авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Cеверо-Западная академия государственной службы» НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Аналогично и политические лидеры стран Европейского союза, пыта ясь продемонстрировать «истинное положение вещей» в России, указыва ли на пример Калининградской области. В результате, Калининградская область стала для россиян, граждан стран Евросоюза, а также для жителей стран – кандидатов на вступление в ЕС тем явлением, для определения которого М. Фуко ввел категорию «гетеротопия» [9]. Этой категорией обозначается «другое место», реальное и в то же время вымышленное, Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики информацию о котором большинство людей получают посредством ин формационных технологий.

«Другое место» – это точка на карте, где большинство из тех, кто про являет озабоченность ситуацией, никогда не было, но почерпнуло инфор мацию об этой ситуации посредством телефона, Интернета, сообщений средств массовой информации. При этом качества, приписываемые сред ствами массовой информации «гетеротопиям», автоматически приписыва ются их аудиторией целому региону, то есть территории, где расположено это «другое место».

Например, в 2004 г. М. Ф. Плиссар и Ф. де Бок применили понятие «ге теротопия» к столице Конго городу Киншаса [8], наглядно продемонстри ровав, как европейская публика приписывает качества, которыми средства массовой информации наделяют в своих сообщениях город Киншаса, всей Африке. Аналогичная ситуация складывалась на рубеже ХХ и XXI веков применительно к Калининградской области и отношениям России и Ев ропейского союза.

Российские лидеры судили об «истинных намерениях» Евросоюза по публикациям в российских средствах массовой информации о действиях от дельных представителей стран ЕС в отношении Калининградской области.

Лидеры западноевропейских стран пытались оценивать «истинное положение вещей» в России по публикациям о Калининградской области в западноев ропейских средствах массовой информации. Сегодня аналогичная ситуация может повториться, что едва ли приведет к налаживанию взаимопонимания между Россией и Европейским союзом в интересах углубления экономиче ских связей между сторонами в сферах торговли, услуг, инвестиций, взаимной трудовой миграции, а также совместной разработки новых технологий.

Это, однако, не означает, что Россия должна отказаться от экономиче ски выгодного проекта строительства атомной электростанции в Калинин градской области. Однако это потребует дополнительных усилий для того, чтобы помешать возрождению Калининградской области в качестве «дру гого места», имидж которого оказывает негативное влияние на развитие международных отношений. Для этого, как представляется, следует изу чить тот опыт, благодаря которому Калининградская область стала таким «другим местом» в прошлом. На рубеже ХХ и XXI веков Калининградская область стала «другим местом» для общественного мнения России и Евро союза, благодаря трем факторам.

Во-первых, это изолированное положение Калининградской области, препятствующее поездкам жителей стран Евросоюза и остальной части Российской Федерации в этот регион.

Ланко Д. А. Калининград как «другое место»

Во-вторых, это секьюритизация Калининградской области, благодаря которой получили оправдание чрезвычайные политические меры, пред принятые и российским правительством, и Европейской комиссией, и пра вительствами стран – участниц и кандидатов в члены Евросоюза.

В-третьих, это существование значительного числа различных дискур сов о Калининградской области.

При этом представляется немаловажным показать, каким образом ис чезновение одного из этих факторов привело к снижению внимания к Ка лининградской области общественного мнения как в России, так и за ру бежом, вследствие чего регион перестал играть роль «другого места» в от ношениях России и Евросоюза.

Об изолированности Калининградской области говорит тот факт, что даже в научной литературе регион нередко называется «островом». В част ности, именно таким образом характеризуют регион калининградские исследователи А. Клемешев, Г. Федоров и С. Козлов [2]. В самом деле, в советский период Калининградская область была полностью закрыта для посещения иностранцами, а советские граждане должны были полу чать специальные разрешения для посещения области. И хотя уже в конце 1980-х годов этот режим фактически не действовал, а в начале 1990-х годов он перестал действовать и юридически, даже десятилетие спустя этот факт продолжал подчеркивать имидж Калининградской области в качестве изо лированного региона.

Формированию имиджа Калининградской области в качестве «остро ва» способствовал и визовый режим, введенный после распада Советского Союза Литвой, а позднее – и Польшей. Для жителей Калининградской об ласти действовал льготный порядок въезда в эти страны, как и для жителей этих стран – в Калининградскую область. Однако это не решало вопроса с посещением Калининградской области жителями других стран Евросою за. Кроме того, жители Калининградской области, направляющиеся в дру гие регионы России, а также жители других регионов России, едущие в Ка лининград по железной дороге, проезжали территорию Литвы в закрытых вагонах, что также способствовало формированию представлений о том, что для Калининградской области «железный занавес» все еще существует, хотя для всей остальной Европы он остался в прошлом.

Ситуация еще более усугубилась на рубеже ХХ и XXI веков, когда Литва официально начала переговоры о вступлении в Евросоюз и присоединении к Шенгенскому режиму, вследствие чего возникли опасения того, что жи тели России вскоре будут вынуждены для поездок в российский же реги он – Калининградскую область – получать визу иностранного государства.

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Собственно, так и произошло, хотя литовская сторона и пошла на мак симальное облегчение получения транзитной визы для россиян, едущих в Калининград по железной дороге, – консульский пункт был оборудован прямо в поезде.

О Калининградской области в качестве «острова» пишет и другой рос сийский исследователь – А. Макарычев. В этой своей работе он противопо ставляет правительство области администрациям многих других российских регионов, где международное сотрудничество не рассматривается в качестве одного из наиболее приоритетных направлений работы регионального пра вительства. По мнению А. Макарычева, те преимущества, которые Кали нинградская область приобрела в результате сотрудничества с регионами различных европейских государств, были получены не благодаря эксклав ному положению области. Скорее, это произошло благодаря готовности ре гиональной администрации к поиску компромиссов при заключении меж дународных соглашений, а также благодаря ее готовности к выполнению содержащихся в этих соглашениях договоренностей. По его мнению, готов ность к поиску компромиссов и выполнению взятых на себя обязательств является редким свойством для администраций российских регионов.

Элементы секьюритизации Калининградской области, то есть указания на угрозы безопасности, связанные с этим регионом, а также предложения чрезвычайных мер для преодоления этих угроз содержатся во многих поли тических документах и научных работах. В качестве примера здесь можно привести коммюнике Европейской комиссии по Калининграду 2001 г. [7] Значимость Калининградской области для Европейского союза на рубе же XXI века обуславливалась подготовкой ЕС к вступлению стран Балтии и Польши, способному усугубить многие проблемы Калининградской об ласти, по крайней мере, в краткосрочном плане [4].

При анализе коммюнике следует принимать во внимание процесс вы работки подобных документов в Европейской комиссии, в результате кото рого структура документа, как правило, отражает не столько положение дел в Калининградской области, сколько структуру самой Европейской комис сии. Так, например, в текст коммюнике включен раздел о проблемах для рыболовства, которые возникнут в Балтийским море вблизи берегов Кали нинградской области после расширения Европейского союза.

Аналогично большинство проблем, включенных в этот документ, яв ляются общими для региона Балтийского моря;

в Калининградской обла сти эти проблемы присутствуют лишь в более ярко выраженном виде. Это международная преступность, усугубляющаяся тем, что через Балтийский регион проходит маршрут транспортировки наркотиков естественного Ланко Д. А. Калининград как «другое место»

происхождения из Афганистана и Средней Азии в западную Европу. Это энергетическая безопасность, обусловленная наличием в Балтийском регионе крупных поставщиков энергоносителей – России и Норвегии – и стран, зависимых от этих поставок. Это социальное обеспечение и стан дарты, которые в Балтийском регионе в целом являются довольно высоки ми, однако на фоне благополучия стран Северной Европы и Балтии и даже Санкт-Петербурга разрыв с Калининградской областью выглядит особенно пугающим. Это образование – одна из важнейших проблем для Балтий ского региона, избравшего стратегией регионального развития переход к постиндустриальному обществу. Наконец, это проблемы охраны окружаю щей среды и здравоохранения.

Подчеркивая то, что в Калининградской области все эти проблемы, общие для Балтийского региона в целом, являются наиболее выраженны ми, авторы этих политических документов и научных работ предлагали чрезвычайные меры для решения этих проблем. Так, западные эксперты предлагали распространить на Калининградскую область действие про граммы технической помощи «PHARE», в рамках которой помощь оказы валась странам Центральной Европы и Балтии. Получатели технической помощи в рамках этой программы находились в более привилегирован ном положении по сравнению с программой «TACIS», нацеленной на страны СНГ и Монголию.

Российские эксперты, в свою очередь, разработали концепцию Ка лининградской области как «пилотного проекта» сотрудничества между Россией и Евросоюзом [5], целью которого было бы включение Калинин градской области в единое экономическое пространство ЕС, в то время как остальная Россия оставалась бы за его пределами.

Различия в российском и западном подходах к решению экономиче ских проблем Калининградской области являются лишь элементом в дис курсах о так называемой калининградской проблеме, развивавшихся как в России, так и в странах – членах и кандидатах Европейского союза. Так, литовский исследователь Р. Янушуаускас насчитал, как минимум, четыре различных дискурса о Калининграде.

Для российского дискурса 1990-х годов главной проблемой являлась проблема сохранения российского суверенитета над Калининградской об ластью. Издававшиеся в Германии карты Калининградской области, в кото рых использовались немецкие, а не российские названия населенных пун ктов и улиц, рассматривались в качестве серьезной угрозы территориальной целостности России. Особенно активной в разоблачении «агрессивных на мерений» Германии и Литвы в отношении Калининграда была «Независимая Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики газета» [3]. Официальные лица Калининградской области, заключая эконо мические соглашения с зарубежными партнерами, были вынуждены каж дый раз подчеркивать неотъемлемость региона от России [1].

Для литовского дискурса о Калининградской области важнейшим эле ментом стало то, что часть территории Калининградской области рассма тривается литовцами в качестве «малой Литвы», которая, по мнению не мецкого исследователя К. Веллмана [14], сыграла значительную роль в про цессе национального возрождения в Литве в XIX веке.

Для дискурса Германии определенное значение имел тот факт, что до Второй мировой войны часть Калининградской области входила в гер манский регион Восточной Пруссии. Однако в отличие от радикальных литовских политиков, например, В. Ландсбергиса, который однажды озву чил территориальные претензии на Калининграсдкую область со стороны Литвы, для радикальных немецких политиков важнейшней задачей было не восстановление немецкого суверенитета над областью, но компенсации бывшим собственникам недвижимости в регионе.

Для Эстонии и Латвии важнейшими стали проблемы военной безопас ности;

в данном отношении показательна дискуссия, которая разгорелась в Эстонии и Латвии после публикации в США информации о наличии в Калининградской области ядерного оружия [9].

Свои отличительные черты на рубеже ХХ и XXI веков можно было най ти и в дискурсах о Калининградской области в Финляндии, Швеции, Дании, других западноевропейских странах. Однако уже к середине первого деся тилетия XXI века различия между национальными дискурсами о Калинин градской области уменьшились. На смену национальным дискурсам приш ли «общие мнения», как пишут в документах Европейского союза1.

В результате, к концу этого десятилетия Калининградская область пере стала играть роль «другого места», оказывая негативное влияние на имидж Европейского союза в России и имидж России в Европейском союзе. Од нако эта роль может к Калининградской области вернуться. В частности, это может быть связано с проектом строительства атомной электростанции в Калининградской области, которое вызывает серьезную обеспокоенность у отдельных лидеров западноевропейских стран. Уже в конце 2009 г. евро пейские спонсоры отказались выделить десять миллионов евро на строи тельство очистных сооружений в Калининграде в рамках политики «Север ного измерения».

В Парламентской ассамблее Совета Европы вместо словосочетания «общее мне ние» используется категория «солидарность». См., напр.: Parliamentary Assembly of the Council of Europe. Resolution 1298. Ensuring a prosperous future for the Kaliningrad region:

the need for European solidarity. Adopted by the Assembly on September 25, 2002.

Ланко Д. А. Калининград как «другое место»

Как представляется, это стало реакцией на объявление о планах по строительству электростанции. За этим может последовать и новая кампа ния по секьюритизации Калининградской области, в результате которой она может возвратить себе роль «другого места» в процессе формирования общественного мнения о России в странах Евросоюза, и наоборот. Проти востоять этому представляется возможным по трем направлениям.

Во-первых, развивая инфраструктуру, связывающую Калининградскую область как с остальной Россией, так и со странами Европы.

Во-вторых, демонстрируя достижения Калининградской области за последние десять лет, ведь многие угрозы безопасности, о которых гово рилось в политических документах десятилетней давности, более не су ществуют.

В-третьих, вынося проблемы Калининградской области на обсужде ние многосторонних форумов, поскольку только так можно будет снова превратить различные дискурсы о Калининградской области в «общие мнения».

Егоров В. Калининград был, есть и будет российским // Независимая 1.

газета. 2001. 20 марта. С. 13–16.

Клемешев А,. Козлов С., Федоров Г. Остров сотрудничества. Калининград:

2.

Изд-во Калининградского государственного университета, 2002.

3. Литва претендует на Калининград // Независимая газета. 2001. 11 дека бря. С. 5–8.

Ткаченко С. Л. Расширение ЕС и вопросы безопасности России // Рос 4.

сия и основные институты безопасности в Европе: вступая в XXI век / под. ред. Д. Тренина. М.: Московский центр Карнеги, 2000. С. 49–75.

Хлопецкий А. П. Стратегия развития Калининградской области как «пи 5.

лотного региона» сотрудничества Российской Федерации и Европей ского союза: международные аспекты региональной стратегии. Кали нинград: Калининградское отделение Всероссийского координацион ного совета промышленников, 2000.

Buzan B., Wver O., Wilde J. de. Security: a New Framework for Analysis.

6.

Boulder & London: Lynnie Rienner, 1998.

7. Communication from the Commission to the Council. The EU and Kalinin grad. Brussels 17.1.2001 COM (2001) final.

De Boeck F., Plissart M. F. Kinshasa: Tales of the Invisible City. Ghent: Ludion, 8.

2004.

Gertz B. Russia Transfers Nuclear Arms to Baltics // Washington Times. 2001.

9.

January 3.

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики 10. Janusuauskas R. Four Tales on the King's Hill: The «Kaliningrad Puzzle» in Lithuanian, Polish, Russian and Western Political Discourses. Warsaw: Insti tute of Political Studies of the Polish Academy of Sciences, 2001.

11. Makarychev A. S. Islands of Globalization: Regional Russia and the Outside World. [Электронный ресурс]. URL: http://www.policy.hu/~makarychev/ eng5.htm (reference date 20.01.2006.) Маркушина Н. Ю.

Роль России в концепции «Новый Север»

на примере «Северного измерения»

Концепция «Нового Севера» была представлена исландским президен том Олафуром Гримссоном в 2003 году на Шестой Генеральной ассамблее Северного форума, как стратегия Северных стран в мировой политике, включающей в себя ключевые вопросы северной политики. Она включа ет в себя такую проблематику, как вопросы регионального сотрудничества, «мягкой» безопасности, работы северных правительственных и неправи тельственных организаций, совместных программ (в частности «Северного измерения»). Но если говорить об идеях, положенных в основу «Северного измерения», то они связаны, в первую очередь, с переменами, происходя щими на геополитической карте Европы в последнее десятилетие (в Аркти ческом, Североевропейском и Балтийском регионах).

Новая конфигурация Севера Европы включает, по мнению некоторых ученых, не только пять «традиционных» северных стран, но и обретшие свою независимость государства Балтии, и обширные пространства Северо Запада России. Так, советник Министерства иностранных дел Финляндии Кари Моттола определяет Северную Европу как «геополитический регион», состоящий из Скандинавских и Балтийских стран, Северо-Запада России, а также «в определенном институционном контексте из Польши и Север ной Германии» [9]. Это существенно меняет место этой части Европы на политической и экономической картах континента, открывая новые пер спективы для регионального и межрегионального сотрудничества.

Поэтому не случаен рост интереса России к Североевропейскому регио ну, который еще несколько лет назад находился как бы на периферии евро пейской и мировой политики. США также еще в 1997 г. разработали соб ственную Североевропейскую Инициативу (СЕИ). Это направление аме риканской политики предусматривало, в частности, поддержку интеграции государств Балтии в ключевые европейские и евроатлантические структуры, Маркушина Н. Ю. Роль России в концепции «Новый Север»...

развития сотрудничества между Северо-Западом России и его соседями по Балтийскому региону, а также укрепление отношений США со странами Северной Европы: Польшей, Германией и Европейским союзом [4].

Окончание холодной войны и крах Советского Союза в начале 90-х го дов ХХ века привели к распаду биполярной структуры, сложившейся к тому времени в международных отношениях. Ведущей тенденцией обществен ного развития стало формирование многополярной системы. Но не только России необходимо было определить свою будущую форму и содержание (в данном случае федерализм). Вне зависимости от лагеря, в котором они пребывали в течение Холодной войны, перед таким выбором были постав лены и многие соседи Российской Федерации. Трансформировалось года ми налаженное геополитическое восприятие государств.

Изменения не могли не коснуться и Скандинавских стран, и теории так называемого «северного баланса», некоего военно-политического равнове сия в данной части Европы. Сторонники этой концепции утверждали, что членство Норвегии, Дании и Исландии в НАТО «уравновешивается» ней тралитетом Швеции и политикой особых договорных отношений Финлян дии с Советским Союзом (в том числе и по «линии Паасикиви – Кекконе на»). Чтобы сохранить суть баланса, нужно было изменить его содержание.

Расширение ЕС в Северной Европе и вхождение в его состав Финляндии и Швеции в 1995 году поставили вопрос о новой концепции приграничного и регионального сотрудничества в сферу компетенции ЕС.

Обеспечение национальной и приграничной безопасности стран Се верной Европы и Балтии вследствие изменения геополитической ситуации в регионе, прогрессивное ухудшение экологической ситуации, негативные изменения в климате, неудовлетворительный уровень ядерной безопасно сти, а также экологически безопасное освоение природных ресурсов Севе роевропейского региона – все это требовало высокой степени институцио нальной координации и оперативных решений со стороны ЕС1.

В этом контексте разделение безопасности на «жесткую» и «мягкую»

выглядит несколько искусственно, поскольку одна не может заменять дру гую, они, скорее, дополняют друг друга [2]. С этим согласны многие иссле дователи, в том числе Туомас Форсберг, который считает, что сегодня «твер дая» безопасность может быть лучше достигнута через «мягкие» средства.

Поэтому анализ роли Российской Федерации в Северном регионе и по нимание концепции «Нового Севера», активно обсуждаемые политиками северных стран, должны помочь России в формировании политики страны Данные вопросы были приняты в повестку ЕС и окончательно утверждены в от чете Комиссии ЕС только в 1999 году [8].

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики в данном направлении, в том числе и сотрудничества в рамках «Северного измерения».

«Северное измерение» охватывает следующую географическую терри торию: от Исландии на восток, включая северо-запад России, от Норвегии, Баренцева и Карского морей на севере к южному побережью Балтийского моря. Странами, не являющимися членами ЕС и входящими в «Северное измерение», являются Российская Федерация, Норвегия и Исландия [1].

Путь сотрудничества и интеграции, на который вступили эти страны, до сих пор сохраняет некоторые разногласия. Но пользуясь поддержкой ЕС, страны «Северного измерения» могут предложить государствам региона хо рошо отработанную и проверенную временем схему взаимодействия, кото рая способствует широкому развитию международных контактов. Главная задача, которая по-прежнему стоит перед «Северным измерением», – осла бить значение противоречий, что позволит всем странам данного региона войти в ХХI век на основе сотрудничества и добрососедства.

Но можно ли говорить, что инициатива Финляндии первоначально ориентировалась только на северо-западные регионы России? По всей видимости, нет. И с российской, и с финской сторон преобладали амби циозные тенденции, которые было сложно реализовать на деле. Главная цель, по крайней мере финской перспективы, была связана с интегра цией России в Европу через «позитивную взаимозависимость» (positive interdependency) и учреждения. Поэтому инициатива также включала из мерение безопасности: взаимозависимость и многосторонний институ циализм (interdependency and multilateral institutionalisation), которые, как ожидали, привели бы к увеличенной стабильности и безопасности. Но на сколько успешным могло быть это взаимодействие, если учитывать слож ную ситуацию внутри страны?

Таким образом, говоря о «Северном измерении», нужно было ориен тироваться на три позиции: инициативу Финляндии, состояние дел в Рос сии, позицию самого Европейского союза. Осенью 1997 года правительство Финляндии во главе с Пааво Липпоненом первым выдвинуло концепцию «Северного измерения» ЕС на конференции в Рованиеми (Финляндия).

Главные звенья идеи состояли в развитии сотрудничества ЕС с Россией с акцентом на ее северо-западные регионы, а также с государствами Балтии и Польшей.

Документы, подготовленные Финляндией по «Северному измерению», носили преимущественно концептуальный характер, но при этом уже тог да в них отчетливо просматривалась ориентированность на российские сырьевые ресурсы. Особое внимание было сосредоточено на разработке Маркушина Н. Ю. Роль России в концепции «Новый Север»...

нефтегазовых и минеральных месторождений, лесных запасов и т. д. С этим увязывалось развитие транспортной инфраструктуры, природоохранная деятельность, ядерная безопасность. Производственно-инвестиционная деятельность занимала подчиненное место.

Главной целью политики «Северного измерения» было определено достижение стабильности, позитивной взаимозависимости и безопасно сти в Балтийском, Североевропейском и Арктическом регионах посред ством развития регионального сотрудничества [7]. «Северное измерение»

ЕС призвано создавать добавочную ценность (added value) в отношении ЕС посредством координации и дополнения деятельности уже существу ющих программ и элементов политики ЕС в целом и стран – членов ЕС, а также улучшенного сотрудничества в регионе Северной Европы [7].

Конечно, итоговый документ существенно отличал «Северное изме рение» ЕС от оригинальной финской инициативы от 1997 года. «Северное измерение» получило статус координирующего института в политике ЕС, в то время как финская инициатива предполагала создание отдельной по литики ЕС в отношении Европейского Севера. Региональный подход к со трудничеству в регионе «Северного измерения» был заменен двусторонним по отношению к стратегическим партнерам ЕС [12]. Статус акторов в по литике «Северного измерения» ЕС определен только на уровне государств, в то время как на уровне регионов различным институтам и региональным организациям отведена лишь консультативная роль в решении вопросов «Северного измерения» ЕС.

Анализ проблематики реализации концепции «Северного измерения»

ЕС показывает, что кризис обусловлен стагнацией развития регионального сотрудничества между ЕС и Россией. В этом есть вина и ЕС, который не до конца учел трансформацию, происходящую с российскими регионами, но и, конечно, проблемы внутри Федерации. Регионы первоначально не мог ли четко определить свои приоритеты, а государство в тот период не могло все контролировать.

По мнению Юрия Дерябина, Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ, руководителя Центра Северной Европы Института Европы РАН, для «Северного измерения» были собраны предложения, поступившие, в основ ном, из регионов, и затем, без предварительного рассмотрения и экспер тизы, автоматически, «в одной корзине» переданы в ЕС. А ведь представ ленные проекты далеко неоднозначны по своим масштабам и значению, не говоря уже о том, что их было более двухсот [3]. В итоге, недостатки про граммы скоро стали очевидны.

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Россия неоднократно выражала свою обеспокоенность политикой «Северного измерения», которая сводилась к тому, что в последние годы из внимания ЕС фактически выпали такие вопросы, как развитие инфра структуры, энергетики, и что со стороны ЕС остаются приоритетными лишь те проекты, которые интересны приграничным странам ЕС с Росси ей, по экологии, по сотрудничеству в области информационных техноло гий и борьбы с организованной преступностью [4]. Хотя следует отметить, что некоторые претензии российской стороны были приняты, и в проекте Плана действий-2 в числе приоритетных направлений речь идет о разви тииинфраструктуры и транспорта.

Несомненной удачей для России является то, что во второй план дей ствий включены и вопросы арктического сотрудничества. Арктический совет в феврале 2004 года представил «Обзор приоритетов и деятельности Арктического совета» для составления проекта Плана-2 «Северное изме рение» перед Европейской комиссией. Но, в основном, это были шаги с европейской стороны. Россия фактически отстранилась от участия во втором плане, поскольку действия ЕС не отвечали интересам страны [5].

Российская сторона видела возможности перемен в свете председа тельства Финляндии в ЕС в 2006 году и позитивных изменений в Плане действий-31. И, действительно, не без влияния Финляндии Россия, Ев ропейский союз, Норвегия и Исландия приняли обновленную програм му «Северное измерение». В Хельсинки 24 ноября 2006 года на встрече на высшем уровне Россия – Евросоюз состоялось подписание рамочно го документа и политической декларации [6]. В обновленной концеп ции «Северного измерения» именно рамочному документу суждено было заменить очередной План действий. Документ вступил в силу 1 января 2007 года [6].

Главным принципиальным отличием между «новым» и «старым» «Се верным измерением» стала трансформация «Северного измерения» от политики Европейского союза в общую политику ЕС, России, Норвегии и Исландии. Так, согласно параграфу 3, пункту 14 рамочного докумен та, «Северное измерение» будет региональным выражением общих про странств Россия – ЕС. Российская Федерация и Европейский союз будут рассматривать политику «Северного измерения» в качестве сквозной темы сотрудничества и, где это имеет смысл, использовать механизмы политики для реализации «дорожных карт» по общим пространствам Россия – ЕС2, Информация предоставлена Mission of the Russian Federation to the European Communities.

Подписаны 10 мая 2005 года.

Маркушина Н. Ю. Роль России в концепции «Новый Север»...

при полноценном участии Исландии и Норвегии по вопросам, затрагиваю щим политику «Северного измерения».

Тем не менее, если говорить о состоянии «Северного измерения» на сегодняшний день, то целью программы по-прежнему является достиже ние стабильности, безопасности и позитивной взаимозависимости между ЕС и странами – партнерами ЕС. Успешная реализация данных факторов должна способствовать предотвращению возможных осложнений и про блем в развитии региона «Северного измерения» в будущем. От этого во многом зависит и дальнейшая разработка стратегии России для участия в концепции «Новой Север».

Белобородова И. Н. «Северное измерение» в Европе: поиски геоцивили 1.

зационных координат // ПОЛИС. № 4. 2000. С. 163–166.

Воронов К. «Северное измерение»: затянувшийся дебют // Мировая эко 2.

номика и международные отношения. № 2. 2003. С. 77.

Дерябин Ю. С. «Северное измерение» EC: проблемы и перспективы.

3.

[Электронный ресурс]. URL: http://www.journal.leontief.net (дата обра щения 12.02.2010).

Маркушина Н. Ю., Харлампьева Н. К. Северо-Западный федеральный 4.

округ. М., 2008. С. 145.

Полянский Д. Россия и обновленное «Северное измерение» // Арктиче 5.

ская идея. 2006. № 2. С. 27.

Устинов Н. Северное измерение Европы и России. [Электронный ре 6.

сурс]. URL: http://www.rosbalt.ru/2007/05/08/295600.html (дата обраще ния 27.03.2007).

7. Action Plan for the Northern Dimension with external and cross-border poli cies of the European Union 2000=2003, 9401/00. Brussels, 14 June 2000.

II. 7.

8. А Northern Dimension for the Policies of the European Union. COM/1998/ (25 November 1998), III. 12–24.

Kari Mottola. Security in Northern Europe – Combining and Reinforcing Na 9.

tional, Regional and Wider European Policies // Visions of European Secu rity – Focal Point Sweden and Northern Europe. Olof Palme International Center – 1996.

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Марухина А. В.

Сотрудничество и противоречия России и Евросоюза в рамках строительства «Nord Stream»

Сегодня вопрос энергоносителей является одним из самых важных и обсуждаемых в мире. Ресурсы распределены в мире не равнозначно, поэ тому кто-то «купается» в нефте- и газодолларах, а кто-то вынужден вклады вать доллары в приобретение вышеназванных ресурсов. Европа находится в наименее выгодном положении, если рассматривать ее с точки зрения мировых запасов газа.

Общий объем разведанных мировых запасов газа составляет 177 360 млрд м3, из них на Европу приходятся лишь 6 130 млрд м3, в то время как на Ближний Восток приходятся 73 210 млрд м3, из которых на Иран – 27 800 млрд м3. Отдельно стоит коснуться России, в которой на ходятся 44 650 млрд м3. Эта цифра существенно меньше, чем количество запасов на Ближнем Востоке, но нельзя забывать, что Ближний Восток подразумевает под собой группу независимых стран, между которыми со ответственно и делятся эти запасы. Таким образом, мы приходим к выводу, что Россия – страна с самыми крупными запасами газа.

Естественно, страны и регионы, менее обеспеченные газовыми ресурса ми, нуждаются в дополнительных поставках из-за рубежа. В такой ситуации находится и Европа. По сравнению с 58% в 2005 году, в 2025 году в Европу будет импортировано 81% природного газа [1]. По этой причине для Европы важно найти надежный и безопасный способ транспортировки газа. Одним из проектов, подходящих под это описание, является Nord Stream.

Nord Stream – это морской газопровод, который берет начало в бухте Портовая в районе города Выборга и по дну Балтийского моря идет до по бережья Германии, до города Грайфсвальда. Его протяженность составляет 1220 км, и он является одним из самых длинных морских трубопроводов в мире. Ресурсной базой для Nord Stream послужат Южно-Русское нефтега зовое месторождение на полуострове Ямал, Обско-Тазовская губа и Шток мановские месторождения. Направления поставок газа: Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Франция, Италия и Чехия. На данный момент уже есть ряд компаний, подписавших соглашения на поставки газа.

Реализацией проекта занимается специально созданная компания Nord Stream AG. Ее учредителями и акционерами являются четыре компании:

OAO «Газпром» (51% акций), Wintershall Holding AG (20% акций), E.ON Ruhrgas AG (20% акций), N.V.Nederlandse Gasunie (9% акций). Эти ком пании являют собой европейско-российский консорциум и гармонично Марухина А. В. Сотрудничество и противоречия России и Евросоюза...

дополняют друг друга в том, что касается знаний и опыта, так как каж дая из них имеет за плечами не один осуществленный проект. Например, у N. V. Nederlandse Gasunie более чем 40-летний опыт строительства и экс плуатации морских и наземных газопроводов.

Nord Stream объявлен приоритетным проектом в рамках программы развития Трансъевропейских энергетических сетей (TEN-E). В 2000 году Nord Stream включен в Директиву о трансъевропейских энергетических се тях как проект, отвечающий общим интересам. Этот статус был подтверж ден в 2003 году, а в 2006 – Nord Stream объявлен проектом, отвечающим ин тересам всей Европы [5]. Nord Stream обеспечит около 25% потребностей Европы в дополнительном импорте газа к 2025 году и внесет важный вклад в долгосрочное обеспечение надежного газоснабжения.

Процесс проектирования и строительства газопровода Nord Stream предполагает значительный объем работ для компаний различных отрас лей. Все компании выбираются на тендерной основе. Участие в проекте компаний-партнеров из различных стран Европы подчеркивает многона циональный характер проекта и лучше всего демонстрирует необходимость и важность международной кооперации при создании и воплощении такого рода масштабных проектов. Помимо самих акционеров, которые, по сути, тоже являются партнерами в рамках этого проекта, и уже заявивших о себе покупателей, в строительстве газопровода занято множество узкоспециа лизирующихся компаний, расположенных в России, Швеции, Норвегии, Дании, Германии, Нидерландах, Великобритании, Швейцарии, Италии и Франции.

Особое внимание в разработке и строительстве трубопровода зани мают экологические исследования, поэтому внушительное количество компаний-партнеров занимаются исследованиями экологического харак тера. Это независимые компании-эксперты: Rambll (Дания) осуществляет подготовку отчета по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС), Marin Mtteknik (Швеция) провела ряд экологических исследований, в том числе исследования морского дна, Институт прикладной экологии (Гер мания) проводит дополнительные исследования в Балтийском море, DoF (Норвегия) провела исследования морского дна, «ПитерГаз» (Россия) про вела исследования морского дна, Det Norske Veritas (DNV) (Норвегия) обе спечивает контроль качества и сертификацию. Эти компании гарантируют минимизацию экологического воздействия в регионе Балтийского моря.

Немаловажное значение имеют также компании, специализирующие ся на техническом проектировании и строительстве. Использование зна ний и опыта этих компаний обеспечивает высокое качество проекта и его Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики соответствие стандартам безопасности. Это такие компании, как: Saipem Energy Services S.p.A. (Италия) – руководит процессом технического про ектирования, Europipe (Германия) – осуществляет производство большей части (75%) труб для первой линии газопровода, ЗАО «OMK» (Россия) – производит 25% труб для первой линии газопровода, EUPEC (Франция) – отвечает за логистику (бетонирование, хранение и транспортировка труб), SAIPEM (Италия) – будет обеспечивать укладку газопровода, «ПитерГаз»

(Россия) – осуществляет техническое проектирование на российском участке газопровода, PetrolValves (Италия) – поставит краны.

Газопровод Nord Stream подпадает под действие национального зако нодательства каждой из стран, через территориальные воды и/или исклю чительные экономические зоны которых он будет проходить: России, Фин ляндии, Швеции, Дании и Германии. Согласно требованиям националь ных законодательств отдельных стран, заявки на получение разрешений на строительство и эксплуатацию газопровода, а также материалы оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) подаются уполномоченным ве домствам этих государств. Все необходимые разрешения должны быть по лучены до начала строительства.

Заявочная документация была представлена Швеции в декабре 2007 г.

и дополнена в октябре 2008 г. В ответственные органы Германии заявка была представлена в декабре 2008 г. Отчеты по ОВОС в рамках националь ных процедур в России, Финляндии и Дании были поданы в начале 2009 г.

с учетом специфики законодательств каждой из стран.

20 октября 2009 года Министерство энергетики Дании дало согласие на строительство датского участка российско-германского газопровода Nord Stream. Дания стала первой страной, давшей согласие на реализацию про екта. Следующей страной стала Финляндия, Правительство которой дало разрешение 5 ноября 2009 года, а экологические власти страны планируют сделать это до конца года [6]. Также согласие дало Правительство Швеции.

Остались лишь две страны – Россия и Германия – инициаторы и главные сторонники проекта, поэтому в них вопрос будет решен положительно в скором времени.

Так как большинство стран – участников проекта являются членами Европейского союза, необходимо также соблюдение законодательства ЕС, его директив, нормативов, решения TEN-E. Соблюдение международного законодательства (Конвенция ООН по морскому праву, Конвенция Эспо, Хельсинская конвенция по защите морской среды района Балтийского моря и другие многосторонние и двусторонние договоры) тоже является неотъемлемым условием начала строительства.

Марухина А. В. Сотрудничество и противоречия России и Евросоюза...

Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансгра ничном контексте (Конвенция Эспо) была подписана в городе Эспо (Фин ляндия) в 1991 г. и вступила в силу в 1997 г. Страны, подписавшие эту Кон венцию, обязуются информировать друг друга в том случае, если планируе мая деятельность может оказать трансграничное воздействие на экологию.

Газопровод Nord Stream пройдет через исключительные экономические зоны и/или территориальные воды России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии. Согласно Конвенции Эспо, эти страны являются «Сторонами происхождения», поскольку реализация проекта планируется в их юрисдик ции. Страны, которые потенциально могут подвергнуться трансграничному экологическому воздействию проекта, в соответствии с Конвенцией Эспо выступают как «Затрагиваемые стороны». Поскольку все девять прибрежных государств Балтийского региона потенциально могут подвергнуться воздей ствию проекта, каждое из них считается «Затрагиваемой стороной» [2].

Цель процесса международных консультаций, проводимых в соответ ствии с Конвенцией Эспо, заключается в том, чтобы дать возможность всем затрагиваемым проектом странам изучить потенциальное экологиче ское воздействие газопровода Nord Stream. С апреля 2006 года было про ведено 16 заседаний рабочей группы, созданной в рамках процедуры Эспо, в состав которой вошли представители «Сторон происхождения» и всех «Затрагиваемых сторон».

Уполномоченные представители стран Балтийского моря проводили регулярные встречи друг с другом и с компанией Nord Stream для того, что бы следить за подготовкой документации по трансграничной оценке воз действия проекта Nord Stream на окружающую среду (ОВОС) (так назы ваемого «отчета Эспо») для проведения консультаций в рамках Конвенции Эспо. Данный отчет описывает потенциальное экологическое воздействие проекта вдоль всего маршрута газопровода. В ходе этих совещаний участ ники координировали дальнейшие действия и планы по обсуждению и со гласованию документации [3].

Официальным началом процесса в рамках конвенции Эспо стало на правление в ноябре 2006 г. Уведомления о проекте. Процедура уведомле ния продолжалась с ноября 2006 г. по февраль 2007 г. «Стороны происхо ждения» (Россия, Финляндия, Швеция, Дания и Германия) одновременно направили уведомления всем потенциально «затрагиваемым сторонам».

«Затрагиваемые стороны», в свою очередь, распространили уведомление среди соответствующих ведомств и организовали общественные консуль тации в соответствии с национальным законодательством и установленны ми процедурами. Компания Nord Stream в качестве разработчика проекта Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики представила странам Балтии отчет Эспо на девяти языках стран этого ре гиона, а также на английском языке.

Польша и страны Балтии имеют больше всего возражений против «Nord Stream». От них не требуется официального разрешения на осу ществление проекта, также они не имеют права накладывать вето на его реализацию, так как трубопровод не пройдет непосредственно по их тер ритории. Тем не менее именно эти страны имеют больше всего возраже ний против него.

Даже после того, как первая страна – Дания – дала разрешение на стро ительство, Польша не изменила своего отношения к проекту газопровода.

Его хорошо иллюстрируют слова главного советника премьер-министра страны по вопросам энергетической безопасности Мацея Вожняка, кото рый заявил: «Скептицизм польского правительства в отношении этого про екта не изменился. Варшава выступает против этого проекта, поскольку от сутствует экономическое обоснование и налицо экологическая угроза для Балтики» [4].

Стоит задаться вопросом: действительно ли это настоящие причины или они кроются глубже? Если мы взглянем на данный проект глазами Польши, то, возможно, увидим страх остаться в стороне, потерять свой вес в принятии решений и значимость в европейском сознании, обиду на то, что она не станет страной-транзитером, сожаление о потерянной возмож ности получать прибыль с транзита и, вероятно, даже зависть. Но, чтобы не выдавать своих истинных причин, которые можно трактовать как неуве ренность в своем положении, Польша прикрывается заявлениями о бес покойстве за экологию и экономической необоснованности.

Ситуация аналогична и в случае со странами Балтии, а именно, с Лит вой и Эстонией. Нужно добавить лишь то, что эти страны уже давно про являют негативное отношение к России. Достаточно напомнить о перено се памятника Воину-освободителю, перезахоронении останков советских солдат, требованиях о возмещении ущерба за советскую оккупацию, нео нацистских движениях, статусе «неграждан» и прочих малоприятных дей ствиях и лицах. Можно предположить, что эти страны просто «набивают себе цену» и не упускают возможности «насолить» нелюбимому соседу.

Особняком стоит Латвия, которая первоначально выражала некоторое недовольство, но в последствии приняла нейтральную позицию и выразила готовность сотрудничать и принимать участие в процессе обсуждений, что может быть проиллюстрировано письмом [7] от 18 января 2008 года от Ми нистерства окружающей среды Латвии органам схожей компетенции стран – участников проекта: Германии, Дании, Финляндии, России и Швеции.

Марухина А. В. Сотрудничество и противоречия России и Евросоюза...

«Северный поток», действительно, взаимовыгодный проект. Об этом говорит очень многое: и большое количество партнеров самых разных сфер деятельности, и детальная продуманность каждой части проекта, и сотруд ничество между странами-участниками, и открытый диалог со странами, которые имеют косвенное отношение к проекту.

Сотрудничество – это база, на которой основана вся деятельность, свя занная с трубопроводом. Без эффективной кооперации проект либо был бы свернут еще на начальной стадии, либо интерес к нему угас бы в про цессе работ. Запуск первой линии газопровода готовится в 2011 году, то есть меньше чем через полтора года, что свидетельствует о том, что совместные усилия стольких стран, компаний и людей имеют конкретный результат.

Существующие противоречия между странами, которые поддерживают проект, и странами – противниками проекта, являются неприятной сто роной во всем процессе. Возражения Польши, Эстонии и Литвы смогли лишь притормозить успешное осуществление проекта, но не несли и не не сут решающего характера, за счет чего проблемы и противоречия уходят на второй план, а оптимистические перспективы и сотрудничество занимают твердую первую позицию.

1. Надежные поставки газа в Европу: Презентация проекта Nord Stream, Nord Stream AG, Май 2009 г.

2. Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансгра ничном контексте [Электронный ресурс] // United Nations Economic Commission for Europe. URL:http://www.unece.org/env/eia/documents/ legaltexts/conventiontextrussian.pdf (дата обращения 12.02.2010).

3. Отчет Эспо по проекту Nord Stream: Нетехническое резюме. Nord Stream AG, Февраль 2009 г.

4. Польша не изменила своего отношения к проекту газопровода «Се верный поток». [Электронный ресурс] // Информационное агентство REGNUM. URL: http://www.regnum.ru/news/1218561.html (дата обра щения 12.02.2010).

5. Решение 1364/2006/ЕС Европейского Парламента и Совета Европей ских сообществ от 6 сентября 2006 г. [Электронный ресурс]. URL: http:// eur-lex.europa.eu/smartapi/cgi/sga_doc?smartapi!celexplus!prod!DocNum ber&lg=en&type_doc=Decision&an_doc=2006&nu_doc=1364 9 (дата об ращения 12.02.2010).

6. Финляндия даст разрешение на строительство газопровода Nord Stream.

[Электронный ресурс] // Kuriercom.ua URL: http://kurier.com.ua/news/ business/9915-finlyandiya_dast_razreshenie_na_stroitelstvo_gazoprovoda_ Nord_.html (дата обращения 12.02.2010).

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики 7. Nord Stream. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nord-stream.com/ fileadmin/Dokumente/International_Consultations/RSD/Latvia/Ministry_ of_the_Environment_of_the_Republic_of_Latvia_Comment_on_RSD_01.

pdf (дата обращения 02.02.2010).

Матвеева В. И.

Проблемы взаимоотношений России и ЕС Прежде чем рассмотреть проблемы ЕС и России, следует сказать, что с давних пор отношения с Европой имели для России большое значение.

В настоящее время это взаимовлияние не только не уменьшилось, но и приобрело еще больший вес. В последнее время действительно активно развивается диалог России с Евросоюзом, который является важнейшим политическим и экономическим образованием в мире.

Совершенно очевидно, что европейскую историю, европространство безопасности и сотрудничества объективно не выстроить без России, без ее интеллектуального, технического и сырьевого потенциала. Но и само разви тие России трудно представить вне стратегического партнерства, системного взаимодействия с европейскими государствами, с международными органи зациями – ОБСЕ, ЕС, Советом Европы и др. Поэтому развитие отношений России с ЕС является приоритетным направлением ее внешней политики.

Говоря о приоритетности, следует выделить главные пространства со трудничества. В чем же конкретно сотрудничают Россия и ЕС? Выделяют четыре общих пространства: 1) общее экономическое пространство;

2) про странство в сфере свободы, безопасности и правосудия;

3) в сфере внеш ней безопасности;

4) в сфере образования, науки и культуры. На саммите ЕС – Россия (май 2005) приняты «дорожные карты» для четырех общих пространств. В них зафиксированы основные цели отношений ЕС – Рос сия и план действий, необходимых для их достижения.

Одним из самых важных аспектов сотрудничества России и Евросоюза являются их торгово-экономические отношения. ЕС и Россия постепенно переходят к диалогу равных: совместно финансируют проекты и обраща ют свое внимание на сферы стратегических интересов. Следует отметить то, что ЕС является главным торговым партнером России, компании ЕС – основные инвесторы в России. А Россия, в свою очередь, является круп ным энергоносителем в ЕС.

Главными институтами взаимодействия сторон являются ежегод ные саммиты Россия – ЕС на уровне глав государств / глав правительств;

Матвеева В. И. Проблемы взаимоотношений России и ЕС регулярные (раз в полгода) встречи на уровне министров иностранных дел России и стран ЕС. Комитет по вопросам политики и безопасности прово дит консультации с Россией. Переговоры по международным проблемам проходят между Высоким представителем ЕС по ОВПБ и министром ино странных дел РФ.

Политический диалог осуществляется и на встречах «Тройки» мини стров иностранных дел, встречах политических директоров, ежемесячных встречах Постоянного представительства РФ при Европейских сообще ствах в Брюсселе с «Тройкой» Комитета по политике и безопасности, и на экспертном уровне по широкому кругу актуальных международных про блем и вопросов политики и безопасности.

Во-первых, это борьба с терроризмом и обязательства по предотвраще нию распространения оружия массового уничтожения.

Во-вторых, совместное разрешение конфликтов (конфликты на Се верном Кавказе: чеченский конфликт, конфликт в Ингушетии, в Северной Осетии).


В-третьих, сотрудничество России и Евросоюза по предотвращению противоправной деятельности (нелегальная иммиграция;

противоправная деятельность в сфере экономики, включая проблемы коррупции;

незакон ные сделки с различными видами товаров, включая промышленные отходы;

подделки;

незаконный оборот наркотических и психотропных веществ).

В-четвертых, обе стороны объективно заинтересованы в развитии со трудничества на антикриминальном направлении. ЕС установил прямые контакты с МВД РФ, Федеральной службой налоговой полиции (ФСНП), другими силовыми ведомствами России, совместно был проведен ряд ак ций по борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом.

Что же касается сотрудничества в области науки, культуры и образова ния, то следует отметить:

1) расширение возможностей участия в финансируемых ЕС мероприя тиях путем использования инструментов Шестой Рамочной программы по исследованиям и технологическому развитию;

2) постепенное интегрирование России в Европейское пространство высшего образования путем недавнего присоединения к Болонскому про цессу и участия в реализации программы ЕС «Темпус». Сформированная программа ЕС «Эразмус-Мундус» открывает путь к расширению сотрудни чества. Российские участники также задействованы в Программе ЕС «Мо лодежь», которая содействует развитию обменов и межкультурному диа логу между молодыми людьми, молодежными лидерами и молодежными организациями.

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Интересно отметить то, что приоритетными регионами для сотруд ничества ЕС и России является северо-запад России и Калининградская область. Направления и задачи совместной проектной работы в этих реги онах не ограничиваются четырьмя общими пространствами и разрабаты ваются в рамках программы «Северное измерение», охватывая здравоох ранение, социальные сферы, а также вопросы экологии и приграничного сотрудничества.

Россия является важным источником сырьевых ресурсов. В то же время это главный рынок сбыта для калининградской импортозамещающей по литики: бытовой техники, автомобилей, продуктов питания, мебели. Это позволяет утверждать, что область играет роль более развитого торгового партнера в торговле с основной частью России, покупая сырье и топливо и продавая свою продукцию.

В целом ЕС заинтересован в стабильном развитии сопредельных регио нов, а кроме того, в использовании российских природных ресурсов. Тем не менее, следует отметить, что становлению полноценного сотрудниче ства препятствует ряд факторов:

1. Коррупция в России, уровень которой неуклонно растет и которая в настоящее время достигла таких масштабов, что начала напрямую тормо зить экономический рост страны. О том, что Россия по-прежнему остается одним из мировых «лидеров» в этом виде преступлений, свидетельствует последнее исследование Всемирного банка, посвященное качеству госу дарственного управления в 212 странах в 2008 году. Центральной темой ис следования стала коррумпированность власти. В этой области, согласно ре зультатам исследования, показатель эффективности борьбы с коррупцией в России составил всего лишь 15%. В Великобритании, например, – 93%, в Германии – также 93%.

По данным российского Национального антикоррупционного ко митета, объем коррупции в России варьируется от 240 до 300 млрд долл.

в год. Выводы были сделаны на основе анализа скрытых интервью ре спондентов, осведомленных о коррупционных схемах в различных сфе рах жизнедеятельности. Конечно, ни в одной стране мира до конца по бедить коррупцию нельзя. Как сказал заместитель начальника аналити ческого управления ФАС России, автор серьезных исследований и книг, касающихся коррупции, М. Овчинников: «Ее можно уменьшить, смяг чить и даже свести к минимуму, как это сделали в Сингапуре и Гонкон ге. Для этого необходимо выбрать правильный метод. Не ловить чинов ников и показательно сажать их, а сделать так, чтобы дача взятки была в принципе невозможна» [1].

Матвеева В. И. Проблемы взаимоотношений России и ЕС 2. Неэффективная судебная система, являющаяся сегодня не средством защиты прав и законных интересов, а оружием в корпоративных войнах.

В такой ситуации даже хорошие законы (а большая часть отечественного экономического законодательства весьма высокого качества) – неэффек тивны, поскольку не могут качественно исполняться и обеспечиваться су дебной защитой. Неслучайно президент РФ Д. Медведев упомянул рефор му судебной системы в числе ключевых приоритетов своей программы.

В качестве примеров неэффективности можно выделить: затяжной ха рактер судебных процессов;

коррумпированность (за деньги некоторые мо гут уходить от судебной ответственности);

отсутствие должного внимания судов к восстановлению справедливости1. Интересно отметить, что, соглас но статистике, 30% россиян не доверяют судебной системе, 38% считают, что суд – неэффективное средство защиты прав гражданина, а 61% ничего не знает о том, что с 2001 года в России идет судебная реформа. Решением данной проблемы может явиться изменение российскими судами своей по литики.

3. Глобальный финансовый и экономический кризис. Проблемы – умень шение количества инвесторов и уменьшение поставок экспорта, импорта.

Результат – уменьшение товарооборота.

4. События в связи с военной авантюрой Грузии в Южной Осетии, что способствовало «затормаживанию» развития отношений между Евросою зом и Россией. Специально созданная Евросоюзом комиссия по расследо ванию причин трагических событий августа прошлого года на Кавказе, на званная европейцами «Миссией правды», завершила свою работу. В Брюс селе глава комиссии швейцарский дипломат Хайди Тальявини представила итоговый доклад о проделанной работе, занявшей около десяти месяцев.

Данный доклад четко указывает на вину Тбилиси в разжигании вооружен ного конфликта на Кавказе.

5. Проблема Калининградской области. С распадом Советского Союза позиции России в Прибалтийском регионе значительно ослабли во всех Не будем сейчас брать даже уголовную судебную политику. Возьмем, например, дела о защите чести и достоинства. Журналист написал статью, которая оклеветала чело века. Пострадавшее лицо обращается в суд, практика которого сегодня следующая: суд устанавливает, что информация нарушает права гражданина и обязует газету опублико вать опровержение и выплатить компенсацию за моральный ущерб. Компенсация – три рубля, а опровержение – то, которое посчитает сделать газета. Что мы имеем. Три рубля ничего не стоят, а опровержение – на последней странице среди объявлений о продаже девушек мелким шрифтом. Это еще больше унижает человека, а теперь и суд, который таким образом относится к восстановлению справедливости. А если бы судебная поли тика проводилась иным образом – взыскания с газеты миллиона долларов, а до этого опубликования опровержения, которое должно было составляться судом вместе со сто ронами, то не было бы подобных ситуаций, связанных с клеветой или «заказом».

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики отношениях. Единственными балтийскими портами России оказались Санкт-Петербург и Калининград, при том, что наиболее современные мор ские суда отошли в собственность стран Балтии. На территориях новых суверенных государств осталась морская транспортная инфраструктура.

В силу этих причин Калининградская область представляет проблему для России сразу в нескольких контекстах: внутренней политики, отношений с Европейским союзом, отношений с сопредельными странами.

Специфика нынешнего положения Калининградской области заключа ется в том, что она расположена между экономическим пространством ЕС с одной стороны, и близким и доступным экономическим пространством России и Азии с другой. Соседство с развитыми и быстроразвивающимися странами дает региону определенные преимущества и одновременно соз дает немало проблем, связанных с конкурентоспособностью местного про изводства, трансграничной миграцией, предотвращением контрабанды, защитой природных ресурсов и др.

Но важно сделать все возможное, чтобы сохранить и развить потенциал не только двусторонних межгосударственных отношений, но и еврорегио нального процесса, а также исключить возможность того, чтобы блоковые интересы на Балтике привели к искусственному созданию ситуаций, ставя щих под сомнение позитивный процесс межрегионального и пригранично го сотрудничества.

6. Наступление ЕС на постсоветском пространств: синергия Черного моря и программа действий «Восточное партнерство». В апреле 2007 года ЕС выдви нул стратегию по отношению к региону Черного моря. Десятистраничный документ призван сфокусировать «политическое внимание» на основных направлениях деятельности Евросоюза в регионе Черного моря и развивать здесь взаимодействие по примеру средиземноморского сотрудничества, где применяется двусторонний подход, в центре которого – отношения Евро союза со всеми странами региона, но без упоминаний о совместных проектах между странами-партнерами вне ЕС. Таким образом, на этом направлении Евросоюз предпринимает попытку замкнуть сотрудничество.

Также ЕС начал продвигать и одобренную под давлением Польши, Швеции и ряда других стран-членов в июне 2008 года программу действий «Восточное партнерство» на пространстве западной части СНГ. В значи тельной мере данные инициативы направлены на сокращение российского влияния в Закавказье, на Украине и, потенциально, в Белоруссии.

Как бы то ни было, но, несмотря на эти действия, Россия сохраняет за собой серьезные ресурсы для влияния на позицию ЕС по важнейшим для европейских держав вопросам постсоветсткого пространства.

Матвеева В. И. Проблемы взаимоотношений России и ЕС 7. Проблема энергодиалога ЕС–Россия. Москва и Евросоюз обменялись пу бличными обвинениями: «Газпром» открыто высказал свои претензии к Евро комиссии, которая бездействовала в ходе январской газовой войны с Украи ной, и выразил уверенность, что угрозу энергетической безопасности Европы представляет не Россия, а европейские политики-русофобы;


представители Еврокомиссии в свою очередь заявили, что России еще предстоит восстано вить доверие каждой из стран ЕС, прежде чем энергодиалог будет возобнов лен. Кроме того, Европа пообещала снизить потребление российского газа.

Следует отметить, что российские власти и «Газпром» с начала года пы таются убедить Европу поддержать строительство российско-итальянского газопровода «Южный поток». Для реализации сухопутной части проекта за рубежом уже были подписаны межправительственные соглашения с Сер бией, Венгрией, Болгарией и Грецией. Тем не менее, в списке транспортно энергетических приоритетов Евросоюза пока что числится альтернативный российскому проекту газопровод Nabucco.

Российский президент пытался убедить Европу, что, занимая всего лишь четверть европейского газового рынка, российская монополия не на рушает законы ЕС и не имеет возможности манипулировать ценами. Как подчеркнул Д. Медведев, в долгосрочных контрактах цена на газ устанав ливается через корзину цен на нефтепродукты, влиять на которые ни один доминирующий поставщик не в состоянии [2].

В заключение следует отметить, что данные проблемы нуждаются в активной реакции и действиях, а способность их решать имеет ключевое и определяющее значение для авторитета страны или объединения стран на мировой арене. Для этого необходимо четко обозначить общее видение ключевых вопросов международной жизни и на этой основе закрепить при оритет общих стратегических интересов перед частными расхождениями или фобиями. России и Европе следует отказаться от сепаратистских пере говоров с третьими сторонами по вопросам, решение которых затрагивает экономические или политические интересы участников союза. В конечном счете, отношения России и ЕС должны не усиливать взаимную подозри тельность, а способствовать усилению союза.

1. Всемирный банк: эффективность борьбы с коррупцией в России – 15%. [Электронный ресур] // Newsru.com. URL: http://www.ntvsport.ru/ russia/01jul2009/vb.html (дата обращения 20.0202010).

2. Энергодиалог между Россией и ЕС перешел на уровень публичных об винений». [Электронный ресурс] // Rb.ru Деловая сеть. URL: http:// www.rb.ru/topstory/economics/2009/05/20/081800.html (дата обращения 20.0202010).

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Орлова Е. А.

Преодоление «комплекса вины» во внешней политике ФРГ Нет ни искупления, ни отпущения грехов;

грех не имеет цены. Его нельзя выкупить обратно, пока не будет выкуплено обратно само время.

Дж. Фаулз 3 октября 1990 года – начало новой главы в истории некогда великой державы. Как известно, Потсдамское соглашение 1945 года зафиксировало принципы послевоенной оккупации Германии. В результате чего появи лись: на западе – Тризона Германии, или Западная Германия, а на востоке – Советская зона Германии, или Восточная Германия. Чуть позже на поли тической карте мира появились два независимых друг от друга государства.

На территории британской, американской и французской оккупационных зон в 1949 году была провозглашена Федеративная Республика Германии, столицей которой стал город Бонн. Благодаря помощи, по плану Маршал ла, в 1950-х годах был достигнут быстрый рост экономики (германское эко номическое чудо), продолжавшийся до 1965 года.

В ответ на создание на территории трех западных оккупационных зон Федеративной Республики Германии в восточной оккупационной зоне была образована Германская Демократическая Республи. Берлин был по делен между странами антигитлеровской коалиции на четыре оккупацион ные зоны. Восточная зона, занятая советскими войсками, стала впослед ствии столицей ГДР.

Кроме того, в Потсдамском соглашении прописывались и основные положения о репарациях, в соответствии с которыми СССР получил завод ское оборудование, сырье, скот, заграничные банковские вклады, художе ственные ценности. В экономической сфере ГДР развивалась совсем иначе, нежели ФРГ: лишь к 1950 году промышленное производство в ГДР достиг ло уровня 1936 года. А Берлинский кризис 1953 привел к тому, что вместо репараций СССР стал оказывать ГДР экономическую помощь.

К 1980-м годам ГДР стала высокоразвитой индустриальной страной с интенсивным сельским хозяйством. По объему промышленной продук ции ГДР занимала 6-е место в Европе. Хотя уровень жизни в ГДР являлся самым высоким среди восточноевропейских государств, он был не сопо ставим с уровнем жизни западных немцев. Возведение Берлинской стены (1961) в сочетании с другими методами охраны границы прочно изолирова ло ГДР. В 1968 году правительство Восточной Германии объявило, что ГДР и ФРГ не имеют ничего общего, кроме языка.

Орлова Е. А. Преодоление «комплекса вины» во внешней политике ФРГ Объединение повлекло за собой кратковременное стимулирование конъюнктуры, отчего сильно выиграло находящееся у власти правитель ство Г. Коля. Первоочередной необходимостью было реформирование всех сфер деятельности государства, но реформы встали, как в «пробке на до роге». Перед правительством и перед народом в целом стояли проблемы слияния и срастания, так как различия существовали еще и в менталитете.

Важным аспектом в политической жизни страны была необходимость по бороть страх, переполнявший коллективную память соседей о нападениях немцев и о немецкой воинственности. Естественно, что все это изменило и направленность внешней политики Германии. Еще Вили Брандт повер нул свой внешнеполитический курс на Восток, что, несомненно, способ ствовало объединению и нормализации отношений с соседями.

Когда иллюзии об объединении были развеяны, немцы оказались пе ред суровой реальностью: промышленность бывшей ГДР была неконку рентоспособной на мировом рынке, уровни социального и политического развития также были не сопоставимы. Перед правительством Коля вста ли проблемы массовой безработицы в Восточной Германии, возрождения деятельности крайне правых и неонацистских группировок, выступавших против присутствия в стране иностранных рабочих и других иммигрантов.

Поэтому вполне естественно, что в 90-е годы все усилия правительство должно было направлять на внутренние дела, а на внешнюю политику про сто не оставалось сил и времени.

Первым серьезным шагом на пути возрождения величия ФРГ стало участие бундесвера в возможной военной операции НАТО против союзной Республики Югославия. Для Германии военное участие в воздушной опе рации НАТО имело особое значение, так как это было первое участие в во енных действиях в истории ФРГ. Шредер говорил по этому поводу: «Герма ния и не может, и не хочет идти особым путем. Мы … выросли в союзе.

И мы хотим в нем оставаться. Поэтому сегодня мы без всяких «если» и «но»

готовы брать на себя ответственность как «нормальные» члены – будь то в ЕС или в НАТО» [8].

Здесь было заявлено о «нормальности» во внешней политике Германии – это одна из характерных черт политики ФРГ. При Г. Коле, особенно в первые годы после германского объединения, внешняя политика ФРГ в основном определялась стремлением доказать как международному сообществу, так и своим собственным гражданам «нормальность» избранного курса, кото рая трактовалась прежде всего как приверженность общегуманистическим либерально-демократическим ценностям, реализуемая исключительно в си стеме западных союзов при строгом соблюдении норм международного права.

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Под этим термином подразумевалось также естественное состояние полностью независимого и суверенного национального государства. При зывы «нормализовать» внешнюю политику ФРГ предполагали, в том числе, и отказ от ряда самоограничений, обусловленных особенностями истори ческого развития страны. В частности, один из лидеров ХДС В. Шойбле считал участие бундесвера во всех военных акциях стран НАТО проверкой Германии на «нормальность» [6].

Участвуя в создании международной антитеррористической коалиции и операции Enduring Freedom, Германия сделала еще один шаг на пути воз рождения потерянного авторитета. Немаловажно то, что сегодня Вашинг тон считает Германию «незаурядным союзником в урегулировании целого ряда международных проблем» [3].

Война в Ираке, с одной стороны, внесла раскол в отношения между Германией и США, вызвав тем самым охлаждение на трансатлантиче ском направлении во внешней политике ФРГ, и подчеркнула необходи мость реформирования ООН. Хотя деятельность канцлера дала понять, что ФРГ – это вновь великая держава, имеющая и отстаивающая свое собствен ное мнение. В то же самое время она способствовала сближению Германии с Францией, Россией, частично – Китаем. Стоит отметить, что с приходом к власти А. Меркель, отношения с США получили новый импульс. Ангела Меркель стала первым канцлером объединенной Германии, удостоенным чести выступить перед обеими палатами Конгресса США.

Ни с одной из соседних стран у объединенной Германии не было та ких трудных отношений как с Польшей. Это связано с тем, что на протя жении последних столетий она слишком часто оказывалась игрушкой в руках великих держав – Германии и России, что и стало причиной недо верчивости и настороженности Польши по отношению к обеим странам.

Шредер считал, что прорытую между ними траншею можно преодолеть, только если у Польши появится европейская перспектива. Поэтому он с самого начала своего канцлерства энергично поддерживал желание Польши вступить в Европейский союз. Страны, безусловно, сблизились, но еще не все противоречия преодолены – такие раны быстро не зажи вают.

Стоит особо отметить отношение ФРГ к Израилю. Для большинства германских политиков одно упоминание еврейского государства вос крешает болезненные воспоминания о «еврейском вопросе». В отличие от Франции и даже США, А. Меркель до сих пор любыми способами избегает любой критики Израиля за его политику создания поселений на оккупированных палестинских территориях. Хотя в своей политике Орлова Е. А. Преодоление «комплекса вины» во внешней политике ФРГ «во искупление прошлых зол» в отношении Израиля иногда немного пе ребарщивают, чем беспокоят даже сам Израиль.

Как иллюстрацию можно привести вопрос о еврейской иммиграции.

В 1991 году Берлин почти настежь распахнул двери для въезда в страну ев реев из бывшего СССР. В результате, сюда из некогда нашего необъятно го отечества прибыли к 2004 году почти 200 тыс. человек. Израиль забил тревогу, когда выяснилось, что с 2003 года в Германию впервые потянулось больше евреев, чем в сам Израиль. С 2005 года Берлин скорректировал им миграционные законы. На сегодняшний день прогресс, достигнутый ФРГ в отношениях с Израилем в частности, и еврейским сообществом в целом, можно выразить следующим высказыванием премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта: «В настоящее время нет другого народа, который бы от носился к Израилю более дружественно, чем Германия» [4].

После Второй мировой войны прошло еще слишком мало времени, еще жива память о тех событиях и бесчисленных смертях. ФРГ понемногу удается преодолевать «воспитанное с пеленок» чувство вины (речь идет о вине не отдельных людей, но целой нации). Статус и политика государ ства начали меняться, когда к власти в самой ФРГ и практически во всем мире пришли люди, не принимавшие непосредственного участия в войне, что, безусловно, облегчило взаимопонимание, но не изменило мировоз зрения. Германии предстоит проделать большую работу для полной реа билитации на мировой арене, но для этого нужно время и осознание не виновности самими гражданами. Тем не менее, правительство Германии претендует на постоянное членство в СБ ООН, в чем его поддерживают многие государства. Следует отметить, что противников в этом вопросе у ФРГ нет.

Баринг А. Одинокая держава средней величины. Без США для Германии 1.

нет будущего // Internationale politik. 2003. № 6. С. 83–90.

2. Евдокимова О. Визит Меркель в США продемонстрировал гармонию двусторонних отношений. [Электронный ресурс] // DW-WORLD.DE 04.11.2009 http://www.dw-world.de/dw/article/0,,4861236,00.html (дата обращения 01.02.2010).

3. Эрлер Г. Внешняя политика и политика безопасности Германии после войны в Косово // Мировая экономика и международные отношения.

2000. № 1. С. 82–88.

4. Итоги «большой коалиции»: внешняя политика и политика безопас ности ФРГ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dw-world.de/dw/ article/0,,4572016,00.html (дата обращения 02.02.2010).

Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики Кайзер Г. Статус постоянного члена Совета Безопасности. Верная 5.

цель германской внешней политики // Internationale politik. 2004. № 4.

С. 98–109.

6. Павлов Н. Внешняя политика Берлинской республики: новый «герман ский путь»? // Мировая экономика и международные отношения. 2005.

№ 2. С. 63–75.

7. Шредер Г. Решения: Моя жизнь в политике. М.: Европа, 2007.

Советникова О. В., Стародубцева А. П.

Проблемы смешанных браков в современных международных отношениях (Россия – ЕС) В современном быстроразвивающемся мире, учитывая процессы гло бализации и интеграции и, как следствие, все большую открытость на циональных границ, контакты между людьми развиваются независимо от гражданства и места жительства, поэтому все чаще заключаются смешан ные браки. Ежегодно в ЕС заключается приблизительно 2,2 млн браков. Из них примерно 350 тысяч – интернациональные. Если только в 1992 году было 3,2% смешанных браков, то в 2005 году уже было зарегистрировано 12,5%. По статистике, в последнее десятилетие каждая пятая российская невеста вышла замуж за иностранца.

Условия заключения таких браков, личные и имущественные отноше ния между супругами, установление и оспаривание отцовства, расторжение брака, определение судьбы общих детей, взыскание алиментов на ребенка за границей – все это весьма актуальные в наше время вопросы. Сложность их правового регулирования заключается в том, что семейные отношения с участием иностранцев связаны сразу с двумя, а иногда и с несколькими государствами и, соответственно, с двумя или несколькими правовыми си стемами, часто по-разному решающими вопросы брака и семьи. Это объ ясняется тем, что на регулирование семейных отношений большое влияние оказывают национальные особенности и традиции, церковь, религиозные догматы. Фактическое отсутствие в данных областях международной уни фикации правовых норм усложняет данную проблему. По этой причине в семейных отношениях граждан разных стран возникает проблема при менения права одного из государств.

В разных странах существует определенные ограничения для заклю чения брака: брачный возраст, степень родственных отношений, браки Советникова О. В., Стародубцева А. П. Проблемы смешанных браков...

с иностранцами и другие. Например, в России статья 14 Семейного кодекса указывает на то, что препятствием к заключению брака является первая (родители и дети) и вторая степени родства (дедушки, бабушки и внуки, внучки;

братья и сестры), а также отношения усыновления [5]. В Румынии существуют запреты на брак между родственниками по прямой линии и по боковой линии до четвертой степени родства. В некоторых странах, напри мер, в Швейцарии, ограничена возможность вступления в новый брак по сле развода для виновной в разводе стороны. Также женщины могут всту пать в новый брак только по истечении определенного периода времени после развода или смерти мужа (например, в Германии), в других странах такие ограничения не установлены (например, в России).

Семейные законодательства определенных стран вводят ограничения для вступления в брак их граждан с иностранцами. Так, в Дании браки с ино странцами разрешены только в том случае, если лицо, вступающее в брак, старше 24 лет;

иностранка может выйти замуж за датского гражданина при условии, что он имеет достаточную жилплощадь в Дании, постоянные доходы и способен предоставить банковскую гарантию на 7 000 евро [1].

В России статья 62 Конституции РФ приравнивает иностранцев в правах к российским гражданам, поэтому граждане иностранных государств впра ве вступать в брак как с российскими, так и с иностранными гражданами без каких-либо ограничений [2].

Наличие различных условий для заключения брака вообще и с ино странцами в частности в семейных законодательствах государств подчер кивает большое значение коллизионного права в той или иной стране. Как известно, нормы коллизионного права не разрешают спора по существу, а указывают, право какого государства следует применять в конкретном случае. В России при заключении брака с иностранцами необходимо со блюдать условия как российского, так и иностранного законодательств.

Согласно п. 2 статьи 156 Семейного кодекса РФ, условия заключения бра ка на территории России определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого является лицо [5]. Так, при заключении в России российским гражданином брака с гражданкой Италии в отношении последней должно быть соблюдено, на пример, требование итальянского законодательства о необходимости полу чения специального разрешения компетентного органа страны на вступле ние в брак с иностранцем, а в отношении российского гражданина – требо вания статей 12–15 Семейного кодекса РФ.

При несоблюдении определенных положений семейного законода тельства страны гражданства одного из лиц, вступающих в брак, такой Раздел I. Европейский вектор современной российской внешней политики брак может стать «хромающим». «Хромающий брак» – это брак, призна ваемый в одном государстве и не признаваемый в другом. В одних стра нах (Россия, Германия, Бельгия, Дания, Франция, Нидерланды, Латвия, Литва, Эстония и др.) признаются только браки, заключенные в государ ственных органах. В других – наравне с гражданской формой брака пра вовые последствия порождает и брак, заключенный в церковной форме (Великобритания) [1]. В Италии, Испании, Португалии заключение бра ка формально допускается как в гражданской, так и церковной формах.

При церковной форме брака необходимо обязательно уведомить государ ственные органы о состоявшейся церковной церемонии бракосочетания.

Есть и такие государства, в которых заключение брака возможно лишь в церковной форме (Греция, Кипр).

В настоящее время в таких странах, как Дания, Испания, Нидерланды, Норвегия, Швеция допускаются однополые союзы, в других – в частности, в России – однополые браки не разрешены.

Пункт 2 статьи 158 Семейного кодекса России предусматривает, что брак между иностранными гражданами, заключенный за пределами терри тории России с соблюдением законодательства государства, на территории которого брак заключается, признается действительным в России.

Противоречия и несогласованности в семейном праве отдельных го сударств нередко приводят к тому, что брак, расторгнутый в одной стране, в другой стране рассматривается как существующий. В данном случае раз вод носит название «хромающий развод».

Самой либеральной европейской страной по вопросам разводов яв ляется Швеция, до недавнего времени законодательство Бельгии пред усматривало лишь два повода для расторжения брака – недостаточное внимание семье со стороны одного из партнеров или раздельное про живание в течение двух лет. Новое законодательство упростило норма тивные рамки бракоразводного процесса, в частности, сократив время раздельного проживания до одного года. На Мальте развод запрещен.

Различные подходы к бракоразводному процессу приводят к «хромаю щим разводам».

В тех странах, где развод допускается, коллизионные нормы по дан ному вопросу разнообразны. Расторжение брака подчиняется либо закону гражданства супругов или супруга (большинство стран континентальной Европы), либо закону места жительства супругов (Великобритания) [3].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.