авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Cеверо-Западная академия государственной службы» НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ...»

-- [ Страница 6 ] --

ИКОМОС (ICOMоS – International Council on Monuments and Sites) – Международный совет по охране памятников и исторических мест. Осно ван в 1956 году после принятия Венецианской хартии с целью поддержки идеи и методики охраны памятников и достопримечательных мест. Совет осуществляет оценку объектов, предлагаемых к включению в Список Все мирного наследия, а также сравнительный анализ, техническую поддержку и составление периодической отчетности о состоянии включенных в Спи сок объектов. Совет является одним из ведущих членов информационной сети Всемирного наследия.

МСОП (IUCN – Internationale Union for Conservation of Nature) – Меж дународный союз охраны природы и естественных богатств. Международная неправительственная организация, осуществляющая подготовку рекоменда ций Комитету Всемирного наследия по включению в Список объектов при родного наследия, а также готовящая отчеты о состоянии сохранности вклю ченных в Список объектов через международную сеть специалистов. МСОП был создан в 1948 году, расположен в Швейцарии, имеет более 850 членов.

ОГВН (OWHC) – Организация городов Всемирного наследия. Основана в 1993 году для развития сотрудничества между городами Всемирного насле дия, в особенности в рамках выполнения Конвенции. Способствует обмену знаниями и опытом управления, а также взаимной материальной поддержке в деле охраны памятников и исторических мест. Особый подход заключается в необходимости более динамичного управления расположенными в городах Замыслова А. В. Охрана культурного наследия объектами из-за повышенной антропогенной нагрузки. К настоящему вре мени в мире насчитывается более 100 городов Всемирного наследия [2].

На данный момент Конвенцию «О сохранении культурного и при родного наследия» ратифицировали 186 стран-участниц. Росиия стала участницей этой Конвенции в 1988 году и с этого момента внесла в Спи сок Всемирного наследия охраняемых объектов 15 уникальных памятни ков культуры. Это архитектурный ансамбль Кижского Погоста Республики Карелия, Московский Кремль и Красная площадь, исторический центр Великого Новгорода и памятники его окрестностей, ансамбль «Соловец кие острова» Архангельской области, белокаменные памятники Владимира и Суздаля, Церковь Вознесения в Коломенском, архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой лавры в Сергиевом Посаде, ансамбль Ферапонтова мо настыря, комплекс «Казанский Кремль», Новодевичий монастырь, Дер бент, исторический центр Ярославля. Первым же объектом, занесенным в Список Всемирного наследия в России в 1990 году, стал исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников.

Наиболее серьезные вызовы, с которыми сталкивается сегодня Кон венция о Всемирном наследии, порождают исторические города. А точнее две основные проблемы, интенсивно развивающиеся в последние годы и представляющие угрозу историческим городам: стандартная современная архитектура и высотные конструкции внутри или рядом с историческими центрами городов. С одной из этих проблем столкнулся и Санкт-Петербург, который является уникальным примером исторического города, социально экономические параметры которого радикально изменились более чем за 300 лет существования, а исторический городской ландшафт остался преж ним. Одной из основных особенностей этого ландшафта является его гори зонтальность, именно она признана ключевой характеристикой города.

В 2006 году Газпром начинает подготовку к строительству делового квартала в Санкт-Петербурге. Предполагаемая высота небоскреба, проект которого принадлежит Британским архитеторам, – 403 метра. Местораспо ложение будущего небоскреба – правый берег Невы в нескольких сотнях метров от Смольного собора и женского монастыря XVIII века (архитек тор Франческо Растрелли). Уже на начальных этапах реализации проект столкнулся с противодействием как различных организаций, так и жителей города. Башня Охта-Центра визуально влияет на городские панорамы, ко торые, имея непосредственное отношение к историческому центру Санкт Петербурга, являются объектом Всемирного культурного наследия.

В начале декабря 2006 года ситуацией вокруг планируемого строитель ства заинтересовалось ЮНЕСКО: директор Центра Всемирного наследия Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики ЮНЕСКО Франческо Бандарин направил письмо в представительство по стоянной делегации России в ЮНЕСКО с напоминанием об обязанности стран – участников Конвенции информировать Комитет Всемирного на следия обо всех проектах, которые могут нарушить визуальную целостность охраняемых объектов.

В июне 2007 года в Новой Зеландии прошла 31 сессия Комитета Все мирного наследия ЮНЕСКО. В решение сессии по объекту Всемирного на следия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанная с ним группа памятников» отмечено, что «планы, предоставленные страной-участницей, не соответствуют требованиям Комитета», тогда же и принята настоятель ная рекомендация к органам власти России «приостановить реализацию проекта, включая разрешения на проведение работ, пока все относящиеся к делу материалы не будут рассмотрены, и пока не будет проведена всесто ронняя оценка угроз объекту Всемирного наследия».

В июне 2008 года ряд СМИ опубликовал заявление Франческо Бан дарина о готовности внести Санкт-Петербург в «черный» список миро вых ценностей, находящихся в опасности. Это решение было принято во время проходившей в Канаде 32 сессии ЮНЕСКО. Следующее заседание Комитета культурного наследия, на котором будет обсуждаться дальней шая судьба Охта-Центра, а также статуса Санкт-Петербурга, как объекта, входящего во Всемирный список культурного наследия, состоится 1 фев раля 2010 года.

Таким образом, можно заключить, что сохранение культурного насле дия стало рассматриваться как задача большой общественной значимости.

Важнейшим документом в области охраны культурного наследия является Конвенция об охране Всемирного культурного и природного наследия. Она касается памятников, культурных и природных объектов, имеющих исклю чительную ценность для всего человечества. Несмотря на то, что в обще ственном сознании постепенно формируется понимание важности защиты памятников культуры, Конвенция сталкивается с рядом проблем по сохра нению культурного наследия человечества. К основной из них можно отне сти недостаточную разработанность правовых аспектов охраны культурных ценностей на национальном уровне. Наиболее значительный вклад по со хранению культурного наследия осуществляют международные организа ции, действующие под эгидой Организации Объединенных Наций, особен но ЮНЕСКО, и организации Системы Всемирного наследия.

1. Конвенция «Об охране Всемирного культурного и природного насле дия». [Электронный ресурс] // Официальный сайт ООН. URL: http:// Каранатова Л. Г. Особенности размещения публичных заказов...

www.un.org/russian/documen/convents/cultural_heritage.pdf (дата обраще ния 09.02.2010).

2. Управление и сохранение исторических центров городов, внесенных в Список Всемирного наследия : итоговый доклад Региональной кон ференции стран Восточной и Центральной Европы. [Электронный ре сурс] // Интернет-портал Администрации Санкт-Петербурга. 29.10.2009.

URL: http://www.gov.spb.ru/Document/1178269541.doc (дата обращения 09.02.2010).

Каранатова Л. Г.

Особенности размещения публичных заказов ведущими международными организациями Значительный интерес представляет собой опыт закупок за счет обще ственных средств так называемыми международными финансовыми ин ститутами (МФИ). При этом независимо от страны реализации проекта способы и правила проведения закупок по проектам МФИ являются не изменными и четко регламентированными, что выгодно отличает их от отечественной практики госзакупок.

Следует отметить, МФИ являются крупными международными неком мерческими организациями, цель деятельности которых состоит в разви тии определенных отраслей экономики разных стран или регионов мира.

МФИ аккумулируют значительные объемы денежных средств (полученных за счет взносов участников, а также за счет коммерческой деятельности – как правило, предоставление ресурсов осуществляется на принципах кре дитования, то есть на возвратной платной основе) и реализуют крупные международные коммерческие и некоммерческие проекты.

Поскольку проекты финансируются за счет средств международных фи нансовых институтов, то и правила расходования этих средств, в том числе и правила проведения закупок, ими же и устанавливаются. В соглашениях с МФИ о предоставлении кредитных ресурсов принято ставить ссылку на эти правила. Поскольку такие соглашения имеют статус международных, применяются правила закупок МФИ, а не национальные правила и про цедуры закупок продукции для государственных нужд [8, с. 15].

Среди наиболее известных МФИ можно назвать:

– Всемирный банк (World Bank Group), который включает в себя Международный банк реконструкции и развития (International Bank for Reconstruction and Development), Международную ассоциацию Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики развития (International Development Association) и ряд других струк тур [5, с. 284];

– Европейский банк реконструкции и развития (European Bank for Re construction and Development);

– Азиатский банк реконструкции и развития (Asian Bank for Reconstruction and Development) – для поставщиков, зарегистриро ванных в Азии;

– различного рода фонды (Soros Foundation, Know-How Foundation, USAID и т. п.) и ряд других организаций.

Из всех существующих в настоящее время МФИ в России наиболее из вестны Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития.

Ежегодно только Всемирный банк выделяет порядка 20–25 миллиардов долларов на различные проекты по всему миру. Большая часть этих средств расходуется на закупку товаров, консультационных услуг и строительных работ. Для исполнения целей проектов заключается порядка 40 тысяч кон трактов в год с коммерческими структурами. Причем суммы контрактов ва рьируются от нескольких тысяч до нескольких десятков миллионов долла ров [2, с. 295]. По данным Всемирного банка, к маю 2008 г. в нашей стране действовало 25 проектов на общую сумму около 10 миллиардов долларов, финансируемых за счет его средств [8, с. 15].

За небольшим исключением, закупки производятся на основе конкурс ных процедур, изложенных в соответствующих нормативных и методиче ских документах [2, с. 295]. Правила закупок товаров и работ в проектах, финансируемых Всемирным банком, прописаны в «Руководстве по закуп кам по займам МБРР и кредитам МАР» (далее – Руководство) и предусма тривают следующие способы закупки:

– международные конкурсные торги (International Competitive Bid ding);

– национальные конкурсные торги (National Competitive Bidding);

– международные закрытые торги (Limited International Bidding);

– запрос котировок (Shopping);

– закупки у единственного источника (Direct Contracting).

В Руководстве четко определены сроки проведения отдельных процедур, последовательность действий при наступлении тех или иных обстоятельств, права и обязанности сторон в любой возможной ситуации, причем наибо лее детально описана процедура проведения международных конкурсных торгов как наиболее сложного способа закупки.

С сокращением объема государственных заимствований в России все большую роль начинает играть Европейский банк реконструкции Каранатова Л. Г. Особенности размещения публичных заказов...

и развития (ЕБРР), который предоставляет средства не только правитель ству, но и негосударственному сектору экономики. В этой связи особое значение имеет программа микрокредитов ЕБРР для субъектов частного бизнеса, в том числе без предоставления государственных гарантий. Рос сия является наиболее крупным клиентом ЕБРР (объем финансовых обя зательств банка в нашей стране составляет порядка 38 % от всех его финан совых обязательств). Правила закупок по проектам ЕБРР сформулированы в отдельном документе – «Правилах закупок в проектах, финансируемых Европейским банком реконструкции и развития».

Можно сказать, что используемые международными финансовыми институтами способы закупок, а также правила их выбора и процедуры в рамках проводимых ими проектов во многом схожи с правилами и проце дурами, описанными Типовым законом ЮНСИТРАЛ «О закупках товаров (работ) и услуг».

Следует отметить, что Типовой закон ЮНСИТРАЛ «О закупках товаров (работ) и услуг» является документом, который аккумулировал весь имею щийся международный опыт и практические наработки в области как госу дарственных, так и общественных закупок в условиях рыночной экономи ки. Он принят в 1994 г. на 27-й сессии Комиссии ООН по праву междуна родной торговли. Данный закон разработан Организацией Объединенных Наций в качестве модельного по построению современной эффективной рыночной модели размещения государственного заказа и предназначался в первую очередь для стран Восточной Европы с переходным типом эконо мики, а также для развивающихся государств.

Основными целями Типового закона ЮНСИТРАЛ являются макси мальное развитие конкуренции, обеспечение справедливого отношения к поставщикам и повышение уровня открытости и объективности при про ведении госзакупок. Закон рекомендуется применять во всех случаях про ведения государственных закупок, за исключением закупок, связанных с обеспечением национальной обороны и безопасности [8, с. 13]. К числу базовых положений этого документа относятся:

1. В части открытости и прозрачности – ведение отчетности о проведе нии закупок в письменной форме (отчетность должна отражать все суще ственные меры, принимаемые государственными заказчиками при прове дении конкурсов и иных способов закупок). Также должно осуществляться публичное уведомление как о намерении государственных заказчиков за ключить государственные контракты, так и о подписании этих контрактов.

2. В части квалификации – четкая регламентация возможных требова ний к квалификации поставщиков, порядок и процедуры изучения квали Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики фикации, а также порядок проведения предварительного квалификацион ного отбора.

3. В части процедур – открытый конкурс в качестве основного способа закупок. Кроме открытого конкурса предусматривается закрытый конкурс, запрос котировок и закупка у единственного источника для простой про дукции;

двухэтапные конкурсы, конкурентные переговоры, запрос предло жений для закупки сложной продукции и консультационных услуг.

4. Процедура открытого конкурса предусматривает: публикацию из вещения;

направление потенциальным поставщикам условий конкурса (конкурсная документация);

подготовку конкурсных заявок, включая из менения и разъяснения;

подачу конкурсных заявок;

публичную процедуру вскрытия конкурсных заявок;

оценку заявок;

акцепт заявок и вступление договора о поставках в законную силу. В законе также описаны процедуры иных способов закупок, достаточно детальное определение дано процеду рам закупок услуг (двухэтапные конкурсы, запрос предложений и конку рентные переговоры).

5. В части разрешения разногласий сторон законом предусмотрено пра во поставщика (подрядчика) на обжалование размещения государственно го заказа в закупающей организации, а также в административном или су дебном порядке.

В настоящее время можно утверждать, что Типовой закон ЮНСИТРАЛ сыграл свою роль модельного закона. В основе действующего законода тельства Российской Федерации, Казахстана, Киргизии и других стран СНГ и Восточной Европы лежат положения и подходы данного документа.

Всемирная торговая организация (ВТО) также выработала комплекс рекомендаций по организации системы государственных закупок. По ряду моментов они отличаются от положений по закупкам Типового закона ЮНСИТРАЛ, однако также имеют высокий уровень проработанности, от крытости и формализованности правил [2, с. 295].

Можно сказать, что вторым по значимости международным докумен том является многостороннее Соглашение по правительственным закуп кам (Agreement on Government Procurement) [8, с. 14]. Данное соглашение принято по результатам Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров в 1994 г. Оно является одним из элементов Генерального со глашения по торговле и тарифам (ГАТТ) и заключается странами в рамках участия во Всемирной торговой организации (ВТО) [3, с. 450].

Подписание Соглашения по правительственным закупкам не является обязательным условием для вступления страны в ВТО, но в последнее де сятилетие появилась устойчивая тенденция: ведущие страны – участницы Каранатова Л. Г. Особенности размещения публичных заказов...

ВТО (США, страны Евросоюза, Канада, Израиль, Япония, Швейцария) считают подписание данного документа в ходе двусторонних переговоров со странами-претендентами непременным условием. Однако к маю 2008 г.

только 39 из 152 стран – участниц ВТО подписали Соглашение по прави тельственным закупкам.

Соглашение должно способствовать открытию национальных рынков госзакупок и предоставлению поставщикам из стран, подписавших дан ный документ, равных с национальными поставщиками условий участия.

Целями данного документа являются развитие международной торговли, запрет на дискриминацию иностранных поставщиков, обеспечение про зрачности законодательства и применяемых процедур закупок.

Таким образом, государственные заказчики не должны предоставлять каким-либо отдельным поставщикам или группам поставщиков (сформи рованным по национальному или иному признаку) льготных условий по лучения госзаказов. Запрещается установление к закупаемой продукции технических требований, ограничивающих международную торговлю;

тех нические требования к закупаемым товарам, работам или услугам должны базироваться на международных стандартах.

Соглашением о правительственных закупках определены три вида процедур размещения госзаказа: открытые, селективные и ограниченные.

Открытыми являются процедуры, при которых заявку могут представить любые заинтересованные поставщики товаров или услуг. Селективными считаются процедуры, при которых заявку вправе подать только поставщи ки, получившие от закупающего ведомства соответствующее предложение.

Ограниченные процедуры – действия, при которых закупающее ведомство вступает в контакт с поставщиками товаров или услуг индивидуально, стро го на установленных соглашением условиях.

Процедуры торгов и иных способов закупки должны соответствовать определенным правилам. В частности:

– запрещается предоставлять каким-либо поставщикам или группам поставщиков информацию о проведении госзакупок на льготных условиях;

– публикация информации о проведении торгов должна осуществлять ся, в том числе, в международных изданиях на одном из официаль ных языков ВТО;

– квалификационные требования должны быть едиными для всех по ставщиков – участников процедур закупок;

– при проведении торгов срок подготовки заявок не должен быть ме нее 40 дней, в остальных случаях – не менее 25 дней;

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики – устанавливаются требования к содержанию документации по торгам (конкурсной документации);

– определены условия подачи и вскрытия конкурсных заявок, обеспе чивающие соблюдение гласности и сохранности предложений, а так же принят ряд других условий, направленных на обеспечение конку ренции и прозрачности процесса госзакупок [8, с. 14].

Следует отметить, что правила ВТО являются правовой и политической основой развития международной торговли. Регламентируя поведение членов Организации, они создают условия, при которых максимальное количество стран получает возможность увеличить объем своей внешней торговли. Соблюдение этих правил имеет определяющее значение для ли берализации международной торговли [6, с. 53].

Значительность доли, приходящейся на госзакупки, и большое количе ство стран-членов, определяемое различным уровнем развития и емкости государственного сектора, потребовали специфического законодательного подхода к регулированию размещения госзаказа в странах Европейского союза. Сегодня размещение государственных заказов в ЕС регламентирует ся (в зависимости от объемов и других условий) тремя уровнями законода тельного регулирования: международным, законодательством Евросоюза и национальным.

К международному регулированию закупок Евросоюза в первую оче редь относятся требования ранее упомянутого Соглашения о правитель ственных закупках Всемирной торговой организации. При регламентации на уровне Евросоюза действует ряд правовых актов, обеспечивающих еди ные условия проведения закупок для государственных нужд. Необходимо отметить, что период с 2004 по 2006 гг. являлся переходным, когда парал лельно действовали два вида документов – «старые» директивы и заменяю щие их «новые».

Принципиальные изменения в регламентации государственных заку пок Евросоюза направлены на совершенствование нормативно-правовой базы и предполагают:

– исключение из сферы действия общего законодательства по государ ственным закупкам отдельных секторов экономики, традиционно являющихся естественными монополиями (водоснабжение, энерге тика, транспорт и сфера почтовых услуг);

– введение в практику закупок более гибких процедур, в частности процедуры конкурентных переговоров, а также заключение рамоч ных соглашений;

Каранатова Л. Г. Особенности размещения публичных заказов...

– учет новых форм организации и ведения бизнеса: концессии и другие формы партнерства между частным и общественным секторами;

– внедрение электронных закупок.

Евросоюз рассматривает государственные закупки как инструмент не только для удовлетворения текущей деятельности органов государствен ного управления, но и для реализации социальной политики. В частности, в коммюнике «О законодательстве Европейского сообщества в области государственных закупок и использовании государственных закупок для проведения социальной политики» указывается, что при заключении контрактов на поставки продукции для государственных и общественных нужд необходимо принимать во внимание социальные цели. Особо от мечается, что реализация социальных программ возможна в рамках суще ствующего законодательства и практики его применения. Указываются и основные методы осуществления социального подхода при закупках, в числе которых:

– разработка соответствующих технических спецификаций и условий контракта, включая требования к условиям работы;

– исключение из числа поставщиков тех, деятельность которых не со ответствует законодательству в области социальной сферы;

– использование дополнительных социальных критериев при выборе поставщиков.

Этот же документ предусматривает реализацию экологической полити ки при размещении госзаказов: разработку соответствующих технических спецификаций;

использование определенного сырья и материалов;

ис пользование специфических технологических процессов;

выбор соответ ствующих поставщиков;

рекомендации по оценке предложений и выбору наилучшего предложения с учетом экологических требований.

Закупки стран, входящих в Евросоюз, по-прежнему осуществляются органами государственного управления согласно национальному законо дательству. Однако при этом во внимание принимаются не только нацио нальные правила закупок, но и законодательство, и рекомендации Евро пейского сообщества, установленные в ранее упоминаемых директивах.

В странах ЕС есть две доминирующие модели организации закупочной деятельности: распределенная (децентрализованная) и централизованная.

При распределенной модели каждое подразделение компании (департа мент, министерство и т. д.) проводит необходимые для удовлетворения сво их нужд закупки самостоятельно. С этой целью в его структуре создаются специализированные закупочные отделы или иные аналогичные по функ циям единицы.

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Централизованная модель предусматривает создание своеобразного закупочного центра, куда стекаются заявки на закупки от подразделений.

В случае максимального уровня централизации формируется специальное ведомство, отвечающее за все госзакупки, или соответствующий закупоч ный департамент для крупной компании [1, с. 20]. Для децентрализованной модели необходимо: 1) в каждой компании (министерстве, департаменте) создать специальные отделы и укомплектовать их специалистами соответ ствующей квалификации;

2) произвести значительные расходы на матери альное обеспечение создаваемых отделов оргтехникой, международной свя зью и системой сохранности конфиденциальности документов;

3) создать в каждой компании межведомственную тендерную комиссию, укомплек тованную опытными специалистами (как самой компании, так и привле ченными) [4, с. 2].

Обе модели давно используются во всем цивилизованном мире. Так, на пример, в Великобритании они являются прерогативой Государственного казначейства (Her Majesty’s Treasury) [7, с. 68]. Анализ описанных моделей закупок позволяет выделить в каждой имеющиеся достоинства и недостат ки (см. табл. 1).

Таблица Использование доминирующих в странах ЕС моделей организации закупочной деятельности Централизованная модель Децентрализованная модель Обеспечивает низкие цены за Достаточно гибкая модель Плюсы счет крупных оптовых закупок Менее мобильна и не всегда Является весьма затратной учитывает все нюансы в заявках из-за необходимости создания Минусы на приобретение необходимых в каждой крупной компании товаров, работ и услуг своего специализированного отдела В ЕС наиболее эффективным оказывается комбинирование моделей, когда, например, общее руководство закупочной деятельностью (разра ботка нормативно-правовой базы, планирование, контроль и координа ция) осуществляет министерство финансов или экономики, в частности, путем формирования бюджета, а конкретные закупки проводятся специ ализированными закупочными структурами (отделами). Именно такую структуру имеет система государственных закупок в Великобритании, где Каранатова Л. Г. Особенности размещения публичных заказов...

помимо главного координирующего ведомства – Казначейства – дей ствуют специализированные отраслевые закупочные службы, такие как National Health Service Supplies (служба закупок для системы националь ного здравоохранения) [1, с. 21].

В европейских странах предметы госзакупок принято подразделять на товары, работы и услуги. По классификации, предложенной ЮНСИТРАЛ, к товарам обычно относят сырье, изделия, оборудование и предметы в твер дом, жидком или газообразном состоянии, электрическую энергию, а так же услуги, сопутствующие поставкам товаров, если стоимость таких услуг не превышает цены самих товаров.

Под работами подразумевают любую деятельность, связанную со строи тельством, реконструкцией, сносом или ремонтом зданий, сооружений или объектов, в том числе подготовку строительной площадки, выемку грунта, возведение, сооружение, монтаж и отделку, а также сопутствующие строи тельные услуги, такие как бурение, геодезические работы, аэро- и спутни ковая съемка, сейсмические исследования и аналогичные услуги, если их стоимость не превышает стоимости работ.

Наконец, к услугам, методом исключения, относят любой предмет за купок, помимо товаров и работ.

Законодательное регулирование различных категорий закупок обычно различается, причем в первую очередь это касается используемых тендер ных процедур и способов определения победителей.

Анализ европейского опыта применения различных закупочных про цедур показывает, что одной из наиболее эффективных форм организации крупных закупок товаров, работ и услуг является проведение открытых конкурсов.

Помимо открытых и закрытых одно- и двухэтапных конкурсов, методов запроса котировок и закупки у единственного источника, хорошо знакомых по отечественной практике госзакупок, в некоторых странах используют также методы запроса предложений и конкурентных переговоров. Запросы предложений направляются не менее чем трем поставщикам. Заказчик (за купающая организация) устанавливает критерии для оценки предложений, их относительное значение и порядок применения при оценке. Данные критерии касаются относительной управленческой и технической компе тентности поставщика, эффективности представленного им предложения, с точки зрения решения поставленной задачи, а также его цены, включая расходы на эксплуатацию, обслуживание и ремонт.

В данной ситуации допустимо проведение переговоров, запрос или разрешение заказчиком пересмотра предложений. Переговоры носят Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики конфиденциальный характер, и возможность участвовать в них предостав ляется всем претендентам, которые внесли предложения, и предложения которых не были отклонены. Затем заказчик предлагает поставщикам пред ставить к определенной дате свои окончательные варианты, из которых и выбирается наилучший.

В некоторых странах ЕС местным поставщикам и подрядчикам при госзакупках предоставляются различного рода преференции, обычно на уровне 5–10%. Однако встречаются и исключения: например, в Венгрии уровень преференций в течение определенного периода составлял 20%.

В некоторых странах часть государственного заказа резервируется для определенных категорий поставщиков, в частности для малого бизнеса. Ино гда с этой же целью крупные лоты умышленно делят на более мелкие лоты.

Помимо специальных ограничений доступа иностранных поставщиков к госзаказам все чаще используются менее явные способы, такие как та моженные пошлины и нетарифные ограничения (стандарты, сертификаты, лицензии и т. п.), а то и прямой запрет. Сейчас эта практика – во многом благодаря деятельности международных организаций (в первую очередь, ВТО) – постепенно сокращается, но полностью отойдут от нее, по всей ви димости, еще не скоро.

На основании вышеизложенного материала можно сформулировать следующие выводы:

1. Международное сообщество активно использует конкурсные техно логии заключения контрактов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг при расходовании общественных и государственных средств.

При этом наиболее распространенной формой размещения государствен ного заказа (заказа международных финансовых организаций) является от крытый конкурс.

2. Конкурентные закупки способствуют снижению затрат на приобре тение товаров, работ и услуг и снижают уровень коррупции при размеще нии заказов за счет государственных или общественных средств.

3. Международные организации, такие как ВТО, Всемирный банк и ЕБРР, а также объединение стран – ЕС, для размещения заказов использу ют собственные нормативно-правовые акты, правила и соглашения. К ним относятся: Соглашение по правительственным закупкам ВТО, Руководство МБРР «Закупки по займам МБРР и кредитам МАР», а на уровне Евросоюза действует ряд правовых актов, обеспечивающих единые условия проведе ния закупок для государственных нужд. В то же время, Евросоюзом учиты ваются особенности законодательства стран-участниц.

Карасев А. Л. Сохранение Всемирного наследия...

Андреева А. Мировой опыт госзакупок // Бюджет. 2008. № 10. С. 20–25.

1.

Кузнецов К. В. Настольная книга поставщика и закупщика: торги, кон 2.

курсы, тендеры. М.: Альпина Паблишер, 2003.

3. Международные экономические отношения / под ред. Е. Ф. Жукова.

М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1999.

Мирахмедов М. М. Взгляд на тендеры в системе Государственных за 4.

купок товаров, работ и услуг в Республике Узбекистан / М. М. Ми рахмедов, Ш. А. Иргашев // Сайт Узбекской Ассоциации инженеров консультантов и строителей. [Электронный ресурс]. URL: http://www.

uzace.org/#content/publications (проверено 15.02.2009).

Пасс К. Словарь по экономике / К. Пасс, Б. Лоуз, Л. Дэвис;

перевод под 5.

ред. П. А. Ватника. СПб.: Экономическая школа, 1998.

Стюарт Т. Правила ВТО и Россия / Т. Стюарт, Э. Дуайер, П. Макдонав.

6.

М.: Международные отношения, 2005.

7. Финансы / под ред. Л. А. Дробозиной. М.: ЮНИТИ, 2002.

Храмкин А. Международный опыт построения системы госзакупок // 8.

Бюджет. 2008. № 9. С. 13–18.

Карасев А. Л.

Международное сотрудничество в области сохранения Всемирного наследия Красота стала одной из величайших загадок нашего времени, таин ственной силой, связывающей творения древних египтян со статуями на ших соборов или ацтекских храмов, со скульптурой пещерных храмов Ин дии и Китая, с картинами Сезанна и Ван Гога, с величайшими шедеврами прошлого и настоящего, вошедшими в сокровищницу, которая впервые воспринимается нами как всеобщее достояние.

Наше время – эпоха величайшего возрождения, силы и масштабы ко торого затмят, возможно, эпоху Ренессанса. Впервые человечество обрело всеобщий язык искусства. Мы ясно ощущаем его силу, хотя и плохо знаем его природу. Источником этой силы, безусловно, является то, что сокро вищница искусства, впервые открытая всему человечеству, показала нам блестящую победу творений рук человеческих над смертью. Это вечно жи вая сокровищница противопоставляет тайну своей жизненности жестокой силе тления, которая заставляет гибнуть цивилизации [3].

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Всемирное наследие – ценная память человечества. Его материаль ная и культурная ценность незаменима и несопоставима. Живописные природные ландшафты и историко-культурные достопримечательно сти – прежде всего свидетели истории. Вместе с тем это – неиссякаемая движущая сила и духовная пища для продолжения и развития цивилиза ции страны и нации.

С другой стороны, Всемирное наследие – общечеловеческое достояние, которому принадлежит важная вспомогательная роль в содействии обме нам, взаимопониманию и совместному процветанию людей различных стран и национальностей с разными культурными традициями. Органи зованная и планомерная систематизация и охрана памятников культуры и природных ландшафтов – общий долг человечества, отражение его ува жительного подхода к истории, традициям и всем достижениям цивилиза ции. Такие основные цели предусмотрены в международных Конвенциях об охране Всемирного наследия [4, 5].

Творческое многообразие людей и культур составляет суть идеи Все мирного наследия. Странная способность современных обществ уничто жать свои собственные следы заставляет нас рассматривать сохранение Всемирного наследия как долг перед памятью. Нельзя сводить культур ное наследие конкретного общества лишь к его материальным формам.

Именно люди являются наиболее важными памятниками своих культур, а значит, подлинное общее наследие человечества – это его творческое многообразие [9].

Проблема сохранения культурного и природного наследия касается не только отдельных стран, но и человечества в целом. Сохранение памят ников природы и культуры, имеющих выдающуюся универсальную цен ность, предполагает взаимопонимание и сотрудничество на планетарном уровне.

Изучение и сохранение Всемирного наследия является всеобщей гума нитарной задачей. Культурные и природные достояния нашей планеты – это наследие, которое должно сохраняться для будущих поколений. Объек ты наследия принадлежат не только тем государствам, где они расположены, но и всему человечеству. Главным условием сохранения наследия является формирование эмоционально-ценностного отношения к миру. Такое отно шение не может существовать без уважения и любви к тому, что создано в течение длительной истории развития Земли и общества, без благогове ния перед ценностями Природы и Культуры. Для того чтобы обеспечить эмоционально-ценностное отношение к наследию, мы должны это насле дие видеть, понимать, чувствовать и любить [2].

Карасев А. Л. Сохранение Всемирного наследия...

Для сохранения и развития Всемирного культурного и природного на следия необходимо, чтобы о Конвенции и об усилиях, предпринимаемых в этой сфере ЮНЕСКО, было известно не только специалистам, но и всем людям, живущим в разных странах, так как именно они являются истин ными хранителями этого наследия. Поскольку молодежь наследует эти уникальные ценности, очень важно, чтобы она принимала самое активное участие в процессе его сохранения и приумножения.

Безусловно, в нашей стране на сохранение историко-культурного на следия выделяется мало средств. Многим кажется, что главное – это вло жить больше на восстановление соборов и различных памятников, на создание заповедных территорий и т. п. Но это не решает главной задачи:

никаких средств не хватит, если у населения не будет интереса к историко культурному наследию, не будет понимания его значения.

Почему даже образованному человеку кажется, что историко-культурное наследие – не его дело, а дело специалистов, ученых, тех инстанций, кото рые должны за это наследие отвечать, подобно тому, как отдельные орга низации должны отвечать за чистоту во дворе, на улице и в городе, за бла гоустройство городской территории, за оформление ее в праздники.

Нельзя не учитывать и кризис у широких слоев населения страны исто рических и культурно-региональных форм сознания. Отрицание после ре волюции культуры прошлого как буржуазной, религиозной, эксплуататор ской, несправедливой, подчеркивание и культивирование ценностей новой социалистической культуры способствовали девальвации исторического прошлого, вели к обесцениванию его и всего, что с ним связано – памят ников, среды, действующих культовых учреждений и сооружений и т. п.

Параллельно формировался и соответствующий взгляд на культурно историческое наследие, которое стало осмысляться не в связи с традицией жизни населения, общины, землячества, а соединяться с символами госу дарственности, централизованной власти, ритуалом торжественного со держания. Сегодня растет понимание того, что необходимо восстановить историческое и культурно-региональное сознание, пересматривается по нимание культурно-исторического наследия [8].

Мировое сообщество после разрушительных войн XX столетия осо знанно пришло к необходимости выявлять, изучать и сохранять уникаль ные природные и культурные достояния планеты. В результате в 1972 г. на Генеральной конференции ЮНЕСКО была принята Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия, воплотившая стремле ние сохранить наше наследие и в целостности передать его будущим по колениям [1, 10].

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики По состоянию на 1 июля 2009 г. в списке Всемирного наследия на ходятся 890 объектов (в том числе 689 – культурных, 176 – природных и 25 – смешанных) в 148 странах: отдельные архитектурные сооружения и ансамбли – Акрополь, соборы в Амьене и Шартре, исторический центр Варшавы (Польша) и Санкт-Петербурга (Россия), Московский Кремль и Красная площадь (Россия) и др.;

города – Бразилиа, Венеция вместе с лагуной и др.;

археологические заповедники – Дельфы и др.;

националь ные парки – Морской парк Большого Барьерного Рифа, Йеллоустонский (США) и другие [10].

Изучение и сохранение Всемирного наследия является всеобщей гу манитарной задачей. Однако в нашей стране внимания к проблемам сохранения и изучения Всемирного наследия, особенно на школьном уров не, уделяется недостаточно. Не является исключением и школьная геогра фия как одна из дисциплин, изучающая объекты Всемирного наследия.

Гуманизация общества является ведущим фактором общественного развития в XXI столетии. Это целая жизненная философия, утверждаю щая идеологию гуманизма в отношении к людям, к природе, к плодам человеческого труда, определяющая характер человеческого общежития.

Естественно, что гуманизация как сквозное направление стала пронизы вать и науку, и образование. Происходит гуманитаризация образования, меняется соотношение гуманитарных и технических предметов. Одно временно в воспитании молодежи усиливаются поликультурные, интер национальные аспекты.

В этом направлении протекает и процесс гуманизации школьной гео графии, которому в большинстве зарубежных стран уделяется повышенное внимание. При этом учебная география исходит из общих положений, дав но уже сформулированных ООН, ЮНЕСКО. Неслучайно именно на них опирается Международная хартия географического образования, ссылаю щаяся на всеобщую декларацию прав человека, где говорится о том, что об разование должно быть направлено на полное развитие человека, уважение его прав и основных свобод, оно должно проводить идею взаимопонима ния, терпимости и дружбы между всеми народами, расовыми и религи озными группами и способствовать деятельности ООН, направленной на поддержание мира [6].

Вопрос о значении Всемирного наследия в современном образовании за последнее время неоднократно поднимался в различных кругах. Авторы многих научных направлений указывают на необходимость изучения Все мирного наследия в школе на уроках географии, биологии, истории, ино странных языков и др.

Карасев А. Л. Сохранение Всемирного наследия...

Обращение общества к человеку, а школы – к ученику предполагает существенную гуманизацию содержания географического образования.

В связи с этим в содержании курсов большое внимание уделено обще ственной географии, регионально-страноведческой составляющей, уси лена междисциплинарная интеграция, связи с различными областями на учных знаний.

География – единственная учебная дисциплина, изучающая при родные и социально-экономические явления и процессы в их взаимо связи, что позволяет показать специфику антропогенного воздействия на различные природные комплексы, объяснить способы организации ра ционального природопользования [7]. Поэтому в содержании школьно го географического образования находят отражение как природные, так и культурные объекты Всемирного наследия.

В рекомендованных Министерством образования РФ программах по географии предусматривается изучение Всемирного наследия.

Например, в школьном курсе географии 6 класса:

– формирование начальных представлений об уникальности планеты Земля и ее оболочек на конкретных примерах объектов Всемирного наследия, в основном природного характера, – гора Джомолунгма, вулкан Килиманджаро, водопад Виктория, озеро Байкал, Большой Барьерный риф и др.);

– изучение географической номенклатуры Всемирного наследия.

Или в школьном курсе географии 7 класса:

– расширение знаний об уникальных природных объектах в различ ных регионах и странах мира (формы и методы охраны природных территорий – заповедники, национальные парки);

– формирование знаний об уникальном культурном и духовном (не материальном) наследии человечества в различных регионах и стра нах мира;

– изучение географической номенклатуры Всемирного наследия.

Для того чтобы выяснить, насколько знания о Всемирном наследии школьников, прошедших курсы 6 и 7 классов, соответствуют требованиям программ, в нескольких школах Санкт-Петербурга был проведен экспери мент, в котором участвовали учащиеся 8 классов. Они отвечали на вопро сы, сформулированные специалистами с целью уяснить уровень знаний школьников.

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Таблица Вопрос: что такое «Всемирное наследие»?

Варианты ответов Ответы школьников, % Не знаю Неправильные ответы Близкие по смыслу ответы Правильные ответы На первый вопрос (см. табл. 1) чуть более половины детей (56%) от ветили «не знаю», то есть они не имеют никакого представления, о чем идет речь. Пятая часть школьников (19%) попыталась ответить на этот во прос, но ответила неправильно. Еще одна пятая (20%) опрашиваемых дала ответы близкие по смыслу, то есть точного ответа дети не знают, но что-то где-то слышали. И лишь 5% восьмиклассников знают, что такое Всемирное наследие. Следовательно, только четверть школьников вообще слышала про Всемирное наследие.

Таблица Вопрос: для чего нужно Всемирное наследие?

Варианты ответов Ответы школьников, % Не знаю Неправильные ответы Близкие по смыслу ответы Правильные ответы Лучшие результаты показали ответы на второй вопрос (см. табл. 2).

Здесь чуть-чуть сократилось число «незнаек», а также увеличилось число тех, кто смог хоть что-то ответить. Объяснить данный факт можно тем, что дети делали предположения, которые оказались близкими к правиль ному ответу.

Следующие два вопроса были связаны непосредственно с объектами Всемирного наследия и их расположением в мире.

Карасев А. Л. Сохранение Всемирного наследия...

Таблица Вопрос: назовите объекты Всемирного наследия Варианты ответов Ответы школьников, % Не знаю Неправильные ответы Близкие по смыслу ответы Правильные ответы Таблица Вопрос: где размещены объекты Всемирного наследия?

Варианты ответов Ответы школьников, % Не знаю Неправильные ответы Близкие по смыслу ответы Правильные ответы Анализируя ответы на третий и четвертый вопросы (см. табл. 3 и 4), можно сделать следующие выводы:

– более 70% школьников не могут назвать ни одного объекта Всемир ного наследия;

– только 20% смогли назвать объекты, близкие к объектам Всемирного наследия;

– лишь 3% ответили правильно;

– 27% детей указали приблизительное местонахождение объектов Все мирного наследия, частично угадав или ответив общими словами.

В заключение хотелось бы отметить, что Всемирное наследие играет роль своеобразного моста между государствами, помогает сотрудничеству и взаимодействию между ними, объединяет людей для сохранения культур ного и природного наследия всего человечества. Для того чтобы наши дети продолжили дело спасения памятников культуры и природы, они должны знать и понимать, что такое Всемирное наследие, для чего оно нужно и ка кие объекты Всемирного наследия существуют в мире. А эти знания дети смогут получить из школьных курсов географии, биологии, истории и дру гих, а также благодаря правильному воспитанию в семье.

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Баранов А. С. Результаты научно-методической работы по изучению 1.

Всемирного наследия / А. С. Баранов, В. Ф. Любимов, В. Д. Сухору ков, Д. П. Финаров // Теория и методика обучения географии: Вопросы научно-методического обеспечения регионального компонента общего образования : материалы межвузовской науч.-практ. конф. СПб.: Тесса, 2004. С. 182–188.

2. Зеленая книга Оренбургской области: Кадастр объектов оренбургско го природного наследия / под ред. А. А. Чибилева. Оренбург: ДиМУР, 1996.

3. Из выступления Андре Мальро // Курьер ЮНЕСКО. 1997. № 9 (Сокро вищница Всемирного наследия). С. 4–5.

4. Конвенция об охране Всемирного природного и культурного наследия.

Париж: ЮНЕСКО, 1972.

5. Конвенция об охране нематериального культурного наследия. Париж:

ЮНЕСКО, 2003.

Максаковский В. П. Преподавание географии в зарубежной школе. М.:

6.

Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001.

7. Программно-методические материалы: География. 6–9 кл. / сост.

В. И. Сиротин. М.: Дрофа, 2002.

Розин В. М. Социокультурные предпосылки освоения историко 8.

культурного наследия в городской и сельской среде // Историко культурное наследие: Сохранение, освоение и использование. М.: Фи лософское общество СССР, 1989. С. 55–64.

Фабрицио К. Да здравствуют различия // Курьер ЮНЕСКО. 1997. № 9.

(Сокровищница Всемирного наследия). С. 8–11.

Крылов П. В.

«Мир и война» в «теологии освобождения» и перспективы российско-латиноамериканских отношений Повышение интереса Российской Федерации к странам Латинской Америки в последние годы и месяцы – совершенно очевидный факт, нашедший свое выражение во многодневной поездке Президента РФ Д. А. Медведева, посетившего в 22–27 ноября 2008 г. Перу, Бразилию, Венесуэлу и Кубу;

визитах кубинского лидера Рауля Кастро в Россию 28 января – 4 февраля 2009 г.;

боливийского президента Эво Моралеса 15–16 февраля 2009 г.;

президента Венесуэлы Уго Чавеса 9–10 сентября Крылов П. В. «Мир и война» в «теологии освобождения»...

2009 г.;

президента Эквадора Рафаэля Корреа 28–30 октября 2009 г.;

в по сещении Венесуэлы российскими стратегическими бомбардировщиками и боевыми кораблями Северного флота и многочисленными поездками в Каракас российского вице-премьера И. И. Сечина. Налицо стремление российской дипломатии к установлению прочных отношений со страна ми региона в поисках реальной геополитической многополярности и соз дания противовеса традиционному для западного полушария лидерству США в регионе.

Впрочем, следует отметить, что прочные межгосударственные отноше ния невозможны без общности фундаментальных представлений о цен ностях, которые разделялись бы как представителями политических элит (или «властных меньшинств», согласно принятому в испаноязычной поли тической мысли термину), так и народами стран, ищущих стратегического партнерства. Последнее невозможно без учета процессов происходящего в современной Латинской Америке идейного и интеллектуального поиска собственных решений стоящих перед человечеством глобальных проблем:

бедности, неравномерности экономического развития, социальной не справедливости, обеспечения мира и взаимовыгодного партнерства в ми ровой политике и международных отношениях.

Одно из направлений поиска – теология освобождения, определенная одним из ее основоположников, доминиканцем Густаво Гутьерресом, как «критическое размышление об исторической практике в духе Священного Писания» [14, p. 47]. В целом она представляет собой критику современ ной либерально-империалистической глобализации с позиций христиан ского богословия в сочетании с призывом к «подлинной духовной рево люции».

Обращение к богословию, по мысли автора, может безгранично расши рить горизонт человеческих ощущений, представлений и желаний, потому что оно дает почти идеальный инструментарий и материал для сочинения подобной зовущей в светлый мир утопии. «Должно быть известно, – отме чает, перефразируя Гутьерреса, Офелия Ортега, – что в Латинской Америке вера не является опиумом для народа, но рвущейся наружу силой, направ ленной на изменение рутинного образа жизни и способной вдохнуть новый дух в общественное бытие» [10, p. 63–73].


Тема мечты, утопического видения образов будущего, образов неяс ных, лишенных четких черт, но приятных и привлекательных, и сегодня одна из наиболее часто встречающихся в сочинениях теологов освобож дения. «Я мечтаю, – пишет, явно отсылая свое введение в «Основы за боты» к известной проповеди Мартина Лютера Кинга 1963 года, Леонарду Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Бофф, – о глобальном обществе в нашем общем земном доме, ценности которого строились бы вокруг заботы о людях, в особенности, о тех, кто отличается по своей культуре, кто оказался наказан природой или исто рией;

вокруг заботы о тех, кто нуждается в ней и ее не находит, – о детях, о стариках, об умирающих;

вокруг заботы о растениях, животных и до рогих нам ландшафтах, а особенно, о нашей великой и щедрой матери – Земле. Я мечтаю о мире, в котором забота была бы признана в качестве основополагающего этического императива и обязательного сострадания ко всему Творению»[5, ch. XI].

Отталкиваясь от разработанной Карлом Мангеймом теории утопиче ского сознания, Юнг Мо Сунг, богослов корейского происхождения, жи вущий в Бразилии с 1966 года, утверждает, что «утопии, существующие в человеческом воображении проекты «совершенного», но невозможного в реальности мира, необходимы для того, чтобы у нас был тот горизонт на ших ощущений, который помог бы нам критически воспринимать окру жающую нас действительность и дал бы нам возможность реализовывать альтернативные социальные проекты» [9]. Леонарду Бофф, в свойственной ему яркой манере резюмирует: «Если бы у нас не было утопий, над всем господствовали бы низменные интересы»[5, p. 53].

Аргентинский богослов Энрике Дусселем выделил три основные линии критики:

1. Критика разрушения окружающей среды ради достижения экономи ческого роста.

2. Критика «разрушения человечности» в процессе превращения чело веческой личности в приложение к техническим устройствам.

3. Критика «приговора к неизбежной нищете» тех социальных слоев, экономических институтов, народов и культур, кто «не может вписаться»

в существующий мировой порядок [6, p. 68–70].

При этом корень неприятия неолиберализма в его политическом «презентизме»1, в его зацикленности на настоящем, выражаемой в форму ле «конца истории», в том, что он убивает мечту и стремление к высоким иделам. В качестве альтернативы Леонарду Бофф предлагает «новый обще ственный договор», в первом параграфе которого будет записана «священная норма самоограничения и обязательство жить согласно справедливой мере, проявляя заботу обо всем, что дано нам в наследство вселенной, нежность к каждому человеческому существу и уважение ко всему Творению»[5, p. 89], по сути дела возвращаясь к проекту Пьера Жозефа Прудона, не называя его по имени.

О презентизме в историописании см.: [1, c. 19–38].

Крылов П. В. «Мир и война» в «теологии освобождения»...

Местом для дискуссий об идеологии движения «за альтернативную гло бализацию» во имя «возможного другого мира» и выработки положений упомянутого «нового общественного договора» стал Всемирный форум теологии освобождения, впервые организованный в 2005 году в качестве своеобразной прелюдии к Всемирному социальному форуму, который был задуман в 2000 году и воспринимается с тех пор «альтерглобалистами» как ответ собранию мировой финансовой и промышленной элиты в Давосе.

Местом проведения второго форума 16–19 января 2007 г. стал Найроби, а очередной уже Третий Всемирный форум теологии освобождения1 состо ялся 21–25 января 2009 г. в бразильском городе Белен накануне IX Всемир ного Социального форума (27 января – 1 февраля). Таким образом, можно говорить об определенной международной институционализации данного явления.

Представленные вниманию последнего форума доклады свидетель ствуют о том, что участники далеко вышли за рамки обозначенной маги стральной темы «Вода, Земля, Теология»2. Неизменный акцент на решение социальных проблем, выбор наиболее злободневных тем и проявление все мирной отзывчивости к бедам всего «глобального юга» способствуют столь же всемирной популярности теологии освобождения, которую она приоб ретает в наше время.

Особое место в развитии либерационизма принадлежит Бразилии, при нявшей первый Всемирный Социальный Форум в 2001 г. и первый Всемир ный форум теологии освобождения в 2005 г. В 2009 г. на устройство форумов в Белене было потрачено 78 млн бразильских реалов (1 млрд 188 млн рублей по курсу 31 января 2009 г.). В организации приняло участие несколько спе циализированных богословских и церковных институтов3, в городе Порту Алегри (штат Риу-Гранде до Сул) создан постоянно действующий секрета риат Всемирного форума теологии освобождения [4].

Наиболее актуальный для России вопрос заключается, пожалуй, в том, способна ли популярность теологии освобождения в странах Латинской Америки отразиться на их отношениях с Российской Федерацией? И если способна, то каким образом?

Предшествующие форумы теологии освобождения состоялись в 2005 году в Порту Алегри (Бразилия) и в 2007 году в Найроби (Кения) и также предшествовали Всемирным социальным форумам.

Список и краткие аннотации см.: [9].

Amazonian Council of Christian Churches (CAIC);

Amazonian Association of Human Sciences and Religion (ACER);

Regional Pastoral Institute (IPAR);

Ecumenical Center for Bible Studies (CEBI);

Indigenous Mission Council (CIMI);

Brazilian Conference of Members of Religious Orders (CRB);

Pastoral Land Commission (CPT);

Society of Theology and Religious Studies – SOTER.

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Требуется учитывать, что теология освобождения в настоящее время влияет не только на стилистику высказываний многих политических лиде ров, но и на актуальную повестку дня, с которой согласны не только левые, но и правые силы. Например, относительно проблемы бедности в странах Латинской Америке, где предметом споров является выбор способов ее ре шения. Более того, она влияет на официально декларируемые главами ла тиноамериканских государств принципы международных отношений.

В качестве яркой иллюстрации к сказанному выше может послужить речь, которую 29 января 2009 г. президент Бразилии Луиш Инасиу Лула да Силва произнес перед участниками Всемирного социального фору ма на круглом столе «Латинская Америка и перед лицом международного кризиса»1. Выдержанная в подчеркнуто демократичном стиле с обращени ями к коллегам на грани фамильярности («дорогой товарищ Чавес», «наш любимый Обама») и воодушевляющими обращениями к присутствующим, речь явила собой апологию социального солидаризма в качестве главного ориентира для государства в условиях мирового экономического кризиса.

Ориентир этот стал реальностью оттого, что, как отметил Лула, изме нился мир, «изменился очень сильно, ибо кто еще недавно мечтал о том, что епископ католической церкви сможет сокрушить 60-летнюю династию консервативных партий в Парагвае. Было почти невозможно помыслить, что молодой экономист придет на пост президента Эквадора, где президен тов еще недавно меняли каждые девять месяцев. Было невозможно пред ставить себе, что индеец с лицом и повадками индейца станет президентом Эквадора. Здесь в Бразилии было невозможно представить, что рабочий механик будет избран президентом республики».

Впрочем, перемены произошли не революционным, но демократиче ским путем: «Каждый из нас победил на выборах, – говорит Лула, – и се годня самые смиренные народы Латинской Америки, индейцы из Боливии, Эквадора и Бразилии, рабочие Венесуэлы и Эквадора учатся самостоятель но, без посредников выбирать своих правителей. Они голосуют напрямую и выбирают тех, кому они верят». Избранные на высокий пост лидеры обя заны внимать голосу народа, постоянно сверяясь с ним: «Мир не может впредь избирать президентов, которые не прислушиваются к обществен ным движениям, которые не разговаривают с профсоюзами, не разговари вают с индейцами, с женщинами, со всеми, кто желает разговаривать…».

Активное государственное вмешательство в экономику президент Бразилии считает нормой, отвергая экономический либерализм: «Во вре мя кризисов 1980-х – 1990-х годов от нас требовали сокращения налогов Полностью речь размещена на официальном сайте Президента Федеративной Республики Бразилии от 29.01.2009 [16].

Крылов П. В. «Мир и война» в «теологии освобождения»...

и государственных трат…, от нас требовали клятв, что государство долж но отдать управление в руки частной инициативе. Сегодня, когда начался кризис, какому богу они взывают о спасении? К государству…» «Рыночный бог – пал. Пал от безответственности, пал из-за отсутствия контроля, пал в результате спекуляций», – провозгласил Лула, вызвав у аудитории бурю восторгов.

Впрочем, утверждает бразильский лидер, у государственного вмешатель ства в экономические процессы должна быть цель – достижение социальной справедливости: «Вам известно, что здесь, в Бразилии, Петробраз открыл много нефти, но мы не хотим, чтобы Петробраз превратился в крупнейшего экспортера нефти, мы хотим, чтобы часть этой нефти послужила бы реше нию проблем бедности и неграмотности в нашей стране, чтобы жизнь наших людей была лучше и достойнее... Здесь, в этой стране, я могу заявить вам:

беднякам не придется платить за этот кризис, их жизнь не должна ухудшить ся из-за того, что банкиры проявили безответственность».

Во внешней политике президент Бразилии фактически отверг реали стический прагматизм, объявив по сути дела о приоритете международно коммунитаристских интересов над национальными: «Нам много что надо сделать. Мы собрались здесь;


мы все – товарищи;

у нас есть противоречия.

Но лучше иметь противоречия и сидеть за одним столом, и разрешать эти противоречия, нежели следовать такому стилю правления, который при знает только собственные интересы, добиваясь их достижения за счет других… Когда Эво Моралес национализировал газ, вам известно, – здесь в Бразилии меня называли трусом, требуя, чтобы я был напористым по от ношению к Эво, что мне следует поссориться с Эво. Были те, кто говорил:

“Лула не защищает интересы Бразилии”. Мой долг защищать Бразилию, и я никогда не позволю, чтобы рабочий металлург из Сан-Паулу ссорился с боливийским индейцем. Никогда».

Слова Лулы созвучны тем, что еще в 2005 году, в период, когда положение мировой экономики казалась более чем безоблачным, произнес еще один пе ребравшийся в Бразилию европейский богослов Вим Дирксенс: «Экономиче ский рост в одних странах за счет других не может считаться долговременным выходом. Это «спасайся, кто может!» усугубит мировую рецессию и в перспек тиве не спасет никого. Мировая рецессия будет не только самой согласован ной по времени, но и приобретет поистине глобальный характер» [16].

Во время завтрака, данного в честь визита новоизбранного президен та Сальвадора Маурисио Фунеса в Бразилию 9 сентября 2009 года, Лула продолжил развивать тему, затронутую им во время Всемирного соци ального форума: «Между нами не может существовать слова «гегемония».

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики Правильное слово – «соучастие», «партнерство»… Политическая, этиче ская и экономическая обязанность Бразилии – быть примером солидар ности в Южной и Латинской Америке…» [16].

Влияние принципов и установок теологии освобождения на полити ческую риторику президента Бразилии и возглавляемой им Партии трудя щихся (Partido de Traballadores – PT) обнаруживается даже на уровне рече вых практик. Здесь очевидно стремление очистить политический и публи цистический лексикон от терминов, содержащих негативные для данной среды коннотации. К примеру, термин «глобализация» заменяется «мунди ализацией» (mundializao), глагол «давать» (dar) считается в размышлени ях о солидарности не уместным, а вместо слова «отечество» (patria) иногда употребляется слово «родина» (matria), что для испанского и португальско го языков является совершенным неологизмом [11, p. 15]1.

Впрочем, если отвлечься от словарных изысканий и обратиться к идейному содержанию, можно обнаружить, что еще со времен распро странения военных диктатур в 1960-е – 1980-е гг. среди латиноамерикан ских богословов было популярно неприятие доктрины «национальной безопасности» и связанных с ней концепций национальных интересов [15, p. 30–42]. Большинство латиноамериканских епископов определили, что защита «национальной безопасности» и защита национальных интересов не ведут к прочному миру, но могут быть причиной конфликтов.

Напротив, христианская этика в изложении Энрике Дусселя требовала отказа от логики «центр – периферия» в международных отношениях: «Се годня есть реальная возможность победить грех, возвратить бедняку то, что принадлежит ему по праву, создать такой порядок, в котором не будет ни богатого, ни бедного, ни угнетателя, ни угнетенного, ни народов центра, ни народов периферии (курсив мой – П. К.), ни правящих классов, ни тех, кто вынужден терпеть над собой чье-то господство» [6, p. 101].

В одной из своих работ Энрике Дуссель весьма недвусмысленно обозна чил «лагерь противника»: «Сегодня мы должны сказать одно и то же про рус ских, европейцев и североамериканцев. Мы должны предъявить им следую щее обвинение: “Вы суть порождения дьявола. Он внушил вам веру в секу лярный мир таким образом, чтобы ему было удобней им управлять, как если бы никто в него, дьявола, не верил. Он изобрел понятие атеизма и гибели бо гов, чтобы поклонение ему прошло бы незамеченным. Его капища сегодня – это супермаркеты, банки, склады, биржи, приемные политиков, военных, и деловых людей, власть которых поработила вселенную”» [7, p. 199].

Автор призывает к полному отказу от использования в речи любых терминов, в которых можно увидеть проявления насилия и вражды. Об использовании глагола «да вать» см.: [11, p. 68].

Крылов П. В. «Мир и война» в «теологии освобождения»...

Впрочем, обозначение противника не означает необходимости не толь ко войны на уничтожение, но и жесткого соперничества в отстаивании собственных интересов: «В контексте современной политики в Латинской Америке мы должны признать существование самого факта противобор ства между различными общественными классами, факта наличия у нас классового врага, которого нам предстоит победить. Евангелие не говорит нам, что у нас нет врагов, оно говорит, что мы не должны исключать наших врагов из числа тех, к кому мы должны проявлять любовь. … Мы должны учиться тому, как преодолевать все и искать мир среди войны, искать вне временное среди бренного» [8, p. 11–12].

В качестве альтернативы соперничеству предлагается диалог, направ ленный на согласование позиций и поиск взаимовыгодных решений. Обу чение подобному конструктивному диалогу – задача церковных органи заций, которые должны действовать, начиная с локального микроуровня и кончая уровнем глобальным, подключая к нему и отдельных людей, и ли деров стран и континентов. «Движения, в которых простой народ, многие из представителей которых неграмотны, могут преодолеть порожденную зако ном капиталистической наживы замкнутость на самих себя, в отчуждении городских маргиналов или вынужденных покинуть сельскую общину кре стьян. Это организации, в которых, благодаря диалогу, дискуссии, крити ческому размышлению (отталкивающемуся от понятного всем библейского текста, толкование которого имеет аутентичное, народное и политическое значение), изолированные существа способны образовать сообщество, при дя к согласию, основанному на их собственных аргументах» [6, p. 150].

Призыв к диалогу, выведенный на международный уровень, опирается на утверждение, сделанное на Первой ассамблее Всемирного совета церк вей в 1948 г.: «Война противоречит воле Божьей»[14, p. 72]. В «возможном новом мире» война должна быть полностью упразднена, пишет Марселу Ризенди Гимараэнш, и утверждены новые формы разрешения вопросов и конфликтов» [11, p. 72], «основанных на стремлении к всесторонней вза имной выгоде, взаимному духовному обогащению, осмыслению собствен ных принципов и убеждений, в том числе религиозных» [11, p. 75]. Одним из первых шагов, предлагаемых бразильским богословом, должен быть отказ в международной дипломатической практике от таких оценок, как «поражение» и «победа» [11, p. 48], для чего мировая история должна быть пересмотрена под пацифистским углом зрения [11, p. 15].

Для богословов-либерационистов совершенно неприемлема концеп ция С. Хантингтона о конфликте цивилизаций, альтернативой которой должно стать «ответственное соседство» в «сообществе взаимного обучения, Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики взаимной поддержки и всеобщего праздника» [14, p. 80]. Религиям, церк вам, неправительственным организациям конфессионального свойства, объединениям верующих и каждому верующему по отдельности в процессе достижения искомого идеала отводится главное место, поскольку объеди няющее их всех сострадание к ближним сможет стать основой мира между религиями, за которым неизбежно последует мир между народами и кон тинентами [14, p. 75].

Сложно сказать, насколько подобное сознательно утопическое видение международной политики может быть воплощено в жизнь, тем не менее, в последние годы латиноамериканским лидерам удается избегать серьез ных конфликтов между странами, несмотря на наличие довольно острых противоречий. Последний пример – разрешение напряженности, возник шей в марте 2008 года между Колумбией – с одной стороны, и Венесуэлой и Эквадором – с другой, при активном посредничестве Бразилии, прези дент которой поддерживает постоянные контакты и с Уго Чавесом, и с Аль варо Урибе, несмотря на серьезные претензии обоих лидеров друг к другу1.

Во внутриполитической жизни заметно повышение внимания к не вооруженным и вовсе ненасильственным формам протеста, свидетель ством чего стал мексиканский «барзонизм», родившийся как движение пострадавших от мирового экономического кризиса начала 1990-х годов и использующий сугубо мирные и зачастую театрализованные средства для привлечения внимания к социальным проблемам [12, p. 31–47]. Наконец, можно отметить и относительно ненасильственное течение политического кризиса в Гондурасе летом – осенью 2009 года.

Теология освобождения является одним из проявлений того самого левого поворота, о котором говорилось 25 ноября 2004 года во время дис куссии в редакции журнала «Свободная мысль» вокруг статьи содиректора Центра новой социологии и изучения практической политики «Феникс»

А. Н. Тарасова «Творчество и революция – строго по Камю: левая молодежь создает свою культуру». Тогда уверенный рост цен на нефть и успехи миро вой и российской экономики, казалось, обещали блестящее будущее. Затем глобальный экономический кризис предопределил возрождение интереса к социалистическим идеям в самом широком смысле этого слова, в том числе христианского происхождения.

Тем не менее, левые идеи в современной России остаются на политиче ской и идеологической обочине. Совершенным диссонансом к речи прези дента Бразилии прозвучала речь премьер-министра РФ В. В. Путина, про изнесенная им в январе 2009 года на Всемирном экономическом форуме 29 января 2009 года в рамках Всемирного социального форума состоялась встреча Лулы с Чавесом, 17 февраля того же года – с Урибе.

Крылов П. В. «Мир и война» в «теологии освобождения»...

в Давосе, являющемся для альтерглобалистов квинтэссенцией отвергаемых ими экономического строя и миропорядка. Речь российского премьера была настоящей апологией сугубо либеральных принципов частной ини циативы, невмешательства государства в экономику и свободы торговли:

«Нельзя позволить себе скатиться к изоляционизму и безудержному эко номическому эгоизму… И даже если в условиях кризиса определенное уси ление протекционизма окажется неизбежным, что мы, к сожалению, и на блюдаем сегодня, то здесь всем нам нужно знать чувство меры. Нельзя за крывать глаза и на то, что на протяжении последних месяцев происходит размывание духа предпринимательства. В том числе принципа личной ответственности человека – предпринимателя, инвестора, акционера – за собственные решения. Нет никаких оснований полагать, что, переложив ответственность на государство, можно достичь лучших результатов» [2].

Серьезное расхождение в идеологических и ценностных представлениях российских и латиноамериканских политиков во взглядах на проблемы со временного общества и пути их решения, на суть национальных и между народных интересов – налицо. Пока оно еще может умеряться взаимной заинтересованностью в противодействии росту геополитических амбиций США, однако, в случае более или менее существенного уменьшения влияния Соединенных Штатов на мировой арене, мировоззренческие различия рос сиян и латиноамериканцев могут сыграть драматически-негативную роль.

Еще одним аспектом теологии освобождения, вызывающим сомнения с точки зрения перспектив российско-латиноамериканских отношений, является ее экуменизм, притом, в корне отличный от экуменизма и высших религиозных иерархов, и либеральных богословов и политиков. Первые со гласны подменить объединение церквей многолетними собеседованиями по согласованию их богословских позиций, вторые – ставят ударение на стирании различий в позициях разных христианских церквей по некото рым вопросам, таким как, например, женское священство или гомосексу альный брак.

В то же время экуменизм теологии освобождения – экуменизм иного рода: апеллирующий к тяге низов церковного общества к социальной спра ведливости и достойной жизни, ибо «в основе принципов великих религий лежит сострадание» [11, p. 76]. Экуменизм этот деятелен, напорист и подчас еще более агрессивен в пересмотре догматических установок, нежели так называемое «либеральное богословие». Требуя от будущего мира отказаться от «диктатуры труда» и стать на «путь заботы», Леонарду Бофф призывает использовать опыт аборигенных народов: «Аборигены являют лучший для нас пример… Они едины с Землей, как ее сыновья и дочери, они умеют Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики разговаривать с Ней и думать о Ней, они способны непосредственно уви деть то, что может произойти в природе. Природа говорит с ними и посред ством их» [5, p. 80].

В итоге Л. Бофф, несмотря на принадлежность к ордену Св. Франциска, приходит к проявлению явных симпатий многобожию: «Политеизм, – мож но прочесть в том же сочинении римско-католического богослова, – не яв ляется низшей ступенью эволюции религиозных представлений, ведущей к монотеизму. Будучи правильно понятым, он вовсе не выглядит провоз глашением множественности божеств, он, скорее, стремится провозгла сить множественность ипостасей единого и единственного Бога, единого и единственного Таинства причастия, в котором соединяются мощные те чения мира и духа. Монотеизм же, со своей стороны, твердым шагом сле дует к масштабной и сведенной воедино картине верований, обедняющей многие аспекты священного» [5, p. 19–20]. Знаковым примером толерант ности для либерациониста М. Ризенди Гимараэнша в истории христианства служит установление празднования Рождества Христова в день римско языческого праздника «рождества непобедимого солнца» [11, p. 53].

Конфессиональная и церковная принадлежность оказывается для многих ориентированных социалистически христиан второстепенной по сравнению с гражданской позицией. Оттого в списках участников Всемир ного форума легко обнаружить и традиционных для Латинской Америки католиков, и не столь традиционных протестантов, объединенных прак тической деятельностью в «служении бедным и угнетенным». Для всех из них, по утверждению Офелии Ортеги, действует примат антропологии над экклезилогией, человека над церковным институтом, примат высокой уто пии над реальностью, критики над догматикой, примат социального над личным, ортопраксии над ортодоксией, то есть действий верующего над его религиозными представлениями [10, p. 63–73].

Теологии освобождения свойственно негативное отношение к религи озному консерватизму, критически обозначаемому как «богословие господ ства»: «Богословие господства устанавливает «границы», объявляя все «иное», находящееся за их пределами, вне спасения, вне достоинства, вне бытия.

Теология освобождения, напротив, преодолевает горизонты системы, при нимая «Иного» как равного, как брата, как сопричастника единой эсхатоло гической общины» [6, p. 210]. Центром последней Энрике Дуссель называет таинство причастия, определяющее, по его мнению, необходимость взаимо помощи и взаимной поддержки среди человеческих существ. Преломление хлеба, совершаемое во время мессы, видится ему той символической и мо ральной основой, на которой должна строиться экономика [6, p. 158].

Крылов П. В. «Мир и война» в «теологии освобождения»...

Учитывая весьма сложное отношение российских православных иерар хов, священников и воцерковленных мирян к экуменическому движению, их всеобщую приверженность консервативным принципам в богословии и церковном обиходе, настороженность в адрес международных религиоз ных организаций, в том числе Всемирному совету церквей – с одной сто роны, с другой же – высокий статус РПЦ МП в российском обществе и его благожелательное внимание к ее позиции, можно предположить, что по пулярность явно надконфессиональной теологии освобождения в странах Латинской Америки способна в обозримом будущем превратиться в камень преткновения в отношениях этих стран с Россией.

Теология освобождения – продукт латиноамериканского производства, вброшенный на мировой рынок идей в период их острого дефицита, поэ тому у нее неплохие шансы для его завоевания. Идеологическое влияние Латинской Америки на внешний мир, уже не ограничивающийся рамками «глобального юга», будет, очевидно, только расти. «Бурные и продолжи тельные аплодисменты» и крики воодушевления, которыми были встре чены слова бразильского лидера Луиша Инасиу Лула да Силва: «Во время форума 2003 года главное слово дня произнес Чавес: “Другой мир – воз можен”. Сегодня мы должны сказать – он уже не просто возможен, но не обходим и неизбежен», – звучали не в последний раз.

Не только в Африке, Азии и Латинской Америке, но и в Европе, и США встречаются те, кто мечтает о таком мире, стремящемся к реальному рав ноправию бедных и богатых, к социальной справедливости и миру между народами и религиями, где «быть солидарным – естественный способ для человека жить в мире и быть счастливым» [11, p. 3.], но формулирующие эти стремления в терминах католического богословия и провозглашающие их в харизматической манере имеющего успех проповедника [3, c. 53–62].

Предлагаемые теологией освобождения ответы на глобальные во просы современности просты, приятны уму и сердцу целевой аудитории и не лишены некоторой эффективности в практическом использовании [13, s. 75–96]. В «возможном новом мире» теология освобождения способ на овладеть значительной частью умов. Место России в этом мире зависит от ее способности не только оценить его новые проблемы, возможности и идеи, в том числе идеи христианского солидаризма и коммунитарист ской демократии, но и дать им свой собственный адекватный и привле кательный ответ.

Артог Ф. Порядок времени, режимы историчности // Неприкосновен 1.

ный запас. 2008. № 3 (59). С. 19–38.

Раздел II. Глобальный контекст российской внешней политики 2. Выступление Владимира Путина в Давосе. [Электронный ресурс] // Ве сти ру. 29.01.2009. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=246949&cid= (дата обращения 09.02.2010).

Этциони А. Что придет на смену консьюмеризму? Усмиренная эконо 3.

мика и процветающее общество // Свободная мысль. 2009. № 8 (1603).

С. 53–62.

4. Av. Ipiranga, 6681 – pr dio 5 / sala 407.15 CEP: 90619-9000 Porto Alegre/ RS. BRASIL Tel./fax: 55 (51) 3320-3940 Courriel: permanentsecretariat@ wftl.org.

Boff L. Essential care. An ethics of human nature. Baylor univ.press, 2008.

5.

Dussel E. Beyond Philosophy. Ethics, history, marxism and liberation theol 6.

ogy. Rowman and Littlefield publishers, INC – Lanham-Boulder-New-York Oxford, 2003.

Dussel E. Historical and philosophical presuppositions for Latin American 7.

Theology // Frontiers of theologie in Latin America. Ed. by Rosino Gibellini.

Orbis books, N. Y., 1983.

Gutierrez G. Liberation praxis and christian faith // Frontiers of theologie in 8.

Latin America. Ed. by Rosino Gibellini. Orbis books, N. Y., 1983.

Jung Mo Sung. Economia e espiritualidade: por um outro mundo mais justo 9.

e sustentvel URL: http://www.wftl.org/fmtl2005/english (reference date:

09.02.2010).

Ortega O. Lateinamerikanishe theologie der Befreiung // Dembowski, Her 10.

mann, Greive, Wolfgang. Der andere Christus. Christologie in Zeunissen aus aller Welt. Erlangen, 1991.

Rezende Guimares M. Um novo mundo possvel. So Leopoldo, 2004.

11.

Rea Rodriguez C. R. Le barzonisme: un dispositive identitaire complexe en ac 12.

tion dans le Mexique contemporain // Le movement social. Janvier – Mars 2009. № 226. P. 31–47.

Singer P. Solidarische konomie in Brasilien heute: eine vorlufige Bilanz // 13.

Beharren auf Demokratie. Lateinamerika Jahrbuch. 25. Mnster, 2001.

Sinner R. von. Confiana e Convivncia. Reflexes ticas e ecumnicas. So 14.

Leopoldo, 2007.

Viera-Gallo, Jose Antonio. The Church and the doctrine of national security// 15.

The Church at the Crossroads. Christians in Latin America: from Medellin to Puebla 1968–1978. IDOC international, Rome, 1978.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.