авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НЕКОТОРЫХ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ МЕХАНИЗМОВ Научно-практическое исследование ...»

-- [ Страница 9 ] --

26 октября 2002 года, после трех дней неудачных попыток заставить террористов сдаться, правительство приказало начать штурм, в ходе которого было применено неизвестное вещество. В бессознательном состоянии люди были отправлены в больницы, где многие из них скончались. В это время властями было официально заявлено, что «все заложники спасены». Все террористы, находившиеся в бессознательном состоянии, были расстреляны.

Мой опыт в деле «Норд-Оста», где я столкнулась с личными санкциями, наложенными на мою деятельность в качестве адвоката потерпевших, демонстрирует, что террор используется государством для маскировки систематических нарушений прав человека. Заявленное состояние крайней необходимости, которое оправдало бы применение силы государством, так и не было доказано судом.

В настоящее время расследование близко к завершению. Результаты его таковы: убитые террористы так и не идентифицированы, состав отравляющего вещества не раскрыт, имена лиц, ответственных за принятие решения о его применении, до сих пор неизвестны.

Ряд потерпевших обратились в Европейский суд по правам человека с жалобами на нарушение государством позитивных обязательств по защите права на жизнь во время проведения операции. Они также заявляют о многочисленных нарушениях своих прав в процессе расследования, таких как отказ в доступе к важным документам, касающимся их родственников.

Важно, что Комитет по правам ООН выразил ту же позицию в октябре прошлого года. Комитет заявил, что не может не быть озабочен результатом спасательной операции в театре на Дубровке. Комитет отметил, что различные попытки расследовать ситуацию проводятся до сих пор, но выразил озабоченность отсутствием независимой и непредвзятой оценки обстоятельств дел относительно оказания медицинской помощи заложникам после их освобождения и убийства лиц, захвативших заложников.

Комитет запросил государство-участника [Россию] обеспечить, чтобы обстоятельства спасательной операции на Дубровке подверглись независимому тщательному расследованию, результаты которого должны быть опубликованы и, в случае необходимости, должно быть возбуждено уголовное преследование и должна быть выплачена компенсация жертвам и членам их семе Если и есть одна главная проблема, которая может охватить эту тему целиком, то ей является нарушение государством легитимных конституционных ожиданий российских граждан. Российские чиновники используют борьбу с «террором» для подрыва прозрачности и правопорядка.

Растущий список российских административных процедур, используемых против адвокатов и правозащитников, способствует росту секретности и ограничивает возможность привлечения к ответственности. Прав человека не может быть, если правовая ответственность государства не может быть четко определена.

В действительности, в моей стране слова лишаются своего значения даже в процессе нашей с вами дискуссии. Наше правительство провозглашает необходимость развивать гражданское общество, в то же время принимая новые законодательные акты, направленные против самого существования неправительственных организаций в России. Более того, наступление на независимые средства массовой информации лишает общество критического освещения ситуации, которое необходимо, чтобы пролить свет на действия государства. Атака на неправительственные организации и прессу составляет систематическую и чреватую серьезными последствиями часть «войны против террора», и, безусловно, еще больше удаляет Россию от сообщества правовых государств.

Каринна Москаленко, Российское отделение Международной комиссии юристов Приложение ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПЫТОК И БЕСЧЕЛОВЕЧНОГО ИЛИ УНИЖАЮЩЕГО ДОСТОИНСТВО ОБРАЩЕНИЯ ИЛИ НАКАЗАНИЯ Государства-члены Совета Европы, подписавшие настоящую Конвенцию, Учитывая положения Конвенции по Защите Прав Человека и Основных Свобод, Напоминая, что в соответствии со Статьей 3 указанной Конвенции, «никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию»;

Отмечая, что механизм, предусмотренный настоящей Конвенцией, применяется в отношении лиц, заявляющих о том, что они являются жертвами нарушений Статьи 3;

Будучи убежденными, что защита лиц, лишенных свободы, от пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания могла бы быть усилена внесудебными средствами предупредительного характера, основанными на посещениях, согласились о нижеследующем:

ГЛАВА Статья Создается Европейский Комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (в дальнейшем именуемый «Комитет»). Комитет посредством посещений изучает обращение с лицами, лишенными свободы, с целью усиления, если это необходимо, защиты от пыток и от бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.

Статья Каждая Сторона разрешает посещение, в соответствии с данной Конвенцией, любого места в пределах своей юрисдикции, где содержатся лица, лишенные свободы государственной властью.

Статья Комитет и компетентные органы заинтересованной Стороны сотрудничают друг с другом в применении настоящей Конвенции.

ГЛАВА Статья 1. Число членов Комитета равно числу Сторон.

2. Члены Комитета избираются из числа лиц, обладающих высокими моральными качествами, известных своей компетентностью в области прав человека или имеющих профессиональный опыт в области, охватываемой настоящей Конвенцией.

3. Не допускается членство в Комитете двух лиц, являющихся гражданами одного государства.

4. Члены Комитета выступают в личном качестве, они независимы и беспристрастны и способны эффективно выполнять свои функции.

Статья 1. Члены Комитета избираются Комитетом Министров Совета Европы абсолютным большинством голосов из списка, составляемого Бюро Консультативной Ассамблеи Совета Европы;

национальная делегация каждой Стороны в Консультативной Ассамблее выдвигает трех кандидатов, из которых не менее двух являются ее гражданами.

2. Такая же процедура соблюдается при заполнении возникающих вакансий.

3. Члены Комитета избираются сроком на четыре года. Они могут быть переизбраны только один раз.

Однако срок полномочий трех членов из числа избранных на первых выборах истекает через два года.

Члены, чей срок полномочий истекает по окончании первого двухлетнего периода, определяются по жребию Генеральным секретарем Совета Европы сразу же после завершения первых выборов.

Статья 1. Комитет собирается при закрытых дверях. Кворум равен большинству членов Комитета. Решения принимаются большинством присутствующих членов с соблюдением требований пункта 2 статьи 10.

2. Комитет разрабатывает собственные правила процедуры.

3. Секретариат Комитета обеспечивается Генеральным секретарем Совета Европы.

ГЛАВА Статья 1. Комитет организует посещения мест, упоминаемых в статье 2. Наряду с периодическими посещениями.

Комитет вправе организовывать такие посещения, какие сочтет необходимыми исходя из конкретных обстоятельств.

2. По общему правилу, посещения совершаются не менее чем двумя членами Комитета. Комитет, если он считает это необходимым, может воспользоваться помощью экспертов и переводчиков.

Статья 1. Комитет уведомляет правительство заинтересованной Стороны о своем намерении совершить посещение. После такого уведомления он вправе в любое время совершить посещение любого места, упоминаемого в статье 2.

2. Сторона обеспечивает Комитет для выполнения его задач следующим:

а. доступом на свою территорию и правом передвижения без ограничений;

b. полной информацией о местах содержания лишенных свободы лиц;

с. неограниченным доступом в любое место, где находятся лица, лишенные свободы, включая право передвижения внутри таких мест без ограничений;

d. другой информацией, которой располагает Сторона и которая необходима Комитету для выполнения его задач. В поисках такой информации Комитет соблюдает применимые нормы национального права и профессиональной этики.

3. Комитет вправе беседовать с лицами, лишенными свободы, наедине.

4. Комитет вправе свободно вступать в контакт с любым лицом, которое, как он полагает, может предоставить ему соответствующую информацию.

5. В случае необходимости Комитет может немедленно доводить до сведения компетентных органов заинтересованной Стороны свои замечания.

Статья 1. При исключительных обстоятельствах компетентные органы заинтересованной Стороны могут обратиться к Комитету с представлением, содержащим возражения против конкретного времени или конкретного места, предложенного Комитетом для посещения. Такие представления могут быть сделаны только по соображениям национальной обороны, общественной безопасности, серьезных беспорядков в местах содержания лиц, лишенных свободы, медицинского состояния лица или в связи с проведением неотложного допроса, касающегося совершения тяжкого преступления.

2. При наличии такого представления Комитет и Сторона немедленно приступают к консультациям с целью выяснения положения и достижения соглашения о мерах, позволяющих Комитету безотлагательно исполнить свои обязанности. Такие меры могут включать в себя перевод в другое место лица, которое Комитет намерен посетить. Пока посещение не состоится, Сторона обязана предоставлять Комитету информацию о любом интересующем его лице.

Статья 1. После каждого посещения Комитет составляет доклад о фактах, установленных во время посещения, с учетом всех замечаний, которые могли быть представлены ему заинтересованной Стороной. Он направляет последней доклад, включающий в себя любые необходимые с точки зрения Комитета рекомендации. Комитет может вступать в консультации со Стороной с целью внесения предложений, если в этом есть необходимость, по улучшению защиты лишенных свободы лиц.

2. Если Сторона не вступает в сотрудничество или отказывается исправить ситуацию в свете рекомендаций Комитета, Комитет может, после предоставления Стороне возможности изложить свою позицию, принять решение большинством в две трети членов сделать публичное заявление по данному вопросу.

Статья 1. Информация, собранная Комитетом в связи с посещением, его доклад и его консультации со Стороной носят конфиденциальный характер.

2. Комитет публикует свой доклад вместе с любыми комментариями заинтересованной Стороны в любое время по просьбе последней.

3. Однако никакие сведения личного характера не могут быть преданы гласности без согласия заинтересованного лица.

Статья При условии соблюдения правил о конфиденциальности, установленных статьей II, Комитет ежегодно представляет Комитету Министров общий отчет о своей деятельности, который передается Консультативной Ассамблее и предается гласности.

Статья Члены Комитета, эксперты и другие лица, оказывающие помощь Комитету, обязаны, как во время, так и по окончании периода работы, сохранять в тайне факты или информацию, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей.

Статья 1. Имена лиц, оказывающих помощь Комитету, должны быть указаны в уведомлении, направляемом Комитетом в соответствии с пунктом 1 статьи 8.

2. Эксперты действуют в соответствии с указаниями Комитета, который несет ответственность за их действия. Они должны обладать специальными знаниями и опытом в областях, охватываемых настоящей Конвенцией, и должны быть так же независимы, беспристрастны и способны эффективно выполнять свои функции, как и члены Комитета.

3. Сторона может в порядке исключения объявить, что эксперту или иному лицу, оказывающему помощь Комитету, не разрешается участвовать в посещении соответствующего места в пределах ее юрисдикции.

ГЛАВА Статья Каждая Сторона сообщает Комитету наименование и адрес государственного органа, в чью компетенцию входит получение уведомлений для ее правительства, и имя должностного лица для связи, которое она может назначить.

Статья Комитет, его члены и эксперты, упоминаемые в пункте 2 статьи 7, пользуются привилегиями и иммунитетами, предусмотренными в Приложении к настоящей Конвенции.

Статья 1. Настоящая Конвенция не наносит ущерба положениям внутреннего закона или международным соглашениям, устанавливающим более широкую защиту для лиц, лишенных свободы.

2. Ничто в настоящей Конвенции не может быть истолковано как ограничивающее или умаляющее компетенцию органов Европейской Конвенции по правам человека или обязательства, принятые на себя Сторонами по этой Конвенции.

3. Комитет не посещает те места, которые эффективно посещаются на регулярной основе представителями или делегациями Держав-Покровигельниц или Международного Комитета Красного Креста на основании Женевской Конвенции от 12 августа 1949 года и Дополнительных Протоколов к ней от 8 июня 1977 года.

ГЛАВА Статья Настоящая Конвенция открыта для подписания государствами-членами Совета Европы. Она подлежит ратификации, принятию или утверждению. Ратификационные грамоты, документы о принятии или утверждении сдаются на хранение Генеральному секретарю Совета Европы.

Статья 1. Настоящая Конвенция вступает в силу в первый день месяца, следующего после истечения трехмесячного срока со дня, когда семь государств-членов Совета Европы выразят согласие принять на себя обязательства, предусмотренные настоящей Конвенцией, в соответствии с положениями статьи 18.

2. В отношении каждого государства-члена, которое впоследствии выразит согласие принять на себя обязательства, предусмотренные Конвенцией, последняя вступает в силу в первый день месяца, следующего после истечения трехмесячного срока со дня депонирования ратификационной грамоты или документа о принятии или утверждении.

Статья 1. Каждое государство вправе при подписании или во время депонирования ратификационной грамоты или документа о принятии или утверждении определить территорию или территории, к которым настоящая Конвенция применяется.

2. Каждое государство вправе впоследствии в любое время декларацией, адресованной Генеральному секретарю Совета Европы, распространить действие настоящей Конвенции на любую другую территорию, определенную в декларации.

В отношении этой территории Конвенция вступает в силу в первый день месяца, следующего после истечения трехмесячного срока со дня получения Генеральным секретарем такой декларации.

3. Декларация, сделанная в соответствии с двумя предыдущими параграфами, может быть отозвана в отношении любой территории, определенной такой декларацией, путем направления уведомления Генеральному секретарю.

Отзыв вступает в силу по истечении трехмесячного срока со дня получения такого уведомления Генеральным секретарем.

Статья Никакие оговорки в отношении положений настоящей Конвенции не допускаются.

Статья 1. Каждая Сторона может в любое время денонсировать настоящую Конвенцию путем направления уведомления Генеральному секретарю Совета Европы.

2. Такая денонсация вступает в силу в первый день месяца, следующего после истечения двенадцати месяцев со дня получения уведомления Генеральным секретарем.

Статья Генеральный Секретарь Совета Европы уведомляет государства-члены Совета Европы о:

а. каждом подписании;

b. депонировании каждой ратификационной грамоты, документа о принятии или утверждении;

с. каждой дате вступления в силу Конвенции в соответствии со Статьями 19 и 20;

d. любом другом действии, уведомлении или сообщении, имеющем отношение к настоящей Конвенции, за исключением действий, совершаемых в соответствии со статьями 8 и 10.

В подтверждение чего нижеподписавшиеся, надлежащим образом на то уполномоченные, подписали настоящую Конвенцию.

Совершено в Страсбурге, 26 ноября 1987 года на английском и французском языках, оба текста равно аутентичны, в единственном экземпляре, который депонируется в архиве Совета Европы. Генеральный секретарь Совета Европы направляет заверенные копии каждому государству-члену Совета Европы.

Приложение Распространение: общее CCPR/CO/79/RUS 6 November Оригинал: английский Неофициальный перевод КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Семьдесят девятая сессия РАССМОТРЕНИЕ ДОКЛАДОВ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ГОСУДАРСТВАМИ-УЧАСТНИКАМИ СОГЛАСНО СТАТЬЕ 40 ПАКТА Заключительные замечания Комитета по правам человека РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 1. Комитет рассмотрел пятый периодический доклад Российской Федерации (CCPR/C/RUS/2002/5) на своих 2144, 2145 и 2146 заседаниях, проходивших 24 и 25 октября 2003 г. (см. CCPR/C/SR.2144, 2145 и 2146), и принял следующие заключительные замечания на своих 2159 и 2160 заседаниях (CCPR/C/SR.2159 и 2160), проходивших 4 ноября 2003 г.

А. Введение 2. Комитет рассмотрел пятый периодический доклад Российской Федерации, подготовленный в соответствии с установленными принципами подготовки докладов. При этом, однако, Комитет выражает сожаление, что в доклад не включена полная информация о принятых мерах по прошлым заключительным замечаниям. Комитет также сожалеет о том, что подача очередного доклада была задержана почти на четыре года, и о том, что его рассмотрение, которое первоначально планировалось на семьдесят восьмой сессии в июле 2003 года, в последнюю минуту было отложено.

3. Комитет высоко оценивает детальное обсуждение доклада с государственной делегацией высокого уровня, в состав которой входили руководители различных министерств и ведомств соответствующего профиля. В большинстве случаев ответы делегации были искренними и конструктивными.

В. Позитивные факторы 4. Комитет с удовлетворением отмечает многочисленные изменения в законодательстве, касающиеся судебной власти, и усилия по ее укреплению, предпринятые с момента подачи четвертого периодического доклада. Эти меры способствовали дальнейшему улучшению защиты прав, провозглашенных в Пакте.

5. Комитет отмечает представленную делегацией информацию о решении Пленума Верховного Суда от 10 октября 2003 г., которое предписывает судам общей юрисдикции при исполнении своих обязанностей руководствоваться соответствующими международными соглашениями, в том числе соглашениями о правах человека.

6. Комитет приветствует принятие Федерального конституционного закона № 1 от 26 января 1997 г., которым создан институт Федерального уполномоченного по правам человека и установлены его функции и обязанности в соответствии с прошлыми рекомендациями Комитета. Также отмечается избрание первого Федерального уполномоченного в мае 1998 г.

7. Комитет приветствует значительные достижения в решении проблемы переполненности тюрем за счет более активного применения альтернативных форм наказания, амнистии и мер пресечения, не связанных с лишением свободы.

С. Основные вопросы, вызывающие озабоченность, и рекомендации 8. Комитет испытывает озабоченность в связи с тем, что государством-участником не были вьшолнены пожелания Комитета по делам Гридин против Российской Федерации и Ланцов против Российской Федерации, согласно Факультативному протоколу. Учитывая объяснение делегации, что решение не выполнять пожелание Комитета об освобождении г-на Гридина было основано на тщательном изучении дела Верховным судом и Прокуратурой, Комитет, тем не менее, выражает озабоченность по поводу того, что неисполнение пожеланий Комитета ставит под сомнение готовность государства-участника соблюдать Факультативный протокол.

Комитет настоятельно призывает государство-участник пересмотреть свою позицию относительно пожеланий Комитета по вопросам Факультативного протокола и принимать меры в соответствии с этими пожеланиями, чтобы обеспечить соблюдение статьи 2 (3) Пакта, гарантирующей право на эффективное средство правовой защиты в случае нарушения Пакта.

9. Комитет вновь выражает озабоченность по поводу продолжающегося неравенства в реализации женщинами прав, защищаемых Пактом. В частности, Комитет с озабоченностью отмечает высокий уровень бедности среди женщин, распространенность домашнего насилия в отношении женщин и существенную разницу между мужчинами и женщинами в оплате за равный труд.

Государство-участник должно обеспечить принятие эффективных мер по улучшению положения женщин в отношении полной реализации их прав, закрепленных в Пакте (статья 3).

10. Комитет озабочен тем, что большое число лиц в государстве-участнике становятся объектами торговли с целью сексуальной и трудовой эксплуатации, главным образом путем вывоза за границу. В этом контексте Комитет признает, что в последние годы государство-участник уделяет все больше внимания этой проблеме. В частности, Комитет отмечает разработку законодательства, направленного против торговли людьми, и тот факт, что государствоучастник работает над ратификацией соответствующих соглашений ООН.

Государство-участник должно усилить меры по предотвращению и прекращению торговли женщинами путем, помимо прочего, принятия законодательства, карающего за подобную деятельность и предоставляющего защиту и поддержку, включая программы реабилитации, ее жертвам (статья 8).

11. Комитет отмечает, что смертная казнь была де-факто отменена Указом Президента РФ от 16 мая 1996 г. «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». Комитет также отмечает, что государство-участник планирует принятие законодательства об отмене смертной казни. Однако Комитет озабочен тем, что действие моратория автоматически прекратится с введением суда присяжных во всех субъектах Российской Федерации, которое планируется завершить в г.

Государство-участник должно отменить смертную казнь де-юре до истечения срока моратория (статья 6) и присоединиться ко Второму факультативному протоколу.

12. Отмечая принятие ряда мер по предотвращению незаконного применения силы и пыток сотрудниками правоохранительных органов при допросах, Комитет, тем не менее, по-прежнему озабочен недостаточной защищенностью подозреваемых и находящихся под стражей лиц при действующем законодательстве.

Озабоченность Комитета вызывают сообщения о пытках и жестоком обращении, особенно в ходе неофициальных допросов в отделениях милиции, когда присутствие адвоката не является обязательным.

Государство-участник должно обеспечить уголовное преследование сотрудников правоохранительных органов за действия, противоречащие статье 7 Пакта, причем предъявляемые им обвинения должны соответствовать тяжести совершенных деяний. Государство-участник должно обеспечить соблюдение как положений Пакта, так и существующего законодательства, путем дальнейшего профессионального обучения сотрудников правоохранительных органов в области прав подозреваемых и задержанных.

13. Комитет по-прежнему глубоко озабочен продолжающимися обоснованными сообщениями о нарушениях прав человека в Чеченской Республике, включая внесудебные казни, исчезновения и пытки, в том числе изнасилования. Комитет отмечает, что хотя около 54 сотрудников МВД и военнослужащих понесли уголовное наказание по фактам преступлений в отношении гражданского населения в Чечне, вызывает озабоченность тот факт, что обвинения и вынесенные приговоры представляются не соответствующими тяжести совершенных нарушений прав человека. Комитет также озабочен тем, что расследование ряда массовых преступлений и убийств гражданского населения в 1999 и 2000 гг. в населенных пунктах Алхан Юрт, Новые Аллы и в Старопромысловском районе г. Грозный до сих пор не завершено. Комитет признает, что незаконные действия и нарушения прав гражданского населения совершались также и представителями негосударственных образований, но в очередной раз повторяет, что этот факт не освобождает государство участник от его обязательств согласно Пакту. В этой связи Комитет озабочен положениями Федерального закона «О борьбе с терроризмом», освобождающими правоохранительные органы и военнослужащих от ответственности за вред, причиненный в ходе контртеррористических операций.

Государство-участник должно добиться того, чтобы операции в Чечне проводились в соответствии с его международными обязательствами по защите прав человека. Государство участник не должно допускать, чтобы незаконные действия и нарушения прав человека совершались безнаказанно де-юре или де-факто, включая нарушения, совершаемые военнослужащими и сотрудниками правоохранительных органов в ходе контр-террористических операций. Все случаи внесудебных казней, насильственных исчезновений и пыток, в том числе изнасилования, должны расследоваться, виновные должны привлекаться к ответственности по закону, а жертвам или их семьям должна выплачиваться компенсация (статьи 2, 6, 7 и 9).

14. Учитывая серьезность ситуации со взятием заложников в театре на Дубровке в Москве 26 октября 2002 г., Комитет тем не менее не может не выразить озабоченность исходом операции по освобождению заложников. Комитет отмечает продолжающиеся попытки расследования ситуации, но при этом выражает озабоченность тем, что до сих пор не была проведена независимая и объективная оценка обстоятельств оказания медицинской помощи заложникам после их освобождения и убийства лиц, захвативших заложников.

Государство-участник должно обеспечить независимое и тщательное расследование обстоятельств операции по освобождению заложников в театре на Дубровке с опубликованием результатов и в случае необходимости — возбуждением уголовных дел в отношении виновных и выплатой компенсаций жертвам и их семьям.

15. Комитет приветствует значительные улучшения со времени рассмотрения предыдущего доклада в отношении переполненности тюрем и планируемого дальнейшего сокращения числа заключенных более чем на 150 000. При этом неясно, решена ли проблема серьезной переполненности во всех местах содержания под стражей. Комитет по-прежнему озабочен сообщениями о плохих санитарно-гигиенических условиях и насилии со стороны сотрудников в некоторых учреждениях временного содержания.

Государство-участник должно предпринять дополнительные, еще более активные усилия по реформированию уголовно-исполнительной системы для приведения ее в соответствие с требованиями статьи 10 Пакта. Государство должно обеспечить полное устранение проблемы переполненности мест лишения свободы, а также незамедлительное и тщательное расследование жалоб заключенных на нарушения их прав. Кроме того, Комитет призывает принять федеральный законопроект «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественным объединениям в их деятельности», принятый Государственной Думой в первом чтении в сентябре 2003 г., который даст возможность осуществлять независимый контроль условий содержания в тюрьмах.

16. Комитет принимает во внимание заявление делегации о том, что все лица, вернувшиеся в Чечню, сделали это по собственной воле. Однако он также отмечает наличие сообщений о незаконном оказании давления на перемещенных лиц, живущих в лагерях беженцев в Ингушетии, с целью заставить их вернуться в Чечню.

Государство-участник должно гарантировать, что внутренне перемещенные лица в Ингушетии не будут принуждаться к возвращению в Чечню, в том числе обеспечить предоставление альтернативного убежища в случае закрытия лагерей (статья 12).

17. Комитет приветствует возможность замены воинской службы по призыву альтернативной гражданской службой для лиц, отказывающихся от службы в армии по убеждениям, однако по-прежнему озабочен тем, что закон «Об альтернативной гражданской службе», который вступит в силу 1 января 2004 г., представляется по сути карательным, поскольку устанавливает срок гражданской службы в 1,7 раза дольше, чем обычный срок воинской службы по призыву. Кроме того, закон, по всей видимости, не дает гарантий того, что вьполняемая отказниками работа будет совместима с их убеждениями.

Государство-участник должно сократить срок альтернативной гражданской службы до срока, равному обычной воинской службе по призыву, и обеспечить соответствие условий прохождения АГС статьям 18 и 26 Пакта.

18. Комитет с озабоченностью отмечает закрытие в последние несколько лет ряда независимых СМИ и усиление государственного контроля над основными средствами массовой информации (телевизионными каналами, радиостанциями и газетами) — либо напрямую, либо косвенно через государственные корпорации, как, например, государственную компанию Газпром, которая в 2001 г. взяла под свой контроль независимую сеть телевещания НТВ.

Государству-участнику рекомендуется защищать плюрализм СМИ и избегать государственной монополизации средств массовой информации, которая подорвала бы принцип свободы выражения мнения, провозглашенный в статье 19 Пакта.

19. Комитет озабочен тем, что предложенные поправки к законам «О средствах массовой информации» и «О борьбе с терроризмом», принятые Государственной Думой в 2001 г. сразу после событий 11 сентября, не соответствуют статье 19 Пакта. Комитет с удовлетворением отмечает тот факт, что Президент Российской Федерации в ноябре 2002 г. наложил вето на эти поправки.

Государство-участник должно принять меры к тому, чтобы названные поправки, принятие которых было отсрочено в ноябре 2002 г., но которые снова будут обсуждаться парламентской комиссией, были бы приведены в соответствие с обязательствами Государства-участника согласно Пакту.

20. Приветствуя усилия Государства-участника, направленные на запрещение и преследование групп, распространяющих расистские и ксенофобные взгляды, Комитет, тем не менее, выражает озабоченность тем, что определение «экстремистской деятельности» в федеральном законе от июля 2002 г. «О борьбе с экстремистской деятельностью» слишком расплывчатое и не защищает граждан и организации от риска его произвольного толкования.

Государству-участнику рекомендуется пересмотреть названный закон с целью большей конкретизации понятия «экстремистской деятельности», чтобы исключить любую возможность произвольного толкования, и уведомить заинтересованные лица о том, за какие именно действия они будут подлежать уголовной ответственности (статьи 15 и 19-22).

21. Комитет озабочен тем, что ряд журналистов, ученых и активистовэкологов были привлечены к суду и осуждены по обвинению в государственной измене главным образом за то, что они распространяли информацию, которая представляет собой законныйобщественный интерес. Вызывает озабоченность и то, что в некоторых случаях при недоказанности обвинений суд не закрывал дело, а отправлял его обратно в прокуратуру.

Государство-участник должно принять меры к тому, чтобы никто не подвергался уголовному преследованию и не был осужден за журналистскую или научно-исследовательскую деятельность в рамках статьи 19 Пакта.

22. Комитет выражает озабоченность частотой случаев запугивания, нападений и убийств в отношении журналистов.

Государство-участник должно обеспечить незамедлительное и тщательное расследование всех случаев угроз, нападений или убийств в отношении журналистов и привлечение виновных к ответу (статьи 19 и 6).

23. Признавая сложные обстоятельства, при которых проходили президентские выборы в Чеченской Республике 5 октября 2003 г., Комитет, тем не менее, выражает озабоченность по поводу сообщений, что эти выборы не соответствовали всем требованиям Статьи 25 Пакта.

Предпринимая усилия по восстановлению правопорядка и политической законности в Чеченской Республике, Государство-участник должно обеспечить полное соблюдение статьи 25.

24. Комитет озабочен ростом насилия на расовой почве, которому подвергаются этнические и религиозные меньшинства, а также сообщениями о дифференцированном подходе по расовому признаку, который практикуют сотрудники правоохранительных органов в отношении граждан. Комитет с озабоченностью отмечает сообщения о ксенофобных заявлениях со стороны представителей государственной власти.

Государство-участник должно принять эффективные меры противодействия преступлениям на расовой почве. Оно должно добиться того, чтобы сотрудники правоохранительных органов получали четкие инструкции и соответствующую подготовку для защиты меньшинств от преследований.

Государству-участнику также рекомендуется принять специальное законодательство, которое приравнивало бы к уголовному преступлению как расистские действия, так и расистские заявления лиц, занимающих государственные должности (статьи 2, 20 и 26).

25. Комитет озабочен длительными задержками при рассмотрении просьб о предоставлении убежища, особенно в Москве и Московской области, где лицам, ищущим убежище, приходится ждать более двух лет, прежде чем они могут официально подать заявление. Также Комитет озабочен тем фактом, что Миграционная служба в Москве, согласно сообщениям, не позволяет подавать просьбы об убежище детям без сопровождения взрослых, если у них нет законного опекуна.

Государство-участник должно обеспечить лицам, ищущим убежище, своевременный доступ к процедуре предоставления статуса беженца, особенно в Москве и Московской области, а также выдачу этим лицам соответствующих документов в течение всей процедуры, в том числе на стадии обжалования. Государство-участник должно гарантировать назначение соответствующими органами власти законных опекунов ищущим убежище детям, оставшимся без опеки взрослых (статьи 13 и 24).

26. Государство-участник должно широко распространить текст своего пятого периодического доклада и настоящих заключительных замечаний. В соответствии со статьей 70 п. 5 правил процедуры Комитета, Государство должно в течение одного года предоставить соответствующую информацию о выполнении рекомендаций Комитета по приведенным выше п.п. 11 и 13. Шестой периодический доклад должен быть представлен 1 ноября 2007 г.

Приложение Перевод с английского ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ДЕЛО ТЕЙШЕЙРА: де КАСТРО ПРОТИВ ПОРТУГАЛИИ (44/1997/828/1034) СТРАСБУРГ 9 июня 1998 года Настоящее решение должно быть отредактировано прежде, чем быть воспроизведено в окончательном варианте в Сборнике Судебных решений за 1998 год. Указанные документы в издательстве Карл Хейманс Ферлаг КГ (Люксембургер штрассе 4496 д-50939, Кёльн), которое распространяет указанные книги посредством своих агентов, распложенные в различных странах, список которых приведен ниже.

Список агентов Бельгия: Этаблиссимент Эмиль Бруйлан (улица де ла Режанс 67, В-10000 Брюссель) Люксембург: Либрарие Промокультур (14, улица Дюхшер Пляс де Парис), Б.П.. 1142, л-1011 Люксембург Гар) Нидерланды: Б.В, Юридише Бёкхандель и Антиквариат А. Ёнглед и Цоон (Ноордейнде, 39, НЛ-2514 ГС — Гравенхаге) КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ДЕЛА Согласно представленному комиссией Португалия — вынесение приговора осужденному за перевозку наркотиков, основанное в основном на показаниях двух полицейских, которые подстрекали к совершению преступления.

I. Статья 6 п. 1 Конвенции Краткое изложение прецедентов о допустимости доказательств.

Использование негласных агентов должно быть ограничено и должны существовать гарантии прав человека даже в случаях, когда речь идет о борьбе с незаконным оборотом наркотиков — публичные интересы не могут служить оправданием провокаций со стороны правоохранительных органов.

В деле, которое рассматривается Судом, нет сведений, что действия полицейских являются частью их участия в акции против незаконного оборота наркотиков, которая была санкционирована и проходила под контролем судьи — у правоохранительных органов не было оснований подозревать, что заявитель является наркокурьером — обстоятельства дела позволяют сделать вывод о том, что два полицейских не ограничились обыкновенным расследованием (in an eesentially passive manner) неправомерных действий лица, а осуществили действия, которые спровоцировали совершение преступления. Действия полицейских выходят за рамки действий негласных агентов — их вмешательство и использование оспариваемых процессуальных действий свидетельствуют, что заявитель был, очевидно, лишен права на справедливое судебное разбирательство.

Суд решил: имело место нарушение (восемь голосов против одного), II. Статья 3 Конвенции Никаких аргументов не было приведено Суду о нарушении статьи 3 Конвенции.

Суд решил: не рассматривать нарушение указанной статьи по своей инициативе (единогласно).

III. Статья 8 Конвенции Ввиду того, что имеет место нарушение п.1. статьи б Конвенции, Суд вынес решение о нецелесообразности рассмотрения жалобы в контексте нарушения этой статьи. Суд решил: не рассматривать указанный вопрос (единогласно), IV. Статья 50 Конвенции А. Убытки: иск удовлетворен частично.

Б. Судебные издержки: Судебные издержки, понесенные в связи с разбирательством дела в Португалии возмещены частично, а понесенные в Страсбурге — в полном объеме.

Суд решил: Государство-ответчик обязано уплатить истцу указанные суммы (восемь голосов против одного).

ПРЕЦЕДЕНТЫ СУДА, НА КОТОРЫЕ ИМЕЮТСЯ ССЫЛКИ В РЕШЕНИИ 17.1.1970, Делькур против Бельгии, 20.11.1989, Костовски против Нидерландов, 27.9.1990, Уиндиш против Австрии, 15.6.1992, Люди против Швейцарии, 23.4.1997, Ван Мехелен и другие против Нидерландов В деле Тейшейра де Кастро против Португалии1 Европейский суд по правам человека проводит заседания в соответствии со статьей 43 Европейской Конвенции о защите основных прав и свобод человека («Конвенция») и соответствующими положениями Регламента Суда В2 в качестве Палаты, состоящей из следующих судей:

Г-н Р. Бернхардт, Председательствующий, Г-н А. Шпильманн, Г-н Н. Валтикос, Г-жа Е. Палм, Г-н И. Фойгель, Г-н А.Н. Луазу, Г-н М.А. Лопеш Роша, Г-н Б. Репик, Г-н В. Буткевич, А также Г-н Петцольд, Регистратор суда, г-н П.Дж. Махоуни, Заместитель регистратора Обсудив в заседаниях, состоявшихся 26 марта и 18 мая 1998 года, Когда и приняли нижеследующее решение:

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ 1. Дело было передано Суду Европейской Комиссией по правам человека («Комиссия») 16 апреля года и Португальским правительством (Правительство) 17 июня 1997 года, по истечении трехмесячного срока, предоставленного Статьями 32 п. 1 и 47 Конвенции. Дело было возбуждено по жалобе (номер 25829/94) против ПортугальскойРеспублики, которое была подана в Комиссию на основании статьи Конвенции, гражданином Португалии — г-ном Франсишку Тейшейра де Кастро, 24 октября 1994 года.

Комиссия сделала запрос, ссылаясь на статьи 44 и 48 Конвенции и заявление Португальской Республики о признании юрисдикции Суда (статья 46);

Правительство направило ответ, ссылаясь на ст. 48.. Запрос и ответ на него касались выяснения вопроса о том, являются ли изложенные в деле факты нарушением Государством-ответчиком обязательств, возлагаемых статьями 3,6 п. 1 и 8 Конвенции.

2. В ответ на запрос, сделанный в соответствии с Правилом 35 п. З Регламента Суда В, истец изъявил желание участвовать в процессе и назначил юриста, который будет его представлять. (Правило 31). Юристу было предоставлено право использовать в процессе португальский язык (Правило 28 п. 3) 3. Палата была представлена ex officio г-ном М.А. Лопеш Роша, избранный судья, являющийся гражданином Португалии (статья 43 Конвенции), и г-н Р. Рисдалл, Председатель Суда (Правило 21 п.4 (б). апреля 1997 года в присутствии Регистратора суда, Председатель посредством жеребьевки определил имена остальных семи судей — г-н А. Шпильманн, г-н Н. Валтикос, г-жа Е. Паям, г-н И. Фойгель, г-н А.Н. Луазу, г-н Б.

Репик, г-н В. Буткевич (статья 43 Конвенции и Правило 21 п.5). Впоследствии г-н Бернхардт, Вице Председатель Суда, заменит умершего 18 февраля 1998 года г-на Р. Рисдалл (Правило 21 п.6, подпункт два).

3. В качестве Председателя Палаты г-н Р. Рисдалл (Правило 21 п. 6), действуя чрез Регистратора Суда, провел консультации с Представителями Правительства, истца и Комиссии об организации процесса (Правило 39 п.1 и 40). В соответствии с заведенным порядком Регистратор получил от правительства и истца меморандумы 20 и 22 октября 1997 года соответственно. 12 ноября и 5 декабря 1997 года в двух документах, поданных по истечении срока, предназначенного для подачи меморандумов, истец уточнил требования на основании статьи 50 Конвенции. 26 марта 1998 года суд решил принять их. В письме от 17 ноября 1997 года Секретарь Комиссии сообщил Регистратору Суда о том, что Представитель Комиссии представит свое заключение в заседание.

5. 16 ноября 1997 года г-н Р. Рисдалл поручил неправительственной организации по правам человека — «Справедливость», име-ющей головной офис в Лондоне, представить свои письменные заключения по делу.

Комментарии были получены 30 января 1998 года.

6. 30 января 1998 года Комиссия передала документы по делу в суд по запросу Регистратора Суда, который действовал в соответствии с указаниями Председателя.

7. В соответствии с решением Председателя Суда слушание по делу состоялось во Дворце прав человека в Страсбурге 24 марта 1998 года. Суд незадолго до этого провел предварительное заседание.

В слушаниях по делу приняли участие:

(а) от Правительства г-н А. Энрикеш Гашпар, Заместитель Генерального Прокурора, Представитель, г-н М. Симаш Сантуш, Заместитель Генерального Прокурора, Верховный Суд, (Коллегия по уголовным делам), Советник (б) от Комиссии г-н И. Кабрал Баррето, Представитель (с) от истца г-н Ж. Лоурейру, и г-жа Р. Малвар Лоурейру, оба из Вила Нова адвокаты Фамильясау, Советник.

Суд заслушал послания г-на И. Кабрал Баррето, г-на Ж Лоурейру, г-на Энрикеш Гашпар, г-на М. Симащ Сантуш. Представителя Правительства и истца представили документы в заседании.

ФАКТИЧЕСКАЯ СТОРОНА ДЕЛА I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА 8. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро, гражданин Португалии, 1955 г. рождения, проживающий в г.

Кампелуш (Гимараеш). В то время работал на текстильной фабрике. После освобождения из тюрьмы не мог найти работу.

А. Вмешательство двух полицейских и арест истца 9. В связи с проведением операции по выявлению незаконного оборота наркотиков, двое переодетых в гражданскую одежду полицейских из Полиции Общественной Безопасности (ПОБ), служащих в отделении полиции Фамильясау, неоднократно подходили к гр-ну В.С. Он подозревался в том, что осуществляет перевозку наркотиков небольшими партиями — для того, чтобы заплатить за наркотики — в основном гашиш — для собственного потребления. Они надеялись, что через В.С. смогут выйти на его поставщика и Попросили приобрести для них несколько килограммов гашиша. Не зная, что это полицейские, В.С.

согласился найти продавца на такую партию. Однако, несмотря на настойчивые просьбы полицейских, не смог сделать этого.

10. Около полуночи 30 декабря 1992 года два полицейских пришли домой к В.С. и сказали, что теперь они желают приобрести героин. В.С. упомянул имя Франсишку Тейшейра де Кастро, сказав, что может быть он сможет достать немного наркотиков;

однако он не знал адреса последнего и предложил узнать его у Ф.О. Все четверо приехали к дому истца на машине предполагаемых покупателей. Истец вышел на улицу по просьбе Ф.О. и сел в машину, где его ожидали двое полицейских и В.С. Полицейские заявили, что они хотят приобрести 20 граммов героина за 200 000 эскудо (РТЕ) и показали ему свернутые банкноты Банка Португалии.

11. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро согласился достать героини в сопровождении Ф.О. поехал на своей собственной машине на квартиру другого лица — Ж.П.О. Последний приобрел еще у одного лица три пакетика с героином, один весом в десять граммов, а два других весом по пять граммов каждый и в свою очередь передал указанные пакетики истцу в обмен на деньги;

точная сумма платежа не известна, однако доподлинно доказано, что она составляла свыше 100 000 эскудо.

12. Затем истец привез наркотики домой к В.С. В это время В.С. вернулся в дом, а двое полицейских ожидали снаружи. Сделка должнабыла быть совершена в доме. Полицейские по приглашению В.С. вошли в дом;

истец затем вытащил один из пакетиков из кармана и в это время полицейские раскрыли себя и арестовали истца, В.С. и Ф.О. — это произошло около 2 часов ночи. Они обыскали всех троих и нашли у истца еще два пакетика с героином, 43 000 эскудо и золотой браслет.

Б. Судебное разбирательство 1. Предварительное следствие 13. На следующий день истец предстал перед уголовным судом Фамильясау, расследующему дело и был заключен под стражу в ожидании суда.

14. 29 января 1993 года он ходатайствовал об изменении меры пресечения. В качестве аргументов он предъявил, что его содержание под стражей является незаконным, поскольку нарушает ст. ст. 3,6 и Конвенции. Согласно его заявлению, он был заключен под стражу в результате недобросовестного и незаконного поведения полицейских, так как он совершил преступление исключительно по их просьбе.

Полицейские действовали как «агенты-провокаторы», в частности, потому, что они не проводили операцию по пресечению незаконного оборота наркотиков на основании приказа суда.

15. Судья, расследующий дело, отклонил ходатайство своим определением от 16 февраля 1993 года, которое затем было оставлено в силе определением Апелляционного суда Порту от 21 апреля 1993 года.

16. Истец подал два ходатайства о нарушении прав человека в Верховный Суд, и они были отклонены марта и 13 мая 1993 года. В своем решении от 13 мая Верховный Суд указал, что хотя полицейские и действовали как «агенты-провокаторы», при покупке героина, содержание под стражей истца правомерно, так как при обыске у него были найдены наркотики.

17. 26 августа 1993 года прокурор оформил обвинения против истца и В.С. Он не выдвинул обвинения против двух других лиц — Ф.О. и Ж.П.О.

18. Дело было направлено в Уголовный Суд Сайту Тирсу.

2. Судебное разбирательство в суде первой инстанции и апелляции (а) Судебное разбирательство в Уголовном Суде Сайту Тирсу 19. Слушания состоялись 25 ноября 1993 года, в ходе которых суд заслушал нескольких свидетелей, включая двух полицейских и Ф.О.

20. 6 декабря 1993 суд признал заявителя виновным и приговорил его к шести годам лишения свободы.

В.С. был подвергнут штрафу, эквивалентному двадцати дням тюремному заключению. Суд пришел к выводу, что использование «негласных агентов» и даже «агентов-провокаторов» не запрещено законодательством Португалии, ввиду того, что ограничение свобод подсудимого было оправдано с точки зрения тех ценностей, во имя которых такое ограничение произошло. Ввиду того, что к заявителю обратился Ф.О., действия сотрудников ПОБ не являлось «решающим» для совершения преступления заявителем. Суд также разъяснил, что он пришел к своим выводам на основании показаний свидетелей, Ф.О., являющегося также обвиняемым, В.С., показаниях самого истца и в «основном» на показаниях двух полицейских.

(б) Разбирательство в Верховном суде 21. 14 декабря 1993 года истец подал апелляционную жалобу в Верховный суд. В жалобе он указал, inter alia, на нарушение статьи 6 Конвенции.

22. Постановлением от 5 мая 1994 года Верховный Суд отклонил жалобу и оставил в силе приговор суда первой инстанции, указав, что:

«В рассматриваемом деле не вызывает сомнения тот факт, что сотрудники ПОБ были исключительно настойчивы до тех пор, пока не были представлены г-ну Франсишку Тейшейра де Кастро. Однако такое поведение является естественным в указанных условиях. Полицейские знали, что В.С. употреблял наркотики и намеревались выявить лицо, которое поставляет ему наркотики. Так как достать гашиш не было возможности, они постарались приобрести героин и были представлены Франсишку Тейшейра де Кастро, который согласился на их ложное предложение, так как он имел намерение получить выгоду с этой сделки, тем самым используя одно из бедствий нашего времени...

Действия сотрудников ПОБ таким образом являются оправданными, так как они задержали заявителя, у которого уже имелось значительное количество наркотиков.

Более того, ввиду того, что сотрудники Полиции Общественной Безопасности из полицейского участка Фамильясау, действовали в качестве следователей (Статья 1 Уголовно-процессуального Кодека) в соответствии с полномочиями, предоставленными им законом, которые предполагают право без обращения к вышестоящим органам получать информацию о преступлениях, выявлять лиц, подозреваемых в преступлении и предпринимать иные меры необходимые для получения доказательств (статья 55 п. 2 УПК) Полицейские осуществляют следственные действия в качестве уполномоченных судом, однако это не препятствует им, в строго оговоренных законом случаях, предпринимать иные меры, выходящие за рамки предоставленных полномочий.

Прокурор указал в своем обвинении, что сотрудники ПОБ действовали в соответствии с законом и их действия не приводят к недопустимости полученных доказательств.

При вышеуказанных обстоятельствах апелляционная жалоба Франсишку Тейшейра де Кастро является полностью необоснованной.

Учитывая вышеизложенное, Верховный Суд отклоняет жалобу и оставляет в силе обжалуемый приговор.

II. Ссылки на законодательство Португалии А. Декрет-Закон N№ 430/83 от 13 декабря 1983 года 23. Ниже следуют выдержки из Декрета-Закона № 430/83 от 13 декабря 1983 года о «О мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков» в редакции, действовавшей на момент вынесения приговора:

Статья 23 п.1.

«При отсутствии законных на то оснований выращивание, производство, изготовление, извлечение, предложение к продаже, пуск в оборот, продажа, распространение, покупка, приобретение, в любом качестве получение от других лиц, перевозка, импорт, ввоз в страну или вывоз из страны или иное незаконное владение, кроме случаев, указанных в статье 36, любыми материалами или препаратами, указанными в таблицах I-III, наказывается лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет и штрафом от 50 000 до 5 000 000 эскудо».

Статья «I. Следователем является лицо, которое в ходе следственных мероприятий, не раскрывая своей личности, принимает лично или через третьих лиц предложение приобрести наркотики или иные психотропные вещества, не подлежит наказанию за такие действия.


2. Отчет о таких действиях должен быть прикреплен к делу в срок, не превышающий 24 часа».

24. Незаконный оборот наркотиков теперь регулируется Декретом-Законом № 15/93 от 22 января 1993.

Статья 52 Декрета-Закона № 430/83 от 13 декабря 1983 года воспроизведена без изменений в статье нового Закона.

Б. Уголовно-процессуальный Кодекс 25. Основные положения Уголовно-процессуального кодекса, которые регулируют указанные отношения:

Статья «1. Доказательство, добытое с помощью пыток, использования силы или иного психического или психологического принуждения является незаконным и недопустимым.

2. Доказательство, добытое с помощью любого из нижеследующих средств, считается добытым с использованием физического или психологического принуждения. Даже если это имело место с согласия потерпевшего от таких действий:

(а) плохое обращение, нажим или иной способ, гипноз или использование жестокого или унижающих средств, связанных со свободой лица для принуждения его воли принять решение;

4. Если доказательство добыто средствами, имеющие признаки преступления в соответствии с настоящей статьей, оно может быть использовано только в целях наказания лица, которое получило доказательство таким способом».

Статья «Прокурор получает информацию о преступлении посредством собственного расследования, информации, предоставленной полицейскими, расследующими дело, или если о преступлении было сообщено в соответствии со следующими положениями».

Статья «Если личность правонарушителя не установлена, о событии преступления должно быть сообщено правоохранительным органам: (а) полицией — о любом происшествии, которое привлекло их внимание.

С. Прецеденты и доктрина 26. При определенных обстоятельствах Верховный Суд допускает использование «провокаций» в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков (приговоры от 12 июня 1990, БМЖ № 398, стр. 282;

от января 1993 года Кол Юр (СТЖ), 1993-I стр. 270;

от 5 мая 1994 года, Кол Юр (СТЖ), 1994-II, стр. 215, ссылка на которые имеется в этом деле;

а также решения от 22 июня 1995 года Кол Юр (СТЖ), 1995-I стр. 238;

от июля 1995 года Кол Юр (СТЖ), 1995-II, стр. 261;

и от 2 ноября 1995 года, Кол Юр (СТЖ), 1995-III, стр. 218).

27. Правоведы Португалии (и остальных стран Европы) проводят различие между различными видами «провокаций»— между «негласными агентами» и «агентом-провокатором». Так, первые это те, кто скрывает свою личность в целях сбора информации, в то время как вторые провоцируют людей на совершение преступления. В Португалии в соответствии с действовавшим в то время законодательством, правоведы рассматривали доказательства, полученные от «негласных агентов» в качестве допустимых, но более сдержанно относятся к доказательствам, добытым с помощью «агентов-провокаторов» (см. например, Кошта Андраде, «О запрещенных доказательствах в уголовном процессе», Куимбра, 1992, стр. 220 и далее, и А.Г Лоуренсо Миртиньш, «Наркотики. Профилактика и лечение. Борьба с наркотраффиком», Куимбра 1984, стр.

154 и далее, и последняя работа на эту тему, «Наркотики и право» Экуиташ, Эдиториал Нотисиаш, 1994, стр.

278 и далее).

РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ПЕРЕД КОМИССИЕЙ 28. Франсишку Тейшейра де Кастро обратился с жалобой в Комиссию 24 октября 1994 года. Он ссылался на нарушение статьей 6 п.1 Конвенции, так как, по его мнению, он был лишен права на справедливое разбирательство дела, так как полицейские спровоцировали совершить преступление, за которое он был впоследствии осужден. По его мнению, их действия также составляют нарушения статей 3 и 8. Он также полагает, что вдобавок ко всему он подвергался дискриминации, так как лица, проходившие с ним по одному делу, понесли более легкое наказание или вовсе не были привлечены к ответственности 29. 24 июня 1996 года Комиссия признала жалобу приемлемой (№ 25829/94) в части вопросов справедливости судебного процесса и неприемлемой по остальным вопросам. В докладе от 25 февраля года (статья 31) Комиссия выразила свое мнение, что нарушение статьи 6 п. 1 имело место (тридцать голосов против одного), однако не имело места нарушение статьи 3 (единогласно) и нецелесообразно изучать вопрос 6 том, имело ли место нарушение ст. 8 (тридцать голосов против одного). Полный текст отчета Комиссии и особое мнение прилагаются к настоящему решению. МЕМОРАНДУМ ПРАВИТЕЛЬСТВА, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ СУДУ 30. В меморандуме Правительство ходатайствовало перед судом «принять решение об отсутствии нарушения п.1. статьи 6 Конвенции в настоящем деле»

Вопросы права I. Предполагаемое нарушение п.1. статьи б Конвенции 31. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро в своей жалобе указал, что он был лишен права на справедливое судебное разбирательство, так как был принужден переодетыми в гражданскую одежду полицейскими к совершению преступления, за которое он был осужден. Он ссылался на п. 1 статьи 6 Конвенции, выдержки из которой, необходимые для решения этого дела, следуют ниже:

«Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое...

разбирательства дела... судом...»

Он также заявил, что не имеет судимости и никогда не совершил бы преступления, если бы не было вмешательства «агентов-провокаторов». Плюс ко всему, полицейские действовали по своей инициативе и в отсутствие контроля со стороны суда и вне рамок какого-либо предварительного расследования.

32. Правительство в меморандуме заявило, что большое количество государств (включая государства члены Совета Европы) допускает использование специальных оперативных действий, в частности в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Общество должно находить средства борьбы с этим видом преступной деятельности, которое разрушает основы демократического устройства человеческого общества. Статья Декрета-Закона № 430/83, положения которого применяются к оспариваемому случаю, а также Конвенция ООН о «Незаконном обороте наркотиков и психотропных веществ от 1998 года и Конвенция Совета Европы от 1990 «Об отмывании, розыске, изъятии и конфискации доходов, добытых преступным путем», также позволяют исполь-зование «негласных агентов», чья роль не имеет ничего общего с «агентами провокаторами». Более того, Статья 126 п.п. 1 и 2 (а) Уголовно-процессуального кодекса предъявляют высокие требования к доказательствам, для того, чтобы они были признанными правомерными и допустимыми.

Полицейские, фигурирующие в настоящем деле, не могут быть признаны «агентами-провокаторами».

Разница между двумя видами агентов состоит в том, что в случае с провокацией действия таких агентов создают преступное намерение, которое до их действий отсутствовало, а во втором случае у правонарушителя уже существовало намерение совершить преступление. В настоящем деле полицейские всего лишь выявили скрытое намерение совершить правонарушение г-ном Франсишку Тейшейра де Кастро.

Ф.О. (один из обвиняемых) не осуществлял давления на заявителя, так как последний немедленно проявил интерес приобрести наркотики и совершить сделку. Вдобавок ко всему, в момент задержания у него находилось большее количество наркотиков, чем требовали «покупатели».

Наконец, во время следственных действий у г-на Тейшейра де Кастро была возможность задать вопросы обоим полицейским и иным свидетелям и представить свои возражения. Верховный Суд основывал свои выводы не только на показаниях полицейских, но также и на иных доказательствах. Нет никаких оснований полагать, что чем-либо подрывалась справедливость судебного разбирательства.

33. Комиссия полагает, что преступление было совершено, но заявитель приговорен к строгому виду наказания в основном, если не исключительно, благодаря действиям полицейских. Таким образом, полицейские спровоцировали совершение преступления, которое в противном случае не имело бы место.

Такая ситуация незамедлительно отразилась на справедливости судебного процесса.

34. Суд полагает, что допустимость доказательств является вопросом, регулируемым национальным законодательством, и по общему правилу национальные суды сами решают, принимать или не принимать во внимание представленные им доказательства. Задачей Суда в соответствии с Конвенцией является не выяснение, были ли показания свидетелей получены надлежащим образом, а выяснить, был ли процесс целиком, включая способ получения доказательств, проведен с учетом норм справедливости (смотри inter alia Ван Мехелен и другие против Нидерландов — решение от 23 апреля 1997 года, Собрание решений и Постановлений Европейского суда 1997-III, стр. 711, п. 50) 35. В частности, Конвенция не запрещает на стадии дознания и предварительного следствия, при условии, что характер преступления того требует, ссылку на анонимный источник информации. Однако последующее использование их показаний в суде, осуществляющем рассмотрение дела, представляет собой иной случай (смотри mutatus mutandis, Костовски против Нидерландов, решение от 20 ноября 1989 года, серия А, номер 166, стр. 21, п. 44) 36. Использование негласных агентов должно быть ограничено, а также должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности, несомненно, вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом (см. Делькур против Бельгия решение от 17 января 1970, серия А, № 11, стр. 15, п. 25), который не должен страдать от этого. Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции, относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокаций полиции.

36. Во-первых, Суд отмечает, что настоящий случай отличается от дела Люди против Швейцарии (см.

решение от 15 июня 1992 года, серия А, № 238), в котором полицейский давал показания под присягой, органы следствия были уведомлены о его задании, и швейцарские власти, уведомленные германской полицией, возбудили уголовное дело. Роль полицейского сводилась к действиям в качестве «негласного агента».


37. В настоящем деле необходимо выяснить, подпадали ли действия полицейских под определение «негласных агентов». Суд отмечает, что Правительство не подтвердило, что действия полицейских являлись частью операции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которая была санкционирована и была под контролем суда. Также отсутствуют доказательства того, что у правоохранительных органов имелись достаточные основания подозревать г-на Франсишку Тейшейра де Кастру в незаконной перевозке наркотиков;

наоборот, он не имел судимости и никогда не привлекался к уголовной ответственности. Он не был известен сотрудникам полиции, и в контакт с ним они вступили только через посредничество В.С и Ф.О (см. пункт 10 настоящего Решения).

Более того, наркотики не находились в доме истца;

он их приобрел у третьего лица, который, в свою очередь, приобрел их еще у одного лица (см. пункт 11 настоящего Решения). В Постановлении Верховного суда от 5 мая 1994 года не было ничего сказано о том, что в момент ареста при истце находилось большее количество наркотиков, чем то, которое пытались приобрести сотрудники полиции в целях спровоцировать его на совершение преступления. Не имеет под собой оснований утверждение Правительства, что истец был расположен совершить преступление. Из этого следует вывод, что сотрудники полиции не расследовали (in an essentially passive manner) преступную деятельность г-на Франсишку Тейшейра де Кастру, а оказывали на него такое влияние, чтобы он совершил преступление.

Наконец, Суд заявляет, что в актах судебных органов Португалии говорится, что истец был осужден в основном на основании показаний двух полицейских.

39. В свете всего вышеизложенного Суд делает вывод, что действия сотрудников полиции не подпадают под определение действий негласных агентов, так как они спровоцировали совершение преступления, и нет никаких доводов в пользу того, что если бы не их вмешательство, преступление было бы совершено. Такое вмешательство и использование его в последующем уголовном процессе, означают, что заявитель был лишен права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, имеет место нарушение статьи п.1 Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции 40. В жалобе, направленной в Комиссию, истец также ссылается на нарушение статьи 3 Конвенции, которая запрещает «жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение или наказание».

41. Суд постановляет, что ни истец, ни Правительство, ни Представитель Комиссии не представили никаких доказательств этого утверждения. Следовательно, нет оснований для его рассмотрения в настоящем заседании.

III. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции 42. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро заявляет, что имело место нарушение правил статьи Конвенции, которая предусматривает:

«1. Каждый имеет право на неприкосновенность личной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

43. Учитывая изложенное в п.39 настоящего решения, Суд так же, как и Комиссия, не считает необходимым исследовать жалобу отдельно в свете статьи 8 Конвенции.

IV. Применение Статьи 50 Конвенции Статья 50 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что акт или действие, осуществленные правоохранительными или иными публичными органами Высокой Договаривающейся Стороны, нарушает Конвенцию, а внутреннее право этой Стороны частично или полностью противоречит взятым на себя Высокой Договаривающейся Стороной обязательствам, и если внутренне законодательство Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

45. Истец ходатайствовал о компенсации имущественного и морального ущерба, а также возмещении судебных расходов.

А. Убытки 46. Первоначально г-н Франсишку Тейшейра де Кастру ходатайствовал о возмещении ущерба в размере 2 052 000 эскудо в качестве компенсации за потерю заработка за три года из шести проведенных в тюрьме, на основании того, что если бы не действия двух сотрудников полиции, он не был бы приговорен к лишению свободы. Как указал Верховный суд в своем постановлении от 5 мая 1994 года, размер его заработка составлял 57 000 эскудо. Также истец потребовал 15 000 000 эскудо в качестве компенсации ущерба за то, что после освобождения из заключения он был уволен с работы и не мог найти новую, так как на нем было клеймо наркоторговца. Истец также потребовал 5 000 000 эскудо в качестве возмещения морального вреда.

Учитывая тот факт, что он находился в местах лишения свободы и соответственно не имел заработка, его жена и сын голодали, и они испытывали страдания. После осуждения в их семейной жизни наметился серьезный разлад;

он также потерял друзей и от него отвернулись родственники.

47. Правительство утверждало, что не существует достаточной причинно-следственной связи между возможным нарушением и предъявленными убытками, и поэтому не следует спекулировать на том, что положение истца было бы иным, не будь этого случая в его жизни. С точки зрения Правительства, подтверждение факта нарушения п. 6. Конвенции является наилучшим способом возмещения морального вреда.

48. Представитель Комиссии рекомендовал, чтобы убытки и моральный вред были компенсированы в том же размере, что и в деле Уиндиш против Австрии (см. решение от 27 сентября 1990 года, серия А, № 186, стр. 12, п. 35), ввиду того, что содержание под стражей истца явилось следствием использования доказательства, которое было получено с нарушением статьи 6 Конвенции.

49. Суд разделяет это мнение. Документы, приобщенные к делу, свидетельствуют, что истец не был бы лишен свободы, если бы не действия двух сотрудников полиции. Убытки, которые были понесены г-ном Тейшейра де Кастро в виде потери заработка, когда он отбывал наказание в виде лишения свободы, а также в виде упущенных возможностей, являются очевидными и прямыми и не оспариваются Правительством, что предоставляет ему право на их возмещение. Аналогично решается вопрос о возмещении морального ущерба: истец имеет право на их компенсацию, которые не могут быть компенсированы лишь признанием факта, что имело место нарушение Конвенции.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь принципом справедливости на основании статьи Конвенции, Суд присудил истцу 10 000 000 эскудо в качестве компенсации убытков и возмещения морального вреда.

Б. Судебные издержки 50. Г-н Тейшейра де Кастро оценил понесенные им судебные издержки в следующем размере:

(а) 5 000 000 эскудо в качестве компенсации за понесенные им судебные издержки при судебном разбирательстве в Португалии с учетом того, что Португалия выплатила ему только 35 000 эскудо для оплаты правовой помощи;

и (б) 1 500 000 эскудо в качестве компенсации за понесенные им судебные издержки при разбирательстве в Комиссии и Европейском Суде.

51. Правительство считает, что размер судебных издержек не обоснован.

52. Представитель Комиссии заявил, что помимо средств, предоставленных истцу для оплаты правовой помощи, он имеет право претендовать на компенсацию издержек, понесенных при разбирательстве его дела в Европейских судебных органах.

53. Суд принял во внимание, что представитель Истца согласился участвовать в процессе, получая в качестве оплаты только те суммы, которые были установлены португальской правовой системой за аналогичную правовую помощь. Учитывая эти обстоятельства, его клиент не обязан выплачивать ему больший гонорар (см. Дело Уиндиш против Австрии, ссылка на которое имеется в деле стр. 13 п. 37). Тем не менее, Суд учел, что размер гонорара достаточно скромен, а представитель истца проделал внушительный объем работы, Суд руководствуясь принципом справедливости, присудил истцу 300 000 эскудо в качестве компенсации судебных издержек, которые тот понес в Португалии.

54. Г-н Тейшейра де Кастро также получал правовую помощь при разбирательстве его дела в Европейских судебных инстанциях. Суд считает, что заявленный объем требований в качестве компенсации за разбирательство дела в Страсбурге не является чрезмерным. На основании вышеизложенного он присудил 1 500 000 эскудо за вычетом уже полученной суммы, равной 19 801 французских франков.

С. Штрафные проценты 55. Согласно имеющейся у Суда информации, установленный законом размер процентов за пользование денежными средствами в Португалии на день принятия решения равен 10% годовых.

На основании вышеизложенного, Суд:

1. Решил, восемь голосов за один против, что имеет место нарушение п. 1 статьи 6 Конвенции;

2. Решил единогласно, что нет необходимости исследовать вопрос о том, имело ли место нарушение ст.

3 Конвенции;

3. Решил единогласно, что нет необходимости рассматривать дело с точки зрения нарушения статьи Конвенции;

4. Решил, восемь голосов за один против:

(а) государство-ответчик обязано выплатить истцу, в течение трехмесячного срока, следующие суммы:

(i) 10 000 000 (десять миллионов) эскудо в качестве компенсации убытков и морального вреда;

(ii) 1 800 000 (один миллион восемьсот тысяч) эскудо в качестве компенсации судебных издержек, за вычетом 19 801,70 французских франков (девятнадцать тысяч восемьсот один франк и семьдесят сантимов), в эскудо по курсу на день вынесения решения;

и (б) обычные проценты должны начисляться по ставке 10 % на денежные суммы, уплата которых просрочена — т.е. по истечение указанного выше трехмесячного срока;

5. Отклонил единогласно оставшуюся часть иска, ввиду вынесения справедливого решения.

Совершено на английском и французском языках, решение оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 9 июня 1998 года.

Председатель Подпись: Рудольф Бернхардт Регистратор Подпись: Херберт Петцольд Согласно статьи 51 п. 2 Конвенции и Правила 55 п. 2 Регламента Суда В, к решению Суда прилагается отдельное мнение г-на Буткевича.

Инициалы: Р.Б. Инициалы: Х.П.

ОТДЕЛЬНОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ БУТКЕВИЧА К сожалению, я не могу согласиться с таким решением Суда. Я разделяю опасения, что несанкционированные действия полиции, даже совершенные с самыми лучшими побуждениями, могут нанести серьезный ущерб правам человека. Однако если кто-либо захочет противопоставить права и свободы отдельного человека правам и свободам общества в целом, выбор должен быть в пользу первых.

Однако, учитывая тот факт, что некоторые права и свободы не могут рассматриваться изолированно потому, что они не являются абсолютными правами, существует проблема выбора между неограниченными правами лица и ограничением таких прав в целях защиты прав других членов общества.

Поэтому необходимо быть предельно внимательными для того, чтобы соблюдать эту тонкую грань, когда речь идет о серьезных преступлениях, угрожающих безопасности общества, таких как: насильственная трансплантация человеческих органов, торговля людьми, понуждение к проституции, терроризм, незаконная торговля компонентами оружия массового уничтожения и наркоторговля. В настоящем случае истец знал, что он совершает преступление. Тот факт, что он не знал, что покупатели героина являются сотрудниками полиции, не меняет существа дела.

Аргумент, что «негласные агенты» действовали как «агенты-провокаторы», inter alia, в данном деле звучит неубедительно. Имеющаяся в документах ссылка, когда дело рассматривалось в судебных органах Португалии, о том, что «даже, если они действовали как «агенты-провокаторы», не означает, что они действительно таковыми являлись. В любом государстве лицо, продающее наркотики без надлежащего на то разрешения, знает или обязано знать, что его действия могут причинить ущерб другим людям. Более того, для него не составляет труда назвать другого человека «провокатором», как одного из аргументов своей защиты. При этом следует учесть, что в таких случаях действующее законодательство разрешает использование «негласных агентов».

По моему мнению, документы, на которых базируются решения национальных судов, не поражает тот факт, что они основываются на показаниях сотрудников полиции.

Я согласен с выводами, сделанными на основании фактов, выявленных Комиссией. Однако я не могу поддержать обоснования этих решений в силу моего внутреннего убеждения.

1. Суд не несет ответственности за краткое изложение дела, изложенное в начале документа.

Примечания Регистратора Суда 1. Номер дела 44/1997/828/1034: Первое число означает порядковый номер дела в списке дел, переданных на рассмотрение Суда в соответствующем году, (второе число). Последние два числа означают порядковый номер дела в списке дел, переданных на рассмотрение Суда с момента его образования и порядковый номер дела в списке дел, переданных на рассмотрение Комиссии.

2: Регламент Суда В, принятый 2 октября 1994 года, применяется при рассмотрении дел в отношении государств, подписавших Протокол № 9.

Примечание Регистратора Суда. По соображениям практичности это приложение будет опубликовано только вместе с версией Решения Суда, опубликованной в Сборнике решений Европейского Суда по правам человека за 1998 год, однако копию отчета Комиссии можно получить у Регистратора.

Данный перевод с английского языка на русский выполнен мной, Камчибековой Камилей Муратовной, идентичность перевода подтверждаю.

Приложение РЕГЛАМЕНТ Европейского Суда по правам человека Правило 11 [ 1] (Понятия и термины) Содержащиеся в настоящих Правилах понятия и термины имеют, если из контекста не следует иное, следующее значение:

(a) «Конвенция» — Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней;

(b) «пленарное заседание Суда» — заседание Европейского Суда по правам человека в полном составе;

(c) «Большая Палата» — Большая Палата в составе семнадцати судей, образованная согласно пункту статьи 27 Конвенции;

(d) «Секция» — Палата, образованная на пленарном заседании Суда на определенный срок согласно пункту (b) статьи 26 Конвенции, а «Председатель Палаты» — судья, избранный на пленарном заседании Суда согласно пункту (с) статьи 26 Конвенции в качестве Председателя такой Секции;

(e) «Палата» — Палата в составе семи судей, образованная согласно пункту 1 статьи 27 Конвенции, а «Председатель Палаты» — судья, председательствующий в такой Палате;

(f) «Комитет» — комитет в составе трех судей, образованный согласно пункту 1 статьи 27 Конвенции;

(g) «Суд» — либо Суд в полном составе, а также в составе Большой Палаты, Секции, Палаты, Комитета, либо Комитет в составе пяти судей, предусмотренный пунктом 2 статьи 43 Конвенции;

(h) «судья ad hoc» — не являющееся избранным судьей лицо, предложенное государством-участником Конвенции согласно пункту 2 статьи 27 Конвенции в качестве члена Большой Палаты или Палаты;

(i) «судья» или «судьи» — судьи, избранные Парламентской Ассамблеей Совета Европы или судьи ad hoc;

(j) «судья-докладчик» — судья, назначенный для выполнения задач, предусмотренных правилами 48 и 49;

(k) «делегат» — судья, назначенный в делегацию Палатой, «глава делегации» – делегат, назначенный Палатой возглавлять делегацию;

(l) «делегация» v орган, состоящий из делегатов, членов Секретариата и иных лиц, назначенных Палатой для содействия делегации;

(m) «Секретарь» — Секретарь Суда или Секретарь Секции согласно контексту;

(n) «сторона» или «стороны»: — государство-заявитель или государство-ответчик;

— заявитель (физическое лицо, неправительственная организация или группа частных лиц), подавший жалобу на основании статьи 34 Конвенции;

(o) «третья сторона» — любое государство-участник Конвенции или любое заинтересованное лицо, которое в порядке, предусмотренном пунктами 1 и 2 статьи 36 Конвенции, реализовало свое право, или которому было предложено представить письменные замечания, или участвовать в слушаниях;

(p) «Комитет Министров» — Комитет Министров Совета Европы;

(q) «Слушание» и «слушания» — устное заседание, проводимое по вопросу о приемлемости и/или по существу жалобы, или проводимый в соответствии с запросом о пересмотре, интерпретации или консультативного заключения;

(r) «прежний Суд» или «Комиссия» — соответственно, Европейский Суд и Европейская Комиссия, которые были образованы согласно прежней статье 19 Конвенции.

Раздел I Организация и работа суда Глава I. Судьи Правило (Исчисление срока полномочий) 1. Действие срока полномочий избранного судьи исчисляется с даты избрания. Однако, когда судья переизбирается по истечении срока полномочий или избирается для замещения судьи, срок полномочий которого истек или близок к этому, действие срока полномочий в обоих случаях исчисляется с даты истечения указанных полномочий.

2. В соответствии с пунктом 5 статьи 23 Конвенции, судья, избранный для замещения любого судьи, срок полномочий которого еще не истек, занимает эту должность на срок, оставшийся от срока полномочий его предшественника.

3. В соответствии с пунктом 7 статьи 23 Конвенции, полномочия избранного судьи действуют до того момента, пока его преемник не принесет присягу или не сделает заявление согласно правилу 3.

Правило (Присяга или торжественное заявление) 1. Перед вступлением в должность каждый избранный судья приносит Суду на первом пленарном заседании, на котором присутствует, или, в случае необходимости, Председателю Суда следующую присягу или делает следующее торжественное заявление:

«Клянусь» — или «Торжественно заявляю» — «что буду выполнять обязанности судьи честно, независимо и беспристрастно и буду соблюдать тайну совещания судей».

2. Об этом акте делается запись в протоколе.

Правило (Деятельность, несовместимая с должностью) На протяжении всего срока пребывания в должности, в соответствии с пунктом 3 статьи 21 Конвенции, судьи не должны осуществлять никакой политической, административной или профессиональной деятельности, несовместимой с их независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из постоянного характера их полномочий. О любой дополнительной деятельности каждый судья должен заявлять Председателю Суда. В случае разногласий между Председателем и соответствующим судьей любой возникший вопрос разрешается на пленарном заседании.

Правило (Старшинство) 1. После Председателя, заместителей Председателя и Председателей Секций порядок старшинства избранных судей устанавливается по дате избрания;

в случае переизбрания, даже если оно происходит не сразу после предыдущего срока, учитывается время, в течение которого соответствующий судья ранее занимал должность судьи.

2. Старшинство заместителей Председателя Суда, избранных на должность в один и тот же день, устанавливается по продолжительности их пребывания в должности судей. Если продолжительность их пребывания в должности одинакова, то старшинство определяется по возрасту. Это же правило применяется к Председателям Секций.

3. Старшинство судей с одинаковым сроком пребывания в должности определяется по возрасту.

4. В порядке старшинства судьи ad hoc следуют за избранными судьями;

их старшинство также определяется по возрасту.

Правило (Отставка) Заявление судьи об отставке доводится до сведения Председателя Суда, который направляет его Генеральному Секретарю Совета Европы. С учетом положений пункта 3 in fine правила 24 и пункта 2 правила 26 отставка означает прекращение полномочий.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.