминологии, « подобно компьютерной терминологии любого языка, характерен и наиболее плодотворен данный вид заимствования, так как компьютерные термины приходят из США, страны, которая «господствует» в мире терминологии компьютеров и Интернет. На начальном этапе заимствуются термины из английского и затем уже на втором этапе своего развития они находят свои эквиваленты уже в арабском языке. В результате данного процесса некоторые заимствованные термины отталкиваются уже существующими национальными эквивалентами « » [Brintiir] « [ »Tabi’a], а некоторые «уживаются» и продолжают существовать как, например, « » [Kumbiyutur], « »

[Haasib] в чужом для них языке.

Таблица 3 – Функционирование современных терминов «мобильный телефон», «компьютер» и «хакер» в АЛЯ: заимствованная и арабские формы Заимствованный Эквиваленты в Русский эквивалент термин арабском языке Сотовый телефон [ al-Mubail] ( ) [Jauual] ( ) [Mahmuul] ( ) [Naqqal] ( ) [Halyaui] Компьютер [ Hasib] [al [ Hasuub] Kumbiyutur] [ Hasiib Aali] [ Rattaba] [Minzaam] [Munazzima] Хакер, взломщик [ aker] [Mutasallil] [Muhtariq] в) Одновременное заимствование. В арабском языке сосуществуют два заимствованных варианта слова «азот», это - « [ » Nitrujiin] (с английского Nitrogen, в странах Машрика, которые были под властью Англии) и «»

[Azuut] (с французского Azot, в странах Магриба – под властью Франции).

г) Сосуществование разговорного и литературного слов-терминов. В египетском диалекте используется « » [‘Ish] наряду с литературным словом « » [Hubz], что в переводе означает хлеб.

д) Сосуществование современного и заимствованного старого (устаревшего) слов. Слово «[ » Finjaan], заимствовано в древности из персидского в значении «чашка» для кофе, чая, оно не утратило свою былую функцию и используется в современном арабском языке наряду с «[ » Kas], что в переводе означает стакан, чашка. Или, к примеру, возьмем турецкое слово « [ »Uuda] (тур. Oda), заимствованное в древности в значении «комната», а ныне широко использующееся в арабском языке, и, в частности, в Египте, хотя в последнее время его все больше вытесняет слово « » [Gurfa].

е) Территориальное варьирование и наличие территориальных синонимичных терминов в литературном арабском языке. Известно, что Арабский мир включает свыше двадцати арабских государств, процесс обретения независимости которых начался с середины ХХ века, что отразилось и на формировании терминосистем арабского языка, т.к. каждая страна начала создавать свою практическую терминологию, действуя изолированно от других арабских государств и таким образом появились «территориальные» синонимы.

Российский терминолог Ю.П. Губанов, изучающий арабскую военную терминологию, назвал территориальное варьирование «локальными синонимами» [8, с. 15]. Для передачи воинского звания «маршал» в Египте и других арабских государств используется « » [Mushiir], кроме Ирака, где применимо « » [Muiib], для обозначения артиллерийского орудия «гаубицы» в Египте используется «[ » autzer], в Сирии – «[ » Qaaf], а в Ираке » [Mdfa’ ul-Qaus] [38, с. 26-27]. Подобно другим « терминосистемам в компьютерной терминологии наблюдается территориальное варьирование, например, египетский термин « » [Haasib] (компьютер) имеет свои варианты в арабском говоре Саудовской Аравии » [LHasuub], в Марокко « [ »Rattaba] и Ливане « [ »Hasib « [ » Jiaz Haasib]. При этом во Aali], « [ »Haasib Iliktruni], « всех арабских странах используется и английский вариант «.»

Таблица 4 – Территориальное варьирование компьютерной терминологии на материале локальных говоров Египта, Ливана и Саудовской Аравии Русский Его эквиваленты в арабском языке термин Египет Саудовская Ливан Аравия Чат [Dardasha] [Muhadaa] [Muhadaa] Хакер, взломщик [Muhtariq] [Mutasallil] [aui ul Kumbiyutur] Корзина [Sillat ul- [Sillat ul- [Sillat ul Mahuufaat] Mahuufaat] Muhmilaat] Свойства [Hasais] [Hasais] [Hassiyaat], [Mayyazaat] Наличие ряда терминов-синонимов вызывает у специалистов пользователей этих терминов стремление найти между ними разницу, что приводит, по утверждению С.В. Гринева, «…к искажению их содержания.

Вместе с тем использование разных терминов вызывает неуверенность в том, что пользующиеся ими специалисты говорят об одном и том же понятии. Это приводит к затруднению взаимопонимания и вызывает бесчисленные споры о терминах» [17, с. 107].

Синонимия в терминологии отличается от ее положения, занимаемого в общеупотребительной лексике. Синонимы в общеупотребительном языке используются для называния разнозвучащих, но совпадающих по значению слов. Поскольку речь терминологии научная, то ее цель заключается в передаче информации, а не достижении стилистических эффектов. В терминологии близкое по смыслу означает близкое, а не полностью совпадающее значение, поэтому некоторые терминологи предлагают такие термины называть не синонимами, а дублетами (О.С. Ахманова). А.А. Реформатский говорит, что «синонимы – это безусловно разные слова, а дублеты – это аффиксальные варианты слов» [1, с. 52]. Некоторые ученые предлагают оставить название «синонимы» (В.И. Ульянов, Л.Л. Кутина), другие – использовать «варианты».

Такая дифференциация привела к предложению со стороны терминологов дать обобщающий термин, которым стало словосочетание терминологические эквиваленты. Итак, в специальной литературе появились такие понятия как «синоним», «дублет», «вариант», «терминологические эквиваленты», однако позже появилась тенденция использовать последний для обозначения межъязыковых терминологических соответствий [17, с. 108].

Несмотря на отрицательное отношение некоторых ученых к синонимии в терминологии, она не является вредным явлением, напротив, даже очень необходима терминологии. «Синонимия – неисчерпаемый источник стандартизации и унификации терминологии, и чем больше синонимов, тем легче протекает сама унификация» [22, с. 235].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.