авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 23 |

«А.Г. Спиркин ФИЛОСОФИЯ Издание второе Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для ...»

-- [ Страница 15 ] --

Задачей всякого познания является обобщение — процесс мысленного перехода от единичного к общему, от менее общего к более общему. В процессе обобщения совершается переход от единичных понятий к общим, от менее общих понятий к более общим, от единичных суждений к общим, от суждений меньшей общности к суждениям большей общности, от менее общей тео­ рии к более общей теории, по отношению к которой менее общая теория является ее частным случаем. Мы не смогли бы справить­ ся с обилием впечатлений, наплывающих на нас ежечасно, еже­ минутно, ежесекундно, если бы непрерывно не объединяли их, не обобщали и не фиксировали средствами я з ы к а. Научное обоб­ щение — это не просто выделение и синтезирование сходных признаков, но проникновение в сущность вещи: усмотрение еди­ ного в многообразном, общего в единичном, закономерного в слу­ чайном.

Примерами обобщения могут быть следующие: мысленный переход от понятия «треугольник» к понятию «многоугольник», от понятия* «механическая форма движения материи» к понятию 458 Глава 12, Теория познания «форма движения материи», от понятия «ель» к понятию «хвой­ ное растение», от суждения «этот металл электропроводен» к суж­ дению «все металлы электропроводиы», от суждения «механичес­ кая энергия превращается в тепловую» к суждению «всякая форма энергии превращается в иную форму энергии».

Мысленный переход от более общего к менее общему есть процесс ограничения. Без обобщения нет теории. Теория же создается для того, чтобы применять ее на практике к решению конкретных задач.

Например, для измерения предметов, создания технических соору­ жений всегда необходим переход от более общего к менее общему и единичному, т.е. всегда необходим процесс ограничения.

Способность человека к абстракции и обобщению сложилась и развивалась на основе общественной практики и взаимного обще­ ния людей. Эта способность имеет колоссальное значение в позна­ вательной деятельности, в общем прогрессе материальной и духов­ ной культуры человечества.

Абстрактное и конкретное. Конкретное как непосредственно данное, чувственно воспринимаемое целое есть исходный пункт познания. Мысль вычленяет те или иные свойства и связи, напри­ мер форму, количество предметов. В этом отвлечении наглядное восприятие и представление «испаряется» до степени абстракции, бедной содержанием, поскольку она односторонне, неполно отра­ жает объект. Мы называем знание абстрактным н в том смысле, что оно отражает как бы очищенный, рафинированный и'уже тем самым обедненный фрагмент действительности.

Абстракции — это своего рода «осколки» целостных объектов.

И наше мышление работает с такого рюда «осколками». От отдель­ ных абстракций мысль постоянно возвращается к восстановлению конкретности, но уже на новой, более высокой основе. Конкретное предстает теперь перед мыслью человека не к а к непосредственно данное органам чувств, а к а к знание существенных свойств и свя­ зей объекта, закономерных тенденций его развития, свойственных ему внутренних противоречий. Это уже конкретность понятий, категорий, теорий, отражающих единство в многообразном, общее в единичном. Таким образом, мысль движется от абстрактного, бедного содержанием понятия к конкретному, более богатому со­ держанием понятию.

Аналогия. В природе самого понимания фактов лежит анало­ гия, связывающая нити неизвестного с известным. Новое может быть осмыслено, понято только через образы и понятия старого, известного. Первые самолеты были созданы по аналогии с тем, как ведут себя в полете птицы, воздушные змеи и планеры.

§11. Методы и приемы исследования Аналогия — это правдоподобное вероятное заключение о сход­ стве двух предметов в каком-либо признаке на основании уста­ новленного их сходства в других признаках. При этом заключение окажется тем более правдоподобным, чем больше сходных призна­ ков у сравниваемых предметов и чем эти признаки существеннее.

Несмотря на то, что аналогии позволяют делать л и ш ь вероятные заключения, они играют огромную роль в познании, так к а к ведут к образованию гипотез, т.е. научных догадок и предположений, которые в ходе дополнительного исследования и доказательства могут превратиться в научные теории. Аналогия с тем, что уже известно, помогает понять то, что неизвестно. Аналогия с тем, что является относительно простым, помогает познать то, что являет­ ся более сложным. Так, по аналогии с искусственным отбором луч­ ших пород домашних животных Ч. Дарвин открыл закон естест­ венного отбора в животном и растительном мире. Аналогия с те­ чением жидкости в трубке сыграла важную роль в появлении теории электрического тока. Наблюдения за действием м ы ш ц по­ служили эвристическим приемом при создании экскаватора. Наи­ более развитой областью, где часто используют аналогию к а к метод, является так называемая теория подобия, которая широко применяется при моделировании.

Моделирование. Одной из характерных черт современного на­ учного познания является возрастание роли метода моделирова­ н и я. Моделирование — это практическое или теоретическое опе­ рирование объектом-, при котором изучаемый предмет замеща­ ется каким-либо естественным или искусственным аналогом, через исследование которого мы проникаем в предмет познания.

Например, исследуя свойства модели самолета, мы тем самым по­ знаем свойства самого самолета.

Моделирование основано на подобии, аналогии, общности свойств различных объектов, на относительной самостоятельности формы. Так, взаимодействие электростатических зарядов (закон Кулона) и взаимодействие гравитационных масс (закон всемирно­ го тяготения Ньютона) описываются одинаковыми по своей мате­ матической структуре выражениями, различающимися лишь ко­ эффициентом пропорциональности (постоянная кулоновского вза­ имодействия и постоянная тяготения). Потоки жидкости, теплоты и т.п. могут описываться одинаковыми по виду формулами. Это формально общие, одинаковые черты и соотношения двух или более объектов при их различии в других отношениях и признаках отражены в понятии подобия, или аналогии, явлений действи­ тельности.

460 Глава 12. Теория познания Модель представляет собой средство и способ выражения черт и соотношений объекта, принятого за оригинал. Модель — это имитация одного или ряда свойств объекта с помощью некото­ рых иных предметов и явлений. Поэтому моделью может быть всякий объект, воспроизводящий требуемые особенности ориги­ нала. Если модель и оригинал — одинаковой физической приро­ ды, то мы имеем дело с физическим моделированием. Физическое моделирование применяется как прием экспериментального ис­ следования на моделях свойств строительных конструкций, зда­ ний, самолетов, судов как способ выявления недостатков в работе соответствующих систем и нахождения путей их устранения.

Когда явление описывается той же системой уравнений, что и мо­ делируемый объект, го такое моделирование именуется математи­ ческим. Если некоторые стороны моделируемого объекта пред­ ставлены в виде формальной системы с помощью знаков, которая затем изучается с целью переноса полученных сведений на сам моделируемый объект, то мы имеем дело с логически-знаковым моделированием.

Моделирование всегда и неизбежно связано с некоторым упро­ щением моделируемого объекта. Вместе с тем оно играет огромную эвристическую роль, являясь предпосылкой новой теории. Моде­ лирование получает широкое применение потому, что оно дает воз­ можность осуществлять исследование процессов, характерных для оригинала, в отсутствие самого оригинала. Это часто бывает необходимо из-за неудобства исследования самого объекта и по многим другим соображениям: дороговизны, недоступности, не­ обозримости его и т.п. Познавательные функции модели заключа­ ются в том, что ее значительно легче изготовить, с ней проще осу­ ществить эксперименты, чем с оригиналом, и т.д. Моделирование применяется для расчета траекторий баллистических ракет, при изучении режима работы машин и целых предприятий, а также в управлении предприятиями, в распределении материальных ре­ сурсов, в исследовании жизненных процессов в организме, в об­ ществе.

Формализация. Существенное значение в познавательной дея­ тельности имеет такой метод, как формализация — обобщение форм различных по содержанию процессов, абстрагирование этих форм от их содержания. Всякая формализация неизбежно связана с некоторым огрублением реального объекта.

Неверно думать, что формализация связана только с матема­ тикой, математической логикой и кибернетикой. Она пронизыва­ ет все формы практической и теоретической деятельности челове § 1 1. Методы и приемы исследования ка, отличаясь лишь уровнями. Исторически она возникла вместе с возникновением труда, мышления и я з ы к а. Определенные при­ емы трудовой деятельности, умения, способы осуществления тру­ довых операций выделялись, обобщались, фиксировались и пере­ давались от старших к молодым в отвлечении от конкретных дей­ ствий, объектов и средств труда. Н а ш обычный я з ы к выражает самый слабый уровень формализации. Крайним полюсом форма­ лизации являются математика и математическая логика, изучаю­ щ а я форму рассуждений, отвлекаясь от содержания.

Процесс формализации рассуждений состоит в том, что, в о п е р в ы х, происходит отвлечение от качественных характеристик предметов;

в о - в т о р ы х, выявляется логическая форма сужде­ ний, в которых зафиксированы утверждения относительно этих предметов;

в - т р е т ь и х, само рассуждение из плоскости рассмот­ рения связи предметов рассуждения в мысли переводится в плос­ кость действий с суждениями на основе формальных отношений между ними. Использование специальной символики позволяет устранить многозначность слов обычного я з ы к а. В формализован­ ных рассуждениях каждый символ строго однозначен. Далее, сим­ волы позволяют записывать кратко и экономно выражения, кото­ рые в обычных языках оказываются громоздкими и потому трудно понимаемыми. Применение символики облегчает выведение логи­ ческих следствий из данных посылок, проверку истинности гипо­ тез, обоснование суждений науки и т.п. Методы формализации совершенно необходимы при разработке таких научно-техничес­ ких проблем и направлений, к а к компьютерный перевод, пробле­ матика теории информации, создание различного рода автомати­ ческих устройств для управления производственными процессами и др.

Имея огромное значение в современной технике, формализа­ ц и я внутренне ограничена в своих возможностях. Доказано, что не существует всеобщего метода, позволяющего любое рассужде­ ние заменить вычислением. Полностью можно формализовать лишь очень бедное содержание. С помощью формализации теку­ щ и й фрагмент бытия берется односторонне, л и ш ь в относительно устойчивом состоянии. Формализация не является самоцелью.

Она нужна в конечном счете для выражения определенного содер­ ж а н и я, для его уточнения и раскрытия. Формализация — это лишь один (отнюдь не универсальный) из приемов познания.

Историческое и логическое. Следует различать объективную логику, историю развития объекта и методы познания этого объ­ екта — логический и исторический.

462 Глава 12. Теория познания Объективно-логическое — это общая линия, закономерность развития объекта, например, развитие общества от одной общест­ венной формации к другой.

Объективно-историческое — это конкретное проявление дан­ ной закономерности во всем бесконечном многообразии ее особен­ ных и единичных проявлений. Применительно, например, к об­ ществу — это реальная история всех стран и народов со всеми их неповторимыми индивидуальными судьбами.

Из этих двух сторон объективного процесса вытекают два ме­ тода познания — исторический и логический.

Всякое явление может быть правильно познано лишь в его воз­ никновении, развитии и гибели, т.е. в его историческом развитии.

Познать предмет — значит отразить историю его возникнове­ ния и развития. Нельзя понять результата, не уяснив пути разви­ тия, приведшего к данному результату. История часто идет скач­ ками и зигзагами, и если следовать за ней повсюду, то пришлось бы не только принимать во внимание много материала меньшей важности, но и часто прерывать ход мыслей. Потому необходим логический метод исследования.

Логическое является обобщенным отражением историческо­ го, отражает действительность в ее закономерном развитии, объясняет необходимость этого развития. Логическое з целом совпадает с историческим: оно есть историческое, очищенное от случайностей и взятое в его существенных закономерностях.

Под логическим нередко имеют в виду и метод познания опре­ деленного состояния объекта на некотором отрезке времени в от­ влечении от его развития. Это зависит от природы объекта и задач исследования. Например, для открытия законов движения планет И. Кеплеру не было нужды изучать их историю.

Индукция и дедукция. Как методы исследования, выделяются индукция — процесс выведения общего положения из ряда частных (менее общих) утверждений, из единичных фактов;

дедукция, на­ оборот, — процесс рассуждения, идущий от общего к частному или менее общему. Обычно различают два основных вида индукции:

полную и неполную. Полная индукция — вывод какого-либо общего суждения о всех предметах некоторого множества (класса) на ос­ новании рассмотрения каждого элемента этого множества. По­ нятно, что сфера применения такой индукции ограничена объекта­ ми, число которых конечно и практически обозримо.

На практике чаще всего применяют формы индукции, которые предполагают вывод о всех предметах класса на основании по­ знания лишь части предметов данного класса. Такие выводы на § 12. Об открытии и изобретении зываются выводами неполной индукции. Они тем ближе к дейст­ вительности, чем более глубокие, существенные связи раскрыва­ ются. Неполная индукция, основанная на экспериментальных ис­ следованиях и включающая в себя теоретическое мышление (в частности, дедукцию), способна давать достоверное (или практи­ чески приближающееся к достоверному) заключение. Она носит название научной индукции. По словам французского физика Л. де Бройля, индукция, поскольку она стремится раздвинуть уже существующие границы мысли, является истинным источником действительного научного прогресса. Великие открытия, скачки научной мысли создаются в конечном счете индукцией — риско­ ванным, но важным творческим методом.

§ 12. Об открытии и изобретении О творческой активности разума. Творческая активность ума по-разному реализуется в той или иной сфере материальной или духовной культуры — в науке, технике, экономике, искусстве, политике и т.д. К примеру, в естествознании наиболее значимым результатом творчества является открытие — установление новых, ранее не известных фактов, свойств и закономерностей реального мира. И. Кант проводит такое разграничение между от­ крытием и изобретением: открывают то, что существует само по себе, оставаясь неизвестным, например Колумб открыл Америку.

Изобретение есть создание ранее не существовавшего, например порох был изобретен. Открытие и изобретение всегда есть завер­ шение искомого. Подлинно научное открытие состоит в том, чтобы найти принципиальное решение еще не решенных задач, еще не раскрытых проблем. Бывает так, что новое есть лишь оригиналь­ ная комбинация старых элементов. Творческая мысль та, которая ведет к новым результатам и ли посредством комбинаций обычных способов, или совершенно новым методом, нарушающим ранее принятые. К а к только найден принцип решения задачи, она пере­ стает быть творческой. Движение мысли по проторенным путям — это уже не творческое мышление. Именно благодаря творчеству и осуществляется прогресс в науке, технике, искусстве, политике и во всех других сферах общественной ж и з н и. Корни всякого откры­ т и я, по мысли В.И. Вернадского, лежат далеко в глубине, и, к а к волны, бьющиеся с разбега о берег, много раз плещется человечес­ к а я мысль около подготовленного открытия, пока придет девятый вал.

464 Глава 12. Теория познания Пути, ведущие к открытию, бывают очень причудливыми. На эти пути иногда наводит случай. Например, датский физик X. Эрстед однажды показывал студен­ там опыты с электричеством. Рядом с проводником, входящим в электрическую цепь, оказался компас. Когда цепь замкнулась, магнитная стрелка компаса откло­ нилась. Заметив это, один любознательный студент попросил ученого объяснить данное явление. Эрстед повторил опыт: вновь замкнул цепь, и стрелка компаса вновь отклонилась. В результате повторных опытов и логических рассуждений ученый сделал великое открытие, заключающееся в установлении связи между магнетизмом и электричеством. Это открытие в свою очередь послужило важней­ шим этапом и других открытий, в частности изобретения электромагнита.

В творческой деятельности ученого нередки случаи, когда самому автору результат представляется так, как будто его вдруг «осенило». Но за способностью «внезапно» схватывать суть дела и чувствовать «полную уверенность в правильности идеи» стоят накопленный опыт, приобретенные знания и упорная работа ищу­ щей мысли.

Логический путь научного и технического творчества, связан­ ного с открытием и изобретением, начинается с возникновения соответствующей догадки, идеи, гипотезы. Выдвинув идею, сфор­ мулировав задачу, ученый отыскивает ее решение, а затем уточ­ няет его путем расчетов, проверки опытом. От возникновения идеи до ее осуществления и проверки на практике нередко лежит му­ чительно долгий путь исканий.

Открытие к а к разрешение противоречий. Одной из характер­ ных черт творческой работы мысли является разрешение проти­ воречий. Это и понятно: любое научное открытие или техническое изобретение представляет собой создание нового, которое неизбеж­ но связано с отрицанием старого. В атом и состоит диалектика развития мысли. Творческий процесс вполне логичен. Это цепь логических операций, в которой одно звено закономерно следует за другим: постановка задачи, предвидение идеального конечного результата, отыскание противоречия, мешающего достижению цели, открытие причины противоречия и, наконец, разрешение противоречия.

Приведем примеры. В кораблестроении для обеспечения мореходных качеств корабля необходим оптимальный учет противоположных условий: чтобы корабль был устойчивым, выгодно его делать шире, а чтобы он был быстроходнее, целесо­ образно делать его длиннее и уже. Эти требования противоположны. В горной технике увеличение размера сечения и глубины шахт вступило Е противоречие с растущим давлением горных пород. Для разрешения этого противоречия пришлось перейти от квадратного сечения шахт к круглому и заменить деревянное крепление стволов металлическим. Пожалуй, особенно наглядно проявляются технические противоречия в самолетостроении. Самолет представляет собой такое сооружение, § 12. Об открытии и изобретении в котором непримиримо борются два начала: прочность и вес. Машину необходимо сделать прочной и легкой, а прочность и легкость все время «воюют» между собой.

История науки и техники свидетельствует, что подавляющее большинство изобретений — результат преодоления противоре­ чий. П. Капица однажды сказал, что для физика интересны не столько сами законы, сколько отклонения от них. И это верно, так к а к, исследуя их, ученые обычно открывают новые закономер­ ности.

Сделать открытие — значит правильно установить надле­ жащее место нового факта в системе теории в целом, а не просто обнаружить его. Осмысление новых фактов нередко ведет к по­ строению новой теории.

В физической концепции мира долгое время господствовала идея эфира. От­ крытие, «снявшее» идею эфира, осуществил американский физик А.А. Майкель сон. Если свет распространяется в неподвижном эфире, а Земля летит сквозь эфир, то два световых луча — один, пущенный по направлению полета Земли, а другой в противоположном направлении — должны двигаться относительно Земли с раз­ ными скоростями. Очень точный эксперимент показал, что разницы в скоростях нет. Идея неподвижного эфира вступила в противоречие с прямым опытом и была отвергнута.

Творческое воображение, фантазия тесно связаны с развитием способности человека изменять, преобразовывать мир. С ее помо­ щью человек осуществляет и вымыслы, и замыслы, столь высоко поднявшие человека над животным. Фантазия, мечта связаны с предвосхищением будущего. Д. И. Писарев писал:

«Если бы человек был совершенно лишен способности мечтать... если бы он не мог изредка забегать вперед и созерцать воображением своим в цельной и закон­ ченной красоте то самое творение, которое только что начинает складываться под его руками, — тогда я решительно не могу себе представить, какая побудительная причина заставляла бы человека предпринимать и доводить до конца обширные и утомительные работы в области искусства, науки и практической жизни».

Фантазия имеет свои собственные законы, отличные от законов обычной логики м ы ш л е н и я. Творческое воображение позволяет по едва заметным или совсем незаметным для простого глаза де­ талям, единичным фактам улавливать общий смысл новой кон­ струкции и пути, ведущие к ней. При прочих равных условиях богатое воображение предохраняет ученого от избитых путей. Че­ ловек, лишенный творческого воображения и руководящей идеи, в обилии фактов может не увидеть ничего особенного: он к ним 1 Писарев Д.И. Избранные сочинения: В 2 т. М., 1935. Т. И. С. 124.

466 Глава 12. Теория познания привык. Привычки в научном мышлении — это костыли, на ко­ торых, к а к правило, держится все старое. Для свершения великого нужна независимость от установившихся предрассудков'.

Сила творческого воображения позволяет человеку взглянуть на примелькавшиеся вещи по-новому и различить в них черты, доселе никем не замеченные.

Английскому инженеру Брауну было поручено построить через реку Твид мост, который отличался бы прочностью и в то же время не был слишком дорог. Как-то, прогуливаясь по своему саду, Браун заметил паутину, протянувшуюся над дорож­ кой. В ту же минуту ему пришла в голову мысль, что подобным образом можно построить и висячий мост на железных цепях.

Творческое воображение воспитывается всем ходом жизни че­ ловека, усвоением накопленных человечеством сокровищ духов­ ной культуры. Существенное значение в воспитании творческого воображения играет искусство. Оно развивает фантазию и дает большой простор для творческой изобретательности. Далеко не случаен тот факт, что великие мыслители и ученые обладают ис­ ключительно высокой эстетической культурой, а ряд крупных фи­ зиков и математиков считают красоту и развитое чувство красоты эвристическим принципом науки, существенным атрибутом науч­ ной интуиции. Известно, что П. Дирак выдвинул идею о сущест­ вовании протона по соображениям чисто эстетическим. К.Э. Ци­ олковский не раз говорил, что основные идеи его концепции о космических путешествиях сформировались под сильнейшим воз­ действием научно-фантастической литературы.

Открытия никогда не вырастают на пустом месте. Они — ре­ зультат постоянной заполненности сознания ученого напряжен­ ными поисками решения каких-либо творческих задач.

В научных открытиях и технических изобретениях немалую роль, к а к отмечают многие ученые, играет аналогия. Она присут Так, характеризуя достижения отечественной астрофизики, В.А. Амбарцу мян отметил, что у нас успешно развивается точка зрения, согласно которой мощ­ ные процессы, происходящие во Вселенной, связаны с переходом от более плот­ ного к менее плотному состоянию. Наши ученые утверждают, что в ядрах галак­ тик происходят колоссальные взрывы. Под напором фактов к тому же выводу пришли американские астрономы, хотя они еще несколько лет назад категори­ чески отрицали, что радиогалактика — результат взрывов. В этом сыграло роль то, что наши ученые отвергли предрассудок, который ж и л в науке и согласно которому вообще все существующее надо объяснять исходя из чего-то диффузно­ го, хаотического, имеющего ничтожную плотность (см.: Амбарцумян В.А. Марк­ систско-ленинская методология и прогресс науки /7 Методологические проблемы науки. Материалы заседания президиума Академии наук СССР. М,, 1964. С. 19).

§ 12. Об открытии и изобретении ствует почти во всех открытиях, но в некоторых она является ос­ новой. Например, в знаменитом открытии всемирного тяготения, когда Ньютон, в отличие от всех своих предшественников, видев­ ших падение яблока на землю, усмотрел притяжение яблока зем­ лей, имела место и аналогия между движением небесных и под­ брошенных кверху тел. К достижениям нового ведет острая на­ блюдательность: шерлокохолмсовское внимание к «мелочам», умение подметить то, мимо чего сотни и тысячи людей проходят без внимания 1. В процессе научного исследования — эксперимен­ тального или теоретического — ученый ищет решение проблемы.

Этот поиск может вестись ощупью, наугад, и целенаправленно. Во всяком творении есть направляющая идея. Она является своего рода руководящей силой: без нее ученый неизбежно обрекает себя на блуждание в потемках.

Независимо от содержания любое научное открытие имеет не­ которую общую логику движения: от поисков и вычленения фак­ тов, их отбора к обработке полученных данных в результате на­ блюдения и эксперимента. Далее мысль движется к классифика­ ции, обобщению и выводам. На этой основе возникают гипотезы, производятся их отбор и последующая проверка на практике, в эксперименте. Затем формулируется теория и осуществляется предсказание.

Но логика далеко не исчерпывает духовных ресурсов творчес­ кого м ы ш л е н и я.

«Нельзя недооценивать необходимой роли воображения и интуиции в научном исследовании. Разрывая с помощью иррациональных скачков... жесткий круг, в который нас заключает дедуктивное рассуждение, индукция, основанная на вооб­ ражении и интуиции, позволяет осуществить великие завоевания мысли;

она лежит в основе всех истинных достижений науки... Таким образом (поразительное противоречие!), человеческая наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наиболее замечательные завоевания лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от тяжелых оков строгого рассуждения, которые называют вооб ражением, интуицией, остроумием».

Однажды, идя по улице в дождь, русский ученый Н.Е. Жуковский, погру­ женный в свои размышления, остановился перед ручьем, через который ему нужно было перешагнуть. Вдруг его взгляд упал на кирпич, лежавший посреди потока воды. Жуковский стал внимательно всматриваться в то, как под напором воды изменялось положение кирпича, вместе с тем изменялся и характер обегаю­ щей кирпич струи воды... Это наблюдение подсказало ученому решение гидроди­ намической задачи.

Бройль Л. де. По тропам науки. М., 1962. С. 294-295.

468 Глава 12. Теория познания § 13. Остроумие и интуиция как способы и формы познания и творчества О роли остроумия в творчестве. В научном творчестве, как и в художественном, огромную роль играет остроумие. Что это такое?

Остроумие — это творческая мысль, тесно связанная с чувст­ вами и заключающаяся в неожиданном сопоставлении на первый взгляд несопоставимых явлений, во внезапном нахождении чего то общего в таких фактах, которые отстоят далеко друг от друга по существу.

Вдумайтесь в логику всех острот, анекдотов, юмористических рассказов, парадоксов, эпиграмм и т.д. Все они, несмотря на бес­ конечное многообразие по содержанию, по силе блеска мысли, ло­ гически построены по этому общему принципу 1.

Архимеда попросили определить состав золотой короны, т.е.

процент различных примесей. Он придумал остроумнейший спо­ соб определения веса тела и открыл знаменитый закон физики. Не случайно в науке нередко говорят о том или ином ученом: «Он построил остроумную гипотезу», «Он придумал остроумнейший эксперимент». Способность к остроумию вообще и к научному в частности воспитывается всеми достижениями культуры, искус­ ством, предполагает большой запас знаний в умение оперировать ими.

В поисках решения проблемы, в процессе открытия мысль за­ частую черпает ассоциации и аналогии из весьма отдаленных об­ ластей. Порой в сокровенных глубинах души к а к бы наплывом возникают поражающие глубиной прозрения образы, которые на­ много обгоняют логически систематизированную мысль.

Об интуиции в творчестве. Способность постижения истины или идеи изобретения, открывающее нечто или изобретающей нечто, без обоснования с помощью логики именуется интуицией.

Интуицию издавна делят на две разновидности: чувственную и интеллектуальную. Интуиция — это некое полуинстинктивное сознание и вместе с тем стоящее выше обычного сознания, яв­ ляющее собой по своей познавательной силе по существу сверх­ сознание. Она, как бы в одно мгновение пробегая по частям, по малейшим деталькам объекта, схватывает суть целого, как бы 1 Вот два примера остроумных мыслей пз области науки: «Судьба всякой новой истины — сначала быть ересью, а потом превращаться в предрассудок» или • «Новое в науке делается так: все знают, что это сделать невозможно. Затем при­ ходит невежда, который этого не знает. Он и делает открытие» (А. Эйнштейн).

§ 13. Остроумие и интуиция как способы и формы познания и творчества «вывертывая наизнанку» всю его подноготную. Бывают случаи, когда человек чрезвычайно быстро, почти мгновенно, схватывает мыслью сложную ситуацию, например во время военного сраже­ ния, и, ясно осознавая «что к чему», находит правильное реше­ ние. И н т у и ц и я — это способность постижения истины путем прямого ее усмотрения без обоснования с помощью доказатель­ ства.

По словам А. Бергсона, интуиция есть окраина или полутень интеллекта;

ее вытеснили из центра из-за того, что для действия она менее полезна, чем интеллект: ее ф у н к ц и я заключается скорее в тончайшем усмотрении сути дела, а не в самом деле (в смысле его регуляции). Существенная особенность интуиции состоит в том, что она не разделяет мыслимый объект на части и не рассмат­ ривает их порознь, чтобы затем перейти к синтезу, а к а к бы в одно мгновение схватывает целое в его сущности, да так, что рациональ­ ная логика ума не поспевает за ней, а потом «удивляется» тому, к а к это у нее получилось, к а к это она опередила его. Интуиция к а к бы изначально синтетическая активность духа, при этом самая тонкая, самая и з я щ н а я его «особа».

Интуиция схватывает многообразие особенностей объекта в их едино-цельности, «заглядывая» на объект откуда-то из-за «спины»

интеллекта или, точнее, с высоты сверхсознания. Интуиция — это «умное созерцание», к а к бы пронзающее «мелочи» частностей и вцепляющееся в саму суть объекта.

Роль интуиции особенно велика там, где необходим выход за пределы сущест­ вующих приемов познания для проникновения в доселе неведомое. Вот что расска­ зывает Г. Гельмгольц об условиях, при которых у него наступали счастливые «осе нения мысли»: «Я должен был сперва рассмотреть мою проблему со всех сторон так, чтобы все возможные усложнения и вариации я мог пробежать в уме, притом свободно, без записей. Довести до такого положения без большой работы большей частью невозможно. После того, как вызванное этой работой утомление исчезло, должен был наступить час абсолютной физической свежести и спокойного, прият­ ного самочувствия, прежде чем проявлялись эти счастливые проблемы. Часто...

они бывали по утрам при просыпании, как отметил однажды Гаусс. Особенно охот­ но, однако, они являлись при постепенном подъеме в лесистые горы при солнечной погоде». Французский ученый А. Пуанкаре рассказывает, что идея одного откры­ тия пришла ему в голову совершенно случайно, в то время как он, находясь в чужом городе, садился в омнибус. «В эту минуту его «осенила» мысль, внезапно принес­ шая разрешение задачи, над которой он прежде долго и безуспешно бился».

Опытный врач сразу, без рассуждений может понять суть бо­ лезни, а потом уже обосновывает правильность своего «чутья».

Деятели науки, искусства, полководцы, государственные и поли­ тические деятели, изобретатели не раз отмечали, что самыми пло 470 Глава 12. Теория познания дотворными периодами творческого процесса их мышления явля­ ются моменты к а к бы наплыва вдохновения, упоительного востор­ га и внезапного «озарения» мысли. На крыльях этого счастливого чувства человек поднимается до удивительной остроты и ясности сознания, когда его взгляд на вещи становится максимально про­ ницательным и он оказывается способным предвосхищать итог мыслительной работы, мгновенно пробегая и к а к бы перескакивая через отдельные ее звенья. Композитор в эти мгновения, по словам В.А. Моцарта, слышит всю ненаписанную симфонию, а у поэта, к а к отметил А.С. П у ш к и н :

И мысли в голове волнуются в отваге, И рифмы легкие навстречу им бегут, И пальцы просятся к перу, перо к бумаге Минута — и стихи свободно потекут.

Этот способ мышления нередко окутывают густым туманом мистики и объявляют его бессознательным процессом. В каждом научном открытии и изобретении решающую роль играет послед­ нее звено длинной цепи подготовительных работ. Интуитивные выводы возможны лишь на почве огромных усилий ума не одного человека.

Имеется жесткая зависимость содержания проблем и методов их решения от всего накопленного обществом знания. Так, откры­ тие И. Ньютоном закона всемирного тяготения было подготовлено работами И. Кеплера, X. Гюйгенса и др. К теории относительности непосредственно также подводили многие исследования, а А. Пу­ анкаре, к а к говорят, «чуть не открыл» теорию относительности одновременно с А. Эйнштейном. Но никакая сила интуиции даже самого могучего гения не могла привести к открытию теории от­ носительности, например, в Древнем Египте. Для этого не было предпосылок. Иногда научное творчество резко противопоставля­ ют логике, считая, что никто из великих ученых не мыслил логи­ чески так, как это изображается в книгах по логике. В этом есть доля истины. Строго логическое мышление, подчиняющееся гото­ вым правилам формальной логики, алгоритмам, автоматически гарантирует успех в решении типовой задачи. Но новые знания, которые не вытекают из добытых ранее систем правил, могут быть получены эвристически, путем творческого поиска, не гарантируя заранее успеха: ищущий новое должен быть готов к тому, что его поиски могут кончиться неудачей. Научить человека «делать» от­ крытия и мыслить творчески так же трудно, как научить его быть мудрым, сообщив правила житейской мудрости. В основном они §13. Остроумие и интуиция как способы и формы познания и творчества дают нам возможность л и ш ь задним числом осознать меру совер­ шенной нами глупости. Логика так же мало может помочь, как знание грамматических правил — научить создавать подлинно ху­ дожественные стихи. Но интуиция не нечто сверхразумное или неразумное. В интуиции не осознаются все те признаки, по кото­ рым осуществляется вывод, и те приемы, с помощью которых де­ лается этот вывод. Интуиция — это не только постижение истины, но и чувство и понимание, что это именно истина. Интуиция — это эмоционально насыщенное понимание сути проблемы и ее ре­ шения, когда ученый врастает в проблему и сливается с ней до такой степени, что уже и во сне она преследует его и властно тре­ бует ответа.

Интуиция тесно связана с так называемым жестким экспери­ ментом, когда объект исследования ставится в неимоверно тяже­ лые, необычные условия. Интуиция — это как бы свернутая, резко сгущенная логика мысли. Она так же относится к логике, к а к внешняя речь к внутренней, где очень многое опущено и фрагмен­ тарно.

И н т у и ц и я не составляет особого пути познания, идущего в обход ощущениям, представлениям и мышлению. Она составля­ ет качественно особый вид умозаключения, когда отдельные зве­ нья логической цепи проносятся в сознании более или менее бес­ сознательно, а предельно ясно осознается именно итог мысли — истина.

В интуиции тесно смыкаются мышление, чувство и ощущение.

Она сближает научное познание с художественным творчеством и наоборот. Когда талантливый актер играет негодяя, то этот него­ дяй «находится в нем», а самость актера выражается в оригиналь­ ном мастерстве игры, что проявляется в правде этого художест­ венного образа, в котором как бы слиянно существуют «два чело­ века в одном лице». Но это, разумеется, — не шизофреническое раздвоение личности, а вполне здоровый феномен подлинно твор­ ческого искусства.

На к р ы л ь я х интуиции, а не только по лестнице логики осу­ ществляется интеллектуальный скачок от старого знания к ново­ му, открытия в науке, изобретения в технике и созидание в области искусства. Интуиции бывает достаточно для усмотрения истины, но ее недостаточно, чтобы убедить в этой истине других и самого себя. Для этого необходимо доказательство.

472 Глава 12. Теория познания § 14. Доказательство и опровержение Истинность или ложность того или иного положения науки, к а к правило, не обладает очевидностью. Только простейшие суж­ дения нуждаются для подтверждения своей истинности лишь в использовании чувственного восприятия: нет необходимости до­ казывать то, что можно показать.

Подавляющее число положений науки принимается за истин­ ные не на уровне чувственного познания и не отдельно от всех других истин, а на уровне логического мышления, в связи с дру­ гими истинами, т.е. путем доказательства, Доказательность — жизненный нерв научного мышления.

Во всяком доказательстве имеются тезис, основания доказа­ тельства (аргументы) и способ доказательства. Тезисом называет ея положение, истинность или ложность которого выясняется посредством доказательства. Доказательство, посредством ко­ торого выясняется ложность тезиса, называется опровержени­ ем. Все положения, на которые опирается доказательство и из которых необходимо следует истинность доказываемого тезиса, называются основаниями или аргументами. Последние состоят из положений о достоверных фактах, определений, аксиом 1 и ранее доказанных положений.

Часто доказать истинность положения — значит показать, что оно есть прямое следствие из положений о хорошо проверенных фактах. Однако жизнь столь сложна, что в подтверждение очень многих положений, даже явно нелепых, можно собрать немалое число отдельных фактов. При этом то обстоятельство, что имеются одновременно и такие факты, которые опровергают эти же поло­ жения, свидетельствует о том, что сами по себе единичные факты, взятые в отрыве друг от друга и от окружающих условий, ничего не доказывают. Утверждения о фактах получают значение осно­ ваний доказательства, если они рассматриваются во взаимосвязи, а также к а к носители законов, в них проявляющихся и ими уп­ равляющих.

В число оснований доказательства входят определения основ­ ных понятий данной науки. Это не значит, будто определению под­ лежат все понятия данной науки. Определить — значит свести неизвестное к известному, сложное к простому.

Аксиомы — положения, не доказываемые в данной науке и играющие в ней роль допускаемых оснований доказываемых истин.

§ 14. Доказательство и опровержение В число оснований доказательств, на которые опирается дока­ зываемый тезис, кроме определений основных понятий науки и аксиом входят еще доказанные ранее положения науки, необхо­ димые для обоснования тезиса. Чем дальше наука развивает дока­ зательства своих положений, тем большим становится число пред­ шествующих оснований доказательства каждого нового положе­ ния.

По словам В.Ф. Асмуса, связь оснований и выводов из них, имеющая результатом необходимое признание истинности дока­ зываемого тезиса, называется способом доказательства. Доказа­ тельство одного и того же положения науки может быть различ­ ным, основанным, например, на дедукции, индукции, использо­ вании аналогий, моделирования и т.п. Связь оснований, ведущая к истинности доказательного тезиса, не единственная. Посколь­ ку она не дана вместе с самими основаниями, а должна быть ус­ тановлена, постольку доказательство — теоретическая задача. В ряде частных случаев задача доказательства оказывается на­ столько сложной, что разрешение ее требует от ученых огромных усилий на протяжении целых десятилетий или даже столетий.

В течение почти 2500 лет оставалось недоказанным существова­ ние атома, пока успехи экспериментальной и теоретической фи­ зики наконец не доказали этого. Гениальная догадка Джордано Бруно о существовании планет, обращающихся вокруг других звезд, получила доказательное подтверждение только в послед­ нее столетие.

От примитивных способов доказательства, опиравшихся на не­ точные, приблизительные и потому часто ошибочные наглядные представления, до современных доказательств, опирающихся на удостоверенные факты, точно определенные понятия, на свобод­ ные от противоречий и достаточные в своем числе аксиомы, а также на уже строго доказанные ранее положения, практика до­ казательства прошла большой путь совершенствования, подняв умственную культуру на уровень современной науки.

'к -к -к Итак, рассмотрением проблем теории познания и некоторь.х вопросов логики мы завершили изложение содержания тех вопро­ сов, которые составляют, будучи вместе взятые, основы общей фи­ лософии и включают в себя учение о бытии, категориальный строй философского разума, проблемы философской антропологии, т.е.

474 Глава 12. Теория познания учение о человеке и его бытии в мире, прежде всего духовный мир человека. Этот круг проблем вполне логично вывел пас на пробле­ матику теории познания, анализом которой мы и завершаем весь этот крупный блок фундаментальных философских проблем. Те­ перь мы должны перейти к следующему и последнему разделу книги — к социальной философии и философии истории. Оба эти раздела, которые предваряются достаточно большим разделом ис­ тории философии, и образуют, как нам думается, всю систему фи­ лософского знания в ее учебном курсе.

Раздел третий ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ Г л а в а ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИОСОФИИ Предметом социальной философии являются наиболее общие, прежде всего мировоззренческие и методологические принципы жизни и развития человеческо­ го общества. Социальная философия не тождественна социологии, которая явля­ ется эмпирической наукой, исследующей общественную жизнь в разных ее аспек­ тах, используя всевозможные конкретные методы и частные методики для анализа конкретных событий общественной жизни и их обобщения. Социальная филосо­ фия опирается на социологические исследования и осуществляет свои собственно философские обобщения. Аналогичные отношения существуют между философией истории и историей как конкретной областью знания: философия истории (цсто риософия) образует особую грань социальной философии.

В чем заключается проблема социальной философии как фундаментального раздела философии? Очевидно, в том, чтобы философски осмыслить, что такое общество, какое значение оно имеет в жизни человека, в чем состоит его истинное существо, к чему оно обязывает человека и в свою очередь каковы обязанности человека перед обществом. А. Сен-Симон так характеризовал основную, практи­ чески ориентированную задачу социальной философии: эта задача «заключается в том, чтобы постигнуть наилучшую для данной эпохи систему общественного устройства, чтобы побудить управляемых и правящих понять ее, чтобы усовершен­ ствовать эту систему, поскольку она способна к совершенствованию, чтобы отверг­ нуть ее, когда она дойдет до крайних пределов своего совершенства, и построить из нее новую при помогли материалов, собранных учеными специалистами в каж­ дой отдельной области». Социальная философия в единстве с историософией изу­ чает общие принципы жизни и развития общества, закономерности всемирной истории человечества, опираясь на весь массив гуманитарных наук, прежде всего истории, социологии, теории государства и права, политической экономии, поли­ тологии и др. Социальная философия и историософия имеют своим общеметодо­ логическим основанием принципы, категории и законы, выработанные всей исто Сен-Симон А. Избранные сочинения. М.;

Л., 1948. Т. 11. С. 273—274.

476 Глава 13. История социальной философии и историософии рией развития философской мысли в полном объеме ее категориального строя.

Исходя из этого, мы считаем вполне правомерным рассматривать историю соци­ ально-философской мысли в единстве с анализом становления идей философии истории.

§ 1. Зарождение социально-исторического сознания Прежде чем перейти к существу основных направлений в ис­ тории социально-философской мысли, сделаем несколько предва­ рительных замечаний, посвященных анализу зарождения истори­ ческого сознания.

Элементы исторического сознания возникли вместе с формиро­ ванием человеческого общества. Стадный человек осмысливал мир в рамках того, что он видел и слышал. Сообщества людей в глубо­ кой древности центром мира считали место своего обитания. Они разделяли мир на свое стойбище, на место своей охоты и на «все остальное». Человек мог знать тогда лишь незначительное коли­ чество окружающих его людских сообществ, с которыми ему по тем или иным причинам приходилось вступать в контакт.

Узок был и временной диапазон жизни первобытного человека.

Более или менее отдаленное прошлое уходило в небытие, не остав­ л я я о себе и следа в памяти человека, а отдаленное будущее мало тревожило его воображение. В силу низкого уровня развития про­ изводства, общественных отношений и культуры у человека, по видимому, еще отсутствовала жизненная потребность в воспроиз­ ведении перспективы прожитых лет. Подобно животному, он еще ж и л минутой и отдавался мгновению, хотя суровая реальность бытия заставляла его заглядывать в недалекое будущее, например, заготавливать продукты потребления впрок, и обращаться к опыту прошлого — преданиям и советам старших.

Усложнившаяся жизнь родо-племенного периода обусловила появление потребности думать о прошлом семьи, рода, племени.

Осознание истории жизни своей семьи, рода и племени включает «Социальная философия: 1) в широком смысле: раздел философии, вклю­ чающий рассмотрение качественного своеобразия общества (отличие от природы, отношение к государству, религии, морали, духовной культуре), его целей (обще­ ственных идеалов), генезиса и развития (социальной истории), судеб и перспек­ тив;

2) в узком смысле: раздел общей социологии, содержащий исследования на­ званных проблем с помощью категорий теоретической социологии и пограничных с нею научных дисциплин — политической экономии, антропологии, психоло­ гии, культурологии и т.д.» (Современная западная социология: Словарь. М., 1990. С. 319—320).

§ 2. О социальных и философских воззрениях... в себя установление хотя бы элементарных датировок. Колоссаль­ ную роль в этом сыграл я з ы к, особенно зачатки письменности.

Фиксируя опыт людей и передавая его из поколения в поколение, письменность вместе с орудиями и результатами труда создавала культурно-историческую традицию, преемственность, формиро­ вала обычаи и нравы. С помощью письма люди стали фиксировать и датировать наиболее значительные в ж и з н и общества события, чтобы, как говорили древние историки, во времени не изгладились деяния людей и не были преданы забвению великие и достойные удивления подвиги.

Люди достигли осознания того, что у них есть не только насто­ ящее, но прошлое и будущее. Они стали осознавать, что новое по­ коление — лишь звено в общей цепи развития человечества. В этом и заключались элементы историчности их сознания, что в перспективе рождало в душе человека чувство причастности к все­ мирной истории человечества.

Как у отдельного человека глубоко оседает в памяти все, что сделано им в ж и з н и, во что вложены усилия его ума и воли, так и для человечества близко и ценно все им свершенное.

История — это обществгнная память человечества, его само­ познание и самосознание: исчезнувшее в действительности живет в сознании.

Знание прошлого имеет колоссальное значение для созидания настоящего. Первые шаги в понимании социальной ж и з н и связа­ ны с представлениями о том, что настоящее подготовлено про­ ш л ы м. В дальнейшем путь исторического сознания привел к убеж­ дению, что для понимания настоящего мало знать прошлое, необ­ ходимо и знание будущего. Человечество стало осознавать, что прошлое рождает настоящее, настоящее готовит будущее, не «за­ глядывая» в которое невозможно во всей полноте осмыслить не только настоящее, но и прошлое.

§ 2. О социальных и философских воззрениях античных, средневековых мыслителей и мыслителей эпохи Возрождения Принято считать, что отцом истории является Геродот (ок. 485—ок. 425 до н.э.) — древнейший из историков, стремив 1 Чтобы у читателя создалось понимание цельности философских систем выдающихся мыслителей, в разделе «История философии» мы вкратце изложили 478 Глава 13. История социальной философии и историософии шийся описать не просто деяния людей, но и выявить их причины, чтобы найти истину и сохранить эти деяния в памяти потомков.

Горизонты исторической мысли значительно расширил Фуки дат, (ок. 460—400 до н.э.). Он ставил своей задачей отыскать ис­ тину в истории, выдвинул идею повторяемости исторических яв­ лений, обусловлев&ОЙ неизменностью «человеческой природы», которой, по Фукидиту, свойственны стремление к преобладанию и жажда власти, но наряду с этим и жажда свободы. Это чувство более сильное и неодолимое в человеке, нежели его стремление к господству.

Возникнув к а к простое описание трудовых процессов, военных походов, обычаев, гражданской жизни общества, различий в госу­ дарственном устройстве, социально-философская мысль постепен­ но выделяет в качестве специфического предмета познание причи­ ны общественных процессов (Демокрит, Аристотель, Лукреций).

Древние философы, как уже говорилось, пытались как-то разга­ дать и определить природу общественных связей, сущность исто­ рического развития в его закономерности. По Платону, общество возникает в силу того, что люди нуждаются друг в друге для удов­ летворения своих потребностей. Аристотель выдвинул положе­ ние, что человек родится политическим существом и несет в себе инстинктивное стремление к совместной ж и з н и. Врожденное не­ равенство способностей — исходный пункт этого стремления к со­ циальности, отсюда же различие функций и места людей в обще­ стве. Лукреций считал, что причиной выхода человека из живот­ ного состояния является развитие материальной культуры:


пользование шкурами убитых зверей, постройка ж и л и щ и глав­ ным образом добывание огня.

Средневековые мыслители в трактовке истории человечества, к а к правило, апеллировали к божественному провидению: исто­ рия предопределена Богом;

все пороки — результат грехопадения людей;

общество основано на неравенстве, с которым люди долж­ ны смириться. Августин, например, усматривал во всемирной ис­ тории постепенно устанавливающуюся противоположность госу­ дарства Божьего и мирского, прототипами которых служили цер­ ковь и Римская империя.

наряду о их общефилософскими воззрениями и социально-философские, а также историософские взгляды. В данной главе мы коснемся взглядов лишь тех мыслителей, труды которых посвящены только (или в основном) социальной философии и историософии.

§ 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени 4 7 Начиная с эпохи Возрождения складываются элементы свет­ ской философии истории (понятие введено Вольтером), имевшей в виду универсальное историческое обозрение человеческой куль­ туры.

§ 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени Мыслители XVII—XVIII вв. подвергли резкой критике бого­ словские концепции средневековья: они рассматривали историю общества к а к продолжение истории природы и стремились вскрыть «естественные» законы общественной ж и з н и. Это было связано с состоянием науки того времени, с поисками единых, универсальных законов мира и соответственно единой науки.

Ж и з н ь общества уподоблялась ж и з н и природы. Если исходным звеном в цепи природных процессов являются атомы, то таким атомом в общественной ж и з н и представлялся человек. Как ни резко различаются между собой люди, их объединяет общая осно­ ва — стремление к самосохранению. Из этого чувства рождаются страсти, составляющие своего рода пружину человеческих поступ­ ков: они управляют поведением людей с такой же точностью, к а к физические силы определяют движение природных тел. Дейст­ вия людей строго закономерны. Свобода в поведении человека, по образному выражению Б. Спинозы, равносильна свободе к а м н я, приведенного в движение по законам механики и воображающего, что он движется по собственному желанию. Социальные законы рассматривались к а к проявление законов механики. Чувство самосохранения уподоблялось закону инерции. Социальный ин­ стинкт, подобно центростремительной силе, влечет людей друг к другу;

и они тем сильнее стремятся друг к другу, чем меньше рас­ стояние между ними и чем более они родственны между собой по своим страстям. А человеческий эгоизм, подобно центробежной силе, взаимно отталкивает людей. Каждый человек движется в жизни по своей орбите. Благодаря взаимодействию центростреми­ тельных и центробежных сил устанавливается равновесие в обще­ ственной ж и з н и : к а к небесные тела не падают друг на друга, так и люди не сливаются в одну массу и не рассыпаются в разные стороны.

Просветители XVIII в. выдвинули идеи исторического про­ гресса (Дж. Вико, Ж. А. Кондорсе), сформулировали принцип единства исторического процесса (И.Г. Гердер), заложили основы 480 Глава 13. История социальной философии и историософии истории культуры (Вольтер), обосновали положение о влиянии на человека географической и социальной среды (Щ.Л. Монтес­ кье, Ж. Ж. Руссо).

Вико Джанбаттиста (1668—1744). Выдающийся итальянский социальный мыслитель, создавший философско-историческую концепцию, предвосхитившую последующее развитие историо­ софской мысли, автор ряда произведений по юриспруденции, ли­ тературе, филологии, истории и философии. Он отвергал идею фа­ тализма в истории и не соглашался с тем, что история есть цепь случайностей или продукт хитрости и коварства пап и государей.

Вико искал в истории объективный критерий, пытался вскрыть внутреннюю логику общественного развития, связь социальных событий. Подобно тому как существует логика идей, существует и логика вещей в социальной реальности. Вико выдвинул идею, что каждый народ в своей истории проходит определенные циклы развития: эпоху богов — детство человечества, эпоху героев — юность человечества и эпоху людей — зрелость человечества. Су­ ществует некоторая закономерность и в развитии государственнос­ ти, причем аристократия сменяется демократией, которая для на­ родов, не умеющих достичь идеала, выражается в формах деспо­ тизма.

Так, в спорах с Р. Декартом Вико, противопоставляя общий разум индивидуальному, сформулировал идею объективного ха­ рактера исторического процесса: мы можем осмыслить лишь то, что делаем. Историческое познание он рассматривал как осознание человечеством своих собственных деяний в разных областях обще­ ственной ж и з н и. Им выдвинута концепция исторического круго­ ворота — развития всех народов по циклам, состоящим из трех эпох: божественной (безгосударственность, подчинение жрецам), героической (аристократическое государство) и человеческой (де­ мократическая республика или представительная монархия). Со­ гласно Вико, каждый цикл завершается общим кризисом, веду­ щим к распаду данного общества. Смена происходит в результате переворотов, острой борьбы: в патриархальном обществе между отцами семей и домочадцами, а позднее — между феодалами и простым людом. Государство возникло с целью обуздания отцами борющихся против них домочадцев — слуг. Вико придавал ре­ шающее значение деятельности людей в осуществлении истори­ ческого процесса. Однако сами исторические законы Вико нередко характеризовал и как провидение, т.е. данное Богом;

он утверж­ дал, что история есть продукт высшего разума, иногда противопо § 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени ложного по отношению к частным целям, которые преследуют от­ дельные личности.

Историческое мышление позволило Вико разработать более адекватный, чем у современных ему французских просветителей, взгляд на архаические периоды в развитии культуры, тоньше и более целостно осмыслить историю я з ы к а, искусства, религии, права, форм социальной и хозяйственной ж и з н и в их единстве и взаимосвязях частей в составе целого. Воззрения Вико во многом предварили социальную и историософскую мысль И.Г. Гердера и Г. Гегеля.

Монтескье Шарль Луи (1689—1755) — выдающийся француз­ ский правовед (когда занимал должности в высших судебных уч­ реждениях), социальный философ и политический мыслитель, автор знаменитого труда «Дух законов». Он изучал не только ли­ тературу, право, историю политических учений, но и естественные науки — физику, анатомию и ботанику. Как и Вольтера, Монтес­ кье привлекала Англия своим политическим устройством. Кон­ ституционную монархию Монтескье считал лучшим государствен­ ным устройством. Достоинство английской конституции он объ­ ясняет тем, что ее целью является политическая свобода, которая для гражданина есть спокойствие духа, проистекающее из уверен­ ности в своей безопасности. А для того чтобы обеспечить эту сво­ боду, правление должно быть учреждено так, чтобы один гражда­ нин не боялся другого.

Согласно Монтескье, все сущее — Бог, человек, природа, обще­ ство — живут по своим специфическим законам;

законы в самом широком значении этого слова — есть необходимые отношения, вытекающие из природы вещей. Он тонко подводит под понятие закона отношения между Богом и разными существами и взаим­ ные отношения этих существ. Мыслитель исходит из принципа:

отношения справедливости следует признать предшествующими положительному закону, который их только утверждает. Как ра­ диусы круга существуют в идее круга прежде, чем круг начерчен, так и законы, к а к выражение идеи справедливости, существуют в идее справедливости прежде, чем они стали положительными за­ конами.

Монтескье рассматривает все религии «только в отношении к тому благу, которое они могут приносить в гражданской жизни»

и считает, что церковь должна быть посредствующим звеном между главой государства и народом.

Как исследователь истории человечества, Монтескье, тонко по­ нимая конкретные условия общественной ж и з н и подчеркивает, 16- 482 Глава 13. История социальной философии и историософии что человеческое общество прогрессирует в своем развитии, а раз­ личные стороны и ступени исторического процесса причинно свя­ заны между собой, составляя единое целое.

Выдающиеся труды Монтескье читаются и поныне как нечто остро актуальное 1.

Кондорсе Жан Антуан (1743—1794) — французский философ просветитель, математик, социолог, политический деятель. В своем труде «Эскиз исторической картины прогресса человеческо­ го разума» (1794) он проанализировал закономерности развития истории.

Кондорсе полагал, что в основе истории лежит безграничное совершенствование знаний. Способность человека к совершенст­ вованию, писал Кондорсе, действительно безгранична;

рано или поздно настанет «момент, когда солнце будет освещать землю, на­ селенную только свободными людьми, не признающими другого господина, кроме своего разума;

когда тираны и рабы, священни­ ки и их глупые или лицемерные орудия будут существовать только в истории и на театральных сценах...» 2. Он указывал на важное значение материальных и политических факторов в развитии об­ щества. Так, основной источник существования первобытных людей — охота и рыболовство. Частная собственность отсутствует.


Переход к скотоводству и земледелию обусловливает имуществен­ ное неравенство. Возникают обмен, торговля, деньги. Поскольку труд создает больше ценностей, чем стоит пища, необходимая для восстановления сил, некоторые люди освобождаются от труда, со­ здается неравенство в политических правах, что в определенных ситуациях может привести к революции. Кондорсе считал, что человеческий прогресс подчинен определенным общим законам, знание которых помогает предвидеть его направленность и уско­ рять дальнейшее развитие.

Физиократы. Серьезным вкладом в развитие социальной мысли явились идеи физиократов — французских мыслителей XVIII в.

Кинэ Эдгар (1803—1875) — французский историк. В своем труде по истории Французской революции Кинэ размышляет о том, почему революция не принесла французам политической сво­ боды. Причину этого Кинэ видит в том, что французы недостаточно уважают индивидуальную свободу, а последнее обстоятельство он См.: История философии. М., 1941. Т. 2. С. 306—313.

Кондорсе Ж А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума.

М., 1936. С. 227—228.

§ 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени объясняет условиями «старого порядка». Будучи сам республи­ канцем, он порицал крайности революции.

Тюрго Анн Робер (1727—1781) — видный французский поли­ тический деятель и социальный мыслитель. Обладая разносторон­ ними интересами и знаниями, он посвящал свои труды разнооб­ разным общественно-политическим, экономическим и философ­ ским темам. Его философские идеи были близки идеям французских просветителей. Прогресс истории он связывал с не­ прерывным совершенствованием человеческого разума, развити­ ем искусства, науки. Он восхищался успехами искусства и мечтал о великом будущем, утопающем в лучах разума и свободы. Тюрго в своем труде «Рассуждение о всеобщей истории» утверждал, что история должна вскрыть влияние общих и необходимых причин, влияние частных причин и поступков великих людей на органи­ зацию человека, показать пружины и механизмы моральных при­ чин на их следствиях. С точки зрения Тюрго, развитие хозяйст­ венных и общественных отношений, прогресс науки и техники выступают как моменты постепенного просветления человеческо­ го разума. Тюрго усматривал действие особых законов, вытекаю­ щих из человеческой воли. Он был далек от идиллии «обществен­ ного договора»: «Не нужно думать, что люди когда-либо добро­ вольно поставили над собой господина, но они часто соглашались подчиняться начальнику» 1.

Мирабо Виктор Рикети (1715—1789) — французский эконо­ мист. В своих первых работах разделял идеи меркантилизма, затем примкнул к физиократам. В противоположность Э. Кинэ, считавшему крупное фермерское хозяйство, основанное на приме­ нении наемного труда, единственно производительным хозяйст­ вом, Мирабо отстаивал патриархальное мелкое крестьянское хо­ зяйство.

Заслуга физиократов заключается в том, что они стремились рассматривать общество как некое социальное бытие, существую­ щее независимо от произвола законодателей, и обратили особое внимание на огромную значимость экономического порядка.

Французские историки времен Реставрации. Значительным вкладом в развитие социальной мысли были воззрения француз­ ских историков времен Реставрации, много сделавших для уясне­ ния исторической роли борьбы общественных классов. Они счита­ ли, что история как наука должна заниматься не биографией ко Тюрго А. Рассуждение о всеобщей истории. М., 1863. С. 85.

16 484 Глава 13. История социальной философии и историософии ролей, а биографией народов, и поэтому на первый план выдвигали гражданскую историю.

Гизо Франсуа Пьер Гильон (1787—1874) — французский исто­ рик и государственный деятель. Ф. Гизо рассматривал историю человечества как историю борьбы и победы буржуазии. Борьба сословий составляет всю политическую историю Франции. Враж­ дебность Гизо к народным массам привела его к выводу, который противоречит его же теории классовой борьбы. Он утверждал, что должно быть установлено равноправное сотрудничество дворянст­ ва и буржуазии, а объединяющее начало этого союза он видел в монархии;

в своей теории классовой борьбы Гизо доказывал, что не только земельные отношения, но и отношения собственности в целом являются ее основой и причиной.

Тьерри Огюстен (1795—1856) — французский историк, один из основоположников теории классовой борьбы. Он полагал, что нет перемен в общественном строе без перемен в собственности.

Признавая деление общества на классы и классовую борьбу, он в то же время пытался доказать, будто происхождение классов яви­ лось результатом завоевания одних народов другими. Тьерри от­ рицал классовый антагонизм между буржуазией и пролетариатом.

Минъе Франсуа Огюст Мари (1796—1884) — французский ис­ торик либерального направления, играл видную роль в либераль­ ной оппозиции режиму реставрации. Лучшая работа Ф. Минье — «История Французской революции». Минье одним из первых об­ ратил внимание на роль борьбы классов в истории человечества, однако он сводил ее к борьбе сословий — аристократии и буржуа­ зии.

Раскрывая «тайну бытия» своего класса, эти мыслители дошли до ясного понимания того факта, что история новейшего общества была историей классовой борьбы третьего сословия против приви­ легированных сословий феодального общества.

Изложенные концепции исторического процесса обращены прежде всего на осмысление настоящего и его связи с прошлым.

В зависимости от отношения к настоящему будущее представля­ лось различным.

Гердер Иоганн Готфрид (1744—1803) — немецкий социаль­ ный мыслитель, теолог (по профессии), филолог, лингвист, эсте­ тик и литературный критик по призванию;

один из одаренных и плодовитейших умов своего времени. Произведения Гердера во­ одушевлены стремлением раскрыть смысл и значение историчес­ кого процесса. Его бурная натура, преисполненная художествен­ ных порывов и творческих поисков, тонко чувствовала биение § 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени 4 8 пульса всемирной исторической ж и з н и, запечатленной в памят­ никах. В предисловии к своему основному фундаментальному труду «Идеи философии истории человечества» (1784—1791) Гер дер писал, что еще в самой ранней молодости его тревожил вопрос:

«Если все в мире имеет свою философию и науку, то не должна ли также и вся вообще история человечества иметь свою философию и науку? Все наводило меня на эту мысль — метафизика и мораль, физика и естествознание и более всего религия» 1. Ж а ж д а фило­ софского историзма поддерживалась направлением мысли его со­ временников Г.Э. Лессинга и И. И. Винкельмана и предшествен­ ников, главным образом Г. Лейбница.

Гердер смотрел на историю человечества как на единый процесс деяний народов. Эти деяния — не результат свершений разрознен­ ных индивидуумов, составляющих общество, а следствие взаимо­ действия всего человеческого массива.

План, по которому Гердер выстроил свою философию истории, многообъемлющ. Мыслитель стремился найти единство природы и истории человечества. Он начинает свой труд с планетной систе­ мы и пытается установить связь между неорганическим и органи­ ческим миром — растениями, животными и человеком. В едином процессе развития сущего человек — логическое завершение: на нем останавливается развитие природы;

продолжается развитие уже истории человечества.

Следуя Ш. Монтескье, основой исторической жизни Гердер считает климат, почву и вообще географическую среду, но тогда как для Монтескье самым важным было объяснение возникнове­ ния и развития политических учреждений, Гердер сосредоточил свое внимание на культурно-исторической деятельности человече­ ства. Его интересуют главным образом народное творчество, на­ родные обычаи, верования, традиции и, что весьма существенно, экономические отношения. Так, говоря о средневековых ремес­ ленных цехах, он утверждает, что благодаря им Европа стала со зидательницей всей мировой продукции, вследствие чего самая небольшая и беднейшая часть мира приобрела господство над всеми другими его частями. Если история открытий считается наивысшей гордостью человеческого духа, то цехи и гильдии были школой этих открытий. Признание значимости географии и ее непосредственного воздействия на общественную жизнь уступает у Гердера место догадке о значении хозяйственной ж и з н и.

Гердер И.Г. Идеи философии истории человечества. М., 1978. С. 5.

486 Глава 13. История социальной философии и историософии Придерживаясь точки зрения историзма, Гердер подчеркива­ ет, что исторические стадии возникают, развиваются и исчезают, но при этом необходимо сохранение элементов исторического про­ шлого, поскольку они могут содействовать будущей жизни и не являются препятствием для дальнейшего развития. Традиция, го­ ворит Гердер, — это само по себе замечательное, неотъемлемое, свойственное самой нашей природе явление, однако она к а к в практике государственных учреждений, так и в образовании ско­ вывает силу мышления, стесняет движение мысли вперед. По Гер деру, сущность человека сводится к гуманности. Критерием, по­ средством которого он оценивает все основные явления всемирной истории человечества, является гуманность. Гердер, например, ут­ верждал, что римляне не могли внушать ему такого же сочувствия, какое внушали греки, из-за антигуманного воинственного духа, господствовавшего в римской истории. И напротив, всемирно-ис­ торическое значение Христа состоит, по Гердеру, в том, что Хрис­ тос поучал самой неподдельной гуманности. Гуманность была для него руководящим началом в течение всей жизни, и гуманность он запечатлел своей смертью.

Принцип гуманизма остается руководящим для Гердера и в оценке явлений современной ему жизни, в особенности проявле­ ний национального высокомерия. Он считал, что признание на­ циональной исключительности несовместимо с принципом гуман­ ности.

В исторических явлениях, согласно Гердеру, надо отыскивать не какие-то тайные предначертания, а причины, эти явления по­ родившие. Природу человека Гердер усматривал в его неотдели­ мости от общества, понимая последнее как единое органическое целое. Вне этого целого индивид ничто: «Человек рожден для об­ щества». «Если бы я свел все в человеке к индивидам и отрицал бы цепь взаимосвязей между всеми людьми и между людьми и целым, то мне осталась бы непонятной природа человека и его история, так как ни один из нас не стал человеком лишь благодаря самому себе». Гердер впервые поставил вопрос о преемственности в развитии культуры. Эта мысль более никогда не покидала почвы исторического познания и в конце концов нашла свое завершение в идее единой всемирной истории. При этом движущей силой, пру­ жиной истории выступают живые человеческие силы, способнос­ ти. Это источник движения истории, основной закон которой — Гердер ИХ. Указ. соч. С. 630.

§ 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени взаимодействие человеческих деяний и природных условий. Итак, главным стимулом общественного развития Гердер считает дея­ тельность людей, направленную на удовлетворение их потребнос­ тей, а его высшим критерием — принцип гуманности. И вся исто­ рия народов является школой соревнования в скорейшем дости­ жении гуманности.

Руссо Жан Жак (1712—1778). Выдающийся социальный мыс­ литель, писатель, один из представителей французского Просве­ щения. Главенствующая гуманистическая идея Руссо — проблема социального неравенства и его преодоления. Он искал пути пере­ хода к разумно и справедливо устроенной общественной жизни, сформулировал и обосновал мысль о том, что частная собствен­ ность является причиной общественного неравенства, антагониз­ мов и возникновения государства. Социальное неравенство порож­ дает деградацию общественных нравов 1. Руссо различал два вида неравенства: физическое, проистекающее из разницы в возрасте, здоровье и т.п., и политическое, состоящее в различных привиле­ гиях, которыми одни люди пользуются в ущерб другим. Руссо вы­ сказал глубокую мысль об исторической необходимости противо­ речий в общественном развитии. В истории все совершается, по Руссо, сообразно естественному порядку: одно состояние в обще­ стве сменяется другим, которому в свое время приходит на смену иное. Руссо принадлежит также идея сочетания прогресса и рег­ ресса в общественном развитии. Так, возникновение неравенства было одновременно проявлением и прогресса, и регресса в разви­ тии общества.

В своем первом социально-философском сочинении «О влия­ нии наук на нравы», ставшем блестящим эскизом всех его буду­ щих трудов, Руссо восстал против современной ему цивилизации как цивилизации неравенства. На вопрос, поставленный Дижон ской академией: способствовал ли успех науки улучшению нравов, он отвечал, что развитие наук и искусств способствовало не улуч­ шению, а ухудшению нравов. Этот взгляд не означал, что Руссо вообще отрицал исторический прогресс, а нападение на науки и искусства являлось для него самоцелью. Его негодование было на­ правлено прежде всего против культуры, оторванной от народа и освящающей общественное неравенство. Руссо бичевал лицемер Это состояние является выражением противоречия в развитии общества:

прогресс науки, искусств, техники сопровождается упадком нравов. «У нас есть физики, геометры, химики, астрономы, поэты, музыканты, художники, но у нас нет граждан...» (Руссо Ж.Ж. Избранные сочинения: В 3 т. М., 1961. Т. 1. С. 60).

488 Глава 13. История социальной философии и историософии ную этику господствовавших классов, выродившуюся в «пустой»

этикет, клеймил искусство, чуждое интересам народа, критиковал принципы воспитания, придающие человеку лишь внешний лоск, но вредящие здравости его суждений и чуждые идеям гуманизма.

Основной источник социального зла он видел в общественном неравенстве. Из богатства возникают праздность и роскошь, что ведет к развращению нравов. Цивилизации, освящающей нера­ венство, Руссо противопоставлял простоту и «невинность» перво­ бытных людей.

Первоначальное состояние жизни человечества, называемое ес­ тественным состоянием, характеризуется, по его мнению, тем, что все люди были равны, никто не находился в состоянии зависимос­ ти от другого: да и какие узы могут связывать людей, которые ничем не владеют? Тогда люди не имели частной собственности, были равны и свободны. Дальнейшее развитие в конце концов и привело к неравенству. Таким образом, считая возникновение не­ равенства шагом вперед, Руссо одновременно видел в этом шаге и регресс. Изобретение орудий и переход к оседлому образу жизни обусловили постепенное сближение людей, сделали их нужными друг другу. Обработка металлов и земледелие вызвали великий переворот, превратив первобытные леса в обработанную землю, но они же привели к возникновению частной собственности и связан­ ным с ней рабству и нищете. Собственность явилась основой граж­ данского общества, а вместе с тем коренной причиной неравенства.

«Первый, кто напал на мысль, огородив участок земли, сказал:

«это мое», и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн и убийств, от скольких бедствий и ужасов избавил бы род человеческий тот, кто, выдернув колья и засыпав ров, крикнул бы своим ближним: «Не слушайте лучше этого обманщика, вы погибли, если способны забыть, что плоды земные принадлежат всем, а земля — никому!» 1. Драматическими последствиями возникновения частной собственности Руссо счи­ тал противоположность интересов людей, конкуренцию, стремле­ ние к обогащению одних за счет других. Возникшее гражданское общество стало театром самой ожесточенной войны. Произошло деление на богатых и бедных. Появление права собственности Руссо полагал первой ступенью неравенства.

Руссо Ж.Ж. О причинах неравенства,7 Избранные сочинения. М., 1961. Т. 1.

С. 68.

§ 3. Социальная и историософская мысль Нового и Новейшего времени Руссо приходит к осмыслению двух существенных вопросов:

того, что зарождению частной собственности, следовательно, и об­ щественного неравенства предшествовало достижение обществом более высокого уровня хозяйственного развития, а также того, что этот процесс носил глубоко противоречивый характер.

Руссо стремился выработать исторический подход и к проблеме государства, усматривая в нем не вечный институт, а учреждение, возникшее на определенной ступени развития человечества. Если развитие техники было предпосылкой появления частной собст­ венности, то последняя предшествует становлению государства. В основе образования государства лежит, по Руссо, соглашение. Пы­ таясь воспользоваться для достижения корыстных целей силой бедняков, богатые предложили им заключить гражданский союз — образовать государственную власть, которая должна слу­ жить залогом мира и справедливости. Союз был заключен. А за­ коны закрепили частную собственность, превратили узурпацию в нерушимое право и обрекли большинство людей на т я ж е л ы й труд и нищету. Государство, возникшее в результате появления обще­ ственного неравенства, в свою очередь обусловило дальнейшее уг­ лубление неравенства. Противоположность между богатыми и бед­ ными дополнилась новой противоположностью — между сильны­ ми и слабыми, господствующими и подвластными. Такова, по Руссо, вторая ступень неравенства. Третьей ступенью явился пере­ ход от правомерной власти к власти деспотической, основанной на произволе. Магистраты, бывшие сначала выборными, со временем превратились в наследственные 1.

Правители, которые первоначально были слугами государства, стали смотреть на себя к а к на его собственников. Протесты угне­ тенных они объявляли «мятежным ропотом». Возникший деспо­ тизм попрал и народ, и законы. Но эта третья и высшая ступень неравенства замыкала круг, как бы возвращалась к исходному пункту процесса: здесь люди снова становились равными в том смысле, что перед деспотом каждый из них был ничем. Деспотизм, утверждает Руссо, может властвовать л и ш ь до тех пор, пока на его стороне сила. Поэтому восстание, свергающее его, вполне право­ мерно: сила была опорой деспотизма, сила его и ниспровергнет.

Начальное естественное равенство отрицалось на определенной ис­ торической ступени общественным неравенством, а это последнее 1 См.: Руссо ЖЖ. Указ. соч. С. 98—99.

2 См.: Там же. С. 105.

490 Глава 13. История социальной философии и историософии сменяется со временем в свою очередь отрицанием отрицания, т.е.

установлением равенства, но уже на более высокой основе — об­ щественного равенства. Такова точка зрения Руссо на историчес­ кий процесс.

Однако выведение государства из договора было ошибочным.

Государство возникло не из сознательных намерений людей, а на основе внутренней логики развития общества. Но несмотря на ошибки, понимание государства было исторически глубоко про­ грессивным. Вслед за Г. Гроцием, Т. Гоббсом, Б. Спинозой Руссо выводил законы государства из земных, светских оснований — человеческого разума и опыта.

Руссо придал договорной теории революционный характер.

Главное произведение Руссо «Об общественном договоре» начина­ ется словами: «Человек рожден свободным, а между тем он везде в оковах» \ Главная задача общественного договора состоит в отыс­ кании такой формы ассоциации, которая защищала и охраняла бы общей силой личность и собственность каждого члена и в ко­ торой каждый, соединясь с другими, оставался бы в то же время свободным. Права всех людей, вступающих в подобную ассоциа­ цию, должны быть отчуждены в пользу общественного целого.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.