авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Министерство внутренних дел Российской Федерации Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

В течение 48 часов с момента поступления ходатайства судья выно сит постановление о временном отстранении обвиняемого от должности или об отказе в этом. Постановление об отстранении от должности направ ляется администрации по месту работы подозреваемого или обвиняемого, которая обязана его исполнить.

Временное отстранение от должности отменяется по постановлению дознавателя, следователя, когда отпадают основания для его применения или при:

– прекращении общих условий для применения мер принуждения – прекращении уголовного дела (ст. 213, ст. 239 УПК РФ);

– постановлении оправдательного приговора или приговора, не свя занного с назначением наказания (ст. 306, ст. 311 УПК РФ);

– обращении обвинительного приговора к исполнению (ч. 4 ст. 390, ст. 393 УПК РФ);

– прекращении уголовного преследования в отношении этого подо зреваемого или обвиняемого;

– прекращении трудовых отношений подозреваемого или обвиняе мого.

В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностно го лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполни тельного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор Российской Федерации направляет Президенту Российской Федерации представление о временном отстране нии от должности указанного лица. Президент Российской Федерации в течение 48 часов с момента поступления представления принимает реше ние о временном отстранении указанного лица от должности либо об отка зе в этом (ч. 5 ст. 114 УПК РФ).

Наложение ареста на имущество – иная мера уголовно-процессу ального принуждения, состоящая в установлении запрета собственнику или владельцу имущества распоряжаться, а в необходимых случаях – пользоваться этим имуществом, сопряженная с его принудительным изъя тием или без такового.

При применении наложения ареста на имущество следует учитывать гражданское и гражданско-процессуальное законодательство РФ, посколь ку эта мера принуждения связана с их предметами регулирования – иму щественными отношениями.

Арест на имущество накладывается при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения, а также одного или несколь ких специальных условий:

1. Установлено причинение имущественного или морального вреда преступлением, заявлен гражданский иск (ст. 44 УПК РФ). При отсутствии гражданского иска его обеспечение не должно применяться, так как право предъявления иска диспозитивно;

2. Реально возможно назначение наказания в виде конфискации имущества, то есть лицо обоснованно обвиняется (подозревается) в совер шении из корыстных побуждений умышленного преступления, за которое грозит наказание свыше 5 лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15, ст. 52 УК РФ).

При этом соответствующая статья особенной части УК РФ предусматрива ет дополнительное наказание в виде конфискации имущества;

3. Установлен размер понесенных судебных издержек, которые ре ально могут быть возложены на обвиняемого (ст. 131, ст. 132 УПК РФ). На законных представителей подозреваемого или обвиняемого наложено де нежное взыскание в порядке ст. 117, ст. 118 УПК РФ.

Основания наложения ареста на имущество:

1. Обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска.

2. Обеспечение исполнения других имущественных взысканий.

3. Обеспечение возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем.

Наложение ареста на имущество производится на основании судеб ного решения в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ.

Наложение ареста на имущество оформляется протоколом, который составляется лицом, проводящим указанное следственное действие в соот ветствии с требованиями ст.ст. 166, 167 УПК РФ. Изъятое имущество мо жет храниться при уголовном деле, передано на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ответственности за сохранность имущества, о чем дела ется соответствующая запись в протоколе.

Более детально регламентирует УПК РФ наложение ареста на де нежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках или иных кредитных организациях. В соответствии с законом операции по данному счету прекращаются полностью или частич но в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судеб ного решения.

При составлении протокола о проведении данной меры принуждения может быть также указано и на отсутствие имущества, подлежащего аресту.

Наложение ареста на имущество отменяется на основании постанов ления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпала необходимость.

Денежное взыскание – иная мера уголовно-процессуального при нуждения, состоящая в наложении обязательства по уплате определенной судом денежной суммы на участников уголовного судопроизводства за не выполнение возложенных на них обязанностей, в том числе за нарушение порядка в судебном заседании.

Денежное взыскание как мера уголовно-процессуального принужде ния регламентируется ст. ст. 117, 118 УПК РФ. Денежное взыскание в ка честве меры уголовно процессуального принуждения применяется только в том случае, если оно прямо предусмотрено соответствующей статьей в виде санкции за невыполнение процессуальной обязанности, как это имеет место, например, при личном поручительстве или при внесении залога.

Денежное взыскание налагается федеральным судьей районного суда в специальном заседании. Рассмотрение этого вопроса по УПК РФ должно быть произведено в течение 5 суток с момента поступления в суд протоко ла, составленного следователем в связи с нарушением обязательства, вле кущего имущественную ответственность участника предварительного рас следования.

В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению про токола.

По результатам рассмотрения протокола судья выносит постановле ние о наложении денежного взыскания или об отказе в его наложении. Ко пия постановления направляется лицу, составившему протокол, и лицу, на которое наложено денежное взыскание.

В соответствии с законом при наложении денежного взыскания суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение постановления на срок до трех месяцев.

ГЛАВА 6. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ, КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ Законодатель, достаточно часто и свободно оперируя термином «следственные действия» в тексте Уголовно-процессуального кодекса РФ, тем не менее не раскрывает его содержание ни в ст. 5, посвященной толко ванию основных понятий, ни в других статьях указанного закона. Понятие «следственные действия» активно использовалось и в УПК РСФСР, но и там его содержание не расшифровывалось. Обычно подобная ситуация ве дет к оживленной дискуссии в уголовно-процессуальной науке относи тельно того, какой смысл вкладывать в используемое понятие. Однако в данном случае большинство исследователей этого вопроса стоят на пози ции, ставшей традиционной для уголовно-процессуальной науки: след ственные действия – это познавательные процессуальные действия, т.е.

действия, направленные на обнаружение, закрепление и проверку доказа тельств1.

Следственным действиям присущ ряд признаков:

– возможность ограничения при их производстве законных прав и интересов граждан, обеспеченная мерами государственного принуждения;

– установленная уголовно-процессуальным законом детальная ре гламентация процедуры их производства;

– реализация в их ходе многосторонних правоотношений2.

С учетом вышесказанного и опираясь на нормы действующего УПК РФ, определим, какие процессуальные действия следует относить к кате гории следственных. Несомненно, что всеми признаками следственного действия обладают: осмотр (места происшествия, местности, жилища, ино го помещения, предметов и документов, трупа);

освидетельствование (об виняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля);

следственный экс перимент;

обыск (личный, на местности, в жилище, в ином помещении);

выемка (предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну;

документов, содержащих ин формацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных органи зациях;

вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард;

иных предметов и документов);

контроль и запись переговоров (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, иных лиц);

получение инфор мации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устрой ствами;

допрос (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта);

очная ставка;

предъявление для опознания (предметов, трупов, лиц, иных объектов);

проверка показаний на месте (с участием обвиняемо го, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля);

назначение и производство экспертизы (единоличной, комиссионной, комплексной).

Дискуссионным является вопрос об отнесении к категории след ственных действий таких процессуальных действий, как: наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка;

получение об разцов для сравнительного исследования;

наложение ареста на имущество;

См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголов ного процесса. Воронеж, 1980. С.186;

Следственные действия по советскому уголовно процессуальному праву: учеб. пособие / А.К. Гаврилов [и др.]. Волгоград, 1975. С. 5-6;

Кальницкий В.В. Следственные действия: учеб. пособие. Омск, 2003. С. 4;

Шей фер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процес се. М., 1972. С. 44;

и др.

См. об этом: Уголовный процесс / Л.Н. Башкатов [и др.];

под ред. А.И. Долговой. М., 2001. С. 186;

Кальницкий В.В. Следственные действия: учеб.-метод. пособие. Омск, 2001. С. 13-19;

Уголовный процесс / под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 264-265;

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981.

С. 18;

и др.

задержание подозреваемого;

эксгумация1. В качестве основного критерия для разрешения вопроса об их отнесении к следственным действиям пра вильней взять цель их производства, так как во всех других отношениях они схожи со следственными действиями (что и послужило поводом для дискуссии).

Целью эксгумации не является «...получение доказательственной информации: сам по себе факт извлечения трупа из мест захоронения ни чего не доказывает»2. Таким образом, эксгумация является вспомогатель ным процессуальным мероприятием, обеспечивающим возможность даль нейшего осмотра трупа, предъявления его для опознания, а не следствен ным действием (несмотря на то, что законодатель в ч. 1 ст. 164 УПК РФ фактически относит его к таковым). Следственным действием эксгумацию можно было бы признать, если бы она была объединена с осмотром трупа в единое процессуальное мероприятие, т.е. в качестве «эксгумации трупа с последующим осмотром», имеющее основной целью получение доказа тельств.

Именно такая конструкция предусмотрена законодателем для нало жения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки, и поэтому данное действие, на наш взгляд, следует считать следственным.

Наложение же ареста на имущество комплексным не является и не включает в себя мероприятий, направленных на получение доказатель ственной информации, что говорит о невозможности его отнесения к след ственным действиям. Однако такой категоричный вывод несколько проти воречит мнению законодателя, говорящего в ч. 2 ст. 164 и ч. 1 ст. 170 УПК РФ о наложении ареста на имущество как о следственном действии. Заме тим, что норма, регламентирующая производство наложения ареста на имущество, помещена в раздел 4 УПК: «Меры процессуального принуж дения» (ст. 115 УПК РФ), что указывает на ее основную цель, не связан ную с получением доказательств, – обеспечение установленного порядка судопроизводства, а именно: обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, обеспечение других имущественных взысканий. Мы склоняемся к мнению В.В. Кальницкого, считающего, что здесь имеет ме сто «проявление недостатков юридической техники»3, так как в противном случае система следственных действий, на наш взгляд, будет содержать определенные противоречия.

Нормы, касающиеся задержания подозреваемого, в УПК РФ также помещены законодателем в разделе, посвященном мерам процессуального принуждения (ст.ст. 91-96 Кодекса), что однозначно указывает на единство целей этого процессуального действия с другими мерами принуждения.

И это одно из оснований для исключения данной меры из числа след См. об этом: Гущин Н.А., Пономаренков В.А., Францифоров Ю.В. Уголовный про цесс России. М., 2001. С. 309;

Шейфер С.А. Следственные действия. С. 23-31.

Шейфер С.А. Следственные действия. С. 24.

Кальницкий В.В. Следственные действия: учеб. пособие. С. 7.

ственных действий. Тем не менее следует признать, что задержание в от дельных случаях имеет непосредственную связь с получением доказатель ственной информации, – например, в случае задержания лица на месте преступления. Однако получение доказательственной информации в ходе задержания подозреваемого является целью дополнительной, а в большин стве случаев и необязательной, что позволяет говорить о задержании ско рее как об обеспечительном процессуальном действии, нежели как о след ственном.

Наконец, получение образцов для сравнительного исследования.

Данное действие имеет своей целью получение определенных образцов.

На наш взгляд, эти образцы являются носителями доказательственной ин формации, так как содержат «...сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель... устанавливает наличие или отсутствие обстоя тельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

(ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Соответственно, целью получения образцов для сравнительного исследования является получение доказательственной ин формации, что дает основание отнести указанное процессуальное действие к категории следственных.

2. Основания, условия и общие правила производства следственных действий.

Для принятия любого процессуального решения и производства лю бого процессуального действия властные субъекты уголовного процесса должны иметь соответствующие основания. Не являются исключением и следственные действия. Основания для их производства делятся на две группы: правовые и фактические1.

Под правовым основанием обычно понимается «совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом условий, дающих следователю право произвести то или иное действие»2.

Частью правового основания производства следственных действий является наличие процессуально оформленного решения о производстве конкретного следственного действия, т.е. формальное основание для его производства. Формальные основания производства следственных дей ствий в соответствии с УПК РФ можно подразделить на три вида: 1) по становление судьи о разрешении производства следственного действия;

2) постановление следователя о производстве следственного действия, со гласованное с (санкционированное) прокурором;

3) самостоятельное по становление следователя о производстве следственного действия.

По решению суда производятся следственные действия, ограничи вающие основные конституционные права граждан (ч. 2 ст. 164, пп. 4-8, 11, 12 ч. 2 ст. 29 УПК РФ): осмотр жилища при отсутствии согласия про См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психоло гические особенности): учеб. пособие / под ред. Б.П. Смагоринского. М., 1994. С. 6-7.

Шейфер С.А. Следственные действия. С. 60.

живающих в нем лиц;

обыск в жилище;

выемка в жилище;

личный обыск;

выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, а также вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард;

наложение ареста на корреспонденцию, разрешение на ее осмотр и выемку в учреждениях связи1;

контроль и за пись телефонных переговоров;

получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Самостоятельное постановление следователя необходимо для производства освидетельство вания, обыска и выемки (за исключением тех, что требуют судебного ре шения), экспертизы, получения образцов для сравнительного исследова ния. В ряде случаев, когда производство осмотра жилища, обыска и выем ки в жилище, личного обыска, а также выемки вещи, заложенной или сданной на хранение в ломбард, не терпит отлагательства, указанные след ственные действия также могут быть произведены лишь на основании по становления следователя, но с последующими уведомлением прокурора и судьи и судебной проверкой законности решения об их производстве (ч. ст. 165 УПК РФ). Признание следственного действия незаконным влечет исключение полученных в его ходе доказательств как недопустимых.

Для ряда следственных действий, а именно: осмотра (исключая осмотр жилища), следственного эксперимента, допроса, очной ставки, предъявления для опознания, проверки показаний на месте, формального основания не требуется. Тем не менее верной представляется позиция В.В. Кальницкого, отмечающего: «Обязанность вынести мотивированное постановление дисциплинирует следователя, заставляет более ответствен но подходить к оценке сведений, позволяет предметно обжаловать приня тое решение... В этой связи не возбраняется выносить мотивированное по становление о производстве следственного действия также и в тех случаях, когда законом это непосредственно не предусмотрено»2.

С понятием «мотивированное постановление» тесно связано понятие фактического основания производства следственных действий, под кото рым следует понимать наличие достоверных сведений (в различных случа ях степень их достоверности может быть неодинаковой), установленных фактов, указывающих на то, что в ходе проведения конкретного след ственного действия может быть получена информация, обладающая дока зательственным значением. Мотивирование постановления о производстве следственного действия как раз и подразумевает отражение в постановле нии конкретных сведений, фактов, обосновывающих необходимость про изводства определенного следственного действия. Причем в качестве фак тического основания могут выступать не только уголовно-процессуальные Не совсем ясно, почему в данном случае в п. 8 ч. 2 ст. 29 УПК РФ законодатель до пускает разночтения со ст. 185 УПК РФ, где это же следственное действие обозначает ся как «наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка».

Кальницкий В.В. Указ. соч. С. 9.

доказательства, но и иные сведения (например, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий). Формальное основание обязательно должно быть связано с фактическим, в то время как фактиче ское основание такой связи может и не иметь (в случае, когда решение следователя о производстве следственного действия не оформляется про цессуальным актом). Закон не всегда говорит о необходимости фактиче ского основания для производства того или иного следственного действия, а возможность производства ряда следственных действий без процессу ально оформленного, мотивированного решения позволяет следователю, дознавателю не ссылаться и на сведения, факты, послужившие толчком к производству подобных следственных действий, и даже вообще не иметь их в наличии. Но, на наш взгляд, наличие фактического основания, пусть даже и не зафиксированного в процессуальном документе, является необ ходимым при производстве любых следственных действий, так как его от сутствие говорит и об отсутствии логики расследования, его хаотичности, о действиях «наобум», о бесполезной трате времени самого следователя и лиц, привлекаемых к участию в следственном действии.

Возвращаясь к вопросу о правовом основании производства след ственных действий, заметим, что, кроме формального основания, его эле ментами являются еще ряд условий. Они прямо закреплены в УПК РФ или вытекают из его основных положений, принципов.

Одним из таких условий является производство следственных дей ствий лишь по возбужденному уголовному делу, по которому в рамках установленного срока ведется предварительное расследование. И ранее – в УПК РСФСР, и сейчас – в УПК РФ, сохраняется правило, согласно кото рому следственные действия проводятся лишь после возбуждения уголов ного дела. Прямо это правило в законе не закреплено, оно выведено из анализа ряда процессуальных норм (в УПК РФ это ст.ст. 144, 146, 157, 164, 176), а также из разрешительного характера правового регулирования это го вопроса. Заметим, что специальная норма ч. 1 ст. 144 УПК РФ позволяет проводить до возбуждения уголовного дела осмотр места происшествия, предметов, трупов, освидетельствование, получать образцы для сравни тельного исследования, назначать судебную экспертизу и получать заклю чение эксперта в разумный срок.

В рамках рассматриваемого условия необходимо отметить и то, что производство следственных действий по уголовному делу, которое при остановлено или направлено в суд (с обвинительным заключением, обви нительным актом, с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера), не допускается (такой вывод позволяет сделать анализ ч. 3 ст. 209 и ч. 4 ст. 237 УПК РФ).

Так, в представлении прокурора г. Тобольска об устранении наруше ний уголовно-процессуального закона по уголовному делу № было указано, что в нарушение требований ч. 1 ст. 215 УПК РФ следова тель провел следственные действия после уведомления обвиняемого об окончании предварительного следствия1.

Также не могут производиться следственные действия и по прекра щенному уголовному делу.

Другим обязательным условием является производство следствен ных действий надлежащим субъектом. По общему правилу следственные действия имеют право производить лишь орган дознания, дознаватель, следователь. Следственные действия не могут производиться защитником, потерпевшим, другими участниками производства, не обладающими властными полномочиями. В ряде случаев следственные действия не могут производить и дознаватели, следователи – по истечении 10-суточного сро ка, данного на производство неотложных следственных действий по делам, не относящимся к их компетенции;

по уголовным делам, не принятым ими к своему производству;

а также во время нахождения в отпуске или на ле чении с выдачей листа временной нетрудоспособности2.

Правила производства следственных действий отличаются от усло вий тем, что связаны не с основанием производства, а непосредственно с производством следственных действий. Представляется, что их следует разделить на две категории: общие правила производства следственных действий (т.е. правила, применяемые в отношении каждого следственного действия) и групповые правила производства следственных действий (т.е.

правила, действующие в отношении группы следственных действий).

Большинство общих правил производства следственных действий перечислены в ст. 164 УПК РФ, которая так и называющейся: «Общие правила производства следственных действий». Она включает в себя сле дующие положения: о недопустимости производства следственного дей ствия в ночное время (т.е., в соответствии с п. 21 ст. 5 УПК РФ, в период с 22 до 6 часов по местному времени), за исключением случаев, не терпящих отлагательства;

о недопустимости применения насилия, угроз, иных неза конных мер и создания опасности для жизни и здоровья участвующих в следственных действиях лиц;

о необходимости удостоверения личности участников следственных действий, разъяснения им прав, ответственно сти, порядка производства следственного действия, о возможности исполь зования технических средств и способов обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств;

о возможности при влечения к участию в следственном действии должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

о необходимости ведения протокола в ходе его производства.

Однако перечисленные положения статьи 164, несмотря на их общую положительную оценку, заслуживают, по нашему мнению, и некоторой критики. Так, явным упущением является то, что в ч. 5 рассматриваемой По данным Следственного управления при УМВД России по Тюменской области.

Подробнее об этом см.: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголов ном процессе. Ростов н/Д., 1999. С. 59-73.

статьи предусмотрено разъяснение прав, но не предусмотрено разъяснение обязанностей участникам следственных действий. В этой же части указы вается на необходимость предупреждения специалиста по ст.ст. 307, УК РФ, однако в УК РФ в этих случаях предусмотрены специальные субъ екты, в число которых специалист не включен. Представляется верным за крепление в числе общих правил производства следственных действий по ложения о недопустимости унижения чести и достоинства личности. Дан ное положение следует из содержания принципа уважения чести и досто инства личности (ст. 9 УПК РФ), однако правило о запрете действий, со здающих опасность для жизни и здоровья участников уголовного судопро изводства, также закрепленное в ст. 9 УПК РФ, нашло свое отражение в ст. 164 УПК РФ, а запрет на унижение чести и достоинства личности – нет.

Несомненно, что кроме тех правил, что закреплены в ст. 164 УПК РФ, к числу общих следует относить и еще ряд правил, содержащихся в других статьях УПК РФ. Одним из них является правило протоколирова ния хода и результатов следственных действий. Общие требования к про токолу следственного действия перечислены в ст. 166 УПК РФ. Новым в ней, по сравнению с подобной ст. 141 УПК РСФСР, является то, что до пускается как написание протокола от руки, так и изготовление его при помощи технических средств;

расширяется перечень технических спосо бов фиксации информации и перечень носителей информации, прилагае мых к протоколу;

указывается на необходимость хранения носителей ин формации при уголовном деле. Также уточняется, что время начала и окончания протокола должно указываться с точностью до минуты, что сам протокол должен не прочитываться, как ранее, а предъявляться для озна комления, и что в нем необходимо фиксировать запись о разъяснении прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного дей ствия участникам, заверяемую подписями последних. Особо следует отме тить такое нововведение, как возможность использования в протоколе псевдонима участника следственного действия (потерпевшего, его пред ставителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц), вместо полных данных о его личности, в целях обеспечения его без опасности (ч. 9 ст. 166 УПК РФ). Полагаем, что в число общих правил сле дует включать и положения ст. 167 УПК РФ, регулирующей вопросы удо стоверения факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия.

К общим правилам также относятся нормы, регламентирующие уча стие специалиста и переводчика в следственных действия (ст.ст. 168, УПК РФ). При этом следователь обязан удостовериться в компетенции пе реводчика (что вряд ли возможно при отсутствии каких-либо документов, подтверждающих квалификацию переводчика и уровень владения им со ответствующим иностранным языком).

Что же касается групповых правил, то, на наш взгляд, одним из наиболее принципиальных является правило о судебном порядке получе ния разрешения на производство следственного действия (ст. 165 УПК РФ). Этот порядок предусматривает вынесение следователем постановле ния о возбуждении ходатайства о производстве определенного следствен ного действия (речь об этой категории следственных действий велась вы ше), согласование данного постановления с руководителем следственного органа (в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК РФ) и направление этого по становления в районный суд по месту производства предварительного следствия или проведения следственного действия. Данное постановление рассматривается судьей в течении 24 часов с момента поступления в суд в судебном заседании, в котором вправе участвовать следователь и проку рор. По результатам рассмотрения ходатайства следователя судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

Скорее групповым, нежели общим, является и правило об участии понятых в производстве следственных действий. Такой вывод позволяет сделать ч. 1 ст. 170 УПК РФ, указывающая на необходимость участия по нятых в производстве не всех, а лишь ряда следственных действий: обыс ка, личного обыска, предъявления для опознания, выемке информации на электронных носителях. Данное положение вступило в силу 15 марта 2013 года, до этого момента участие понятых было обязательным при про изводстве ряда других следственных действий – осмотра, следственного эксперимента и др. Несоблюдение правила ч. 1 ст. 170 УПК РФ ведет к признанию полученных в ходе следственного действия доказательств не допустимыми. Так, в ходе судебного заседания по уголовному делу № 201005397/35 был допрошен в качестве свидетеля Г., который, соглас но протоколу осмотра места происшествия, участвовал в осмотре ме ста происшествия в качестве понятого. Г. показал, что в осмотре места происшествия участия не принимал, протокол не подписывал. Судом было установлено, что следователем не была установлена личность понятого (был записан в протокол как Г.)1.

Отметим, что ч. 2 ст. 170 УПК РФ дает возможность участия поня тых и при других следственных действиях на основании решения следова теля, принятого по ходатайству участников уголовного судопроизводства или по его собственной инициативе. Представляется, что данную возмож ность следует использовать в тех случаях, когда результаты следственного действия могут быть подвергнуты сомнению, например, при освидетель ствовании подозреваемого, на теле которого имеются какие-либо времен ные следы, связанные с преступлением, – кровь, красители, надписи и т.д., могущие быть им уничтоженными. В то же время ч. 3 ст. 170 УПК РФ го ворит о том, что в труднодоступной местности, при отсутствии надлежа щих средств сообщения, а также в случаях, если производство следствен ного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, след ственные действия, в том числе и перечисленные в ч. 1 указанной статьи, могут производиться без участия понятых, но по возможности с примене Архив Центрального районного суда г. Тюмени.

нием технических средств фиксации. Несомненно, указанная норма при звана облегчить производство следственных действий в сложных услови ях. Но нельзя забывать о том, что малейшие сомнения в достоверности и допустимости результатов следственных действий, проведенных без поня тых (а тем более, еще и без применения технических средств фиксации), приведут к исключению их из числа доказательств. Поэтому в таких ситу ациях использование технических средств для фиксации хода следственно го действия является необходимым. Последним важным моментом, свя занным с участием понятых, на который стоит обратить внимание, являет ся положение о необходимости разъяснения понятым цели следственного действия, что позволяет им более точно и целеустремленно выполнять свои обязанности.

Групповыми также являются правила, регулирующие ряд общих во просов производства обыска и выемки. Анализ их мы сделаем ниже, при рассмотрении соответствующих следственных действий.

3. Проблемные аспекты производства отдельных следственных действий (по видам).

Осмотр.

В ч. 1 ст. 178 УПК РФ указывается, что осмотр трупа производится с участием судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его уча стия – врача. Однако понятие «эксперт» в уголовном процессе означает наличие определенного процессуального статуса, связанного исключитель но с лицом, которому поручено производство судебной экспертизы, в дан ном же случае судебно-медицинский эксперт имеет лишь должность экс перта, в то время как его реальный процессуальный статус – специалист.

В ч. 3 ст. 177 УПК РФ дополнительно отмечено, что изъятию подле жат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу (что ставит проблему о возможности изъятия в ходе осмотра предме тов и документов, не имеющих отношение к делу, но запрещенных к сво бодному обращению).

Осмотр жилища, как уже упоминалось выше, должен производиться с согласия проживающих в нем лиц, а при отсутствии такового – по судеб ному решению. Принципиальных возражений против этих нововведений нет. Но, на наш взгляд, буквальное толкование термина «жилища», данное законодателем в п. 10 ст. 5 УПК РФ и включающее в себя, кроме прочего «...иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но ис пользуемое для временного проживания», может повлечь необходимость получения судебного решения на осмотр подвалов и теплотрасс, приспо собленных для проживания лицами без определенного места жительства, и создавать абсурдные ситуации – например, повлечь иск за незаконное вторжение на территорию подвала или за нарушение права на неприкосно венность теплотрассы.

В заключение обзора вопросов, связанных с регламентацией осмотра в УПК РФ, отметим, что спорной остается возможность производства осмотра животных и осмотра транспортных средств, так как они не подпа дают ни под одну из разновидностей осмотра, перечисленных в ч. 1 ст. УПК РФ1.

С точки зрения тактической и технико-криминалистической органи зации проведения осмотров одним из наиболее проблемных моментов яв ляется стереотип, обусловленный направленностью на поиск и обнаруже ние лишь наиболее очевидных следов: рук, обуви, орудий взлома, инстру ментов. Возможность и результативность исследования менее типичных следов (запаха, слюны, потожирового вещества, не образующего след па пиллярного узора, пригодного для идентификации, и др.) нередко ставится лицом, поводящим осмотр, под сомнение и воспринимается иронично, хо тя такие следы зачастую способны дать более предметную и категоричную информацию о следообразующем объекте, чем следы традиционные.

Освидетельствование.

Неурегулированными остаются вопросы, связанные с возможностью изъятия в рамках освидетельствования образцов для исследования (в том числе и сравнительного), а также предметов, находящихся на теле освиде тельствуемого (например, ювелирных украшений), если таковые были об наружены в процессе освидетельствования. Наука и практика обычно идут по пути допустимости подобных действий2, однако нам представляется, что ряд действий при освидетельствовании следовало бы запретить (в частности, исследование одежды, других личных вещей освидетельству емого, поиск посторонних предметов в естественных отверстиях человека), так как эти действия охватываются производством личного обыска, а не освидетельствования, и требуют судебного решения. И в тех случаях, ко гда у освидетельствуемого случайно были обнаружены (например, выпали из складок одежды) предметы, иные объекты, имеющие отношение к делу или запрещенные к свободному обращению, следователю, по нашему мне нию, необходимо вынести постановление о производстве выемки (в ситуа циях, когда лицо не спрятало их вновь) или постановление о производстве обыска (когда эти предметы вновь были спрятаны лицом на себе или в личных вещах), воспользовавшись правом на его производство без судеб ного решения в исключительных случаях, и изъять искомые объекты соот ветственно в ходе выемки или обыска.

Еще одним проблемным вопросом, не регулируемым УПК РФ, явля ется производство освидетельствования лица другого пола, нежели следо ватель. В этом случае производство освидетельствования осуществляется врачом в отсутствии следователя, что не позволяет последнему контроли ровать ход данного следственного действия, фактически отдавая его на во лю случая, так как незнание врачом правил производства следственного Несмотря на это, некоторые ученые выступают за допустимость производства таких осмотров (См., напр.: Кальницкий В.В. Указ. соч. С. 14;

Научно-практический коммен тарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред.

В.М. Лебедева;

8-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2012. С. 547-548).

См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психоло гические особенности). С. 59;

Кальницкий В.В. Указ. соч. С. 22.

действия является скорее нормой, чем исключением. Кроме того, в этой си туации фиксировать результаты освидетельствования следователь может лишь со слов врача, что, на наш взгляд, снижает их достоверность. Поэтому думается, в подобных ситуациях производство освидетельствования необ ходимо поручать в порядке ст.152 УПК РФ другому следователю или должностному лицу органа дознания, но уже соответствующего пола, или, по крайней мере, привлекать к участию в его производстве, в соответствии с ч. 7 ст. 164 УПК РФ, должностное лицо органа, осуществляющего опера тивно-розыскную деятельность, (также одного с освидетельствуемым пола) для осуществления контроля за действиями врача и освидетельствуемого.

Также дискуссионной с точки зрения как процессуальной значимо сти, так и тактических особенностей является возможность проведения следственного освидетельствования для выявления состояния опьянения, закрепленная в УПК РФ. Согласно контексту ч. 1 ст. 179 УПК РФ, а также устоявшейся позиции в криминалистической литературе, освидетельство вание является разновидностью следственного осмотра, объектом которого выступает тело живого человека. Таким образом, в ходе данного след ственного действия фиксируются признаки, воспринимаемые визуально (непосредственно органами зрения следователя или с помощью оптиче ских технических средств). Вряд ли возможно подобным способом объек тивно установить и задокументировать факт, характер и степень опьяне ния. Использование же в ходе освидетельствования, проводимого с уча стием врача, лабораторного медицинского оборудования по своему содер жанию выходит за пределы понятия «осмотр».

Следственный эксперимент.

Ряд моментов, связанных с производством следственного экспери мента, остаются проблемными. Так, закон не дает ответа на вопрос о воз можности и формальных основаниях производства следственного экспе римента в жилище (представляется, что в таких случаях следует исходить из условий осмотра в жилище, т.е. получать согласие проживающих в нем лиц или разрешение суда). Нерешенным остается и вопрос производства следственного эксперимента в ночное время, что иногда является необхо димым для повышения степени достоверности его результатов, но проти воречит требованию ч. 4 ст. 164 УПК РФ: «Производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не тер пящих отлагательства» (а приведенная выше ситуация явно не относится к категории случаев, не терпящих отлагательства, – в этой ситуации отло жить следственный эксперимент можно, но произвести его в дневное вре мя – нет).

С точки зрения тактической составляющей следственный экспери мент является одним из наиболее сложных следственных действий в орга низационном плане, поскольку порядок его проведения подразумевает ре конструкцию обстановки и воспроизведение условий события преступле ния, могущих повлиять на результаты следственного эксперимента.

При этом нередко выпускается из внимания одно из наиболее важ ных тактических требований проведения следственного эксперимента – неоднократность опытных действий и вариационность условий их выпол нения. Именно это тактическое требование обеспечивает объективность, закономерность результатов следственного эксперимента и, как следствие, их доказательственное значение.

Обыск.

В ч. 5 ст. 182 УПК РФ говорится о том, что при добровольной выдаче предметов, документов, ценностей, подлежащих изъятию, следователь вправе не производить обыск. Однако если говорить о том, что следователь в случае добровольной выдачи может не производить обыск, то возникает вопрос – а каким же процессуальным документом оформлять изъятие вы данного? Протоколом обыска? Но ведь согласно закону, обыск не был про изведен. Протоколом выемки? Но это другое следственное действие, тре бующее вынесения отдельного постановления о его производстве. Во из бежание подобных противоречий, мы полагаем, что рассматриваемое по ложение УПК РФ следует трактовать как отказ от поисковых мероприятий, а не от обыска в его процессуальном значении. Соответственно, указанная выше ситуация должна оформляться протоколом обыска, а не выемки.

Ч. 9 ст. 182 УПК РФ закрепляет, что при производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота. Од нако остается не совсем ясным, что это за «предметы и документы, изъ ятые из оборота», а вернее, что это за «оборот», из которого они были изъ яты. Представляется, что в УПК РСФСР формулировка была более пра вильной: «предметы и документы, запрещенные к обращению». Из нее бо лее понятно, что и в том, и в другом случае речь идет о предметах и доку ментах, запрещенных законодательством РФ к свободному обращению.

К таковым относятся предметы, требующие разрешения на их приобрете ние (оружие, боеприпасы, ядовитые, наркотические, психотропные веще ства и т.д.), информационные носители, содержащие закрытые для свобод ного доступа сведения, персональные документы и т.д. Заметим, что изъя тие подобных предметов и документов может производиться лишь в слу чае, когда они находятся у лица незаконно, т.е. в нарушении специально предусмотренных для их оборота требований.

Не включены в число лиц, могущих присутствовать при обыске, представители жилищно-эксплуатационных организаций, представители сельской или поселковой администрации, что создает ряд сложностей пра воприменителям. Дело в том, что далеко не всегда имеется возможность установить местонахождение лиц, проживающих (или проживавших) в доме, или совершеннолетних членов их семей. А с учетом действующего уголовно-процессуального закона, невозможность их присутствия делает спорным и допустимость производства обыска в жилище.

Не совсем удачна формулировка ч. 13 ст. 182 УПК РФ, согласно ко торой следователь обязан указывать точный вес изымаемых предметов, документов и ценностей. Взвешивать документы при обыске нам пред ставляется абсурдным, да и сам термин «точный» скорее усложняет, неже ли упрощает, понимание данной процессуальной нормы (ведь, какова должна быть степень точности, в ней не указывается). Думается, что раз решение данных вопросов следует частично оставить на усмотрение сле дователя. Если вес документа может иметь значение для дела (например, массивная книга, использовавшаяся в качестве орудия для нанесения те лесных повреждений), то взвесить его следует, если же значение имеет ис ключительно содержание документа, а не его вес, то необходимо зафикси ровать формальные атрибуты этого документа – название, дату создания, краткое описание содержания, данные о лице, его подписавшем, а не взве шивать его. Вес предметов указывать необходимо, но точность их веса должна зависеть от возможностей следователя и значения этого признака предмета для дела. Так, если предмет весит несколько тонн, а его вес для дела значения не имеет, то следователю совсем необязательно искать спе циальные весы и взвешивать этот предмет, – в протоколе достаточно ука зать его вес с той точностью, которая доступна для следователя при помо щи использования простых измерительных приборов, простых вычислений (например, путем сопоставления плотности и размеров предмета). Един ственным исключением, когда точность действительно необходима, явля ются, на наш взгляд, ювелирные изделия, другие изделия из драгоценных и полудрагоценных металлов, так как даже небольшие по массе, они могут представлять значительную ценность. Поэтому в таких случаях представ ляется необходимым привлекать к участию в следственном действии спе циалиста-ювелира или использовать для взвешивания изымаемых изделий как можно более точные весы (желательно, с точностью до сотых грамма).

С позиции практики неурегулированным в УПК РФ является и во прос о том, каким образом следует разграничивать обыск и осмотр. Часто в ходе осмотра, как и при обыске, производятся активные поисковые дей ствия, направленные на обнаружение и изъятие какого-либо объекта (например, орудия преступления). Тем не менее осмотр и обыск являются самостоятельными следственными действиями. Так, в законе отдельно вы деляются «осмотр в жилище» и «обыск в жилище». Следовательно, они должны отличаться друг от друга. Несомненно, что прежде всего эти след ственные действия следует различать по целям производства. Однако, на наш взгляд, этого недостаточно, так как в ряде случаев их цели могут сов падать (цели осмотра могут охватывать цели обыска). Нам представляется, что производство обыска всегда следует связывать с ущемлением консти туционных прав граждан, а также права собственности юридических лиц (которое в определенном роде тоже является конституционным), в то вре мя как при производстве осмотра это совершенно необязательно, хотя и возможно. Однако наличие ущемленного права при осмотре ограничивает и возможности следователя, позволяя в ходе такого осмотра использовать из арсенала познавательных действий лишь одно – наблюдение, и делая невозможным производство каких-либо активных поисковых мероприятий (каковыми являются открытие сумок, ящиков, шкафов, выворачивание карманов одежды лица и т.д.). Соответственно, из этого можно сделать вывод о том, что обыск следует проводить в случае необходимости ущем ления прав собственности физических и юридических лиц – владельцев обыскиваемого помещения, имущества, и в случае ущемления прав граж дан, выступающих в роли обыскиваемых, а осмотр – либо при отсутствии ущемления прав, либо используя для этого лишь наблюдение.

Тактическая результативность проведения обыска во многом опре деляется надлежащей подготовкой к его проведению. И если одни вопро сы, такие как определение круга участников, времени проведения обыска, обычно являются очевидными элементами подготовки, то о некоторых, менее явных, не всегда вспоминают. Так, например, неоценимую услугу всегда оказывает сбор максимального количества ориентирующей инфор мации о помещении и лице, у которого будет проводиться обыск. Зная особенности характера, темперамента обыскиваемого лица, его склонно сти, увлечения, род занятий, профессиональные навыки, можно со значи тельной степенью достоверности предположить возможные способы и ме ста сокрытия искомых объектов, применив метод рефлексии, т.е., поставив мысленно себя на место обыскиваемого.

Выемка.

В числе проблемных вопросов, связанных с выемкой, следует отме тить недостаточное законодательное регулирование принудительной вы емки, а именно – пределов допустимого принуждения и его способов (например, следует ли признать допустимым причинение боли лицу, не отдающему искомый предмет). Думается, что в данном случае необходимо исходить из следующих соображений: причинить лицу боль при попытке освободить предмет из захвата, если иным способом освободить предмет невозможно, – например, при насильственном разжатии пальцев, когда предмет зажат в кулаке, – представляется вполне допустимым до тех пор, пока не создается угроза для жизни и здоровья этого лица (которая непре менно возникнет, если использовать для расжатия пальцев нож, другие острые предметы). И абсолютно недопустимым является причинение боли, чтобы вынудить лицо показать, где спрятан предмет, так как это уже сле дует расценивать как пытку.

Не совсем ясным является и отграничение выемки от обыска. В УПК РФ говорится, что выемка, в отличие от обыска, производится, когда точно известно, где и у кого находятся определенные предметы и документы (ч. 1 ст. 183). Однако фактическое определение необходимой степени точ ности в каждой конкретной ситуации отдается на усмотрение следователя.

Заметим, что в теории уголовного процесса выработана позиция, позволя ющая более детально отграничить обыск от выемки. Эта позиция основана на том, что действия, направленные на поиски подлежащих изъятию объ ектов, при выемке недопустимы (в случаях же, когда искомого предмета не оказалось на том месте помещения, где он, по сведениям следователя, должен был находиться, следует вынести постановление о производстве обыска и провести обыск для отыскания данного предмета)1.

Контроль и запись переговоров.

Несколько противоречивым является то, что в ст. 186 УПК РФ гово рится о двух относительно самостоятельных моментах данного следствен ного действия – контроле переговоров и записи переговоров, а в п. 14- ст. 5 УПК РФ говорится лишь об одном моменте – контроле переговоров, но включающем в себя и их запись. Думается, что в последнем случае тер мин «контроль» используется более точно, а оставление ст. 186 УПК РФ без изменений – это лишь недочеты законодательной техники.

Производство контроля и записи переговоров имеет ряд сложностей – как исключительно практического характера, так и тех, что порождены нечеткостью позиции законодателя в вопросах процессуального регулиро вания. Практические сложности связаны, прежде всего, с тем, что данное следственное действие основано на взаимодействии органа, осуществля ющего технические мероприятия по контролю переговоров, и следователя.


И любые нарушения – не только со стороны следователя, но и со стороны указанного органа, особенно связанные с порядком передачи фонограммы следователю, – влекут недопустимость использования полученных в ходе контроля переговоров сведений в качестве доказательств.

Сложности иного плана – процессуального регулирования производ ства контроля и записи переговоров – связаны с некоторыми положениями ст. 186 УПК РФ, необоснованно ограничивающими производство этого следственного действия. Так, законодатель не дает толкования понятию «телефонные и иные переговоры». Вместе с тем выглядит странным, что такая разновидность переговоров, как телефонные, выделена особо, тогда как все остальные возможные разновидности сведены в одно и названы весьма неопределенно – «иные». Остается неясным, следует ли включать в категорию переговоров обычные разговоры, т.е. обмен информацией меж ду людьми при их непосредственном контакте. Нам представляется, что переговоры проводятся исключительно с использованием технических средств связи и поэтому не охватывают понятие «разговоры». А это, в свою очередь, говорит о невозможности контроля разговоров, хотя необ ходимость в таком контроле зачастую имеется (контроль и запись разгово ра потерпевшего с конкретным лицом, вымогающим деньги, иное имуще ство, является важным, а иногда и основополагающим доказательством виновности последнего в делах о вымогательстве). Думается, что для устранения указанной проблемы, законодателю в УПК РФ следует исполь зовать понятие «разговоры и переговоры посредством технических средств связи», а не «телефонные и иные переговоры». Еще один момент ограни См.: Громов Н.А., Пономаренков В.А., Францифоров Ю.В. Указ. соч. С. 317;

След ственные действия (процессуальная характеристика, тактические и практические осо бенности): учеб. пособие. Волгоград, 1984. С. 64-65;

Якупов Р.Х. Уголовный процесс / под ред. В.Н. Галузо. М., 1999. С. 252-253;

и др.

чения реальных познавательных возможностей следователя при производ стве контроля и записи переговоров связан с тем, что представление кон тролируемых переговоров последнему предусмотрено лишь в виде фоно граммы, т.е. звукозаписи. Однако переговоры могут проводиться не только в словесно-речевой, но и буквенно-знаковой, и образно-графической фор ме (особенно это имеет место при переговорах в компьютерных сетях).

Разговоры также могут вестись не только словесно, но и знаками (напри мер, разговор глухонемых). Зафиксировать такие переговоры (разговоры) в виде фонограммы технически невозможно. Поэтому думается, что в нор мах, касающихся контроля и записи переговоров, должно говориться не о фонограмме переговоров, а о любых технических носителях записи1.

Думается, что разрешение указанных проблем возможно лишь зако нодательным путем, а до тех пор такой контроль переговоров как, напри мер, разговор глухонемых с фиксацией их на видеокассету, будет идти вразрез с действующим УПК и допустимость его в качестве доказательства по делу будет зависеть исключительно от усмотрения суда.

Допрос.

В ч. 4 ст. 187 УПК РФ указывается, что при наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании за ключения врача. Буквальное толкование этой нормы позволяет прийти к выводу, что на основании заключения врача общая продолжительность допроса может быть как сокращена, так и увеличена, однако некоторые ав торы считают, что эта норма предназначена лишь для ограничения про должительности допроса в случае болезни или плохого самочувствия до прашиваемого2.

Ряд особенностей допроса, которые существовали в УПК РСФСР, не включены в УПК РФ. Это такие правила, как: 1) свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей;

2) допрос по существу дела начинается с предложения следо вателя рассказать допрашиваемому все известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван на допрос, а после рассказа последнего следо ватель может задавать вопросы.

Продолжительность допроса несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых составляет без перерыва не более 2 часов, а в общей сложно сти не более 4 часов в день. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что последнее положение не распространено на несовершеннолетних сви детелей и потерпевших, хотя, по нашему мнению, различий в этом отно шений между ними делать не стоит.

Подробнее об этом см.: Григорьев О.Г. Допустимость компьютерной информации, полученной в результате производства контроля и записи переговоров и выемки почто во-телеграфной корреспонденции // Ученые записки: сб. науч. тр. Ин-та гос-ва и права.

Тюмень, 2002. Вып. 3. С. 11-18.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Рос сийской Федерации / под общ. ред. В.М. Лебедева. С. 584.

Следует отметить, что кроме рассмотренных лиц, право давать пока зания имеется также у гражданского истца (п. 5 ч. 4 ст. 44 УПК РФ), у гражданского ответчика (п. 3 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), и у специалиста (п. 3- ч. 2 ст. 74, ч. 4 ст. 80 УПК РФ). Однако УПК РФ не указывает нормы или правила, по которым следует допрашивать перечисленных участников уголовного судопроизводства.

Очная ставка.

Согласно ст. 192 УПК РФ, количество лиц, могущих участвовать в очной ставке, не ограничено. Такой подход вполне допустим, и количество одновременного участия в очной ставке ранее допрошенных лиц, между показаниями которых имеются существенные противоречия, должно опре деляться по усмотрению следователя (конечно, проводить очную ставку одновременно с тремя и более лицами сложнее, чем с двумя, однако если это касается какого-либо конкретного момента, то это может быть вполне оправданным). При этом цель очной ставки – устранение противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц. В некоторых случаях такие противо речия имеют принципиальный (для судьбы уголовного дела) характер, и можно говорить об обязательном характере данного действия.

Так, по уголовному делу № 20110311319, возбужденному по призна кам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, подо зреваемый (водитель) дал показания, что выпил после ДТП, уже дома.

Свидетели же утверждали, что подозреваемый употребил спиртное, а затем поехал домой и в пути совершил аварию. Очная ставка следова телем не была проведена, и наличие неустраненных противоречий явилось основанием для возвращения уголовного дела прокурором по п. 2 ч. ст. 221 УПК РФ1.

Предъявление для опознания.

В связи с производством данного следственного действия можно вы делить ряд проблем, связанных с тем, что предъявление для опознания до пускается лишь по ранее наблюдаемым признакам. Другими словами, в основе предъявления для опознания лежит способность лица к запомина нию информации, полученной ранее лишь при помощи зрения. Другие ор ганы чувств в этой ситуации остаются невостребованными, что вряд ли можно признать правильным. В практической деятельности часто возни кают ситуации, когда потерпевший, свидетель может опознать лицо не по внешним признакам, а по особенностям голоса, что остро ставит вопрос о допустимости результатов производства предъявления для опознания по таким признакам.

Не урегулированной является и возможность предъявления для опо знания иных объектов, нежели лиц, предметов и трупов, – например, по мещений, участков местности, животных. Думается, что в подобных ситу ациях единственным выходом является использование уголовно-процессу альной аналогии, т.е. производство следственного действия по правилам, По данным Следственного управления при УМВД России по Тюменской области.

предусмотренным для производства других, наиболее близких к нему по сути, следственных действий (или их разновидностей).

Открытым остается и вопрос о тактике предъявления опознания в условиях, исключающих наблюдение опознаваемым опознающего, в част ности, в отношении места расположения защитника опознаваемого при опознании через перегородку со стеклом с односторонней прозрачностью.

Наиболее целесообразной представляется точка зрения ученых, предлага ющих располагать защитника рядом с опознаваемым, а спорные вопросы в отношении хода следственного действия выяснять из показаний понятых.

Только в этом случае будет гарантирована реальная безопасность опозна ющему.

Проверка показаний на месте.

Сущность проверки показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имею щие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия (ч. 2 ст. 194 УПК РФ).

При этом, как ни странно, законодатель целью проверки показаний на месте называет установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в ходе проверки показаний ранее допрошенных лиц (ч. 1 ст. 194 УПК). Но новые обстоятельства здесь не выявляются – следо ватель получает дополнительную информацию (подтверждающую или опровергающую) относительно уже известного (проверяемого) обстоя тельства.

Место производства рассматриваемого действия является суще ственным условием законности проверки показаний на месте.

Так, уголовное дело № 201003705/77 было возвращено прокурором для производства дополнительного расследования (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ) в том числе ввиду того, что проверка показаний на месте проводи лась возле дома № 127 по ул. Московский тракт г. Тюмени;

преступление же было совершено возле дома № 167 по ул. Московский тракт1.

Также одним из часто поднимаемых вопросов по проведению про верки показаний на месте является вопрос о возможности изъятия в рамках данного следственного действия объектов и следов. Несмотря на то, что напрямую такая возможность не предусмотрена в ст. 194 УПК РФ, в отли чие, например, от ст.ст. 177, 183 УПК РФ, раскрытие сущности данного следственного действия в ч. 2 ст. 194 УПК РФ как указания ранее допро шенным лицом на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, по нашему мнению, является достаточным основанием для возможности их изъятия, тем более, что нередко только для целей об наружения искомого предмета проверка показаний и проводится.


По данным Следственного управления при УМВД России по Тюменской области.

Назначение и производство экспертизы.

Отметим, что в УПК РФ не раскрывается сущность экспертизы и общие цели ее производства – в п. 49 ст. 5 УПК РФ говорится: «судебная экспертиза – экспертиза, производимая в порядке, установленном настоя щим Кодексом», а в ч. 1 ст. 195 УПК РФ указывается: «признав необходи мым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом по становление...».

Для эксперта установлен ряд запретов: а) запрет на ведение перего воров с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связан ным с производством судебной экспертизы, без ведома следователя и суда;

б) запрет на самостоятельный сбор материалов для экспертного исследова ния;

в) запрет на проведение исследований, могущих повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств, без разрешения дознавателя, следователя, суда. Отме тим, что данные запреты порождают ряд проблем. Так, запрет на самостоя тельный сбор материалов противоречит ч. 4 ст. 202 УПК РФ, разрешаю щей получение образцов для сравнительного исследования экспертом (по лагаем, ч. 4 ст. 202 УПК РФ следует расценивать как исключение, на кото рое запрет не действует). Запрет на проведение исследований, могущих повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств, без разрешения следователя, факти чески возлагает всю ответственность за уничтожение или повреждение объектов на последнего, снимая, в свою очередь, всю ответственность за сохранность объектов в ходе производства экспертного исследования с эксперта, что вряд ли следует признать правильным. Думается, что в по добных ситуациях следователь, давая такое разрешение эксперту, должен разъяснить ему необходимость минимального применения разрушающих методов исследования в целях сохранения исследуемых объектов (особен но, если эти объекты – вещественные доказательства по делу).

Как показывает практика, типичными являются такие нарушения прав участников уголовного процесса, как неознакомление с постановле нием о назначении экспертизы и заключением эксперта подозреваемого, обвиняемого, защитника1. При этом в ряде случаев права этих лиц при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы являются декла рацией. В частности, право участника заявить отвод эксперту не может быть реализовано, когда следователь назначает производство экспертного исследования экспертному учреждению, не указывая конкретного испол нителя.

Получение образцов для сравнительного исследования.

Проблемным вопросом получения образцов для сравнительного ис следования был и остается вопрос об их принудительном получении в слу чаях, когда лицо добровольно отказывается их предоставить. Естественно, По данным Следственного управления при УМВД России по Тюменской области, уголовные дела №№ 200820613/71, 20110219104.

что принудительно такие образцы, как образцы почерка, получить вряд ли возможно. Однако при получении иных образцов жизнедеятельности че ловека: слюны, крови, пота и т.д., принуждение может быть довольно эф фективным средством. Но законодатель вопрос о возможности применения принудительных мер для достижения целей рассматриваемого следствен ного действия обходит стороной, не запрещая, но и не разрешая их. По нашему мнению, определенная степень принуждения в ходе производства данного следственного действия все же возможна. Рамки же такого при нуждения следует определять через норму, запрещающую применять ме тоды, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка.

Не до конца урегулированным остается вопрос о том, возможно ли задержание почтово-телеграфных отправлений – действие, производимое без участия следователя, по приостановленному уголовному делу (в ч. ст. 185 УПК РФ содержится запрет на подобные действия лишь после окончания предварительного расследования по уголовному делу). Мы по лагаем, что задержание почтово-телеграфных отправлений является лишь частью, элементом комплексного следственного действия – наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки. Произ водство же любых действий, входящих в состав следственного действия, признается производством следственного действия. Из этого мы делаем вывод о том, что запрет на производство следственных действий по при остановленному уголовному делу, содержащийся в ч. 3 ст. 209 УПК РФ, распространяется и на задержание почтово-телеграфных отправлений.

ГЛАВА 7. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СООБЩЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ И РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Практически ни одно расследование преступлений невозможно без использования помощи специалистов, обладающих теми или иными спе циальными знаниями в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Существует две группы разновидностей форм использования специальных знаний: процессуальные, т.е. прямо предусмотренные уго ловно-процессуальным законом, и непроцессуальные.

К процессуальным относятся:

1) непосредственное использование следователем специальных по знаний;

2) участие специалистов в производстве следственных действий;

3) производство судебных экспертиз;

4) документальная ревизия.

В группу непроцессуальных можно отнести:

1) консультационную деятельность следователя;

2) справочную деятельность следователя;

3) оказание следователю технической помощи.

Среди всех перечисленных видов некоторые затруднения, как пока зывают результаты исследований практической деятельности правоохра нительных органов, вызывают вопросы, связанные с возможностями неко торых видов судебных экспертиз, а также вопросами их назначения. Оста новимся на этом более подробно.

Определение понятия «судебная экспертиза» сформулировано в ст. Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельно сти в Российской Федерации», согласно которой это – «процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экс пертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены пе ред экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим до знание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятель ств, подлежащих доказыванию по конкретному делу».

В теории и практике назначения и производства экспертиз их клас сификация осуществляется по различным основаниям.

1. По месту проведения: в экспертном учреждении и вне экспертного учреждения (ст. 199 УПК РФ). Данная классификация важна для рассмот рения порядка назначения экспертиз.

2. По объему исследования: основные и дополнительные (ст. УПК РФ). Дополнительные экспертизы назначаются в случаях недоста точной ясности или полноты заключения эксперта основной экспертизы либо когда после экспертного исследования возникают новые вопросы, связанные с исследованием того же объекта, которые ранее не ставились перед экспертом.

3. По последовательности проведения: первичные и повторные (ст. 207 УПК РФ). Повторной называется экспертиза, производимая по тем же объектам и решающая те же вопросы, что и первичная экспертиза, за ключение которой признано необоснованным, вызывает сомнение, имеют ся противоречия в выводах эксперта или при производстве которой были допущены нарушения процессуальных норм. Она поручается другому экс перту.

4. По численности исполнителей экспертизы: единоличные и комис сионные (ст. 200 УПК РФ). Единоличную экспертизу проводит один экс перт, комиссионную – комиссия, состоящая из двух или более экспертов.

Данная классификация имеет значение в том отношении, что УПК уста навливает определенный порядок дачи заключения для комиссионных экспертиз.

5. По объему специальных знаний: узкоспециальные и комплексные (ст. 201 УПК РФ). Комплексной является экспертиза, в которой эксперты, специализирующиеся в разных классах или родах судебных экспертиз, за няты совместным решением одних и тех же вопросов в отношении общих объектов и формированием совместного вывода.

6. По содержанию специальных знаний экспертизы принято делить на классы, роды, виды. Основанием создания класса судебной экспертизы является применяемый в процессе экспертного исследования характер со временных знаний в области специальных наук (химических, физических, экономических, криминалистических и др.) и имеющие строго определен ную предметную направленность на познание объективной действитель ности.

Выделяют следующие классы судебных экспертиз: криминалистиче ские;

медицинские и психофизиологические;

инженерно-технические;

ин женерно-транспортные;

инженерно-технологические;

экологические;

био логические;

экономические;

сельскохозяйственные;

искусствоведческие.

Род и вид экспертизы – принятое деление экспертиз в зависимости от представляемых на экспертизу объектов, характера поставленных задач и предстоящих исследований. Если класс – крупное;

то род и вид – более мелкое подразделение. Например, в класс инженерно-технических экспер тиз входит род судебной автотехнической экспертизы, а в него вид экспер тизы обстоятельств дорожно-транспортного происшествия. В класс судеб но-медицинских экспертиз входит род экспертиз живых лиц, а в него – вид экспертизы по определению степени тяжести вреда здоровью. В класс криминалистических экспертиз входит род экспертизы материалов, ве ществ и изделий, в который включается вид экспертизы наркотических веществ и т.д.

При осуществлении производства по уголовным делам экспертизы производятся в стадии предварительного расследования, судебного разби рательства судом первой инстанции, в апелляционном и кассационном по рядке.

В стадии предварительного расследования экспертиза назначается следователем, прокурором, дознавателем. В случаях, когда для производ ства судебной экспертизы необходимо помещение подозреваемого, обви няемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатриче ский стационар, субъект, назначающий экспертизу, возбуждает перед су дом ходатайство, поскольку только суд правомочен принимать такое ре шение (ст. 29 УПК).

Алгоритм типичных действий при подготовке и назначении судеб ных экспертиз включает:

1. Принятие решения о назначении экспертизы. Следователь должен исходить из задач расследования, действительной необходимости, целесо образности и возможности проведения экспертизы. Выделяют следующие случаи назначения экспертизы:

– по прямому указанию закона (ст. 196 УПК РФ), если требуется установить: 1) причины смерти;

2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, об виняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

4) психическое или физическое состояние потерпевше го, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показа ния;

5) возраст подозреваемого, обвиняемого потерпевшего, когда это име ет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его воз раст, отсутствуют или вызывают сомнение;

– по рекомендациям практики. Например, если изъяты холодное или огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, наркотики, фальшивые деньги или ювелирные украшения, то исследовать их просто необходимо, иначе нельзя получить ответ на вопрос – являются ли они та ковыми;

– по усмотрению следователя.

Экспертиза назначается сразу, как только возникает необходимость, иначе может произойти порча некоторых вещественных доказательств, снижение их доказательственного значения, затягивание сроков производ ства по делу (если не требуется отобрания экспериментальных образцов).

2. Формулирование вопросов эксперту. После определения вида экс пертизы следует поставить все вопросы, на которые необходимо и воз можно получить ответы, дабы избежать проведения дополнительных или повторных экспертиз. Большое значение имеет правильная формулировка вопросов, выносимых на разрешение экспертизы. Поэтому вопросы долж ны быть конкретными, четкими и ясными, не допускающими двоякого толкования. Если вопросы взаимосвязаны, они должны задаваться в логи ческой последовательности. В методической литературе по судебной экс пертизе имеются примерные перечни вопросов для различных родов и ви дов экспертиз, в т.ч. криминалистических.

3. Подбор материалов (объектов) на экспертизу. К ним предъявля ются следующие требования:

1. С момента их изъятия и до момента представления эксперту они должны храниться с соблюдением правил, исключающих их изменение, повреждение или утрату. Сроки хранения биологических объектов, пище вых продуктов должны быть минимальны.

2. Объекты должны быть правильно упакованы, опечатаны, снабже ны всеми необходимыми подписями следователя, понятых.

3. В постановлении о назначении экспертизы (а также на упаковке объектов) должны быть указаны сведения, касающиеся обстоятельств об наружения, фиксации, изъятия исследуемых объектов и образцов.

Для производства многих экспертиз необходимы образцы для срав нительного исследования – объекты, отображающие свойства или особен ности идентифицируемых объектов: человека, животного, предмета, мате риала или вещества. Это самостоятельный вид объектов, используемых в ходе экспертизы, отбор которых зависит от рода и вида экспертизы, харак тера вопросов, выносимых на ее разрешение.

Образцы для сравнительного исследования представляют собой ма териальные объекты, предоставляемые эксперту для сравнения с иденти фицирующими или диагностирующими объектами, как правило, веще ственными доказательствами. В отличие от вещественных доказательств, образцы для сравнительного исследования не связаны с расследуемым со бытием и сами доказательствами не являются.

Все образцы, направляемые на экспертизу, должны быть необходи мого качества, в нужном количестве и достоверного происхождения.

Под надлежащим качеством образцов понимается выражение ими необходимых для целей экспертного исследования признаков того объекта, от которого они получены. К условиям, обеспечивающим качественное получение образцов, относятся:

– сравнимость – характер отражения признаков в образце должно быть таким же, как и в исследуемом объекте;

– полнота – максимально точная передача признаков;

– неизменяемость – способность в течение длительного периода со хранять идентификационные признаки.

Количество образцов – означает их число, которое должно быть та ким, чтобы можно было сделать вывод о необходимости или случайности признаков и их вариативности. Для каждого объекта количество образцов определяется индивидуально, например, для проведения дактилоскопиче ских исследований достаточно одной дактилокарты, а для исследований почерка – 5-10 листов рукописного текста.

Несомненность происхождения – это получение образцов именно от того объекта, который интересует следователя по расследуемому уголов ному делу. Она обеспечивается:

– тщательным контролем при их получении. Получая эксперимен тальный образец, следователь обязан убедиться, что он произведен именно от того объекта, идентификацию или решение иных вопросов в отношении которого необходимо произвести. Перед получением экспериментальных образцов у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего следу ет удостовериться в их личности. Это можно сделать путем проверки до кументов, опросом и т.д.;

– надлежащим процессуальным оформлением. Так, например, образ цы почерка, исполненные идентифицируемым, удостоверяются подписью этого лица и следователя.

4. Выбор эксперта или экспертного учреждения.

Перечень судебных экспертиз, проводимых в том или ином эксперт ном учреждении, устанавливается соответствующими ведомственными нормативными актами. Судебные экспертизы по уголовным делам обычно назначаются в государственные судебно-экспертные учреждения. В насто ящее время в России функционирует семь систем государственных экс пертных учреждений в составе ведомств:

1. Министерства внутренних дел РФ, где функционирует наиболее развитая и разветвленная сеть экспертно-криминалистических подразделе ний. Методическое и организационное руководство осуществляет Экс пертно-криминалистический центр МВД России, в котором проводятся повторные и наиболее сложные экспертизы, требующие применения уни кальной аппаратуры или новых методик. Производство экспертиз в экс пертно-криминалистических подразделениях организуется по администра тивно-территориальному принципу в экспертно-криминалистических цен трах УМВД субъектов РФ.

2. Министерства юстиции РФ, где имеется сеть лабораторий судеб ных экспертиз, размещенных на территориях субъектов, которые проводят криминалистические и ряд других экспертиз в основном для судов, следо вателей прокуратуры.

3. Министерства здравоохранения и социального развития РФ, где сосредоточены судебно-медицинские и судебно-психиатрические учре ждения. Судебно-медицинскую экспертизу возглавляет Российский центр судебно-медицинской экспертизы. На уровне субъектов Российской Феде рации действуют бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ), прово дящие сложные судебно-медицинские экспертизы. На уровне районов и городов функционируют городские, межрайонные и районные отделения.

4. Министерства обороны РФ.

5. Федеральной службы безопасности РФ, где функционируют экс пертные лаборатории.

6. Федеральной таможенной службы, где образованы экспертно криминалистические лаборатории.

7. Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, в нем действует экспертно-криминалистическая служба.

Закон не ограничивает следователя в выборе экспертного учрежде ния. Однако сложилась определенная практика. По постановлениям следо вателей Следственного департамента МВД РФ экспертизы проводятся в экспертно-криминалистических подразделениях МВД России;

по поста новлениям Следственного комитета РФ – в экспертных учреждениях Ми нистерства юстиции РФ.

5. Вынесение постановления о назначении экспертизы (ст. 195 УПК РФ).

Признав необходимым производство экспертизы, соответствующий субъект выносит мотивированное постановление, являющееся процессу альным основанием для ее проведения.

6. Обеспечение законных прав заинтересованных лиц. Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозрева емого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотрен ные ст. 198 УПК РФ.

7. Направление материалов эксперту или в судебно-экспертное учреждение. В случае производства судебной экспертизы в экспертном учреждении постановление и материалы направляются его руководителю.

Если в постановлении не назван конкретный эксперт, то руководитель экс пертного учреждения сам поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом руково дитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государ ственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и уголовную ответственность за отказ от дачи заключения и за дачу заве домо ложного заключения. Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необхо димые материалы непосредственно эксперту и разъясняет ему права и от ветственность.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.