авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«ЧИСТАЯ ВОДА РОССИИ XI МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ СИМПОЗИУМ И ВЫСТАВКА СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ 18–20 мая 2011 года г. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Располагая данными по отраслевой структуре валового регионального продукта, о тем пах его прироста (согласно социально-экономическому развитию регионов), прогноз водопо требления в промышленности, сельском хозяйстве и прогнозные объемы потребления свежей воды на 2010 и 2015 годы были рассчитаны по удельной водоемкости валового регионального продукта. Для населения расчет велся по удельному водопотреблению на человека и учитывал показатели использования воды на хозяйственно-питьевые нужды, в том числе использование воды предприятиями на вышеуказанные цели с учетом потерь воды в сетях.

Проведенное исследование позволило выделить методы прогнозирования водопользо вания, основанные на изучении планов и программ развития отраслей и предприятий, для так тического планирования в Схеме развития и размещения производительных сил территории, а также основанные на макроэкономических показателях развития региона для составления стра тегических планов и программ.

Особенностью прогноза в проектах СКИОВО р. Кама и р. Урал была бассейновая при вязка показателей социально-экономического развития субъектов РФ, а также разделение пока зателей для водохозяйственных участков Прогноз водопотребления и водоотведения в бассей нах р. Кама и р. Урал базируется на основных положениях утвержденной Концепции долго срочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. Реа лизация потенциала развития экономики регионов осуществляется в рамках инновационного сценария социально-экономического развития страны и опирается на ряд положений:

повышение эффективности использования природных ресурсов;

модернизация добывающих и обрабатывающих отраслей промышленности и сельского хо зяйства;

развитие отраслей сферы услуг и инновационного сектора экономики;

повышение благоустройства населенных пунктов и качества жизни населения по водному фактору.

Важным фактором водопотребления в жилищно-коммунальном хозяйстве (далее ЖКХ) является устойчивая тенденция снижения численности населения в большинстве регионов РФ.

В расчетах использованы два сценария развития водопотребления:

Инерционный – в расчетах используются современные (на базовый 2007 год) показатели удельной водоемкости промышленности, сельского хозяйства и ЖКХ. Объемы водопотребле ния рассчитываются как произведение Удельной водоемкости в отрасли на прогноз производ ства валового регионального продукта. Для прогноза рассчитываются объемы водопотребления в отраслях, где в расчет берется современная удельная водоемкость и объем промышленного (сельскохозяйственного) производства или численность городского населения на перспективу до 2020 года.

Инновационный – в расчетах используются современные (на базовый 2007 год) объемы во допотребления промышленности, сельского хозяйства и ЖКХ. Объемы водопотребления рассчи тываются как сумма Объемов использования на различные нужды, всего и Потери при транспорти ровке. Для прогноза рассчитывается удельная водоемкость на перспективу, где в расчет берется современный объем водопотребления и объем промышленного (сельскохозяйственного) производ ства, а также численность городского населения на перспективу до 2020 года.

Прогнозирование осуществляется в условиях действия следующих ограничений:

внедрение Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) в сферу статистики водопользования в России. Данные по предприятиям формы 2-ТП (водхоз) в бассейновых управлениях до настоящего времени заполнялись по кодам отраслей, в то время как с 2003 года группировка экономической информации идет по кодам видов экономической деятельности. Переход на кодировку ОКВЭД уже осуществляется в статистических органах.

Однако этот переход будет осуществлен уже во время реализации СКИОВО, а значит, органи зационный мониторинг и пересмотр Схем будет в будущем затруднен;

отсутствие системности в оценке перспектив развития регионов. Основное внимание уде ляется изменению социально-экономических показателей. При этом, информация о соци ально-экономическом развитии субъектов не содержит сведений о планируемых объемах водопользования, в т. ч. водопотребления с учетом «инновационного» развития отраслей.

Прогнозы инновационного развития не содержат перспектив изменения характера и объе мов природопользования;

привязка социально-экономических показателей по территориально-административному критерию не позволяет выделить социально экономические характеристики развития либо городского, либо сельского для конкретного бассейна;

привязка экономических показателей по численности населения, проживающего в бассейне конкретной реки, в ряде случаев не приносит желаемого достоверного результата.

Полученные прогнозные показатели водопользования были использованы для составле ния водохозяйственных балансов на ближайшую и отдаленную перспективу.

Выполняя аналитическую и диагностическую функции, а также функцию предвидения, прогнозирование является необходимым инструментом научного обоснования региональной политики на федеральном и региональном уровнях. В Совете по изучению производительных сил Минэкономразвития и РАН разработана и используется собственная методология прогно зирования территориального развития России. Наряду с федеральными, разрабатываются про гнозы социально-экономического развития регионов, отражающие местные задачи и возмож ности развития. Обеспечение совместимости, увязки федеральных и региональных прогнозов – весьма сложная задача, без решения которой невозможно получить приемлемые результаты.

Особенно важно обеспечить стыковку федеральных и региональных краткосрочных прогнозов, так как их результаты непосредственно учитываются в бюджетном планировании и влияют на формирование межбюджетных отношений.

Долгосрочное прогнозирование предполагает наличие нескольких вариантов, сценариев развития, которые могут существенно различаться. В этих условиях необходимость жесткого согласования федеральных и региональных прогнозов отпадает. В то же время региональные долгосрочные прогнозы, учитывающие местные возможности и интересы, должны использо ваться для уточнения макроэкономических параметров и федеральной региональной политики.

Точность разработки прогноза по указанной схеме связывается, прежде всего, с решени ем следующих проблем: во-первых, обоснованности параметров развития отраслей промыш ленности и сельского хозяйства на макроуровне;

во-вторых, обоснованности методов оценки влияния территориальных факторов на развитие отраслей в регионах;

в-третьих, правильности оценки влияния территориальных различий на динамику отраслевого производства в регионах.

Первая проблема решается в зависимости от структурной направленности прогнозного сценария. Вторая проблема решается на основании оценок тесноты связи между отдельными показателями, характеризующими различные стороны природно-хозяйственного комплекса регионов с параметрами развития тех или иных отраслей. Третья проблема решается в оценке степени суммарного воздействия территориальных факторов на развитие отрасли. Необходимо условно оценить степень их воздействия, так как на развитие различных отраслей региональ ные условия и факторы могут оказывать разное влияние. Поскольку решение каждой из трех указанных методических проблем не дает точного результата, погрешность прогноза может быть весьма значительной, особенно по отдельным субъектам Федерации. Для того, чтобы ошибки свести к минимуму, в процессе прогнозирования осуществляется несколько итераций, в ходе которых устраняются явные ошибки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Водные ресурсы Свердловской области./Под науч. ред. Н.Б. Прохоровой;

ФГУП РосНИ ИВХ.- Екатеринбург: Издательство АМБ, 2004. – 432с., 16с. ил.

2. Водные ресурсы и водное хозяйство Урала./ Под общей ред. А.М. Черняева, Свердловск, 1977. – 270с.

3. Ресурсы поверхностных вод СССР. Т. 11/Под редакцией канд. геогр. наук Н.М. Алюшин ской;

Гидрометеоиздат. – Екатеринбург, 1973. – 850с.

4. Россия: водохозяйственное устройство/Под науч. ред. А.М. Черняева;

РосНИИВХ. – Екате ринбург: «Аэрокосмоэкология», 1999. – 400 с.

5. ВОДА РОССИИ. Вода в государственной стратегии безопасности/ под науч. ред. А.М. Чер няева;

ФГУП РосНИИВХ. – Екатеринбург: Издательство «АКВА-ПРЕСС», 2001. 411 – с.

6. Схема развития и размещения производительных сил Свердловской области на период до 2015 года / Министерство экономики и труда Свердловской области // Материалы сайта http:\\www.midural.ru 7. Отчет по теме «Анализ современных и прогноз основных показателей социально экономического развития субъектов Российской Федерации в границах бассейнов рек Дон и Кама» (Договор № 1 – СКИОВО/08/09, отчет заключительный) / Е.Г. Григорьев, А.Ю.

Александровский, В.К. Савельев и др. // Гос. науч. исслед. учр. Сов. по изуч. произв.сил. – М.: СОПС, 2009.– 222 С.

8. Штульберг Б.М. Долгосрочный прогноз территориального развития России: вопросы мето дологии / Сб. докладов «Методология регионального прогнозирования», М.: СОПС, 2003 – с. 9. Григорьев Е.Г. Водные ресурсы России: проблемы и методы государственного регулирова ния. – М.: Научный мир. – 2007.

10. Белоусов А.Р. Сценарии экономического развития России на пятнадцатилетнюю перспек тиву. Проблемы прогнозирования. №1, 2006 г.

11. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от ноября 2008 г. № 1662-р.

МЕХАНИЗМ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ВОДНЫМ ОБЪЕКТАМ ПРИ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИИ Мерзликина Ю.Б., Крутикова К.В., Корнелюк Г.В., Водолеева Е.А.

ФГУП «Российский научно-исследовательский институт комплексного использования и охра ны водных ресурсов», Екатеринбург, Россия MECHANISM OF IDEMNITY FOR ANY HARM DONE TO WATER BODIES IN THE PROCESS OF THEIR USE Merzlikina Y.B., Krutikova K.B., Kornelyuk G.V., Vodoleyeva Y.A.

RosNIIVKh, Yekaterinburg, Russia Положения о необходимости возмещения вреда при использовании водных объектов, установленного Водным кодексом, реализуются применением «Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства», утвержденной приказом Минприроды России от 13.04.2009 №87. Опыт исчисления размера вреда по данной и предшествующей методике (утвержденной приказом Минприроды России от 30.03.2007 № 71) свидетельствует о нереальности добровольного возмещения вреда по боль шинству объектов, в отношении которых Методика была применена. Установленные Методи кой таксы в совокупности с повышающими коэффициентами могут в тысячи раз превышать ставки платы за сброс загрязняющих веществ, а общая исчисленная сумма ущерба, как прави ло, даже не сопоставима с капиталом водопользователя.

Так, например, вред водным объектам в бассейне р. Урал в результате сброса загрязня ющих веществ в водные объекты от снежных свалок, расположенных на территории бассейна, оценен ориентировочно в 2 млрд рублей (табл. 1). При этом, по данным Росстата, общая стои мость основных фондов всех категорий и отраслей экономики регионов территории бассейна (включая Республику Башкортостан, Оренбургскую и Челябинскую области) практически со поставима и составляет 3,6 млрд рублей [1]. Подобные сопоставления характерны и при рас смотрении размеров вреда по отдельным водопользователям.

Таблица 1. Сравнительный анализ наносимого ущерба от загрязнения и показателей национального богатства Показатель Сумма, млрд рублей Оценка вреда, причиняемого водным объектам вследствие сброса за- 2048, грязняющих веществ с талыми стоками в бассейне р. Урал Стоимость основных фондов по Оренбургской, Челябинской областям и 3616, Республике Башкортостан (полная учетная, в смешанных ценах) Подобные сопоставления характерны и при рассмотрении размеров вреда по отдельным водопользователям. Таким образом, подобная ситуация приводит к тому, что в большинстве случаев судебной практики принимается решение о неполном удовлетворении исков о возме щении вреда водным объектам в результате его уменьшения на величину затрат на природо охранные мероприятия, пересчета размера вреда исходя из затрат на восстановление нарушен ного состояния водного объекта и т.д.

На сегодняшний день практикуется взыскание с водопользователя суммы ущерба, при чиненного водному объекту сверхнормативным сбросом загрязняющих веществ без учета вне сенной им платы за сверхнормативный сброс, что в корне противоречит принципам граждан ско-правовой ответственности, предполагающим только восстановление нарушенного права, а не обогащение потерпевшей стороны за счет правонарушителя [2]. При этом речь идет в основ ном об исчислении размера вреда, причиненного водному объекту сбросом вредных (загрязня ющих) веществ в составе сточных вод, так называемым длящимся сбросом в водные объекты.

В связи с этим требуется доработка Методики с учетом опыта ее применения. В частности, тре бует совершенствования понятийный аппарат, требует ликвидации вариантность расчетов, тре буют разъяснения расчеты длящегося сброса в водные объекты в части переоценки такс и пере смотра видов воздействия на водный объект и т.п.

Суммы денежных взысканий за нарушение водного законодательства Российской Фе дерации подлежат зачислению в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации, в соот ветствии уровнем собственности на водный объект по нормативу 100 процентов [3]. То есть по водным объектам, находящимся в федеральной собственности – средства направляются в фе деральный бюджет. Аналогичным образом, по водным объектам, находящимся в собственности субъекта РФ и в муниципальной собственности – в бюджеты субъекта РФ и муниципальный бюджет. Хотя эти суммы и должны направляться на восстановление водных объектов, в зако нодательстве прямых указаний на этот счет нет. Поэтому ситуация, когда водопользователь осуществляет восстановительные и прочие водоохранные мероприятия в зачет этих средств должна быть предпочтительна и законодательно закреплена.

В целом механизм возмещения вреда, причиненного водным объектам при их использо вании, не должен ограничиваться процедурой исчисления размера вреда (по существующей Методике) и возмещения его в судебном порядке. Среди инструментов, формирующих этот механизм, должны рассматриваться:

обязательное страхование по некоторым видам воздействия на водный объект, страхование толь ко гражданской ответственности при таких видах воздействия, как аварийный сброс и прочие ви ды, вероятность страхования по которым позволяет определить страховые тарифы;

создание компенсационного механизма с установлением регулярных платежей (взносов) по бассейнам или промышленным пулам;

введение системы саморегулирования в сфере предприятий водоснабжения и водоотведе ния, являющихся основными водопользователями, причиняющими ущерб водным объек там, при этом, как правило, не имеющими возможности обеспечения обязательств, возник ших в связи с необходимостью возмещения вреда (с введением саморегулирования автома тически предполагается создание компенсационных фондов и системы страхования ответ ственности членов саморегулируемых организаций);

предоставление банковских и финансовых гарантий (в том числе головными организациями дочерним предприятиям, поскольку основной капитал сосредоточен в головной организа ции, в то время как дочернее предприятие, причиняя основной ущерб, является не платеже способным).

Страхование, как один из инструментов возмещения вреда, причиненного водным объ ектам, действительно может решить ряд проблем. Причем в данном случае в качестве объектов страхования можно рассматривать:

водный объект, находящийся в государственной собственности (имущественное страхова ние) – однако при этом страхователем должно выступать государство;

ответственность водопользователя за причинение вреда водному объекту (страхование гражданской ответственности).

Определение страховых тарифов и страховых сумм для указанных видов страхования на сегодняшний день представляет глобальную проблему. Даже если применить усредненные уровни тарифов, характерные для имущественного страхования и страхования ответственно сти, необходимо иметь представление о стоимости водных объектов, которая будет выступать страховой суммой. С этой целью возникает вопрос об актуальности экономической оценки водно-ресурсного потенциала. Поскольку применение только затратного метода, а именно он положен в основу Методики, для определения потери ценности водного объекта в результате причинения вреда по известным причинам нецелесообразно. Экономическая оценка водно ресурсного потенциала может выступать информационной основой определения страховых сумм при страховании, поскольку методология оценки водных ресурсов предполагает учет ценности конкретного вида ресурсов.

В тех случаях, когда страховщики не готовы обеспечить покрытие определенных видов рисков, или размер страховых взносов по таким рискам неприемлемо высок для малых и сред них предприятий, может возникнуть необходимость вмешательства правительства. Для тех ви дов воздействия на водный объект, внедрение страхования по которым является затруднитель ным в текущих условиях (систематический сверхнормативный сброс загрязняющих веществ) возможно возмещение вреда в соответствии с Методикой, однако доработка ее должна быть проведена по следующим направлениям.

Таблица 2. Сравнительный анализ такс для исчисления размеров вреда от нарушений водного законодательства и ставок платы за сброс загрязняющих веществ[4-7] Постановление Методика, 2009г ПДК № Соотношение Загрязняющее веще- рыб.хоз Таксы Ставки платы за № такс и ставок Интервал ство размера сверхнормативный (мг/л) платы ПДК, вреда, сброс загрязняющих мг/дм тыс.руб./т веществ, руб./т магний Более 1 40,0 5 273 нитрат-анион 40,0 273 калий 50,0 299 мочевина 80,0 179 сульфат-анион 100,0 111 натрий 120,0 121 кальций 180,0 58 хлориды (Cl- ) 300,0 43 триадимефон 2 0,2 280 9 494 249 0, 0,2 1, стронций (Sr ) 0,4 27 216 аммоний-ион 0,5 21 764 бензол 0,5 26 634 10, бор 0,5 1 303 ОП-10, СПАВ 0,5 21 804 трилон-Б (ЭДТА) 0,5 26 634 мивал 1,0 13 317 лимонная кислота 1,0 13 317 глицерин 1,0 13 317 стирол 1,0 132 929 сероуглерод 1,0 13 317 cульфит-анион 1,9 5 728 хлор свободный (хлор От 3 0,00001 2 960 000 688 702 275 активный) (Cl) 0,00008 и менее ДДТ 0,00001 1 329 195 400 фозалон 0,00001 443 065 175 В первую очередь, необходимо пересмотреть таксы для исчисления размера вреда, установленные Методикой. В Методике загрязняющие вещества, сбрасываемые со сточными водами (что характерно в отношении длящегося сброса загрязняющих веществ – самого «про блемного» вида нарушения водного законодательства), сгруппированы по определенному ин тервалу ПДК. В результате чего по ряду загрязняющих веществ превышение такс составляет в сотни раз над ставками платы за сброс загрязняющих веществ, причем уже за сверхнорматив ный сброс (данные табл. 2).

Превышение такс исчисления размера вреда водным объектам над ставками платы за сброс загрязняющих веществ действительно должно иметь место. И в силу того, что необходи мо увеличение ставок платы, а также с позиции повышенного уровня водоохранных затрат в случае значительного систематического или аварийного загрязнения. Тем не менее, логика со отнесения уровня ставок платы и такс исчисления вреда, на взгляд авторов должна быть сопо ставима по различным загрязняющим веществам.

Следующим направлением доработки методики должна стать разработка механизма стимулирования водопользователя к поэтапному снижению воздействия на водный объект.

Введение безусловной ответственности за систематически длящийся не снижающийся сверх нормативный сброс загрязняющих веществ в водный объект. Однако при этом необходимо чет ко определить, что является ущербом, а также ограничить сферу и лимит ответственности (например, проведением конкретных водохозяйственных, водоохранных, а также реабилитаци онных мероприятий), с тем, чтобы предлагаемые меры были эффективными и не стали бы для предприятий непосильным грузом. В этом случае целесообразно введение обязательного ауди та водохозяйственной деятельности и оценки платежеспособности водопользователя, по ре зультатам которых производится определение эффективности водохозяйственной деятельности и оценивается возможность применения или не применения льготных условий возмещения вреда. Для того чтобы такая система работала неизбежно проведение дополнительных работ научного и методического характера СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Центральная база статистических данных [Электронный ресурс] // Росгосстат. – URL:

http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi (дата обращения 25.02.2011).

2. Решение Арбитражного суда Республики Коми по делу № А29-6569/2008. [Электронный ресурс]: Судебная практика Арбитражного суда Республики Коми. URL: http:// komi.arbitr.ru (Дата обращения 25.02.2011).

3. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ (принят ГД ФС РФ 17.07.1998) (ред. от 29.11.2010, с изм. от 28.12.2010).

4. Приказ Минприроды России от 13.04.2009 N 87 «Методика исчисления размера вреда, при чиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства». «Россий ская газета», N 113, 24.06.2009.

5. Приказ Государственного комитета РФ по рыболовству от 28 апреля 1999 г. № 96. «О ры бохозяйственных нормативах». М., Госкомрыболовство РФ, 1999.

6. Постановления Правительства РФ от 01.07.2005 № 410 (с изм., внесенными постановлени ем правительства РФ от 08.01.2009 №7) «О нормативах платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы за грязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления». «Российская газета», N 149, 12.07.2005.

7. Федеральный закон РФ от 13 декабря 2010 г. № 357 – ФЗ «О федеральном бюджете на год и на плановый период 2012 и 2013 годов». Совет Федерации 1 декабря 2010 года. «Рос сийская газета», N 286, 17.12.2010.

О РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ «ЧИСТАЯ ВОДА»

СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2009–2011 ГОДАХ Михайловская О.Н.

Министерcтво энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Свердловской области, Екатеринбург, Россия ON IMPLEMENTATION OF SVERDLOVSK OBLAST “CLEAN WATER” PROGRAM IN 2009- Mikhailovskaya O.N., Sverdlovsk Oblast Ministry of Power Industry and Municipal Sector Yekaterinburg, Russia Существующее положение.

Обеспечение населения и объектов социальной сферы питьевой водой в достаточном количестве и необходимого качества являются одной из приоритетных задач, как органов местного самоуправления, так и Правительства Свердловской области. По данным мониторин га Министерства энергетики и жилищно-коммунального хозяйства средний износ систем водо снабжения и водоотведения в населенных пунктах Свердловской области составляет около процентов. В замене нуждается 48 процентов сетей водоснабжения и водоотведения. Требуется реконструкция практически всех 54 сооружений водоподготовки, введенных в эксплуатацию в период с 1950 по 1980 годы и не отвечающих современным нормам, а также 38 из 137 очист ных сооружений канализации. Необходима ликвидация дефицита водопотребления в 27 насе ленных пунктах, включая дефицит, возникший в городах Екатеринбурге и Первоуральске в связи с засушливым летом 2010 года.

Региональная программа «Чистая вода»

В целях определения стратегических направлений развития водохозяйственного ком плекса и решения проблемы обеспечения населения питьевой водой стандартного качества, а также защиты от загрязнения сточными водами водоемов – источников питьевого водоснабже ния постановлением Правительства Свердловской области от 12 мая 2009 года № 526-ПП была одобрена программа «Чистая вода» Свердловской области. Исходя из численности населения области и удельной суммы инвестиций на одного человека, установленной в размере 37,5 тысяч рублей на основе фактических ассигнований в водное хозяйство города Екатеринбурга, про граммой рассчитан объем необходимых инвестиций в развитие и модернизацию систем водо снабжения и водоотведения Свердловской области, который составляет 150 миллиардов руб лей. Механизм финансирования инвестиционных проектов предполагает привлечение значи тельного объема внебюджетных ассигнований, в том числе кредитных.

С учетом необходимости уплаты процентов по кредитам (для расчета была принята ставка 15 %) общий расчетный объем затрат на выполнение программы «Чистая вода» Сверд ловской области за период 2009–2020 годов составляет 203,7 миллиарда рублей. В целях реа лизации принципов государственно-частного партнерства администрациям муниципальных образований в Свердловской области в течение 1 этапа реализации программы (2009–2010 го ды) было рекомендовано осуществить разработку муниципальных программ, направленных на развитие водопроводно-канализационного хозяйства, а также инвестиционных программ орга низаций, осуществляющих деятельность по предоставлению услуг водоснабжения и водоотве дения. Подготовка этих нормативных документов и введение в тарифы инвестиционной со ставляющей должны создать условия для привлечения к модернизации отрасти кредитных ре сурсов, средств инвесторов и средств местных бюджетов.

Реализация программы «Чистая вода» в 2009–2010 годах На основании анализа существующего состояния систем водоснабжения и водоотведе ния в 2009 – 2010 годах для 60 муниципальных образований разработан перечень базовых тех нических мероприятий.

В ряде муниципалитетов, таких, например, как города Екатеринбург, Нижний Тагил, Ирбит, городские округа Новоуральский, Ревда, Волчанский, Заречный, Арамильский, Сысерт ский, разработаны и утверждены муниципальные программы «Чистая вода» с общим объемом финансирования на период до 2020 года около 70 миллиардов рублей.

Значительно увеличился и объем ассигнований в рамках реализации инвестиционных программ организаций водохозяйственного комплекса. Так, в 2009 году на территории муни ципальных образований в Свердловской области действовало не более 15 инвестиционных программ организаций, предоставляющих услуги в сфере водоснабжения и водоотведения, с объем инвестиций около 370 миллионов рублей. В 2010 году утвержденный объем финансиро вания 78 инвестиционных программ составил уже 2 миллиарда 291 миллион, а на 2011 год Ре гиональной энергетической комиссией Свердловской области принято 139 программ с объемом затрат более 2 миллиардов 733 миллионов рублей. С момента начала реализации инвестицион ной программы развития водопроводно-канализационного хозяйства города Екатеринбурга с участием заемных средств:

завершены работы по первому и второму пусковым комплексам реконструкции Северных очистных сооружений канализации, ведется реконструкция Головных сооружений водопровода, в том числе в 2010 году введе ны сооружения ультра-фиолетового обеззараживания воды, ежегодно осуществляется замена около 50 километров ветхих магистральных водоводов и канализационных коллекторов.

На выполнение этих мероприятий из всех источников финансирования освоено более миллиардов рублей, включая 1 миллиард 200 миллионов кредитных средств. В том числе, в це лях получения финансовой поддержки из федерального бюджета в 2008–2010 годах Свердлов ская область принимала участие в реализации федеральной целевой программы «Жилище». В 2009 году Екатеринбургским муниципальным унитарным предприятием «Водоканал» были освоены субсидии в сумме 1 миллиард 823 миллиона 600 тысяч рублей, выделенные из феде рального бюджета на выполнение инвестиционных проектов реконструкции Северных очист ных сооружений канализации, Головных сооружений водопровода, модернизации магистраль ных разводящих сетей в городе Екатеринбурге. Со своей стороны Правительством Свердлов ской области для реализации инвестиционной программы ЕМУП «Водоканал» в 2009 году бы ли предоставлены государственные гарантии в объеме 1 миллиард 250 миллионов рублей.

Для привлечения внебюджетных ассигнований на федеральном уровне в октябре года на рассмотрение федеральной Экспертной группы по региональным проектам и програм мам «Чистая вода» было направлено 18 инвестиционных проектов реконструкции водопровод но-канализационного хозяйства городов Верхняя Тура, Карпинска, Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Невьянска, Полевского, Серова и поселка Горноуральский с объемом финан сирования более 4 миллиардов рублей.. По результатам рассмотрения ЗАО «Корпорация инве стиций» принято решение о выделении в 2011 году из внебюджетных источников финансиро вания на безвозвратной основе 703 млн рублей для софинансирования проектных работ в рам ках участия инвесторов в реализации представленных проектов. Работы по взаимодействию с Экспертной группой и ЗАО «Корпорация инвестиций» с целью подготовки проектно-сметной документации начаты. Для софинансирования строительно-монтажных работ по представлен ным в Экспертную группу проектам Свердловской области предложено создать «Фонд сме шанных инвестиций».

Важнейшим инструментом для развития систем водоснабжения и водоотведения малых населенных пунктов по-прежнему остается государственная помощь из средств областного бюджетов. В целях снижения инвестиционной нагрузки на потребителей программой «Чистая вода» Свердловской области предусматривается осуществление государственной поддержки субъектам инвестиционной деятельности, реализующим инвестиционные проекты развития систем водоснабжения и водоотведения, путем предоставления:

1) субсидий на софинансирование строительно-монтажных работ объектов водопровод но-канализационного хозяйства;

2) государственных и муниципальных гарантий по кредитам на развитие водохозяй ственного комплекса;

3) субсидий на возмещение уплаты процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях на выполнение инвестиционных проектов развития систем водоснаб жения и водоотведения.

Реализация областной целевой программы Развитие и модернизация объектов комму нальной инфраструктуры Предоставление субсидий из средств областного бюджета на софинансирование строи тельства и реконструкции водопроводно-канализационного хозяйства, начиная с 2009 года осуществлялось в рамках областной государственной целевой программы «Развитие и модер низация объектов коммунальной инфраструктуры».

За период 2009 – 2010 годов на реализацию проектов в сфере водоснабжения и водоот ведения бюджетам муниципальных образований из областного бюджета в виде субсидий было выделено около 41 миллиона рублей. Средства были освоены на строительство новых систем водоснабжения в рабочих поселках Пышме и Тугулыме;

строительство очистных сооружений канализации в поселке Горном города Лесного и селе Туринская Слобода;

строительство водо вода в рабочем поселке Верх-Нейвинский;

реконструкцию Верхне-Выйского гидроузла в горо де Нижний Тагил.

На 2011 год плановый объем субсидий составляет более 273 миллионов рублей. Они будут предоставлены для реализации 16 инвестиционных проектов, включая как переходящие объекты прошлых лет, так и новые. В число вновь финансируемых инвестиционных проектов включено строительство резервуаров чистой воды и канализационного коллектора в городе Верхняя Пышма;

начало работ по строительству системы водоснабжения заречной части горо да Карпинска и очистных сооружений канализации в поселке Дружинино;

выполнение меро приятий по увеличению мощности системы водоснабжения города Екатеринбурга;

развитие водопроводно-канализационного хозяйства Верхотурского городского округа;

продолжение строительство очистных сооружений канализации в поселке Восточном Сосьвинского город ского округа.

Вместе с тем, сопоставляя требуемые объемы ассигнований на реализацию муници пальных программ «Чистая вода» с фактически утвержденными расходными обязательствами областного бюджета и местных бюджетов, следует отметить, что бюджетная поддержка строи тельства и реконструкции объектов водопроводно-канализационного хозяйства не позволяет оказать какое-либо заметное воздействие на сроки выполнения строительно-монтажных работ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2010 года № 1092 приня та федеральная программа «Чистая вода» на 2011 – 2017 годы, разработка которой велась на протяжении последних трех лет. Утверждение этого документа дает основание для разработки и принятия областной целевой программы «Чистая вода» на период 2012 – 2017 годов, финан сируемой из средств областного бюджета, а также возможность получения федеральных бюд жетных субсидий на софинансирование региональных программ в сфере водоснабжения, водо отведения и очистки сточных вод. Кроме того, важнейшими инструментами привлечения инве стиций в коммунальную инфраструктуру становятся переход к установлению долгосрочных тарифов и стимулирование заключения концессионных соглашений на срок 30–50 лет. Приме нение долгосрочных тарифов должно создать мотивацию для организаций коммунального комплекса к сокращению затрат, в том числе за счет снижения потерь ресурсов, а также сни зить риски инвестирования. Переход от используемых в настоящее время договоров аренды систем коммунальной инфраструктуры к концессионным соглашениям, с одной стороны, поз волит в максимальной степени защитить вложения инвесторов, а с другой, – сохранить в госу дарственной и муниципальной собственности системы жизнеобеспечения.

Привлечение необходимых финансовых средств в модернизацию основных фондов ин женерной инфраструктуры также может быть достигнуто путем использования для осуществ ления проектов областных операторов, таких как ОАО «Водоканал» или ГУПСО «Облком мунэнерго». Создание новых объектов в этом случае будет производиться на условиях проект ного финансирования, при которых обязательством замщика выступает имущество (недвижи мость, оборудование и прочее) самого проекта.

Использование внебюджетных финансовых средств и государственной поддержки из бюджетов всех уровней позволит обеспечить необходимый объем капиталовложений в разви тие отрасли и реализовать инвестиционные проекты в городах и населенных пунктах с любой численностью жителей, в том числе имеющих низкий инвестиционный потенциал.

Контрольные показатели реализации программы В целом, в результате реализации программы «Чистая вода» Свердловской области к 2020 году предполагается достичь следующих контрольных показателей:

1) приведение источников водоснабжения в соответствие санитарным правилам, включая со здание зон санитарной охраны всех основных, резервных и аварийных источников;

2) приведение качества питьевой воды, подаваемой населению, в соответствие с действую щими требованиями безопасности по мутности, цветности, жесткости, окисляемости, со держанию железа, марганца, нитратов, сульфатов, хлоридов, хлорорганических веществ, микробиологическим показателям;

3) ликвидация дефицита водообеспечения в жилищном фонде городов Асбест, Арамиль, Вер хотурье, Екатеринбург, Березовский, Ивдель, Ирбит, Каменск-Уральский, Кировград, Ниж ний Тагил, Серов, Первоуральск, Талица, Туринск;

4) обеспечение населения питьевой водой в количестве, достаточном для удовлетворения жизненных потребностей, в соответствии с принятыми нормами удельного водопотребле ния на одного человека не более 150 – 180 литров в сутки;

5) обеспечение надежности работы систем водоснабжения и водоотведения, в том числе, со кращение утечек воды в системах питьевого водоснабжения до 10 процентов от общего во допотребления;

6) приведение качества сточных вод, отводимых в водоемы, в соответствие требованиям Вод ного кодекса Российской Федерации по охране водных объектов от загрязнения при сбросе сточных вод;

7) оптимизация экономических показателей работы водохозяйственных систем городов и населенных пунктов в Свердловской области при выполнении установленных санитарных и технических требований.

ВОДНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ВЫБОРОЧНЫЙ КОНТРОЛЬ Михеева С.В.

Уральское межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по техниче скому регулированию и метрологии (УМТУ Росстандарта), Екатеринбург, Россия WATER/ECOLOGICAL SELECTIVE SUPERVISION Mikheyeva S.V.

Federal Agency on Technical Regulating and Metrology Ural Interregional Territorial Department, Yekaterinburg, Russia Условием успешного управления водопользованием является единство измерений объ емов водоотведения и водопотребления, выполненных предприятием и уполномоченными ор ганами власти. Однако, такое случается редко. Противоречия возникают, например, между бизнесом, убежденным в соответствии своей деятельности установленным требованиям и ин спекцией государственного водного контроля, обнаружившими несоответствия в ходе кон трольно-надзорной деятельности. Это порождает конфликты интересов, разрешить которые бывает непросто потому, что во многих случаях конфликтующие стороны не обладают объек тивными доказательствами своей правоты. Обычно таковыми доказательствами считают ре зультаты анализов, выполненных с использованием высокоточных средств измерений. Однако, при этом как правило недооценивают уровень репрезентативности информации, вследствие чего невозможно выяснить надежность результатов (установить, не выходят ли они за установ ленные пределы с допустимой вероятностью).

Даже идеально сформированная система, укомплектованная квалифицированным пер соналом, совершенным оборудованием и регламентирующими документами, не может быть безошибочна. В серии стандартов ГОСТ Р ИСО 5725 «Точность (правильность и прецизион ность) методов и результатов измерений» безошибочность характеризуется «точностью», кото рая отражает «сочетание случайных составляющих и общей систематической погрешности»

(ошибки). Систематические ошибки оценки соответствия возникают вследствие причин, кото рые могут быть обнаружены и устранены. Такова некомпетентность экспертов, неисправность оборудования, несоблюдение методик выполнения измерений и т.д. Принципиально неустра нимы случайные ошибки статистической природы, обусловленные вариабельностью анализи руемых показателей и ограниченными возможностями персонала, будь то операторы машин или специалисты испытательных лабораторий. Замена сплошного анализа выборочным – еще один крупный источник неустранимых ошибок оценки соответствия. Такой анализ зафиксиро ван многими национальными документами. Так, в США, согласно Принципам национальной оценки соответствия4 Американского Национального Института Стандартов, «процесс отбора проб (образцов) выполняется так, чтобы сделать оценку соответствия корректной» (п.9). При этом максимальный допустимый уровень безошибочности рассматриваемой деятельности со ставляет 0,95 – 0,99. Поэтому, скорее всего, среди результатов 100 измерений аккредитованной лаборатории, могут быть от 1 до 5 ошибочных.

Контроль водопользования по альтернативному признаку («соответствует» – «не соот ветствует» установленным требованиям) может быть либо правильным, либо ошибочным, что создает возможность получения четырех результатов с вероятностями:

Р1 – водопользование, соответствующее установленным требованиям, признается соот ветствующим, Р2 – водопользование, соответствующее установленным требованиям, признается несо ответствующим, Р3 – водопользование, не соответствующее установленным требованиям, признается соответствующим, Р4 – водопользование, не соответствующее установленным требованиям, признается несоответствующим.

Здесь:

National Conformity Assessment Principles for the United States (NCAP), American National Stand ards Institute (ANSI), 2007 http://www.ansi.org Р1 + Р2 + Р3 + Р4 = 1, P3 + Р4 = q – вероятность водопользования, не соответствующего установленным требо ваниям, P1 + Р2 = 1-q – вероятность водопользования, соответствующего установленным требо ваниям, Р2 + Р3 = q* вероятность ошибочного контроля, Р1 + Р4 = 1-q* – вероятность безошибочного контроля.

Р Р При этом = – риск водопользователя, = – риск органа контроля (надзора).

1q q Расчет показывает, что если вероятность ошибки контроля зависит от числа n измере ний, среди которых доля ошибочных q*=0,08 (пример совершенной лаборатории) или 0,21 (ря довая лаборатория), получаем результаты, представленные в табл. 1.

Таблица 1.

N 1 3 5 10 Совершенная ла 0,92 0,78 0,66 0,43 0, боратория Рядовая 0,79 0,49 0,31 0,09 0, лаборатория В России не принято предоставление водопользователям ограниченного «права на риск», хотя это и противоречит требованиям 184-ФЗ «О техническом регулировании», предусматриваю щем обеспечение безопасности с учетом «допустимого риска причинения вреда». Такое право предусмотрено документами ЕС. Например, Директивой №91/271/ЕЭС по сточным водам допуска ется ограниченное число несоответствующих проб. Однако, корректно обнаружить их сможет да леко не каждая лаборатория, как это видно из представленной ниже таблицы. Если лаборатория обеспечивает в среднем 9 правильных измерений из 10 (q*=0,10), то можно гарантировать безоши бочный контроль требованиям Директивы в лучшем случае с риском ошибки 10,66=34%, и то при пробоотборе один раз в квартал. Для качественного контроля с риском ошибки не более 5% лабо ратория, делающая одну ошибку при 100 измерениях может быть допущена только в случае прове дения ежеквартальных или («с натяжкой») ежемесячных измерений. Если же допускается одно ошибочное измерение из 200, то и тогда лаборатория может быть использована лишь для проведе ния еженедельных, а не ежедневных измерений, на практике необходимых в зонах охраны источ ников питьевого водоснабжения, рекреации и в других ответственных случаях. Здесь требуется особо высокий уровень безошибочностию.

Таблица 2. Вероятность выполнения установленных требований в зависимости от уровня безошибочности испытательной лаборатории q* 0,10 0,05 0,01 0, Ежеквартальные измерения (n=4) Р 0,66 0,81 0,96 0, Ежемесячные измерения (n=6) Р 0,53 0,74 0,94 0, Еженедельные измерения (n=10) Р 0,35 0,59 0,90 0, Ежедневные измерения (n=15) Р 0,21 0,46 0,86 0, Вряд ли сегодня много таких лабораторий. К тому же, и выявить их при помощи рассмот ренной методики выборочного контроля непросто. Например, чтобы проанализировать вопрос о том, превышает ли вероятность ошибки измерения 0,05% необходимо провести n=4600 неза висимых измерений. В этом случае забраковать несоответствующую лабораторию удастся в 90% случаев. Если же число анализов n=1380, то тогда ошибки измерений не будут замечены в половине случаев, что не позволяет корректно убедиться в выполнении требований Директивы №91/271/ЕЭС. Как видно, предусмотренное этим документом «право на риск» повышает не возможность водопользователей нарушать установленные требования, а ответственность лабо раторий за безошибочность результатов измерений. И ориентирует не на снижение качества водно-экологического контроля, как иногда заявляют сторонники «безрискового управления», а, напротив, на его повышение.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Рейлян Я.Р. Аналитическая основа принятия управленческих решений. М. : Финансы и ста тистика, 1989.185 с.

2. Уилер Д., Чамберс Д. Статистическое управление процессами. Оптимизация бизнеса с ис пользованием контрольных карт Шухарта: Пер. с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2009.409 с.

АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ ЖЕЛЕЗА В ВОДНЫХ ОБЪЕКТАХ ЗАПАДНОГО УРАЛА Мирошниченко С.А.

Горный институт Уральского отделения Российской академии наук, Пермь, Россия ANALYSIS OF IRON FORMATION MAJOR FACTORS IN WATER BODIES OF THE WESTERN URALS Miroshnichenko S.А.

Russian Academy of Sciences Ural Branch Institute of Mining, Perm, Russia Существующая в настоящее время система нормирования техногенных нагрузок на водные объекты (нормативы допустимого содержания (НДС), которые разрабатываются в со ответствии с приказом МПР России от 17.12.2007 № 333) имеет ряд существенных недостатков.

Основным, из которых является использование в качестве критерия предельно-допустимых концентраций (ПДКрх), разработанных для вод водных объектов рыбохозяйственного значения.

Как показывает многолетняя практика оценки техногенных нагрузок действующая система об щефедеральных ПДК:

не способна учитывать естественного гидрохимического режима водного объекта и почвен но-геохимических особенностей водосборной территории конкретных водных объектов;

для нее так и не выработаны объективные критерии подобия для перехода от модельных тест-систем, на основе которых устанавливаются нормативы, к реальным объектам.

В связи с этим достаточно часто, в первую очередь по тяжелым металлам, возникает си туация, когда естественное фоновое содержание рассматриваемых показателей оказывается выше, чем их соответствующая предельно-допустимая концентрация. Это приводит к тому что предприятие-водопользователь должен проводить очистку сточных вод до уровня ПДКрх, хотя сам забирает для своих нужд воду с фоновыми концентрациями значительно превышающие данное значение.

Среди других химических веществ оксиды металлов при их повышенном содержании в воде представляют серьезную опасность не только для здоровья человека, но и в целом для водной экосистемы. Металлы не подвергаются биодеградации, что свойственно органическим соединениям и, попав в биохимический цикл, фактически его не покидают, а переходят из од ного состояния в другое. Все это способствует тому, что содержание металлов в экосистеме остается практически постоянным и их токсичность не изменяется в течение длительного пери ода времени. Характерной особенностью тяжелых металлов является их способность активно мигрировать между отдельными звеньями в системе: вода взвешенные нано сы донные отложения и накапливаться в самом инерционном звене донных отложени ях. Одним из важнейших факторов, влияющих на миграционную подвижность металлов, явля ется кислотность среды. Обогащение природной воды металлами определяется не только его общим содержанием в породах и почвах, но и миграционной способностью, т.е. способностью к перемещению, зависящей от физико-химических констант данного иона и условий среды, в которой миграция происходит.

Высокое содержание в природных водах Пермского края таких металлов, как железо, марганец обусловлено сочетанием, как техногенного загрязнения, так и естественных условий формирования, которые связаны, прежде всего, с литологическим и петрографическим соста вом слагающих водосбор пород, а также климатическими особенностями территории. Состав поверхностных вод формирующийся на территории бассейна Верхней Камы оказывает суще ственное влияние на гидрохимический режим на нижележащие участки основной водной арте рии Западного Урала –р. Камы. Данное обстоятельство обуславливается тем, что на данной территории формируется значительная часть стока р. Кама, в то же время она имеет весьма специфические особенности формирования гидрохимического состава поверхностных вод.

Значительный вынос железа обуславливается заболоченностью рассматриваемой территории, что обуславливает специфический характер почв и условия выноса химических ингредиентов (рис.1). Роль антропогенных факторов вследствие минимального хозяйственного освоения тер ритории крайне не значительна.

Рис. 1. Функции распределения содержания железа в воде (гидрохимический пост Пермского ЦГМС, р. Кама – р.п. Гайны за 1975 1996 гг).

Для естественного состояния верхнего течения р. Камы (север Кировской области и Пермского края) характерно повышенное содержание в воде органических соединений гумусо вого происхождения благодаря широкому распространению болот на водосборе.

На заболоченных территориях в результате процессов разложения водных, животных и растительных организмов в кислой среде активно образуются хорошо растворимые двухва лентные формы железа и марганца. Основной причиной данного процесса является то, что в болотных водах с малым содержанием свободного кислорода, который тратится на процессы окисления, развиваются анаэробные микроорганизмы. Крупные болотные массивы способны аккумулировать и перераспределять внутри года довольно значительное количество химиче ских элементов. В ряде случаев они могут выступать как природные биогеохимические барье ры. Вода, как правило, окрашена в желтый цвет, снижены значения pH (6,2 7,2) и повышено содержание общего железа (0,71,6 мг/л) и ряда других тяжелых металлов. Высокое содержа ние в воде железа и ряда других тяжелых металлов обусловленное, в значительной мере, есте ственными почвенно-геохимическими факторами, широкого распространения в бассейне желе зомарганцевых руд, торфяников.

Почти все аллювиальные почвы Верхней Камы содержат повышенное количество по движного кислорастворимого железа. В пойменных почвах северных рек области содержание подвижного железа достигает более 80 мг на 100 г почвы. Ожелезенность аллювиальных почв связана с заболоченность бассейна рек, с закисными условиями в самих почвах, а так же с по ступлением железа внутрипочвенно из окружающих дерново-подзолистых почв как следствие подзолообразовательного процесса.

Высокое содержание тяжлых металлов в р. Кама, обусловлено природным фактором поступлением в поверхностные воды соединений железа, прежде всего из болотных массивов, которые могут являться постоянным источником тяжлых металлов и одной из причин ста бильно повышенного их содержания.

Необходимо отметить, что данные процессы протекают при сложившихся за многолет нюю историю водной экосистемы Верхней Камы и не нуждается для улучшения состояния ка ких-либо вмешательств человека, несмотря на характеристику вод по существующей класси фикации как «грязная».


Превышение содержания в воде ПДКрх для железа и ряда других металлов является ха рактерной особенностью р. Камы по всей ее протяженности (рис.2).

Рис. 2. Диапазон изменения содержания в воде железа (общ) по длине р. Кама по данным Пермского, Кировского ЦГМС (ПДКрх 0,1мг/л) Вследствие интенсификации седиментационных процессов, обусловленных созданием водохранилищ на р. Каме, содержание в воде железа по сравнению с верхним течением суще ственно снижается и в то же время остается существенно выше соответствующих рыбохозяй ственных ПДК (табл.1).

Рассмотренные выше естественные факторы формирования химического состава при родных вод наиболее значимую роль будут играть в районах края, где отсутствует интенсивное техногенное загрязнение. В данных условиях содержание тяжелых металлов можно рассматри вать как фоновое не изменяющееся в течение длительного периода времени и зависящее только от природных условий.

Таблица 1. Содержание показателя железа в створах государственной сети наблюдений за период 2006 2008гг (по данным Пермского ЦГМС) 2006 г. 2007 г. 2008 г.

Створ Среднее, Среднее, Среднее, Макс. Макс. Макс.

мг/дм3 мг/ дм3 мг/дм Река Кама, пос. Гайны 1,38 1,87 1,39 2,10 1,38 1, Река Коса, с. Коса 0,65 0,82 0,76 1,09 0,73 0, Воткинское вдхр., с. Елово 0,23 0,27 0,48 1,27 0,38 0, Воткинское вдхр., черта г.

Чайковский, 2 км выше пло- 0,12 0,15 0,28 0,45 0,22 0, тины Воткинской ГЭС Существенная роль в формировании химического состава природных вод принадлежит техногенному загрязнению. Под влиянием антропогенных факторов, в отличие от естественных условий формирования, изменение химического состава происходит весьма интенсивно за не продолжительный период времени. Разнообразная хозяйственная деятельность человека может оказывать влияние как в результате непосредственно прямого воздействия (сбросы сточных вод), так и косвенно (регулирование стока, изменение ландшафта прибрежной полосы). По ма териалам государственного мониторинга в бассейне Верхней Камы роль техногенных факторов в формировании гидрохимического режима железа в Верхней Каме очень мала. Так по данным Пермского ЦГМС максимальное содержание железа фиксируется на посту Гайны. В то же вре мя, по данным официальной государственной отчетности по форме 2-ТП «Водхоз», сброс дан ного ингредиента в поверхностные водные объекты бассейна Верхней Камы на данном участке практически отсутствует. В целом декларируемый сброс железа со сточными водами для бас сейна Камы не превышает 270 т/год, что практически в 150 раз меньше годовых выносов желе за по створу р. Кама – Тюлькино. Распределение декларируемого сброса железа со сточными водами в целом по бассейну Камы представлено на рис. 3.

Тяжелые металлы поступают в природные воды, так же и в результате техногенного за грязнения. Особенно это сильно проявляется на территории бывшего Кизеловского угольного бассейна, разработка которого началась еще в 1797 г. В производственной деятельности было задействовано более 40 шахт, оказавших существенное влияние на гидрогеологические условия бассейна. Основным источником загрязнения водных объектов являются шахтные воды с вы соким содержанием в них металлов.

Основной причиной накопления микроэлементов в шахтных водах, которые образуются при смешении вод различных горизонтов в выработках шахт, является значительная активиза ция процессов выщелачивания из обогащенных металлами углей и наличие большого количе ства серы в углях (Sобщ до 11%). Дренируемые нейтральные подземные воды, промывая угли и вмещающие породы, обогащаются сернокислыми соединениями, и возникающая при этом кис лая среда (рН=2 3) способствует резкой активизации химического выветривания углей и по род. В результате этого процесса содержание железа Fe2+ в отдельных шахтных водах достигает 670 мг/л. Шахтные воды, как правило, имеют сульфатный железисто-алюминиевый состав.

Наиболее сильно подвержены загрязнению шахтными водами р. Полуденный Кизел, Гремячая, Усьва (правый приток р. Чусовой), в бассейн которой так же сбрасываются шахтные воды, яв ляется централизованным источником питьевого водоснабжения г. Чусового.

Рис. 3. Процентное соотношение объема сброса железа (общего) по участкам р. Камы по данным с официальной государственной отчетности по форме 2-ТП «Водхоз» за 2008 г.

Даже и после закрытия шахт проблема загрязнения рек шахтными водами остается ак туальной. Это объясняется тем, что шахтные воды поступают из ряда шахт даже после их за топления. Кроме того, шахтные стоки с высоким содержанием тяжелых металлов дренируются из-под породных отвалов и терриконов, не прекратятся также ливневые стоки в реки с про мышленных площадок предприятий. Декларируемый сброс в бассейн р. Косьва в связи с за крытием шахт в настоящее время отсутствует. Следует отметить, что на данную территорию (г.г. Кизел, Гремячинск, Губаха) согласно данным 2-ТП «Водхоз» за 1996 год, приходится до 80% от общего сброса по территории Пермской области железа, меди и цинка. Для устранения техногенного загрязнения водных объектов необходимы комплексные мероприятия, рассчи танные на долгосрочную перспективу. Отсутствия хозяйствующего субъекта значительно усложняет поиск источника финансирования данных мероприятий, тем не менее для сохране ния водной экосистемы, как среды обитания живых организмов, очистка данных водотоков должна стать первоочередной задачей в сфере охраны и рационального использования водных ресурсов Пермского края.

В рамках решения задачи рационального использования водных ресурсов и охраны вод от загрязнения статьей 35 Водного кодекса РФ предусмотрена разработка и установление нор мативов допустимого воздействия на водные объекты (НДВ) и целевых показателей качества воды в водных объектах. В рамках развития положений Водного кодекса предусмотрено посте пенный переход от НДС к НДВ. Нормативы допустимого воздействия на водные объекты (НДВ) предназначены для установления безопасных уровней содержания загрязняющих ве ществ, а также других показателей, характеризующих воздействие на водные объекты, с учетом природно-климатических особенностей водных объектов данного региона и сложившейся в результате хозяйственной деятельности природно-техногенной обстановки.

При этом поддержание поверхностных и подземных вод в состоянии, соответствующем требованиям законодательства, обеспечивается путем установления и соблюдения НДВ на вод ные объекты для каждого речного бассейна или его части с учетом природных особенностей бассейна и условий его целевого использования. Для установления НДВ была утверждена ме тодика расчета (Приказ МПР России от 12 декабря 2007 года № 328). При установлении НДВ определяется перечень веществ, подлежащих учету в составе нормативов допустимого воздей ствия на водные объекты, ранжируются загрязняющие вещества по степени опасности и значи мости для водной экосистемы. Дается оценка фактического экологического состояния водного объекта на расчетных участках относительно стандартов качества воды для приоритетных ви дов использования воды, проводится классификация степени загрязненности выделенных во дохозяйственных участков.

Проведенный комплексный анализ состояния участков водосбора и установления НДВ позволяет более объективно подойти к решению проблем нормирования техногенных нагрузок на водные объекты с учетом региональных гидрохимических особенностей территорий и обес печенностью водных ресурсов. Отсутствие ряда законодательных нормативных документов препятствует ведению в действие НДВ.

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ГИДРОХИМИЧЕСКОГО РЕЖИМА ВОДОХРАНИЛИЩА РУСЛОВОГО ТИПА В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ЕГО СТАНОВЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ЮМАГУЗИНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА) Мухутдинов В.Ф.

ФГУП «Российский научно-исследовательский институт комплексного использования и охраны водных ресурсов», Екатеринбург, Россия ON THE ISSUE OF A CHANNEL-TYPE RESERVOIR HYDROCHEMICAL REGIME FORMATION DURING THE EARLY YEARS OF ITS EXISTENCE (THE YUMAGUZIN RESERVOIR AS A STUDY CASE) Mukhutdinov V.F., RosNIIVKH, Yekaterinburg, Russia Понимание процесса формирования гидрохимического режима водохранилищ различного типа необходимо для принятия адекватной программы использования и охраны водных ресурсов, в том числе и в первые годы становления. Именно эти особенности развития водоема были исследо ваны на Юмагузинском водохранилище в период с 2004 по 2006 гг. По типизации водохранилище имеет горные черты и характеризуется сравнительно небольшой площадью акватории (18 км2) и небольшим затоплением земель. Согласно классификации водохранилищ по конфигурации водоем относится к русловому типу. Максимальная ширина 600 м. Отметки средних глубин, в зависимо сти от этапа заполнения, варьировали от 12 до 16 м, а в приплотинной части – до 30 40 м и выше.

Диапазон изменения уровня воды в разные годы составлял 15–32 м.

Цель представленных исследований: выявить изменения химического состава воды в первые три года существования водохранилища. Диапазон колебания температуры воды между паводком и меженью сузился с 15,9С – до 4,6С. Температура поверхностных и придонных слоев в период весеннего перемешивания различались на 5,7С, а в межень – на 6,8–7,8С. В озерной части водохранилища, в условиях относительно стабильного гидрологического режима температура всегда была на 2–2,5С выше по сравнению с верховьем. Прозрачность за годы наблюдений варьировала в пределах 1,2–5,2 м. Оценка водных масс на основе прозрачности по Карлсону [2] характеризует трофический тип водохранилища в период становления, как мезо трофный (трофический индекс, TSI). Цветность воды водохранилища варьировала в пределах 14–77 Pt-Co. Превышение значений цветности в весенний период над летними – это типичное явление для всех водоемов. По степени гумификации на основе цветности [3] водные массы Юмагузинского водохранилища характеризуются как имеющие переходный класс от олигогу мозных (20) до мезогумозных (40–80).


Кислородный и газовый режим. В первые два года после зарегулирования недостаточ ная обеспеченность кислородом проявлялась во всей толще воды в озерной части водохрани лища, особенно во второй половине лета. Одновременно, в результате процессов бактериально го анаэробного распада органических веществ, поступивших с затопленной территории, проис ходило образование сероводорода, особенно в придонных слоях. Протяженность сероводород ной зоны в 2004 г. достигала 19 км от плотины, а обнаруживался этот газ с глубины 13 м и до дна. В 2005 г. распространение сероводородной зоны уменьшилось до 13 км от плотины и, со ответственно, отслеживался с глубины 20 м. На 3-й и 4-й год существования водохранилища кислородный режим улучшился, но в межень глубинные горизонты от 6–10 м и до дна испыты вали дефицит кис-лорода, а его концентрации были ниже экологической нормы (6,0 мг/л). Ак тивная реакция воды в водохранилище в период формирования гидрохимического режима, со гласно А.А. Салазкина [4], по сравнению с речным периодом сместилась от нейтрально олигощелочной (рН 7–8) к олиго-щелочной (рН 8–9) группе. Электропроводность воды отра жала сезонную специфику зависимости от степени минерализации и температуры: весенние значения всегда были ниже летних. В оба гидрологических периода наблюдалось плавное сни жение электропроводности от зоны выклинивания подпора к плотине водохранилища.

Вода Юмагузинского водохранилища является пресной и относится к категории сред неминерализованных (100–500 мг/л) гидрокарбонатного класса, кальциевой группы [5]. До и после зарегулирования состав основных ионов не претерпел существенных изменений. В при донном слое сумма ионов, как правило, была выше, чем в фотическом. Наибольшее различие суммы основных ионов между фотическим и придонным слоем водохранилища наблюдалось в первый год. Трехлетние наблюдения за динамикой солевого состава после зарегулирования реки показывают снижение минерализации от верховья к плотине, особенно, во второй и по следующий годы. Изменчивость содержания биогенных веществ в Юмагузинском водохрани лище за все периоды наблюдений представлена в табл. 1. В целом, с первого по третий год су ществования водохранилища концентрации всех минеральных форм азота увеличивались.

Придонные горизонты глубоководной части водохранилища по концентрации всех форм азота были на 20 – 25 % богаче поверхностных, особенно во второй половине лета.

За весь период наблюдений содержание общего азота варьировало от 0,488 до 2, мг/л, трофический статус отдельных акваторий отражал весь спектр состояний от олиготрофно го (0,3 – 0,7 мг/л) до эвтрофного (0,8 – 2,0 мг/л) и несколько выше. По среднему содержанию общего азота трофическое состояние водоема находилось между мезотрофным и эвтрофным.

Концентрация минерального фосфора после зарегулирования, особенно весной, стали дости гать верхней границы норматива, а иногда незначительно превышали его. В межень концен трации РО43+ были всегда ниже весенних. В придонных горизонтах водохранилища отмечалось превышение концентрации минерального фосфора, особенно весной, до 1,2 – 3,7 раза. Содер жание общего фосфора в водохранилище в первые два года не отличалось от его содержания в реке, только в 2006 г. отмечено увеличение в среднем в 1,3 – 2,6 раза. В отличие от фосфат иона, содержание общего фосфора от весны к лету возрастало за счет увеличения доли органи ческой формы. В придонных слоях воды концентрация общего фосфора, как и его минеральная форма, возрастала. По концентрации всех форм фосфора водные массы водохранилища харак теризуются как мезо-эвтрофные [5]. Кремний, как один из биогенных элементов, является по стоянным компонентом химического состава природных вод. ПДК кремния составляет мг/дм3. За период исследований в водохранилище получены вариации концентраций этого эле мента от 0,314 до 2,5 мг/л. Железо общее. На Юмагузинском водохранилище весенние концен трации общего железа в 2004 и 2005 гг. были выше осенних. В 2006 г. ситуация была противо положная. Вполне вероятно, что этот факт связан с необычным уровнем удерживания паводко вых вод (на 7 м выше НПУ). Концентрация общего железа в придонных слоях воды весной 2004 и 2005 гг. была в 4 5 раз выше, чем в фотической зоне, осенью различия были незначи тельны. Осенью 2006 года проявилась химическая стратификация.

Таблица 1. Изменчивость содержания биогенных веществ в Юмагузинском водохранилище за все периоды наблюдений, мг/л Пределы (min-max) / cреднее по водоему ± ошибка, мг/дм Период наблюдений NH4+ NO2- NO3- N общ.

0,063–0,203 0,017–0,032 0,064–0,883 0,725–1, VI 0,115±0,008 0,023±0,0008 0,327±0,055 1,07±0, 0,028-0,061 0,009–0,012 0,321–1,788 0,663–1, VIII 0,039±0,001 0,01±0,0002 0,783±0,08 1,03±0, 0,084–0,254 0,018–0,025 0,236–0,618 0,718–1, V 0,181±0,01 0,022±0,0004 0,426±0,02 1,109±0, 0,089–0,439 0,016–0,033 0,228–0,547 0,488–1, VIII 0,190±0,022 0,019±0,001 0,400±0,017 1,09±0, 0,22–0,58 0,015–0,026 0,348–0,66 1,052–1, V 0,399±0,03 0,022±0,001 0,530±0,03 1,1±0. 0,165–2,030 0,008–0,141 0,6–1,04 0,904–2, VIII 0,567±0,177 0,055±0,013 0,864±0,044 1,523±0, Пределы (min-max) / cреднее по водоему ± ошибка, мг/дм Период наблюдений РО43- Р общ. Fe общ.

Si 0,022–0,057 0,016–0,073 0,99–1,896 0,021–0, VI 0,034±0,002 0,032±0,001 1,276±0,06 0,109±0, 0,015–0,041 0,029–0,082 1,574–1,789 0,036–0, VIII 0,026±0,001 0,053±0,002 1,687±0,012 0,087±0, 0,021–0,104 0,018–0,042 1,02–1,56 0,082–0, V 0,06±0.005 0,03±0,001 1,171±0,037 0,108±0, 0,036–0,049 0,021–0,046 0,314–2,361 0,006–0, VIII 0,04±0.001 0,031±0,001 1,127±0,157 0,035±0, 0,05–0,084 0,046–0, V 2006 _ _ 0,059±0.002 0,081±0, 0,006–0,023 0,054–0,104 0,64–0,249 0,01–0, VIII 0,012±0.001 0,081±0,005 1,338±0,166 0,108±0, Органическое вещество. Изменение содержания органического вещества представле но в табл.2. В придонной зоне приплотинной части водохранилища весной 2004 и 2006 гг. ве личина ХПК была выше, чем у поверхности соответственно на 2 мг/л и 8 мг/л. Осенью тех же лет ХПК в поверхностных слоях была выше, чем в придонных. Зарегулирование не оказало существенного влияния на показатель БПК5. Небольшие повышения проявились после каждой фазы подтопления новых площадей. Рост легко окисляемого органического вещества (ПО) со ответствовал фазам подъема уровней: весной 2004 г. максимальная окисляемость составляла 7,07 мгО2/л, а в 2006 года – 12,4 мг/л. После зарегулирования, в отличие от речного периода, ПО возрастало от верховья к плотине. Величина ПО в придонных горизонтах только в 2004 г. в июне и августе превосходила таковую в фотическом слое, а во все последующие периоды она была ниже. Причина этого, вероятно, связана с улучшением кислородного режима в глубинных слоях на 2-й и 3-й годы существования водохранилища, что способствовало ускорению окисле ния органического вещества этой формы (ПО).

Таблица 2. Изменчивость содержания органических веществ в Юмагузинском водохранилище за все периоды наблюдений, мг/л Пределы (min-max)/ Период cреднее по водоему ± ошибка, мг/дм наблюдений ХПК, мгО2/л БПК5, мгО2/л ПО, мгО2/л 7,25–13,49 0,6–1,43 4,75–7, VI 10,59±0,36 0,95±0,04 6,02±0, 5,8–10,25 0,47–1,8 3,05–4, VIII 7,92±0,25 0,77±0,06 3,75±0, – 0,12–0,9 2,97–4, V – 0,54±0,05 3,52±0, – 0,23–0,79 3,88–4, VIII – 0,57±0,03 4,31±0, 20,1–29,3 0,7–1,38 7,75–12, V 24,37±0,92 0,91±0,06 8,61±0, VIII 2006 15,73–22,11 0,8–3,52 5,52–7, 18,38±0,79 1,79±0,23 6,97±0, Заключение. В результате создания Юмагузинского водохранилища гидрохимический со став воды на участке от зоны подпора до створа гидроузла претерпел существенные изменения:

Стабилизировался термический режим в вегетационный период, что привело к темпера турной стратификации в межень и, как следствие, к разнице в химизме поверхностных и глубинных слоев воды.

Прозрачность воды увеличивалась от весны к лету.

Величина цветности в межень превосходила таковые же значения речного периода в 1,5–2 раза.

Активная реакция среды сместилась от нейтрально-олигощелочной до олигощелочной благодаря гидробиологическим процессам.

Проявился дефицит кислорода по мере увеличения глубины, наличие сероводорода в при донных горизонтах.

Произошло снижению электропроводности воды от верховья к плотине.

Произошло: 1) увеличение концентраций соединений аммония, нитритов, общего фосфора, 2) снижение: конценетрации нитратов, фосфатов и общего азота Увеличилось содержание органических веществ: ХПК – от 12,518 до 15,315 мг/л, БПК5 – от 0,810 до 0,923 мг/л;

ПО – от 4,898 до 5,532 мг/л.

В глубинных слоях водоема возросли концентрации солей основных ионов и биогенных веществ.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Китаев С.П. Экологические основы биопродуктивности озер разных природных зон. М.:

Наука, 1988. 207 с.

2. Carlson R.E. A trophic state index for lakes. Limnol. And Oceanogr., 1977. Vol. 22, №2, p. 361– 369.

3. Салазкин А.А. Основные типы озер гумидной зоны СССР и их биологопродукционная ха рактеристика. Изв. ГосНИОРХ, 1976. Т. 108, 194 с.

4. Алекин О.А. Основы гидрохимии. Гидрометеоиздат. Л., 1970. 444 с.

5. Денисова А.И. Формирование гидрохимического режима водохранилищ Днепра и методы его прогнозирования. Киев: Наук. думка, 1979. 220 с.

6. Оксиюк О.П., Жукинский В.Н., Брагинский Л.П. и др.Комплексная экологическая класси фикация качества поверхностных вод суши // Гидробиол. журн., 1993. Т. 29, №4.С. 62–76.

7. Экологические проблемы Верхней Волги: Коллективная монография. Ярославль: Изд-во ЯГТУ, 2001. 427 с.

РАЗРАБОТКА МЕТОДИКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНЦЕНТРАЦИИ И ИЗОТОПНОГО СОСТАВА УРАНА В ПРИРОДНЫХ ВОДАХ КАК ИСТОЧНИКАХ ПИТЬЕВОГО ВОДОСНАБЖЕНИЯ Недобух Т.А., Стрелецкая М.В.

Уральский Федеральный Университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина, Екатеринбург, Россия DEVELOPMENT OF THE METHODS FOR DETERMINATION OF URANIUM CONCEN TRATION AND ISOTOPE COMPOSITION IN NATURAL WATERS AS SOURCES OF DRINKING WATER SUPPLY Nedobukh T.A., Streletskaya M.V.

B.N. Yeltsin Urals Federal University, Yekaterinburg, Russia Естественные радионуклиды поступают в природные воды, как в результате естествен ной миграции, так и в результате техногенного рассеяния при работе предприятий ЯТЦ и ме таллургической, химической, горнодобывающей отраслей промышленности (т.е. тех, которые традиционно не относятся к радиационно-опасным). Дальнейшее использование природных вод в качестве источников питьевого водоснабжения требует оценки их качества по показате лям радиационной безопасности.

Согласно «Нормам радиационной безопасности НРБ –99/2009» предварительная оценка качества питьевой воды по показателям радиационной безопасности может быть дана по удельной суммарной альфа– и бета-активности. При значениях альфа-активности ниже 0,2 и бета-активности 1,0 Бк/кг, дальнейшие исследования воды не являются обязательными. В слу чае превышения указанных уровней проводится анализ содержания радионуклидов в воде. Для характеристики альфа-радиоактивности природных вод требуется не только определение об щей активности, но и активности отдельных радионуклидов, в частности радионуклидов урана.

Наиболее доступным методом определения изотопного состава урана является спектрометрия. В этом случае основной задачей становится получение качественного источни ка, пригодного для измерения, т.е. тонкого источника, для которого можно получить каче ственный спектр и определить активность отдельных изотопов урана. Основные проблемы мо гут быть связаны с решением задач пробоподготовки, включающей стадии концентрирования и очистки. Понятно, что при анализе природных вод с малыми содержаниями урана основной задачей становится решение проблемы концентрирования, а для растворов с высоким солесо держанием и сложным составом чистка от основной массы примесей, препятствующих полу чению качественного источника.

Для выделения урана из сточных или природных вод его часто соосаждают с гид роксидом железа. Это позволяет выделять уран с достаточной полнотой при его содержании до 0,01 мг/л. Присутствие углекислоты до 0,01% заметно не влияет на полноту выделения ура на. Соосаждение с гидроксидом железа применяется на стадии концентрирования в методике определения изотопного состава урана в природных водах и технологических растворах, разра ботанной ВИМС («Объемная активность изотопов урана (234, 238) в природных водах с мине рализацией до 5 г/дм3. Методика выполнения измерений альфа-спектрометрическим методом с радиохимической подготовкой», Инструкция НСАМ № 381, Москва, ВИМС, 2003).

Нами проведено исследование процесса соосаждения в качестве метода концентриро вания из природных вод, являющихся источником питьевого водоснабжения. В результате ана лиза форм состояния урана и железа в водных растворах и растворимости их гидроксидов рас четным путем найдены условия образования осадков гидроксида железа, а также установлено, что при условиях, имитирующих пресную воду, собственная фаза гидроксида уранила не обра зуется. Поэтому выделение его из раствора возможно только в результате соосаждения или ад сорбции на гидроксиде железа.

Для экспериментального подтверждения результатов расчетов проведены эксперимен ты по осаждению гидроксида железа и соосаждению урана с гидроксидом железа. В качестве факторов, влияющих на степень осаждения гидроксида железа и степень соосаждения урана, были рассмотрены время выдержки осадка, рН и концентрация железа и урана в исходном рас творе.

В результате показана возможность концентрирования урана в процессе соосаждения с гидроксидом железа в широком диапазоне концентраций урана, установлена область значений рН, при которой достигается наиболее полное соосаждение урана с гидроксидом железа рН 7 (степень соосаждения 0,95 1, коэффициент распределения не менее 105 мл/г). Отделение обра зовавшегося осадка возможно в статическом и динамическом режимах. В статическом режиме для проб воды большого объема основной проблемой становится время отстаивания и слож ность фильтрования, поэтому возможность разделения фаз осадка и раствора в динамическом режиме, а именно с применением процессов фильтрации через насадку в данном случае являет ся более привлекательной. Для отделения осадка в динамическом режиме в качестве фильтру ющей насадки нами предложена целлюлоза и определены оптимальные условия выделения гидроксида железа в динамических условиях: условия подготовки целлюлозы (гранулометри ческий состав, предварительная обработка) и условия организации концентрирования в дина мике (скорость фильтрования, объем загрузки колонки, геометрические параметры колонки).

Для природной воды с концентрацией урана n10-1 мкг/л минимальный объем пробы для анализа составляет 100 л, и, при этом, масса урана на всю пробу составляет десятки микро грамм. Соответственно, при работе с пробой такого объема увеличивается масса и объем цел люлозы, а также объем раствора для извлечения компонентов с насадки. Расчет объема карбо натного раствора для извлечения компонентов с насадки для пробы природной воды, объемом 100 л, с концентрацией урана 0,1–1 мкг/л, показывает, что он будет составлять около 0,5 л, а концентрация урана в нем будет составлять 0,02–0,2 мкг/мл, следовательно, возникает необхо димость в стадии повторного концентрирования. В качестве стадии повторного концентриро вания было предложено провести сорбцию на катионите КУ–2 из раствора с рН=1 с последую щей десорбцией урана 1М раствором NH4HCO3. В проведенных нами экспериментах масса же леза в растворе после десорбции с КУ–2 соответствовала требованиям, предъявляемым к рас творам для электролитического выделения урана (масса железа 100 мкг). В результате прове денных исследований предложена многостадийная схема определения урана в питьевой воде По предложенной схеме был проведен эксперимент для пробы водопроводной воды – объемом 5 л, по результатам которого были рассчитаны постадийные выходы и общий выход железа и урана по схеме (таблица).

Таким образом, определены оптимальные условия концентрирования урана в присут ствии гидроксида железа в динамических условиях на целлюлозе, а именно: концентрация же леза в исходном растворе, рН раствора, время выдержки осадка гидроксида железа, грануло метрический состав и масса целлюлозы, предварительная подготовка фильтрующей насадки, параметры фильтрационной колонки, режим концентрирования и скорость фильтрования.

Установлено, что использование в качестве раствора для выделения урана из твердой фазы 1М NaHCO3 одновременно обеспечивает высокий выход по урану и очистку от железа. Для проб питьевой воды была обоснована необходимость стадии повторного концентрирования, на кото рой происходит эффективное уменьшение объема конечной пробы для определения урана и дополнительная очистка от железа.

Таблица. Постадийные выходы и общий выход железа и урана по схеме В Fe,% В U,% Стадия концентрирования 100±11 – Стадия извлечения компонентов с насадки 9,7±0, – Стадия повторного концентрирования 15± Общий выход по схеме 1,8±0,1 108± Установлено, что выход урана и железа конечный раствор объемом 50 мл, составляет 108±12% и 1,8±0,1% соответственно. Содержание в конечном растворе урана и железа отвечает требованиям, предъявляемым к растворам для определения общей аналитической концентра ции методом спектрофотометрии и изотопного состава урана методом альфа-спектрометрии, а предложенная методика концентрирования урана может быть рекомендована для решения за дач определения урана в питьевой воде.

БЕРЕГОЗАЩИТА УРБАНИЗИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ Новиков В.Ю.

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, Россия BANK PROTECTION OF URBANIZED TERRITORIES Novikov V.Y.

Federal Assembly State Duma of the Russian Federation, Moscow, Russia Процессы переработки берегов под воздействием водных потоков исключительно сложны. Они неоднородны в пространстве и нестабильны по времени. Разрушение береговых массивов может носить как природно-естественный характер, в том числе и в процессе русло вых переформирований, так и под воздействием антропогенных (техногенных) факторов.

К последним можно отнести вредное воздействие вод в результате функционирования различных гидротехнических сооружений – гидроэлектростанций, шлюзов, водосбросов (в том числе и для регулирования речного стока), а также от волновых ударов при движении речных судов. Разрушение берегов может носить не только вялотекущий, малозаметный характер, но и происходить лавинообразно, мгновенно, захватывая значительные фрагменты прибрежной зо ны. Последнее характерно для оползневых проявлений.

Подобные процессы представляют значительную опасность для различных объектов, расположенных в непосредственной близости от разрушающегося берега. При этом вероят ность обрушений сохраняется как для самовольно построенных сооружений, возведенных без учета прогноза береговых переформирований, так и для строений, исторически возводившихся вдоль русел рек, а также поселений, которым ранее переработка берегов не угрожала.

При создании каскадов гидроузлов и водохранилищ с целью оптимального использова ния водных ресурсов считалось, что процессы разрушения берегов будут носить затухающий характер. Десятилетия эксплуатации гидротехнических сооружений в каскадах подтверждают ошибочность мнений проектировщиков 30-х годов XX века. Переработка береговой полосы под негативным воздействием водных потоков не только не стабилизировалась, но и продолжа ет угрожать устойчивости объектов в прибрежной зоне.

Всего по территории нашей страны такая опасность существует для 450 населенных пунктов, стоящих на берегах рек и водохранилищ. В зоне возможных разрушений находятся многоэтажные жилые дома, объекты инженерной и социальной инфраструктуры, территории промпредприятий, магистральные коммуникации и т.п.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.