авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

Утверждаю

Председатель Технологической

платформы «Медицина будущего»

«_» 2014

г.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЙ

ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ПЛАТФОРМЫ

«МЕДИЦИНА БУДУЩЕГО»

2014

Содержание

Паспорт программы 3 Текущие тенденции развития рынков и технологий в сфере деятельности 1. 8 технологической платформы «Медицина будущего»

Текущее состояния целевых отраслевых рынков и секторов экономики, 1.2.

8 относящихся к профилю деятельности ТП «Медицина будущего», в России и мире Текущее состояния рынков по основным показателям (объемы рынков и их 1.3. основных сегментов, динамика их роста и др.) Основные технические и технологические решения, характеризующие текущий 1.4.

уровень развития рынков и технологий в сфере деятельности платформы в России и мире Конкуренция на внутреннем и внешних рынках, и их ключевых сегментах 1.5.

(основные конкуренты организаций-участников платформы;

их стратегическое позиционирование, сильные и слабые стороны и др.) Потенциала развития российских производственных предприятий и научных 1.6.

организаций в сфере деятельности платформы в сопоставлении с зарубежными конкурентами Основные направления, соответствующие и/или превосходящие уровень научно 1.7. технологического развития в мире Прогноз развития рынков и технологий в сфере деятельности технологической 2. платформы «Медицина будущего»

2.1. «Видение будущего» отраслей и секторов российской экономики, к которым относится технологическая платформа, в контексте социально-экономического развития России на средне- и долгосрочную перспективу Сценарии развития рынков и технологий в отраслях и секторах экономики, к 2.2.

которым относится платформа, в том числе спроса на основные виды продукции платформы Прогноз развития рынков продукции, на разработку (совершенствование) которых 2.3. направлена деятельность платформы Прогноз развития технологий, относящихся к деятельности платформе в кратко-, 2.4. средне- и долгосрочном периоде Направление исследований и разработок, наиболее перспективных для развития в 3. рамках технологической платформы «Медицина будущего»

Тематический план работ и проектов технологической платформы «Медицина 4. будущего» в сфере исследований и разработок Мероприятия в области создания результатов интеллектуальной деятельности и 5. управления их распределением Меры в области подготовки и развития научных и инженерно-технических кадров 6.

Развитие образовательных и профессиональных стандартов в сфере деятельности 6.1. платформы Совершенствование профильной и уровневой структуры подготовки специалистов с 6.2.

учетом потребностей бизнеса в сфере деятельности платформы, развитие механизмов непрерывного образования Текущая обеспеченность организаций-участников платформы научными и 6.3. инженерно-техническими кадрами Содействие мобильности научных и инженерно-технических кадров и обмена 6.4. кадрами между организациями — участниками технологической платформы (стажировки, обмен и другие формы) Паспорт Программы Наименование Программы «Стратегическая программа исследований Технологической платформы «Медицина будущего» на 2012 – 2020 годы с перспективой до 2030 года»

Основание для разработки Программы Решение Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям от апреля 2011 г., протокол №2, от 5 июля 2011 г., протокол №3.

План мер по развитию технологических платформ на 2011 г. (утвержден решением Рабочей группы по развитию частно-государственного партнерства в инновационной сфере при Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям 11 июля 2011 г., протокол №23-АК).

Решение общего собрания Технологической платформы «Медицина будущего.

Наименование организаций, принимавших участие в разработке Программы Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный медицинский университет имени В. И. Разумовского» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ГБОУ ВПО СГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России);

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Новосибирский государственный университет» (ГОУ ВПО НИ НГУ);

Закрытое акционерное общество «Медико-биологический союз» (ЗАО «МБС»);

Закрытое акционерное общество «Синтол» (ЗАО «Синтол»);

Общество с ограниченной ответственностью «Биософт.Ру» (ООО «Биософт.Ру»);

Общество с ограниченной ответственностью «ПиЭмТи групп» (ООО «ПиЭмТи групп»);

Учреждение Российской академии медицинских наук Научно- исследовательский институт клинической иммунологии Сибирского отделения РАМН (НИИ КИ СО РАМН);

Федеральное бюджетное учреждение науки «Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (ФБУН ГНЦ ВБ "Вектор");

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ);

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта» (ФГАО ВПО Балтийский федеральный университет им. И.

Канта);

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана» (ФГБОУ ВПО МГТУ им. Н. Э. Баумана);

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова» (ФГБОУ ВПО МГУ им. М. В. Ломоносова);

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет» (ТГУ);

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова» (МИТХТ имени М.В.

Ломоносова);

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет) (МАИ);

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Московский научно исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздравсоцразвития России);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт молекулярной генетики РАН (ФГБУ ИМГ РАН);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН (ФГБУ ИОГен РАН);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт органической химии имени Н. Д. Зелинского РАН (ИОХ им. Н.Д. Зелинского РАН);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт физики прочности и материаловедения Сибирского отделения РАН (ИФПМ СО РАН);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт физиологически активных веществ (ФГБУ ИФАВ РАН);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт цитологии и генетики СО РАН (ФГБУ ИЦиГ СО РАН);

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научно исследовательский институт физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского (ФГБУН НИИ ФХБ им. А.Н. Белозерского);

Федеральное государственное бюджетное учреждение Научно-исследовательский институт онкологии Сибирского отделения РАМН (ФГБУ НИИ онкологии СО РАМН);

Федеральное государственное учреждение Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения России (ФГУ ЦНИИОИЗ).

Также в разработке Программы принимали участие и другие организации, включенные в списки исполнителей комплексных программ полного цикла в рамках ТП «Медицина будущего» (см. Раздел 3).

Цель Программы Создание научно-технологического задела для сегмента медицины будущего, базирующегося на совокупности приоритетных исследований и разработок, определяющего возможность появления новых рынков высокотехнологичной продукции и услуг, а также быстрого распространения передовых технологий в медицинской и фармацевтической отраслях.

Задачи Программы Разработать совокупность технологий, способных составить ресурсную и идеологическую основу научно-технологического «прорыва» и появления новых рынков высокотехнологичной продукции (услуг);

Обеспечить появление, экспертизу и сопровождение комплексных научных проектов, ориентированных на создание высокотехнологичной продукции (услуг), формирование научно-технологических заделов в соответствии со структурой спроса, предъявляемого со стороны бизнеса и общества;

Стимулировать инновации, расширять научно-производственную кооперацию и процесс формирования новых партнерств, в том числе с привлечением региональных научных центров, инициировать поддержку научной деятельности для обеспечения генерации новых идей и прорывных научно-технологических решений;

Развивать и поддерживать на мировом уровне базовый научно-методический комплекс в области биомедицины, фармации, новых материалов для медицины, медицинского приборостроения за счет аккумуляции и рационального использования имеющихся материально-технических ресурсов НИИ и вузов РФ, координации усилий представителей практической медицины, разработчиков биомедицинских НИОКР и бизнеса, а также широкомасштабных государственных программ;

Обеспечить подготовку кадров для всех этапов создания инновационного продукта, в том числе на стыке наук для реализации проектов на основе конвергентных технологий в области медицины и фармацевтики;

Создать коммуникативные площадки и технологии для взаимодействия молодых ученых, врачей и предпринимателей в процессе внедрения конвергентных технологий в медицину;

Привлечь дополнительные корпоративные и частные финансовые ресурсы для проведения необходимых исследований и разработок;

сконцентрировать финансирование исследований и разработок в тех областях, которые являются наиболее значимыми или ключевыми для реализации данной программы;

Интегрировать предприятия и малый бизнес в мировое научное и инновационное пространство, гармонизировать научно-технологическое развитие высокотехнологичных секторов медицины и фармации РФ с векторами развития технологических инициатив в области медицины за рубежом.

Активизировать взаимодействие бизнеса и общества при реализации стратегически перспективных программ развития инновационного бизнеса в области медицины и определить ключевые направления совершенствования развития медицинской и фармацевтической отраслей;

Создать конкурентную среду путем увеличения числа отечественных инновационных разработок в области биомедицины, фармации, медицинских материалов, оборудования для медицины и сформировать «инновационный лифт»

как механизм передачи инновационных проектов из одного института развития в другой;

Развивать технологическое прогнозирование (форсайт) и мониторинг развития медицины и фармацевтики как инструмент для научно-обоснованного принятия решений по определению научных и технологических приоритетов, обеспечить анализ рыночного потенциала технологий;

Скоординировать деятельность платформы с параллельным развитием сети технопарков, бизнес-инкубаторов, центров трансферта технологий, венчурных компаний, технико-внедренческих особых экономических зон, инжиниринговых и проектных фирм, систематизировать информацию о кадровых, научно-технических и бизнес ресурсах в области высокотехнологичной медицины и фармацевтики;

Подготовить предложения по открытию национальных исследовательских центров на наиболее значимых направлениях науки, институтов независимой оценки деятельности научных организаций в соответствии с международной практикой, создать комплексные региональные программы развития высокотехнологичной медицины и фармацевтики, развивать региональные центры компетенции и систему распределенных инновационных научно-технологических кластеров по направлениям деятельности платформы.

Сроки реализации Программы Реализация стратегической программы исследований запланирована на 2012- годы с горизонтом планирования – до 2030 года.

1. Текущие тенденции развития рынков и технологий в сфере деятельности технологической платформы «Медицина будущего»

Текущее состояния целевых отраслевых рынков и секторов экономики, 1.2.

относящихся к профилю деятельности ТП «Медицина будущего», в России и мире Технологическая платформа «Медицина будущего» объединяет предприятия и организации бизнеса и науки, деятельность которых связана с разработкой технологий для производства и вывода на рынок инновационной продукции для медицины и здравоохранения, а также с созданием новых медицинских технологий диагностики и лечения и внедрения на их основе новых медицинских услуг. В связи с многокомпонентностью медицины деятельность платформы ориентирована по четырем наиболее наукоемким направлениям:

Биофармацевтическое направление Биосовместимые и биодеградируемые многокомпонентные биокомпозитные медицинские материалы;

Приборы для диагностики и лечения;

Диагностические и лечебные системы на основе молекулярных и клеточных мишеней.

Текущее состояния рынков по основным показателям (объемы рынков и их 1.3.

основных сегментов, динамика их роста и др.) Биофармацевтическое направление Общий объем фармацевтического рынка России в 2012 году составил около млрд. долл. США в ценах конечного потребления. Рост по сравнению с 2010 годом составил около 20 %. Российский рынок биофармацевтических препаратов в 2012 г.

можно приблизительно оценить в 2,4 млрд. долл. США1. При этом наибольший объем продаж приходился на сегмент цитокинов, генноинженерных гормонов (включая инсулин), коагулянтов и терапевтических ферментов – 1,4 млрд. долл. США. Самые высокие темпы роста предполагаются в сегментах моноклональных антител (до 480 млн.

долл. США к 2015 г.) и вакцин (в 2015 г. – 370 млн. долл. США)2.

Фармацевтический рынок России, DSM Group, 2012.

Комплексная программа развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 года, Москва, 2012.

Объем продаж моноклональных антител в 2010 г. составил 350 млн. долл. США, к 2015 г. ожидается увеличение продаж в данном сегменте до 480 млн. долл. США. В г. объем продаж, сопоставимый с сегментом моноклональных антител, был в сегменте вакцин – 350 млн. долл. США. Прогноз продаж в 2015 г. – 370 млн. долл. США3.

Для отечественного рынка фармацевтической продукции характерны несколько основных факторов: (а) высокая доля импорта лекарственных средств (около 80%), (б) преобладание среди импортируемой продукции устаревших, потерявших клиническую эффективность лекарственных средств, (в) присутствием на отечественном рынке препаратов, введенных в производство в СССР в 70-80-е года XX столетия (рис.1)4.

Рисунок 1 – Структура российского рынка лекарственных средств В настоящее время доля современных инновационных отечественных препаратов составляет менее 1%, на долю импортных инновационных препаратов приходится не более 30%, а доля российских препаратов на рынке в целом не превышает 20% на аптечном рынке и менее 10% — на рынке государственных закупок5.

Комплексная программа развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 года, Москва, 2012.

Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года, Москва, 2009.

Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года, Москва, 2009.

Отечественная фармацевтическая промышленность использует около условных тонн субстанций в год, из которых около 2000 условных тонн производят отечественные предприятия. Доля субстанций высокотехнологичной промышленной схемы получения (более 6 стадий синтеза) составляет 35% (в том числе 15%, произведенных в РФ) – в количественном выражении, и 34% (в том числе 5%, произведенных в РФ) – в денежном. Доля биотехнологических субстанций составляет 39% в денежном выражении, из которых в России производится всего 2%. Образующийся дефицит покрывается импортом субстанций. Основными странами-импортерами являются Китай и Индия. В 1992 году в России производилось 272 наименования фармацевтических субстанций общим объемом около 17000 условных тонн, при этом удовлетворение потребности производства лекарственных средств на внутреннем рынке в разных группах составляло от 70% до 100%;

кроме того, значительная часть производимых субстанций экспортировалась в страны СЭВ. За период с 1992 по годы объем производства субстанций в Российской Федерации сократился более чем в раз (рис.2)6.

1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2008 Рисунок 2 – Производство лекарственных субстанций в РФ (тыс. тонн в год) Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года, Москва, 2009.

Биосовместимые и биодеградируемые многокомпонентные материалы на металлической, керамической и полимерной основе В 2010 году объем всего мирового рынка биополимеров оценивался в 640 млн.

долл. США, к 2012 году он вырос до 1,3 млрд. долл. США, в перспективе до 2020 года рынок будет расти на 20-40 % ежегодно. Из-за высокой себестоимости продукции около 5-8 долларов за 1 кг, суммарный объем производства биополимеров сравнительно невелик – около 400 тыс. тонн ежегодно, причем всего несколько процентов биополимеров используются для производства медицинских изделий.

Промышленного производства необходимых биополимеров в России пока не создано. На российском рынке более чем на 90% присутствуют медицинские изделия зарубежного производства. Так, импорт только хирургических шовных материалов в г. составил 107, 7 т на общую сумму 35 млн. долларов США. За первое полугодие 2012 г.

эти показатели составили 45,2 т и 15,2 млн. долларов США, соответственно.

Другим значимым направлением отрасли является эндопротезирование. По данным Российского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии (РНИИТО) им. Р.Р. Вредена, потребность только в эндопротезировании тазобедренного сустава составляет в России более 100 тыс. операций в год. При этом реально выполняется только около 35 тыс. операций в год. Для сравнения: в США ежегодно проводится более 450 тыс. операций7.

Общая потребность в операциях по эндопротезированию суставов (тазобедренных, коленных, плечевых, локтевых, голеностопных суставов и мелких суставов стоп и пальцев рук) в России составляет около 300 тыс. в год (в среднем 27 операций на каждые 10 жителей РФ)8.

Расчеты, произведенные на основании данных федеральной статистики по объему импорта эндопротезов и имплантатов в денежном эквиваленте, представлены в таблице 19.

Исследование российского рынка эндопротезов [электронный ресурс] – Режим доступа :

http://farmexpert.nichost.ru/analytics/6/2493/ (дата обращения 20.02.2013).

Исследование российского рынка эндопротезов [электронный ресурс] – Режим доступа :

http://farmexpert.nichost.ru/analytics/6/2493/ (дата обращения 20.02.2013).

Комплексный проект полного цикла «Разработка градиентных керамических материалов, повторяющих архитектонику костного матрикса, и организация производства широкой номенклатуры керамических изделий медицинского назначения» Технологической платформы «Медицина будущего», Томск, 2012.

Таблица 1 – Объем импорта эндопротезов и имплантатов за 2008-2011г.г. (млн. $).

2008 2009 2010 32.57 43.76 55.63 66. Как видно из табл. 1, объем импорта в 2011г по сравнению с 2010г. увеличился на 20 %. Прежде всего увеличение объема импорта связано с увеличением квот на получение бесплатной высокотехнологичной медицинской помощи за счет средств федерального бюджета.

Важным направлением в создании биосовместимых материалов является производство хирургических шовных материалов, объем рынка которых, в натуральном выражении, составил 2,4 млн. упаковок в 2011 г. Можно рассчитать емкость рынка в денежном выражении, приняв за основу для расчетов стоимость импортной продукции на российском рынке, равную 3-4 тыс. руб. за упаковку. Емкость рынка составит, таким образом, около 8,4 млрд. руб. С учетом прогноза темпов инфляции на непродовольственные товары и роста количества используемых комплектов шовного материала, ожидается, что в стоимостном выражении общий размер рынка шовных материалов в России к 2018 году увеличится более чем в полтора раза и составит 13, млрд. рублей даже при консервативном прогнозе. Оптимистичный прогноз роста рынка с учетом проводимых реформ и реализуемых государственных программ – это рост с темпом 15-20% в год, то есть к 2018 году рынок шовного материала увеличится в 3-4 раза и превысит 30 млрд. рублей10.

Необходимо также отметить, что в России не существует механизма разработки и постановки на производство биосовместимых медицинских изделий, и слабо развита законодательная и нормативная база в предметной области.

Изделия медицинского назначения В настоящее время к использованию в медицинской практике допущено (зарегистрировано) более 45 тысяч единиц медицинских изделий, из них около 20 тысяч единиц медицинских изделий – российскими компаниями. Российские компании выпускают конкурентоспособные изделия, выполняющее вспомогательные или Комплексный проект полного цикла «Разработка технологий и организация производства биоразлагаемых полимеров, медицинских материалов и изделий на их основе» Технологической платформы «Медицина будущего», Томск, 2012.

обеспечивающие функции в процессе оказания медицинской помощи, включая центрифуги, весы, микроскопы, светильники, оборудование для стерилизации и медицинскую мебель. Однако подавляющая часть технологически сложных медицинских изделий, выпускаемых отечественными предприятиями, по своему качеству и потребительским свойствам значительно уступает зарубежным аналогам. В целом отставание уровня развития медицинской промышленности в России от уровня развитых стран значительно сильнее, чем во многих других отраслях экономики11.

В 2015 – 2020 годах дополнительным фактором роста как российского, так и мирового рынков станет внедрение в практику здравоохранения биомедицинских технологий для диагностики и терапии социально значимых заболеваний. При этом важной тенденцией является постепенная персонификация терапии в лечебной медицинской практике.

Анализ структуры рынка медицинских изделий в России показывает, что более половины рынка занимают различные диагностические средства (рис. 3)12.

Рисунок 3 – Структура рынка медицинских изделий в 2008-2009гг.

Государственная программа Российской Федерации "Развитие фармацевтической и медицинской промышленности" на 2013 – 2020 годы.

Об основных направлениях развития медицинской промышленности Российской Федерации, Минпромторг, Дюссельдорф, 17 ноября 2010 г. [электронный ресурс] – Режим доступа:

http://www.minpromtorg.gov.ru/reposit/minprom/industry/med/119/Ob_osnovnyh_napravleniyah_razvitiya_medpr oma_-_Minpromtorg_17_11_10.pdf (дата обращения 17.01.2013).

Так на 2009 год объем рынка диагностического оборудования и изделий с высокой степенью визуализации в РФ составлял 975 млн. долл. США с прогнозом роста к году до 2673 млн. долл. США, что будет являться вторым по величине сектором (в денежном исчислении) рынка медицинских изделий (табл. 2)13.

Таблица 2 – Годовые темпы роста потребления в РФ до 2020 года Объем рынка, Объем рынка, Compounded Наименование сегмента млн. долл. млн. долл.

Annual США, 2009 США, Growth rate Оборудование и изделия для хирургии 770 16% Диагностическое оборудование и изделия с высокой степенью 975 12% визуализации Оборудование и изделия для 370 18% лабораторной диагностики Оборудование и изделия для нейро- и 400 17% кардиохирургии Оборудование и изделия ядерной 100 31% медицины Оборудование и изделия для терапии 80 27% Прочее оборудование и изделия 200 14% Оборудование и изделия для 170 15% реанимации Оборудование и изделия для 145 16% функциональной диагностики Оборудование и изделия для 70 10% эндоскопии Об основных направлениях развития медицинской промышленности Российской Федерации, Минпромторг, Дюссельдорф, 17 ноября 2010 г. [электронный ресурс] – Режим доступа :

http://www.minpromtorg.gov.ru/reposit/minprom/industry/med/119/Ob_osnovnyh_napravleniyah_razvitiya_medpr oma_-_Minpromtorg_17_11_10.pdf (дата обращения 17.01.2013).

Оборудование и изделия 70 10% стоматологические Оборудование и изделия для 0 100% телемедицины Оборудование и изделия для 20 15% офтальмологии Оборудование и изделия, используемые 30 10% в восстановительной медицине Молекулярная диагностика Рынок лабораторной диагностики в России представлен тремя сегментами:

частным, государственным и ведомственным. На частный и государственный сегменты приходится порядка 90% лабораторий. Все три сегмента конкурируют на рынке платных лабораторных исследований14.

Весь рынок лабораторной диагностики в России примерно можно оценить в 12 лабораторий разного профиля и принадлежности. Это цифра складывается из лабораторий системы Министерства здравоохранения (около 11 500 шт.), частных независимых лабораторий (около 100 шт.) и 500 клинико-диагностических лабораторий при ведомственных лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ). Весь рынок исследований в 2009 г. оценили в 4,8-5 млрд. руб. Эта цифра складывается из исследований в государственных ЛПУ системы Минздрава РФ, где в 2009 было выполнено свыше 3,5 миллиарда лабораторных исследований, плюс к этой цифре составляют исследования, которые выполняют ведомственные, частные и другие клинико диагностические центры. Самые крупные игроки платных анализов, Инвитро и Ситилаб (Лаборатория XXI век), в год выполняют 10-20 млн. тестов каждая. Наибольшим спросом сегодня пользуются исследования: биохимии крови, ИФА (иммуноферментный анализ), гематология, коагулограмма, исследования мочи. Эти услуги сегодня наиболее востребованы и приносят наибольший доход. Редкие виды исследований (определение специфических иммуноглобулинов, онкомаркеры, аллергопробы, спермограмма и другие) пользуются меньшим спросом.

Рынок лабораторной диагностики: молодой и перспективный [электронный ресурс] – Режим доступа :

http://finance.rol.ru/news/article241B8/default.asp (дата обращения 17.01.2013).

Помимо лабораторных исследований к рынку молекулярной диагностики также следует отнести следующие сегменты:

Рынок биомаркеров и связанных с ними технологий составлял $639 млн. долл. США (2004), в настоящее время оценивается более чем в $2,9 млрд. долл. США15.

Общий рынок микробиологической диагностики составлял $3,2 млрд. долл. США (2003), в настоящее время оценивается более чем в $5 млрд. долл. США16. Лидерами данной области рынка являются такие компании, как EdenTec (США), Don Whitley Scientific (Великобритания), Clarity BioSolutions (Великобритания) и др.

По данным аналитического агентства Frost&Sullivan, в 2006 году рынок автоматизации IVD оборудования оценивался в $1,19 млрд. долл. США.

По данным аналитического агентства Yole Developpement (Франция), к 2014 году рынок микрофлюидных систем достигнет отметки в $3 млрд. долл. США. Уже в 2008 году рынок микрофлюидики составлял $2,7 млрд. долл. США17.

По оценке BCC Research, объем рынка устройств lab-on-chip оценивается в $817, млн. долл. США (2009) и прогнозируется в $2,1 млрд. долл. США (2014)18.

В настоящее время суммарный рынок MEMS-устройств оценивается в $12,5 млрд.

долл. США.

В целом, по данным аналитического агентства RNCOS, рынок Био-ИТ индустрии оценивается в $3 млрд. долл. США (2010), с ежегодным ростом в 15,2%. Доля рынка, приходящегося на технологии хранения и передачи данных с устройств EDC (Electronic Data Capture), составляет $1 млрд. долл. США (2009)19.

Webster, P. Biomarkers – a Means of Accelerating Clinical Trials? // Frost&Sullivan. – Nov. 2010.

Global In Vitro Diagnostics (IVD) Market Trends and Future Forecast (2009-2014). // Renub Research. – Sep.

2010. ;

Worldwide Market for In Vitro Diagnostic Tests, 7th Edition. // Kalorama Infromation. – 2010.

Pele, A.-F. Microfluidic Devices Market to Exceed $3 Billion in 2014, says Yole. // EETimes. – Mar. 2009.

Kerzy, D.P. Emerging Trends in Lab Automation and Instrumentation. // IVD Technology. – May 2006.

Bio-IT - A lifeline for pharmaceutical and life sciences research [электронный ресурс] – Режим доступа :

http://www.outsource2india.com/kpo/articles/bio-it.asp (дата обращения 01.02.2013).

Основные технические и технологические решения, характеризующие 1.4.

текущий уровень развития рынков и технологий в сфере деятельности платформы в России и мире Уровень российских разработок в области живых систем (Life sciences — науки о живом и биотехнологии) в целом значительно уступает мировому. Согласно индексу уровня научных исследований и разработок, для 43% тем имеет место отставание от мирового уровня и для остальных тем – значительное отставание.

Наиболее высокий уровень исследований и разработок для данного направления характерен для биоинформационных технологий, клеточных технологий биосенсорных биокаталитических и биосинтетических технологий. При этом ни в одной из тематических областей в среднем по оцениваемым темам уровень отечественных исследований и разработок не соответствует мировому уровню. Наибольшее отставание в России характерно для технологий биоинженерии.

К наиболее разработанным темам относятся исследования структуры бактериальных сообществ и обмена между их членами генетической информацией.

Данная тема представляет собой удачный современный пример синергизма между биологическим знанием и применением информационных технологий. Другая успешная область – иммунизация против латентных инфекций – отражает успехи советской и российской науки в области создания отечественных вакцин. Технологии на основе биологических микрочипов (ДНК-чипы) давно и успешно развиваются в России. Высоко оцениваются перспективы моделирования физиологических свойств микрооорганизмов, что открывает возможности создания новых лекарств, что особенно важно при появлении высокой резистентности патогенов к уже существующим препаратам.

Практически по всем направлениям живых систем лидерство принадлежит США, которым значительно уступают Евросоюз и Япония. Россия в настоящее время занимает по разным темам только 4-е (74,8%) и 5-е места (25,2%). В 98% тем лидирует США.

Евросоюз в 81 случае занимает 2-е место. Японии в 83 случаях принадлежит 3-е место.

Все наиболее важные темы характеризуются достаточно высокой степенью разработки, что видно из такого показателя, как срок появления научно-технического решения: у всех тем он находится в интервале от 2016 до 2019 гг.

Биофармацевтическое направление Лекарственные средства являются важнейшей составляющей медицины на современном этапе развития мирового сообщества. Известные и выходящие на фармацевтический рынок новые препараты обеспечивают возможность профилактики, диагностики и лечения широкого круга социально значимых заболеваний, что в целом способствует увеличению продолжительности жизни людей, в том числе, трудоспособного и детского населения, а также повышают качество жизни.

В настоящее время по-прежнему нет ни одного зарегистрированного отечественного препарата для таргетной терапии на основе моноклональных антител.

Ассортимент выпускаемых в России препаратов рекомбинантных белков ограничен лишь узким кругом средств на основе ростовых факторов, интерферонов, гормонов, которые являются, по существу, лишь биосимилярами (воспроизведенными аналогами) соответствующих зарубежных средств (эпоэтин, филграстим, - и -интерфероны, соматропин). Таким образом, в биофармацевтической отрасли при разработке новых лекарств преимущественно используется заимствование технологий.

Биосовместимые и биодеградируемые многокомпонентные материалы на металлической, керамической и полимерной основе В России работает ряд научных групп, занимающихся проблемой создания эффективных технологий получения биоразлагаемых полимеров. Большинство технологий синтеза биополимеров указанной группы полимеров реализованы только в лабораторном масштабе (в пробирке). Развитие российского производства природных биополимеров ограничивается высокой себестоимостью малотоннажного производства и практической невозможностью его масштабирования из-за «политики сдерживания», проводимой Европой и другими крупными игроками путем внедрения эко-Директив и стандартов GLP-GMP на международном рынке многотоннажной продукции биополимеров.

Для производства синтетических биополимеров требуется создание отечественного производства мономеров: гликолида (из гликолевой кислоты), лактида (из молочной кислоты), п-диоксан-2-он (из диэтиленгликоля) и т.д. Из перечня синтетических полимеров, используемых для медицины, полилактид является также биополимером для получения биоразлагаемой упаковки и является тоннажным заменителем для полиолефинов. Для получения полилактида (полимолочной кислоты) изначально необходима молочная кислота, которую получают в промышленности химическим или ферментативным способом, основанным на сбраживании углеводов молочнокислыми бактериями и грибами.

В России пищевую молочную кислоту вырабатывают из смеси сахарсодержащего сырья по технологической инструкции ТИ 18-8-1-83 в соответствии с ГОСТ 490-2006.

Промышленным способом техническая молочная кислота вырабатывается в России на единственном заводе – Задубровском заводе сухого крахмала и молочной кислоты (г.

Задубровье, Рязанская обл.) для пищевой промышленности. Полностью отсутствует в России производство солей молочной кислоты для пищевых целей. Планировалось открытие производства молочной кислоты ферментативный способом компанией ООО «Краснодарский биоцентр» (г. Абинск, Краснодарский край), но оно не состоялось.

Согласно выполненному ОЦП «Биокомпозиционные материалы медицинского назначения» исследованию, разработкой биополимеров занимаются в Лаборатории функциональных полимеров и полимерных материалов Химического факультета МГУ, на кафедре «Химии и технологии переработки пластмасс и полимерных композитов»

Московского института тонкой химической технологии, в Институте биохимии им. А. Н.

Баха РАН, Институте химической физики им. Н.Н. Семёнова РАН, Институте биофизики СО РАН, РХТУ, в Московском госуниверситете прикладной биотехнологии (МГУПБ) и многих других научно-производственных организациях. На текущий момент освоены мелкомасштабные производства медицинских изделий (хирургических нитей, гелей, сферолитов и пр.) на основе преимущественно импортного сырья.

Технологии получения биополимеров основаны на микробиологическом синтезе, осуществляемом бактериями непосредственно из субстрата. В качестве одного из примеров получаемого таким образом биополимера можно привести полигидроксиалканоат. Благодаря своим высоким прочностным характеристикам он может быть использован для изготовления рассасывающихся шовных нитей, хирургических пластин, остеопротезов и имплантатов с возможностью постепенного их замещения тканями организма. Кроме того, их можно применять в качестве матриксов для получения лекарственных форм пролонгированного действия. По своим технологическим, механическим и физико-химическим характеристикам этот полимер превосходят уже ставшие традиционными для имплантации полиэфирные полимеры (полигликолиды и полилактиды)20.

В Институте биохимии РАН им. А.Н. Баха разработана схема биотехнологического производства одного из полигидроксиалканоатов – полигидроксибутирата (ПГБ) на основе штамма-продуцента Azotobacter chroococcum, способного синтезировать до 85 % полимера в расчете на сухое вещество клеток. Поли--гидроксибутират (П--ГБ) микробиологического происхождения получается из дешевого непищевого сырья – метанола. Компанией-конкурентом ICI разработана и реализована биотехнология производства ПГБ/В на промышленном уровне. Однако, высокая себестоимость продукта (15 долларов США/кг) пока ограничивает масштабы производства и применения этого термопластичного биоразлагаемого полиэфира. В России небольшое производство биоразлагаемого полигидроксибутирата (около 50 кг в год) для потребностей медицины освоено в Красноярском федеральном университете. Пока это производство решает только проблему импортозамещения, т.к. за рубежом эти биополимеры уже используются.

Другим весьма перспективным полимером для получения медицинских материалов и изделий являются белки каркасной нити паутины пауков-кругопрядов (спидроины или рекомбинантные белки паутины). В отличие от натурального шелка тутового шелкопряда, природные спидроины не могут быть получены в количествах, достаточных для практического применения. Только после трансгенного клонирования штаммов продуцентов дрожжей были получены белки в хорошо отработанных условиях биотехнологического производства. Спидроины не уступают белкам шелка тутового шелкопряда по биосовместимости и способности к биодеградации, характеризуются стабильностью, технологичностью и имеют возможности направленной модификации поверхностных свойств, способствующих усиленной регенерации тканей. Лабораторная технология производства гидрогелей рекомбинантных белков паутины основана на их синтезе в клетках штамма-продуцента Saccharomices cerevisiae или Pichia pastoris и последующей очистке чистотой не менее 95% путем разрушения клеток, а поэтому может быть многократно масштабирована. Работы по данной тематике проводились в России с Комплексный проект полного цикла «Разработка технологий и организация производства биоразлагаемых полимеров, медицинских материалов и изделий на их основе» Технологической платформы «Медицина будущего», Томск, 2012.

1995 г. в ГосНИИгенетики под руководством чл.-корр. РАН Дебабова В.Г.21, а с 2002 г. – на биологическом факультете МГУ под руководством акад. РАН Кирпичникова М.П.

(ИМБ РАН, ИБХ РАН и ИоГЕН РАН). Дальнейшее промедление с внедрением технологии в производство грозит России потерей приоритета в этой области, т.к. DuPont (США) и AMSilkGmbH (Германия) разрабатывают технологию производства рекомбинантного аналога белка паутины на основе E. Coli-биосинтеза.

Для получения медицинских перевязочных материалов, используемых в лечении открытых ран и ожогов, используется другой биополимер – бактериальная целлюлоза (БЦ), получаемая ферментативным синтезом штаммом Medusomyces gisevii J. Lindau (ВМедА им. С.М. Кирова, СПбГУ, ИПХЭТ СО РАН, Московский государственный университет пищевых производств) из продуктов переработки отходов древесины, энергетических растений, отходов переработки злаков. Продукт метаболизма бактерий и представляет собой биополимер, который затем используется для получения материалов медицинского назначения. Гель-пленка БЦ, которой в процессе выращивания можно придать любые размер и форму, а затем моделировать на ране, используется в качестве влажного антисептического покрытия ожогов и воспалений, в т.ч. при внесении в нее лекарственных средств и клеток для выращивания тканей. Гель-пленки БЦ восстанавливают кожный покров, могут выступать протезами кровеносных сосудов, лимфатических сосудов, пищеводов, мочеточников и трахей, заменить хрящ и выступить в композитах с гидроксиапатитом – прекурсором костной ткани. Суспензии БЦ могут быть получены путем изменения условий биосинтеза. Они обладают дополнительным набором уникальных свойств: служат почти непреодолимым физическим барьером для инфекции, препятствуют образованию спаек, долго удерживают огромное количество воды. Плоская гель-пленка БЦ – это идеальная повязка при пересадке кожи, лечении ран, послеоперационных швов и язв, а также гнойных воспалений и пролежней. Особо перспективны композитные раневые покрытия из БЦ с наночастицами серебра или селена для лечения ран, термических ожогов и лучевых поражений кожи22. Трубчатые гель пленки БЦ (соответствующий немецкий материал получил название Basic) могут Биосовместимые биодеградируемые композитные материалы на основе рекомбинантных белков паутины [электронный ресурс] – Режим доступа : http://www.genetika.ru/nauchnaja-dejatelnost/klassifikator-tem proektov-i-uchastvujushhie-v-nikh-laboratorii/15/77/ (дата обращения 10.12.2012).

Чудо-пленки, или Слово о бактериальной целлюлозе [электронный ресурс] – Режим доступа :

http://www.spbumag.nw.ru/2007/03/9.shtml (дата обращения 18.02.2013).

применяться в микрохирургии при протезировании кровеносных сосудов внутренним диаметром до 1 мм, а также при протезировании нисходящей аорты и яремной вены. Он обладает высокой механической прочностью, эластичный, гладкий изнутри и, разумеется, биологически совместим. Очень важно, что такие сосуды не закупориваются тромбами.

Постепенно искусственный участок сосуда замещается нормальным участком за счет миграции эндотелиальных клеток, фибробластов и миоцитов. Благодаря тому, что БЦ обладает большой поглотительной способностью, она может использоваться в пищевой промышленности как загуститель и адсорбент, а в диетологии – в качестве носителя добавок для сбалансированного лечебного питания. Такая продукция находится еще на этапах НИР и доклинических испытаний.

В конце 1980-х годов американская фармацевтическая фирма Джонсон&Джонсон предложила использовать пленки БЦ для лечения поверхностных ран. Но она потерпела фиаско при попытке наладить крупномасштабное культивирование G.xylinus. Бразильская биотехнологическая фирма «Биофил» самостоятельно разработала и стала производить гель-пленки «Биофил» и «Биопроцесс» для лечения ожогов и язв, а также гель-пленку «Джинджифлекс» против парадонтоза. В середине 1990-х годов в Техническом университете Лодзи (Польша) были созданы влажные перевязочные материалы на основе БЦ, однако до рынка они не добрались. Похожая судьба пришлась на долю отечественного препарата «Бакцеласепт». Зато американская корпорация «Ксилос»

приобрела в 1996 г. патент фирмы «Джонсон&Джонсон» и, начиная с 2003 г., промышленно выпускает влажный перевязочный материал «Иксцелл».

Участники ТП «Медицина будущего» в лице академика М.П. Кирпичникова (МГУ) и Севастьянова В.И. (НИИ трансплантологии и искусственных органов Министерства здравоохранения России, Москва), создали технологию формования индивидуальных биорезорбируемых имплантов, композитов с коллагеновыми гелями на основе сферогелей. Сейчас ведется поиск инвесторов для производства сферогелей в целях ремоделирования мягких тканей, нейрохирургии и искусственных суставных жидкостей, а также эластопобов - пленок на основе оксибутиратов для хирургии и трансдермальных терапевтических систем23.

Биополимерные имплантаты для заместительной и регенеративной медицины [электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.imbiit.com/D/NR.html (дата обращения 18.02.2013).

Изделия медицинского назначения В области неинвазивной диагностики перспективным является диапазон терагерцового излучения (область электромагнитного излучения приблизительно от 0,3 до 20 ТГц). Преимуществами данного вида электромагнитных волн для данных задач являются:

Малое рассеяние и отсутствие ионизирующего действия;

Большинство характерных спектральных особенностей различных тканей организма, клеток, комплексных макромолекул находится в данном диапазоне.

Это существенным образом отличает терагерцовую диагностику от существующих методов (рентгеновская, ультразвуковая и магниторезонансная томографии), где в качестве тестируемой специфичности используется локальное значение плотности вещества (рентген и ультразвук), концентрации спинов (магниторезонансная томография) и т.п. В то же время, терагерцовое излучение сохраняет преимущество над микроволновым диапазоном длин волн в пространственном разрешении. Большое количество сред обладает значительно меньшими коэффициентами поглощения в терагерцовом диапазоне по сравнению с характеристиками ближнего инфракрасного и видимого излучения. Вся сумма подобных факторов позволяет достигнуть максимальной комбинации достаточно высокого пространственного разрешения и глубокого проникновения терагерцового излучения в исследуемый объект, что является благоприятным фактором для использования терагерцового излучения в качестве инструмента диагностики различных объектов.

В 2000-2003гг. в рамках программы ЕС «Teravision» стоимостью 2,5 млн. евро были разработаны основные концепции и принципы терагерцовой когерентной системы получения изображения для различных систем диагностики. В 2003г. стартовал европейский проект «TeraNova» с объемом финансирования 10 млн. евро, направленный на получение практических результатов в области терагерцовых технологий. Ряд зарубежных компаний полностью ориентированы на развитие терагерцового направления:

Teraview Ltd (Англия), Picometrix (США), Tochigi Nikon (Япония).

Исследования по направлениям развития техники терагерцового диапазона активно ведутся в следующих научных группах:

Группа профессора X.C.Zhang из Rensselaer Polytechnic Institute (США) изучает новые подходы к созданию терагерцовой техники, получения с помощью них изображений.

Профессор D.Abbot (Австралия);

Vincent Wallace и E. Pickwell-MacPherson (Великобритания), группа профессора G.J. Wilmink (Air Force Research Laboratory, Fort Sam Houston, TX, USA), группа профессора Joo -Hiuk Son (Южная Корея), объединенная группа китайских исследователей (Гонг Конг, КНР) под руководством профессоров Emma Pickwell-Macpherson и Yuan Ting Zhang исследуют приложения терагерцового излучения в биомедицине, включая использование нанотехнологий для диагностики рака и низкоинтенсивной терапии, а также фармацевтику.

Прототипы матрицы микроболометров и болометров на горячих электронах созданы в CEA Leti-MINATEC (Франция), University of Delaware (США), MIT (США), National Defense Academy (Япония), INO (Канада), CEA Leti-MINATEC (Франция).

Квантово-каскадные лазеры для генерации ТГц излучения используют в Light wave Photonics (США), INO (Канада), German Aerospace Center (Германия), Universit (Франция), Montpellier School of Electronic and Electrical Engineering (Великобритания), ENEA (Италия), Terahertz Quantum Device Laboratory (Япония).

Задачами управления ТГц излучением, использованием субволновых и плазмонных структур занимаются в научных группах J.L.Coutaz, University of Savoy (Франция), Nahata (Япония), M.Koch (Германия), G.S. Park, Center for THz-Bio Application Systems (Корея), A.K. Azad, A.J. Taylor, J.F. O'Hara, Los Alamos National Laboratory (США), D.M. Mittleman, Rice University (США), P. Haring Bolivar, J.Gomez Rivas, FOM institute AMOLF (Нидерланды).

В России данное направление активно развивается МГУ имени М.В. Ломоносова, ННГУ, НГТУ, СГУ, НИУ СПбГУ ИТМО, НИ ТГУ, ИОФ РАН им А.М. Прохорова, ФИ РАН им П.Н. Лебедева, ИРЭ им. В.А. Котельникова РАН, ИПФ РАН, Институтом физики микроструктур РАН, ИАиЭ СО РАН, ИЯФ им. Г.И.Будкера СО РАН.

Молекулярная диагностика Автоматизация технологий IVD (диагностика in vitro) обусловлена, в первую очередь, заменой традиционных этапов обработки биологических образцов (добавление растворов, перенос в новые емкости, перемешивание и т.п.) на автоматизированные операции, контролируемые аппаратным и программным обеспечением прибора. За последние 15 лет микрофлюидные технологии (организация направленного движения микроскопических объемов жидкости в нужных направлениях) получили огромное развитие. В настоящее время практически ни одна новая технологическая платформа для IVD не обходится без применения микрофлюидных решений.

Возможность организации автоматически контролируемых потоков жидкости (биологический образец, необходимые растворы, доставка образца к регистрирующему устройству) обусловила возникновения целой отрасли – производства «лабораторий на чипе» (lab-on-chip)24.

С помощью микрофлюидных технологий (создание микроканалов на пластиковых стеклянных подложках, подключение насосов) стало возможным проводить биохимические анализы на биологических чипах (площадью порядка 1 см ), используя микроскопическое количество реагирующих веществ, быстро и эффективно. Развитие микрофлюидных технологий до недавнего времени сдерживалось ограниченными методами организации движения жидкости по микроканалам чипа (необходимость в пневматических насосах большой мощности и др.). За последние 5 лет появились принципиально новые технологии (электростатическое движение, electro-wetting), которые на порядки снижают стоимость оборудования для микрофлюидики. В общем и целом, развитие современных технологий IVD неразрывно связано с повсеместным применением микрофлюидных технологий, которые являются на сегодняшний момент лучшим решением проблем, связанных с обработкой небольших количеств биологических образцов.

Еще одной группой основных технических решений в данной области являются физические методы определения биомолекул.

Одним из основных методов определения биологических молекул традиционно является пришивка метки (например, флуоресцентной) к определяемому веществу и детектирование исходящего оптического сигнала. Такой принцип применяется, в частности, для анализа нуклеотидных последовательностей в ПЦР и ИФА диагностических тест-системах.

В настоящее время одним из основных трендов развития технологий IVD является поиск новых физических принципов работы диагностических тест-систем. В частности, это использование не флуоресцентной, а магнитной метки и методов магнитного детектирования биомолекул. Это направление получило бурное развитие в последние лет в связи с появлением новых технологий в микроэлектронике и микромеханике (MEMS, Global Biochips Market: Microarrays and Lab-On-Chip to be Worth $6 Billion in 2014. // BCC Research. – Jan.


2010.

Micro Electro Mechanical Systems, микро-электро-механические системы). Другое быстро развивающееся направление связано с измерением вольт-амперных характеристик сенсора, реагирующего на биомолекулы и их комплексы (полупроводниковые биосенсоры). Данные методы лежат на передовом крае нанотехнологий, и в совокупности с современными микрофлюидными приемами позволяют преобразить формат диагностических систем в сторону компактности, эффективности и меньшей стоимости.

Доля полупроводниковых сенсоров среди прочих технических решений стремительно растет (17,7% в 1998 году, 43% в 2008)25.

Конкуренция на внутреннем и внешних рынках, и их ключевых сегментах 1.5.

(основные конкуренты организаций-участников платформы;

их стратегическое позиционирование, сильные и слабые стороны и др.) Биофармацевтическое направление Постоянная доступность необходимого набора лекарственных препаратов – это ключевое звено в системе обеспечения национальной безопасности. Фармацевтическая промышленность является одной из самых высокотехнологичных и наукоемких отраслей мировой промышленности. В связи с этим современное развитие фармацевтической промышленности должно стать одним из определяющих факторов инновационного развития России. В то же время анализ современных тенденций развития фармацевтической промышленности России указывает на ее отставание от аналогичных отраслей экономически развитых стран. Производство собственных субстанций фармацевтических препаратов в России в подавляющем большинстве случаев прекращено. Отечественные фармацевтические компании выпускают преимущественно простые препараты, разработанные в середине XX столетия. При этом наших производителей на рынке вытесняют компании Индии, Китая и стран Восточной Европы.

По сути, отечественные производители сегодня выживают в узких рыночных нишах, например, в производстве БАДов или простых лекарственных препаратов (йод, корвалол и др.)26.

Ведущими отечественными компаниями, осуществляющими выпуск биотехнологической фармацевтической продукции, являются следующие:

MMEMS Market to Reach $12,5 Billion by 2010. // Military&Aerospace. – Jul. 2006.

независимости [электронный ресурс] – Режим доступа:

_Субстанция http://www.kommersant.ru/doc/1379783/print (дата обращения 11.12.2012).

Государственные:

ФГУП «НПО «Микроген»: Эритростим (эпоэтин бета), Интерферон лейкоцитарный человеческий, Аффинолейкин, 26 наименований вакцин и анатоксинов, гетерологичных сывороток;

ОАО «Фармстандарт»: Нейпомакс (филграстим), Альтевир (интерферон альфа-2b), Биосулин (человеческий генно-инженерный инсулин), Растан (рекомбинантный гормон роста), Коагил VII (эптаког альфа);

ГНЦ «ГосНИИ особо чистых биопрепаратов»: Эпокрин (эпоэтин альфа), Беталейкин (рекомбинантный интерлейкина-1 бета), Интерфераль (рекомбинантный интерферон альфа-2b), Рексод (генноинженерная СОД), Бестим (синтетический пептид).

Негосударственные:

ЗАО «Биннофарм»: Регевак В (рекомбинантная дрожжевая вакцина против гепатита В), Интерферон альфа 2В, Эритропоэтин альфа;

ЗАО «Биокад»: Ронбетал (рекомбинантный человеческий интерферон-бета-1b), Интерферон альфа-2b, Лейкостим (филграстим), Альгерон (цепэгинтерферон альфа 2b);

ООО «Фармапарк»: Граноген (филграстим), Эпостим (эпоэтин бета), Альтевир (интерферон альфа-2b);

ЗАО «Генериум»: Коагил-VII (эптаког альфа), Инфибета (интерферон-бета-1b), Октофактор, Филграстим, Растан (соматропин);

ЗАО «СЦФБ»: Тромбовазим (рекомбинантная пегилированная имозимаза);

ЗАО «ФармФирма «Сотекс»: Эральфон (эпоэтин альфа);

ООО «Биотех»: Ронколейкин (рекомбинантный интерлейкин-2);

Среди ведущих мировых компаний в области производства биофармацевтической продукции выделяются:

Amgen (США);

Хоффманн-Ля Рош Лтд. (Швейцария);

Abbott Laboratories (США);

Sanofi-Aventis (Франция).

Биосовместимые и биодеградируемые многокомпонентные материалы на металлической, керамической и полимерной основе В мире насчитывается более 50 производителей эндопротезов. Необходимо отметить тенденции слияния компаний, произошедшие в последние годы. Так, например, за последние 5 лет произошло слияние фирм Zimmer и Sulzer, корпорации Johnson &Johnson с компанией De Puy, а Stryker объединилась с Howmedica.

Около 95% всех керамических имплантатов произведено немецкой компанией CeramTec (рис. 4)27. До сих пор имплантировано около 8,00 млн. керамических головок и больше 700.000 вкладышей – с отличными клиническими результатами. Они комбинируются с 500 конусами и 150 чашками всех ведущих производителей имплантатов. CeramTec имеет в этой области огромный опыт на протяжении трёх десятилетий и занимает лидирующее место в мире. Около 60% всех пациентов в Центральной Европе установлены эндопротезы ТБС с керамическими компонентами BIOLOX.

Рисунок 4 – Распределение объема мирового рынка эндопротезов CeramTec – это ведущий мировой производитель технической керамики, который специализируется на разработке, производстве и сбыте инновационных изделий из керамических материалов. Более 3.600 сотрудников заняты на предприятиях CeramTec по всему миру в области электронной промышленности, телекоммуникации, автомобильной Комплексный проект полного цикла «Разработка градиентных керамических материалов, повторяющих архитектонику костного матрикса, и организация производства широкой номенклатуры керамических изделий медицинского назначения» Технологической платформы «Медицина будущего», Томск, 2012.

промышленности, медицинской техники, машино- и аппарато-строения, металлообработки и химической промышленности. Компания представлена по всему миру и имеет производственные площадки и офисы продаж по всему миру, включая Северную Америку, штат Южная Каролина, Китай.

Компания имеет более чем 35-ти летний опыт в производстве керамических компонентов для эндопротезирования. За это время было имплантировано более 8 млн.

керамических компонентов. Примерно 80 % всех керамических имплантатов для тазобедренных суставов произведено CeramTec. Компания выпускает керамические пары трения для эндопротезов ТБС различных размеров.

Очередным лидером в области производства эндопротезов является французская компания Ceraver, бывшая дочерняя компания Alcatel-Alsthom, которая начала свою деятельность в области ортопедии и травматологии в 1969 году.

Ceraver специализируются в области разработки и производства искусственных тазобедренных, коленных и плечевых суставов, а также биоматериалов на основе органических цементов для фиксации ортопедических имплантатов в кости и минеральных биоматериалов для костной реконструкции. Ceraver распространяет свою продукцию во многих странах, либо через свои дочерние компании Ceraver Ibrica, Ceraver Italia, Deutschland Ceraver, Ceraver Канады, Южной Африки Ceraver, либо через посредников: Россию, Турцию, Грецию, Бельгию, Голландию, Польшу, Тунис.

В последнее время все более востребованными становятся протезы мелких суставов, на которых пока специализируются исключительно американские и европейские производители. На российском рынке сегодня конкурируют несколько иностранных фирм-производителей эндопротезов из США, Швейцарии, Германии, Великобритании, которые предлагают огромное количество различных моделей и систем для эндопротезирования. Современные эндопротезы суставов выполняются разъемными и состоят из ацетабулярного компонента (чашки), бедренного компонента (ножки) и головки протеза. Чаще всего компоненты выполняются из стали или титана, чашка протеза состоит из высокомолекулярного полиэтилена или титана с вкладышем. Головка может быть стальной или керамической, с посадкой на конусную шейку ножки.

Принципиально все эндопротезы суставов делятся по типу фиксации протеза в кости на три больших класса: эндопротезы с безцементной и цементной фиксацией и их комбинации. Безцементные протезы в своей конструкции предназначены для молодых пациентов, остальным больным возможны различные варианты цементной и комбинированной фиксации.

Изделия медицинского назначения Интенсивность проводимых в мире исследований по развитию данного подхода в медицинской диагностике иллюстрирует тот факт, что медицинская база «Medical Key»

издательства Elsevier на запрос «multimodal diagnostics» формирует список около ссылок, включая более 800 статей в журналах данного издательства;

поисковая система Scirus на этот же запрос формирует список около 2500 статей и более 15000 источников в Интернете.

В качестве производственной базы для промышленного выпуска подобного оборудования могут быть использованы предприятия оборонного сектора, выпускающие, в том числе, продукцию медицинского назначения, в частности, входящие в Ассоциацию организаций оборонно-промышленного комплекса производителей медицинских изделий и оборудования (медицинская специализация: диагностическая техника, приборы для физиотерапии, хирургическая техника, кардиологическая техника, аппаратура для гастрологии, аппаратура для акушерства, педиатрии и гинекологии, техника для урологии и проктологии, стоматологическая техника, офтальмологическая техника, техника для оториноларингологии и пульмонологии, наркозно-дыхательная аппаратура, техника для гематологии, инструменты и аппараты для службы травматологии, подвижные медицинские комплексы, телемедицина, техника для клинико-диагностических лабораторий, медицинское оборудование), предприятия специализирующиеся на производстве различного оптико-механического и оптико-электронного оборудования, в частности, входящие в холдинг «Швабе» государственной корпорации «Ростехнологии».

Информация о ряде таких предприятий, являющихся организациями-участниками Технологической платформы «Медицина будущего», представлена ниже.


ОАО «Красногорский завод имени С. А. Зверева» – крупное машиностроительное предприятие, расположенное в городе Красногорске Московской области. Входит в состав холдинга «Швабе» государственной корпорации «Ростехнологии». Специализируется на выпуске оптических и оптико-электронных приборов (аэрокосмической фотоаппаратуры и наземных наблюдательных комплексов, прицельных комплексов и систем управления огнём, медицинской аппаратуры, фототехники, объективов, наблюдательных приборов).

Оборот –4,368 млрд. руб. (2011 год), чистая прибыль – 46,9 млн. руб. (2011 год), число сотрудников –4182 человека (2011 год).

ОАО «Производственное объединение „Уральский оптико-механический завод имени Э. С. Яламова» (ОАО «ПО УОМЗ», УОМЗ) – российское предприятие по разработке и производству оптико-электронных систем и комплексов военного назначения и гражданского приборостроения. Является одним из ключевых предприятий холдинга «Швабе», который входит в корпорацию «Ростехнологии». Чистая прибыль – 47,8 млн. рублей (2011 год), число сотрудников – 3351 человек (2011 год).

ОАО «Загорский оптико-механический завод» – российское предприятие.

Входит в состав холдинга «Швабе» государственной корпорации «Ростехнологии».

Номенклатура выпускаемой продукции: техника специального назначения (авиационные прицелы, тепловизоры, самонаводящиеся головки, установки обнаружения лазерного типа, оптические наблюдательные приборы), изделия двойного назначения (очки, прицелы, бинокли и монокуляры ночного видения, комбинированные («день-ночь») бинокли, бинокли со стабилизацией изображения), наблюдательные приборы народного потребления (дневные бинокли, охотничьи прицелы, монокуляры и простые приборы ночного видения первого поколения), медицинская техника (офтальмоскопы, щелевые лампы, анализаторы зрительного поля проекционного типа, фундус-камеры и камеры для проведения флюроографического обследования). Число сотрудников – 696 человек ( год).

ОАО «Научно-исследовательский институт полупроводниковых приборов» (ОАО «НИИПП»). Является одним из ведущих предприятий электронной промышленности России. Начиная с 2004 года, темпы роста выпуска продукции ОАО «НИИПП»

составляют не менее 130 % в год. Основой роста являются главные наукоемкие направления: полупроводниковая СВЧ электроника и оптоэлектроника. Основную долю продаж предприятия составляют военные заказы на варикапы, смесители, генераторы и светодиоды. Продолжает наращиваться производство медицинских изделий, разработанных специалистами «НИИПП» совместно с работниками научных и медицинских учреждений г. Томска.

ЗАО «ЭлеСи». Компания «ЭлеСи» более 14 лет работает на рынке промышленной автоматизации в качестве разработчика и поставщика систем контроля и управления технологическими процессами.

Основной технологической проблемой, которая при соответствующей финансовой поддержке может быть эффективно решена в короткое время, является модернизация промышленного парка для высокоточной механической обработки, изготовления высококачественных оптических элементов, нанесения оптических покрытий с заданными свойствами.

Молекулярная диагностика Отечественные производители занимают порядка 80% рынка лабораторной диагностики в России, а также активно экспортируют продукцию в страны СНГ и Юго Восточной Азии. Производство наборов реагентов для лабораторной осуществляется частными компаниями, такими как ЗАО «Вектор-Бест», НПО «Диагностические системы», ООО «Хема-Медика», Алкор-Био, ЗАО «Медико-биологический Союз», Эколаб, Витал Диагностикс, ДНК-диагностика, Литех, Интерлабсервис;

многие организации активно используют потенциал НИИ или ведут собственные исследования 28.

Ограниченное количество наборов реагентов поставляется крупными транснациональными корпорациями – лидерами зарубежного рынка: BioRad Laboratories, Abbott, Biomerie, Roche. Качество продукции отечественного производства, как правило, не уступает зарубежным аналогам, а в некоторых сегментах (например, диагностика ВИЧ, вирусных гепатитов) даже превосходит конкурирующие аналоги западных компаний.

Среди наиболее современных решений по автоматизации диагностических тестов можно привести приборы серии Architect Plus® (Abbott), предназначенные для автоматической обработки иммуноцитохимических анализов. К этой же группе относится BacTec® MGIT 320 (BD Diagnostics) – система для автоматических микробиологических анализов (2700 анализов/год);

IH® 1000 (Bio-Rad) – система для анализа крови на широкий спектр параметров, с полной автоматизацией и встроенной системой контроля;

MagPix® (Luminex Corp.) – диагностическая система, позволяющая автоматически определять более 50 параметров в одном образце, всего 5000 показателей в час. Одним из лучших примеров автоматического анализатора является Cobas® 8000 (Roche) – модульная автоматическая система, позволяющая проводить 2 млн. диагностических анализов в год.

В настоящее время многие производители новых диагностических платформ для IVD добавляют в свои устройства опцию интеграции программного обеспечения с общими базами данных. Так, например, возможна передача по Wireless-каналу данных о состоянии здоровья того или иного пациента в общую базу данных клиники или даже на значительное расстояние, например, в другие медицинские центры, к лечащим врачам. В связи с бурным развитием информационных технологий считается, что в будущем Консалтинговое агентство «SYNOPSIS consulting & research». Обзор рынка лабораторной диагностики в РФ (режим доступа: http://www.medresearch.ru/file/Demo_Analitical_latter_to_database_of_labs_2010_ SCR_GROUP.pdf (дата обращения 02.10.2012).

практически все медицинские приборы будут тем или иным способом интегрированы в общее специализированное информационное пространство и базы данных. В настоящее время имеется немало примеров, иллюстрирующих такую тенденцию. Например, компания bioMerieux разработала программное обеспечение Myla®, менеджер данных микробиологической диагностики и включения их в общую базу данных о пациентах.

Похожие разработки и продукты есть у Siemens (RapidCommData Management®). Целый спектр программных решений существует для мобильных телефонов. Так, компания Johnson&Johnson разработала мобильное приложение LifeScan для Apple iPhone, позволяющее просматривать данные о собственном уровне глюкозы, до и после приема пищи, а также даже прогнозировать количество инсулина для очередного приема.

Похожие сервисы разработаны компаниями Roche (MYLEstone Health®), Health Discovery Corp. и др.

Зарубежные исследователи связывают будущее биосенсорных диагностических приборов со следующими типами нанопроволочных полевых транзисторов29:

Биосенсоры на основе кремниевых нанопроволочных полевых транзисторов (Silicon Nanowire Channel FET Biosensors - Si NWs);

Биосенсоры на основе углеродных нанотрубочных полевых транзисторов (Carbon Nanotube Channel FET Biosensors CNTs));

Биосенсоры на основе полимерных нанотрубочных полевых транзисторов (Polymer Nanotubes Channel FET Biosensors).

Зарубежные научные институты ведут активные исследования по разработке кремниевых, углеродных и полимерных полевых наноструктурных биосенсоров и показали их эффективность в детекции белковых маркеров заболеваний человека30.

Исследованиями в области биосенсоров на основе нанопроволочных транзисторов занимают крупнейшие научно-исследовательские центры США, Европы, Австралии, Кореи, Японии, Сингапура и Китая. В настоящее время в состав международного сообщества разработчиков биосенсорных приборов для диагностики заболеваний человека входят более 20 научных центров Европы и Австралии, в том числе: University of Cambridge, University of Manchester Institute of Science and Technology (UMIST), Ruprecht Makowski MS, Ivanisevic A. Molecular analysis of blood with micro-/nanoscale field-effect-transistor biosensors.

Small. 2011 Jul 18;

7(14):1863-75. doi: 10.1002/smll.201100211. Epub 2011 Jun 3.

Sergio Marn, Arben Merkoi. Nanomaterials Based Electrochemical Sensing Applications for Safety and Security. // Electroanalysis - 2012. - N 24 (3). - p.p.459 – 469.

Karls University Heidelberg, University of Twente Laboratory of Biosensors, cole Polytechnique Fdrale de Lausanne (EPFL), Institute of Biomolecular Sciences, Eberhard Karls University Tbingen, Dublin City University и др.. В США разработкой биосенсорных приборов для диагностики занимаются такие всемирно известные научные институты как:

Институт Гарварда (Harvard University), University of California, Molecular Biosensor and Imaging Center, Michigan State Univ., University of Arkansas, University of Pittsburgh, University of Wisconsin-Madison. Только в Японии исследованиями в области диагностических биосенсоров занимаются более 15 научных институтов, в том числе:

Tokyo Institute of Technology, National Institute of Advanced Industrial Science and Technology (AIST), Kyushu University, Japan Advanced Institute of Science and Technology (JAIST), University of Tokyo и другие.

За период с 2002 по 2012 год в мире было опубликовано около 17 600 статей связанных с исследованием в области разработки биосенсоров, из которых 25% принадлежит исследователям из США, 40% исследователям из стран ЕС и 11% и 10% исследователям из Японии и Китая, соответственно.

Лидером в разработке биосенсоров на основе нанопроволочных транзисторов (или SINW, Silicon-NanoWire devices) является компания Nanosys, входящая в холдинг Nanostart. Компания была образована как спин-офф Гарвардского университета. Основой интеллектуальной собственности компании Nanosys является цикл работ пионера в области наноэлектроники д-ра Ч. Либера (Charles Lieber). В 2009 году права на интеллектуальную собственность компании Nanosys были переданы Vista Therapeutics, которая должна провести коммерциализацию разработанных технологий. Vista Therapeutics вывела на рынок программно-аппаратный комлекс «NanoBioSensor», который позволяет осуществлять одновременное выявление в фемтомолярных концентраций нескольких биомаркеров в режиме реального времени. Данная разработка позиционируется как оборудование для научных исследований.

1.6._Потенциала развития российских производственных предприятий и научных организаций в сфере деятельности платформы в сопоставлении с зарубежными конкурентами Технические, технологические решения и компетенции, обеспечивающие конкурентоспособность российских предприятий-производителей продукции платформы, а также их основных зарубежных конкурентов Общий анализ публикационной базы данных Scopus показал, что, например, в США четверть всех научных публикаций относится к медицине, в то время как в России только 3%. При этом в США число медицинских публикаций возросло за последние лет в 1,5 раза, в то время как в России тенденций к росту не отмечено. В 2010 году доля России в общем числе статей по медицинской тематике составила 3%. При этом среднее число ссылок на медицинские публикации из США в 2 раза выше, чем на Российские работы. По данным исследования, опубликованного в январе 2010 года агентством ThomsonReuters, на долю России приходится лишь 2,6 процента научных статей, опубликованных с 2004 по 2008 годы в журналах, индексируемых крупнейшей в мире сетью WebofScience. Это меньше, чем у Китая (8,4 процента) и Индии (2,9 процента), и всего лишь немногим больше, чем у Королевства Нидерланды (2,5 процента). Более того, в России не наблюдается роста числа публикаций с 1981 года, тогда как Индия, Китай и Бразилия переживают бурный рост производства «научной продукции».

Была проведена сравнительная оценка уровня научных исследований и разработок в России с мировыми тенденциями. При этом индекс уровня научных исследований и разработок тем направления, которые незначительно отстают от мирового уровня, составил 42,6% (рис. 5)31. Наиболее негативные оценки характерны для тематических областей «Технологии биоинженерии» и «Биомедицинские и ветеринарные технологии».

В области биокаталитических и биосинтетических технологий отмечено наименьшее отставание от стран-лидеров.

По результатам экспертных исследований, в направлении «Живые системы»

лидирующее положение занимает США. На втором лидирующем месте занимают страны Материалы прогнозов и инициативных предложений по долгосрочному научно-технологическому развитию направления «Медицина и здравоохранение», Москва, НИУ ВШЭ, 2011.

Технологии биоинженерии 100,0% 92,3% 7,7% Биосенсорные технологии,… 52,9% 47,1% Биоинформационные технологии 50,0% 50,0% Геномные и постгеномные … 46,7% 53,3% Клеточные технологии 38,5% 61,5% Биокаталические и… 31,6% 68,4% В СРЕДНЕМ ПО НАПРАВЛЕНИЮ 57,4% 42,6% 0% 50% 100% Процент тем значительно отстают незначительно отстают Рисунок 5 – Уровень научных исследований и разработок в России по сравнению с мировыми лидерами 0,0% 100% 17,3% 90% 25,2% % тем, в которых страна занимает 80% соответстующее место 70% 74,8% 82,7% 60% 98,0% 50% 80,7% 40% 74,8% 30% 20% 25,2% 17,3% 10% 2,0% 0% США ЕС Япония Россия другие страны 1 место 2 место 3 место 4 место 5 место Рисунок 6 – Рейтинг стран по технологическому уровню развития направления «Живые системы»

Европейского союза. На третьем месте по лидерству занимает Япония. Россия по различным тематикам занимает, лишь, 4-е и 5-е места (рис.6)32.

Наряду с этим, по некоторым технологиям существуют заделы, обеспечивающие равноправное присутствие России в конкурентной области, наряду со странами с развитыми фундаментальными результатами. Это, например, относится к клеточным технологиям, внедрение которых сдерживается в странах с развитыми экономиками из-за отсутствия законодательной базы. В частности, в России представлены такие разработки клеточных технологий как многослойный пласт кератиноцитов на полимерных пленках, дермальный эквивалент, полный эквивалент кожи, заместительная клеточная терапия ожогов, трофических язв, методы контроля эффективности трансплантации клеточных препаратов, технология трансплантации иммуносовместимых кроветворных стволовых клеток для лечения онкогематологических заболеваний и других форм тяжелой иммунологической недостаточности, а также технологии применения стволовых клеток костного мозга для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

Если анализировать другие направления биомедицинской отрасли, то в настоящее время имеет место существенное отставание фармацевтической промышленности России от других экономически развитых стран. Для отечественного рынка фармацевтической продукции характерны несколько основных факторов, обусловливающих замедленные темпы ее развития. Среди них высокая доля импорта лекарственных средств (около 80% от всего ассортимента лекарственных средств);

преобладание среди импортируемой продукции устаревших, потерявших клиническую эффективность лекарственных средств и, наконец, присутствием на отечественном рынке препаратов, введенных в производство в СССР в 70-80-е года прошлого столетия33.

Сегодня основную часть продуктовых портфелей отечественных фармацевтических производителей составляют низкорентабельные препараты-дженерики, что не позволяет производителям выделять на научные исследования и разработки более 1-2% от прибыли. В то же время фармацевтические компании в США и Западной Европе выделяют на эти цели не менее 10-15%, что позволяет им формировать более половины своих продуктовых портфелей за счет инновационных препаратов. Другими словами, Материалы прогнозов и инициативных предложений по долгосрочному научно-технологическому развитию направления «Медицина и здравоохранение», Москва, НИУ ВШЭ, 2011.

Мелик-Гусейнов Д.В. Фармацевтический рынок России – больше, чем рынок // Фармакоэкономика. – 2008. – № 1. – С. 22-25.

зарубежные производители стремятся производить препараты с высокой добавленной стоимостью, т.е. высокотехнологичные лекарственные средства34.

Достигается это, в первую очередь, благодаря более раннему началу использования зарубежными фармкомпаниями генной инженерии и биотехнологий и более широкому их применению. Производство генноинженерных препаратов находится у ведущих фармфирм на более высоком уровне также и в связи с тем, что отечественные производители до сих пор не так широко внедряют и не так строго соблюдают принципы GMP. Таким образом, ассортимент выпускаемых в России препаратов рекомбинантных белков ограничен лишь узким кругом цитокинов (эритропоэтин, Г-КСФ, два интерферона), которые являются по существу лишь биосимилярами зарубежных соответствующих средств. По-прежнему отсутствуют зарегистрированные отечественные препараты для таргетной терапии на основе моноклональных антител. Тем не менее, отечественный геннотерапевтический препарат Неоваскулген® был зарегистрирован на два года раньше, чем первый европейский препарат для генной терапии Глибера. Однако говорить о том, какой из них качественнее, сложно в связи с разными показаниями к применению.

Несмотря на активные разговоры о разработке нанотехнологичных препаратов, зарегистрированных отечественных (в основном конъюгаты с полимерами) – единицы, в то время как за рубежом есть средства более сложного состава, зарегистрированы липосомные препараты с элементами направленной доставки.

В области ортопедии ведутся работы по применению композитных матриксов для инженерии хрящевой ткани, связок, трахей и мочевого тракта. Также чрезвычайно перспективным направлением развития российских биополимеров является модификация их поверхности различными методами (ионно-плазменными, химическими, присоединением радиофармпрепаратов, высаживанием донорских или аутоклеток), что соответствует международному уровню.

Сегодня в России отсутствуют официально зарегистрированные и разрешенные к применению высококачественные керамические имплантаты, элементы и имплантируемые системы для травматологии и ортопедии отечественного производства.

Именно поэтому в большинстве случаев используются зарубежные типы имплантатов и Современное состояние и перспектив развития Российской фармацевтической промышленности [электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.veb.ru/common/upload/files/veb/analytics/fld/ 20120816pharma.pdf (дата обращения 13.12.2012).

эндопротезов, в основном, в высокоспециализированных ЛПУ федерального уровня.

Такое положение отечественной клинической практики делает данный вид медицинских услуг недоступным для большинства населения России.

Эндопротезы российского производства дешевые, низкого качества. Уровень доверия к российским разработкам очень низок;

используют их редко. Согласно экспертной оценке, ЛПУ закупают не более 10% имплантатов российского производства.

Несмотря на разработки в области протезирования, которые велись еще в СССР в 60-е гг. ХХ в. Россия утратила свои позиции в этой сфере и сейчас намного отстает от мирового уровня производства эндопротезов.

На российском рынке медоборудования существует сильная конкуренция между компаниями-производителями, причем, конкуренция носит глобальный характер.

Российские же производители остаются в стороне, когда речь идет о наиболее высокотехнологичном оборудовании. Поставщиков "тяжелого" диагностического оборудования (компьютерные томографы, рентгеновские аппараты, магнитно резонансное оборудование, изотопные гамма-камеры и т.п.) всего четыре – компании General Electric, Toshiba, Siemens и Philips. В настоящее время российские производители выпускают магнитно-резонансные и компьютерные рентгеновские томографы как самостоятельно, к примеру, предприятие НПФ "A3", так и совместно с иностранными компаниями: ГК "Ростехнологии" и ЗАО "МТЛ" совместно с компанией GE Medical Systems, НИПК "Электрон" – с Philips. По данным за 2011 г., доля российского производства занимает около 5% рынка томографов, что составляет примерно 800 млн.

руб35.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.