авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Министерство внутренних дел Российской Федерации Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

По мнению ряда ученых, деятельность до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела не является процессуальной. Сторонники этой точки зрения считают, что уголовно-процессуальные отношения воз никают только после возбуждения уголовного дела, а в уголовно-про цессуальные формы могут облекаться только следственные действия1.

Если возбуждение уголовного дела есть стадия уголовного процесса, то деятельность, производимая на этой стадии, не может не быть процес суальной. Недопустимо также сводить процессуальные действия только к следственным. Последние производятся исключительно в целях обнаруже ния, закрепления и проверки доказательств. Их круг четко определен и ре гламентирован законом. Понятие же процессуальных действий гораздо шире. Они включают в себя как следственные, так и иные действия, с по мощью которых не только получают доказательства, но решают и другие задачи уголовного процесса. Например, такие действия, как получение объяснений и производство ревизий, направлены на то, чтобы иметь дока зательственную информацию, а привод обвиняемого или получение образ цов для сравнительного исследования – на подготовку и создание условий для производства следственных действий. Прав В.М. Савицкий, полагав ший, что отрицание процессуального характера действий, производимых до возбуждения уголовного дела, «проистекает, вероятно, из-за термино логического отождествления процессуальных действий со следственными, в то время как отношение между первыми и вторыми суть отношения рода и вида»2. В то же время С. Бажанов считает, что «всякое следственное дей ствие всегда, строго говоря, процессуально, а всякое процессуальное, в Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 268;

Галь перин И.М. Взаимодействие государственных органов и общественности по борьбе с преступностью. М., 1972. С. 102.

Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве.

М., 1975. С. 76.

широком смысле слова, есть действие следственное»1. Такое же неправо мерное отождествление процессуальных и следственных действий допус кает и И.Л. Петрухин, который пишет, что в случае признания действий, совершаемых до возбуждения уголовного дела, процессуальными «стира ется грань между получением показаний (процессуальные действия) и объ яснений (непроцессуальные действия), проведением экспертизы (процессу альное действие) и получением ведомственных заключений (непроцессу альные действия) и т.д.»2. Однако запрещение производить следственные действия до возбуждения уголовного дела вовсе не исключает уголовно процессуального характера тех действий, которые разрешены законом и проводятся на первоначальной стадии уголовного процесса, – получение объяснений, производство ревизий, документальных проверок и др.

Наконец, еще одна позиция авторов, отрицающих уголовно-процес суальный характер предварительной проверки, заключается в обосновании мнения, что «по своей природе деятельность по обнаружению признаков преступления является розыскной деятельностью»3. Сторонники данной точки зрения разделяют оперативно-розыскную деятельность на оператив ную (негласную) и розыскную (гласную) деятельность. К последней они относят такие способы проверки заявлений и сообщений о преступлении, как истребование необходимых материалов и получение объяснений.

Однако оперативно-розыскные меры регламентированы законом «Об оперативно-розыскной деятельности»4, осуществляются оперативны ми работниками и направлены, прежде всего, на раскрытие преступлений.

Предварительная же проверка регламентирована, хотя и недостаточно чет ко, уголовно-процессуальным законодательством, проводится, как прави ло, лицами, осуществляющими процессуальную деятельность, и направле на на установление признаков преступления.

Тем не менее, существует мнение, что получение объяснений и ис требование материалов не могут быть процессуальными, так как закон не устанавливает их подробной регламентации, а лишь называет их5. Но раз личие между процессуальными и непроцессуальными (оперативно розыскными) действиями состоит в том, что первые производятся гласно, открыто и отсутствие в законе детальной регламентации получения объяс нений, истребования материалов и проведения специальных исследований Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка // Законность.

1995. № 1. С. 24.

Петрухин И.Л. Право на защиту и проблема упрощения судопроизводства // Адвока тура и современность. М., 1987. С. 40.

3ажицкий В.И. Правовая регламентация деятельности по обнаружению признаков преступления // Правоведение. 1992. С. 108.

Об оперативно-розыскной деятельности: федер. закон от 12 авг. 1995 г. № 144-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349.

Масленникова Л.Н. Правовая природа проверочных действий и совершенствование их производства органами внутренних дел // Совершенствование правовой основы рассле дования преступлений органами внутренних дел: сб. науч. тр. Академии МВД СССР.

М., 1991. С. 180.

является пробелом, который может и должен быть восполнен, а вторые осуществляются негласным путем, когда разглашение источника инфор мации недопустимо.

Принимая заявление, разъясняя заявителю его права и обязанности, решая вопрос о предварительной проверке, получая объяснения и необхо димые документы, должностные лица действуют на основе норм уголовно процессуального права, и поэтому их деятельность не может не считаться уголовно-процессуальной.

Процессуальная сущность предварительной проверки состоит в рас смотрении и разрешении заявлений и сообщений о преступлении и произ водстве в необходимых случаях процессуальных действий (получение объяснений, производство ревизий, документальных проверок и др.), направленных на установление признаков преступления с тем, чтобы при нять законное и обоснованное решение о возбуждении или отказе в воз буждении уголовного дела.

В соответствии со ст. 144 УПК РФ срок проверки сообщения о пре ступлении по общему правилу составляет не более трех суток. Он может быть продлен до 10 суток руководителем следственного органа по хода тайству следователя и начальником органа дознания по ходатайству дозна вателя. Дальнейшее продление срока проверки допустимо до 30 суток при необходимости проведения документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведе ния оперативно-розыскных мероприятий.

Однако анализ уголовных дел позволил установить случаи проведе ния проверки в более длительный, чем установлен УПК РФ, срок – до месяцев1. Такая практика является грубейшим нарушением закона.

В науке вопрос о сроках проверки сообщения о преступлении отно сится к числу дискуссионных. Одни авторы полагают, что необходимо за крепить в законе возможность продления срока проверки хотя бы до 30 су ток не только при наличии оснований, указанных в законе, но и в иных случаях, поскольку «по некоторым категориям сообщений о преступлени ях по объективным причинам уложиться в указанные сроки не представля ется возможным»2. В числе объективных причин авторы, как правило, называют необходимость проведения различных исследований, в том чис ле, судебно-медицинских3, без получения результатов которых невозмож но правильно квалифицировать деяние.

Овсянников И.В. Рассмотрение сообщений о преступлениях. Процессуальные и крими налистические проблемы: науч.-практ. и учеб. пособие. М.: Юрлитинформ, 2010. 208 с.

Тулянский Д.В. Некоторые процессуальные положения УПК РФ: требуются законо дательные новации // Журнал российского права. 2007. № 2.

Косых В.Г. Расширение перечня оснований для продления срока проверки заявлений и сообщений о преступлениях // Уголовный процесс. 2007. № 4. С. 22;

Багмет А.М.

Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях // Уголовный процесс. 2006.

№ 6. С. 35.

Считаем, что данную точку зрения нельзя признать обоснованной и соответствующей целям проверки. В ходе проверки сообщений о преступ лениях не ставится цель установить все элементы состава преступления, она проводится для установления наличия или отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Поэтому на данном эта пе достаточно получить медицинскую справку с указанием диагноза и предполагаемой продолжительности лечения.

Другие авторы полагают, что установленный законом трехсуточный срок является неоправданно большим, поскольку «на самом деле процесс проверки идет в этих случаях по двум направлениям: первое – с целью установления оперативными аппаратами лиц, совершивших преступление, второе – отыскание возможностей отказать в возбуждении уголовного де ла»1, и предлагают принимать решение немедленно или хотя бы в течение 24 часов, потому что «чем короче продолжительность доследственной проверки, тем меньше вероятность фальсификации на стадии возбуждения уголовного дела и тем больше шансов у следователя собрать необходимые доказательства и раскрыть преступление»2. Такая позиция отчасти верна, поскольку по некоторым сообщениям, например, о краже в квартире, до статочно произвести осмотр места происшествия для выявления признаков преступления и принятия решения о возбуждении уголовного дела. Вместе с тем, иногда требуется и более продолжительный срок для проверки.

По нашему мнению, установленный ст. 144 УПК РФ срок проверки является оптимальным, подлежащим строгому соблюдению. Не должно допускаться не вызванное необходимостью продление трехсуточного сро ка до 10 и тем более до 30 суток. Вопрос о продлении срока должен ре шаться руководителем следственного органа, начальником органа дозна ния или прокурором в каждом конкретном случае с учетом представлен ных следователем объяснений и плана мероприятий, которые необходимо произвести в течение дополнительного времени.

В соответствии с ч. 1 ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении должно быть принято одно из следующих ре шений:

– о возбуждении уголовного дела;

– об отказе в возбуждении уголовного дела;

– о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным де лам частного обвинения – в суд.

Зипунников Д.А., Каретников А.С. Сообщения о преступлениях – проблемы теории и практики // Российская юстиция. 2006. № 12.

Овсянников И.В. Проверка сообщения о преступлении: понятие и содержание // Уго ловный процесс. 2007. № 7. С. 33.

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ, РУКОВОДИТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО ОРГАНА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Обязательным условием установления истины по уголовному делу является уголовно-процессуальное доказывание, без которого невозможно не только привлечение к ответственности и назначение виновному спра ведливого наказания, но и освобождение от него невиновных, реабилита ция каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Для обеспечения назначения уголовного судопроизводства необхо димо в каждом конкретном случае точно выяснить наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для дела, и подлежащих доказыванию.

Будучи, как правило, явлением прошлого, эти обстоятельства в своем по давляющем большинстве не предстают перед следователем в материаль ном виде, не наблюдаются и не воспринимаются им непосредственно. По уголовным делам они устанавливаются опосредованным путем.

Как путь восстановления реальной картины событий прошлого, уяс нения их сущности и выработки требуемых по ним решений, доказывание в досудебном производстве представляет собой сложную деятельность, в которой органически сочетаются две равноценные стороны – мыслитель ная и практическая.

Всю доказательственную деятельность по уголовному делу следует рассматривать как правовую деятельность, регламентированную процессу альным законом.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации внес су щественные коррективы в регулирование этой деятельности. К числу тако го рода изменений, в частности, относятся:

– исключение из УПК РФ положений, содержащих требование о все стороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела;

– расширение начала состязательности при производстве предвари тельного расследования;

– изменение содержания обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ);

– дополнение перечня видов доказательств заключением и показани ями специалиста (п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ);

– более подробное регулирование собирания, проверки и оценки до казательств (ст.ст. 17, 81-84 УПК РФ);

– изменение порядка производства отдельных следственных дей ствий (главы 24-27 УПК РФ).

Представляется, что не все из указанных выше изменений порядка доказывания при производстве предварительного следствия являются обоснованными. Указанное обстоятельство, а также пробелы в законода тельстве, регулирующем доказательственную деятельность на досудебном производстве, обусловливают существенные затруднения, возникающие в практической деятельности органов предварительного следствия.

Вышеизложенное определяет актуальность исследования вопросов доказательственной деятельности руководителя следственного органа, следователя на досудебных стадиях судопроизводства как для теории уго ловного процесса, так и для практической деятельности органов предвари тельного следствия.

Основным содержанием деятельности следователя является уголов но-процессуальное доказывание. Под последним принято понимать осу ществляемую в процессуальной форме деятельность руководителя след ственного органа, следователя, иных должностных лиц, уполномоченных УПК РФ на производство расследования, по собиранию, проверке и оценке фактических данных, необходимых для установления истины по уголов ному делу и решения задач уголовного судопроизводства1.

Доказывание – это, прежде всего, познавательная деятельность, оно осуществляется с целью установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Поэтому на него распространяются все общие закономерности, присущие любой познавательной деятельности, изучаемые теорией позна ния (гносеологией). Однако доказывание по уголовному делу имеет суще ственную специфику, отличающую его от других видов познания, осу ществляемых в современном обществе. Основные его особенности заклю чаются в следующем:

– специфичен предмет познания в уголовно-процессуальном доказы вании. Им являются не общие закономерности природы и общества, а кон кретные обстоятельства, необходимые для разрешения уголовного дела по существу. Общий круг этих обстоятельств определен в уголовно процессуальном законе;

– необходимость принятия решения по делу. Чем бы ни завершилась доказательственная деятельность, по делу обязательно должно быть при нято решение;

– процесс доказывания всегда ограничен определенными сроками;

– процесс доказывания детально регламентирован законом и проте кает в соответствующей процессуальной форме;

– круг субъектов, обладающих правом осуществления доказывания по делу, определяется уголовно-процессуальным законом.

Цель процесса доказывания – установление обстоятельств, подле жащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ). Знания об указанных обстоятель ствах, полученные в результате собирания, проверки и оценки доказа тельств, должны соответствовать обстоятельствам совершенного преступ ления.

В статье 85 УПК РФ говорится, что процесс доказывания включает в себя собирание, проверку и оценку доказательств. Собирание, проверка и Соловьев А.Б. Доказывание по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде рации (досудебные стадии). М.: Юрлитинформ, 2003. С. 6.

оценка доказательств – это элементы, составные части доказывания, но не его этапы, так как они тесно связаны между собой, порою происходят од новременно, перемежаясь, а не следуя друг за другом.

Под собиранием доказательств понимается совершение субъектами, на которых возложена обязанность доказывания, действий по обнаруже нию и закреплению в установленном законом порядке доказательств. В со бирании доказательств также принимают участие иные лица, наделенные законом соответствующими правомочиями. Основные направления, по ко торым осуществляется собирание доказательств, предусматриваются ст. УПК РФ.

Проверка доказательств следователем заключается в совокупности практических и мыслительных действий. Практическая деятельность вы ражается в производстве следственных и процессуальных действий, а мыслительная реализуется в сопоставлении доказательств, применении ло гических методов и приемов.

В части 1 ст. 88 УПК РФ указывается, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверно сти, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела. Относимость, прежде всего, характеризует доказательство, отражая его связь с предметом доказывания по расследуе мому уголовному делу. При отсутствии относимости использование ин формации по конкретному делу бессмысленно, поскольку с ее помощью нельзя установить значимые для дела обстоятельства и, следовательно, она не будет иметь доказательственного значения.

Так, 21 июля 2006 года Грозненским судом с участием присяжных заседателей был вынесен оправдательный приговор в отношении Ц., обви няемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 220 и ч. ст. 222 УК РФ1. Анализ обвинительного заключения, подготовленного сле дователем прокуратуры Республики Дагестан, свидетельствует, что ви новность Ц. в участии в преступном сообществе и незаконном хранении и перевозке огнестрельного оружия подтверждается только косвенными доказательствами – показаниями К. и М., которые подтвердили факт присутствия Ц. при извлечении оружия из тайника и его перевозке к М.

Все остальные показания, данные двенадцатью свидетелями по этому де лу и приведенные в обвинительном заключении, касаются не деяний Ц., а деятельности остальных членов преступного сообщества, которая была предметом судебного разбирательства по другому уголовному делу, то есть являлись неотносимыми к этому уголовному делу доказательствами и, соответственно, не могли свидетельствовать ни о виновности, ни о невиновности Ц. в инкриминируемых ему деяниях. Это и послужило осно ванием для вынесения присяжными заседателями оправдательного вер дикта.

Приговор Грозненского суда по делу № 2-59/06 от 21 июля 2009 г. // Архив Ленинско го районного суда г. Грозный.

Следует отметить, что ложные сведения также будут относимы, по скольку между ними и доказываемым обстоятельством имеется связь, од нако она по каким-либо причинам предстает в искаженном виде. Такая информация является результатом либо добросовестного заблуждения, ли бо сознательного стремления скрыть истину. В связи с этим считаем, что следователям при оценке доказательств необходимо учитывать причины искажения действительности. Для правильного вывода следует обращать внимание на обстоятельства, влияющие на запечатление, сохранение и воспроизведение информации. Так, на формирование показаний свидете ля-очевидца оказывают влияние наличие у лица в данной обстановке воз можностей наблюдать происходящее, его физическое состояние, которое позволило бы ему правильно воспринимать событие, запоминать и пра вильно воспроизводить увиденное. В случае дачи заведомо ложных пока заний потерпевшим (свидетелем) необходимо выяснять мотив данного по ступка: угроза со стороны обвиняемого или иных лиц, корысть и т.д. При чиной дачи недостоверных показаний подозреваемым (обвиняемым), как правило, является стремление смягчить или избежать уголовной ответ ственности за содеянное или же желание уберечь от наказания кого-либо из близких лиц (например, в случае самооговора).

Допустимость доказательств означает, что сведения получены надлежащим субъектом доказывания, только из источников, перечислен ных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, с соблюдением предусмотренного законом по рядка производства следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств. Правом проведения процессу альных действий, направленных на получение доказательств, обладает ли цо, в производстве которого находится уголовное дело. В случае если ка кие-либо следственные действия выполнены без письменного поручения правомочного на производство расследования по конкретному уголовному делу следователя другим лицом, полученная информация не будет иметь доказательственного значения. Например: уголовное дело было возбужде но и находилось в производстве следователя. В то же время оперативный работник полиции по собственной инициативе провел обыск в доме подо зреваемого и изъял обрез и боеприпасы. Так как данное следственное дей ствие было произведено не уполномоченным на то лицом, протокол обыс ка и изъятые предметы не получили статус доказательств по уголовному делу1. Вместе с тем, не любое отступление от правил производства след ственных и иных процессуальных действий должно вести к недопустимо сти доказательств. Следователям рекомендуется решать вопрос о допусти мости доказательств в зависимости от содержания допущенного наруше ния и возможности его устранения.

Так, если нарушения носят невосполнимый характер и ставят под сомнение результаты процессуального действия, то такие доказательства являются недопустимыми. Например, когда нарушено правило о предъяв См.: Российская юстиция. 1995. № 6. С. 6-7.

лении лица для опознания вместе с другими лицами, по возможности сходными по внешности с опознаваемым (ч. 4 ст. 193 УПК РФ), то резуль таты такого опознания не могут быть признаны доказательством и устра нить процессуальное нарушение не представляется возможным.

Однако могут быть и такие случаи, при которых допущенные нару шения не лишают фактические данные в полном объеме доказательствен ного значения, либо могут быть нейтрализованы путем получения допол нительных доказательств. Например, если протокол допроса свидетеля в целом оформлен правильно, но одну из страниц допрошенный не подпи сал, чем было нарушено требование ч. 8 ст. 190 УПК РФ, то сомнения от носительно показаний свидетеля по признаку нарушения порядка оформ ления протокола могут относиться только к показаниям, зафиксированным на данной странице. Они могут быть устранены путем дополнительного допроса относительно сведений, изложенных на неподписанной странице.

Или, например, при анализе заключения эксперта может быть установлено, что он не в полном объеме ответил на вопросы, которые ему были постав лены, то есть не полностью выполнил требования ч. 1 ст. 204 УПК РФ.

Однако такого рода нарушения не исключают доказательственного значе ния указанного заключения, но лишь требуют проведения дополнительной экспертизы, о чем прямо указывается в ч. 1 ст. 207 УПК РФ.

Или, например, ст. 187 УПК РФ определяет, что продолжительность допроса может быть не более 8 часов в сутки и не более 4 часов без пере рыва. Между тем, следует ли исключать показания свидетеля, как недопу стимые, только потому, что общее время допроса превысило 8 часов на 15 20 минут? Полагаем, что при определении допустимости таких показаний следует исходить из того, насколько и в связи с чем было превышено вре мя допроса, и повлияло ли это на содержание показаний.

Таким образом, при наличии нарушения порядка производства про цессуальных действий вопрос о возможности использования соответству ющих фактических данных в доказывании по делу должен решаться сле дователем дифференцированно, в соответствии со смыслом закона.

Решить вопрос о достоверности того или иного доказательства сле дователю можно лишь в результате тщательного и всестороннего изучения всего хода формирования доказательств: способности допрашиваемого ли ца к восприятию, запоминанию, воспроизведению информации об обстоя тельствах дела, факторов, могущих повлиять на эти процессы и т.д.

Достаточность доказательств должна оцениваться следователем в за висимости от того, какие требования к установлению тех или иных обстоя тельств выдвигает закон. Одни решения могут быть приняты, когда со бранных доказательств достаточно для предположительного вывода, они дают основания полагать о наличии или возможности наступления каких либо обстоятельств (например, ч. 1 ст. 97 УПК РФ). Применительно к дру гим решениям достаточность оценивается в зависимости от того, приводят ли они к убеждению в доказанности фактических обстоятельств вне ра зумных сомнений (обвинительный приговор – ч. 4. ст. 302 УПК РФ)1.

Исходя из содержания ст.ст. 74, 86-88 УПК РФ, а также статей глав 21-27 УПК РФ, регулирующих производство следственных действий, может быть сделан вывод о том, что основное содержание деятельности следователя состоит в обнаружении доказательств, перечисленных в ч. ст. 74 УПК РФ, их процессуальном закреплении, осуществляемом путем производства конкретных следственных действий, и применительно к этим доказательствам выяснения относимости, допустимости, достоверности содержащихся в них сведений.

Доказательственная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела осуществляется следователем в рамках проверки сообщения о пре ступлении.

Средствами такой проверки являются и следственные действия, ко торые одновременно выступают способами получения доказательственной информации в стадии возбуждения уголовного дела.

До возбуждения уголовного дела законодатель разрешает производ ство следующих следственных действий, направленных на получение до казательственной информации: осмотр места происшествия, осмотр трупа, освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследова ния, назначение судебной экспертизы.

В ходе осмотра места происшествия следователь нередко получает фактические данные, которые невозможно получить из других источников.

Поэтому желательно, чтобы по делам, по которым предварительное след ствие обязательно, осмотр проводил сам следователь.

Осмотр трупа при необходимости также может быть произведен до возбуждения уголовного дела. Указание на эту возможность в УПК РФ ликвидировало существовавшую ранее непоследовательность: если это следственное действие проводилось в рамках осмотра места происшествия, его можно было проводить до возбуждения уголовного дела, в остальных случаях – нет. При наружном осмотре трупа следователю необходимо установить: расположение трупа, его позу, пол и примерный возраст, наличие повреждений и следов;

внешний вид одежды и обуви;

характер повреждений на одежде;

наличие на ней следов, пятен, отметок и т.д.

Предлагаем рассмотреть фрагмент протокола осмотра трупа, обра щая внимание на полноту, правильность и последовательность составле ния данного документа, что в последующем может помочь следователю, во-первых, установить личность потерпевшего, а во вторых, – начать рабо ту по доказыванию обстоятельств преступления.

«...Вдоль кровати на полу лежит труп мужчины, голова которого обращена к стене, противоположной двери, и находится на расстоянии 60 см от нее;

затылок расположен на расстоянии 214 см от угла, обра См.: Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Рос сийская юстиция. 2004. № 7. С. 7-8.

зованного стеной, противоположной двери, и стеной, в которой нахо дится окно. Ноги вытянуты вдоль кровати, несколько разведены, носок правой ноги находится на расстоянии 140 см от правого наличника двер ного проема и 130 см от левого наличника;

носок левой ноги расположен на расстоянии 150 см от правого наличника дверного проема и 120 см от левого.

Труп лежит на животе, лицо повернуто к кровати, правая щека находится на полу, левая обращена вверх. Руки согнуты в локтевых су ставах;

пальцы кисти правой руки сжаты в кулак и соприкасаются с по лом, расположены на расстоянии 10 см от затылка;

пальцы левой руки разжаты, покоятся на полу, кисть левой руки находится на расстоянии 20 см ниже подбородка.

Обстановка комнаты и труп фотографировались от двери и от ок на, места фотосъемок отмечены на схеме. Труп фотографировался свер ху методом линейной панорамы.

На трупе надеты: майка белого цвета и кальсоны белого цвета. На видимых обнаженных частях тела: лице, шее, руках и спине какие-либо повреждения и следы не обнаружены. Труп был перевернут на спину. На майке в районе передней нижней области груди имеется разрез линейной формы длиной 3,8 см, ниже которого расположены три потека бурого цвета, похожие на кровь, направленные сверху вниз, шириной 0,6, 0,8 и 1 см, длиной соответственно 6, 9 и 11 см. На участке пола, в месте со прикосновения доски пола с верхней частью туловища, видно пятно бурого цвета, похожее на кровь, размером 2,7 х 6 х 11 см, расположенное на рас стоянии 285 см от правого наличника дверного проема и 273 см от левого.

Труп мужчины правильного телосложения, удовлетворительного питания, на вид 40 лет. Длина тела 179 см. Общий цвет кожных покровов бледно-серый. Кожные покровы рук, лица, шеи, в районе подмышечных впадин, груди, спины и живота на ощупь холодные. Температура тела при измерении ее в прямой кишке в течение 10 мин – 25° С.

Трупные пятна сине-багрового цвета сплошные, располагаются на правой половине лица, справа на боковой поверхности шеи, передней обла сти груди, живота, на передних поверхностях обоих бедер и голеней. При надавливании бледнеют.

Трупное окоченение четко выражено в жевательных мышцах, мыш цах верхних и нижних конечностей.

В передней нижней области груди слева на расстоянии 3 см ниже левого соска находится рана линейно-щелевидной формы длиной 3,5 см, расположенная справа – налево, примерно под углом 60° к вертикали.

Концы раны имеют вид острых углов. Края, обрамленные красноватой каймой, ровные.

Повреждение на майке и рана на теле трупа были сфотографиро ваны методом масштабной фотосъемки...»1.

Уголовное дело № 2008518287 // Архив Калининского районного суда г. Тюмени.

Освидетельствование нередко носит неотложный характер и в случа ях, не терпящих отлагательства, также может быть проведено до возбуж дения уголовного дела. Вопрос о производстве освидетельствования реша ет следователь. При этом необходимо обратить внимание, что следователи нередко забывают или даже не знают, какие вопросы входят в компетен цию врачей, осматривающих потерпевших по уголовным делам.

Формальный подход к проведению освидетельствования в последу ющем может лишить следователя определенных доказательств по уголов ному делу.

Примером такого формального подхода может послужить конкрет ное уголовное дело о разбойном нападении на сторожа кооператива1. По словам потерпевшего, преступники применили баллончик с какой-то жид костью, после чего он не мог видеть;

кроме того, ему связали руки и нанесли несколько ударов ногами по телу. Лишь спустя несколько часов потерпевший смог обратиться за помощью.

Направленный в поликлинику потерпевший был освидетельствован медицинским работником, однако никаких следов преступления в амбула торной карте не зафиксировано, имелась лишь ссылка на обстоятельства происшествия, да и то очень краткая. Несмотря на такие данные и заяв ление сторожа, следователь почти через месяц (!) назначил судебно медицинскую экспертизу для определения степени тяжести вреда, причи ненного здоровью потерпевшего. Разумеется, такая экспертиза ничего не дала и не могла дать, а следствие лишилось определенных доказательств в расследуемом деле.

Кроме вышеуказанных следственных действий, законодатель гово рит о возможности производства следующих процессуальных действий:

получение объяснений, истребование и изъятие предметов и документов, производство документальных проверок, ревизий, исследование докумен тов, предметов, трупов, а также о возможности давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о производстве опе ративно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Что касается стадии предварительного расследования, то здесь руко водители следственного органа, следователи не испытывают недостатка в способах получения доказательственной информации. Однако при ее по лучении, проверке и оценке возникают определенные сложности и про блемы.

Общеизвестно, что показания подозреваемого, обвиняемого, потер певшего, свидетеля являются самыми распространенными видами доказа тельств.

Универсальной формой фиксации указанных показаний служит протокол. Например, в протоколе допроса обвиняемого, находящемся в уголовном деле № 200900065/16, зафиксированы показания Г. о том, что он 4 марта 2010 года около 15 часов в доме по адресу: Тюменская об Уголовное дело № 200905703/34 // СУ УВД Калининского АО г. Тюмени. 2009.

ласть, Бердюжский район, с. Бердюжье, ул. Советская, д. 6 в ходе воз никшей ссоры взял со стола разделочную доску и умышленно, с целью при чинения смерти С., нанес указанной доской множество ударов по голове последнего, в результате которых наступила смерть С. Свою вину в со вершении преступления он признает полностью1.

Вместе с тем следует отметить, что при получении показаний следо ватели сталкиваются с определенными трудностями. Рассмотрим их более подробно. Так, например, в ст. 189 УПК РФ, регулирующей общие правила проведения допроса, указывается, что при допросе запрещается задавать наводящие вопросы, в остальном следователь свободен при выборе такти ки допроса (ч. 2 ст. 189 УПК РФ). Если с первым положением этой нормы вполне можно согласиться, поскольку наводящий вопрос содержит в себе подсказку ожидаемого ответа, наводит на ответ, который желал бы полу чить следователь, то с категорическим указанием о том, что в остальном следователь не связан какими-либо процессуальными правилами, регули рующими порядок допроса, согласиться нельзя.

Так, полагаем, что следователям необходимо придерживаться сле дующих правил проведения допросов: обвиняемые, свидетели и потер певшие по одному и тому же делу допрашиваются порознь, в отсутствие других обвиняемых, свидетелей и потерпевших;

их допрос начинается со свободного рассказа и лишь затем им задаются вопросы;

после окончания допроса им, в случае их просьбы, предоставляется право написания соб ственноручных показаний.

Или, часть 4 ст. 173 УПК РФ устанавливает, что повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае отказа его от дачи показаний на первом допросе может производиться только по просьбе обвиняемого.

Указанное положение существенным образом ограничивает полно мочия следователя. В процессе следствия, после предъявления обвинения, могут появиться и обычно появляются дополнительные доказательства как изобличающие, так и оправдывающие обвиняемого и недопущение в этих случаях повторного допроса обвиняемого ограничивает возможности сле дователя по выполнению в полном объеме требований ст.ст. 87-88 УПК РФ, связанных с проверкой и оценкой вновь собранных доказательств. Что же касается гарантий от принуждения к даче показаний, то их в УПК РФ вполне достаточно, поскольку закон предусматривает обязанность следо вателя разъяснить обвиняемому его право отказаться от дачи показаний, кроме того, в его допросе обычно участвует защитник, имеющий право да вать консультации допрашиваемому, да и сам допрос с перерывом не мо жет продолжаться более 8 часов.

Применительно к показаниям свидетеля и потерпевшего, существен ное значение имеют проблемы процессуального института свидетельского иммунитета.

Уголовное дело № 200900065/16 // Ишимский МСО СУ Следственного комитета при прокуратуре РФ по Тюменской области. 2009.

В УПК РФ дано определение свидетельского иммунитета, указан круг его субъектов и условия реализации. Устанавливается также, что сви детельский иммунитет распространяется и на потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

По нашему мнению, исходя из действующих норм УПК РФ, лица, на которых распространяется свидетельский иммунитет, могут быть разделе ны на две группы:

– лица, которые могут отказаться от дачи показаний, но могут и не воспользоваться своим правом (лица, указанные в п. 1 ч. 4 ст. 56, ч. 2 ст. 3, п. 5 ч. 3 ст. 56 УПК РФ);

– лица, которые не могут допрашиваться в качестве свидетелей по поводу некоторых обстоятельств либо вообще давать показания по делу (лица, перечисленные в пп. 1-4 ч. 3 ст. 56, ч. 4 ст. 195, п. 4 ст. 196 УПК РФ).

Можно согласиться с необходимостью более четкого разграничения в законе лиц по двум названным выше группам (в частности, исходя из формулировки п. 5 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы не относятся к числу лиц, допрос которых запре щен), однако представляется, что все эти лица охватываются понятием свидетельского иммунитета. Такая точка зрения основывается на том, что, как в отношении лиц, перечисленных в первой группе, так и в отношении тех лиц, которых запрещено допрашивать, действует конституционное по ложение об освобождении от обязанности давать свидетельские показания (ст. 51 Конституции РФ).

Следует также отметить, что в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ и другими процессуальными нормами свидетелю или потерпевшему, име ющему право отказаться от дачи показаний, следователем должно быть разъяснено это право и, если он согласится дать показания, он должен быть предупрежден о том, что эти показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе (в отличие от обвиняемого) и в случае его последующего отказа от показаний. Он предупреждается об ответ ственности за дачу заведомо ложных показаний и, если таковые им будут даны, нет оснований для освобождения его от ответственности по ст. УК РФ.

Получение показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля возможно не только при производстве допроса, но и при совер шении некоторых других следственных действий. Речь идет об очной ставке, проверке показаний на месте и следственном эксперименте. Исходя из положений ст.ст. 181, 192, 194 УПК РФ, основными целями производ ства этих следственных действий являются устранение противоречий (оч ная ставка), проверка и уточнение (следственный эксперимент, проверка показаний на месте) ранее данных показаний, однако в ходе их проведения может быть получена дополнительная доказательственная информация, установлены новые обстоятельства, имеющие значение для дела.

Очная ставка проводится для устранения существенных противоре чий в показаниях ранее допрошенных лиц, и ее проведение является пра вом, но не обязанностью следователя. Указание на право, а не обязанность проведения очной ставки представляется вполне обоснованным и нельзя согласиться с довольно распространенной на практике точкой зрения о том, что она должна проводиться в каждом случае, когда обнаруживаются существенные противоречия в показаниях.

Необходимо отметить, что при всем значении очной ставки это не единственный (а в ряде случаев и не самый надежный) способ устранения противоречий в показаниях. Очная ставка – сложное и в известном смысле рискованное следственное действие, поскольку допрашиваемые узнают об осведомленности друг друга и могут договориться между собой, согласо вать ложные показания. Поэтому очная ставка, проведенная без учета осо бенностей дела и поведения на следствии допрашиваемых, является не нужной и вместо пользы часто приносит вред.

Разумеется, существенные противоречия в показаниях должны быть, по возможности, устранены, а, если это не удалось сделать, то следователь в итоговых решениях (обвинительном заключении, постановлении о пре кращении дела) обязан доказательно аргументировать, почему он одни по казания считает достоверными, а другие – нет.

Полагаем, что противоречия могут быть устранены или опровергну ты путем получения дополнительных доказательств, представления лицу, чьи показания предполагаются ложными, вещественных доказательств и документов, оглашения протоколов следственных действий, воспроизве дения материалов аудио-, видеозаписи, киносъемки следственных дей ствии (см. ч. 3 ст. 190 УПК РФ). Считаем, что следователи при производ стве по уголовному делу могут заменять очную ставку указанными про цессуальными действиями.

В практической деятельности органов расследования имеют место случаи, когда вместо следственного эксперимента производится проверка показаний на месте и, наоборот, – проверка показаний на месте именуется следственным экспериментом. Следует иметь в виду, что при известном сходстве целей и порядка производства этих следственных действий меж ду ними имеются и различия.

Проверка показаний на месте, если в ней есть необходимость, может быть осуществлена обычно без подготовки и каких-либо предварительных условий ее проведения. Следственный эксперимент – это производство опытов для проверки возможности восприятия каких-либо фактов, совер шения определенных действий, наступления какого-либо события, после довательности событий, определения механизма образования следов, и по этому воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события (ст. 181 УПК РФ) может иметь место только при создании условий, максимально приближенных к проверяемым действиям или событиям. Если это требование не выполнено, результаты следствен ного эксперимента не будут иметь доказательственного значения.

Считаем необходимым отметить, что в любом случае результаты по добных следственных действий могут приобрести значение самостоятель ных доказательств лишь тогда, когда в ходе этих действий получены ка кие-либо новые данные либо подтверждены (или опровергнуты) прежние.

Если же никаких новых данных не получено и все сведется к тому, что при выходе на место обвиняемый просто повторит показания, которые он да вал на допросе, это остается тем же признанием. Попытки представить ре зультаты таких следственных действий как отдельные самостоятельные доказательства приводят к созданию искусственного обманчивого впечат ления о наличии совокупности доказательств и таким образом искажают оценку доказательств, создают почву для судебной ошибки1.

Следующий вопрос касается производства судебной экспертизы.

Так, п. 4 ст. 196 УПК РФ устанавливает обязательность проведения экспертизы в случае необходимости установления психического или физи ческого состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способ ности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.

Однако, что касается свидетеля, то экспертиза, в том числе и для установления его способности давать показания, производится только с его согласия или с согласия его законного представителя (ч. 4 ст. 195 УПК РФ).

Следует обратить внимание, что освидетельствование свидетеля мо жет быть произведено и без его согласия, если это необходимо для оценки достоверности его показаний (ч. 1 ст. 179 УПК РФ).

Мы считаем, что указанное правило должно распространяться и на производство экспертизы, поскольку установить достоверность показаний лица, страдающего психическими или физическими недостатками, воз можно лишь путем экспертного исследования, но не освидетельствования.

Говоря о доказательственной деятельности следователя, необходимо рассмотреть вопрос об использовании в доказывании результатов опера тивно-розыскной деятельности (далее – ОРД).

Следует отметить, что доказательствами данные ОРД сами по себе не являются. Для того чтобы эти данные приобрели статус доказательств, они должны быть введены в уголовное судопроизводство в соответствии с положениями УПК РФ. Изучение складывающейся практики приводит к выводу, что на основе полученных оперативным путем данных могут фор мироваться такие виды доказательств, как: показания свидетеля (реже по казания подозреваемого или обвиняемого), вещественные доказательства, иные документы.

Основной проблемой, возникающей в каждом конкретном случае, когда требуется придать данным оперативно-розыскной деятельности ста тус доказательств, является определение процессуального источника дока зательств и содержания, необходимых для выполнения этой задачи про цессуальных действий. Какие именно источники применять, какие процес Кореневский Ю.В. Проверка и оценка достоверности доказательств при расследова нии и рассмотрении в судах уголовных дел // Информационный бюллетень Генераль ной прокуратуры РФ. 2007. № 5. С. 37-39.

суальные действия выполнить и какие тактические комбинации при этом использовать, следователи должны решать дифференцированно, примени тельно к ситуации конкретного уголовного дела.

Рассмотрим этот вопрос относительно стадии возбуждения уголов ного дела. Часть 1 ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

предусматривает возможность проведения оперативно-розыскных меро приятий до возбуждения уголовного дела, если для этого есть фактические основания (наличие сведений о признаках подготавливаемого, совершае мого или совершенного преступления). Как правило, интерес с точки зре ния реализации в уголовном процессе представляют как раз те данные, ко торые получены до возбуждения уголовного дела. Дополнительные дан ные, которые будут получены в результате проведенных мероприятий, как правило, и позволяют решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а впоследствии могут быть использованы следователем в доказывании.

Отметим, что процессуальных форм уголовно-процессуальных дока зательств, которые следователь может использовать в данной стадии, всего две: протоколы следственных и судебных действий (осмотр места проис шествия, осмотр трупа, освидетельствование);

иные документы (истребо ванные или представленные в порядке, предусмотренном УПК РФ).

Остальные процессуальные формы, предусмотренные ч. 2 ст. 74 УПК РФ, могут использоваться лишь после возбуждения уголовного дела. В связи с этим наиболее часто задаваемым следователями вопросом является вопрос о возможности изъятия предметов и документов до возбуждения уголовно го дела. Выемка как следственное действие до возбуждения уголовного дела запрещена. Соответственно, допустимым изъятие предметов и доку ментов может признаваться лишь в случаях, когда оно произведено в рам ках осмотра места происшествия, осмотра трупа или облекается в форму истребования (по запросу властного субъекта, адресованному учреждению, организации). Остается неясным, как изымать предметы и документы, об ладающие доказательственным значением, в остальных случаях: когда они имеются у какого-либо юридического лица и оно не желает с ними расста ваться, игнорирует запрос следователя или когда этот искомый предмет в правоохранительные органы приносит физическое лицо.

Мы считаем, что следователям в данном случае необходимо исполь зовать оперативно-розыскные мероприятия для изъятия подобных носите лей информации. В отличие от выемки, обыска все оперативно-розыскные мероприятия могут производиться как до, так и после возбуждения уго ловного дела. На основании результатов оперативно-розыскных мероприя тий впоследствии могут формироваться уголовно-процессуальные доказа тельства (ст. 11 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ст. 89 УПК РФ). Такой путь достаточно долог, но полностью соответствует действу ющему законодательству.

Необходимое условие использования результатов оперативно розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам – защита от возможного разглашения относящихся к этой деятельности сведений, со ставляющих государственную тайну.

Выход из данной ситуации для следователей видится в том, чтобы вопрос о возможности представления тех или иных материалов, содержа щих государственную тайну, решался самим органом, осуществляющим оперативно-розыскные мероприятия. Дело в том, что достаточно часто необходимость сохранения в тайне сведений о средствах, источниках, ме тодах оперативно-розыскной деятельности, может оказаться важнее, чем интересы раскрытия того или иного конкретного преступления. Если это так, то такие сведения не будут представлены.

Еще одним немаловажным аспектом использования результатов ОРД в доказательственной деятельности является обязательное получение пока заний от лица, представившего следователю предмет или документ, для определения как допустимости, так и относимости содержащихся в них сведений.

Однако кроме проверки следователем процессуальными и непроцес суальными методами источника фактических данных и собственно самих доказательств, полученных на основе оперативной информации (в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий), следует проверить законность получения тех или иных результатов оперативно-розыскной деятельности. Такая проверка должна осуществляться как процессуальны ми (например, посредством допроса оперативного сотрудника), так и не процессуальными (ознакомление с соответствующими сопроводительны ми документами) средствами.

Наряду с производством следственных действий, являющихся основ ным способом собирания, проверки и оценки отдельных видов доказа тельств на предварительном расследовании, в процессе следствия и дозна ния имеет место также добровольное представление предметов и докумен тов, которые следователем могут быть признаны доказательствами по делу.

Представляется, что к числу такого рода добровольно представлен ных объектов, которые могут стать вещественными доказательствами или иными документами, относятся:

– предметы и документы, собранные и представленные участниками уголовного судопроизводства и иными гражданами;

– предметы и документы, представленные учреждениями, предприя тиями и организациями.

Необходимо отметить, что в УПК РФ не предусматривается порядок оформления получения указанных предметов и документов. В практиче ской деятельности правоохранительных органов указанные документы называются по-разному – протокол выемки, протокол добровольной выда чи, протокол приема предметов. Отсутствует единообразное решение и вопроса о том, следует ли привлекать к участию в проведении данного действия понятых. Мы считаем, что, во всяком случае, указанный доку мент не может быть назван протоколом выемки. Выемка – это следствен ное действие. Порядок ее производства подробно регулируется ст.ст. 182, 183 УПК РФ и существенным образом отличается от добровольной выдачи предмета или документа, а также допускает в ряде случаев применение мер принудительного характера.


Однако в практической деятельности органов предварительного следствия нередки случаи замены добровольной выдачи предмета (доку мента) его выемкой.

Полагаем, что следователям необходимо придерживаться следую щих рекомендаций при приобщении к делу предметов и документов:

1. Представленные учреждениями, предприятиями и организациями предметы и документы, которые могут являться доказательствами, осмат риваются следователем по правилам осмотра вещественных доказательств и приобщаются к делу особым постановлением вместе с сопроводитель ным письмом руководителя представившей организации, в котором долж ны быть указаны обстоятельства обнаружения данного предмета или до кумента;

2. Предметы или документы, представленные отдельными лицами, аналогичным образом приобщаются к делу после допроса представившего их лица об обстоятельствах их обнаружения, осмотра этих объектов и фик сации в протоколе осмотра их признаков, имеющих доказательственное значение.

Отдельно следует рассмотреть вопрос об участии адвоката в доказа тельственной деятельности руководителя следственного органа, следова теля. Сложившаяся правоприменительная практика идет путем заявления защитником ходатайства о приобщении к уголовному делу предметов или документов в качестве доказательств.

Например, по уголовному делу № 20040782/45 защитником было за явлено ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела в каче стве доказательства справки, подтверждающей, что подозреваемый Ш.

проходит военную службу в части, расположенной в другом городе1.

УПК РФ существенным образом расширил полномочия адвоката защитника и адвоката-представителя по участию в доказывании при осу ществлении уголовного судопроизводства. Однако указанные изменения породили ряд проблем в законодательстве и правоприменительной прак тике. Так, ни закон, ни иные нормативные правовые акты не определили, в каком порядке должны осуществляться действия, перечисленные в пунк тах 1, 2 и 3 ст. 86 УПК РФ, что на практике вызывает споры по поводу то го, отвечают ли обнаруженные адвокатами материалы сведениям, которые могут быть признаны доказательствами (ч. 1 ст. 74 УПК РФ).

Для преодоления указанного пробела Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации были подготовлены «Методические ре комендации по реализации прав адвокатов, предусмотренных п. 2 ч. Уголовное дело № 2007078245 // Архив Ленинского районного суда г. Тюмени.

ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ1 и п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокат ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»2.

Следует отметить, что частично предлагаемые Методические реко мендации могут быть использованы руководителем следственного органа, следователем для фиксации полученной адвокатами информации и ее по следующей оценки органами расследования с точки зрения относимости и допустимости в качестве доказательств.

Рассмотрим более подробно положения указанных рекомендаций.

1. Получение предметов, документов и иных сведений.

В случае необходимости получения предметов, имеющих с точки зрения адвоката значение для дела, такие предметы могут быть получены адвокатами только на добровольной основе и на основании согласия вла дельца. От владельца необходимо получить соответствующее письменное заявление, в котором должно быть указано, когда и при каких обстоятель ствах был им получен данный предмет, его отличительные признаки, в связи с чем он желает передать его адвокату, добровольность передачи предмета. Передача должна осуществляться в присутствии не менее двух граждан и в случае необходимости – с участием специалиста. Ход и ре зультаты получения предмета могут фиксироваться с помощью фото-, аудио- и видеотехники. После передачи следует детально осмотреть пред мет и выявить его характерные приметы и имеющиеся следы.

Что касается документов и иных сведений, то представляется, что авторы рекомендаций обоснованно считают, что в данном случае это тако го рода объекты, которые находятся в ведении граждан или организаций, на которых не возложена обязанность их предоставления адвокату, в соот ветствии с п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, и поэтому порядок их получения дол жен быть таким же, как и порядок получения названных выше предметов.

2. Опрос лиц с их согласия.

Опрос лиц с их согласия может быть оформлен в виде ответов на конкретные вопросы, либо в форме свободного рассказа с постановкой уточняющих вопросов. Авторы рекомендаций обоснованно отмечают, что при опросе должны найти отражение сведения об адвокате с указанием ад вокатского образования, адвокатской палаты субъекта РФ, в которой зна чится этот адвокат, его номер в соответствующем реестре и номер ордера, на основании которого он выполняет поручение по данному делу, анкет ные данные адвоката, отметка о согласии на опрос.

3. Истребование справок, характеристик, иных документов от орга нов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии.

Методические рекомендации по реализации прав адвокатов, предусмотренных п. ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10 июля 2012 г.).

Об адвокатской деятельности и адвокатуре: федер. закон № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. // Рос. газ. 2002. № 100.

Считаем, что при решении вопроса о приобщении к материалам уго ловного дела в качестве доказательств сведений, представленных адвока том, следователь должен обращать внимание на порядок их получения ад вокатом, рассмотренный выше.

Обоснованным следует признать и предлагаемый в рекомендациях порядок приобщения предметов, документов, сведений, содержащихся в пп. 1-3 части 3 ст. 86 УПК РФ, к материалам уголовного дела.

Так, для этого рекомендуется направить в органы предварительного расследования письменное мотивированное ходатайство, в котором в каче стве приложения указать следующие документы: заявление о доброволь ной выдаче предмета, соответствующие акты получения, сами предметы, документы, справки и иные сведения.

Полагаем, что следователи обязаны зафиксировать в материалах уго ловного дела данные, которые необходимы защите и которые в дальней шем могут быть утрачены. Кроме того, считаем, что следователь обязан по ходатайству защитника допрашивать лиц, которые по своему состоянию здоровья могут не дожить до судебного разбирательства дела, а равно ино странных граждан, которые в дальнейшем могут не пожелать явиться в процесс, а также осматривать и приобщать к делу предметы и вещи, свой ства которых могут быть с течением времени утрачены1. В случае отказа в приеме ходатайства следует иметь в виду, что оно, в соответствии со ст. 120 УПК РФ, в любом случае, даже при отказе в его удовлетворении, подлежит приобщению к материалам уголовного дела. А поскольку полу ченный предмет, а также справки, документы и иные сведения являются приложением к ходатайству, то они подлежат приобщению к тем же мате риалам дела.

Следует обсудить еще одну проблему. Пункт 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ устанавливает, что адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежат допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. При решении проблемы, связанной с возможностью допроса защитника или представителя, возникают два вопроса.

Первый: какой момент следует считать обращением за юридической помощью? Полагаем, что он наступает не тогда, когда полномочия оформ лены соответствующим документом, но тогда, когда доверитель впервые вступает в устную беседу с возможным будущим защитником или пред ставителем. Такой вывод вытекает из сопоставления норм Закона «Об ад вокатской деятельности и адвокатуре»: п. 2 ст. 2 (оказывая юридическую помощь, адвокат дает консультации и справки по правовым вопросам, как в устной, так и в письменной форме) и п. 1 ст. 8 (адвокатской тайной яв ляются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю).

Пиюк А.В. Собирание доказательств защитником – декларация или реальность? // Российская юстиция. 2010. № 3. С. 32-35.

Второй вопрос заключается в следующем: может ли защитник или представитель по его ходатайству быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с оказанием юриди ческой помощи, если он сам и его доверитель заинтересованы в оглашении тех или иных сведений? Конституционный Суд РФ в своем Определении от 6 марта 2003 г. № 108-О положительно ответил на указанный вопрос, с оговоркой: «…при условии изменения впоследствии правового статуса защитника или представителя». В названном Определении, в частности, говорится: «В подобных случаях суды не вправе отказать в даче свиде тельских показаний лицам, перечисленным в части 3 ст. 56 УПК РФ (в том числе защитникам обвиняемого или подозреваемого), при заявлении ими соответствующих ходатайств. Невозможность допроса указанных лиц – при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и за конных интересов непосредственно касаются конфиденциально получен ные сведения, – приводила бы к нарушению права на судебную защиту и искажала бы само существо данного права»1.

Подводя итог вышеизложенному, отметим, что собранную защитни ком информацию нельзя рассматривать как доказательства в уголовно процессуальном значении этого термина. Решение о приобщении сведе ний, предметов, документов, предоставленных защитником, к материалам уголовного дела принимает следователь.

ГЛАВА 4. ПОЛНОМОЧИЯ РУКОВОДИТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО ОРГАНА ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ВЕДОМСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ Определяя значимость верной организации ведомственного кон троля, в феврале 2012 г. министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Р.Г. Нургалиев подписал приказ2, который призван обеспе чить совершенствование управленческой деятельности и системы кон троля над работой территориальных органов Министерства внутренних дел. Согласно данному приказу ведомственный контроль включает в себя несколько видов контрольных функций, таких как зональный контроль, особый контроль и ведомственный контроль за деятельностью подразде лений Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации регионального уровня и иных организаций и подразделений, созданных для выполнения задач и осуществления полномочий, возложенных на ор ганы внутренних дел Российской Федерации.


Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2003 г.

№ 108-О // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. № 6. Ст. 265.

См.: Об основах организации ведомственного контроля за деятельностью органов внутренних дел Российской Федерации [Электронный ресурс]: приказ МВД РФ от 3 февр. 2012 г. № 77 URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 20 июля 2012 г.).

Ведомственный контроль на предварительном следствии, являясь одной из уголовно-процессуальных функций руководителя следственного органа, играет немаловажную роль в организации эффективного преду преждения, раскрытия и расследования преступных посягательств. Субъ ектом данного контроля, согласно п. 38.1 ст. 5 УПК РФ, является долж ностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделе ние, а также его заместитель.

Обращаясь к фразе «соответствующее следственное подразделение», необходимо отметить, что законодатель раскрывает ее в ч. 5 ст. 39 УПК РФ, определив следственное подразделение по городу, району как мини мальную территориально-структурную единицу, начальник которой (и его заместитель) обладает полномочиями руководителя следственного органа.

Этой же нормой предусмотрено право Председателя Следственного коми тета Российской Федерации, руководителя следственного органа соответ ствующего федерального органа исполнительной власти (при соответ ствующих федеральных органах исполнительной власти) устанавливать объем процессуальных полномочий подчиненных руководителей след ственных подразделений.

Реализацию данного права мы наблюдаем в приказах соответствую щих ведомств1, в которых более конкретно определяются категории начальников следственных подразделений, выполняющих функции руко водителя следственного органа. Причем в данных приказах оговаривается, что руководители разного уровня обладают разным объемом полномочий.

Учитывая, что перед нами стоит задача рассмотреть содержание всех пол номочий руководителя следственного органа, анализ указанного норма тивного документа в данной работе не проводится.

Для успешной реализации ведомственного контроля руководителю следственного органа предоставлен ряд полномочий, в основном опреде ленных в ч. 1 ст. 39 УПК РФ.

1. Поручать производство предварительного следствия следовате лю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным ука занием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изме нять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству (п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

В данном случае речь идет о четырех самостоятельных видах полно мочий.

См.: О процессуальных полномочиях руководителей следственных органов: приказ Следственного департамента МВД РФ от 8 нояб. 2011 г. № 58 // Рос. газ. 2011. 29 дек.

№ 5670;

Об установлении объема и пределов процессуальных полномочий руководите лей следственных органов (следственных подразделений) системы Следственного ко митета Российской Федерации [Электронный ресурс]: приказ Следственного комитета РФ от 15 янв. 2011 г. № 5 // Сайт Следственного комитета РФ. URL: http://www.

sledcom.ru (дата обращения: 20 июля 2012 г.).

А) Поручать производство предварительного следствия следовате лю либо нескольким следователям. Поручение производства предваритель ного следствия означает назначение определенного следователя ответ ственным за ведение производства по уголовному делу. Оно осуществля ется руководителем следственного органа с учетом нагрузки следователя, его квалификации, специализации (если таковая имеется).

Под полномочием «поручать производство предварительного след ствия нескольким следователем», как представляется, необходимо пони мать поручение расследования уже созданной следственной группе, по скольку это единственный коллективный субъект расследования, преду смотренный действующим законом. Расследование же преступления(й) не сколькими следователями без создания следственной группы и назначения ее руководителя приводит к неразрешимым процессуальным конфликтам.

Б) Изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи. Изъя тие уголовного дела у следователя и передача его другому следователю может иметь место не в случае нарушений закона со стороны следователя (для этого используется полномочие, предусмотренное п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), а в случае необходимости выравнивания нагрузки следователей, ухо дом в отпуск, продолжительной болезнью, длительной командировкой, увольнением, переводом на другую должность и т.п.

Допустимой будет являться такая передача и в случае затруднений недостаточно опытного или квалифицированного следователя в расследо вании сложного преступления (например, экономической направленно сти). При этом стоит принимать во внимание то, что передача уголовного дела от одного следователя другому должна осуществляться при наличии каких-либо достаточно веских оснований и закрепляться письменно (в правоприменительной практике это соблюдается далеко не всегда)1. В про тивном случае встает вопрос о законности передачи и правомерности про изводства дальнейшего расследования другим следователем.

Руководители следственных подразделений часто осуществляют также изъятие уголовного дела и передачу его другому следователю в слу чаях, когда следователь возбудил уголовное дело и принял его к своему производству, находясь на суточном дежурстве. Основанием для передачи здесь обычно называется равномерное распределение нагрузки между сле дователями, квалификация следователя. Такая практика представляется вполне правомерной.

В) Создавать следственную группу, изменять ее состав. Создание руководителем следственного органа следственной группы возможно В рекомендациях некоторых ученых встречается мнение о возможности отстранения следователя от дальнейшего производства расследования в устной форме (см.: Алек сандров А.С., Круглов И.В., Кухта А.А. К вопросу о некоторых полномочиях руково дителя следственного органа // Российский следователь. 2007. № 19. С. 29), что пред ставляется неверным, т.к. не только не позволяет оценить другим субъектам законность этого действия, но и затрудняет обжалование такого решения следователем.

только из числа подчиненных ему следователей. Если кто-то из членов группы имеет другое подчинение, то решение о включении его в состав группы может быть принято только вышестоящим руководителем, кото рому подчинены все члены группы. Группа из числа следователей разных ведомств может создаваться лишь по совместному решению руководите лей соответствующих следственных подразделений этих ведомств.

Г) Принимать уголовное дело к своему производству. Ряд авторов полагают, что руководитель следственного органа может выполнять функ цию расследования, принимая уголовное дело к своему производству, про изводить при этом любые процессуальные действия и принимать любые процессуальные решения, не согласовывая их ни с кем1. Представляется, что такой подход неверен, т.к. сочетание двух процессуальных статусов – руководителя следственного органа и следователя – недопустимо. В по добной ситуации субъект, производящий расследование, становится фак тически бесконтрольным (особенно с учетом ослабления функции проку рорского надзора за органами следствия). Схожая норма имелась и в УПК РСФСР (ст. 127-1), однако в специальной литературе господствовала пози ция о том, что «…начальник следственного отдела в этих случаях приоб ретает правовой статус следователя… ведомственный процессуальный контроль за расследованием такого уголовного дела осуществляется вы шестоящим начальником следственного подразделения»2. Думается, что каких-либо серьезных предпосылок для иного решения этого вопроса нет и сейчас. Изменение статуса субъекта уголовного процесса влечет и измене ние выполняемых им функций, а также объем возлагаемых обязанностей и предоставляемых полномочий.

Таким образом, принятие уголовного дела к своему производству руководителем следственного органа, влечет утрату им процессуального статуса руководителя и получение процессуального статуса следователя.

Полномочия руководителя следственного органа по отношению к такому следователю переходят к вышестоящему начальнику следственного под разделения.

2. Проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

В данном случае речь идет о двух самостоятельных видах полномо чий.

А) Проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела. Данное полномочие представляет собой спо соб наблюдения за деятельностью следователя.

Полномочие проверять материалы проверки сообщения о преступле нии или материалы уголовного дела включает в себя возможность изуче См.: Александров А.С., Круглов И.В., Кухта А.А. Указ. соч. С. 28.

Асриев Б.В. Начальник следственного отдела: процессуальное положение и руковод ство следователями. М., 1986. С. 29.

ния руководителем следственного органа работы следователя на любом этапе, начиная с момента работы последнего по сообщению о преступле нии и заканчивая принятием им итогового решения (направления уголов ного дела в суд или прекращения уголовного дела).

Б) Отменять незаконные или необоснованные постановления следо вателя. Данное полномочие представляет собой способ реагирования на выявленные нарушения.

Отмене подлежат любые постановления следователя, которые руко водитель следственного органа признает незаконными (т.е. принятыми в нарушение норм уголовного и уголовно-процессуального законодатель ства) или необоснованными (т.е. формально соответствующими закону, но не обусловленными сложившейся следственной ситуацией или обстоя тельствами дела). С учетом формулировки закона представляется неверной сложившаяся практика признавать постановления следователя и незакон ными, и необоснованными. Если решение является незаконным, то вопрос об его обоснованности уже не стоит. Обоснованность оценивается только после признания решения законным.

3. Отменять по находящимся в производстве подчиненного след ственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные по становления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования (п. 2.1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

Данное полномочие включено законодателем в ст. 39 УПК РФ и вступило в силу с 15 января 2011 г.1 Указанные изменения свидетельству ют о централизации деятельности, связанной с предварительным следстви ем, и усилении в ней ведомственного контроля, в том числе и за деятель ностью руководителей следственных органов.

4. Давать следователю указания о направлении расследования, про изводстве отдельных следственных действий, привлечении лица в каче стве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

В данном случае речь идет о двух самостоятельных видах полномо чий.

А) Вмешательство руководителя следственного органа в деятель ность следователя путем дачи соответствующих указаний.

Данное полномочие руководителя следственного органа, также как и полномочие по отмене незаконных или необоснованных постановлений следователя (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), позволяет вмешиваться в деятель ность последнего, но необязательно в случае каких-либо нарушений. Воз можна ситуация, когда мнения следователя и руководителя следственного О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия: федер.

закон от 28 дек. 2010 г. № 404-ФЗ // Рос. газ. 2010. № 5375.

органа по тем или иным вопросам не сходятся. И законодатель однозначно определяет преимущество последнего в таких спорах. Причем это полно мочие в наибольшей степени характеризует ограничение процессуальной самостоятельности следователя и должно использоваться руководителем следственного органа с определенной осторожностью, т.к. если раньше следователь мог настоять на своем мнении, обжалуя решение вышестоя щему руководителю, после чего решение нижестоящего руководителя ли бо отменялось, либо уголовное дело поручалось другому следователю, то сейчас передача дела другому следователю не предусмотрена. Соответ ственно, следователя могут заставить поступать так, как сочтут нужным его руководители, что, конечно же, не слишком благоприятно скажется на его дальнейшей работе по уголовному делу.

Б) Лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении.

В рамках данного полномочия руководителя следственного органа представляется верным повторить приведенные выше рассуждения о не возможности совмещения процессуальных статусов. Таким образом, по нашему мнению, рассматривать сообщение и проверять его должен следо ватель, а не руководитель следственного органа. В противном случае воз никает ситуация, когда сам субъект проверяет сообщение и сам же уста навливает сроки такой проверки, контролирует правильность принятого решения.

Необходимо отметить, что контроль всегда должен осуществляться со стороны, другим субъектом, иначе смысл его теряется. Поэтому когда руководитель следственного органа рассматривает сообщение о преступ лении и проводит его проверку, то он получает статус следователя, одно временно теряя статус руководителя. Исключение составляют ситуации, когда им рассматривается сообщение с целью определения следователя, который будет проводить его проверку. В таких случаях данное полномо чие находится в рамках контрольной деятельности.

Однако, несмотря на эти рассуждения, буквальное толкование дан ной нормы, а также ч. 1 ст. 144 («…руководитель следственного органа обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовя щемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение») и ч. 1 ст. 145 УПК РФ («По резуль татам рассмотрения сообщения о преступлении… руководитель след ственного органа принимает одно из следующих решений») указывает на возможность именно руководителя следственного органа рассматривать, проверять сообщение о преступлении и принимать по нему решение.

5. Давать согласие следователю на возбуждение перед судом хода тайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресе чения либо о производстве иного процессуального действия, которое до пускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозре ваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства (п.4 ч.1 ст.39 УПК РФ).

В данном случае речь идет о двух самостоятельных видах полномо чий.

А) Давать согласие следователю на возбуждение перед судом хода тайств об избрании (продлении, отмене, изменении) меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения.

Здесь речь идет о полномочиях, связанных с контролем правомерно сти обращения следователем в суд для получения судебного решения на производство действий и применение мер пресечения, существенно огра ничивающих конституционные права граждан (ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

К реализации данных полномочий руководители следственных орга нов нередко относятся формально, зная, что законность, обоснованность и мотивированность указанных ходатайств являются предметом прокурор ского надзора (в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Но прокурор свое мнение высказывает непосредственно в суде, когда дополнить материалы уже нельзя. В силу этого в судебном заседании (проводимом в порядке ч.ч. 4-8 ст. 108 УПК РФ) иногда складывается странная ситуация: ходатай ство следователя согласовано с руководителем следственного органа, а прокурор выступает против дачи соответствующего разрешения судом, не говоря уже о стороне защиты, которая также обычно выступает против стороны обвинения. Хотя прокурор отнесен к стороне обвинения, но в до судебном производстве он, реализуя функцию прокурорского надзора, вы ступает гарантом прав как потерпевших, так и подозреваемых, обвиняе мых. Соответственно, в судебном заседании встречаются три стороны с разными задачами: 1) следователь, руководитель следственного органа как представители стороны обвинения;

2) подозреваемый, обвиняемый, его защитник как представители стороны защиты;

3) прокурор как независи мый субъект, оценивающий правомерность ходатайства. Руководитель следственного органа в данном судебном заседании обычно не участвует, а следователь в итоге проигрывает такое состязание, когда против него объ единяются сторона защиты и прокурор.

Чтобы такие ситуации встречались как можно реже, руководителям следственных органов предлагается внимательнее изучать ходатайства следователя, обращенные к суду, на предмет их законности, обоснованно сти и мотивированности, т.к. до обращения в суд еще можно что-то испра вить, внести дополнительную аргументацию, а после отказа суда повтор ное обращение с таким же ходатайством становится невозможным (ч. ст. 108 УПК РФ).

Б) Лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства об из брании (продлении, отмене, изменении) меры пресечения либо о производ стве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения. Формулировка данного полномочия неясна в том, явля ется ли такой допрос обязательным в каждом случае обращения с ходатай ством или проведение допроса отдается на усмотрение руководителя след ственного органа. Более верным представляется второе, т.к. речь идет все таки не об обязанностях руководителя следственного органа, а об его пол номочиях. Видится необходимым рекомендовать проводить допрос во всех сложных случаях (когда возникают сомнения в правомерности обращения в суд), при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а так же при ходатайстве подозреваемого, обвиняемого о таком допросе.

6. Разрешать отводы, заявленные следователю, а также его само отводы (п. 5 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

Данное полномочие реализуется исключительно по инициативе са мого следователя или других участников процесса (подозреваемого, обви няемого, защитника, потерпевшего и др.), имеющих право на заявление отвода следователю. Если руководитель следственного органа выявляет основания для отвода следователю в ходе личной проверки материалов уголовного дела, то он должен воспользоваться полномочием, предусмот ренным п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ (по изъятию уголовного дела у следователя и передаче его другому следователю). Разница заключается в том, что при наличии заявления об отводе или самоотводе на него может быть дан и от рицательный ответ.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.