авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Национальная Российская Парламентское академия наук академия Собрание Союза Беларуси ...»

-- [ Страница 7 ] --

Между тем, именно эта задача остается на сегодняшний день наиболее сложной, что объясняется как отторжением со стороны большинства стран постсоветского пространства концепции наделения России главными управляющими функциями на основе ее решающего влияния на экономические процессы в регионе, так и неготовности России дать политические и экономические гарантии учета экономических интересов партнеров.

Определенные проблемы существуют и на уровне взаимодействия регионов России с предприятиями и организациями Беларуси.

В частности, анализ выполнения Программы развития сотрудничества между Правительством Республики Беларусь и Правительством Вологодской области на 2006 - 2008 годы (по состоянию на 01.04.2008) показал следующие проблемы:

При поставках коммунальной техники предприятиями Республики Беларусь, такими как ОАО «Амкодор», производственным предприятием «Минский тракторный завод» и РУП «Сморгонский завод оптического станкостроения, цены у белорусских фирм были значительно выше, чем у вологодских фирм посредников, система лизинговой оплаты белорусской стороне не подходит.

Многие российские бизнесмены отмечают отсутствие заинтересованности белорусских структур в тесном сотрудничестве.

Здесь могут лежать различные причины. Это и удаленность регионов от Беларуси, отсутствие коммерческой выгоды, недостаток мощностей небольшой страны Беларуси при достаточно большом спросе на отдельные виды товаров со стороны приграничных стран ЕЭС.

С другой стороны, нельзя не отметить существенное влияние политической составляющей в экономических отношениях между странами приводящие к «газовым», «нефтяным», «сахарным» и «молочным» войнам, когда интересы отдельных олигархических кланов доминируют над интересами народов стран-союзниц.

Произвол монополистов приводит к неуверенности в возможности добрососедских торговых отношениях. Необходимо также иметь ввиду становление национальной экономической «элиты», финансовые интересы отдельных членов которой могут лежать на Западе.

И, наконец, нельзя не отметить, что в последние два года существенные коррективы в экономику наших стран внес мировой финансовый кризис. Снижение спроса привело к падению темпов роста экономики обоих государств и, как следствие, к снижении товарооборота между странами (рис.1 - 2):

Рис. 1 - 2. Динамика темпов роста ВВП и внешнеторгового оборота РБ и РФ Аналогичную тенденцию на период 2008 - 2009 гг. мы наблюдаем и для внешней торговли между регионами СЗФО и Беларусью (рис. 3 - 4, таблица 1, 2).

Почти для всех регионов наблюдается отрицательное сальдо во внешней торговле с Беларусью, которое сохранилось и для кризисного 2009 года.

Рис. 3 - 4. Динамика внешнеторгового оборота СЗФО и Вологодской области с Республикой Беларусь Таблица 1. Распределение экспорта товаров по отдельным регионам СЗФО РФ (млн. долл. США) 2005 2006 2007 2008 Экспорт из Республики Беларусь всего 15979.3 19733.7 24275.3 32570.8 21282. из нее:

Северо-Западный федеральный округ 804.3 864 1068.7 1326.9 860. в том числе: 1 2 3 4 Архангельская область 12.2 18.1 23.4 38 20. Вологодская область 72.9 70.4 84.6 88.2 34. г. Санкт-Петербург 470.5 536.4 652 834.5 580. Калининградская область 71 67.1 88.7 95.6 45. Ленинградская область 54.4 57.5 88 106.3 68. Мурманская область 9.9 19.6 24.2 36 20. Новгородская область 49.6 32.5 32.1 44.6 36. Псковская область 35.2 32 42 46.9 33. Республика Карелия 16.8 17.6 23.1 24.1 12. Республика Коми 11.8 12.8 10.7 12.6 8. Таблица 2. Распределение импорта товаров по отдельным регионам СЗФО РФ (млн. долл. США) 2005 2006 2007 2008 Импорт в Республику Беларусь - 16708.1 22351.2 28693.1 39381.3 28563. всего из нее:

Северо-Западный федеральный 766.7 1082.6 1462.2 2450.5 1526. округ в том числе:

Архангельская область 6.5 7 10.1 25.6 42. Вологодская область 184.9 233.7 290.8 391.8 199. г.Санкт-Петербург 266 406.6 578.3 804.9 405. Калининградская область 56.7 74.3 61 363.7 110. Ленинградская область 100.7 129.5 184.4 326 182. Мурманская область 30.8 36.3 40.9 142 77. Новгородская область 39.2 56.9 68.5 66.4 56. Псковская область 29.3 80.9 122.1 200.9 68. Республика Карелия 10.9 28.1 21.2 25.4 13. Республика Коми 41.7 29.3 85.1 104 368. Предпосылки благоприятствующие интенсификации внешнеторговых отношений между СЗФО и Республикой Беларусь Анализ предпосылок создания российско-белорусского экономического союза в то же время показывает, что по сравнению с другими организациями региональной интеграции на постсоветском пространстве, именно в рамках Союзного государства России и Беларуси сохраняются самые большие шансы формирования экономического и политического союза.

В качестве важнейших предпосылок углубления интеграции России и Белоруссии можно назвать следующие:

- Беларусь занимает «буферную» геополитическую позицию по отношению к государствам НАТО и ЕС, «тыловую» - по отношению к странам Юго-восточной Азии и Китаю, что предопределяет ее высокую значимость с точки зрения военно-стратегической безопасности России.

- Беларусь является «водоразделом» между двумя крупнейшими в Европе политико-экономическими пространствами и их противостоянием в борьбе за право контролировать природные ресурсы, каналы их транспортировки, информационные потоки и пр.

- Близость Беларуси к европейским рынкам и центрам экономической активности позволяет использовать ее в качестве экономического «моста» между Европой и азиатскими регионами России.

- Белорусский промышленный и аграрный комплекс изначально ориентирован на российский рынок, при этом Беларусь обладает относительно емким рынком сбыта для товаров традиционного российского экспорта.

- Развитие интеграционного взаимодействия России и Беларуси способствует поддержанию стабильности и безопасности российского транзита в Европу.

- Беларусь обладает значительным экономическим потенциалом, высоким уровнем квалификации рабочей силы, развитой транспортной инфраструктурой, что создает объективные предпосылки для вложения российского капитала с минимальными издержками и создания на этой основе необходимого задела для более активного вхождения в систему мирохозяйственных связей.

- Исторически сложившаяся родственность русского и белорусского народа объективно предопределяет общность их жизненных установок, социального поведения и перспектив социально-экономического развития.

- В ходе реализации интеграционного сценария российско белорусского взаимодействия уже достигнут высокий уровень торгово-экономического сотрудничества в различных сферах хозяйства, о чем свидетельствует статистика взаимной торговли и инвестиционных потоков между двумя странами.

На современном этапе внешнеторговая деятельность выступает результатом межгосударственного и межрегионального географического разделения труда и условием повышения эффективности региональной экономики. Ориентация на крупномасштабный международный обмен беспроигрышна, т.к.

позволяет расширять набор и увеличивать количество разнообразных потребительских благ, предоставляемых населению и используемых в национальной экономике.

Велико значение развития взаимовыгодных торговых связей между регионами СЗФО и Республикой Беларусь. Их особенностью по сравнению с взаимной торговлей с другими странами является то, что товарная структура представлена не только сырьевыми товарами, в ее составе также продукция с высокой степенью переработки, машины и механизмы, продукты питания.

Кроме того, за период с 2003 по 2008 гг. внешнеторговый оборот регионов СЗФО с Республикой Беларусь устойчиво рос. В целом товарооборот вырос в 9,4 раза: экспорт увеличился более чем в 16,5 раз, а импорт – в 2 раза (рис. 5).

По объему товарооборота с Республикой Беларусь среди регионов Северо-Запада лидирует Санкт-Петербург (1 млрд. 829 млн.

долл. США в 2008 г.). Вологодская область находится на втором месте (475,1 млн. долл. США). Устойчивые внешнеторговые связи с Беларусью имеют также Калининградская (459 млн. долл.), Псковская (247,8 млн. долл.) и Новгородская (111 млн. долл.) области.

4000, 3734, 3500, 3000,0 3348, 2424, 2500, 2000,0 1734,7 1913, 1500, 1455, 781, 1000,0 607,1 511, 395, 279, 500,0 502, 366,4 385, 200, 279, 240, 194, 0, 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г.

Товарооборот Экспорт Импорт Рисунок 5. Внешнеторговые отношения регионов СЗФО с Республикой Беларусь, (млрд. долл. США) Среди многих положительных факторов, можно выделить как минимум два основных, способствующих росту взаимного товарооборота – это укрепление связей на уровне регионов, а также активная реализация программ Союзного государства. Ценным в этом процессе является то, что в него вовлечены сотни предприятий Беларуси и регионов СЗФО.

В настоящее время на региональном уровне заключено и действует более 200 соглашений о торгово-экономическом сотрудничестве. Многие вопросы в межрегиональном сотрудничестве стороны решают через заседания Советов делового сотрудничества, совместных комиссий, рабочих групп по сотрудничеству, организацию «круглых столов». Значительный вклад в развитие сотрудничества вносят выставки-ярмарки белорусских товаров в России и российских товаров в Беларуси, проведение Дней городов.

Действенным механизмом сотрудничества являются деловые визиты и рабочие встречи различного уровня.

Эффективному расширению регионального торгово экономического сотрудничества способствует деятельность двусторонних рабочих групп, комиссий и советов, в том числе с Ленинградской, Калининградской и Вологодской областями, а также с г. Санкт-Петербург.

Оценка внешнеторговой деятельности регионов СЗФО с Республикой Беларусь показала усиление торгово-экономической интеграции. Так, за анализируемый период региональная внешнеторговая квота увеличилась в шести регионах СЗФО (таблица 3).

Наиболее активно рост товарооборота регионов со страной партнером наблюдался в Псковской и Вологодской областях, а также в Республике Карелия. Степень вовлеченности ресурсов регионов СЗФО в процесс международного разделения труда в экономике Союзного государства (Российская Федерация – Республика Беларусь) характеризуется удельным весом экспорта в ВРП регионов (таблица 4). Рост данного показателя почти во всех регионах СЗФО свидетельствует о зависимости производства региональной экономики от сбыта своих товаров на белорусских рынках.

Таблица 3. Региональная внешнеторговая квота регионов СЗФО и Республики Беларусь, % 2008 г. к Регион 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г.

2003 г., п.п.

Псковская обл. 4,65 5,29 4,49 6,04 6,78 8,89 +4, Калининградская обл. 6,41 6,23 4,41 3,78 2,65 6,66 +0, Вологодская обл. 2,43 3,31 3,47 4,37 3,83 4,20 +1, г. Санкт-Петербург … … 0,22 2,68 2,32 3,39 Новгородская обл. 4,28 4,34 3,92 3,29 2,95 2,53 -1, Ленинградская обл. … … 0,99 0,97 1,36 1,93 Мурманская обл. 1,36 1,35 0,84 0,99 0,84 1,28 -0, Республика Карелия 0,44 0,60 0,98 1,56 1,32 1,05 +0, Республика Коми 1,15 0,76 0,88 0,56 1,01 1,04 -0, Архангельская обл. 0,93 0,48 0,32 0,32 2,31 0,56 -0, - нет данных Рост индекса совместной торговли субъектов интеграции в объеме их ВРП говорит об усилении интенсивности экономического взаимодействия, а абсолютное значение показывает важность межрегионального товарооборота (экспорта и импорта) для экономики СЗФО – участника интеграционных связей с Республикой Беларусь (таблица 5).

За анализируемый период индекс совместной торговли Северо Западного федерального округа с Республикой Беларусь увеличился по товарообороту на 1,8 п.п., по экспорту на 2,0 п.п., а по импорту снизился на 0,2 п.п.

Еще один показатель, используемый для оценки уровня экономического взаимодействия регионов путем выявления тенденций роста объемов совместной торговли участников интеграционного объединения – это индекс межрегионального товарооборота интегрирующихся регионов в товарообороте с остальными регионами. Увеличение показателя показывает усиление взаимосвязи и дополняемости экономик регионов СЗФО и Республики Беларусь (таблица 6).

Рассмотрение структуры внешне-экономического товарооборота указывает, что наиболее весомым в импорте из Беларуси является продукции машиностроения, химической и сельско-хозяйственных отраслей, причем этот импорт достаточно дифференцирован в зависимости от региона. С другой стороны из СЗФО поступает древесина, продукция металлургии, фосфорные удобрения, а также продукция машиностроения.

Обобщая представленную информацию, можно сказать, что позитивных моментов, способствующих интеграции наших государств в экономическом плане заметно больше, чем если бы наши страны действовали порознь.

Таблица 4. Удельный вес экспорта во внутреннем региональном продукте регионов СЗФО 2008 г.

2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. к г., п.п.

Псковская обл. 1,70 1,74 2,04 4,33 5,05 7,21 5, Калининградская 2,27 1,89 1,96 1,99 1,57 5,27 3, обл.

Вологодская обл. 1,44 1,55 2,41 3,33 2,95 3,42 1, г. Санкт … … 0,22 2,68 2,32 3,39 Петербург Ленинградская … … 0,99 0,97 1,36 1,93 обл.

Новгородская 2,27 1,60 1,73 2,09 2,01 1,52 -0, обл.

Республика 0,74 0,44 0,69 0,38 0,90 0,93 0, Коми Мурманская обл. 0,82 0,61 0,63 0,62 0,52 0,84 0, Республика 0,16 0,09 0,37 0,94 0,76 0,51 0, Карелия Архангельская 0,61 0,18 0,11 0,09 0,10 0,23 -0, обл.

Таблица 5. Индекс совместной торговли субъектов интеграции в объеме их ВРП, % 2008 г. к 2003 2004 2005 2006 2007 г.

г. г. г. г. г. г., п.п.

Товарооборот 1,1 1,2 1,2 2,2 2,2 2,9 1, Экспорт 0,6 0,5 0,8 1,8 1,8 2,6 2, Импорт 0,5 0,7 0,4 0,4 0,5 0,3 -0, Таблица 6. Индекс межрегионального товарооборота интегрирующихся регионов в товарообороте с остальными регионами страны 2008 г. к 200 2004 2005 2006 2007 г.

3 г. г. г. г. г. г., п.п.

Товарооборот 1,8 2,0 2,0 3,1 3,3 3,9 2, Экспорт 0,9 0,8 1,3 2,6 2,6 3,5 2, Импорт 0,9 1,2 0,7 0,5 0,7 0,4 -0, Россия с ее широким ассортиментом базовых ресурсов становится одним из лидеров глобальной экономической системы, значительно влияя на развитие не только ближайшего, но и дальнего зарубежья. В векторе развития белорусской экономики все в большей степени ощущаются последствия недостаточной конкурентности внутреннего рынка и качества экономического роста.

В результате Союз России и Белоруссии первым сталкивается с действием всей совокупности факторов и рисков системного характера, препятствующих эффективному сближению производственных аппаратов стран СНГ в процессе региональной интеграции.

В таких условиях «поля интеграционной гравитации» начинают менять свои очертания и масштабы, что с неизбежностью вызывает потребность модификации устоявшегося формата экономического взаимодействия двух стран.

Предложения по дальнейшему развитию торгово экономической интеграции между СЗФО и Республикой Беларусь Решение амбициозной задачи создания реально функционирующего Союзного государства, в последнее время ощутимо замедлилось. Было бы большим упрощением искать причины данного явления лишь в действии чисто субъективных факторов, например, в отсутствии политической воли или же, напротив, в незрелости объективных предпосылок к интеграционному сближению. Практика показывает, что на формирования интеграционной мотивации на субрегиональном российско-белорусском уровне в современных условиях начинают воздействовать новые вызовы экономического развития. Режим свободной торговли двух стран формируется, в отличие от остальных государств СНГ, без таможенного оформления и таможенного контроля на таможенной границе (за некоторым исключением), практически полностью либерализован процесс миграции рабочей силы, созданы равные условия хозяйствования в большинстве секторов экономики, экономический и правовой каркас развития кооперационного, производственного и инвестиционного сотрудничества.

Для усиления интенсификации внешне – экономической деятельности между нашими странами, включая и межрегиональное сотрудничество необходимо наличие принципиального согласия обеих заинтересованных сторон относительно безальтернативности реализации интеграционного сценария. Для этого необходимо сформировать эффективный механизм согласования интересов сторон и нивелировки издержек, связанных с координацией экономической политики в различных сферах (в случае выполнения первого условия). При этом переход на «однополярную» модель может быть достигнут только в результате консенсуса, когда политические прерогативы «полюса»

эквивалентно обмениваются на те или иные экономические выгоды для периферии. Одним из важнейших факторов успешного развития белорусской экономики является свободный доступ на рынок Российской Федерации.

Необходимо в межрегиональном сотрудничестве через заседания Советов делового сотрудничества, совместных комиссий, рабочих групп по сотрудничеству, организацию «круглых столов»

более эффективно решать проблемы продвижения товаров и услуг между регионами СЗФО и Республикой Беларусь.

Этому могут также способствовать выставки-ярмарки белорусских товаров в России и российских товаров в Беларуси, проведение Дней городов. Действенным механизмом сотрудничества являются деловые визиты и рабочие встречи различного уровня.

Кроме того, эффективному расширению регионального торгово экономического сотрудничества будет способствовать расширение деятельности двусторонних рабочих групп, комиссий и советов, в том числе с Ленинградской, Калининградской и Вологодской областями, а также с г. Санкт-Петербург.

Либерализация экономической деятельности, улучшение инвестиционного климата, возможность участия в приватизации предприятий со стороны предпринимателей с обеих сторон также может способствовать интенсификации взаимной внешне экономической деятельности.

Внедрение новых информационных технологий в сферу анализа и прогнозирования международной торговли позволит более качественно и эффективно принимать решения на региональном и страновом уровнях.

В целях повышения эффективности торговли между СЗФО и Республикой Беларусь следует:

Существенно сократить транспортные тарифы (ЖД), что приведет к снижению себестоимости продукции. Повысить качество существующих дорог для автотранспорта, увеличить их количество, одновременно улучшить придорожный сервис. Существующая транспортная инфраструктура не способствует интенсификации товарообмена между СЗФО и Республикой Беларусь, т.к. приводит к увеличению расхода топлива, росту стоимости обслуживания автомобиля и снижению производительности труда.

Ввести стимулирующие преференции для реализации отдельных видов продукции (группы продовольственных и непродовольственных товаров) по взаимному соглашению сторон.

Всемерно содействовать предпринимательским структурам малого и среднего бизнеса, инициативным группам, способствующих повышению качества и эффективности двусторонних отношений;

находить новые формы их поощрения.

Предусмотреть механизмы (меры) наказания к сторонам, не выполняющим договорных обязательств, либо совместно решать проблему страхования рисков в торговле.

Более качественно осуществлять маркетинговый анализ и прогноз рынков, что позволило бы предприятиям работать под будущий заказ с достаточной степенью надежности оплаты спроса на экспортно-импортную продукцию, выявлять новые ниши во взаимной торговле. Предусматривать возможности долгосрочного внешне – экономического сотрудничества. Фокусировать внимание на секторах экономики, которые будут демонстрировать устойчивый рост на глобальном рынке в ближайшие 20 - 30 лет, присутствие в которых критично для обеспечения конкурентоспособности экономики в будущем.

Рассмотреть возможность организации транснациональных корпораций в области машиностроения, например, оптико механического, сельского- хозяйства (программы «Лен»), лесопереработка.

Организовать совместные венчурные предприятия по созданию новых технологий и видов продукции, превосходящих по конкурентоспособности зарубежные аналоги (медицина, биотехнологии, создание экологически чистой продукции, робототехника, точное машиностроение, энергоэффективные технологии).

Проводить мероприятия по борьбе с бюрократизмом, коррупцией, недобросовестной конкуренцией и теневой экономикой, наносящих серьезный вред двусторонним отношениям.

Вместо экспорта преимущественно в страны третьего мира необходимо сконцентрироваться общие ресурсы и усилия на укреплении позиций на развитых рынках США, Европы и Азии, обладающих высоким потенциалом платежеспособного спроса, что позволит снизить конъюнктурные риски за счет расширения спектра экспортируемой продукции и услуг и их качества.

V. СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ Дадабаева З.А.

доктор политических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН ЕВРАЗЭС И ШОС – ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Интеграционные процессы, происходящие на постсоветском пространстве различаются по уровню и степени взаимодействия.

Главными на наш взгляд, являются региональные интеграционные объединения, учитывающие национальные интересы, экономическую безопасность и позиции стран в мировом сообществе.

В тоже время анализ региональных интеграционных процессов на постсоветском пространстве показывает неоднозначные позиции стран-членов таких организаций. В экспертной среде и средствах массовой информации неоднократно высказывались мнения о нецелесообразности функционирования значительного количества межгосударственных объединений и союзов, которые в той или иной мере дублируют друг друга, и деятельность которых фактически носит декларативный характер. Чем же они отличаются, и как на этом фоне выглядят проблемы развития и взаимодействия Шанхайской Организации Сотрудничества и Евразийского Экономического Сообщества.

Сегодня в Центральной Азии параллельно действуют несколько региональных объединений, наиболее реальные из них – Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Региональный состав их участников практически совпадает. Исключение составляет Китай. Политическая логика создания этих организаций неодинакова.

Типология региональных организаций.

Воспользуемся типологией региональных организаций, предложенной экспертом Центра Вулфенсона института Брукингса Йоханнесом Ф. Линном, с некоторыми нашими изменениями и дополнениями:

Региональные организации отличаются по направлению, деятельности, которую они осуществляют в соответствии с их мандатом, форме организации, операционным механизмам, которые они используют, и своему членству. Подобная типология важна, так как различные объединения могут преследовать разные цели и решать разные задачи, таким образом, их эффективность требует соответствующего измерения.

Как видно из таблицы обе организации имеют совпадения и некоторые различия.

Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) – международная экономическая организация постсоветских государств, существующая с 2000 г. занимается формированием общих внешних таможенных границ, выработкой единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и других составляющих функционирования общего рынка.

Таблица.114. Типология региональных интеграционных объединений Типология ШОС ЕврАзЭС Статус организации региональная международная международная экономическая организация организация Интеграция Безопасность Торговля Финансы Инфраструктура Социально-экономические Форма организации Договор Договор Уровень Саммит Саммит Механизмы Конс. /рег Конс. /рег Арбитраж/правоприменение Страны - участницы 4 страны ЦА региона + 4 страны ЦА региона + Россия и Китай Россия и Белоруссия Страны - наблюдатели Индия, Иран, Армения, Молдавия, Монголия, Пакистан Украина Партнеры по диалогу Белоруссия, Шри Ланка ЕврАзЭС - это организация, основанная на договоре, как и ШОС. В ее состав входят страны одного региона плюс Россия и Белоруссия, однако по сравнению с ШОС, для ЕврАзЭС Й.Ф.Линн, О.Пидуффало Опыт региональных организаций экономического сотрудничества: Уроки для Центральной Азии.// Евразийская экономическая интеграция №2(3),2009. С. региональная интеграция является основным направлением деятельности, а торговля и инфраструктура (транспорт, водные ресурсы и энергетика) – главными функциональными областями. Эта региональная организация функционирует на основе проведения саммитов. ЕврАзЭС не имеет собственных значительных бюджетных ресурсов для поддержания инвестиций в инфраструктуру. Однако, в 2006 г. двумя крупнейшими членами ЕврАзЭС – Россией и Казахстаном – был создан Евразийский банк развития (ЕАБР) с уставным капиталом в размере 1,5 млрд. долл. с перспективой расширения членства среди стран-участников организации и для поддержки задач региональной интеграции ЕврАзЭС инфраструктурными инвестициями, финансируемыми банком. В основе ЕврАзЭС находится идея «разноскоростной интеграции»

стран на экономическом пространстве СНГ.

Договор об образовании Евразийского Экономического Сообщества подписан 10 октября 2000г. в Астане в нем заложена концепция более тесного и эффективного торгово-экономического сотрудничества для достижения тех целей и задач, которые были определены Договором о таможенном союзе и едином экономическом пространстве. В мае 2003 г. ООН зафиксировала статус Евразийского экономического сообщества как международной организации. Межгосударственный cовет ЕврАзЭС на уровне глав государств принял приоритетные направления развития организации.

В их число входят: формирование единого таможенного пространства, согласование сроков и условий вступления в ВТО, развитие энергетических ресурсов, форсирование создания евразийского транспортного союза, создание общего агрорынка, миграционная политика, борьба с наркоторговлей. Вместе с тем, темпы реализации поставленных перед Сообществом задач не всегда выполняются. Неудовлетворенность развитием ЕврАзЭС нашла выражение в создании весной 2004 г. еще одного интеграционного объединения – Единого Экономического Пространства (ЕЭП): в него не вошли относительно слабые Кыргызстан и Таджикистан, но зато в ЕЭП удалось включить в качестве полноправного члена Украину (вместе с Россией, Белоруссией и Казахстаном). К сожалению, эта организация оказалась нежизнеспособной.

ШОС была создана для взаимодействия Китая и граничащих с ним постсоветских республик по проблеме пограничного размежевания. Общая территория входящих в ШОС стран составляет 30 млн км, то есть 60 % территории Евразии. Ее совокупный демографический потенциал — это четвертая часть населения планеты, в экономическом плане она включает в себя самую мощную после США китайскую экономику.

Одной из особенностей ШОС является то, что в статусном отношении она ее нельзя назвать ни военным блоком, как НАТО, ни открытым регулярным совещанием по безопасности, как АРФ АСЕАН, можно сказать, что по своим задачам она занимает промежуточную позицию. Главными задачами организации являются укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем государства-участников, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) – это субрегиональная международная организация, в основе которой лежит договор. Она работает посредством проведения саммитов, и в основном, фокусируется на вопросах взаимной безопасности и управления границами. То есть ШОС функционирует в качестве консультативного органа.

ШОС в Центральной Азии имеет широкие возможности организовывать форумы региональных лидеров двух крупнейших стран, Китая и России, включая менее крупных представителей региона. Целью таких форумов как правило является обсуждение общих вопросов, связанных с государственными границами, обеспечением безопасности и (в меньшей степени) экономикой. С одной стороны ШОС удалось добиться успеха в урегулировании серьезных споров, касающихся определения межгосударственных границ. Для Китая и России представляется важным, за счет участия в ШОС реализовать возможность по выработке общих позиций по вопросам невмешательства внешних сил в дела региона. Благодаря своему членству в ШОС, Китай получил гарантии центрально азиатских государств в том, что члены сепаратистских движений западной провинции Синьцзян не смогут получить убежище и поддержку в соседних странах. Этому способствуют общие командно-штабные учения в рамках ШОС, которые регулярно проходят на территориях стран-участниц и помогают улучшить боеготовность стран-участниц организации.

С другой стороны, до сих пор не удалось добиться серьезных результатов в экономической сфере, а также добиться согласованности в борьбе с незаконным оборотом наркотиков в странах участницах ШОС.

Внимание же ЕврАзЭС сосредоточено, преимущественно, на вопросах региональной торговли и инфраструктуры. Одна из основных целей Сообщества создание Таможенного союза после многолетних усилий начала претворяться в жизнь, правда с большими трудностями. Также ЕврАзЭС пока еще не удалось добиться значительных результатов в создании региональной инфраструктуры или решении ключевых вопросов регионального характера, связанных с самой чувствительной центрально-азиатской проблемой - водоснабжением.

ЕврАзЭС принадлежат определенные заслуги в организации форумов с участием руководителей стран-участниц с целью обсуждения и выстраивания доверительных отношений по вопросам потенциально спорного и подрывного характера, включая вопросы, касающиеся совместного пользования водными ресурсами, выдачи виз и обращения с мигрантами из стран-участниц. С созданием Евразийского банка развития, быстро выросшего в качестве организации, руководство и работники которой приобрели значительный опыт в технической сфере, ЕврАзЭС может получить в свое распоряжение инструмент финансирования, необходимый ей для более эффективной деятельности. Значимым шагом стало создание Антикризисного Фонда (в сумме 10 млрд.долл), призванного оказать помощь государствам, очутившимся в тяжелом положении вследствие финансового кризиса 2009г.

Причины торможения взаимодействия.

Важная причина торможения интеграции в рамках рассматриваемых нами организаций состоит в сильных различиях между уровнем национальных экономических систем стран на постсоветском пространстве.

Во-первых, Россия по своей экономической и политической силе превосходит эти республики, что объективно обусловливает известное неравноправие.

Во-вторых, уровень экономического развития разных стран СНГ и количественно, и качественно далеко неодинаков.

В-третьих, еще одним препятствием можно назвать нежелание многих политических элит региона интегрироваться, так как они не готовы к открытию границ и делегированию части полномочий наднациональным управленческим структурам.

В-четвертых, между двумя организациями отсутствует четкое разделение труда и взаимодействие. Параллелизм и дублирование функций приводят к негативным результатам и создают «потенциальные поля напряженности». Поэтому, в экономической сфере важнейшей задачей является налаживание координации и разделение задач ЕврАзЭС и ШОС. От ее решения зависит будущее социально-экономического развития и социально-политическая стабильность в Центральной Азии.

Главной угрозой для деятельности двух организаций может стать то, что по мере углубления финансовой (Евроазиатский Банк развития) и экономической (зона свободной торговли) интеграции в рамках ЕврАзЭС будет углубляться разрыв в условиях хозяйствования между Россией и странами Центральной Азии (ЦА–4:

Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан), с одной стороны, и не входящим в ЕврАзЭС Китаем – с другой. То есть, чем успешнее будет идти интеграционное сотрудничество в рамках ЕврАзЭС, тем труднее будет развиваться экономическая интеграция в рамках ШОС115.

Такая ситуация уже привела к тому, что Китай осуществляет собственную стратегию интеграции со странами Центральной Азии, которая условно подходит под формулу «Китай плюс ЦА-4» против России. Что касается самих стран ЦА-4, то они стремятся получить дополнительные экономические дивиденды, маневрируя между Китаем и Россией.

В результате получается «многовекторное размывание сил и средств» вместо эффективного сотрудничества, что может привести каждую из стран лишь к тактическим успехам в ущерб стратегической перспективе.

Возможные пути решения проблем.

Наиболее логичным выходом из такой ситуации, могла бы стать идея объединения ЕврАзЭС и ШОС. Но в силу существующих в России и странах Центральной Азии, опасений быть «поглощенными Китаем» и «превратиться в его сырьевой придаток», вряд ли такая схема осуществится на практике. Так как сразу же возникнет задача Проблемы и перспективы взаимодействия ШОС и ЕврАзЭС в Центральной Азии.

http://vneshmarket.ru/content/document_r_38DF9D11-D424-4ADE-86C8-6B877F4D86C4.html аналогичного объединения в военно-политической сфере таких организаций как ОДКБ и ШОС.

Еще одним выходом могла бы стать переориентации работы ШОС на регион Южной Азии и Ближнего Востока. Этому может способствовать наличие стран-наблюдателей в лице Индии, Пакистана и Ирана. Некоторые эксперты продвигают данную идею дальше, предлагая создание материкового аналога Форуму Азиатско Тихоокеанского экономического сообщества (АТЭС), охватывающему, страны Тихоокеанского региона, куда вошли бы нынешние страны – члены и страны-наблюдатели ШОС. Но как показывает практика такой вариант региональных группировок, объединяющих множество стран с различным уровнем развития и различным пониманием содержания и целей национальных экономических стратегий, как правило, тормозит принятие эффективных коллективных решений и превращает такие форумы больше в площадку общения лидеров, чем в практический инструмент развития. Поэтому даже создание материкового аналога Форуму АТЭС не сможет решить главную задачу ШОС, состоящую в развитии и укреплении постсоветской Центральной Азии.

Важную роль играет, используемый на практике сегодня вариант выхода из сложившейся ситуации через углубление координации между секретариатами ЕврАзЭС и ШОС.

Следующим вариантом выхода из ситуации параллелизма двух организаций может состоять в четком определении региональной «пространственно-экономической» площадки работы ШОС. При широком толковании Хартии ШОС в сферу интересов Шанхайской организации входит вся территория России и все пространство Китая.

Тогда как реально программы и цели ШОС фокусируются на пространственной экономике Центральной Азии.

На наш взгляд, следует выработать новый механизм отношений ЕврАзЭС – ШОС вместо малопонятной координации деятельности секретариатов двух организаций.

Проблема заключается в том, что принцип равенства всех членов ШОС, закрепленный в Хартии ШОС, вступает в противоречие с практической деятельностью организации ШОС, которая фокусируется на проблемах Центрально-азиатского региона, а не на более широких проблемах Китая и России.

Этим объясняется лидирующее положение Китая и России в ШОС, которое отличается от положения других стран. Китай и Россия являются субъектами политики ШОС, тогда как центрально азиатские страны – члены ШОС выступают одновременно и как субъект, и как объект политики ШОС. При этом Казахстан, как один из лидеров в регионе и в силу уровня своего экономического развития, и уровня развития постсоветской модернизации в целом, как представляется, занимает специфическое положение в ШОС между Россией и Китаем, с одной стороны, и остальными странами ШОС – с другой. Таким образом, Казахстан может быть как реципиентом помощи со стороны России и Китая и четырех центрально азиатских государств, так и донором в отношении других стран ШОС.

Реальным механизмом взаимодействия ЕврАзЭС и ШОС может стать деятельность по реализации экономических и социальных проектов через согласование в рамках ЕврАзЭС Россией, Казахстаном, учитывая их лидирующую роль в ШОС совместно с другими региональными членами ЕврАзЭС, свои подходы к решению той или иной проблемы Центральной Азии или реализации того или иного проекта. А уже затем выносить свою единую позицию на обсуждение с Китаем уже в рамках ШОС.

Таким образом, ШОС может стать площадкой для согласования интересов ЕврАзЭС, с одной стороны, и Китаем – с другой. При всех возможных «минусах» такая схема все же позволяет превратить ШОС в поле пространственного взаимодействия экономик стран и избегать риска превращения Шанхайской организации в площадку «многовекторного разыгрывания политических и экономических карт»116.

Возможности организаций. Целесообразно начать форсирование полномасштабной экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС, а на последующем этапе – интеграции в рамках ШОС. В итоге это позволит обеспечить последовательность и синхронность усилий в рамках ЕврАзЭС и ШОС в достижении системного прорыва в комплексном экономическом развитии внутреннего пространства Евразии. Китай в свою очередь может сыграть решающую роль в налаживании и развитии многостороннего сотрудничества в инновационной сфере в рамках ШОС: координации совместных усилий стран-членов в плане производства интеллектуальной продукции (перспективные идеи, научные открытия, перспективные технологические разработки, и т.п.) в различных сферах деятельности.

Проблемы и перспективы взаимодействия ШОС и ЕврАзЭС в Центральной Азии.

http://vneshmarket.ru/content/document_r_38DF9D11-D424-4ADE-86C8-6B877F4D86C4.html.

Некоторые выводы. Таким образом, залогом обеспечения плодотворного многостороннего сотрудничества на всех этапах экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС и ШОС должна стать консолидация интеллектуального капитала стран-членов ЕврАзЭС и ШОС, интенсификация обмена ценной информацией научного, технологического, экономического и аналитического характера. В этой связи заслуживает внимания идея создания совместными усилиями стран-членов ЕврАзЭС и ШОС межгосударственных высокотехнологичных модулей, совместных аналитических центров и фондов.

Дедков С.М.

кандидат экономических наук, доцент, и.о. директора Центра системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси НЕКОТОРЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ БЕЛАРУСИ И РОССИИ О геополитике, системном подходе и экономическом прагматизме Необходимость повышения эффективности участия страны в интеграционных процессах подразумевает увеличение количества и интенсивности экономических связей с некоторой группой стран, определенных в качестве стратегических партнеров государства.

Установление таких стран-партнеров, форм и методов процесса интеграции является неотъемлемой функцией государственных органов управления, а инструментами – контакты и договоры на межгосударственном уровне.

В каком бы контексте государство не реализовывало бы свою функцию в интеграционном процессе, в основе формирования внешнеэкономической стратегии в скрытом или явном виде должна лежать та или иная геополитическая концепция. Причем выбор такой концепции должен осуществляться на основе системного анализа реальных экономических и политических интересов. В случае, когда согласованный выбор геополитической концепции предстоит сделать двум независимым, но союзным государствам, как Россия и Беларусь, значение данного требования усиливается, а сложность задачи многократно возрастает.

Эффективность экономической интеграции опирается на объективную необходимость оптимизации хозяйственных связей, потребность расширения рынков сбыта и источников факторов производства. Поэтому темпы интеграционных процессов в решающей мере зависят от совпадения экономических и геополитических интересов их участников, а не от таких субъективных факторов, как готовность стран-партнеров и их лидеров к интеграции. Это теоретически. На практике мы видим, что даже такие очевидно дополняющие друг друга экономические системы как российская и белорусская вынуждены то и дело тормозить свое интеграционное сближение под влиянием политической конъюнктуры. Причем не в результате изменений общественных предпочтений, выражаемых высшим политическим руководством, а на уровне этого самого руководства, формирующего нужные ему изменения в общественном сознании.

Если объективные факторы на самом деле не являются решающими движущими силами интеграционных процессов, а в них доминирует субъективная политическая составляющая, то почему, несомненно существующая общность геополитических интересов и менталитетов народов Беларуси и России, неоднократно декларируемая «воля к интеграции» их политических лидеров снова и снова оказываются не в состоянии придать достаточный импульс экономической интеграции? (Отметим, что процессы социокультурной интеграции в форме частных и общественных контактов и мероприятий и геополитической интеграции в рамках ОДКБ идут более интенсивно и не столь подвержены политическим «недопониманиям»).

Попробуем ответить на этот вопрос, используя методологию системного анализа, где термин «интеграция» в широком смысле слова трактуется как увеличение количества элементов системы или объединение, двух или нескольких систем, в ходе и в результате которого происходит качественное изменение интегрируемых систем с усилением их функциональных свойств.

Основными функциональными свойствами любой системы являются цельность, целесообразность, синергетичность и гомеостатичность. Именно ослабление последнего свойства – способности системы сохранять равновесие с окружающей средой, и инициирует изменения в ее состоянии через изменения, отражаемые категорией «развитие», которая включает следующие формы:

процессы дифференциации, ассимиляции, интеграции или дезинтеграция.

Две последние категории развития являются самым «сильным лекарством», поскольку, строго говоря, ведут к радикальному преобразованию системы, к ее самоликвидации в прежнем качестве.

Потеря гомеостатичности системы может быть вызвана следующими факторами:

1. Изменения в условиях окружающей среды (например, обострение международной конкуренции, ускорение темпов технологического обновления во всем мире) неадекватно воспринимаются, или вообще не воспринимаются управляющей системой;

2. Изменение воспринимается адекватно, но отсутствуют сигналы на перестройку внутренней структуры системы (управляющая подсистема ориентируется на сохранение а не перестройку собственной структуры);

3. Сигналы на перестройку поступают, но не воспринимаются управляемой подсистемой, поскольку их содержание не отвечает требованиям самосохранения последней.

4. Имеет место рассогласованность целей управляющих и управляемых подсистем, что снижает общий синергизм системы.

Очевидно, что в мире не существует идеальных экономических систем (стран, интеграционных блоков), свободных от всех перечисленных факторов, снижающих эффективность их адаптации к изменениям внешней среды. На наш взгляд, ключевым условием эффективности интеграционных процессов является подобие адаптационных механизмов, если можно так сказать «общие дефекты» этих механизмов. Например, известно, что рыночные механизмы приспособления производства к изменению спроса достаточно несовершенны, но лучших пока не придумали. Именно поэтому основным условием вступления в ЕС новых стран является не столько достижение определенных количественных макроэкономических параметров (дефицит бюджета, инфляция и т.п.), сколько признание государства-претендента страной с рыночной экономикой.

Если посмотреть на экономику России и Беларуси под этим углом зрения, то станет очевидно, что каждая из стран имеет очень различные механизмы взаимодействия с внешней средой, как в экономической, так и в политической сферах. Основным субъектом, призванным отвечать на экономические и технологические вызовы в России является крупный бизнес, в Беларуси – государство. Если, например, российский бизнес имеет возможность оперативно реагировать на изменение мировой конъюнктуры путем корректировки своих ценовых стратегий, то в Беларуси аналогичные сигналы должны пройти через органы государственного управления и преобразоваться в те или иные программы действий. И те и другие ответные меры могут быть небезупречны (в России кризис привел к падению производства и безработице, в Беларуси – к затовариванию складов), важно то, что они принципиально различны и поэтому, простое объединения данных систем приведет к «синергизму ошибок», а не положительных эффектов.

Похожая ситуация складывается и в процессе согласования геополитических интересов двух стран. Очевидно, что Беларусь прочно привязана к такому центру влияния как Россия, имеет множество совпадающих интересов (оборона, общие культурные ценности и т.д.). Первые десятилетия после обретения каждой из стран независимости понимание особого статуса Беларуси в системе геополитических интересов России было материализовано в льготных ценах на энергоносители, в планах создания Союзного государства и т.д. Однако, в настоящее время ситуация может измениться в худшую сторону для обеих стран. Если сопоставить документы, формирующие долгосрочные геополитические планы России и Беларуси, а это концепции национальной безопасности государств, картина сложиться кране «ассиметричная».


В российском документе Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года указано, что «Россия будет стремиться развивать потенциал региональной и субрегиональной интеграции и координации рамках, прежде всего СНГ, ОДКБ и ЕврАзЭС» (пункт 13)117. Союзное государство здесь не упомянуто, а появляется только в разделе Национальная оборона в контексте «совершенствования Вооруженных Сил Российской Федерации» 118.

Слово «Беларусь» в документе отсутствует. Переход к мировым ценам в торговле энергоносителями со всеми соседями без исключения и сведение интеграционных процессов только к военной сфере, на наш взгляд может затормозить и эти процессы, протекающие пока достаточно успешно.

В то же время, в Концепции национальной безопасности Республики Беларусь прямо указано, что «последовательное развитие и укрепление военного и военно-технического сотрудничества с Российской Федерацией»119 является одним из основных национальных интересов в военной сфере. «Многовекторная и динамичная внешнеполитическая деятельность Беларуси … основывается на всестороннем сотрудничестве с Российской Федерацией».120 И, наконец, в качестве одной из меры по защите от внешних угроз национальной безопасности указано такое направление, как «сохранение и укрепление основ Союзного Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, пункт 13. Доступ: www.scrf.gov.ru/documents/99.html Там же, пункт Концепция национальной безопасности Республики Беларусь, пункт 15. Доступ:

mod.mil.by/koncep.html Там же, пункт государства, реализация имеющегося конструктивного потенциала стратегического партнерства с Российской Федерацией»121.

Такие документы, как концепции или стратегии обеспечения национальной безопасности разрабатываются, говоря на языке системного анализа, с целью предотвратить, потерю гомеостатичности системы, которая, в самом общем виде может явиться следствием одного из двух противоположных направлений ее развития:

а) равновесие нарушается вследствие прогресса системы, ее усложнения, расширения, экспансии во внешнюю среду;

б) равновесие нарушается вследствие регресса системы, ее упрощения, унификации элементов, сокращения связей с внешней средой.

Расширяющаяся система проявляет агрессивность к окружающим ее системам и рассматривает их интеграцию с собой как средство закрепления своего нового статуса. Если эта растущая система сталкивается с такой же растущей, то возможна либо добровольная интеграция (при подобии и целей развития), либо ассимиляция (при существенных различиях в функциональных потенциалах систем), либо, наконец, их взаимоуничтожение.

Деградирующая система оказывается способной интегрироваться так же только с депрессивной системой, причем, что критически важно - нарушения внутреннего и внешнего равновесия в обеих таких системах должны быть вызваны одинаковыми системными расстройствами из причин перечисленных выше.

Процессы экономического роста и расширения интеграционной политики государства оказываются в тесной взаимосвязи. Опыт возникновения интеграционных группировок свидетельствует о том, что чем ближе в своем развитии страна находится от точек кризиса и пика, тем менее активную интеграционную политику она проводит.

Однако, при усилении тенденций экономического роста развивающаяся система требует расширения своего «основания»

путем слияния с другими аналогичными системами.

В качестве элементов экономической системы можно рассматривать отдельных хозяйствующих субъектов, пределы расширение деятельности которых будут ограничиваться размерами данной системы (например, емкостью рынка). Чем выше темпы экономического развития, тем больше заинтересованность Там же, пункт хозяйствующих субъектов в процессах межгосударственной интеграции. Но с замедлением темпов роста желание расширять зону интеграционного взаимодействия будет постепенно снижаться (пример - условия для вступления новых кандидатов в ЕС из числа стран Восточной Европы оказываются значительно более жесткими, чем в свое время для Великобритании, Дании или Португалии). На стадии экономического спада происходит обратная тенденция – к дезинтеграции, с усилением в период наивысших темпов спада, что мы и наблюдали во время мирового экономического кризиса.

Концепция развития Республики Беларусь, учитывающая современную геополитическую ситуацию, на наш взгляд должна строиться на основе категории «страна-системы». «Страна-система, – по определению Э. Кочетова, – это государство, которое в целях реализации своих экономических интересов формирует самостоятельную систему интернационализированных воспроизводственных связей». Их звеньями выступают национальные транснационализированные структуры, которым государство может даже делегировать реализацию национальных интересов. Указанная концепция подразумевает использование векторов притяжения формирующихся на основании разработанных российскими, германскими и американскими геополитиками концепций. Концепция страны-системы может предполагать принятие Республикой Беларусь на себя роли связующего звена между Россией и Европой, с целью создания единого евразийского рынка. Проявляется это в «присоединении» экономик стран соседей к стратегии Республики Беларусь, при условии активного использования технологий и капитала из Европы, а также использования сырья, капиталов из России и сохранения рынков сбыта в Российской Федерации.

Доминирующее положение во внешней торговле Беларуси занимает Российская Федерация. Это связано и с процессами интеграции Беларуси и России, создания Союзного государства.

Форма интеграции выбрана в соответствии с концепцией традиционной российской геополитики, и это не способствует развитию отношений Беларуси с другими странами в политической и, соответственно, экономической сферах. В то же время, формирование таможенного союза снижает перспективы реализации проекта Союзного государства и может стать элементом процесса Кочетов Э.Г. Геоэкономика (Освоение мирового экономического пространства). – М.: Издательство БЕК, 1999. – С. постепенного «размывания» его экономических основ. Это вызвано курсом нынешнего российского руководства на «прагматизацию» и «инвентаризацию» белорусско-российских отношений в рамках доктрины страны-системы Беларусь логично занимает свое место связующего звена, на начальном этапе в качестве транспортного коридора между Россией и Западом.

Необходимо существенно активизировать работу по созданию и развитию Белорусско-Российских ТНК и ФПГ, причем, как российских, так и западноевропейских и других стран.

Существенным условием эффективного участия Беларуси в таких проектах является базирование головных компаний хотя бы некоторых таких групп на территории Беларуси. Собственные интернационализированные воспроизводственные ядра подразумевают наличие возможности для влияния на стратегию деятельности компании. Поэтому это, должны быть корпорации, связанные с перерабатывающим сектором: машиностроительные, химические и им подобные. В отношении развития интеграционных связей, Республике Беларусь необходимо проводить самостоятельную внешнеэкономическую политику, обеспечивающую реализацию стратегических преимуществ от участия в разнообразных интеграционных объединениях.

О геополитических последствиях создания Таможенного союза С геополитической точки зрения Таможенный союз является ядром интеграционного сотрудничества в рамках ЕврАзЭС.

Представляется, что он станет главным элементом экономической интеграции на всем постсоветском пространстве. При успешной реализации проекта притягательная сила таможенного союза станет важнейшим фактором формирования мощного геополитического ядра влияния в евразийском регионе.

Ни для кого не секрет, что США и ЕС с распадом Советского Союза предпринимают активные действия по усилению своей роли в формировании интеграционных объединений в рамках СНГ. Так, в начале девяностых годов была разработана стратегия создания балтийско-черноморского-каспийского коридора в числе государств Балтии, Грузии, Украины, Азербайджана, Молдовы и Беларуси и уже в 1997 году Президенты Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы в ходе саммита стран ЕС в Страсбурге подписали Коммюнике о создании регионального объединения – ГУАМ. С вступлением в году Узбекистана объединение стало именоваться ГУУАМ. То, что это интеграционное объединение носило скорее политический чем экономический характер, подтверждают следующие показатели: если в 1997 году доля внешнеторгового оборота между партнерами по ГУУАМ во внешнеторговом обороте стран СНГ составляла 10,1%, то к 2000 году она сократилась до 6,2%. В 2003 году в США выработали новую доктрину геополитического развития, которая была определена в Проекте 2020 «Карта будущего». Особое внимание в ней уделялось организации «третьей волны» демократизации, которая должна была затронуть, в первую очередь, страны СНГ, при этом страны ГУУАМ стали своеобразным полигоном реализации Проекта – 2020 на практике. В 2003 году произошла «революция роз» в Грузии, в году «оранжевая революция» на Украине, в 2005 году – попытка революции в Узбекистане. В мае 2005 года Узбекистан уведомил страны-члены ГУУАМ о своем выходе из состава организации из-за «существенного изменения изначально объявленных целей и задач»


данной региональной структуры.

Официальная позиция по вопросу формирования таможенного союза со стороны ЕС и США не озвучивалась. Понятно, что создание Таможенного союза и в перспективе – единого экономического пространства по крупному усиливает политический и экономический вес России в регионе, следствием чего становится ослабление позиций Запада на этом пространстве.

Действительно, если на данной территории будут реализованы все задачи по формированию единого экономического пространства с разветвленной сетью кооперации между крупными финансово промышленными группами, единой промышленной и торговой политикой, с эффективно работающей инновационной системой – все это не может не привести к созданию нового центра экономического и политического влияния в Евразии и во всем мире. Кроме того дополнительные тактические и стратегические ресурсы развития получит и объединенный военно-промышленный комплекс. Надо отметить, что единый оборонный заказ является нормой Договора о создании Союзного государства Беларуси и России. Распространение по данным Статистического комитета Содружества Независимых Государств www.cisstat.com и материалам Государственного статистического Комитета Республики Азербайджана -www.azstat.org;

Государственного департамента по статистике Министерства экономического развития Грузии - www.statistics.ge;

Государственного комитета статистики Украины - www.ukrstat.gov.ua;

Национального бюро статистики Республики Молдовы www.statistica.md.

этой нормы на Казахстан и другие страны ЕврАзЭС, и главное – реализация ее на практике позволит распространить продвинутое военное сотрудничество России и Беларуси на огромную территорию.

Участие в Таможенном союзе Беларуси – единственной в составе «тройки» участницы «Восточного партнерства» (ВП) – не должно создать предпосылки для формирования у европейских партнеров Минска представления о «вторичности» отношений с Евросоюзом. Такая постановка вопроса неправомерна. На практике зона свободной торговли и таможенный союз не являются несовместимыми с иными интеграционными моделями. Это подтверждается параллельной работой России над трехсторонним таможенным союзом и общим европейским экономическим пространством (ОЕЭП) с ЕС. Концепция ОЕЭП определяет его как средство взаимной «экономической интеграции», «открытый и интегрированный рынок между Россией и ЕС, основанный на общих или совместимых правилах и системах регулирования».

Представляется, что полноценное подключение Беларуси к строительству ОЕЭП между Россией и ЕС усилило бы позитивный эффект от ее участия в таможенном союзе. Беларусь может стать своего рода связующим звеном между таможенным союзом «тройки»

и таможенным союзом ЕС, поскольку в «Восточном партнерстве» не участвуют Россия и Казахстан, а также между Россией и ЕС в контексте содействия строительству ОЕЭП.

Решениями глав правительств Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации от 9 июня 2009 г. и Комиссии таможенного союза от 25 сентября 2009 г. Беларусь, Россия и Казахстан договорились о ведении переговоров по вопросам формирования торгового режима, включая присоединение к ВТО, единой командой. В соответствии со статьей 2 Договора о создании единой таможенной территории и формирования таможенного союза от 6 октября 2007 г. наличие единого торгового режима в отношениях с третьими странами необходимо для объединения национальных таможенных территорий в единую таможенную территорию.

В последние годы работа по присоединению Республики Беларусь к ВТО фактически было заблокировано по политическим причинам ключевыми странами-членами ВТО (ЕС, США). В решении глав правительств Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации от 9 июня 2009 г.

предусматривается отказ России, Беларуси и Казахстана от индивидуального вступления в ВТО и предусматривается присоединение в качестве единой таможенной территории. Данная позиция доведена до стран-членов ВТО. Хотя отдельные политики Российской Федерации иногда открыто заявляют о вступлении России в ВТО самостоятельно.

До вступления Российской Федерации в ВТО для Республики Беларусь, входящей в Таможенный союз, открываются возможности для существенного наращивания экспорта белорусских товаров в машиностроении, текстильных изделиях и обуви, поставках древесины и целлюлозно-бумажных изделий, кожевенного сырья, пушнины и изделий из них, а также мебели. Это обусловлено тем, что именно в данных группах товаров в случае присоединения Российской Федерации к ВТО будет происходить наиболее заметное снижение уровня тарифной защиты. В отличие от промышленности, в ходе присоединения к ВТО Россия планирует существенно повысить уровень тарифной защиты рынка сельскохозяйственной продукции, что существенно затронет интересы белорусских товаропроизводителей.

Представляется, что Европейский союз, выстраивая свои отношения с новым интеграционным образованием – Таможенным союзом будет предпринимать максимальные усилия, чтобы обеспечить наилучшие условия доступа своих товаров на рынок России, Беларуси и Казахстана.

Хотелось бы, чтобы ЕС при этом не руководствовался своей традиционной политикой двойных стандартов: не «замечая»

собственных ограничительных мер, препятствующих доступу товаров «тройки» на рынок ЕС (квоты на текстиль – в отношении импорта из Беларуси, на сталь – применительно к импорту из России и Казахстана) и не упрекал Таможенный союз в ухудшении условий торговли (например, в случаях, когда ставка импортной пошлины на конкретный товар в единой таможенной территории повышается по сравнению с ранее применяемой пошлиной).

Необходимо исключить вероятность ответных мер европейских стран по ограничению экспорта, как реакции на повышение средневзвешенного импортного таможенного тарифа. Например, средневзвешенный таможенный тариф Беларуси при переходе на единый таможенный тариф вырастет с 9,8% до 12,2%. Повышение ставок затронет 5,3% от всего объема импорта Беларуси (в том числе, импорт текстильных изделий из ЕС), или 12,9% от импорта из третьих стран. В то же время Беларусь с введением в действие ЕТТ теряет право применять в отношении ЕС льготные ставки таможенных пошлин и будет применять ставки, предусмотренные ЕТТ, которые обеспечат более эффективную защиту легкой промышленности стран таможенного союза.

Единая таможенная территория в целом, а не по отдельным позициям является более открытой для европейских товаров, чем национальные таможенные тарифы. Поэтому иностранным инвесторам логично форсировать инвестиционную деятельность на территории Таможенного союза. Для транснациональных корпораций создание Таможенного союза – это исторический шанс закрепить свое промышленное, торговое и финансовое присутствие на этом огромном растущем рынке.

Егоров В.К.

кандидат исторических наук, начальник отдела гуманитарных и общественных наук Научно-организационного управления РАН КАЧЕСТВО ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ:

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ Долгие годы на фоне непростых отношений России с большинством стран-членов СНГ российско-белорусские отношения не только представлялись, но и на самом деле были наиболее тесными, дружескими, имеющими устойчивую положительную динамику развития. Договор о Союзном государстве России и Беларуси, вступивший в силу в 1999 году, явился важным шагом в деле создания правовой основы для реальной интеграции двух братских стран уже в недалеком будущем. Постоянный рост объема товарооборота, казалось бы, материализовывал объединительную тенденцию.

Сама эта тенденция была обусловлена значительным числом факторов, которые с определенной степенью условности можно объединить в две основные группы:

Первая – культурно-исторические факторы: этническая близость, конфессиональное единство, многовековая общая история, взаимовлияние национальных культур, все еще сохраняющееся, в известной степени, взаимодополнение экономик, значительное число межнациональных браков и т.д.

Вторая – геополитические факторы, вытекающие из географического соседства и во многом совпадающей внешнеполитической ориентации. К концу 90-х годов прошлого века на западном направлении Республика Беларусь осталась единственным стратегическим партнером и союзником, сохранившем на своей территории общую с Россией военную инфраструктуру, совместную систему ПРО, соответствующие оборонительные договоренности и многое другое. Активная восточная экспансия НАТО, развертывание элементов американской ПРО вблизи границ России и Беларуси, объективно содействует сохранению и укреплению российско-белорусского оборонительного союза, осуществлению постоянной и оперативной координации действий наших стран в сфере международной безопасности.

Были все основания ожидать, что совокупность столь влиятельных факторов позволяла осуществить интеграцию двух стран в единое Союзное государство со всеми присущими ему в международно-правовом смысле атрибутами вполне успешно и в обозримом будущем. Этого не произошло, и сейчас, спустя почти лет после формального объявления о создании Союзного государства, перспективы реальной интеграции остаются неопределенными. Все, кто всерьез занимаются Союзным государством, вынуждены признать, что союзный договор, находясь в русле ожиданий и устремлений двух народов, был все же и, прежде всего, политическим актом, не вполне обоснованным с правовой и экономической точек зрения.

При подготовке союзного договора была допущена недооценка влияния факторов, «работающих» против интеграции. Их также условно можно объединить в две основные группы: внутренние и внешние.

К внутренним относились, прежде всего, трудная совместимость преимущественно рыночной экономики в России с преимущественно государственно регулируемой экономикой Беларуси, наличие пусть немногочисленной, но активной оппозиции процессу интеграции, малопривлекательный характер социально- экономических преобразований в России, отпугивавший значительную часть населения Беларуси, в том числе, и правящую элиту.

К внешним – объективная включенность двух стран в глобальные экономические процессы и разноскоростное движение России и Беларуси к членству в ВТО, вызывающее серьезные межгосударственные правовые коллизии, целенаправленная деятельность противников российско-белорусского сближения в третьих странах.

Кроме перечисленного выше, объединительные процессы замедлялись из-за несогласованности действий многочисленных государственных и общественных организаций, созданных, как раз для обеспечения этих процессов, а также из-за подмены комплексного общего подхода к проблемам частными решениями.

Негативную роль играло и продолжает играть недостаточное научное обеспечение развития Союзного государства, в частности, системное научное прогнозирование планов и программ интеграции в различных областях.

Действие негативных факторов, проблемы объективного и субъективного свойства не только существенно замедлили, и, по существу, остановили объединительные процессы, но и заметно ослабили влияние факторов, способствующих интеграции. Так, например, независимые социологические исследования, достаточно регулярно проводимые в Беларуси, показывают, что в последние годы значительно сократилось число сторонников объединения с Россией, особенно среди молодежи. Все больше и больше граждан Беларуси считают оптимальным поддержание с Россией добрососедских межгосударственных отношений в рамках многовекторной национальной внешней политики. Набирает силу тенденция к западной, европейской ориентации страны. За счет роста влияния католической церкви в Беларуси ослабляется православное единение двух стран.

Проблемы, с огорчительной частотой возникающие в торгово экономических отношениях двух стран (протекционистские меры, вводимые то одной, то другой страной, споры по поводу цен на газ, поставляемой из России и пр.) начинают негативно сказываться на действенности геополитических и геостратегических факторах.

Конечно же, даже в периоды самых острых противоречий ни одна из сторон не ставила вопрос о пересмотре договоров в оборонительной сфере. Но в дискуссиях по экономическим проблемам и в последующих комментариях все чаще ставится вопрос о стоимости поддержания в боевой готовности оборонительного щита, дислокации войск и военных объектов на территории Беларуси. В настоящей работе не идет речь о правомерности или неправомерности постановки подобного вопроса. Показателен сам факт его возникновения и оглашения.

Долгое время не было принято много говорить о негативных явлениях в российско-белорусских отношениях, об отсутствии реальной интеграции. Рост товарооборота, диверсификацию статей экспорта-импорта, интенсификацию культурных обменов и пр. было принято считать следствием поступательного развития интеграционных процессов, признаком крепнущего Союзного государства. Бесспорно, что реальная интеграция будет сопровождаться подобными позитивными явлениями в двухсторонних явлениях, но далеко не обязательно, что во всех случаях эти явления представляют собой ее признаки. Чаще всего – это свидетельства нормальных, добрососедских отношений между суверенными государствами. Применительно же к нынешней ситуации в российско-белорусских отношениях, развитие и углубление сотрудничества в различных областях следует рассматривать, прежде всего, как укрепление предпосылок к подлинному объединению двух братских стран. Отмеченные же выше положительные изменения представляют собой, в основном, количественные характеристики двухстороннего сотрудничества.

О повышении качества отношений между двумя странами применительно к проблеме интеграции можно говорить при заметном росте объединительного потенциала, который представляет собой совокупность факторов, о которых говорилось в самом начале данной работы, и предпосылок, создаваемых в процессе развития сотрудничества. Объединительный потенциал не безграничен, поскольку притяжение родственных во всех смыслах людей является обязательным, но недостаточным для их превращения в граждан одного государства. Он также не является величиной постоянной, поскольку напрямую зависит и от стремлений, желаний, ценностных ориентаций, и от целенаправленной, активной деятельности по их осуществлению.

Выше уже отмечались признаки ослабления объединительных тенденций и некоторые причины их появления. Вряд ли возможно даже в рамках даже обстоятельной работы дать исчерпывающий ответ на вопрос – Что делать? Поскольку автору ближе всего научная сфера, то хотелось вы выделить следующие направления деятельности:

Во-первых, – комплексная, системная, последовательная работа специалистов из России и Беларуси по научному обеспечению интеграционного процесса. Осуществление многофакторного анализа динамики процесса, прогнозирование и выработка рекомендаций исполнителям, а также обязательная независимая экспертиза решений, планов и программ по осуществлению всестороннего сотрудничества.

Во-вторых, - кропотливая творческая работа по расширению и укреплению социальной основы интеграции, увеличение числа ее сторонников, прежде всего, в молодежной среде. При этом следует обеспечить сочетание убежденности в необходимости интеграции с реализацией профессиональных, творческих потребностей молодежи путем привлечения ее к участию в совместной научной, производственной, культурной и т.д. деятельности.

Для этого жизненно необходимы - расширение контингентов учащихся, студентов, стажеров, проходящих учебу в соседней стране, увеличение числа совместных исследовательских программ и конкурсов, создание объединенных коллективов, увеличение квот межакадемических обменов, облегчение доступа к научным фондам двух стран для финансирования совместных проектов и многое, многое другое. Результатом этих интеллектуальных, материальных и моральных инвестиций в будущее станет поколение профессиональных, активных и убежденных сторонников и творцов единого государства России и Беларуси.

Научное издание МЕЖАКАДЕМИЧЕСКИЙ СОВЕТ ПО ПРОБЛЕМАМ РАЗВИТИЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА Научные материалы Выпуск первый ИНТЕГРАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИЙСКОЙ И БЕЛОРУССКОЙ НАУКИ Подготовлено к печати ГНУ «Центр системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси»

Ответственные за выпуск: С.М. Дедков, В.К. Егоров, Н.Ф. Квасовец Верстка: С.Б. Ремина Формат 60х841/ Подписано в печать Бумага офсетная. Заказ № Тираж 200 экз.

Издатель: Центр системного анализа и стратегических исследований НАН Беларуси, 220072, Минск, ул. Академическая, 1. Тел.: 284-08-63.

Отпечатано на ризографе с оригинал-макета заказчика

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.