авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

РОМАН ПЕРИН

ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛИЗМА

ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ С ДОПОЛНЕНИЯМИ И НОВОЙ РЕДАКЦИЕЙ

«ЛИО Редактор»

Санкт-Петербург

2003

ОТЗЫВЫ НА ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА1.ИНСТИНКТ РАСЫ

ГЛАВА2. КОРНИ СИОНИЗМА

ГЛАВА3. «НАЦИОНАЛИЗМ» НЕАРИЙСКИХ НАРОДОВ

ГЛАВА4. ПРОБУЖДЕННЫЙ ИНСТИНКТ

rГЛАВА5. РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ

ГЛАВА6. ПАТРИОТИЗМ И НАЦИОНАЛИЗМ

ГЛАВА7. ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОГО И БИОЛОГИЧЕСКОГО ГЛАВА8. ФОРМА И СОДЕРЖИМОЕ ГЛАВА9. РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК ЗАКЛЮЧЕНИЕ 2 ОТЗЫВЫ НА ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ «ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛИЗМА»

Уважаемый Роман Людвигович!

Закончил чтение Вашей книги «Психология Национализма». Купил книгу в С.-Петербурге, на Невском. Читать начал в поезде. Чувства захлестнули мою душу. Не мог удержаться то от улыбки радости, то от слез. Ком в горле и чувство гордости распирали меня непрерывно. Как измученный духовной жаждой путник, не мог оторваться от страниц. Прервался только с наступлением ночи, но уснуть не мог... Все, о чем думал я, кратко и лаконично удалось сформулировать Вам. Огромное спасибо! Бог послал мне то, что я воспринимаю наиболее полно, чему не жалко отдавать свое время. И... на борьбу.

Совершенно с Вами согласен по поводу предательского поведения руководства РПЦ по отношению к Русскому народу. Больно мне, крещеному христианину, видеть, как патриарх пресмыкается перед моими врагами в лице власть имущих. Знаю и примеры из истории РПЦ, когда русские святые Иоанн Кронштадтский, Серафим Саровский, Сергий Радонежский и др.

бескомпромиссно боролись за Русь.

Ситуация у меня дома, т.е. в районе и области, такая. Ни о каких националистических течениях, о русской политике тут никто и слыхом не слыхивал. По ТВ ничего, кроме «красно коричневой чумы», марширующей длиннющими колоннами по лужковской вотчине, не покажут.

Оппозиционных газет здесь никогда и не видели! Те, кто стоит у руля власти, очень хорошо держат нос по ветру. Стоило губернатору Склярову поддержать лужковское «Отечество», как и наши царьки в это стойло стали... Они как при коммунистах жили сытно и были при должностях, так и теперь живут, только разрухи и мора прибавилось.

За сим горячо жму Вашу руку, желаю крепкого здоровья, сил в борьбе и новых книг! Ваш поклонник и соратник Вадим Вихарев, Нижегородская обл.

Геноцид Русского народа в России приобрел такой масштаб, что избиваемые центральной властью люди отчаянно обратились к власть предержащим с призывом: «Перестаньте нас уничтожать. Будьте правительством, а не похоронной командой!»

Среди хаоса и беспредела «похоронной команды» – правительства РФ и администрации Ельцина, которая лихорадочно увеличивает ритуальные учреждения и кладбища за счет массового уничтожения Русского народа, – мне все же довелось прочитать «от корки до корки»

книгу Р.Л. Перина «Психология Национализма». В ней протест против отмеченного выше геноцида обличен в научно-документальную форму.

Я – православный. И хотя в книге содержится много обвиняющих православную иерархия фактов, нужно отметить, что они не оскорбляют православное мышление, ибо эти факты содержат в себе истину и боль за поруганное инородцами и иноверцами Русское Отечество, некогда влившимися в управленческие структуры РПЦ. Объективный взгляд Р.Л. Перина на роль и место Православной Церкви в жизни России ярко выражен в его отношении к митрополиту Ленинградскому и Ладожскому Иоанну, который искренне любил свое Русское Отечество, всем своим пасторским служением показывал православным христианам, КАК нужно возрождать Святую Русь. Именно митрополит Иоанн делал все, от него зависящее, чтобы очистить церковное руководство РПЦ от иноверства и инородства.

В своей книге «Психология Национализма» Р.Л. Перин пишет о том, что: «Церковь превратилась в помещение, в котором можно оправлять обряд, но нельзя найти духовных пастырей, дающих силу и указывающих путь народу, оказавшемуся на краю пропасти» (с.116).

Кажется, православному христианину нужно было бы возмутиться от этого обличения, захлопнуть «кощунственную» книгу, предать автора анафеме, громко заявив, что такие духовные пастыри есть, и один из них владыко Иоанн, митрополит Ленинградский и Ладожский, которого автор так лестно характеризовал. Но не спешите делать необдуманный поступок! Успокойтесь!

Беспристрастность автора убедительно выражена в этой характеристике и той правде, которой Р.Л. Перин старается не оскорбить православное чувство, а разбудить в нас дремлющую тягу к Высшей истине, побудить нас к подражанию Иисусу Христу, Который взял бич и изгнал из храма всю продающую торгующую шваль. Нужно благодарить Р.Л. Перина за то, что он мужественно осмелился напомнить нам, русским православным людям, о том неустройстве, которое поразило не только РПЦ, но всю огромную Россию. Нельзя «возмущаться» перед Правдой, перед невыразимой Болью Р.Л. Перина за попираемый инородцами Русский народ, перед Истиной и Любовью, перед Страданием распинаемой иноверцами России. «Возмущаться» перед этим может только необузданная оголтелость и враждебность к будущему России, только та обряженная в «русский патриотизм» шваль, которая с сионистским коварством таскает русских патриотов по масонским судам и под аккомпанемент демагогии о «русском национализме» ломает ребра настоящим русским людям.

Р.Л. Перин прав уже тем, что в его обличениях христианства нет злобы, присущей высказываниям ряженых, нет ненависти, нет вражды. С сыновней болью за терзаемую интернационализмом Русь он старается научно разобраться в причинах закабаления Русского Православия инородческим отребьем. В этом у него много общего с В.Б. Авдеевым, которого я раньше просто не понял, но который всем своим поведением убедительно показал всю красоту и высоту своего внутреннего нравственного достоинства.

Повторяю, я – православный. Но я, как и Р.Л. Перин, не могу равнодушно смотреть на купола Храма Христа Спасителя, над которыми водружены непонятные «православные» надкупольные кресты с пятью – и шестиконечными звездами, символами богородческого масоно–иудейского фашизма. Я, православный, могу ли равнодушно смотреть и слушать в православных храмах навязчивое жидославие?

Нужно не возмущаться перед Правдой Р.Л. Перина, а понять: почему мы, православные, допустили вышеуказанное мною глумление над православными крестами, ибо не могут быть воедино Бог и сатана, православный крест и жидомасонские звезды.

Книга Р.Л. Перина «Психология Национализма» направлена на борьбу именно с этой всемирной пагубой, именно с этой ересью жидовствующих, а не с русскими православными христианами, как и Р.Л. Перин, любящими свое земное Отечество – Русь.

Евгений Пашнин, гл. редактор всероссийского журнала «Великоросс»

Здравствуйте, Роман Людвигович!

На одном дыхании прочел Вашу книгу «Психология Национализма»!

Каждое Ваше слово в книге в русских слезах, поте и крови!

Эту книгу каждая мать должна по слогам читать своему ребенку уже в момент появления на свет!

Эта работа чисто русская и исходит из русского Духа!

Николай Кузнецов, г. Москва В своей книге Вы взялись за невероятно трудную тему. Казалось, что уже все написано о национализме, но Вам удалось «копнуть» глубже и не повториться. Я думаю, что Ваша книга как явление состоялась.

Владимир Ефимов, Лен. обл.

Ваша книга нужная. Она должна быть настольной для каждого русского человека.

Валерий Мещерский, атаман ТКБ, полковник Казачьих войск, г. Тамбов Роман Людвигович, от всей души и сердца благодарна Вам за книгу. С большим желанием распространяю Вашу книгу. Мысли в ней являются смыслом моей жизни. Эту книгу должен иметь каждый русский.

Ирина Кириллова, г. Ниж. Новгород Читал Вашу книгу с большим интересом и удовольствием. Вы собрали богатый фактологический материал и глубоко вошли в сущность проблемы.

М. Мелин, г. Арзамас Уважаемый Роман Людвигович!

Меня зовут Ольга. Я живу в г. Волжском, мне 21 год. Учусь на 4-м курсе Волгоградского Госуниверситета. Желание написать Вам возникло после прочтения Вашей замечательной книги «Психология Национализма».

Благодаря Вам, я по-другому взглянула на события октября 1993 г. К сожалению, в то время я была еще наивна и далека от политики, но сейчас, оборачиваясь назад и анализируя прошедшее, могу сказать, что те слезы злости и горечи не пройдут палачам Истинно Русских бесследно. Ваша книга стала для меня именно той – последней точкой выбора между «Россия – для Русских!» и «Все люди – братья!» Благодаря продуманной, убедительно аргументированной книге и ее ясной логической системе, я смогла определить свою позицию по вопросу национализма. Спасибо Вам ОГРОМНОЕ!!!

Книга захватывает полностью. Невозможно оторваться, пока не дочитаешь до конца – а потом накатывает волна острой злости и горечи. Горечи за нашу униженную, одурманенную демократией и интернационализмом Родину, терзаемую террористами и жидовствующими политиками, за наш родной Русский народ, который уничтожают и дурачат власть предержащие. Страшно, что люди старшего возраста считают слова «национализм», «нацизм», «фашизм» ругательствами.

Юные здоровые ростки Русской Нации еще слишком слабы и неопытны, чтобы противостоять силам, ведущим Русь в пропасть. Но пока есть такие люди, как Вы, искренне душой переживающие за Русь-Матушку, не все потеряно. Россия встанет с колен, стряхнет своей могучей дланью врагов Земли Русской.

Слава Роду! 17 октября 1999 г.

Уважаемый Роман Людвигович!

Ваша книга поразила меня с первых же строчек. Невозможно было оторваться, пока не прочитал всю. Это, пожалуй, единственная современная книга, посвященная этой теме, которую стоит прочитать. Нынешняя идеология патриотов скорее рассчитана на простых людей, обывателей – этакий агитпроп, что, естественно, не устраивает сколько-нибудь начитанных людей.

Ваша книга – это то, что я искал в течение нескольких лет!

Никогда доселе я не представлял масштабы генетической катастрофы. Я был просто ошеломлен.

Кое-что о событиях октября 1993 г. мне было известно из истории РНЕ. Но то, что эти события имели такой масштаб, я не мог даже представить.

Я не знал, за что меня наказывали взрослые, когда на моих детских рисунках присутствовала свастика (мне было 5-6 лет). Не понимал, почему так трудно жить в христианстве, а проще всего в Русском Ведизме, где все так понятно, почему мне так нравится по духу Заратустра. Мои друзья, столкнувшись с исконно русским национальным мировоззрением, к нему присоединялись и никогда не возвращались к прежнему образу жизни. Не мог понять их, когда они спрашивали меня:

«Зачем тебе все это, когда твои права как Русского ущемляют?» Оказывается, все предельно просто: ответы я нашел в вашей книге.

До знакомства с вашей книгой я думал, что почти не осталось людей – носителей здоровой национал-социалистической идеи. Оказалось, что не все так плохо.

Спасибо вам за вашу книгу, которая гонит адреналин в крови, чтобы не опускались в бессилии руки, чтобы мозг не одолевали сомнения о силе России.

С уважением – Константин Попов, г. Екатеринбург Уважаемый Роман Людвигович, спасибо за книгу «Психология Национализма»!

Я не знаю, может, и есть другие книги на эту тему, написанные с патриотических позиций и добросовестных исследований, но пока считаю Вашу книгу лучшей. Судя по поступающим откликам, которые Вы публикуете в газете, – я не одинок в своем мнении.

Вы совершили очень серьезный поступок, который отразится на всей Вашей жизни. Враги Русского народа никогда не дадут Вам дороги для карьеры публициста и исследователя. Я думаю, что Вы осознавали это, когда писали эту книгу. С моей точки зрения, это подвиг для молодого человека. Надеюсь, что Вы приобрели и друзей, иначе и быть не должно.

Никогда не отступайте от своих принципов и убеждений. Я Вам говорю это, исходя из своего долгого жизненного опыта. Каждый должен нести тот свет, который ему дан свыше. В Вас есть этот свет – храните его, как бы тяжело ни пришлось в это страшное время испытаний человека на прочность. Всегда осознавайте ответственность за тех, кто Вам поверил.

Храни Вас Бог!

Ю.И. Васильев Перин, где же Вы были раньше со своей книгой?!

Я – постоянный посетитель «Дома книги», отдела «Психология». Вынужденный посетитель, т.к. маюсь с внуком, рожденным в межрасовом браке. У него множество психологических, скорее психических отклонений. Вот я и изучаю психологию и психиатрию в надежде найти методы терапевтического воздействия, в надежде найти общий язык с единственным «продолжателем»

моего рода. Я – интернационалист, им и останусь, наверное, хотя мой интернационализм дал трещину. Попади мне Ваша книга лет шесть тому назад, я бы не дал согласия на брак с негром моей дочери. Он не простой негр, а из очень интеллигентной и состоятельной семьи, врач.

Говорил, что межрасовый брак только улучшает породу, напомнил Пушкина и каких-то американских спортсменов. Я – интернационалист, но теперь с поправкой: я против межрасовых браков.

Второй раз перечитываю Вашу книгу и рву седины.

У меня собака дог, у нее в паспорте написано – «чистопородная»;

интересно, что будет написано в паспорте моего внука?

Где же Вы были раньше, господин Перин?!...

С. К., С.-Петербург Здравствуйте, уважаемый Роман Людвигович!

С большим интересом мы прочитали Вашу книгу «Психология Национализма». На наш взгляд, Вы – единственный из современных русских авторов, кто так полно разобрал вопросы межрасовых отношений. Прочие знакомые нам публикации по тематике национализма не идут далее политических лозунгов, либо христианской риторики. Серьезных научных концепций по расовой теории в поле нашего зрения раньше не попадало. Поэтому мы занимались этими изысканиями сами. Ознакомившись с Вашей книгой, мы обнаружили почти полное сходство с нашей точкой зрения...

Вячеслав Харламов, Ярослав Петухов, Александр Московлюк, г. Екатеринбург, Славянская община «Сокол»

Книга Р.Л. Перина «Психология Национализма» – практически первая русская работа, рассматривающая проблемы этнического (не расового) национализма. В ней используется ряд исследований ученых с мировым именем (К. Юнга, Э. Геккеля, К. Линнея, Х.С. Чемберлена, И.А.

Ильина и др.).

В книге убедительно показано, что только национализм может спасти русских от катастрофы порабощения в сложившихся условиях общемировой антирусской политики.

Убежден, что книга Р. Л. Перина окажет огромное влияние на самосознание наших потомков.

Юрий Ковалев, пенсионер, канд. тех. наук, г. Курган Здравствуйте, уважаемый Роман Людвигович!

Пишу Вам отзыв на Вашу книгу «Психология национализма». Поначалу хотела бы высказать свое мнение на эмоциональном уровне. Ваша книга стала для меня настольной! Каждое предложение книги – афоризм, с легкостью запоминающийся! Каждое слово – это лозунг, бросающийся в глаза ясностью и лаконизмом! А смелое название книги – ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛИЗМА – полностью оправдывает все великолепнейшее содержание данного труда! Я пишу эти строки не только от себя, но и от той молодежи, которая знает «еврейский вопрос», которая имеет развитое национальное самосознание русского человека и которая поклоняется русским, дохристианским богам! Мы и есть та молодежь, о которой Вы пишете в своей книге:

«аккуратно одетая, с умными глазами и способная отстоять свои убеждения». Мы и есть то НОВОЕ поколение, на которое возлагаются все надежды!

Ну, а теперь я хотела бы более спокойно и последовательно изложить свой отзыв.

Во-первых, стиль работы выдержан в одном и том же духе с начала и до конца. С какой страстью и пылом обсуждается (точнее, осуждается) наша реальность, с каким блестящим красноречием доказывается необходимость национального восстания! И в то же время с каким хладнокровием приводятся эти доказательства, опирающиеся на научные познания в области психологии и этнопсихологии! У Вас потрясающий дар в журналистике, ибо книга написана как одна большая статья и читается на одном дыхании.

Во-вторых, содержание книги увлекательно по своей тематике. Генетика и инстинкт, инстинкт и генетика. Само понятие «инстинкт» трактуется в нашем «социально и духовно(?) развитом»

обществе как нечто низшее, не достойное внимания. Еще бы, ведь это наши «добродетельные»

христиане решили, что инстинкт – это чувство животного. А разве человек – это не млекопитающее?!

В-третьих, и это главное, что нужно подчеркнуть, отношение к «еврейскому вопросу». Ну, в этом Вы бесподобны, поэтому – останусь без комментариев.

В-четвертых, замечательные эпиграфы и цитаты великих людей, помещенные в книге. Это же очень важно для просвещающегося (в особенности, принадлежащего к новому молодому поколению) подтверждать свои национальные и расовые убеждения, скажем, словами Юнга или Ницше.

Для меня лично всегда был ключевым афоризм Канта, который Вы выбрали эпиграфом к Заключению: «Тот, кто становится пресмыкающимся, червем, может ли затем жаловаться, что его раздавили?»

Это, как мне кажется, относится к психологии такого русского человека, который сегодня боится произнести вслух не только слово «еврей», но и сочетание «я русский»!

Что же это, стыдно за свою национальность?! Конечно! Ведь наша история и литература (я беру основные источники заражения) гнилые по своей сути. То у нас Николай I какой-то изверг, садист, то Александр III деревенщина, а то и до Пушкина доберутся – бабник он и есть бабник, а Сережка-то Есенин – алкоголик. Да и вообще у нас культура начинается с крещения Руси. А до этого все мы были варварами, да такими тупыми и неотесанными, что даже письменность не изобрели. Естественно, Велесову Книгу и тому подобное опускают (ниже паркета). Мы же – сие есть рабы Божии, и нечего нам перед евреем Иисусом выкаблучиваться. Аминь! На этом исповедь обреченного заканчивается.

И тут же хочется задать соответствующий вопрос. Тогда чего же вы жалуетесь, что Вас давят, как червей? Вы ведь только и можете, что выползать после дождя (как в 1993), чтобы вас снова раздавили! Так что сидите и копошитесь в своем навозе.

К сожалению, червей в России хватает.

Ну а меньшинство – это националисты, которые лучше умрут стоя, нежели встанут на колени!

Вы, Роман Людвигович, можете надеяться на то новое молодое поколение, от лица которого я сейчас пишу. Пусть пока мы студенты и тихонечко на свою смехотворную стипендию покупаем националистические книги и газеты, помалкивая порой в институте, чтобы не сказать лишнего, все же придет время, когда каждый из нас громко, суворовским кличем провозгласит: «ГОРЖУСЬ, ЧТО Я РУССКИЙ!».

Да поможет нам русский Бог!

Ваша преданная поклонница Д. Л., Москва Здравствуйте!

Пишет Вам курсант военного института России. Недавно я купил книгу Р. Перина «Психология Национализма». В ней отражены актуальные вопросы развития нашей нации, я увидел истинный путь России, почерпнул истину о наших демократах, в которых всегда сомневался. «Психология Национализма» написана доступным и понятным языком для народа, который еще не поставили на колени, и я как представитель своего народа, который верит в возрождение России и могущество Русского народа, готов идти против тех, кто угнетает Русский народ и его идею – русский национализм. Такие книги, как «Психология Национализма», должны помочь встряхнуть народ, сбросить иго мировой закулисы. Эта книга необходима молодежи;

на ее основе будут проводиться беседы с младшими курсами… Ст. сержант Л. А.

...Посредством просвещения и учреждений можно приступить к осуществлению современной мечты о равенстве. С их помощью мы стараемся, исправляя несправедливые законы природы, отлить в одну форму мозги негров из Мартиники, Гваделупы и Сенегала, мозги арабов из Алжира и наконец мозги азиатов. Конечно, это – совершенно неосуществимая химера, но разве не постоянная погоня за химерами составляла до сих пор главное занятие человечества?

Гюстав Лебон Мне кажется, что основная проблема русских, связана с неумением сформулировать внешнеполитическую и внутриполитическую стратегию, - это глубокая неуверенность в себе.

Сегодня нужно понять, что Россия – это уменьшенная модель Советского Союза. За 300 лет империи мы не сумели создать единый «политический народ». То, что удалось американцам, благодаря тем людям, которые основали это государство – Линкольн, Вашингтон, Франклин. Они чётко отделили личную роль от государственной. Вот я еврей, а вы русский, а она татарка. Мы так себя и считаем. А вот чтобы кто-то прописывал национальность в паспорте, отделял меня от русского, от татарина, от чеченца – это катастрофическая ошибка. Она была допущена и в Российской империи, и в Советском Союзе, наследнике этой империи. Это то, чего избежала Америка, все они – американцы.

Борис Березовский (Из интервью газете «Завтра» №41(464), 2002) ВВЕДЕНИЕ В своих поисках идеального человечество дошло до примитивных социальных схем и, вместе с тем, упростило и профанировало восприятие человеческой природы. В современном обществе доминирует мнение, что формирование личности человека складывается под влиянием среды и воспитания, не зависимо от его национальности и наследственной предрасположенности. Человека лишили его биологического прошлого и оставили только его настоящее и то однобокое – социальное. Понятие породы существует теперь только для животных. Ни собака, ни лошадь не получат приза на выставке, если будут иметь вкрапления, нарушающие чистоту их породы. Стандартизация человечества по принципу смешения культур и крови до полного уничтожения чистоты того и другого привела к огромному количеству трагедий народов и рас.

Индивидуальность человека сегодня воспринимается на уровне его отклонений от социальных и физиологических норм с правом на свободу их удовлетворения.

Жизненное пространство нормального человека сужается с каждым днем. Он уже не стремится к объединению по родовому и национальному признакам и привык думать, что о нем позаботится общество в силу его полезности государству. Но «цивилизованному» обществу уже не до нормальных людей, оно стонет под игом моральных и психических уродов, проблемы которых предпочитает решать в первую очередь, не утруждая себя поисками причин «отклонений». Порок поощряется индустрией кино и литературой. Ежедневно в мире выходит десятки фильмов и книг, воспевающих садизм, сексуальные отклонения и алчность. На такой товар всегда есть спрос, т.к. он сам воспроизводит и множит покупателя.

Для остальных «социально адекватных» подается блюдо из слабоумных сериалов и комедий.

Стереотипное мышление и упрощенное восприятие жизни превратили нормального человека в покорное животное, лишили его инстинктов самосохранения и породили социальный идиотизм в обществе. Получив стандартное «высшее» образование с общим набором заклинаний и правил, человек ХХ века до наивности уверен, что он верно воспринимает ход истории, законы жизни общества и даже способен на них влиять. Человечество отказывается воспринимать мудрость прошлого. Его философия жизни нацелена на погоню за эфемерными благами цивилизации, за иллюзией равенства всех и вся. По законам справедливости и совести проститутка не может быть равна ученому, наркоман – спортсмену, но «демократия» уравняла всех и всем им дала равные права. Может ли такое «равенство» породить нормальное общество? Чем дальше мы движемся по пути всеобщего уравнения, тем меньше мы видим гениев, которые всегда определяли культуру и интеллект эпохи. Есть ли в наше время хоть кто-то подобный Рафаэлю, Микеланджело, Моцарту, Вагнеру, Баху, Гете, Канту, Ницше, Чайковскому, Достоевскому?.. Нет. В наше время героями эпохи стали рокфеллеры, чаплины, малевичи, райкины, и прочие денежные мешки, невротики и комедианты. «У каждого времени свои герои»? Но почему так измельчали герои нашего времени?

На всеобщее отупение человечества давно обратили внимание заботливые умы, но их мало кто воспринимал серьезно, а, точнее, их уже не могли понять.

«Прогрессивное человечество» было увлечено химерами: строило «города солнца», «коммуны», «общества равных возможностей» и из его охрипшего горла вырывалось: «Свобода! Равенство! Братство!». Но почему-то все заканчивалось кровью войн и революций. Человек наступает на одни и те же грабли из века в век, пребывая в полной уверенности, что его предки были глупее и поэтому не смогли довести дело до логического конца, создать оптимальную модель, при которой всем было бы хорошо. Сейчас в качестве идеала миру навязывается американская модель общества, и мало кто задумывается над тем, что этой модели нет и двух веков, однако ее хотят применить к государствам и народам с многотысячелетними историей и традициями. Если допустить, что у Европы наступил закат, то американское солнце еще не всходило и взойдет ли – неизвестно. Временный успех Америки – это успех молодого мошенника, обокравшего банк и живущего на проценты. Заключив сделку с дьяволом, американское общество избавилось от тяжкого груза совести, так мешающего «делать деньги». Но Америке очень скоро придется платить по счетам;

в духовном отношение она уже банкрот, а от него недалеко и до экономического банкротства. Вот тогда и проснется алчный и кровожадный зверь американского общества без национальности и отечества. Американизм – это уже не образ жизни. Американизм – это уже агрессивная религия с культом золотого тельца!

Американизм – это модернизированный иудаизм XXI века! Не далек тот час, когда Америка пойдет в свой «крестовый поход» по хорошо подготовленным ею тропам.

И противостоять ей сможет только тот народ, который сохранит свое национальное достоинство и свое отечество. (Эти строки были написаны мной за два года до терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г.).

Я вспоминаю один из репортажей с чемпионата мира по большому теннису, когда на корте соревновались американка и чешка. Они шли ровно, по очереди проигрывая и выигрывая одно очко. Наш спортивный комментатор предположил, что в итоге выиграет американка, т. к. у них, американцев, «врожденное чувство победы». И, действительно, выиграла американка. Комментатор был прав как психолог, т. к. уверенность американцев в своем могуществе дает им сильнейший психологический стимул, который действует как допинг в любой трудной ситуации.

Американский допинг – это доллар, который стал мировой валютой и обеспечил процветание США. Американцы ему молятся подобно туземцам, поклоняющимся своим божкам плодородия. Но это временный эффект;

как от наркотика после «кайфа» у Америки неизбежно начнется «ломка» и угасание.

Напомню слова Уолта Уитмена – американского поэта XIX века:

«...Настала пора взглянуть на нашу страну и на нашу эпоху испытывающим взглядом, как смотрит врач, определяя глубоко скрытую болезнь. Никогда еще сердца не были так опустошены, как теперь... Нет веры в основные принципы нашей страны, нет веры даже в человечество... Нажива – наш современный дракон, который проглотит всех других».

У любого нового явления, особенно это касается искусственных идеологий и религий, есть вечный враг – прошлое. За этим словом скрываются не только руины Рима и Греции, музеи Европы и России и прочие материальные следы прошлого. В этом слове заключена память расы, которая хранит все прошлое на уровне генетической памяти и передает его из поколения в поколение. Об этой способности человека уже многие века идут споры. Современное катастрофическое положение вымирающей белой расы и множественные межнациональные конфликты заставляют вновь вернуться к этой теме с тем, чтобы на изломе тысячелетий взглянуть на него более пристально.

Архетип любой нации наиболее ясно проявляется в ее национализме.

(Оговорю сразу, что термин национализм возник сравнительно недавно, ранее это явление могло обозначаться именем культового бога, отвечающего за единство и чистоту рода). Ибо национализм в своей первооснове является глубоко дремлющим подсознательным инстинктом, обусловленным не только сохранением чистоты своего рода, но и неким утонченным чувством, идущим из глубины человеческой души – почти мистического голоса крови, о котором мы больше знаем из еврейского и немецкого эпоса и памятников религиозной литературы. Все особенности той или иной расы, национальности держатся на этом древнем чувстве – национализме. Поэтому тот, кто пытается бороться с национализмом, прежде всего, борется с природой и культурой человека. А ведь с природой и культурой, как бы она вам не нравилась, надо не бороться, ее надо понять. Но вместо этого «цивилизация» предпочитает заниматься подлогом, вырывая с кровью данной природой и временем, подсовывая несостоятельные подделки в виде всеобщей «поп культуры». Надеясь, что любовь можно заменить сексом, религию – политикой, а национализм – интернационализмом. Создать их компенсаторную тень невозможно! Любой заменитель вытесненного обязательно возвращается, но уже в искаженном, неузнаваемом виде. И вместо общества всеобщего благоденствия мы получаем терроризм, войны и социальные потрясения. В понимании экспериментаторов – «природа не храм, а мастерская».

Социальная и генная инженерия окончательно замутила их рассудок, и они уже готовы крикнуть: «Бог умер!», но не в ницшеанском понимании этих слов, а в маниакальной страсти подчинить природу человека, как бы уже ими понятую. Они пытаются пальцем сделать то, что делается совершенно другим органом. И изуродованное экспериментами человечество обреченно ползет к своей пропасти. Социально адаптированная шудра, в силу принципа целенаправленного негативного отбора ее для внутреннего разрушения государств и наций, уже давно вырвалась вперед и возглавила процесс уничтожения традиционных цивилизаций. Специалисты по разрушению семьи, обществ, народов и империй применяют этот способ одинаково эффективно уже тысячи лет.

Есть ли правда одинаково неприемлемая для коммунистов и демократов?

Есть. Это генетическая детерминированность (обусловленность) мировоззрения человека и этнопсихологии. Каким бы пеплом, коммунистическим или демократическим, не посыпали бы вулкан «человека естественного», он все равно выбросит лаву тысячелетий – лаву обретенных инстинктов.

В этом и заключается весь трагизм человечества, убегающего от себя в мир иллюзий. Конфликт сознательного и бессознательного раскалывает душу человека, рождает психические эпидемии. И каждое новое поколение через войны и революции вновь пытается найти золотую середину гармонии. Но ни в коем случае не хочет признаться в великой лжи совершаемого насилия. Кто-то обязательно задает направление и утверждает, что это «движение вперед». По пути «вперед» человек выпадает из надуманной социальной схемы и до очередного тупика доползает уже в виде усредненного члена общества с обязательной биркой на шее («демократ», «коммунист», «либерал»), в зависимости от фантазии экспериментаторов.

«... наша эпоха в столь большой степени лишена божественного и священного:

это обусловлено нашим незнанием бессознательной психики и подавляющим культом сознания. Истинной нашей религией является монотеизм сознания, одержимость сознанием при фанатичном отрицании существования автономных подсистем....западному человеку надо бы научиться заново узнать эти психические силы, а не ждать, покуда его причуды, нервные срывы и бредовые идеи заявят ему, к его вящей муке, что он не единственный хозяин в доме.

Расщепляющие тенденции суть действительные психические личности, обладающие относительной реальностью. Там где не признают бога (т.е. Природу – Р.П.) рождается мания эгоизма, а мания превращается в болезнь» (Юнг К.Г. О психологии восточных религий и философий. М., 1994).

Глава 1 ИНСТИНКТ РАСЫ «...однажды возникнув, возбужденное народное самосознание уже не может ни исчезнуть, ни прервать начатой работы»

Ф.И. Тютчев Избегая пока обобщений, попробуем детальней рассмотреть основные источники расовой психологии и мировоззрения и, прежде всего, их генетический аспект, который умышленно замалчивают современные исследователи, упрощая причины расизма и национализма до лингвистических, территориальных и экономических сторон. Примером таких однобоких исследований является книга современного британского ученого Эрика Хобсбаума «Нации и Национализм после 1780 года» («Алетейя», СПб,1998), сделавшего вывод о том, что «пик национализма позади». Такие выводы достаточно безответственны и опасны, тем более на фоне усиливающихся межнациональных конфликтах последних 10 лет.

Серьезным исследователям хорошо известно, что даже в советской России не прекращались работы по изучению генетических и антропологических различий рас и национальностей. Уже обнаружены открытые и закрытые диссертации, научные исследования институтов и лабораторий с 20-х по 90-е годы по вышеуказанным темам. А в межрасовых США подобные исследования всегда были приоритетными, особенно после появления вируса СПИДа и гипотезы о его расовом происхождении. Но эти исследования никогда не будут преданы широкой огласке. В причине этого загадочного молчания мы тоже постараемся разобраться.

Перед многими психологами и психиатрами всегда стояла задача найти объяснение передачи по наследству приобретенных психических свойств человека. Начнем исследование этого вопроса с концепций совести и архетипов, предложенных Юнгом.

Юнг Карл Густав (1875-1961) – всемирно известный швейцарский психиатр, «аналитической психолог и философ, основатель психологии».

Председательствовал на Третьем и Четвертом психоаналитических конгрессах. В 1913 г. резко отошел от Фрейда и выпустил книгу «Метаморфозы и символы либидо», в которой отверг сексуальную интерпретацию либидо Фрейда. В 1921 г.

вышла работа Юнга «Психологические типы».

Он был президентом Международного Общества психотерапевтов (1933-1939), включивший в программу Общества темы о различиях в расовой психологии. В 1948 г. Юнг открыл в Цюрихе Институт аналитической психологии. Определяющее место в аналитической психологии Юнга занимает положение о коллективном бессознательном, в котором в виде архетипов отражен предшествующий опыт расы. В своей теории архетипов Юнг подчеркивает важность первоначальных образов в формировании коллективного бессознательного. В свою очередь, первоначальные образы по Юнгу являются базой зарождения первичных идей, от которых зависит содержание вторичных идей, связанных уже непосредственно с мыслительным процессом.

Говоря об инстинкте, Юнг определял его как «побуждение (impulsion) к определенного рода деятельности», включая «все психические процессы, не контролируемые сознанием». Нам известно, что повторяющиеся множество раз психические переживания в конечном итоге закрепляются в человеке на уровне инстинкта. Эти приобретенные инстинкты я бы обозначил как разумные инстинкты, т. к., в отличие от изначально данных природой, в их формировании непосредственно участвует сознание человека и прежде всего – память всей расы. Юнг уверен, что человек обладает способностью «прямого, интуитивного проникновения в этот необыкновенный мир «магических» идей, которые неразрывно связаны инстинктами и не только отражают их форму и способ проявления, но и выполняют по отношению к инстинкту «роль спускового крючка».

Сложность изучения этого вопроса всегда заключалась в отсутствии подтверждений со стороны биологии и генетики механизма данного процесса.

Явление как факт психологами определено, но наука не может «пощупать руками» носителя передачи приобретенных психических свойств по наследству.

Не ясно, как происходит формирование памяти расы, способной закрепляться на генетическом уровне.

Давно опробованный в психологии «метод близнецов», предложенный английским психологом и антропологом Френсисом Гальтоном (1822-1911) при изучении однояйцевых (монозиготных) близнецов, подтверждает наследственную обусловленность не только интеллектуальных способностей, но и психических и психологических. В частности, известны случаи, когда однояйцевые близнецы, будучи разлученными в детстве или младенчестве, встречаясь по прошествии многих лет, обнаруживали, что они не только носят один и тот же фасон одежды, любят одни и те же цвета, но и слушают одну и ту же музыку, любят одних и тех же писателей и художников. Высокая информативность «метода близнецов» при анализе передачи наследственных способностей обуславливается тем, что однояйцевые близнецы имеют идентичный генотип.

Для изучения подобных явлений появилась пограничная с генетикой область психологии – психогенетика. Исследования, проведенные психофизиологами на монозиготных близнецах, подтверждают детерминированность особенностей психики и реакций генотипическими факторами. (См. Проблемы генетической психофизиологии человека. М., 1978.) Но и это не убеждает скептиков, исходящих из принципа «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Этот спор уходит своими корнями в XIX век, когда сторонники эволюционной теории естественного отбора по Дарвину спорили с эволюционной теорией Ламарка (1744-1829), который настаивал на наследовании признаков приобретенных от воздействия среды.

Генетики утверждали, что только к 2007 г. они смогут расшифровать полностью человеческий геном. С 1989 г. идет работа над международной программой «Проект человеческого генома». Цель этого «Проекта» заключается в идентификации каждого гена, в определении его функции. Но почему-то проект объявили на 90% выполненным уже в 2001 г., заявив, что человек почти ничем не отличается от дождевого червя?! Весь вопрос, насколько прост дождевой червь для этих ученых?! Давно известно, что даже бактерии и вирусы, имея свою «генетическую память», вносят в нее приобретенные свойства и передают их по наследству. Примененные против одного поколения бактерий и вирусов антибиотики уже бессильны против нового поколения микроорганизмов. Если у примитивных организмов признается факт передачи приобретенной информации, то почему отказывается в этом сложнейшему и мало еще познанному человеческому организму? Ученым, изучающим механизмы памяти, уже известно следующее.

«Проблема памяти является предметом настойчивого научного поиска биологов, физиологов, биохимиков, физиков, кибернетиков и представителей ряда других специальностей. Опыт показал, что успех возможен только с помощью интегративного подхода и комплексного изучения этой многоплановой, многогранной проблемы. В то же время в интересах ускоренного прогресса в этой области, а также в связи с возможностями методик различных наук допустимо и целесообразно проведение этапных аналитических исследований физиологических, биохимических и ряда других аспектов памяти.

Биологически, по-видимому, наиболее целесообразно иметь разные формы памяти. События, абсолютно важные для сохранения вида, фиксированы в генетической памяти. Генетическая память скорее развертывается, чем развивается, в течение жизни индивидуума;

в генетическую память индивидуально формирующаяся в течение жизни память вносит необходимые коррекции. На события, важнейшие для сохранения индивидуума как представителя вида, в случае, если не все параметры этих событий заранее предсказуемы, существует форма мгновенной памяти типа запечатления. Эта форма памяти, как правило, проявляется в раннем онтогенезе, хотя встречается и на более поздних этапах индивидуального развития. И, наконец, на большинство других событий жизни организма, и особенно человека в социальной среде, существует более или менее быстро, но не мгновенно формирующаяся память.

Она и определяет возможность нашего существования в обществе, возможность общения. Когда мы пытаемся искать пути ускорения формирования этого типа памяти, мы должны всегда помнить, что этот на протяжении многих тысячелетий выработавшийся биологический механизм выгоден тем, что позволяет не только отфильтровать поступающую информацию, но и соотнести ее с прошлым опытом, позволяет иерархически организовать ее. Естественно, в течение жизни все время происходит переформирование иерархии памяти со всеми вытекающими отсюда последствиями облегчения ассоциативного поиска нужной информации»

(Бехтерева Н.П. Введение. Международный симпозиум «Механизмы управления памятью». Ленинград, «Наука», 1979. Выделено мной – Р.П.) «Адаптация, являющаяся одной из характерных, а может быть самой характерной чертой живого, не может проявляться без утилизации и накопления прошлого опыта – памяти. Поэтому память как свойство живого накапливать индивидуальный опыт в эволюции, очевидно, зародилась одновременно с проявлением жизни. Не исключена возможность, что основные механизмы фиксации индивидуального опыта подобно фиксации генетического кода являются общими для всего живого» (Крылов. О.А. Значение ядерной ДНК нейронов головного мозга в механизмах фиксации адаптивной памяти. Там же.

Выделено мной – Р.П.) Итак, приобретенная информация способна передаваться по наследству;

и, что крайне важно «генетическая память скорее развертывается, чем развивается», когда-нибудь будет раскрыт этот механизм во всех его тонкостях.

Но мы будем оперировать теми фактами, которые есть на сегодняшний день.

Юнг, указывая на множество случаев, когда акт совести совершается бессознательно, приходит к серьезным сомнениям «относительно полной зависимости бессознательных содержаний от сознания». «Ведь совесть, – писал Юнг в своей работе «Совесть с психологической точки зрения», – с древнейших времен понималась скорее как божественное вмешательство, чем как психическая функция;

ее приказ означал vox Dei, глас Божий. Совесть является автономным психическим фактором». Из этого следует, что совесть не может являться продуктом только воспитания или обучения.

«События, происходящие в бессознательном, не только постоянно сопровождают сознательный процесс, но часто руководят им, помогают ему и, наконец, прерывают его....Мы получаем сообщения и интуитивные догадки из неизвестных источников» (Юнг К.Г. Психология архетипа младенца. Душа и миф:

шесть архетипов. Киев-Москва, «Порт-Рояль- Совершенство», 1997).

Противники передачи расовой памяти по наследству прибегают к аргументам вроде сравнения понятий совести, добра и зла у разных рас и народов, которые бывают крайне противоположны, как и внешний облик этих рас и народов. Но они исходят из того, что все человечество произошло от одного общего предка. Их доводы несостоятельны, хотя бы потому, что нельзя отрицать понятие расового типа совести. У каждой расы и этноса свое понимание добра и зла, обусловленное временем, обстоятельствами, религией и прежде всего историей происхождения и формирования каждой расы и каждого этноса.

Акт бессознательного проявления совести очень важен при оценке психологии русского человека, его «загадочной русской души». Не зависимо от сложившейся в конкретный исторический момент общественной или политической морали, русский чаще руководствуется Совестью, которая составляет основу его понимания справедливости и определяет его мировоззрение и поступки.

Примеры проявления совести, входящей в конфликт с политической моралью правящего режима и присягой, я наблюдал в период военного конфликта (1991 1992) между Приднестровьем и Молдавией (Молдовой). Офицерам и солдатам 14-ой армии, находящейся на территории Приднестровья, было запрещено вмешиваться в этот конфликт. Но, несмотря на это, были случаи, когда офицеры и солдаты, невзирая на угрозы старших офицеров, покидали воинскую часть с оружием и вставали в ряды защитников Приднестровья. Один из офицеров танкистов даже пригрозил применить оружие, если будут препятствовать его уходу. Основным мотивом покидавших 14-ю армию было их понятие о совести и чести. Эти люди хорошо понимали, что их будущее перечеркнуто, т. к.

неподчинение старшему командиру, невыполнение приказа, самовольный уход с оружием в руках и участие в военном конфликте без приказа являются тяжкими преступлениями для военнослужащего. Но голос совести оказался сильнее авторитарных установок и страха наказания. В данном случае интересы нации в понятии «самовольщиков» не совпали с интересами государства, а точнее – с интересами правящего режима. Я спрашивал у этих офицеров и солдат, что больше всего подвигло их на столь отчаянный поступок? Большинство из них ответили, что сильнее всего на них действовали похороны погибших защитников и просьбы их матерей о помощи. Они не знали, куда деться от стыда, и не выдерживали своего предательского бездействия.

Я взял для примера именно этот случай потому, что для проявления акта совести людям пришлось вступать в конфликт с законом и обрекать себя на риск гибели. И еще важно то, что это происходило в наше время, отмеченное культом прагматизма и личного эгоизма.

Абсолютно верно с точки зрения не только лингвистики, но и психологии определил понятие совести Владимир Даль:

«Нравственное сознание, нравственное чутье или чувство в человеке;

внутреннее сознание добра и зла;

тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка;

способность осознавать качество поступка;

чувство, побуждающее к истине и добру, отвращение от лжи и зла;

невольная любовь к добру и к истине, прирожденная правда, в различной степени развития»

(Толковый словарь живаго великорусского языка. С-Пб, 1880).

Обратите внимание: «внутреннее сознание добра и зла», «тайник души», «прирожденная правда», т. е. данное при рождении и ни слова о воспитании этого чувства. Не знаю был ли знаком с определением совести В. Даля Юнг, но суть явления «совесть» обозначена ими одинаково с разрывом в 50 лет.

Архетип русского человека сформировался тысячи лет тому назад. Его коллективное бессознательное, испытанное борьбой за выживание в тяжелейших климатических условиях и многочисленных войнах, приобрело неизменные черты.

Одинаковый психический опыт неизбежно объединяет. Нация уже тогда имела общую душу, общий эгрегор. Могущественное государство, великая культура и мощная армия порождали чувства национального достоинства, величия и благородства. Русский национализм в лучшем понимании этого слова определял силу нации, ее идеалы, ее имперскую сущность.

«Иностранцы часто отмечают страстность и экстремизм русских. Грахам говорит: «Русские – вулканы, или потухшие, спокойные, или в состоянии извержения. Под поверхностью даже и самых спокойных и глупых таится жила энергии расы, ведущая к внутреннему огню и тайне человеческого духа».

«... Страстность и могучую силу воли можно считать принадлежащими к числу основных свойств русского народа» (Лосский Н.О. Характер русского народа.

Книга первая. ФРГ, «Посев», 1957).

Говоря о русском характере, важно напомнить слова Ивана Солоневича (1891 1953) из его книги «Народная монархия» (Буэнос-Айрес, «Наша страна», 1973):

«Русскую психологию характеризуют не художественные вымыслы писателей, а реальные факты исторической жизни.

Не Обломовы, а Дежневы, не Плюшкины, а Минины, не Колупаевы, а Строгоновы, не «непротивление злу», а Суворовы, не «анархические наклонности русского народа», а его глубочайший и широчайший во всей истории человечества государственный инстинкт».

Необходимо заметить, что государственный инстинкт, о котором говорит Солоневич, часто входит в противоречие с инстинктом национализма. Мы знаем достаточно примеров, когда интересы государства доминируют над интересами государствообразующей нации. В советской интернациональной России русский народ имел самый низкий уровень жизни, а в «демократической» России его уровень жизни стал еще ниже. И это находилось в прямой зависимости от степени интернационализации органов власти, от степени вымывания русских из управленческого аппарата государства. В 30-е годы в республики Средней Азии и Кавказа вкладывалось капиталовложений в 5-6 раз больше, чем в славянские республики. К тому же, многие неславянские республики и автономии были освобождены от налогов. Полностью или частично. Даже в 1945 г. в Белоруссии сельхозналоги были в несколько раз выше, чем в Грузии.

А вот как распределялись дотации из республиканского бюджета РФ в 1993 г..

Ниже даны расчетные данные на 1 тыс. жителей в млн. рубл.:

Калужская обл. – 7, Брянская обл. – 8, Краснодарский кр. – 12, Ставропольский кр. – 14, Астраханская обл. – 15, Калмыкия – 69, Дагестан – 34, Чечня и Ингушетия – 15, Северная Осетия – 22, Кабардино-Болкария – 31, Карачево-Черкесия – 25,8 (Подробнее см: Башлычев В.. «Молодая гвардия», №6, 1996).

До переворота октября 1917 г. исламское население царской России составляло 10-20%, а накануне распада СССР – 50%. Сейчас в вымирающей России прирост населения фиксируется только в республиках: Дагестан, Ингушетия, Калмыкия, Тува, Алтай, Саха (Якутия), Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия. В тоже время устрашающими темпами вымирают люди в Новгородской, Ивановской, Псковской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской областях.

Вот вам и цена «государственного инстинкта». И если бы еще была хоть какая то благодарность русскому народу за его интернационализм, за его преданность «интересам государства»! Вместо благодарности мы получили «от братьев меньших» вспышку дикой русофобии. В ответ как реакция на вопиющую несправедливость обязательно должен был проявиться русский национализм. И дай Бог, чтобы он стал хранителем интересов русского народа. Размышляя над проблемой интернационализации России, русский генерал М. Д. Скобелев (1843 1882) говорил: «Раз и навсегда поставить на своем знамени: «Россия – для Русских» и высоко поднять это знамя».

В своих трудах Юнг утверждал, что ребенок рождается с высокоразвитым мозгом, в котором уже заложена генетическая память всех его предков, психическая деятельность всей расы. Вытеснение из человека его инстинктов, его расовой памяти уже в силу самого вытеснения придает им повышенный энергетический заряд, динамичность и в конце концов они одерживают победу.


Такой взгляд в психологии марксистами определялся как антинаучный. Ради объективности предоставим им слово:

«В отличие от марксистско-ленинского диалектического подхода к пониманию развития, и прежде всего развития психики ребенка, многие буржуазные психологи стоят на неправильных, антинаучных позициях. Существуют различные разновидности этих позиций буржуазных психологов, различные антинаучные теории. Одной из наиболее распространенных является теория, утверждающая, что развитие ребенка обуславливается исключительно биологическими факторами (так называемая биологизаторская теория). Сторонники этой теории считают, что ребенок имеет наследственные, природные задатки, заложенные в организме ребенка еще до его рождения. В зависимости от этих природных предрасположений и осуществляется развитие ребенка. Легко заметить, что в этой теории...игнорируется, умоляется роль обучения и воспитания, роль школы и учителя» (Кузин В.С. Психология, «Высшая школа», М., 1974).

Интересно, чтобы сказал сейчас марксистский психолог Кузин, когда гвардия комсомола и КПСС, забыв о школьном и партийном воспитании, первой ринулась в буржуазный рынок «делать деньги», да еще с такой нечистоплотностью, которая и не снилась «проклятым капиталистам». Тут теория среды дала явный сбой.

А вот, совершенно свежий пример отношения сторонников «социальной среды» к «биологизаторам»:

«Интересно отметить, что отношение индивидуальности и социальности определяются в концепции К. Юнга состоянием внутреннего психического мира человека, а не свойствами объективных социальных структур.... Поэтому, вообще говоря, концепция К. Юнга имеет весьма «робкое» отношение к проблеме детерменированности личности внешними социальными факторами. Тем более проблематичной выглядит такая зависимость по отношению к интровертным типам личности. Экстроверсивность и интровертивность определяются не внешними обстоятельствами бытия человека, а его внутренними психическими качествами. Эти последние, с точки зрения К. Юнга, настолько автономны по отношению к социальной среде, что он (К. Юнг) готов признать их даже врожденными достояниями человеческого индивидуума» (Шаронов В. Основы социальной антропологии. «Лань», СПб., 1997).

Далее В. Шаронов обрывает свое «опровержение» Юнга, как бы в силу совершенно очевиднейшей «несостоятельности» его взглядов на «врожденное».

А ведь это первый в РФ учебник по социальной антропологии, и он «Рекомендован Министерством общего и профессионального образования РФ для использования в учебном процессе со студентами...» Как видим Кузин 74-го не отличается от Шаронова 97-го. В этом вопросе коммунисты и демократы предпочитают оставаться марксистами.

Между тем, необходимо сказать, что марксисты в 20-е и 30-е гг., когда им это было выгодно, использовали в своей трактовке ламарковскую теорию передачи по наследству приобретенных признаков в попытке создать homo sovetikus. Это направление лично курировал нарком просвещения Луначарский, человек, глубоко просвещенный в вопросах психологии и оккультизма. Для углубления теоретической базы создания человека без родины и чести, для создания революционного зомби Луначарским широко пропагандируются работы венского биолога и оккультиста Пауля Каммерера, утверждавшего, что воздействие среды оказывает прямое влияние на потомство, сказываясь на расовых свойствах всего вида. Большевики не учли только фактора времени. Ведь для создания устойчивых инстинктов и психических свойств, передающихся по наследству, необходимо подвергнуть целенаправленной обработке, хотя бы сотню поколений.

При прямом генетическом воздействии, связанным с селекцией и внедрением чужеродного гена в расу, эти сроки значительно сокращаются. Частичных успехов марксисты добились, насаждая интернационализм и смешанные браки, и последствия их эксперимента мы можем наблюдать сегодня. (Подробнее см.:

Авдеев В. Тайна мумии Ленина. «За Русское Дело» №4/58, 1998.) Но оставим марксистам марксово и продолжим исследование «биологизаторской теории» дальше.

В первом выпуске ТВ-передачи за 1999 г. «В мире животных» ее ведущий Дроздов рассказал о выставке народных ремесел, на которую были приглашены дети для раскрашивания глиняных и деревянных игрушек. По тому как дети раскрашивали игрушки, Дроздов сказал, что можно определить, с каких мест их родители, т. к. дети это делали на интуиции и тут все определяла их генетическая память. И подбор красок, и стиль выдавали истоки.

Еще Платон в своем учении о домирном знании человека говорил о том, что человек все знает еще до рождения, а, родясь, – забывает. И только в процессе познания жизни, начинает вспоминать заложенные природой знания. Во многих религиях эти знания обозначены в виде ангела-хранителя, который спускается с небес к младенцу, когда он находится еще в утробе матери, и охраняет человека до его смерти. В виде ангела-хранителя отображены знания древних жрецов, которые хорошо знали, что человек рождается с определенной судьбой, с личным генетическим кодом.

Все хорошее и плохое, доставшееся человеку в наследство от предков, он будет нести на протяжении всей жизни. И, независимо от ситуации и среды, все унаследованное будет определять его судьбоносные поступки. Внешние условия могут только в малой степени корректировать ту или иную сторону личности данного человека. Воспитанием можно пробудить только то, что уже заложено в человеке, но никак не родить новое.

Так, мы знаем, что уровень преступности подростков из т. н. благополучных семей не ниже чем из неблагополучных. Согласно статистическим данным, дети священников в Англии значительно чаще нарушают закон, чем их сверстники из иных социальных сред. По данным ВНИИ МВД на 1997 г. каждый третий заключенный в России считает себя верующим. К сожалению, как это не печально признавать, но преступниками рождаются.

Эту концепцию о генетически детерминированных типах преступного человека основательно развил более ста лет тому назад итальянский психиатр и криминалист Чезаре Ломброзо (1835-1909). Ломброзо сконструировал основной тип для своей концепции «прирожденного преступника», который отличается от нормального человека по своим анатомическим и физиологическим признакам, а также патологическими личностными чертами: отсутствием угрызения совести, цинизмом, тщеславием, мстительностью, жестокостью. Американские психиатры (Banay R., Barnes E., Masters F.) оценивают физические недостатки как важную причину «отклоняющего поведения» и преступности, направленные на компенсацию физических дефектов. Исследования фотографий преступников показали, что уродов среди них значительно больше, чем в основной массе населения. Это явление определено как «комплекс Квазимодо». Русский психиатр С. В. Познышев в своей работе «Криминальная психология» (1926) призывал обратить внимание на наследственность и «органическую подкладку»

психической конституции преступников. Из всего вышесказанного мы можем сделать вывод, что среда и иные приобретенные качества могут спровоцировать, но только то, что в человеке уже есть.

«Богатство сознания состоит в ментальной восприимчивости, а не в накоплении приобретений. Все, что приходит к нам из вне и даже все, что берет начало внутри, может стать нашим собственным только тогда, когда мы одарены полнотой, адекватной поступающему содержанию» (Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. О возрождении. «Порт Рояль-Совершенство». Киев-Москва, 1997).

Еще в XII веке на Руси появилось сочинение «Пчела»- своеобразная энциклопедия житейской мудрости, пользовавшаяся широкой известностью у русских людей. Уже в то время хорошо знали, что ум не уничтожает самой страсти (бессознательного), но может только в какой то степени противостоять ей («ум не искореняет страсть, но супротивится»). Вот что по поводу этой психологической особенности человека писал великий французский психолог Гюстав Лебон (1841 1931):

«Врожденные представления составляют наследство расы, завещанное отдаленными или ближайшими предками, наследство, воспринимаемое человеком бессознательно при самом рождении его и направляющее его поведение. Приобретенные или умственные представления суть те, которые человек приобретает под влиянием среды и воспитания. Они направляют рассуждение, разъяснение, толкование, и очень редко – поведение. Их влияния на действия остается совершенно ничтожным до тех пор, пока представления, наследственно повторяясь в поколениях, не перейдут в область бессознательного и не сделаются чувствами».

Далее Г. Лебон разъясняет причину разрушения врожденного бессознательного, указывая на пагубность межрасового смешения:

«Если и удается иногда приобретенным представлениям восторжествовать над врожденными, то это бывает только тогда, когда последние были уничтожены врожденными же представлениями противоположного свойства, как это случается, например, при скрещивании представителей различных рас.

(Происходит нейтрализация доминантных генов – Р.П.) Человек превращается тогда как бы в tabula rasa (чистая доска (лат.) – т. е. доска, на которой можно писать, что угодно.). Он потерял свои врожденные представления;

он стал не более как помесь, не имеющая ни нравственности, ни характера, легко подпадающая под всякие влияния» (Лебон Г. Психология социализма. С -Пб., 1995).

Выводы Юнга и Лебона подтверждает норвежский расолог Йон Альфред Мьёэн:

«Познания, на которых должно строиться здоровое государство;

познания, которые у старых культурных народов были еще в крови, на языке нашего Нового Времени могут выражены примерно так: судьба человека начинается с того момента, когда семенная нить проникает в яйцеклетку. Тем самым определяется своеобразие нового существа, начинается его путь. Более поздние влияния имеют сравнительно меньшее значение. Унаследованные задатки являются в подавляющей степени преобладающими. Свойства зародышевой плазмы и наследственная масса определяют характеристики индивидуального существа.


Крайняя граница того, что может быть достигнуто, находится уже в момент оплодотворения. В нем утверждается физическое, духовное и нравственное развитие грядущего, еще не рожденного человека. Это существо – будь оно полноценным или неполноценным – возникает не случайно и не без закона и органической взаимосвязи со своими предками. Что старики узнавали из опыта – тому СЕГОДНЯ учит наука о жизни: тому, что существуют семьи, состоящие преимущественно из преступных, асоциальных, негодных для жизни людей;

и другие, в которых социальная полноценность, художественная одаренность, энергичность, высокий нравственный настрой являются преобладающими качествами... Образ мыслей либерализма предполагает, как уже упомянуто, равенство человеческой сущности по задаткам и происхождению. Однако же, он судорожно цепляется за силу окружающей среды и воспитания. Он планомерно противостоит всем попыткам рассматривать человеческие способности согласно унаследованным задаткам и расовой структуре. Всеми силами он поощряет всяческие стремления к попечению обо всех без разбору слабейших членах общества. От этого попечения он ожидает, что тех, кому он покровительствует, удастся превратить в полезных граждан государства, не учитывая, что при этом имеется опасность того, что подтвердится предсказание Гёте, что общество, в конце концов, сделается большой больницей, где каждый будет санитаром другого» (Мьёэн Й.А. Новое государство на основе расовых законов жизни. «За Русское Дело» №9/53, 1997).

Пророчество Гёте сбылось;

и человечество захлебывается помоями «цивилизации», не зная, что делать с массовой наркоманией, спидом, социальной шизофринией, резким падением рождаемости здоровых детей и валом уродцев.

Строятся новые больницы и госпитали, государства выделяют огромные суммы на лечение уже обреченных на смерть или неизлечимых инвалидов. Уже на каждого здорового мы имеем одного больного! Я не говорю о тех людях, которые стали инвалидами в силу несчастного случая или войны. Речь идет о генетических уродах и добровольных наркоманах. Не далек тот день, когда больных будет больше, чем здоровых, когда зла станет больше, чем добра, когда энергия разрушения начнет поглощать все созидательное. Каких мер тогда потребуют «гуманисты» по спасению человечества? Я думаю, они будут более жестокими, по сравнению с теми, которые предлагают сегодняшние расисты, настаивая на стерилизации генетически больных или запрете на рождение ими детей. Ибо болезни человечества будут в крайне запущенном состоянии, общество будет похоже на дырявый кувшин, который невозможно будет наполнить ни нравственностью, ни здоровьем.

Сейчас ученым генетикам известно, что почти каждый житель Земли несет в себе от 5 до 20 мутантных (измененных или ненормальных) генов. Выявлены мутантные гены в рамках определенных этнических и расовых групп. Спонтанные генетические заболевания могут возникать вследствие новых генетических мутаций, причиной которых, прежде всего, является межрасовые смешения.

Однажды возникший мутантный ген уже не исчезает и передается следующим поколениям! Сегодняшней науке известно более 5000 генетических состояний, имеющих отношение к самым различным заболеваниям, передающихся по наследству, и каждый год открывается более 100 новых наследственных заболеваний. Уже более 40% молодежи страдает бесплодием! Вся эта информация взята из современной литературы по генетике, и любой интернационалист может убедиться в преступности своих убеждений, заглянув в научную литературу по генетической наследственности. Чтобы узреть надвигающуюся катастрофу вырождения человечества, не обязательно быть генетиком – достаточно посмотреть на лица и послушать речь нового поколения, сравнив его с предыдущим. Не знаю, какой Апокалипсис описывает Библия, но генетический апокалипсис уже наступил и выражается он одним словом – ВЫРОЖДЕНИЕ. Это совершенно не означает, что человеческое общество прекратит свое существование. Общество останется, как остаются в одомашненных стадах животные, но общество будет иметь совершенно другой уровень, другое качество. И то, что еще вчера считалось патологией и безнравственностью, завтра – станет нормой, произойдет сильнейшая переоценка духовных ценностей в сторону деградации. Грядущее общество будет жевать гамбургеры, смотреть американские боевики и мексиканские сериалы, отгородившись бронированными дверями от преступного внешнего мира. Такая относительно радужная картина возможна будет в том случае, если каждый труженик будет в силах содержать еще троих: полицейского, психиатра и генетического выродка. Дальнейшую перспективу такого общества может просчитать каждый.

Трудно объяснимая проблема, связанная с рождением в одной единокровной семье совершенно противоположных по складу психики детей, объясняется наличием мутантных генов, которые непредсказуемы в своем проявлении. А раса в целом заражается мутантными генами в процессе межрасовых браков или внутрирасовых с вырожденцами, которых трудно подвергнуть генетическому контролю в силу отсутствия методик такого контроля или запрета на данный контроль. Только китайцы, не обращая внимания на «мировую общественность», стерилизовали у себя 50 миллионов генетически больных и тем самым существенно почистили свое общество, позаботившись тем самым о здоровье будущих поколений и о силе государства, которую скоро прочувствует весь мир.

Еще одно существенное дополнение:

«Ясно, что архетипы «физической расы» не обязательно соответствуют «духовной расе» согласно критериям гармонии между физическим и духовным образом, который существовал на заре жизни индоевропейских народов, в золотой век их юности. Это является следствием смешения (расовых, этнических, религиозных, духовных, культурных, лингвистических) во времена упадка этих народов, и вернуться к прежнему соответствию между физической и внутренней расой можно только постепенно устраняя отложения чужеродной психики, осевшей в нас на протяжении тысячелетий: чужеродные души исказили нашу волю, ослабили наш характер, повредили наш темперамент и до такой степени тяготеют над нашей способностью принимать решения, что делают из нас, с неумолимостью судьбы, жалкую марионетку событий» (Лонго Э. Расовое сознание. «Куррье дю континан» №№ 376-380, 1996).

Теперь необходимо задаться вопросом о возможности изменения или подавления приобретенных инстинктов. Для этого попробуем определиться в вопросе – за какой временной чертой приобретенное переходит на уровень инстинкта, передающегося по наследству?

Для примера возьмем христианство, которому две тысячи лет. Стали ли христианские обряды, образы и заповеди определяющими в жизни христианизированных народов? Анализ многих независимых исследователей показывает, что идет процесс угасания влияния христианской религии на жизнь человека. И тут дело даже не в технократическом пути развития современной цивилизации. Перебежавшая дорогу черная кошка часто провоцирует современного человека менять маршрут движения или оставляет неприятный осадок в душе. Въезжающие в новый дом или квартиру предпочитают по древней традиции впустить кошку, чем приглашать попа на освящение жилья. Когда человек разочаровывается в медицине, он идет к бабушкам-ворожеям и колдунам как к последней надежде. К кому идет рядовой заболевший врач? Он идет к врачу – кандидату наук. К кому идет заболевший кандидат наук? Он идет к доктору наук.

А заболевший доктор наук идет к бабушке-ворожее. Вот такова современная притча, отражающая реальность конца ХХ века. Ученые по-прежнему пополняют ряды мистиков, а увлечение астрологией, хиромантией и экстрасенсорикой стало массовым явлением. Студентки ВУЗов, как и деревенские девицы, занимаются гаданиями и обставляют свою жизнь всевозможными приметами. Число устойчиво остается самым распространенным «предрассудком», хотя Христос со своими двенадцатью учениками должны были бы снять с этого числа «проклятие». И таких т. н. предрассудков можно найти множество в любом народе. Эти «предрассудки» украшают жизнь человека, придают ей дополнительный вкус и запах, расширяют пространство, обогащают мироощущение.

На проблему стойкости суеверий обратил свое внимание русский этнограф М.

Забылин:

«К чему бы отнести, что не только у нас на Руси, но и во всей Европе, существует так много суеверных искаженных понятий и убеждений? Кажется их можно бы уничтожить, но, к несчастью, их одно поколение передает другому из века в век, со всеми их мелочами, обрядности, приписывая часто совершенно ничтожным вещам, непонятные чудеса. Как судить о тех людях, которые убеждены, что если попадется поп навстречу – жди неудачи, или о тех, кто распространяет такое глупое убеждение? А между тем, есть люди, которые принадлежат к лицам развитым, даже к кругу образованных?...Но отчего же люди более развитые, даже люди образованные не чужды разных предрассудков? Вот задача, которую решить не легко» (Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М., 1880).

Забылин не знал, что суеверия и мифы передаются по наследству на уровне генетической памяти, т. к. они являются первоисточником формирования души расы. И борьба с ними напрямую связана с уродованием этой души, с лишением ее метафизической чистоты и болезненным вырыванием корней, уходящих к чистым родникам, из которых текла живительная влага гармонии души и сознания.

«Мифы, напротив, имеют жизненно важное значение. Они не просто презентируют психическую жизнь примитивного племени, они есть сама эта жизнь. И если племя теряет свое мифологическое наследие, оно незамедлительно распадается и разлагается, как человек, который потерял бы свою душу. Мифология племени – это его живая религия, потеря которой – всегда и везде, даже среди цивилизованных народов, – является моральной катастрофой....Поэтому мы должны допустить, что они соответствуют (и определенным коллективным внеличным) структурным элементам человеческой души как таковой и, подобно морфологическим элементам человеческого тела, передаются по наследству» (Юнг К. Г. Психология архетипа младенца. Душа и миф: шесть архетипов. Порт-Рояль-Совершенство. Киев Москва, 1997).

Интересные исследования провел знаменитый русский археолог, собиратель песен, народных верований, преданий и обычаев Иван Петрович Сахаров (1807 – 1863).

В посланиях русских архипастырей находим ясные доказательства о распространении в простом народе тайных сказаний. Приводим некоторые указания.

Митрополит Фотий в послании своем к новгородскому архиепископу Иоанну, в 1410 году, писал: «Учтите, чтобы басней не слушали, лихих баб не принимали, ни узлов, ни примолвления, и где таковыя лихия бабы находятся, учите их, чтобы перестали». (См. Вест. Евр. 1828 г. №13, стр. 1.) Новгородский архиепископ Геннадий в послании своем к Нифонту, епископу суздальскому, говорил:

«Уже ныне наругаются христианству: вяжут кресты на вороны и на вороны...

ворон летает, а крест на нем вязан, древян... а на вороне крест медян. Да привели ко мне попа, да диакона, а они крестьянину дали крест тельник: древо плакун, да на кресте вырезан ворон... а христианин дей с тех мест учал сохнути, да немного болел, да умер». (Ист. Гос. Рос. Кар. т. V. Прим. 252.) В грамоте Мисаила, митрополита белгородского и обоянского, писанной в году, к Никодиму, архимандриту Курского Знаменского монастыря, сказано: «Да в городех же и уездах мужескаго и женскаго полу бывают чародеи и волхованием своим и чародейством многих людей прельщают. Многие люди тех волхвов и чародеев в дом к себе, к малым детям и к больным младенцам призывают, а они всякое волхование чинят, и от правоверия православных христиан отлучают».

(Там же, т. VI, прим. 324.) (Сахаров И.П. Русское народное чернокнижие. Изд.

«Литера», С-Пб, 1997.) Христиане жестоко карали «чернокнижников». Многие наказывались за чтение знахарских и медицинских книг, за изучение астрономии, – исключений не было даже для бояр и знати.

Надо отметить, что любая религия, включая и христианство, насыщена сплошной мистикой, но новая христианская мистика еще не одержала победу над старой. Новая мистика слишком искусственна и все еще находится на уровне внушения и воспитания, старая же мистика ближе к естеству человека;

и она – в генах.

Многотысячелетнее дохристианское прошлое довлеет над «человеком естественным», постоянно напоминая о себе. Обращение к новому мифу происходит, как правило, в состоянии религиозного экстаза и присуще только небольшому количеству искренне верующих людей с определенной психической установкой. Основная же масса «верующих» лицемерит и грешит, не опасаясь ни «кары божьей», ни ужасов ада. Даже обещание загробной жизни как самой сильной эгоистической потребности в бессмертии разумного существа не смогло стать определяющим в торжестве христианства. На смену поколению бабушек, искренне верующих, в храм Христов идет современное поколение, в большинстве своем погрязшее в грехах и надеющееся получить там индульгенцию, а в сущности – ищущее посредника для того, чтобы договорится со своей грешной совестью, со своим алчным подсознанием. Эта психотерапия им необходима, но она достаточно опасна для общества, т. к. отпускает грехи, а не наказывает за них.

«Если выйти из состояния социальной шизофрении и попытаться определить функции института церкви в обществе, то становится понятным, что церковь...такой же управляемый институт, как и все институты общества»

(Дубинин С., Конев В., Собаколов А. Ключи славянской контрразведки.

«Великоросс», Самара, 1997).

Насилие над душой человека, над его естеством, нарушающее естественный процесс формирования мировоззрения человека, всегда откликалось психическими надломами общества и маниакальными эпидемиями.

Христианизированная Европа была более жестока, чем языческая, и без угрызений совести устраивала кровавые крестовые походы во имя нового мифа, уничтожая миллионы «иноверцев».

Христианство на Руси приобрело свой национальный оттенок в виде православия, но факт насильственного крещения русского народа опровергнуть невозможно. Было насилие и был надлом русского мировоззрения и души, последствия которых видны только специалистам.

«Поражает... одна особенность, ярче всего, пожалуй, сказавшаяся в храме Василия Блаженного: контраст экстерьера и интерьера. Выразительная, заставляющая невольно улыбаться от всей души жизнерадостность этих пестрых луковок и пузатых колонок, этих стен, превращенных наивно веселым узорочьем в сказочные сады...А войдешь во внутрь – и точно попадаешь в другую культуру...

решетчатые оконца, узкие притворы, низкие своды, тяжелые устои, суровые лики, полумрак;

изгнанный наружу, вовне, миф сверхнарода – и противопоставляющий себя миру... самодовлеющий и нетерпимый миф христианский. Прароссианство и православие. И не синтез, даже не смешение, а почти механическое разграничение сфер действия. А если говорить о какой-нибудь диалектике – то теза и антитеза» (Андреев Д. «Роза мира». М., «Иной мир», 1992).

Грубое вытеснение дохристианского христианским только обострило инстинкты прошлого, и маятник качнулся в сторону подсознательного или, если говорить точнее, – надсознательного, т. к. именно оно в основном определяет работу мозга. Для «профессиональных» христиан поясняю, что так называемые христианские заповеди существовали задолго до Христа и отображены во всех основных религиях мира, за исключением древнего иудаизма, как необходимое условие существования нации – ее моральный кодекс. Говоря об общих нравственных установках, выработанных человечеством, св. Августин говорит:

«То, что теперь называется христианской религией, существовало у древних и было присуще человеческому роду от самого начала веков до пришествия Христа...»

На примере неспособности христианства овладеть древней душой человека мы можем видеть, что закрепление на уровне родовой генетической памяти обретаемых психических и психологических свойств лежит за пределом двух тысяч лет. Поэтому занимающимся разработкой новых идеологий и концепций для народа необходимо иметь план, более чем на две тысячи лет.

Акцентируем этнопсихологические и политологические моменты в природе национализма.

Есть инстинкты и определенные поведенческие реакции, заложенные в человека только Природой. Такого человека наиболее точно определил Юнг как «естественного человека». Пожалуй, самое главное в нашем вопросе о дремлющем инстинкте национализма – это «хранящиеся в памяти отложения, нарастающие за счет всего опыта предков», о которых говорил Юнг. Именно в этих отложениях, исключая межрасовый мусор, которые накопила нация на протяжении тысячелетий, и лежит ключ которым открываются двери к энергии атома национализма.

Инстинкт национализма формируется на протяжении многих тысячелетий и содержит в себе не только антропологический образ врага, но и способность отторжения мировоззрения и быта врага. Генетическое цементирование инстинкта национализма происходило в экстремальных условиях битв и войн за сохранение своего народа. Инстинкт и интуиция в экстремальных условиях более молниеносны и разумнее сознания. Архетипические особенности расы, освобожденные от идеологического, религиозного и генетического чужеродного влияния, становятся ее знаком качества. Архетип расы определяет ее волю, воля определяет ее сознание.

Быстрому кодированию и перекодированию сознания наиболее подвержена денационализированная часть нации, т. к. их сознательное неспособно проникать в бессознательное, а, значит, не способно питаться памятью расы. Такие люди легко меняют свои политические убеждения и нравственные критерии, становясь в первые ряды разрушителей традиций и являются основным переносчиком деструктивных идей. В современных условиях люди без прошлого хорошо управляются с помощью телевидения;

манипуляции над их сознанием производятся на достаточно примитивном эмоционально-образном уровне.

Революционеры и бунтовщики всегда умели достаточно эффективно опираться на такой тип людей. Но опираться на них в борьбе за национальное и расовое сознание опасно и нерационально в силу неадекватности затрат усилий и средств на их перевоспитание при ничтожно малой результативности и сомнительной стабильности результата. Сегодня он коммунист, завтра – демократ, послезавтра – патриот и все в зависимости от политической ситуации и личной выгоды.

Политическая проституция – основной показатель степени денационализации общества.

Глава 2 КОРНИ СИОНИЗМА Почему фрейдисты отрицают все, о чем убедительно говорил Юнг, создавая концепцию архетипов.

Вероятно, ответ надо искать в предложенной Фрейдом гипотезе создания еврейского народа Моисеем.

В своей работе «Моисей и монотеизм», известной еще как «Моисей и единобожие» (1937-1939), Фрейд пишет:

«Моисей опустился к евреям. Он сделал из них свой народ;

они были его избранным народом... Итак, мы знаем, за богом, который избрал евреев и вывел их из Египта, стоит фигура Моисея, который сделал это явно по велению Бога, и мы рискуем заявить, что это был именно тот человек, который создал евреев.

Именно ему еврейский народ обязан своим жизненным упорством, но также и хорошей долей враждебности, которую он испытал и продолжает испытывать».

Фрейд полностью очищает свой народ от прошлого, делает из него «чистую доску», на которой Моисей якобы начертал свои законы, определившие сознание евреев, отбросив в сторону еврея естественного, т. е. его первоначальную природу. В своих выводах Фрейд идет еще дальше:



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.