авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

МИР-ЮСИФ МИР-БАБАЕВ

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ

НЕФТИ

(2-ое издание, переработанное и дополненное)

Баку – 2009

1

Научный редактор:

профессор Р.И. Шукюров

Рецензенты:

доктор исторических наук,

профессор Э.Б. Мурадалиева;

доктор химических наук, профессор АЛ. Шабанов.

М-66 Мир-Бабаев М.Ф. Краткая история азербайджанской нефти.

«Aзернешр», Баку, 2009, 376 стр.

Предлагаемая книга - это краткие, самостоятельные, различные по объему, очерки по истории азербайджанского нефтяного дела, написанные на основе документальных данных. Книга посвящена зарождению, становлению и началу промышленного развития нефтяного дела на Aбшероне и в Азербайджане в целом. Особенностью книги является широкое использование архивного, дореволюционного материала, а также представленная в конце книги краткая хронология истории азербайджанского нефтяного дела, в которой сделана попытка дать наиболее полную картину развития нефтяной промышленности в регионе с древних времен до наших дней.

Книга предназначена для широкого круга читателей: работников нефтегазовой отрасли, профессорско-преподавательского состава и научных сотрудников нефтяных вузов и техникумов, аспирантов, студентов;

а также для всех тех, кому интересна богатая нефтяная история страны вечных огней.

М-651(07)- ©Мирюсиф, Светлой памяти моего деда, известного ученого-языковеда, лауреата Сталинской премии Мир-Юсифа Мир-Бабаева и моей матери Шафиге Мир-Бабаевой посвящаю эту книгу.

Доктор химических наук, профессор Азербайджанского Технического Университета Мир-Бабаев Мир-Юсиф Фазил оглы является ведущим специалистом в области нефтехимии и экологии. Родился в 1953г., в Баку. В 1975г. окончил химико-технологический факультет Азербайджанского института нефти и химии им. М. Азизбекова. В 1986г. защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Нефтехимия»;

в 1994г. защитил докторскую диссертацию по этой же специальности. Имеет более 90 научных трудов, изданных в республике и за рубежом (в России, Иране, Турции, США).

Изучением истории азербайджанского нефтяного дела стал заниматься с 1992г.;

его статьи печатаются в журналах «Азербайджанское нефтяное хозяйство», «Химия и технология топлив и масел», «Нефтехимия», «Территория Нефтегаз», «Oil Gas Chemistry», «Аzerbaijan International», «Ноrizon», «Саspian» и др.

В настоящее время - является экспертом по истории нефти в группе по созданию Музея нефти в Баку.

Всякая мысль, выраженная словами, есть сила, действие которой беспредельно.

Лев ТОЛСТОЙ Если нефть - королева, то Баку ее трон.

Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ Баку давно стал моим родным городом.

Иван ГУБКИН ВВЕДЕНИЕ Ускоренное развитие современной цивилизации было бы невозможным без важнейших топливно-энергетических ресурсов, каковыми являются нефть и газ. Азербайджан является нефтяной страной, обладающей уникальными ресурсами углеводородного сырья и имеет богатейшую историю его освоения и использования.

В настоящее время исследование истории азербайджанского нефтяного дела особенно актуально, так как оно имеет глубокие корни и насыщено далеко неординарными событиями. На наш взгляд, чтобы правильно вести нефтяное хозяйство сейчас, а тем более в ближайшем будущем, необходимо знать состояние нефтяных дел в прошлом. Именно тогда происходило глубокое осмысление нефтяного дела как отрасли, положившей начало ускоренному развитию технических, химических и нефтехимических наук в Баку. У истоков этого процесса стояли выдающиеся люди своего времени - Гаджи Зейналабдин Тагиев, братья Нобель, Дмитрий Менделеев, Конон Лисенко, Муса Нагиев, Шамси Асадуллаев, Муртуза Мухтаров, Исабек Гаджинский, Мовсумбек Ханларов, Фатуллабек Рустамбеков, Константин Харичков, Виктор Герр, Лев Гурвич, Владимир Шухов, Семен Квитко, Константин Красуский и многие другие. Следует отметить, что российская нефтяная промышленность вплоть до 1910г., была представлена, в основном, азербайджанской (бакинской) нефтяной промышленностью. К основным месторождениям бакинского нефтяного региона относились: Балаханы, Сабунчи, Романы, Биби-Эйбат и Сураханы.

О нефти знали еще в античные времена и использовали, прежде всего, для освещения, а также как топливо. Места добычи нефти были священны и назывались naphtha (nephtoi), откуда и произошло название нефть. Греческие мыслители Геродот (485-425 до н.э.), Плутарх (50 - 120 н.э.) и римлянин Диоскорид (I век н.э.) в своих сочинениях описывали месторождения нефти и ее применение.

Первейшие сведения о добычи нефти на Абшероне (Апшеронский полуостров) можно найти в древнеалбанских письменных источниках до VII века н.э. А многочисленные, достоверные данные о ранней колодезной нефтедобыче на Абшеронском полуострове с VIII по XIII века мы находим у арабских ученых -Баладзори, Масуди, Истахри-Абу, Абу-Дулаф, Мухаммед Бекран. Так, Масуди в своем сочинении «Средняя книга» (первая половина X в.) отмечает, что «... в Баку было два главных источника: из одного добывалась желтая и белая нефть, а из другого - черная и синяя. Доходы с каждого источника составляли 1000 дирхемов, т.е. около 250 рублей в год».

Наиболее крупные нефтяные колодцы Абшерона размещались возле селений Балаханы, Сураханы, Биби-Эйбат, Сабунчи, Романы, Шубаны и Бинагады. Известный геолог, профессор Мельхиор Неймайер в своей книге «История Земли» (С.-Петербург, 1898г.) подчеркивал, что «...любопытным спутником бакинской нефти являются газы, выделяющиеся из-под земли;

в прежние времена у Сураханов они давали начало священным огням, к которым стекались огромные толпы индийских поклонников».

Действительно, в VI веке до н.э. на Абшероне (в селениях Шубаны, Сураханы, на о. Пираллахи) были храмы огнепоклонников, в которых горели священные неугасаемые огни, выходившие из-под земли. В XVIII и начале XIX веков н.э. огни поддерживались жрецами древнеиранской секты «парсов», от которых остался (до сих пор) хорошо сохранившийся храм «Аташгях» в Сураханах. (Парсы, гебры - народность иранского племени, последователи религии Зороастра. В Индию, преследуемые в Персии за религию, зороастрийцы начали переселяться после гибели царства Сасанидов в VII веке н.э. В Бомбее парсы составляли значительный класс населения по богатству и общественному положению. По переписи 1921г. их было около 102 тыс. человек в Индии, и около 10 тыс. человек - в Персии).

Сураханская белая нефть, считавшаяся наилучшим средством лечения, вывозилась па рынки Персии, Бухары, Индии и Московии. Об этом свидетельствуют заметки известного венецианского путешественника, первого европейца, посетившего Кавказ, Марко Поло (1254-1324гг.), которые через столетия будут опубликованы во Франции («Le livre de Marco Polo», Рaris, 1865).

История изобилует достаточным количеством примеров о применении нефти и в военном деле - об этом утверждали: карфагенский полководец Ганнибал (246-183 до н.э.), древнеримский ученый Плиний-старший (23- н.э.) и др. Нефть входила в состав так называемого «греческого огня» (смесь селитры, серы и нефти), который успешно применялся при войнах в древние и средние века: «огонь» горел на воде поджигая вражеские суда...

После 70-х годов XIX в. началась повсеместная промышленная добыча нефти в Российской империи и за рубежом с одновременным развитием исследований в области нефтехимии и нефтяной технологии. Огромную роль в обширном исследовании нефти и нефтепродуктов сыграли блестящие работы и открытия химиков и технологов разных стран - Д. Менделеева, A.

Бутлерова, Ф. Бейльштейна, К. Райхенбаха, К. Шорлеммера, К. Энглера, В.

Марковникова, В. Оглоблина, Ю. Лермонтовой, К. Лисенко, А. Летнего, А.

Никифорова, В. Шухова, С. Квитко, В. Бартона, Л. Гурвич и др.

Однако, начало промышленному использованию нефти было положено после изобретения крекинг-процесса. Впервые разработанные Владимиром Шуховым (1891г.) и позже, Вильямом Бартоном (1913г.) основы термического крекинг-процесса, дали возможность превращать высокомолекулярные углеводороды в низкомолекулярные;

а уже после детального изучения особенностей крекинг-процесса около половины добываемой нефти перерабатывалось в бензиновые фракции. Позже, крекинг-процесс был дополнен созданием способа каталитического гидрирования насыщенных углеводородов, образующихся при расщеплении нефти.

Здесь необходимо отметить, что хотя исследования по разработке термического разложения нефти проводились и ранее, в 90-годах Х1Хв. (в России - Г. Алексеевым и др., в Англии -Дьюаром и др.), именно бакинец Семен Квитко в 1912г. разработал новый способ термического разложения нефтяного остатка (он запатентовал это изобретение на год раньше американца В. Бартона), промышленная реализация которого была осуществлена только в 1925г. Изобретение С. Квитко еще до Первой мировой войны предполагало использовать Морское министерство, однако начавшаяся война помешала осуществлению намеченного плана.

Следует подчеркнуть, что существенный вклад в технологию высокотемпературной переработки бакинских нефтей внесли и Н. Зелинский, С. Вышетравский, С. Лебедев, А. Добрянский, Ф. Инчик, К. Харичков, Р.

Вишин и др., работы которых способствовали также и возникновению нового направления в химии нефти — нефтехимического синтеза, а Бакинское отделение Императорского русского технического общества (учреждено марта 1879г.) стало центром научных исследований по нефти на Кавказе.

Главной особенностью предлагаемой книги является то, что изложение очерков но истории азербайджанского нефтепроизводства в значительной степени основано на использовании дореволюционного документального материала, что дало возможность представить читателю и относительно более полную хронологию истории азербайджанского нефтяного дела с древности до наших дней.

В тексте предлагаемых очерков курсивом отмечены дополнительные сведения о личностях, внесших существенный вклад в историю научно технической и общественной мысли излагаемого периода.

Автор глубоко признателен руководству компании Кеppel FELS/CSC и особенно eе финансовому менеджеру Эльшану Курбанову за принятое решение о спонсировании этой работы, а также своей дочери Сафии за помощь в художественном оформлении книги.

Считаю своим долгом также выразить благодарность профессорам Рагиму Шукюрову (Азербайджанский технический университет), Эльмире Мурадалиевой (Бакинский государственный университет) и Алимамеду Шабанову (Азербайджанская государственная нефтяная академия) за советы в работе над рукописью книги.

РЕЦЕНЗИЯ на книгу доктора химических наук, профессора Азербайджанского технического университета МИР-БАБАЕВА МИР-ЮСИФА ФАЗИЛ ОГЛЫ «Краткая история азербайджанской нефти».

Книга представляет собой несколько отдельных самостоятельных очерков, различных по объему и составленных на основе документальных данных.

Автор известный специалист в области нефтехимии, имеет около научных трудов, изданных в республике и за рубежом;

изучением истории азербайджанского нефтяного дела начал заниматься с 1992г. Результатом кропотливой работы на тему о нефтяной истории страны стала предлагаемая читателю книга. Адресованная нефтяникам, студентам и аспирантам, нефтяных вузов, она, на мой взгляд, может вызвать интерес и массового читателя.

К примеру, очень занимателен очерк о Бакинском отделении Императорского русского технического общества (БО ИРТО), являющегося научным центром в Баку до 1920г., и способствующим учреждению в Баку в 1904г. российской нобелевской премии. То есть Баку, став ядром российской добычи и переработки нефти в XIX в., превратился и в центр для проверки и практического использования результатов научных и инженерных исследований.

Заслуживает особого внимания и очерк о Д.И. Менделееве (не однократно приезжавшим на Абшерон), который дружил с Г.З. Тагиевым и плодотворно сотрудничал с ним в области нефтяного дела. В книге четко указаны исследования Д.И. Менделеева, В. В. Марковникова, В.Г. Шухова и др. по изучению абшеронских нефтей, а также показана роль ученых в поиске путей рациональной переработки нефтей и нефтяных остатков.

Оригинальна и показанная в приложении краткая нефтяная хронология, представляющая собой летопись сухих исторических фактов.

Однако она читается живо и увлекательно, благодаря внимательному прочтению автором большого количества документов и книг, включающих в себя и такие издания как «Труды БО ИРТО» с 1886 по 1918гг., «Нефтяное Дело» с 1899 по 1917гг. и др.

В заслугу автора можно отнести и представленный в конце книги список используемой и рекомендуемой литературы: он впечатляет и показывает глубину научной литературной проработки исследуемой темы.

В общем, предложенная книга «Краткая история азербайджанской нефти» Мир-Бабаева М. Ф. является актуальной в настоящее момент — в период промышленного развития независимой страны и обилия нефтяных контрактов, способствующих ее процветанию. Своим содержанием данная книга подчеркивает историческое и логическое единение нефтяного дела, на которое указывал Дмитрий Менделеев, создав в свое время единую научную программу развития нефтяного дела на основе изучения истории химии.

Ученый-химик подчеркивал: «Как там не рассуждайте и не критикуйте историю, а людскому уму мало одних частностей;

необходимы сперва систематические обобщения... Если нет этих обобщений, знание еще не паука, не сила, а рабство перед изучаемым».

Э.Б. Мурадалиева Доктор исторических наук, профессор Бакинского государственного университета ОЧЕРК ПЕРВЫЕ УПОМИНАНИЯ ОБ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ НЕФТИ Времен в глубоком отдаленьи Потомство тех увидит тени, Которых мужествен был дух.

Гаврила ДЕРЖАВИН Нефть известна с глубины веков: уже в древней Персии (Иран) языческие жрецы добывали ее из колодцев для священного огня. А строительным материалом для постройки Вавилона и Ниневии являлась асфальтовая (горная или минеральная) смола, которая образовывалась в остатке от испарения нефти, добываемой на реке Исе, притоке Евфрата.

В начале XIII в. арабский историк Мухаммед Бекран, посетивший Абшерон, в своей книге отмечал колодезную добычу нефти в Балаханах;

т.е.

колодцы представляли собой первые нефтяные источники (месторождения) Абшерона.

Нефтяные источники па Абшеронском полуострове с горящими газами служили последователям Зороастра (Заратуштры) предметом религиозного почитания (в VI в. до Рождества Христова на Абшероне были храмы огнепоклонников, в которых горели священные неугасаемые огни, выходившие из под земли). В XVIII в. и начале XIX в. огни тщательно поддерживались жрецами древнеиранской секты «парсов», от которых и сохранился до наших дней храм огнепоклонников в Сураханах. По сведениям древнегреческого историка Плутарха, описавшим походы Александра Македонского, уже в IV веке до нашей эры его воины для освещения применяли нефть с Абшеронского полуострова, перевозя ее в бурдюках или глиняных сосудах.

Уже в X веке арабский географ Масуди в своих записках говорит о сураханской белой нефти и о сураханских «вечных огнях». Сураханский храм огнепоклонников «Аташкях» и подобные храмы, построенные на местах выхода нефти и газа (в селении Шубаны, на о. Пираллахи) были разрушены во время похода на Азербайджан Александра Македонского ( - 323 гг. до н.э.), а затем и византийского императора Ираклия в 624г. н.э. В 636г. храм был восстановлен местными и изгнанными из Персии огнепоклонниками.

Третий раз храм был разрушен и предан долгому забвению при захвате Азербайджана арабами в 643 г. Только 10 столетий спустя — в XVII веке храм был вновь восстановлен на средства индийских купцов, проживающих в Сураханах, о чем свидетельствует надпись на старо-индийском языке, обнаруженная на каменной плите храма и прочитанная индийскими учеными.

В «Камеральном описании селений Бакинской провинции за 1832г.»

имеется такая запись о Сураханах: «При сем селении находится огнедышащее место, куда прибывают индийцы на поклонение и проживают по нескольку лет... - равно находятся колодцы с белой нефтью».

Интересные сведения о сураханском храме оставил посетивший Баку в 1770г. по заданию петербургской Академии Наук русский ученый Гмелин Самуил Готлиб: «Местные огнепоклонники - это потомки древних гербов (последователей религии Зороастра), уцелевшие в Персии после установления ислама. Они почитают сей неугасимый огонь за нечто чрезвычайно святое и за знак божества... Благоговейные люди из Индии ходят для спасения к этому неугасимому огню в Баку... Один из этих храмов уцелел до сих пор у селения Сураханы».

Само название Сураханы происходит от санкритского слова «Суркашаны», что означает «реликвия», «культовое место». В настоящее время Храм огнепоклонников в Сураханах является памятником архитектуры и одной из достопримечательностью бакинского района.

Небезынтересный факт: в октябре 1858г. сураханский храм огнепоклонников «Аташгях» посетил знаменитый французский писатель А.

Дюма-отец.

Начиная с VIII в. известные путешественники и ученые, побывавшие на Кавказе (на Абшероне): арабы - Истахри Исхак (VIII в.), Ахмед Баладзори или Аль-Белазури (середина IХв.), Масуди Абдул Гусейн (первая половина X в.), Aбу Дулаф (942г.), Хамдуллах Казвини (1339г.), Амин Ахмед ар-Рази (1601г.);

венецианец Марко Поло (первая половина XIV в.);

немец Адам Олеарий (1636г.);

турок Эвлия Челeби (1647г.);

швед Эгельберт Кемпфер (1683г.) и др. показали, что политическая и экономическая жизнь в этом регионе издавна была связана с нефтью.

Так, книга А. Баладзори «Завоевание стран», частично изданная на английском языке («The origins of the Islamic state», by P.Hitti and F.Murgotten, N.Y., 1916, V.1-2.), содержала очень важные сведения по экономике, общественным отношениям и культуре народов Арабского Халифата.

Масуди письменно утверждал о наличии двух главных источников черной и белой нефти на Абшеронe. А Марко Поло сообщал об использовании на Абшeроне нефти в медицинских целях и для освещения, а также подтверждал вывоз нефти из Баку в страны Ближнего Востока. В своей книге «Нузхатал-Кулуб» (1339г.) X. Казвини писал: «Величайшее месторождение нефти - в Баку. И сеть там местность, где копают колодцы, дабы нефть выходила наружу... и ее извлекают из тех источников». По данным Амина Ахмеда ар-Рази;

в начале XVII в. на Абшеронe было около 500 колодцев, из которых добывалась черная и белая нефть.

Здесь следует отметить, что в ХV-ХVII вв. во многих странах Европы и Северной Америки нефть добывали примитивным способом: опускали в неглубокие колодцы и озера ткани, и затем выжимали их в сосуды. А жители Абшерона в этот период уже умели рыть нефтяные колодцы и шахты глубиной до 10 саженей (1 сажень равнялся 2,13 м) и добывали нефть с помощью конной тяги.

На это указывают и знаменитые личности более позднего периода, посетившие Абшерон (Баку): англичанин Иоанас Ганвей (1741 г.);

и россияне - Иоанн Лерх (1733г.), Самуил Гмелин (1770г.), А. Ярцев (1812г.), Эдуард Эйхвальд (1825г.) и др., которые оставили после себя подробные описания качества нефти, нефтяных колодцев и вечных огней.

Вот как описывает бакинские нефтяные колодцы немецкий дипломат и путешественник Адам Эльшлeгeр (известный в литературе как Олеарий), увидевший колодцы в 1636г.:

«Это разнообразные ямы числом до 30, расположенные почти все на расстоянии одного выстрела из ружья;

из них сильным ключом бьет нефть.

Среди них было 3 главных колодца, к которым нужно было спускаться в глубину на две сажени, ради чего было поставлено несколько поперечных балок, которыми можно было пользоваться в качестве лестницы... Здесь можно вычерпывать и бурую, и белую нефть, но первой больше, чем второй».

Заметим, что как Масуди (X век), так и намного позже, Олеарий (XVII век) утверждали о наличии белой нефти на Абшероне, которая уже тогда считалась ценным товаром и вывозилась на рынки Персии, Турции, Ирака и Индии.

Это подтверждает и один из директоров англо-русской торговой компании И. Ганвей, посетивший Баку более чем через 100 лет после Олеария. В своей книге «Исторический обзор об английской торговле на Каспийском море» (1754г.) он отметил, что бакинцы уже давно употребляли газ для варки пищи, кипячения воды и обжига извести;

а сураханская белая нефть считалась величайшей редкостью и вывозилась в различные страны: ее употребляли как лекарство от каменной болезни, болях в груди, при судорогах и т. д.

Характерны высказывания турецкого путешественника Эвлия Челеби о бакинской нефти: «...Люди, занимающиеся добычей нефти, опускаются в колодцы: днем и ночью добывают нефть и наполняют ею бурдюки из козлиных шкур. Затем ее покупают купцы и вывозят в разные страны. Нефть бывает восьми цветов, но самой лучшей является желтая нефть. Черная нефть находится в собственности шаха..., ее отправляют в крепости, граничащие с Узбекистаном, Персией, Курдистаном, Грузией, Дагестаном..., и используют ее в тех местах для освещения. Она необходима как военная предосторожность для защиты городов и крепостей...».

Интересное описание бакинских нефтяных колодцев мы находим и у Э. Кемпфера, секретаря шведского посольства в Персии, находившегося в Баку 6-8 января 1683г., который в своей книге «Семь чудес Бакинского полуострова» заметил:

«В тысяче шагов на северо-запад от вечных огней находится другая замечательная вещь, а именно - источники белой нефти, но в таком глухом месте, что никто не предположил бы их существования здесь, не зная заранее... В двух часах пути на запад от месторождения белой нефти находится...

замечательный пункт, производящий черную нефть - грязного, почти черного цвета... Для добычи нефти вырыто множество узких вертикальных колодцев, приток нефти в некоторых из них обильный и постоянный... Плотная глинистая почва позволяет углубляться до желаемого горизонта без всякого крепления стен, не подвергая землекопов опасности. Извлечение нефти из колодцев производится кожаными ведрами ручным способом или небольшими воротами... Подъем производился посредством особого механизма, приводимого в движение двумя лошадьми, работающими в кругу попеременно на вороте. За исключением нескольких часов ночи работа здесь не прекращается... Перевозка нефти производится в бурдюках на четырехколесных телегах в города Шемаху и Баку;

из первого пункта она отправляется на верблюдах внутрь страны, а из второго -морем в Гирканию, Узбекскую и Черкасскую области и Дагестан...» [Бакинские известия, 1883, №5-7].

А вот как описывал Э. Кемпфер сураханские «вечные огни»:

«Из многочисленных скважин клубился огонь у селения Сарганы (Сураханы). Жители села пережигали на известь куски камня...».

В 1733г., когда Абшерон еще являлся владением России (петровские завоевания от похода 1722-1723гг. Россия по Гянджинскому договору вернула Персии только 10 марта 1735г.), сотрудник русского посольства в Персии, доктор И. Лерх (Лерхе), посетив бакинский нефтяной район, записал:

«30 июня проехал я пять верст от неугасимого огня до Балаханов к черным нефтяным ключам... Кладезей оных находилось во время персидского шаха - 52... Кладези глубиною в 20 саженей, из коих один весьма сильно бьет и ежедневно доставляет 500 батманов нефти... Нефть из кладезей выливают в большие и глубокие ямы, а отсюда в больших кожаных мешках на арбах возят в Баку, выливают остатки в 3 ямы или погреба и продают в Гиляне, Шемахе и в прочих местах, а остатки употребляют в городе» (1 батман равнялся 8,2 кг).

В 1739г. выходит первый труд «О нефти» академика И.В. Вейтбрехта, опубликованный в «Примечании на ведомости», и содержащий максимум сведений об абшеронской нефти. Данный трактат «О нефти» основывался на достоверных материалах известного гидрографа, а позже и государственного деятеля Ф.И. Соймонова, который отослал данные своих исследований в Российскую Академию Паук еще в 1728г.

Соймонов несколько раз был в Азербайджане (на Абшероне), подробно описал находящиеся там нефтяные колодцы и представил план месторождений нефтяных газов. Под руководством Ф.И. Соймонова, исследовавшего Каспий с 1719 по 1727гг., напечатают в 1731г. первый атлас Каспийского моря с текстом.

Достоверные данные о нефтяных источниках Абшерона мы также находим и у академика С.Г. Гмелина, посетившего Баку в 1770г. Он изучал методы сооружения бакинских нефтяных колодцев, впервые высказав идею о возможности бурения на газ и использования его как топлива. Описывая колодцы, Гмелин уточняет, что в тот период их глубина в Балаханах достигала 40-50 м, а диаметр или квадрат сечения колодца - до 0,7-1,0 м.

В своем отчете (1771г.) ученый отмечает: «... колодезь закрыт камнями, в промежутки которых положен кусок глины, где вырезано имя бакинского хана, и посему никто нефти брать не может, если поставленный над нею от хана надзиратель не распечатает колодца. Доходы бакинского хана от соли и нефти, по показаниям местных жителей, составляли от 35 до 40 тысяч рублей. Пуд соли продается по 7-8 копеек, а за 15-фунтовый батман черной нефти, которая идет на сжигание, платится по 5 копеек» [Гмелин С.Г.

«Reise durch Russland zur Untersuchung d. drei Naturreiche» (СПб., 4 части, 1770-1784гг.)].

Гмелинские данные подтверждаются и другим известным пу тешественником А. Ярцевым, находившимся в Баку до вхождения Азербайджана в Россию. В частности Ярцев писал в 1812г.:

«... один князь бакинский имеет право все горное масло из сей страны продавать. Когда же в Балаханах его более исчерпается, нежели сколько покупщиков на оное окажется, тогда излишек отвозится в город Баку;

в нем же, хотя и нет особых запасных магазинов;

однако же вне города устроены к тому выкопанные 15 колодцев, до самого твердого гипсового камня, и выкладены они камнем. В сии то колодцы запасное масло наливается и содержится на то время, пока оно продавцами вычерпывается» [Ярцев А.

Российская горная история (рукопись), ч.7, кн.1, №43. Из книги К.А.

Пажитнова. Очерки по истории Бакинской нефтедобывающей промышленности. М.-Л., 1940, с. 11].

Небезынтересно высказывание Маршала фон Биберштейна, посетившего Баку в 1796г.: «Абшеронский полуостров содержит неиссякаемый запас нефти... Главным рынком его нефти является Гилян, потому что те, которые выкармливают шелковичные черви в этой провинции, убеждены либо по опыту, либо по предрассудку, общему для всех, что нефть - единственное вещество, которое можно сжечь, не повредив им насекомых, для освещения домов, в которых они выращиваются.

Фридрих Маршал фон Биберштейн (Федор Кондратъевич), (1768 1826гг.) — известный российский ботаник и путешественник;

по национальности немец. Родился и учился в Штуттгарде;

в 1793г. переехал в Россию на военную службу;

с 1796г., в качестве естествоиспытателя, сопровождал Персидскую экспедицию Зубова. Путешествовал главным образом по Кавказу и Крыму, где ему было поручено наблюдение за развитием шелководства. В результате путешествия по Кавказу (1798 1799гг.) собрал большие ботанические коллекции. Его основные труды по естествознанию: «Flora Taurico-Caucasica» (Харьков, 3 тома, 1808-1819гг.) и «Centuria plantarum Rossiae Meridianalis» (издание закончено после смерти автора). Эти работы явились первой сводкой по флоре Кавказа и Крыма, и долгое время служили основными источниками сведений о растениях этих регионов. Издал 2 выпуска альбома цветных изображений растений;

в настоящее время его богатый гербарий хранится в Ботаническом институте Российской АН.

Документы свидетельствуют, что наиболее древние нефтяные колодцы (всего около 120, глубиной от 2 до 20 саженей) размещались в следующих селениях Абшерона: Балаханы, Сураханы, Биби-Эйбат, Бинагады, Сабунчи, Романы и Шубаны, из которых наибольшая их часть находилась в Балаханах.

Характерная деталь: старые колодцы после использования длительное время простаивали и восстанавливались только после появления и накопления в них определенного количества нефти.

В настоящее время, первым нефтяным источником на Абшероне считается колодец глубиной 35 м, сооруженный мастером Алахьяром Мамедали Нур оглы в Балаханах, в 1594г. А в 1803г. бакинец Касымбек впервые начал морскую добычу из двух колодцев, расположенных в 18 и м от берега бухты Биби-Эйбат.

Здесь уместно отметить и бакинцев, Кербалая Юсуф Эмирбек оглы и Гаджи Наби Сафи оглы, награжденных царским указом в 1833г. серебряными медалями «За труды их и усердие, оказанные при открытии нефти и устройстве колодцев» на Кубани (Екатеринодар), куда они были приглашены руководством Черноморского казачьего войска.

В Балаханах местными жителями в 1823г. был найден камень с надписью о том, что колодец «Халафи» за 200 лет до этого был перестроен.

Остальные древние колодцы: «Чамбу», «Гаджи Зураби», «Достаков», «Салахи», «Уруси», «Казы», «Шах-Сафи», «Агаи», «Али-Бейи», «Гасан Али», «Ханали», «Ирзагули» и др., сооруженные в XVIII в., также были восстановлены задолго до вхождения Азербайджана в состав России.

Достоверное описание колодцев в Сураханах показано Э. Эйхвальдом (1795-1876гг.), который посетил Баку в 1825г. (Эйхвальд Эдуард Иванович выдающийся российский естествоиспытатель. В 1825-1827гг. совершил путешествие по Кавказу и Каспийскому морю изучая фауну, флору и геологию этих мест). Особенно подробно Эйхвальд описывает колодцы с ценной белой нефтью в своем сочинении «Reise auf dem Caspischen Meer und Caucasus»:

«Колодцы белой нефти находятся на северо-западе от деревни Сураханы (Sarrachani), приблизительно в расстоянии 1,5 версты от нее. Для добычи ее устроены 16 колодцев с выложенными камнем стенками. Для того, чтобы нефть и вода лучше могли в них сбираться - внутри они уложены широкими, вверху, напротив, узкими, не более фута в диаметре.

Они прикрыты плотно прилегающими покрышками, чтобы нефть не могла испариться... Медленный приток этой нефти указывает, что здесь происходит возгонка черной нефти, которая осаждается на новом месте. Во многих ко лодцах сбирается белая нефть с массою воды, каждый колодец дает ее неопределенное количество, более летом, менее зимой, более при хорошей погоде, нежели при ненастьи. Так колодец Мустафа, глубиною 3 сажени фут., дает летом до 3-х пудов нефти за 10 дней, в холодное время - 1 пуд фун.... Вычерпываемая маленькими бурдюками белая нефть отправляется в Баку для хранения в амбарах. Цвет ее все же не совсем белый, но переходит часто в желтоватый. Чем дольше стоит она на воздухе, тем более становится желтою и бурою».

После завоевания Северного Азербайджана Россией (1813 и 1828гг.) нефтяные колодцы перешли в собственность ее государственной казны;

официально была введена откупная система, согласно которой нефтяные колодцы сдавались правительством на откуп, или находились в непосредственном управлении казны.

Характерен в этом отношении рапорт главнокомандующего на Кавказе генерала Н.Ф. Ртищева (1754-1835гг.) от 30 июля 1813г., в котором говоря о прибылях казны от нефтяных колодцев и разных податей, указывается, что «сия статья, включительно с другими весьма неважными, принесла на первый раз откупной суммы в 4 года чистыми деньгами 450 тыс. рублей на ассигнации без всяких забот и издержек со стороны казны».

Здесь необходимо отметить, что помимо Абшерона, нефть в не значительных количествах добывалась и в Губинском и Ширванском уездах, нефтяные колодцы которых, после вхождения данных уездов в состав России, также были включены в введение казны и отданы на откуп. Так например, губинский городской комендант, который отдавал их в откуп, должен был следить, чтобы «извлечение нефти излишним умножением колодцев произвольно не увеличивалось, ибо иначе сделается подрыв важнейшему бакинскому нефтяному промыслу, для казны более полезного, нежели нефть губинская».

Абшеронские нефтяные колодцы с конца 1806 но 1824гг., с 1826 но 1834гг., и с 1850 по 1872гг. принадлежали разным откупщикам, а между этими годами находились в непосредственном ведении казны. Первым основным откупщиком бакинских колодцев в течение 18 лет, начиная с 1806г. являлся губернский секретарь М.М. Тарумов, а последним - с 1860г. и до отмены системы откупа (1872г.) - И.М. Мирзоев. Царская казна, тщательно контролируя действия откупщиков, в тоже время строго стояла на стороне их монопольных прав и интересов, запрещая другим лицам, кроме откупщика, продажу нефти.

К примеру;

в 6-ом пункте контракта, заключенного между казной и Тарумовым в 1821г. отмечено: «А кто если изобличен будет, то с такого тайно-продавца за первый раз взыскивать тысячу рублей государственными ассигнациями в пользу казны и отбирать все количество нефти в пользу откупщика, как собственность ему принадлежащую, а за другую и третью тайно-продажу нефти сверх такого взыскания в пользу казны и откупщика, передать тайно-продавцов суждению по законам» [ЦГИА Азсрб. ССР (сейчас ГИА АР), ф.24, оп.24, д.109, с.24].

Контракт гарантировал откупщику почти все: рабочую силу для рытья и ремонта колодца, вычерпывание нефти из колодцев и перевозки ее в городские амбары, а также право на рытье и поиск новых источников нефти.

Откупщик, в свою очередь, платил откупную сумму за добычу бакинской нефти, согласно заключенному контракту.

Следует отметить, что в правительственных и общественных кругах России имелись расхожие мнения по нефтяной политике: были сторонники и противники откупной системы в целом.

Одним из рьяных сторонников системы откупа являлся генерал Н.Ф.

Ртищев, который в уже известном нам рапорте от 30 июля 1813г.

докладывал: «Верным может быть доход для казны от сего произведения только тогда, когда изобилующая богатством статья сия будет на откупе у честных людей... Если же заведения сии будут приняты под непосредственное заведывание казны, то, кроме учреждения для сего особого штата чиновников, также жалованья для них, и содержания рабочих людей и разъездов, все потребует значительных для казны расходов».

Его полностью поддерживал и царский сенатор П.П. Гагарин.

Противники этой системы (смотритель бакинских нефтепромыслов Реут, начальник Горной экспедиции Э. Эйхвальд, ст.-секретарь М.П.

Вронченко, крупный нефтепромышленник В.И. Рагозин, Д.И. Менделеев и др.) всячески настаивали на ликвидации откупной системы и введение непосредственного государственного управления на нефтепромыслах Баку.

К примеру: ст.-секретарь М.П. Вронченко в письме от 12 октября 1844г. главнокомандующему Закавказским краем генералу А.И. Нейдгардту приводил следующий довод против откупной системы: «В восьмилетие с 1836 по 1844гг. против восьмилетия с 1828 по 1836гг. вывоз нефти в Персию не уменьшился..., а увеличился на 9139 пудов... Чистый доход казны но сложности трех лет (1840, 1841 и 1842гг.) простирается ныне до 109 тыс.

рублей, последняя же откупная сумма составляла 91 тыс. рублей».

Надо отметить, что впервые бакинские нефтепромыслы перешли в непосредственное управление царской казны 1-ого января 1825г. В это же время, в Баку, по указанию Горной экспедиции командируется практикант, впоследствии талантливый горный инженер Н.И. Воскобойников (1801 1860гг.) с целью «вместе с прикомандированным от бакинского коменданта прапорщиком Талалаевым осмотреть и принять от откупщика Тарумова в казенное ведомство колодцы и погреба с черной и белой нефтью, находя щиеся в Балахани, Бинагады, Сорахани и Баке и представить за общей подписью подробную ведомость о числе колодцев и погребов, состоянии их и сколько в погребах содержится непроданной нефти;

какие при всем том имеются казне и откупщику принадлежащие строения и вещи;

также сколько находится в Баке непроданной и запасной в буграх, при Масазаре и Зыхе (нефти), удобных ли местах она сложена» [ГИА АР, Ф.24, оп.24, д.390, с.2].

Блестяще выполнив задание, Воскобойников 12 января 1825г.

направляет в Горную экспедицию обстоятельный доклад о состоянии нефтяных и солевых источников Абшерона. Характерно, что его материалы являются и на сегодняшний день пока единственным источником, наиболее полно описывающим состояние казенных и частных нефтяных колодцев Абшерона при откупной системе и накануне перехода их в казенное управление.

Так, согласно данным Воскобойникова на 1 января 1825г., около Биби Эйбата было 17 колодцев, отданных на откуп Тарумову и 1 частный колодец;

а в Балаханах - 82 казенных колодца черной нефти. Воскобойников подчеркивал, что в самом Баку вдоль северных крепостных стен были сооружены 16 каменных погребов, в которые на арбах доставляли нефть почти со всех нефтяных колодцев Абшерона. (На месте этих погребов в настоящее время расположены - здание Президиума Национальной Академии Паук «Исмаиллия» и сквер им. М.А. Сабира).

В «Горном журнале» (1827г.) он отмечает: «Полуостров Апшерон представляет безлесую и почти бесплодную полосу земли... Но природа заменила недостатки страны сей, разлив в недра ея изобильные источники нефти и соли, которые не только удовлетворяют нужды жителей, но и служат источником их богатства... А черная нефть - черная смола. Она имеет главное течение во внутренности земли, но выходит и на дневную поверхность на различных высотах, и даже на дне морском».

В дальнейшем, Н.И. Воскобойников несколько раз будет занимать пост директора бакинских нефтяных и солевых промыслов (в 1825г. и в 1834 1838гг.), что положительно отразиться на развитии азербайджанского нефтяного дела. К его основным заслугам следует отнести разработку обширного плана действий в области добычи, разведки, хранения, перевозки и сбыта нефти.

Имея на своем пути существенные преграды со стороны власть имущих, всячески противившихся передаче колодцев казне (министр финансов Е.Ф. Канкрин;

главнокомандующий на Кавказе генерал Е.А.

Головин, сменивший генерала А.П. Ермолова и др.), Воскобойников осуществил на Абшероне целый комплекс мероприятий, в конечном счете, способствующих созданию и развитию нефтяной промышленности в Азербайджане;

а именно: бетонирование дна нефтяных амбаров;

устройство для получения осветительного керосина путем перегонки сураханской нефти;

ведение учета посредством нарезок на нефтехранилищах;

применение белой и черной нефти вместо скипидара, дегтя и рыбьих жиров для освещения домов, уличных фонарей и маяков, а также для «напитывания строевого леса, употребляемого на стройке надводных частей судов».

В 1837г., по инициативе Воскобойникова, создается Закавказское общество поощрения промышленности и торговли, которое занимается сбором информации о потреблении нефти на всем Кавказе. Деятельность этого общества способствует улучшению сбыта нефти в Азербайджане и во всем Закавказье.

В Балаханах, в 1837г., начал действовать первый на Абшероне нефтеперегонный завод Воскобойникова, который «устроил особый перегонный снаряд и железные бочонки для перевозки» [Акты, собранные Кавказской археографической комиссией (АКАК), т.9, с.651]. Этот завод успешно функционировал с ноября 1837г. по август 1838г.: за это время было выработано более 900 пудов осветительного масла, позже отправленного в Астрахань. На заводе Воскобойникова впервые в мире была применена перегонка нефти вместе с водяным паром, а нефть подогревалась при помощи природного газа. Основными причинами закрытия завода, вероятнее всего, были высокие расходы на тару и перевозку конечного продукта.

Полностью закончить дело по перегонке нефти на керосин Воскобойникову не удалось;

в 1846г. Николай Иванович выходит в отставку по состоянию здоровья и навсегда покидает Абшерон.

Согласно данным Каспийской палаты Государственных имуществ Министерства Гос. имуществ за 1842г., на Абшероне действовало колодцев, которые ежегодно давали до 3,8 тыс. т нефти;

причем добываемая нефть в больших количествах вывозилась в основном в Персию. Наибольшая глубина колодцев доходила до 14 саженей.

В 1846г., на Биби-Эйбате (там уже было более 25 колодцев, которые давали нефть), по предложению члена Совета Главного Управления Кавказом Василия Семенова, была пробурена первая в мире скважина глубиной 21 м для разведки нефти. Руководил бурением директор Бакинских нефтяных промыслов Корпуса горных инженеров - майор Алексеев [АКАК, т. 10, с. 137]. Азербайджан опередил Америку на 13 лет: первая пробуренная американская нефтяная скважина датируется 1859г. Однако, именно с 1859г., после открытия большого артезианского источника в Веньнано (Пен сильвания), начинается коммерческий нефтяной промысел.

В своем отношении ст.- секретарю М.П. Вронченко от 8-14 июля 1847г. наместник на Кавказе князь Михаил Воронцов официально подтвердил факт окончания бурения первой в мире нефтяной скважины на Биби-Эйбате: «Я разрешил Шемахинской Казенной Палате произвести новые разведки на нефть в Бакинском уезде, на берегу Каспийского моря, в урочище Бейбад, посредством земляных буров, с употреблением требовавшихся на это расходов за счет 1000 р.с, ассигнованных Вами в 1845г.

на этот предмет. Вследствие этого и.о. директора Бакинского и Ширванских минеральных промыслов доносил, что на Бейбаде... найдена нефть...»

[АКАК, т.10, с.145].

Воронцов Михаил Семенович (1782-1856гг.) — российский военно-началъник и государственный деятель. Светлейший князь (с 1852г.). В 1844г. являлся главнокомандующим русскими войсками на Кавказе и кавказским наместником. В мае 1845г. выступил с войсками в знаменитый Даргинский поход, который через два месяца тяжелых боев был завершен взятием аула Дарго - опорного пункта Шамиля. За этот поход Воронцов был возведен в княжеское достоинство и назначен шефом Куринского егерского полка. В 1847г. Воронцов лично возглавлял войска, действовавшие в Дагестане, руководил штурмом Гергебилъ и взятием Сальты. В 1853г. перед Крымской войной был занят укреплением границы с Турцией и защитой черноморской береговой линии. Позже, в связи с возрастом и ухудшением здоровья, Воронцов подал в отставку и навсегда покинул Кавказ. Скончался в Одессе в 1856г.

Однако, еще в 1844г. В.Н. Семенов в представлении на имя кав казского наместника отмечал, что от продажи черной нефти ежегодно выручается от 80 до 85 тыс. рублей серебром, но этот доход можно повысить до 100 тыс. если: 1) перестроить два главных колодца, 2) произвести углубление других колодцев при помощи бура, 3) вырыть новые колодцы по способу, предложенному Воскобойниковым, 4) создать бассейн-отстойник для разделения нефти от воды и 5) обеспечить условия для перегонки нефти [Архив департамента горных и соляных дел;

отд. 4, стол 2, дело № 2465]. В 1848г. был построен новый колодец, дававший по 110 пудов нефти в сутки.

Но, как показало время до серьезной попытки по осуществлению предписаний Семенова дело не дошло, т.к. князь М. Воронцов в конечном счете поддержал откупщиков.

Забегая вперед отметим, что в 1911г. (в 52-ю годовщину американской нефтяной скважины) в память Эдвина Дрейка (1819 1880гг.), положившего основание американскому нефтяному делу бурением в 1859г. первой скважины в Пенсильвании, было положено основание нефтяному музею (Drake Memorial Museum). Газета-журнал «Нефтяное Дело» (1911г.) отметила, что «... в музее по замыслу его основателей, будет представлена история нефтяной про мышленности, для чего будут собраны образцы песка, нефти, инструменты и предметы, относящиеся к тому времени, а также библиотека, исключительно посвященная вопросам теории и истории нефтяной индустрии. Основатели музея задаются целью сделать его Меккой для всех тех, так или иначе интересующихся нефтяной промышленностью». Давно уже пора создать аналогичный музей и в Баку (на Биби-Эйбате), где 1-ая нефтяная вышка была пробурена намного раньше американской. Отрадно, что в настоящее время в Баку ведутся серьезные строительные работы по созданию крупнейшего на Востоке Музея нефти. В России официально запрещалось бурение нефтяных скважин до 1869г. (правительство прислушивалось к выводам иностранных специалистов, доказывающих непригодность и бесперспективность бурения для добычи нефти). К примеру;

когда в 1866г. Закавказское торговое обще ство ходатайствовало перед правительством о разрешении начать буровые работы, то получило отказ.

Именно, успех нефтяного дела в США заставил обратить внимание на европейские (галицийскиe), а затем и кавказские (абшеронскиe) нефтяные месторождения.

В 1869г. откупщик И.М. Мирзоев пробурил свою первую скважину глубиной 64 м, в Балаханах, но неудачно. В 1871г., почти на том же месте он пробуривает вторую скважину глубиной 45 м, которая оказалась очень результативной: она давала в среднем до 2 тыс. пудов нефти в сутки.

С 1872г. начинается интенсивное строительство скважин глубиной до 45-50 м, что приводит к почти полному прекращению строительства в бакинском районе новых колодцев.

В статье известного географа и востоковеда, около 30 лет путе шествующего по Европе, Ближнему и Среднему Востоку, П.A. Чихачева (1809-1890гг.) «Нефть в Соединенных Штатах и в России» сопоставлены дебиты абшеронских и американских скважин: абшеронскиe давали более чем в 3 раза больше нефти, чем американские и высота нефтяных фонтанов в бакинском нефтяном районе достигала 84 м, а в США - всего 19 м.

Первый мощный фонтан - «Вермишевский» - на Абшeроне ударил со скважины на участке торгового общества «Халафи» 13 июня 1873г.: было получено более 90 млн пудов нефти в течение трех месяцев. А 14 октября 1875г. с глубины 96 м ударил второй мощный фонтан на промысле товарищества «Соучастники»: в течение месяца скважина фонтанировала с дебитом до 200 пудов в сутки.

По данным С.М. Лисичкина, если общее число действующих колодцев в 1873г. равнялось 158, а нефтяных скважин - 9, то в 1876г. число действующих колодцев и скважин стало одинаковым - 62.

Т.е., рытье новых колодцев для извлечения поверхностной нефти старым ручным способом прекращается и начинает резко увеличиваться количество пробуренных скважин, с применением новой, для того времени, техники добычи и переработки нефти: появляются первые паровые машины, используются объемистые, соответствующие глубине скважин желонки или длинные железные ведра, с открывающимся дном для добычи нефти и сливания ее в желоба, связанные с хранилищами (амбарами).

В 1873г. инженер 13. Неручев, посетивший Баку, так отметил извлечение нефти из буровых скважин: «... желонка подымает примерно около 5-8 пудов нефти, на что употребляет, смотря по роду движения и глубине скважины, до 3 минут. Если поднятие и опускание желонки производится с помощью паровой силы и глубина скважины не превышает 30 саж., то на одно опускание и поднятие желонки нужно не более 45 секунд;

если же вместо парового движения употребляют лошадинную силу, то около 1 мин., если человеческую силу, то около 2-3 минут. Такой способ выкачи вания нефти называется в Баку тартанием» [Природа, 1876, кн.1 |.

Известный нефтехимик, профессор С.-Петербургского Горного института К.И. Лисенко, уже в 1878г. отмечал, что начиная с 1874г. число нефтяных скважин интенсивно растет, а количество колодцев снижается;

т.е.

основная добыча нефти приходится на буровые скважины, а колодцы начинают выполнять уже второстепенную роль. В 1878г. на Абшероне насчитывалось 301 нефтяная скважина, из которых - 251 находились в Балаханах, Сабунчах, Романах и Забрате.

Лысенко Кокон Иванович (1836 1903гг.) - профессор химии, горный инженер.

Окончил горный кадетский корпус в 1856г.

Работал в Гейдельберге в лаборатории профессоров Роберта Бунзена и Эмиля Эрленмейера. В 1861г. стал преподавателем органической химии в Горном институте (С.-Петербург) и оставался в нем до конца своей служебной карьеры. За это время был адъюнктом и профессором института, а последние 10 лет инспектором. С 1877 по 1888гг. являлся редактором старейшего научно-технического издания России «Горный журнал», первый помер которого вышел в 1825г. в С.-Петербурге. Несколько раз был в Баку с целью изучения нефтяного дела. Научные труды Лисенко очень многочисленны;

их основные направления: 1) доказательства различия углеводородов, составляющих американскую и бакинскую нефти и 2) теоретическое обоснование практического способа очистки нефтяных дистиллятов. Его работы, в основном, печатались в «Горном журнале», а также в журналах «Записки Императорского русского технического общества (ИРТО)», «Труды Бакинского отделения (БО) ИРТО» и «Нефтяное дело». К.И. Лисенко впервые высказал идею о создании в Гаку «нефтяной станции» для хранения в ней всех журналов буровых работ (чтобы на их основе составить геологическую карту Абшерона), а также для исследования нефтей с различных глубин залегания.

В заключение очерка представим записку Управляющего горной частью на Кавказе, инженера И.А. Штеймана, содержащую, на наш взгляд, необходимое и ценное, для того времени, предложение об организации нефтяного дела на Абшероне с использованием частного капитала:

«Несмотря на огромное развитие американского нефтяного промысла, кавказская нефть могла бы конкурировать с американской... Уничтожение откупа будет весьма значительным шагом к развитию промышленности.

Уничтожением откупа правительство открывает огромное выгодное поприще для частной промышленности. На обязанности его должно лежать главнейшее - только удаление всех экономических препятствий, встречающихся на пути к развитию какого бы то ни было промысла.

Остальное будет зависеть от умения частых лиц взяться за дело и от их предприимчивости. В этом отношении нельзя не подивиться завидной способности заатлантических друзей» [Записки Кавказского отделения ИРТО, 1899, документ №10).

Штейман Иван Александрович (1820-1894гг.) — известный ор ганизатор российского горного дела, тайный советник. В 1866-1885гг.

возглавлял Горное управление на Кавказе, внес значительный вклад в становление и развитие российской нефтяной промышленности. Штейман — инициатор составления геологических карт Кавказа и Абшеронского полуострова.


В феврале 1872г., в С.-Петербурге российский император Александр II утвердил проект «Правил о нефтяном промысле и акцизе с фотогенного производства», написав резолюцию на представленном ему документе «Быть посему» [Горный журнал, 1872, №3, с.20]. Это открыло зеленую дорогу к азербайджанской (бакинской) нефти владельцам русского, местного и иностранного капитала.

Подытоживая вышесказанное, отметим, что начало интенсивного внедрения с 1869-1870гг. бурения в нефтедобычу, отмена откупа в 1872г. и предоставление права частным лицам брать в аренду нефтеносные земли способствовали бурному росту нефтяной промышленности в Азербайджане и в России в целом, что привело к возникновению целого ряда нефтефирм и торговых обществ: «Г.З. Тагиев» (1872г.), «Бакинское нефтяное общество»

(1874г.), «братьев Нобель» (1879г.), ротшильдское «Каспийско-Черноморское общество» (1883г.), «Нефть» (1883г.), «С.М. Шибаев» (1884г.), «Каспийское товарищество» (1887г.), «Нагиев Муса» (1887г.), «А.И. Манташев» (1889г.), «Асадуллаев Шамси» (1893г.), «Кавказ» (1896г.), «И.А. Ахвердов» (1896г.), «Русская нефть» (1898г.), «Соучастники» (1899г.), «Апшеронское нефтяное общество» (1899г.), «Александр Бенкендорф» (1900г.), «Bibi-Heibat Petroleum Co.Ltd.» (1900г.), «Balakhani Syndicate Ltd.» (1900г.), «Московско-Кавказское нефтяное общество» (1902г.), «Бинагадинское нефтепромышленное и торговое общество» (1908г.), «С.-Петербургско-Кавказскоe нефтепромышленное и торговое общество» (1911г.), «Мухтаров Муртуза»

(1913г.) и многие другие.

Т.е., возник уже новый этап в развитии нефтяного дела на Абшероне и в целом по Российской империи...

ОЧЕРКИ II «ПЕРСИДСКИЙ ПОХОД» ПЕТРА ПЕРВОГО О человеке надо судить не по его дарованиям, а по тому применению, которое он им. дает.

Рене ДЕКАРТ Успешно проведя военные действия на Западе, после окончания Северной войны, Петр I (1672-1725гг.) - последний московский царь и первый всероссийский император, подумал и о продвижении на Восток, в направлении Персии (Ирана), Индии, Китая и далее;

с основной целью — дальнейшего пополнения и обогащения царской казны... Он считал, что это возможно, в первую очередь, за счет нефтяных источников, имеющихся на территории Азербайджана, и уже тогда приносящих огромный доход казне персидского шаха. По донесениям Берг-Коллегии императору, благодаря добыче нефти на Абшероне, «великий прибыток от нее тамошняя нация получает». Согласно документам, персидский шах от торговли нефтью со странами Ближнего и Среднего Востока имел ежегодный доход в среднем до 7 тыс. туманов (около 50 тыс. рублей).

Нефтяные источники, и те богатства, о которых Петр I знал не понаслышке, а также весомый повод - «защита законной шахской власти»

ускорили военное вторжение Петра I в Персию.

Петр I (1672-1725гг.) —русский царь с 1682г (правил самостоятельно с 1689г.);

первый российский император (1721г.).

Выдающийся политический и военный деятель России. Осуществил ряд важнейших преобразований: организация мануфактур, оружейных и горных заводов, развитые торговли;

создание Сената, коллегий;

введение рекрутской по винности, создание регулярной армии, постройка флота;

разделение страны на губернии;

строительство Петербурга, крепостей, каналов;

открытие учебных заведений, Академии Наук, посылка молодых дворян для учебы за границу. Проявил дипло матические и военные способности во время Северной войны;

успешно руководил войсками при взятии Нотебурга (1702г.), в сражениях при Лесной (1708г.) и под Полтавой (1709г.), заложив основы русской школы военного искусства. Умело подбирал помощников в разных сферах деятельности. Решительно подавлял попытки реакции помешать осуществлению задуманных им реформ.

Еще в 1465г. посол ширваншаха Фарруха-Яссара - Гасанбек от правился с визитом дружбы к московскому великому князю Ивану III. А в 1466г., в Шемаху (столица древнейшего государства Ширваншахов) с ответным визитом прибыла московская посольственная делегация во главе с послом Василием Папен.

В состав делегации входили московские купцы, среди которых был и известный путешественник по Кавказу, Персии и Индии, тверский купец Афанасий Никитин, посетивший Баку и поведавший царскому двору о ценных восточных товарах (ширванский щелк, муганский хлопок, карабахские ковры, бакинская нефть и соль). Никитин оставил после себя дневник (путевые заметки) «Хождение за три моря», в котором подробно описал свое четырехлетнее путешествие по Персии и Индии [Срезневский И.И. «Ученые записки Академии Наук», С.-Петербург, 1856].

О имеющихся нефтяных источниках в Баку уже упоминалось в древнеалбанских письменных источниках VII в. и арабских документах VIII в. А в XIII веке венецианским путешественником и купцом Марко Поло и арабским ученым Мухаммедом Бекран было отмечено, что жизнь на Абшероне издавна была связана с нефтью. Так, Марко Поло - первый европеец - исследователь внутренней и восточной Азии, совершивший путешествие по Средней Азии от восточных берегов Черного моря до Китая, со слов второго лица сообщает, что нефть еще в те времена вывозилась из Баку на верблюдах в соседние земли в качестве осветительного и лечебного материала.

Характерно, что уже в 1637г. в документах Московского государства «Росписи пушечных запасов», а также в военных материалах 1640г., подчеркивалось, что бакинская нефть в горящем виде является грозным оружием.

Поводом для военного похода Петра I в прикаспийские земли явилось и его решение «наказать» бунтовщиков за ущерб, нанесенный русским купцам, торговавшим в Шемахе. В этом городе находились многочисленные купеческие колонии различных государств, в т.ч. и России. Русские купцы торговали на Каспии и в поволжских городах (Астрахань, Царицын, Ярославль, Нижний Новгород);

причем торговая связь между Астраханью, Москвой и Вологдой, а через последнюю с Архангельском, давала возмож ность кораблям с российскими товарами приплывать окружным путем в Центральную Европу и далее.

Дело в том, что в августе 1721г. один из феодалов северо-восточного Азербайджана, глава суннитского духовенства Гаджи Давуд Мушкурский (Губинский) в союзе с дагестанцами и наемными войсками, возглавив антиперсидское движение, осадил Шемаху и взял город. В городе начались грабежи, особенно со стороны наемных войск: были ограблены и жестоко избиты все купцы, находящиеся в городе (в т.ч. и русские), что вызвало крайнее недовольство России.

Итак, имелась основная цель (пополнение и обогащение царской казны с дальнейшим захватом прикаспийских областей) и был повод. Зная неординарный характер первого императора и его неукротимый прав, военное вторжение не заставило себя долго ждать. В кампании 1722-1723 гг.

Петр I предполагал осуществить походы в Баку, Тебриз и другие области Азербайджана;

для этого ему необходимо было не только захватить узкую прибрежную полосу, но и пойти дальше, в глубь Южного Кавказа.

Здесь уместно привести первую строго-научную характеристику Петра I, данную начальником Академии Генштаба в С.-Петербурге, профессором Г.А. Леером: «... он обладал необыкновенным развитием творческой стороны ума, способностью к спокойной встрече критической минуты, в то же время он был глубокий психолог, умевший действовать на душу солдат;

... он принадлежит к числу немногих полководцев, которые умели все делать, могли все делать, хотели вес делать... Петр является полководцем ори гинальным в высшей степени, для которого «битые дороги не существовали вовсе». Организуя русскую армию по иностранным образцам, применяя и вновь создавая приемы русского военного искусства, подражая и заимствуя иностранное, он всегда умел сохранить оригинальные основы национального гения. Военное русское дело при нем намного опередило европейские государства...».

Под редакцией проф. Г.А. Леера, являющегося и талантливым военным писателем, изданы обширные научные сочинения «Энциклопедия военных и морских наук» и «Обзор войн от Петра Великого до наших дней».

Леер Генрих Антонович (1829-1904гг.) - профессор;

начальник Академии генерального штаба в С.-Петербурге;

член Шведской Академии военных искусств. Леер положил начало научному исследованию стратегии в России. На литературном поприще выступил в конце 1850гг. в «Военном сборнике», сразу обратив на себя внимание специалистов. Наиболее значительные труды, кроме вышеупомянутых, «Публичные лекции о франко германской войне 1870-71гг.» и «Опыт кратко-исторического исследования законов искусства ведения войны».

Другой известный историк, М.В. Нечкина, считает, что «как личность Петр I соединял огромную волю, талант организатора и богатую инициативу с крайней психической неуравновешенностью, жестокостью, запойным пьянством и безудержным развратом». М.В. Нечкина полагает, что «ряд западных историков-исследователей идеализировал Петра I как представителя «государственности», замазывая его темные стороны и неправильно считая его царствование резким переломным моментом, в то время как оно лишь отчетливо развило наметившиеся ранее традиции».

Нечкина Милица Васильевна (1901-1985гг.) - известный советский историк;

лауреат Государственной премии СССР (1948г.);

с 1958г. академик Академии Наук СССР;

автор многочисленных трудов по истории общественного и революционного движения в России ХIХв.

Петровской администрацией была разработана обширная программа политических и экономических мероприятий в отношении Закавказья, т.к.

растущая промышленность России нуждалась в сырье, которое имелось в этом регионе. Однако, Россия была озабочена попытками Османской Турции первой захватить Закавказье и укрепиться на берегах Каспия.

Характерно, что прежде чем начать военный поход, Петр I 15 июня 1722г. обнародовал «Манифест» на азербайджанском языке, в котором он объяснял цель будущего вторжения [История Азербайджана. Баку. Изд-во Элм, 1979, с.83]. В «Манифесте» он отмечал, что русские купцы «по древним обычаям приехали» туда для торговли (торговые связи русских купцов в Шемахе были известны еще с XII века). Манифест Петра I являлся первым печатным документом на азербайджанском языке, изданным и распростра ненным в Азербайджане (манифест был направлен в главные города Ширвана: Баку, Дербент и Шемаху, а также и в прикаспийские области).


Конечно, в манифесте скрывались истинные цели похода: в нем Петр I убеждал здешнее шиитское население в том, что он является другом шаха и цель его миссии установить порядок в этом регионе;

в то же время христианскому населению Закавказья объяснялось, что целью вторжения является освобождение их от гнета мусульман. То есть, император мастерски использовал религиозный фактор.

Документы свидетельствуют, что Петр I серьезно готовился к походу на Персию: собиралась информация об этой стране, об ее владениях, а также подробные сведения о нефти и ее источниках. Так, еще задолго до военного похода, в 1716г., русскому послу в Персии А.П. Волынскому было дано особо секретное поручение, основной целью которого являлось: изучить маршруты караванных путей, состояние оборонительных сооружений местных войск, узнать о наличии пастбищ вдоль дорог (для каваллерии), установить отношение с местными христианами, а также изучить перспективы развития российской торговли в Персии (в частности, в Азербайджане).

Надо отметить, что Волынский блистательно выполнил петрово поручение и вернулся в Россию в 1718г. после заключения выгодного торгового договора с двором персидского шаха Хуссейна. В марте 1720г.

Петр назначив Волынского губернатором Астрахани, дает ему поручение изучить пути к продвижению вдоль западного побережья Каспия, а также «в великом секрете» приступить к строительству морских судов. Позже, в 1722г., Волынский будет участвовать вместе с императором в персидском походе.

Волынский Артемий Петрович (1689 1740гг.) - государственный деятель ХVIIIв., представитель классовых интересов дворянства. При Петре I — дипломат и губернатор Астраханской губернии. В 1715г.

Петр I назначил Волынского в Персию «в характере посланника» для открытия через Персию удобного торгового пути в Индию. При императрице Анне Иоановне Волынский — кабинет-министр (с 3 апреля 1738г.). Он автор проекта об ограничении самодержавной власти в пользу дворянства. Обвиненный в государственной измене Волынский был казнен.

В 1720г. Петр I отправляет в Персию своего сподвижника, гвардейского капитана А.П.

Баскакова в качестве лазутчика, с целью наладить торговые связи с Персией, а затем и с Индией. Баскакову, между прочим, поручается: «о состоянии тамошнем и о прочих обстоятельствах насматриваться и наведываться и все это делать в высшем секрете».

Баскаков Алексей Петрович (крупный деятель ХVIIIв.) - впервые упоминается в истории в 1720г. в связи с деятельностью Петра. В 1723г.

Баскаков назначается членом высшего суда для разбора дела и суда над вице канцлером бароном Шафировым;

через год Баскаков - заведующий монастырскими доходами, а затем обер-прокурор Синода в 1725-1726гг.

После смерти императора, в 1740г. Баскаков назначается Президентом ревизионной коллегии, а через год - Смоленским губернатором.

Стремление Петра I укрепиться на Западном берегу Каспия и построить крупный город с военно-морской базой было связано с его желанием установить сильное российское влияние в Закавказье и Персии.

Считая Баку главным пунктом в торговых делах между странами Востока и России, Петр I писал: «Нам (русским) крайняя нужда будет береги по Каспийскому морю овладеть, понеже... турок тут допустить нам неможно».

С этой целью гидрографу Ф.И. Соймонову, в 1719г. приказывается «исследовать, промерить, описать Каспийское море» [Очерки истории СССР, ХVIIIв., 1954, с.606].

С 1719 по 1727гг. Соймонов будет исследовать Каспийское море (он четырежда побывает на Каспии: 1719, 1722, 1723, 1726гг.). В 1731г. под его руководством напечатают первый полный атлас Каспийского моря с таким названием «Описание моря Каспийского от устья реки Астарабадской, западного и восточного берегов, глубины и грунтов и виды знатных гор».

Позже, уже, будучи государственным деятелем, Соймонов напишет историческое сочинение «История Петра I» [СЭС, 1980, с. 1248].

18 июня 1722г. русская флотилия в составе 274 кораблей под командованием Петра I и генерал-адъютанта Ф.М. Апраксина взяла курс из Астрахани на юг;

российская армия двигалась в двух направлениях морским и сухопутным путем. Значимость персидской кампании для Петра (в которой «нефтяной» стимул играл далеко не последнюю роль), на наш взгляд, определяется и тем, что он отправился в поход с супругой Екатериной I, оставив в С.-Петербурге во главе правительства князя А.Д.

Меншикова.

Апраксин Федор Матвеевич (1661 1728гг.) - видный военно-начальник, генерал адмирал, один из ближайших сподвижников Петра I. Командовал русским флотом в Северной войне и в Персидском походе;

отличился в боях за Выборг, Гельсингфорс, Борго и у мыса Гангут. С 1718г. - президент Адмиралтейств коллегии;

в 1722г.

сопровождал Петра в Персидском походе, на ходясь неотлучно при императоре в звании главнокомандующего. В 1723г. вернулся в Петербург, где принял начальство над флотом, в котором российский император в последний раз выходил в море. После смерти Петра, назначен членом учрежденного Верховного совета (8 февраля 1726г.). Несколько раз возглавлял флотилию в море и один раз в Ревель для защиты его от англичан. Это был последний выход графа Апраксина в море, после чего сдав свою должность, он отправился в Москву, где 10 декабря 1728г. на 67 году жизни скончался.

Почти 50-тысячное войско расположилась 15 августа 1722г. севернее Дербента: в месте, где Петр I высадился, был основан порт Петровск (ныне Махачкала). Под личным руководством императора вскоре были заняты Тарки, владелец которых, еще ранее принял русское подданство;

затем также без боя был занят Дербент.

Небезынтересный факт из жизни императора на Кавказе: присутствие Петра в Дербенте (23 августа) совпало с землетрясением. Нерастерявшись, он сказал супруге и окружавшей его свите: «Перед моим могуществом содрогается даже природа...».

В период пребывания Петра на Кавказе (в августе, 1722г.) его посетили представители всех сословий Дербента, Баку, Сальян, Решта и других городов. Петр I направил письмо сенату, где писал, что «был сердечно встречен населением». Но это было неполной правдой. Бакинский султан Мухаммед-Хусейн бек, опираясь на свои собственные силы и помощь Гаджи Давуда, был готов защищать город и поэтому даже не принял человека с письмом от Петра.

Вскоре, ввиду ряда обстоятельств (возникла новая угроза войны со стороны Швеции;

а также опасность со стороны Турции, которая уже нанесла России ряд крупных поражений на северном Причерноморье и на Балканах) император 7 сентября 1722г. возвращается в С.-Петербург, однако уже ноября этого же года из Астрахани он отдает приказ М. Матюшкину: «...

Когда придут весною из Казани 15 гекботов, тогда четырьмя полками на оных идти к Баке и взять» (Ф.И. Соймонов «Описание Каспийского моря и чиненых на оном российских завоеваний»). До августа 1723г. почти все западное и юго-западное побережье Каспийского моря было занято русскими войсками. Это было заслугой генерал-майора М.А. Матюшкина, которому было поручено руководить военными операциями. Перед выходом флотилии в море Матюшкин получил от императора еще и следующий приказ: «Итти к Баки и тщится оный город с помощью божию достать, понеже ключ всему нашему делу оный... и беречь сие место паче всего, понеже для него все делаем» [И. Голиков. Деяние Петра Великого. М., типография Степанова, 1797].

Матюшкин Михаил Афанасьевич (1676-1737гг.) -генерал, сподвижник Петра I. В 1697г. был послан в Италию для изучения морского дела;

участвовал в битве под Полтавой и в персидском походе (во взятии Баку), в котором после отъезда императора командовал всеми войсками. За успех в персидском походе император пожаловал его чином генерала-поручика.

Оставленный на завоеванной азербайджанской земле в качестве главнокомандующего всеми российскими войсками, Матюшкин здесь и получил присланные из С.-Петербурга знаки ордена Александра Невского (он награжден этим орденом 30 июня 1725г. уже по приказу Екатерины I).

Следует отметить, что взятие Баку (28 июля 1723г.) очень обрадовало Петра I: по этому случаю на улицах С.-Петербурга были устроены пышные торжества. Комендантом Баку назначили полковника - князя И.Ф.

Барятинского. (Позже, до 1920г. одна из улиц города называлась Барятинской;

затем эта улица была переименована на Фиолетова, а после 1991г. - на Ализаде).

После захвата Баку были взяты и Сальяны.

Петр I полагал, что именно обладание бакинской нефтью укрепит внешние торговые связи России с Востоком и Европой. Поэтому в 1723г. он писал из С.-Петербурга командующему всеми войсками па Кавказе и на Каспийском море генерал-майору М.А. Матюшкину: «Нефти белой несколько пуд вели взять из Баки, и пришли к нам или сам привези...». Далее следовал другой приказ: «Белой нефти тысячи пудов или сколько возможно прислать, да поискать здесь мастера» [История Азербайджана, т.1. Баку. Изд во АН. Азерб. ССР, 1958, с.314].

Естественно, приказ императора был выполнен, а М.А. Матюшкиным и Ф.И. Соймоновым была также произведена подробная опись всех бакинских нефтяных промыслов, которые впоследствии были приняты в собственность царской казны.

В своем труде «Материалы к новой истории Кавказа с 1722 по годы» известный общественный деятель России, историк П.Г. Бутков отмечает, что после взятия Баку «...собственность или доходы казны были приняты в российское управление. Оные состояли из двух главных, поступающих в продажу статей: соли и нефти, и сколько известно, приносили в казну российскую в год 50 тыс. рублей».

Бутков Петр Григорьевич (1775-1857гг.) - действительный член Российской Академии, сенатор;

служил по военному ведомству до 1820г., после был назначен директором училищ Воронежской губернии. В 1823г. был определен чиновником особых поручений при финляндском генерал губернаторе Закревском. В 1841г. избирается в академики по отделению русского языка и словесности, а в 1849г. назначается сенатором. Бутков известен многочисленными научными исследованиями;

его первые научные труды в виде «Материалов...» были посвящены службе на Кавказе. Своей фундаментальностью они обратили на себя особое внимание комиссии, назначенной Академией для разбора рукописей Буткова: «Материалы...»

явились первым опытом в российской исторической литературе последовательного изложения истории русских на Кавказе и в Крыму в XVIII и начале XIX веков. Основные работы Буткова напечатаны в журналах «Северный Архив» и «Журнал Министерства внутренних дел».

В результате персидского «низового» похода Петра I, согласно петербургскому трактату (12 сентября 1723г.) Россия получила западный берег Каспийского моря с городами Дербент и Баку, а также южные побережья с городом Астарабад. Россия, в свою очередь, обязалась оказать помощь Персии в войне с афганцами.

Успехи России в прикаспийских областях активизировали Османскую Турцию и уже осенью 1723г. она направляет свои войска в Закавказье.

Позже, в Стамбуле (12 июля 1724г.) был заключен договор между Россией и Турцией, по условиям которого Закавказье было разделено между этими державами. Турция признавала за Россией право на прикаспийские земли (в т.ч. Дербент, Баку, Сальяны, Ленкорань, Решт и Энзели), а Россия, в свою очередь, обязывалась не противодействовать влиянию Турции в остальной части Закавказья.

Таким образом, если в средние века бакинская «нефтедобыча»

являлась «монополией» персидских шахов, то при Петре I нефтяные источники Баку перешли к России. В конечном счете, можно считать, что с приобретением Дербента и, особенно Баку, с прилегающим к нему побережьем, было, положено начало длительному завоеванию Кавказа.

Однако, в период персидско-турецких войн Россия, по условиям Рештского (21 января 1732г.) и Гянджинского (10 марта 1735г.) договоров, отказалась от прикаспийских земель в пользу Персии [Э. Эйхвальд. Описание Каспийского моря и Кавказа. «Сын отечества», 1850, №12].

После смерти Петра I (28 января 1725г.) против российской восточной политики выступили Англия, Франция и Турция, а в Персии - Надир Кули хан Афшар (будущий Надир-шах) успешно воевал за восстановление прежних границ Персидского государства. Все эти четыре страны любыми средствами препятствовали усилению влияния России на Кавказе...

В заключение отметим, что замыслы Петра 1 (открытие пути па Восток через Закавказье, превращение Каспийского моря во внутреннее море России, обладание нефтяными источниками, ведение торговли со странами Востока по Волжско-Каспийскому пути и т.д.) начали осуществляться только через 88 лет после его смерти, когда произошло окончательное присоединение бакинского нефтяного района к России по Гюлистанскому договору (12 октября 1813г.), согласно которому Персия признала присоединение к России ханств Северного Азербайджана.

ОЧЕРК III АЗЕРБАЙДЖАНСКОЕ НЕФТЯНОЕ ДЕЛО (до 1920г.) Ученый должен быть рыцарем истины Виссарион БЕЛИНСКИЙ Началом промышленной переработки нефти считается середина XIX в., когда Баку стал крупнейшим нефтяным районом Российской империи;

а ускоренное развитие нефтяного дела происходит в 1872г. с отменой откупов на нефть, которое значительно усиливается с сентября 1877г., когда был отменен и акциз (до 1888г.) на нефтепродукты. Отмена акциза способствовала бурному росту нефтедобычи в Азербайджане. За последующие сорок лет (до 1917г.) на Абшероне было пробурено более тыс. скважин, из которых около 2 тыс. дали нефть. Однако, еще до отмены откупа делались серьезные попытки развить нефтяное дело.

В бакинском поселке Сураханы, недалеко от храма огнепоклонников, немецкий барон Н.Е. Торнау, русские промышленники - В.А. Кокорев и П.И.

Губонин строят в 1858-1859гг. первый нефтеперегонный завод но образцу немецких заводов для переработки кира (асфальта). Цель - получить осветительные масла из смолистых сланцев, однако результаты были неважные, и пришлось кир заменить нефтью, давшей хорошее осветительное масло. В проекте этого завода принимал активное участие выдающийся не мецкий химик Юстус Либих, приславший в Баку своего ассистента Э.Мольденгауэра для производства необходимых работ. С помощью Либиха «Закаспийское торговое товарищество» в Баку приобрело в Германии все необходимое оборудование для постройки вышеуказанного завода:

шарообразные котлы емкостью по 100 пудов для вторичной перегонки дистиллята и чугунные реторты, предназначенные для сухой перегонки кира.

Небезынтересный факт: именно Николай Торнау (1812-1882гг.) вовлек в нефтяное дело российского предпринимателя Василия Кокорева;

сам барон был хорошо известен в России как отличный востоковед, имеющий несколько серьезных работ в области исламского законодательства, в т.ч и монографии «Мусульманское право».

Либих Юстус (1803-1873гг.) - немецкий химик, основатель современ ной агрономической и физиологической химии. Учился в дармштадской гимназии, затем в университетах Бонна и Эрлагена. С 1822г. переехал в Париж, где обратил на себя внимание Александра Гумбольдта. В 1824г. был назначен профессором химии в Гиссене, в 1852г. перешел в Мюнхенский университет;

в 1860г. он назначается президентом Академии наук и главным хранителем ученых музеев Германии. Деятельность Либиха была чрезвычайно плодотворна:

он многое сделал в аналитической, органической и технической химии. Первым ввел практическое изучение химии студентами в лаборатории. Через лабораторию Либиха прошло почти все следующее поколение профессоров высших немецких школ, а также много иностранных ученых. В числе его учеников было начало и российских ученых: Н. Зинин, П. Ильенков, Н. Соколов, А. Воскресенский, Н. Лясковский и др. Из его большого количества сочинений отметим: «Die organische Chemie in ihrer Anwendung auf Agricultur und Physiologie» (1840г., в 1876г. - 9-ое издание), переведено на русский язык в 1864г. проф. П.А. Ильенковым и «Chemischе Briefe» (1844г., в 1877г. - 6-ое издание), переведено на русский язык в 1855г.

как «Письма о химии»).

В декабре 1863г. уже в самом Баку Джавад Меликов построил керосиновый завод и впервые в мировой истории нефтепереработки применил в процессе перегонки холодильники. Известный русский нефтепромышленник В.И. Рагозин так охарактеризовал Д. Меликова: «Как все люди, которыми овладела идея, он во всяком начинании видел только средство воплотить идею и бакинцам казался чудаком и странным человеком. Еще бы не казаться странным, когда человек не искал наживы, отдав до последней копейки все, что имел, не думая о вчерашнем дне, лишь бы достигнуть цели. В истории развития технических производств мы часто встречаемся с подобными чудаками, которые дают толчок производствам, двигают их вперед, но сами остаются не у дела и погибают в нищете и неизвестности, а толпа, не доверявшая им и смеявшаяся над ними, овладевает созданным на их основе достоянием».

Рагозин Виктор Иванович (1833-1901гг.) - крупный предприниматель, один из первых организаторов российского нефтяного дела;

по образованию — математик. Нефтяным делом занялся в начале 70-х годов. Будучи директором пароходного общества «Дружина», а также управляющим Нижегородским купеческим банком и страховым обществом «Волга», Рагозин создает лабораторию по исследованию химической природы нефти и впервые в мире получает минеральное смазочное масло, названное им «олеонафт». В 1876г. для производства олеонафтов в 30 верстах от Нижнего Новгорода был заложен Балахнинский завод, а 1879г. близ Ярославля - Константиновский завод. Полученный Рагозиным продукт, заменивший дорогостоящее деревянное масло, в очень короткий срок нашел широкое применение не только в России, но и за рубежом. На своих заводах Рагозин старался осуществить идею Д.И. Менделеева о полной утилизации кавказских и абшеронских нефтей. Кроме трех сортов смазочных масел Рагозин получил также твердые продукты разложения: себонафты и первые образцы гудрона. В 1880г. он стал обладать правом маркировать свою продукцию российским государственным гербом. Рагозин известен и как автор большого количества статей, научных докладов и монографий по нефтяной тематике (он автор крупного исследования «Нефть и нефтяная промышленность»).

Основатель керосинового и парафинового производства в Баку и Грозном Д.Меликов не выдержав конкуренции с крупными промышленными заводами по нефтепереработке, умер в нищете, забытый всеми.

В 1846г., в бакинском поселке Биби-Эйбат по предложению члена Главного управления Закавказским краем, статского советника В.Н.

Семенова пробурена первая в мире скважина глубиной 21м для разведки нефти;

т.е. впервые в мире было осуществлено бурение на нефть с положительным результатом. Работа была осуществлена под руководством инженера Алексеева [АКАК, 1884, т. 10, с. 137, док.112].

Т. е., начало бурению глубоких нефтяных скважин было положено именно здесь, на берегу Каспийского моря в поселке Биби-Эйбат и только через несколько лет (в 1859г.) после первой инициативы бакинцев начали глубокое бурение в штате Пенсильвания (США).

После получения в 1868г. официального разрешения на бурение нефтяных скважин, на Абшероне, в Балаханах в 1871г. пробурили механическим способом вторую нефтяную скважину глубиной 64 м. С этого момента и начинается усиленное бурение, которое приводит к падению цен:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.