авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 55 |

«ЮНСИТРАЛ КОМИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ПРАВУ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ ЕЖЕГОДНИК Том XXXV: 2004 год ...»

-- [ Страница 39 ] --

a) местонахождение управленческого аппарата;

b) отделение;

c) контору;

d) фабрику;

e) цех, и Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам 16. Комитет ОЭСР по налоговым вопросам подчеркивает, что для проведения различия между веб-сайтом и сервером, на котором он размещается, важно установить место осуществления основных функций коммерческого предприятия в отличие от вспомогательных видов деятельности (как, например, обеспечение линии связи между поставщиками и клиентами;

рекламирование товаров или услуг;

передача информации через зеркальный сервер в интересах обеспечения безопасности и эффективности;

сбор рыночной информации для предприятия;

или предоставление информации). В этой связи приводится следующее пояснение:

"42.9 Основные функции того или иного конкретного предприятия очевидно определяются характером его коммерческой деятельности. Так, например, некоторые поставщики услуг Интернет осуществляют коммерческую эксплуатацию собственных серверов в целях размещения на них веб-сайтов и прочих прикладных ресурсов других предприятий.

Применительно к таким поставщикам услуг Интернет эксплуатация собственных серверов с целью оказания услуг клиентам является одним из основных компонентов их коммерческой деятельности и не может рассматриваться как подготовительная или вспомогательная деятельность.

Другим примером является предприятие (иногда именуемое "электронным продавцом"), занимающееся продажей товаров через Интернет. В данном случае предприятие не занимается коммерческой эксплуатацией серверов, и один лишь факт, что оно может заниматься этим в том или ином конкретном местонахождении, не является достаточным основанием для вывода о том, что его деятельность в данном местонахождении носит более чем подготовительный или вспомогательный характер. В таком случае необходимо выявить характер мероприятий в этом местонахождении в свете коммерческих операций данного предприятия. Если такие мероприятия носят всего лишь подготовительный или вспомогательный характер по отношению к продаже товаров через Интернет (например, данное местонахождение используется для эксплуатации сервера, на котором расположен веб-сайт, используемый, как это часто бывает, исключительно для рекламных целей, демонстрации каталога товаров или предоставления информации потенциальным покупателям), […] то данное местонахождение не будет представлять собой постоянное предприятие.

Если же в этом местонахождении выполняются торговые типичные f) шахту, нефтяную или газовую скважину, карьер или любое другое место добычи природных ресурсов.

[…] 4. Без ущерба для предыдущих положений настоящей статьи термин "постоянное предприятие" рассматривается как не включающее в себя:

a) использование объектов исключительно для целей хранения, показа или доставки товаров, принадлежащих предприятию;

b) поддержание запасов товаров, принадлежащих предприятию, исключительно для целей хранения, показа или доставки;

c) поддержание запасов товаров, принадлежащих предприятию, исключительно для целей переработки другим предприятием;

d) содержание постоянного коммерческого предприятия исключительно для цели закупки товаров или сбора информации для предприятия;

e) содержание постоянного коммерческого предприятия исключительно для целей осуществления в интересах предприятия любой другой деятельности подготовительного или вспомогательного характера;

f) содержание постоянного коммерческого предприятия исключительно для осуществления упомянутых в подпунктах (а)–(е) видов деятельности в том или ином их сочетании при условии, что общая деятельность постоянного коммерческого предприятия в результате сочетания упомянутых видов деятельности носит подготовительный или вспомогательный характер.

[…]."

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV функции (например, заключение договора с клиентом, оформление платежа и доставка товаров осуществляются в автоматическом режиме с помощью расположенного в данном местонахождении оборудования), то такие мероприятия не могут рассматриваться как всего лишь подготовительные или вспомогательные".

17. Из вышеприведенного пояснения явствует, что для целей налогообложения сервер может считаться постоянным предприятием лишь при соблюдении очень жестких условий. Хотя термин "коммерческое предприятие" в том виде, в котором он в общем плане определяется в частном праве, не обязательно совпадает с понятием "предприятие" во внутреннем и международном налоговом праве, Рабочая группа может, тем не менее, пожелать рассмотреть вопрос о том, в какой мере пояснения Комитета ОЭСР по налоговым вопросам содержат элементы, которые могут быть использованы в связи со статьей предварительного проекта конвенции.

В. Доменные имена и электронные адреса 18. Еще один смежный вопрос состоит в том, в какой степени можно учитывать адрес, с которого были направлены электронные сообщения, для определения местонахождения стороны, с тем чтобы при наличии адресов, замыкающихся на домене, имена, увязанные с конкретными странами (такие, как адреса, заканчивающиеся на ".at" для Австрии, ".nz" "для Новой Зеландии и т.д."), можно было считать, что сторона имеет свое коммерческое предприятие в соответствующей стране.

19. В ходе обсуждений в Рабочей группе было отмечено, что в некоторых странах присвоение доменных имен производится только после проверки достоверности информации, представленной заявителем, включая его местонахождение в стране, к которой относится соответствующее доменное имя.

Применительно к таким странам, вероятно, было бы целесообразно, по крайней мере отчасти, полагаться на доменное имя для установления местонахождения стороны (A/CN.9/509, пункт 58). Однако в странах, где такая проверка не проводится, адрес электронной почты или доменное имя не могут автоматически рассматриваться как функциональный эквивалент физического местонахождения коммерческого предприятия какой-либо стороны 13. Кроме того, в некоторых сферах коммерческой деятельности компании часто продают товары или услуги через различные региональные веб-сайты с доменными именами, связанными со странами, в которых такие компании не имеют "коммерческого предприятия" в традиционном понимании этого термина. Кроме того, товары, заказанные с любого такого веб-сайта, могут доставляться со складов, организованных в целях снабжения какого-либо конкретного региона и физически расположенных в иной стране, чем та, которая связана с соответствующим доменным именем.

13 По данным Корпорации по присвоению имен и адресов в Интернет (ICANN) присвоение имен доменам верхнего уровня (TLDs), включая код страны (ccTLDs) "делегируется назначенным управляющим, которые эксплуатируют ccTLDs в соответствии с политикой на местах, в максимально возможной степени соответствующей экономическим, культурным, лингвистическим и правовым условиям соответствующей страны или территории" (www.icann.org/tlds/). Вполне очевидно, что каждая страна разрабатывает собственные подробные правила присвоения доменных имен в рамках своей юрисдикции. Так, например, шведская система регистрации доменных имен предусматривает представление доказательств права компании на доменное имя и его связь со страной, в то время как более "либеральные" системы, такие, в частности, как в Германии, требуют лишь присутствия в стране "контактного лица" (см. Frederik Roos, “ ‘First come, not served’: domain name regulation in Sweden”, International Review of Law Computers and Technology, vol. 17, No. 1, p. 70).

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам 20. Рабочая группа, возможно, пожелает более пристально рассмотреть ту роль, которую могут играть доменные названия и адреса электронной почты в установлении презумпции местонахождения стороны, а также вопрос о том, как должна формулироваться такая презумпция с учетом различий во внутренних системах и в практике присвоения доменных имен. Рабочей группе, в частности, следует иметь в виду особую ситуацию с использованием "неконкретизированных" доменов высшего уровня 14, в частности ".com" или ".net". Подобные доменные имена и адреса электронной почты не имеют какой либо связи с конкретной страной, поскольку система присвоения доменных имен веб-сайта в сети Интернет не разрабатывалась в строгой географической привязке.

С. Обязанность раскрывать информацию о коммерческом предприятии?

21. Из вышесказанного следует, что связанная с электронными сообщениями второстепенная информация, в частности адреса поставщиков услуг Интернет, доменные имена или указание географического местонахождения информационных систем, не всегда может быть полезна для определения физического местонахождения сторон.

22. Один из подходов, рассматриваемых Рабочей группой, предполагает установление требования о том, чтобы стороны электронных сделок четко указывали местонахождение своих соответствующих коммерческих предприятий, как это предусматривается в пункте 1 статьи 7 и подпункте 1(b) статьи 11 предварительного проекта конвенции. Однако в связи с этим предложением возник ряд вопросов, например, вопрос о том, в какой степени такая обязанность, не предусмотренная в отношении международных сделок, оформляемых в письменном виде, может повлечь за собой определенный дуализм правовых режимов (см. документ A/CN.9/509, пункт 63). Вызывает также обеспокоенность и вопрос о том, какие юридические последствия могут иметь недостаточная точность или отсутствие такой информации и каким образом этот момент может решаться в международном единообразном документе об электронном заключении договоров без чрезмерного вмешательства в базовое правовое регулирование договорных отношений (A/CN.9/509, пункты 44–50 и 62–65;

A/CN.9/528, пункты 83–91).

23. Рабочая группа может также принять к сведению, что, хотя в Конвенции Организации Объединенных Наций о купле–продаже товаров аналогичное обязательство о раскрытии такой информации не предусматривается, в целом ряде других документов содержатся положения, устанавливающие обязательство сторон сообщать информацию о своем коммерческом предприятии. Здесь, частности, можно сослаться на пункт 1(с) статьи 15 Конвенции Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов ("Гамбургских правил") 15 и, по крайней мере косвенно, на пункт 1 статьи 4 Конвенции Организации Объединенных Наций о независимых гарантиях и резервных аккредитивах (резолюция 50/48 Генеральной Ассамблеи, приложение). Однако, даже при понимании того, что эти положения действуют в отношении требуемого содержания конкретных документов, предусматриваемых этими конвенциями, как представляется, не существует доводов prima facie в пользу отказа от аналогичных правил в контексте предварительного проекта конвенции в той 14 "Неконкретизированные" TLDs регистрируются непосредственно через аккредитованных ICANN-регистраторов (более подробную информацию об этой системе см. на сайте www.iana.org/cctld/cctld.htm).

15 United Nations, Treaty Series, vol. 1695, No. 29215, p. 3.

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV мере, в которой статья 11 этого проекта касается информации, которая должна сообщаться при совершении коммерческих операций.

24. Невыполнение стороной положений проекта пункта 11 отнюдь не обязательно должно иметь своим следствием признание сделки недействительной или не имеющей исковой силы, так как такое решение, как указывалось, "было бы нежелательным и представляло бы собой чрезмерное вмешательство в отношения между сторонами" (A/CN.9/509, пункт 63). Так, например, в пункте 3 статьи 15 Гамбургских правил четко предусмотрено, что отсутствие в коносаменте каких-либо требуемых данных "не влияет на юридический характер документа как коносамента при условии, однако, что он удовлетворяет установленным требованиям". При этом могут быть предусмотрены другие последствия в интересах придания статье предварительного проекта конвенции конструктивной направленности.

25. Одно из возможных последствий может быть увязано со сферой применения проекта конвенции. Например, может быть установлена презумпция, что сторона, которая не раскрывает информацию о своем коммерческом предприятии, согласилась на то, чтобы на договор распространялось действие проекта конвенции, если другая сторона находится в каком-либо договаривающемся государстве и применимым правом является право договаривающегося государства. Разумеется, подобное решение будет эффективным лишь в том случае, если применение конвенции будет оговорено соглашением сторон, даже если обе они не находятся в договаривающихся государствах, а эту возможность Рабочая группа еще не изучила в полном объеме (A/CN.9/528, пункты 43 и 44).

26. Судебные решения могут предусматривать и другие правовые последствия преднамеренного или неумышленного неисполнения стороной требования о раскрытии информации о ее коммерческом предприятии. В частности, недавно при рассмотрении одного из дел суд в Соединенных Штатах Америки признал действительность представления процессуальных документов одной иностранной компании по электронным средствам связи на том основании, что эта иностранная компания построила свою коммерческую деятельность таким образом, что с ней можно связаться только через ее адрес электронной почты, и не указала какого-либо легко определяемого обычного почтового адреса 16. Такое 16 Дело "Рио Пропертис, инк". против "Рио Интернэшнл интерлинк", рассматривавшееся в апелляционном суде Соединенных Штатов Америки по девятому округу 17 января 2002 года (284 F.3d 1007). Данное дело связано с различными исками американской компании к работающему через Интернет зарубежному коммерческому предприятию по поводу нарушений товарного знака. После неудачных попыток вручить ответчику требования обычными средствами в Соединенных Штатах Америки истец в чрезвычайном порядке внес предложение о вручении процессуальных документов по электронной почте, которая была указана как предпочтительное средство связи ответчика. Окружной суд удовлетворил это предложение. Окружной суд в отсутствие ответчика принял решение в пользу истца в связи с нарушением приказа суда о явке для разбирательства. Ответчик оспорил обоснованность действий по передаче уведомления по электронной и по обычной почте в соответствии с правилом 4(f)(3) Федеральных гражданско–процессуальных правил. Это правило позволяет вручить уведомление в любом месте, не входящем в какой-либо из судебных округов Соединенных Штатов Америки "с помощью... средств, не запрещенных международным соглашением, в соответствии с указанием суда". Апелляционный суд признал, что не только вручение уведомления по электронной почте было правомерным, т.е. исходящим из разумного предположения об оповещении ответчика о заявленном против него иске и предоставлении ему возможности ответить на исковые требования, но и в данном конкретном случае такой метод вручения уведомления с наибольшей вероятностью позволял связаться с ответчиком. В этой связи суд отметил, что ответчик "так организовал свое коммерческое предприятие, что с ним можно было связаться только по электронной почте" и что он "не указал какого-либо обычного почтового адреса, который можно было бы легко установить". Вместо этого на своем веб-сайте и в печатных информационных материалах Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам решение напрямую не вписывается в контекст документа, регулирующего вопросы международной торговли. Тем не менее подобные судебные решения служат примером того вида правовых последствий, которые Рабочая группа, возможно, пожелает изучить, а именно установить презумпцию согласия на получение сообщений или предусмотренных законом уведомлений через ту или иную конкретную информационную систему применительно к сторонам, не сообщающим какой-либо иной информации о своих коммерческих предприятиях.

ответчик "указал свой адрес электронной почты как предпочтительный для установления с ним контакта".

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV Записка Секретариата о правовых аспектах электронной торговли:

электронное заключение договоров: справочная информация:

рабочий документ, представленный Рабочей группе по электронной торговле на ее сорок второй сессии ДОБАВЛЕНИЕ (A/CN.9/WG.IV/WP.104/Add.1) СОДЕРЖАНИЕ Пункты III. Вопросы, связанные с использованием сообщений данных в международных договорах.......................................................... 1– A. Определение намерения сторон: оферты и приглашения представлять оферты........................................................ 2– 1. "Оферты" и "реклама" в электронной торговле.................. 4– 2. Обсуждение в рамках Рабочей группы......................... 8– 3. Решения судов по конкретным делам.......................... 11– _ III. Вопросы, связанные с использованием сообщений данных в международных договорах 1. В настоящей главе рассматриваются две группы вопросов общего характера, касающихся заключения договоров с помощью электронных средств.

В разделе А ниже проводится обсуждение возможных способов применения традиционных концепций оферты и акцепта при заключении договоров с помощью электронных средств. В разделе B, который содержится в еще одном добавлении (A/CN.9/WG.IV/WP.104/Add.2), проводится рассмотрение вопросов, связанных с моментом передачи сообщений, в том числе с моментами получения и отправления оферты и акцепта.

А. Определение намерения сторон: оферты и приглашения представлять оферты 2. В пункте 1 статьи 14 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли–продажи товаров ("Конвенция Организации Объединенных Наций о купле–продаже") 1 предусматривается, что предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определено и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. В то же время в пункте 2 этой статьи предусматривается, что иное предложение, чем предложение, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение.

1 United Nations, Treaty Series, vol. 1489, No. 25567, p. 3 (также имеется на сайте www.uncitral.org/english/texts/sales/CISG.htm).

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам 3. В условиях обращения бумажных документов реклама в газетах, на радио и телевидении или в каталогах, брошюрах и прейскурантах обычно рассматривается как приглашение представлять оферты (причем, по мнению некоторых правоведов, даже в случаях, когда она направлена на конкретную группу потребителей), поскольку в подобных случаях считается, что намерение быть связанным отсутствует 2.

1. "Оферты" и "реклама" в электронной торговле 4. Если используемое в Конвенции Организации Объединенных Наций о купле–продаже понятие "оферта" перенести в электронную среду, то компания, рекламирующая свои товары или услуги в сети Интернет или в других открытых сетях, должна рассматриваться лишь как приглашающая лица, имеющих доступ к соответствующему сайту, делать оферты. Таким образом, предложение товаров или услуг через Интернет не будет prima facie представлять собой связывающей оферты 3.

5. Трудность, которая может возникнуть в этом контексте, связана с вопросом о том, каким образом могут быть сбалансированы аспекты возможного существования (или отсутствия) намерения торговца быть связанным офертой, с одной стороны, и защитой добросовестно полагающихся сторон – с другой.

Интернет предоставляет возможность адресовать конкретную информацию практически неограниченному кругу лиц, а современная технология позволяет заключать договоры практически мгновенно, или, по крайней мере, создает впечатление того, что договор был заключен.

6. В юридической литературе высказывалось мнение, что парадигма "приглашение к переговорам" может и не подходить для бездумного перенесения в условия Интернета. Один из возможных критериев для проведения различия между связывающей офертой и приглашением к переговорам может основываться на характере прикладных систем, используемых сторонами. В юридических трудах, посвященных электронному заключению договоров, предлагалось проводить различие между веб–сайтами, на которых предлагаются товары или услуги с помощью интерактивных прикладных систем, и теми сайтами, на которых используются неинтерактивные прикладные системы. Если веб–сайт только предлагает информацию о компании и ее продукции и любые контакты с потенциальными клиентами выводятся за рамки электронной среды, различий с обычной рекламой практически не имеется. Однако веб–сайт в сети Интернет, который использует интерактивные прикладные системы, может предоставлять возможности для переговоров и немедленного заключения 2 John Honnold, Uniform Law for International Sales under the 1980 United Nations Convention, 2nd ed. (Kluwer, Deventer, 1991), pp. 195-196;

Ernst von Caemmerer and Peter Schlechtriem, Kommentar zum einheitlichen UN-Kaufrecht, 2nd ed. (Mnchen, 1995), art. 14, Nos. 13-15, pp. 144-146;

Peter Schlechtriem, Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG) (Clarendon Press, Oxford, 1998), art. 14, Nos. 13-15, pp. 111-112;

Heinrich Honsell, ed., Kommentar zum UN-Kaufrecht, (Springer, Berlin/Heidelberg/New York, 1997), art. 14, Nos. 17-19, p. 121;

Fritz Enderlein and Dietrich Maskow, International Sales Law (Oceana, New York/London/Rome, 1992), p. 83;

и Maria del Pilar Perales Viscasillas, La formacin del contrato de compraventa internacional de mercaderas (Valencia, 1996), p. 289. В то же время, по мнению ряда комментаторов, рассылка каталожных предложений по адресам поименованных получателей может рассматриваться в качестве связывающей оферты, поскольку такие сообщения не могут быть сочтены сообщениями, "не адресованными конкретным лицам" (Vicent Heuz, La vente internationale de marchandises (L.G.D.J., Paris, 2000), No. 175, p. 156;

см. также Bernard Audit, La vente internationale de marchandises (L.G.D.J., Paris, 1990), No. 62, p. 58, и Jean Thieffry and Chantal Granier, La vente internationale, 2nd ed. (Centre franais du commerce exterieur, Paris, 1992), p. 89).

3 Jens Werner, “E-Commerce.CO.UK: local rules in a global net: online business transactions and the applicability of traditional English contract law rules”, International Journal of Communications Law and Policy, No. 6, winter 2000/2001, p. 5.

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV договора (а в случае виртуальных товаров даже для незамедлительного исполнения). В правовых трудах по электронной торговле высказывалось предположение о том, что такие интерактивные прикладные системы могут рассматриваться в качестве оферты, "открытой для акцепта до истощения запасов", а не в качестве "приглашения к переговорам" 4.

7. По крайней мере, на первый взгляд, это предложение отвечает юридическим концепциям применительно к традиционным сделкам. Так, концепция публичных оферт, имеющих обязательную силу для оферента "до истощения запасов", признается и в отношении международных сделок купли– продажи 5. В то же время потенциально неограниченный охват Интернета и риск ошибок при передаче электронных сообщений, в том числе при размещении ценовой и другой связанной с продукцией информации на веб–сайте, что к тому же осложняется использованием автоматических функций ответа, не предоставляющих возможности для пересмотра и исправления ошибок, свидетельствуют, как представляется, в пользу проявления осторожности 6.

2. Обсуждения в рамках Рабочей группы 8. В конечном итоге все сводится к вопросу о распределении риска: должен ли продавец быть связан "офертой", поскольку она создает впечатление связывающей оферты и не содержит указаний на иное? И, альтернативно, должен ли покупатель нести риск того, что он может упустить другие коммерческие возможности в результате доверия к предложению, которое представлялось связывающей офертой?

9. Аргументы в пользу установления субсидиарной презумпции обязывающего намерения, которая была бы увязана с использованием интерактивных прикладных систем, включали указание на цель укрепления юридической определенности в международных сделках. Отмечалось, что стороны, действующие на основании предложений товаров или услуг, сделанных с помощью использования интерактивных договорных прикладных систем, могут исходить из предположения о том, что предложения, сделанные через такие системы, представляют собой твердые оферты и что, размещая заказ, они могут заключать договор, который в момент размещения является обязывающим. Указывалось, что эти стороны должны иметь возможность полагаться на это разумное представление с учетом потенциально значительных экономических последствий невыполнения договора, особенно в связи с распоряжениями о закупке ценных бумаг, сырьевых товаров или иных товаров, для которых характерны весьма быстрые колебания цен. Субсидиарное правило могло бы способствовать укреплению прозрачности в торговой практике путем поощрения коммерческих предприятий к ясному указанию на то, соглашаются ли они быть связанными акцептом оферт товаров или услуг или же они просто публикуют приглашения представлять оферты (A/CN.9/509, пункт 81).

10. Противоположная точка зрения состоит в том, что увязка презумпции обязывающего намерения с использованием интерактивных прикладных систем по заключению договоров нанесет ущерб продавцам с ограниченными запасами 4 Christoph Glatt, “Comparative issues in the formation of electronic contracts”, International Journal of Law and Information Technology, vol. 6, spring 1998, p. 50.

5 Von Caemmerer and Peter Schlechtriem, op. cit., p. 144;

del Pilar Perales Viscasillas, op. cit., p. 295 и пример из испанского законодательства, приведенный в сноске 41.

6 Werner (op. cit., p. 5) обращает внимание на практическую важность проведения различия между приглашениями к переговорам и офертами с помощью следующего примера:

"Электронный продавец "Аргос" по ошибке предложил телевизор "Сони" за 3 долл. США вместо 299,99 долл. США. Люди, обратившие внимание на это выгоднейшее предложение, сделали многочисленные заказы на телевизоры, что рассматривалось бы в качестве акцепта (и, таким образом, заключения договора), если бы реклама "Аргоса" в Интернете считалась бы истинной офертой".

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам определенных товаров, если продавец не сможет выполнить всех заказов на закупку, полученных от потенциально неограниченного числа покупателей.

Кроме того, приводился аргумент о том, что подобное правило может вступить в противоречие с коммерческой практикой, поскольку компании, предлагающие товары или услуги в сети Интернет, обычно указывают на своих веб–сайтах, что они не связаны этими рекламными предложениями (A/CN.9/509, пункт 82;

см. также A/CN.9/528, пункты 116 и 117).

3. Решения судов по конкретным делам 11. С целью содействия рассмотрению последствий принятия того или иного решения Рабочая группа, возможно, пожелает отметить принципы, которые были разработаны по этому вопросу национальными судами. В целом недавние судебные решения по делам, связанным с офертами материальных товаров через сеть Интернет, подтверждают, как представляется, такое понимание 7. Однако некоторые дела свидетельствуют, как представляется, о том, что определенные виды коммерческой деятельности, проводимой через Интернет, могут требовать выработки специальных правил, как это обсуждается ниже.

а) Соглашения "click–wrap" ("щелчок и готово") 12. Одна группа таких судебных решений связана с делами, касающимися так называемых соглашений "щелчок и готово" в Соединенных Штатах Америки.

Большинство – если не все – подобных случаев связаны с договорами с поставщиками Интернет–услуг или совершенными в режиме он–лайн покупками программного обеспечения или другой информации в цифровом виде через веб–сайты, которые позволяют сгружать программное обеспечение в режиме он–лайн или обеспечивают незамедлительное подключение к поставщику услуг по доступу к Интернет 8. Пользователям обычно направлялись сообщения на экран их компьютеров с указанием выразить согласие с условиями лицензионного соглашения путем щелчка кнопкой мыши по иконе.

Соответствующий продукт не мог быть получен или использован до момента такого щелчка по иконе на экране компьютера. Центральный вопрос в таких делах касался исковой силы договорных условий, которые, как утверждалось, были включены путем ссылки, а также обстоятельств, при которых потребитель может быть юридически действительно связан такими условиями. Хотя эти дела непосредственно не затрагивали вопрос о характере оферты продавца (т.е. о том, было ли его предложение действительной офертой или лишь приглашением к переговорам), логика, которой придерживались суды при рассмотрении этих дел, предполагала определенное понимание характера сообщений, для определения которых может быть использовано понятие "оферта".

7 Amtsgericht Butzbach, Case No. 51 C 25/02 (71), 14 June 2002, JurPC-Internet Zeitschrift fr JurPC WebDok 348/2002 (www.jurpc.de/rechtspr/20020348.htm);

Rechtsinformatik, Oberlandesgericht Frankfurt, 20 November 2002, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 91/2003 (www.jurpc.de/rechtspr/20030091.htm);

Amtsgericht Westerburg, Case No. 21 C 26/03, 14 March 2003, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 184/2003 (www.jurpc.de/rechtspr/20030184.htm);

и Landgericht Kln, Case No. 9 S 289/02, April 2003, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 138/ (www.jurpc.de/rechtspr/20030138.htm) (все эти страницы были посещены 9 сентября года).

8 См. Lawrence Groff v. America Online, Inc., Superior Court of Rhode Island, 27 May 1998, LEXIS 46 (R.I. Super., 1998) (legal.web.aol.com/decisions/dlother/groff.html;

посещено 3 сентября 2003 года);

Hotmail Corp. v. Van$ Money Pie, United States District Court for the Northern District of California, 16 April 1998, U.S. Dist. LEXIS 10729 (U.S. Dist., 1998);

Steven J. Caspi, et al. v. The Microsoft Network, L.L.C., et al, Superior Court of New Jersey, Appellate Division, 2 July 1999 (New Jersey Superior Court Reports, vol. 323, p. 118);

и I. Lan Systems, Inc.

v. Netscout Service Level Corp., United States District Court, District of Massachusetts, 2 January 2002 (Federal Supplement, 2nd series, vol. 183, p. 328).

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV 13. Во-первых, суды, рассматривавшие до настоящего времени дела "щелчок и готово", даже в случае, когда исковая сила подобных соглашений в отношении потребителей не признавалась 9, будь то полностью или применительно к некоторым условиям, не ставили под сомнение намерение продавца быть связанным своим Интернет–предложением программного обеспечения или аналогичных продуктов. Кроме того, хотя некоторые суды поставили под сомнение юридическую силу выражения согласия с условиями соглашений о лицензировании программного обеспечения продавца путем щелчка кнопкой мыши по иконе или оболочке "я согласен", они не требовали совершения продавцом каких-либо последующих действий в качестве условия заключения договора. Суды также не оспаривали наличия договора на том основании, что действия потребителя представляли собой договорную оферту, которая должна была быть принята продавцом. Таким образом, логика суда подразумевала, что – по крайней мере теоретически – действительный договор может быть заключен после того, как клиент юридически действительным образом указал на свое намерение купить программное обеспечение. Суды не рассматривали клиента в качестве фактического оферента и, очевидно, – хотя на это прямо и не указывалось – считали предложения, размещенные на веб-сайте, обязательствами, связывающими продавца, а не простыми приглашениями вступить в переговоры.

14. Может быть приведен довод о том, что тот факт, что предложенные продукты или услуги позволяли произвести немедленную доставку продавцом или немедленное использование потребителем, явился решающим фактором для вынесения судом определения о заключении договора через действия потребителя без необходимости в последующем "акцепте" со стороны продавца, даже если в подобных делах суды прямо и не говорили об этом. Тем не менее Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть вопрос о том, в какой мере другие ситуации могут быть урегулированы аналогичным образом.

Аукционы в сети Интернет b) 15. Вторая группа прецедентов касается Интернет–аукционов и связана как с аукционами между коммерческой стороной и потребителями, так и аукционами между коммерческими партнерами. В одном из самых ранних случаев окружной суд в Германии счел, что лицо, предложившее товары на платформе в сети Интернет, предназначенной для проведения аукционов, не сделало связывающей оферты, а лишь предложило представлять оферты в отношении товаров в течение указанного срока 10. Это решение было впоследствии отменено апелляционным судом, который счел, что реклама товаров для целей аукциона через платформу в сети Интернет, предназначенную для проведения аукционов, представляет собой нечто большее, чем приглашение вступить в переговоры и должно рассматриваться в качестве связывающей договорной оферты 11. Такая оферта не представляет собой открытого обязательства принять неограниченное число оферт, поскольку она ограничивается принятием остающегося в силе предложения с наиболее высокой ценой в конце срока проведения аукциона.

Электронные процедуры аукциона предоставляют достаточные средства для 9 Например, Specht v. Netscape Communications Corp., Federal Supplement, 2nd series, vol. 150, p. 585, подтверждено в Specht v. Netscape Communications Corporation and America Online, Inc., United States Court of Appeals for the Second Circuit, 1 October 2002, Federal Reporter, 3rd series, vol. 306, p. 17.

10 Landgericht Mnster, Case No. 4 O 424/99, 21 January 2000, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 60/2000 (www.jurpc.de/rechtspr/20000060.htm;

посещено 1 сентября 2003 года).

11 Oberlandesgericht Hamm, Case No. 2 U 58/00, 14 December 2000, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 255/2000 (www.jurpc.de/rechtspr/20000255.htm);

посещено 1 сентября 2003 года).

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам определения цены, и, таким образом, имеются в наличии все существенные элементы связывающей оферты для заключения договора купли–продажи.

16. Этого понимания придерживались и другие суды Германии 12, и оно было также подтверждено Федеральным судом (Bundesgerichtshof), который прямо утвердил принцип, состоящий в том, что оферта товаров для целей аукциона через платформу в сети Интернет, предназначенную для проведения аукционов, с указанием на то, что продавец обязуется принять имеющую силу заявку с наиболее высокой ценой, представляет собой юридически действительный заблаговременный акцепт наиболее высокой заявки, а не только приглашение вступить в переговоры 13. Апелляционный суд в Соединенных Штатах пришел по сути к такому же заключению в деле, связанном с аукционом на доменное имя, который проводился через Интернет. Суд установил, что характеризация ex post facto одной из сторон содержания своего веб-сайта как "простой рекламы" сама по себе не исключала связывающего характера обязательства продать определенный предмет лицу, предложившему наиболее высокую цену в течение установленного срока 14.

17. Здесь отнюдь не высказывается предположение о том, что эти судебные решения полностью перевернут правило, которое в настоящее время отражено в варианте В статьи 12 предварительного проекта конвенции (A/CN.9/ WG.IV/WP.103). Тем не менее Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть вопрос о том, потребует ли вариант В проекта статьи 12, если он будет сохранен Рабочей группой, дополнительных разъяснений, с тем чтобы избежать нанесения ущерба действию принципов, которые были разработаны национальными судами.

12 Amtsgericht Hanover, Case No. 501 C 1510/01, 7 September 2002, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 299/2002 (www.jurpc.de/rechtspr/20020299.htm;

посещено 1 сентября 2003 года).

13 Bundesgerichtshof, Case No. VIII ZR 13/01, 7 November 2001, JurPC-Internet Zeitschrift fr Rechtsinformatik, JurPC WebDok 255/2001 (www.jurpc.de/rechtspr/20010255.htm;

посещено 1 сентября 2003 года).

14 Je Ho Lim v. The TV Corporation International, (State) Court of Appeal of California, 24 June 2002, 99 Cal. App. 4th 684.

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV Записка Секретариата о правовых аспектах электронной торговли:

электронное заключение договоров: справочная информация:

рабочий документ, представленный Рабочей группе по электронной торговле на ее сорок второй сессии ДОБАВЛЕНИЕ (A/CN.9/WG.IV/WP.104/Add.2) СОДЕРЖАНИЕ Пункты III. Вопросы, связанные с использованием сообщений данных в международных договорах.......................................................... 1– В. Время получения и отправления сообщений данных и заключение договоров...................................................... 1– 1. Правила, касающиеся заключения договоров..................... 3– 2. Время отправления и получения сообщений данных............... 10– _ III. Вопросы, связанные с использованием сообщений данных в международных договорах В. Время получения и отправления сообщений данных и заключение договоров 1. В своем нынешнем варианте предварительный проект конвенции не ограничивается заключением договоров с помощью электронных средств и более широко затрагивает использование сообщений данных "в связи с заключенными или планируемыми договорами" или "в контексте заключения или исполнения договоров" (см. документ A/CN.9/WG.IV/WP.103, приложение, статья 1, пункт 1). Соответственно, правила, касающиеся времени отправления и получения сообщений данных и содержащиеся в статье 10 предварительного проекта конвенции, предназначаются для применения к сообщениям, обмен которыми имел место до или после заключения договора, или даже в том случае, когда в конечном счете никакой договор не был заключен.

2. Когда стороны договариваются с помощью более традиционных способов, действительность сообщений, которыми они обмениваются, зависит от различных факторов, в том числе от времени их получения или отправления в соответствующих случаях. Хотя правовые системы некоторых стран имеют общие правила, касающиеся юридической силы сообщений в контексте договоров, во многих правовых системах общее правило вытекает из конкретных правил, которые регулируют действительность оферты и акцепта для целей заключения договоров. Стоящий перед Рабочей группой важнейший вопрос заключается в том, каким образом можно сформулировать правила, касающиеся времени получения и отправления сообщений данных, которые надлежащим образом переносят в контекст предварительного проекта конвенции существующие правила, касающиеся других средств связи.

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам 1. Правила, касающиеся заключения договоров 3. В правилах, касающихся заключения договоров, зачастую проводится различие между "мгновенными" и "немгновенными" сообщениями оферты и акцепта или же между сообщениями, которыми обмениваются стороны, находящиеся в одном и том же месте в одно и то же время (inter praesentes), или сообщениями, обмен которыми происходит на расстоянии (inter absentes). В типичном случае, если только стороны не обмениваются "мгновенными" сообщениями или не ведут переговоры лично, договор будет заключен тогда, когда "оферта" на заключение договора была прямо или косвенно "акцептована" стороной или сторонами, которым она была адресована.

4. Если оставить в стороне возможность заключения договора путем исполнения или с помощью других действий, подразумевающих акцепт 1, который обычно сопряжен с установлением фактов, то фактором, определяющим заключение договора в том случае, когда сообщения не являются "мгновенными", является момент времени, в который акцепт оферты становится действительным. В настоящее время существуют четыре главных теории, определяющих момент времени, в который акцепт становится действительным в соответствии с общими положениями договорного права, хотя они и применяются редко в чистой форме или во всех ситуациях 2.

5. В соответствии с теорией "заявления" 3 договор заключается тогда, когда некоторым образом внешне проявляется намерение адресата оферты акцептовать оферту, даже хотя об этом пока может и не знать оферент. В соответствии с "правилом почтового ящика", которое традиционно применяется в большинстве стран общего права 4, но также и в некоторых странах, относящихся к системе гражданского права 5, акцепт оферты вступает в силу в момент отправления адресатом оферты сообщения о ее акцепте (например, путем опускания письма в почтовый ящик). В свою очередь, согласно теории "получения", которая была принята в нескольких странах гражданского права 6, акцепт вступает в силу в момент, когда он достигает оферента. И наконец, "информационная теория" для заключения договора требует, чтобы об акцепте стало известно 7. Из всех этих теорий "правило почтового ящика" и теория "получения" являются наиболее часто применяемыми в отношении коммерческих сделок.

1 См. комментарий к статье 1.6 Принципов международных коммерческих договоров МИУЧП (UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts, (Unidroit, Rome, 1994)).

2 См. обзор действующих норм общего права и гражданского права, касающихся заключения договоров, в Maria del Pilar Perales Viscasillas, La formacin del contrato de compraventa internacional de mercaderias (Valencia, 1996), pp. 178 ff.

3 Которая, как представляется, является общей нормой, касающейся заключения договоров, в Швейцарии, где заключение договора имеет место тогда, когда "стороны, на основе взаимности и согласия, выражают свою волю" (Code des Obligations, art.1).

4 Правило "почтового ящика" было впервые принято судом королевской скамьи в 1818 году, с тем чтобы избежать необходимости обеспечивать ряд последовательных подтверждений получения, что может продолжаться "ad infinitum" (см. Adams v. Lindsell, England Law Reports, vol. 160, p. 250 (K.B. 1818). Несмотря на некоторые критические замечания, правило "почтового ящика" было почти единодушно принято в странах общего права (см. ссылки, содержащиеся в "Paul Fasciano, "Internet electronic mail: a last bastion for the mailbox rule", Hofstra Law Review, vol. 25, no. 3 (spring 1997), pp. 971–1003, footnote 20).

5 Например, Аргентина (Cdigo Civil, art. 1154) и Бразилия (Cdigo Civil, art 434) 6 Таких, как Австрия (Allgemeines Brgerliches Gesetzbuch (ABGB), art. 862) и Германия (Brgerliches Gesetzbuch (BGB), sect. 130.

7 Например, Испания (Cdigo Civil, art. 1262) и Венесуэла (Cdigo de Comercio, art. 120, para. 1). "Информационная теория" представляет собой общее правило в отношении заключения договоров в Италии, где договор заключается тогда, когда оферент "осведомлен" об акцепте оферты адресатом оферты (Сodice Civile, art. 1326). Однако осведомленность презюмируется тогда, когда акцепт получен по адресу оферента (Cdigo Civil, art. 1335), что в практике приближает итальянскую систему к теории "получения".

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV 6. В некоторых правовых системах могут быть задействованы обе теории в зависимости от контекста 8. Термин "получение" иногда понимается не только как вопрос времени, но и как вопрос формы или может быть даже содержания сообщения об акцепте. Таким образом, например, нормы, содержащиеся в Гражданском кодексе Германии 9 и касающиеся юридической силы значимых с точки зрения права сообщений или "волеизъявлений" по их получении, могут пониматься немецкой доктриной и прецедентным правом таким образом, что сообщение не только должно достичь сферы контроля адресата, но и должно быть в такой форме, какая обеспечивает для адресата возможность ознакомления с ним 10. Последний элемент далее был развернут в различные материально– правовые требования, такие, например, как доступность языка сообщения 11 или его поступление в течение обычного рабочего времени 12.

7. Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли–продажи товаров ("Конвенция Организации Объединенных Наций о купле–продаже" 13 приняла теорию "получения" в качестве общей нормы 14. В соответствии с Конвенцией договор считается заключенным "в момент, когда акцепт оферты вступает в силу" 15, который наступает в момент, когда "указанное согласие получено оферентом" 16. Для целей положений Конвенции, касающихся заключения договоров, оферта, заявление об акцепте или любое другое выражение намерения считаются "полученным" адресатом, "когда оно сообщено ему устно или доставлено любым способом ему лично, на его коммерческое предприятие или по его почтовому адресу, либо, если он не имеет коммерческого предприятия или почтового адреса, – по его постоянному местожительству" 17.

8. Понятие "получения" толкуется специалистами как означающее момент времени, когда сообщение поступает в "сферу контроля" адресата. До такого момента времени составитель сообщения (в случае акцепта адресат оферты) должен обеспечить, чтобы сообщение поступило адресату и чтобы оно поступило в течение требуемого срока. Если понятие "отправления" имеет значение, то решающим моментом времени будет момент, когда сообщение выходит из сферы контроля составителя. С данного момента времени 8 Как представляется, именно так обстоит дело во Франции, где Коммерческая палата Кассационного суда в решении от 7 января 1981 года подтвердила теорию "отправления", однако специалисты продолжают настаивать на правильности теории "получения" (Revue trimestrielle de droit civil, 1981, p. 849–850, note by Franois Chabas).

9 BGB, sect.130(1).

10 Otto Palandt, Brgerliches Gesetzbuch, 60th. ed. (Mnchen, Beck, 2001), p. 103, No. (commentary on sect. 130 by H. Heinrichs);

и Mnchener Kommentar zum Brgerlichen Gesetzbuch, vol. 1, 3rd ed. (Mnchen, Beck'sche Verlagsbuchhandlung, 1993), p. 1055, No. (commentary on sect. 130 by H. Frschler).

11 Будучи перенесенным в контекст Конвенции Организации Объединенных Наций о купле– продаже, это требование привело, например, к выводу о том, что на стандартные условия договора нельзя полагаться, если они были отправлены на языке, отличающемся от языка, который использовался в ходе переговоров (Amtsgericht Kehl, 6 October 1995, с материалом можно ознакомиться на веб–странице http://cisgw3.law.pace.edu/cases/ 951006gl.html).

12 См. работы авторов, которые цитируются в других местах (Palandt (оp.cit.);

и Mnchener Kommentar (op cit.);

No. 12).

13 United Nations, Treaty Series, vol. 1489, No. 25567, но также Принципы международных коммерческих договоров МИУЧП, что вытекает из совместного толкования статей 2.1 и 2.6, пункт 2.

14 Однако "отправление" также имеет отношение к действию ряда положений Конвенции, таких, как пункт 2 статьи 19 (уведомление о возражении против дополнительных условий, предложенных оферентом;

статья 20 (срок для акцепта) и статья 21 (условия вступления в силу запоздавшего акцепта).

15 Конвенция Организации Объединенных Наций о купле–продаже, статья 23.

16 Конвенция Организации Объединенных Наций о купле–продаже, статья 18, пункт 2.

17 Конвенция Организации Объединенных Наций о купле–продаже, статья 24.

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам составитель не будет нести риска потери или задержки в направлении сообщения, который таким образом переносится на адресата.

9. Специалисты, изучавшие Конвенцию Организации Объединенных Наций о купле–продаже, отмечали, что понятие "получения", отраженное в статье Конвенции, обусловлено "внешними, легко доказуемыми фактами" и означает освобождение составителя от "риска дефектных сообщений о заявлении в пределах организационной сферы получателя";

обстоятельства, которые указывают на то, что положения статьи 24 – вопреки жестким нормам, которые установлены во внутреннем законодательстве некоторых стран, – следует толковать таким образом, что "они, как правило, не требуют предоставления получателю возможности узнать о таком заявлении" 18. Другие способы применения этой статьи, например посредством попытки учесть "национальные государственные праздники и обычное рабочее время", как утверждалось, ведут к "возникновению проблем и правовой неопределенности в нормах права, регулирующих международные ситуации" 19.

2. Время отправления и получения сообщений данных 10. Вышеизложенные соображения имеют в равной мере важное значение для заключения договоров посредством электронных сообщений. И действительно, несмотря на ранее высказанные предположения о том, что переговоры по заключению договора с помощью электронных средств, в частности в среде электронного обмена данными (ЭДИ), копируют "личные" или "мгновенные" сообщения 20, обмен электронными сообщениями, по меньшей мере тогда, когда используются методы электронной почты, как представляется, в большей степени аналогичен обмену почтовой корреспонденцией 21.

11. В любом случае субсидиарные нормы, касающиеся времени и места отправления и получения сообщений данных, должны дополнять внутренние нормы об отправлении и получении таких сообщений посредством их переноса в электронную среду.


Такие положения должны быть в достаточной мере гибкими, с тем чтобы охватывать и те случаи, когда электронное сообщение представляется мгновенным, и те случаи, когда электронные сообщения подобны традиционной почте. В нижеследующих пунктах анализируется способ, с помощью которого это было урегулировано в Типовом законе ЮНСИТРАЛ об электронной торговле и во внутреннем законодательстве. В них также кратко излагается ход прений, которые имели место в Рабочей группе, и предлагаются элементы, которые Рабочая группа, возможно, пожелает учесть в ходе обсуждения статьи 10 предварительного проекта конвенции.

18 Peter Schlechtriem, Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG) (Oxford, Clarendon Press, 1998), art. 24, Nos. 13-14, pp. 167-168;

см. также Ernst von Caemmerer and Peter Schlechtriem, Kommentar zum einheitlichen UN-Kaufrecht, 2nd ed.

(Mnchen, 1995), art. 24, Nos. 13-14, pp. 202-203.

19 Ibid.

20 Например, Michael S. Baum and Henry H. Perritt, Jr., Electronic Contracting, Publishing and EDI Law (New York, Wiley Law Publications, 1991), p. 323, No. 6.8. Вместе с тем эти авторы признают различные фактические обстоятельства, которые могут вести к иному выводу, такому как вывод об "определенных немгновенных характеристиках компьютеризованных оферт и акцептов, независимо от того, использовались ли при передаче методы почтового ящика или хранения и последующего отправления".

21 "Несмотря на всеобщую убежденность в этом, [передача сообщений по электронной почте через Интернет] не происходит в значительной мере мгновенным образом. Скорее на передачу таких сообщений потребуются минуты, часы или в некоторых случаях дни".

(Fasciano, loc. cit., pp. 1000-1001).

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV а) Правило, содержащееся в статье 15 Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронной торговле 12. В пункте 1 статьи 15 Типового закона момент отправления сообщения данных определяется как момент времени, когда сообщение данных поступает в "информационную систему" 22, находящуюся "вне контроля составителя" 23, которая может быть информационной системой посредника или информационной системой адресата. В соответствии с этим положением сообщение данных не должно считаться отправленным, если оно всего лишь достигает информационной системы адресата, но не поступает в нее 24.

13. Что касается времени получения сообщения данных, то в пункте 2 этой же статьи проводится различие между несколькими фактическими ситуациями:

а) если адресат указал конкретную информационную систему, которая может быть или может не быть его собственной системой, для цели получения сообщения, то сообщение данных считается полученным в момент, когда оно поступает в указанную систему 25;

b) если сообщение данных направляется в информационную систему адресата, которая не является указанной системой, то "получение" происходит в момент, когда сообщение данных извлекается адресатом из системы;

и с) если адресат не указал информационную систему, то получение происходит в момент, когда сообщение данных поступает в информационную систему адресата.

14. Различие между "указанными" и "неуказанными" информационными системами призвано обеспечить соответствующее распределение рисков и обязательств между составителем и адресатом. Лицо, которое указывает конкретную информационную систему для цели получения сообщений данных, даже если оператором этой системы является какая-либо третья сторона, как следует ожидать, несет риск потери или задержки в получении сообщений, которые фактически поступают в эту систему. Вместе с тем, если составитель решает игнорировать инструкции адресата и направляет сообщение в иную информационную систему, чем указанная система, то не будет разумным считать данное сообщение доставленным адресату до тех пор, пока адресат не извлечет 22 Термин "информационная система" определяется в подпункте (f) статьи 2 Типового закона как означающий "систему для подготовки, отправления, получения, хранения или иной обработки сообщений данных". В зависимости от фактической ситуации этот термин может означать "сеть передачи данных, а в других случаях может включать электронный почтовый ящик или даже телефакс" (Руководство по принятию Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронной торговле (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под № R.99.V.4) (в дальнейшем именуется "Руководство по принятию"), пункт 40).

23 Понятие "контроля" над информационной системой не должно толковаться как требующее, чтобы эта информационная система находилась в помещениях адресата, поскольку "в соответствии с Типовым законом местонахождение информационных систем не является одним из оперативных критериев" (Руководство по принятию).

24 Следует отметить, что в Типовом законе, как подчеркивается в Руководстве по принятию (пункт 104), "вопрос о возможных неполадках в функционировании информационных систем в качестве основания для возникновения ответственности прямо не рассматривается.

В частности, если информационная система адресата не функционирует или функционирует, но ненадлежащим образом, или же функционирует надлежащим образом, однако сообщение данных не может поступить в эту систему (например, в случае, когда постоянно занят телефакс), отправления согласно Типовому закону не происходит. В процессе подготовки Типового закона было сочтено, что не следует включать общего положения, возлагающего на адресата обременительную обязанность обеспечивать постоянное функционирование своей системы".

25 Под "указанной информационной системой" в Типовом законе понимается система, которая была конкретно указана стороной, например, в случае, когда в оферте прямо указывается адрес, по которому должен быть направлен акцепт. В пункте 102 Руководства по принятию Типового закона разъясняется, что "простое наличие адреса электронной почты или номера факса на бланке или ином документе не должно рассматриваться как прямое указание одной или нескольких информационных систем".

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам его фактически. Норма, применяемая в случае, когда никакая конкретная система не была указана, позволяет предположить, что для адресата не имеет значения то, в какую информационную систему будут направлены сообщения, а в таком случае было бы разумным предположить, что он получит сообщение через любую из своих информационных систем.

15. С точки зрения как определения отправления, так и определения получения, сообщение данных поступает в информационную систему в момент, когда оно может быть обработано в рамках данной информационной системы.

Нет необходимости в том, чтобы получатель знал, что сообщение было получено, и не установлено дополнительное требование о том, чтобы получатель фактически прочитал или даже получил доступ к сообщению. Если оно поступает в "почтовый ящик" получателя, то факт получения имеет место.

16. Вопрос о том, может ли сообщение данных быть прочитанным или использоваться адресатом, преднамеренно оставлен за пределами сферы применения Типового закона, который не предназначается для отмены положений внутригосударственного законодательства, в соответствии с которыми получение сообщения может иметь место в момент, когда это сообщение поступает в сферу контроля адресата, независимо от того, может ли это сообщение быть прочитанным или использоваться адресатом 26.

Режим электронных сообщений в положениях внутреннего законодательства, b) касающихся принятия Типового закона 17. На внутреннем уровне, как представляется, мало кто не соглашается с предположением о том, что с чисто фактической точки зрения момент времени, когда сообщение поступает в информационную систему, находящуюся под контролем адресата, или поступает в информационную систему, находящуюся за пределами контроля отправителя, представляет собой очевидные электронные эквиваленты критериев "сферы контроля", использующихся для определения "получения" и "отправления" в соответствии как с правилом "получения", так и с правилом "почтового ящика".

18. За исключением Франции 27, свыше 20 стран и несуверенных территорий, которые до настоящего времени приняли Типовой закон, включили положения, касающиеся времени и места отправления и получения сообщений данных. Без какого бы то ни было исключения во всех законодательных положениях по принятию Типового закона проводится различие между указанной и неуказанной системами 28. Дело обстоит таким образом также в тех странах, в которых на 26 В Руководстве по принятию (пункт 103) указывается, что Типовой закон не преследует также и цели "создания коллизии с торговыми обыкновениями, в соответствии с которыми определенные закодированные сообщения считаются полученными даже до возникновения у адресата возможности их использования или прочтения. Было сочтено, что Типовой закон не должен устанавливать более жесткое требование, чем требование, предъявляемое в настоящее время в условиях использования бумажной документации, когда сообщение может считаться полученным даже в том случае, если оно не может быть прочитано адресатом или не предназначено для того, чтобы быть понятным адресату (например, когда в систему хранения данных направляются закодированные данные с единственной целью их сохранения в контексте защиты права на интеллектуальную собственность)".

27 Положения законодательства Франции по принятию Типового закона (Loi no 2000-230 du 13 mars 2000 portant adaptation du droit de la preuve aux technologies de l‘information et relative la signature lectronique) касаются главным образом признания и доказательственной юридической силы электронных записей, но не касаются их передачи.


28 Австралия (Electronic Transactions Act 1999, sect. 14, subsects. (3) and (4));

Колумбия (Ley Nmero 527 de 1999: Ley de comercio electrnico, art. 24, subparas. (a) and (b));

Эквадор (Ley de comercio electrnico, firmas electrnicas y mensajes de datos of 2002, art. 11, subparas (a) and (b));

Индия (Information Technology Act 2000, sect. 13);

Ирландия (Electronic Commerce Act, 2000, sect. 21, paras. (2) and (3));

Иордания (Electronic Transactions Law (No. 85) of 2001, art. 17);

Маврикий (Electronic Transactions Act 2000, sect. 14 (2));

Мексика (Decreto por el que Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV основе Типового закона было подготовлено единообразное законодательство, например в Канаде 29 и в Соединенных Штатах Америки 30. Однако такое различие не является прямым в Единообразном законе об электронных сделках Соединенных Штатов Америки (UETA), который предусматривает, в дополнение к "указанной" информационной системе, информационную систему, которую получатель "использует для целей получения электронных записей или информации в направленном виде и из которой получатель способен извлечь электронную запись" 31. Невзирая на то, что формулировка, используемая в UETA, отличается от формулировок статьи 15 Типового закона, оба документа проводят различие между системой, которая была явно выбрана какой-либо стороной для получения какого-либо конкретного сообщения или вида сообщения, и другими (неуказанными) информационными системами, которые всего лишь используются получателем. Последняя категория, во многом таким же образом, что и неуказанная система согласно статье 15 Типового закона ЮНСИТРАЛ, была включена в UETA с учетом желания "[позволить] получателю электронных записей сохранять контроль над тем, куда они будут направлены и где они будут получены" 32.

19. Примечательно, что положения внутреннего законодательства о принятии Типового закона также являются единообразными в определении времени получения сообщений данных, направленных в указанную систему. Почти все положения такого рода воспроизводят правило, содержащееся в пункте 2(а)(i) статьи 15 Типового закона, которое предусматривает, что получение сообщения, направленного в указанную систему, происходит в момент, когда оно поступает в эту систему.

20. Во внутреннем законодательстве существуют незначительные различия в отношении случаев, в которых либо адресат не указал какую-либо конкретную se reforman y adicionan diversas disposiciones del Cdigo Civil para el Distrito Federal of 26 April 2000, art. 91);

Новая Зеландия (Electronic Transactions Act 2002, sect. 11, paras. (a) and (b));

Пакистан (Electronic Transactions Ordinance 2002, sect. 15, para. (2));

Филиппины (Electronic Commerce Act 2000, sect. 22, paras. (a) and (b));

Республика Корея (Framework Law on Electronic Commerce, 1999, art. 6, para. (2));

Сингапур (Electronic Transactions Act 1998, sect. 15, subpara. (2) (a));

Словения (Electronic Commerce and Electronic Signature Act, 2000, art. 10, para. 2);

Таиланд (Electronic Transactions Act 2002, sect. 23);

и Венесуэла (Decreto no 1024 de 10 de febrero de 2001— Ley sobre mensajes de datos y firmas electrnicas, art. 11).

Такие же нормы содержатся в законодательстве острова Джерси (Electronic Communications (Jersey) Law 2000, art. 6) и острова Мэн (Electronic Transactions Act 2000, sect. 2), которые являются зависимыми территориями британской короны;

британских заморских территорий Бермудских островов (Electronic Transactions Act 1999, sect. 18, para. 2) и островов Тёркс и Кайкос (Electronic Transactions Ordinance 2000, sect. 16 (2) and (3));

и Особого админи стративного района Китая Гонконга (Electronic Commerce Ordinance 2000), sect. 19 (2)).

29 Uniform Electronic Commerce Act (UECA), sect. 23 (2).

30 Uniform Electronic Transactions Act (UETA), sect. 15 (b).

31 Эта формулировка также используется в разделе 23(b) Закона об электронных сообщениях и сделках Южной Африки от 2002 года.

32 Разработчики UETA признали тот факт, что "многие люди имеют несколько адресов электронной почты, используемых в различных целях. [Подраздел 15(b) UETA] обеспечивает, чтобы получатели могли указывать адрес электронной почты или систему, которые должны использоваться в связи с какой-либо конкретной сделкой. Например, получатель сохраняет способность указывать домашний адрес электронной почты для личных вопросов, рабочий адрес электронной почты для служебных надобностей или отдельный организационный адрес электронной почты исключительно в коммерческих целях данной организации. Если А направляет В уведомление по его домашнему адресу электронной почты и это уведомление касается коммерческих вопросов, то оно может и не считаться полученным, если В указал свой коммерческий адрес в качестве единственного адреса для коммерческих целей. Вопрос о том, квалифицируется ли фактическое ознакомление с сообщением в качестве получения, решается в соответствии с применимыми в иных отношениях материально–правовыми нормами" (Amelia H. Boss, “The Uniform Electronic Transactions Act in a global environment”, Idaho Law Review, vol. 37, 2001, p. 329).

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам информационную систему, либо составитель направляет сообщения в иную систему, чем указанная система. В положениях внутреннего законодательства по принятию Типового закона большинства стран проводится это различие 33. В этих странах, как правило, наступают те же последствия, что и последствия, предусмотренные статьей 15 Типового закона, т.е. сообщение, направленное в иную информационную систему, чем указанная система, считается полученным только в момент извлечения этого сообщения адресатом 34, тогда как сообщение, направленное в отсутствие указанной системы, считается полученным по его поступлении в информационную систему адресата. Вместе с тем в двух странах, входящих в эту группу 35, законодательство прямо требует наличия факта извлечения сообщения в обеих ситуациях.

21. Законодательство других стран предусматривает только случаи, когда адресат не указал информационную систему 36. В этих странах получение обычно происходит тогда, когда сообщение данных "извлекается" или "поступает в поле зрения" адресата, однако в одной из стран37 получение сообщения данных происходит в момент, когда оно поступает в систему, "которая регулярно используется адресатом". Две страны допускают только предположение о направлении сообщения данных в иную информационную систему, чем указанная система, причем в этом случае получение происходит в момент извлечения этого сообщения данных 38. В отношении этой группы стран не вполне ясно, будет ли на сообщение, направленное в одну конкретную систему, несмотря на прямое указание на другую систему, распространяться действие одного и того же правила. Можно утверждать, что обе ситуации будут урегулированы одинаковым образом, что можно предположить на основании законодательства одной из стран 39, которое прямо предусматривает, что во всех случаях, когда речь идет об иных системах, чем указанные системы, получение сообщения происходит в момент, когда оно попадает в поле зрения адресата.

22. Единственные, по всей видимости, значительные отклонения от статьи Типового закона можно видеть в положениях UETA и Единообразного закона об электронной торговле (UECA) Канады. Оба текста требуют, чтобы сообщение данных поддавалось извлечению и обработке адресатом помимо того, что они должны поступить в систему адресата40. В связи с этим было подчеркнуто, что в Типовом законе основной упор сделан на момент времени 41. В соответствии с Типовым законом сообщение данных поступает в систему в момент, когда оно может быть обработано независимо от того, "может ли оно фактически быть обработано". С другой стороны, с точки зрения UETA и UECA надлежащее получение сообщения требует, чтобы получатель был в состоянии извлечь запись из системы и чтобы сообщение было направлено в той форме, какая может быть обработана системой адресата. Тем не менее, "как можно утверждать, несоответствия между UETA и Типовым законом нет", поскольку это можно понимать таким образом, что Типовой закон "отличается от внутригосударственного законодательства в вопросе о "возможности обработки"" 42. Однако правовой анализ и сопоставление UETA и Типового 33 Например, Бермудские острова, Колумбия, Эквадор, Индия, Иордания, Маврикий, Мексика, Пакистан, Филиппины, Республика Корея.

34 В законодательстве по принятию Типового закона некоторых стран, например Бермудских островов, вместо "извлечения" требуется, чтобы сообщение "попало в поле зрения адресата".

В практике это не изменяет суть данной нормы.

35 Маврикий и Мексика.

36 Например, Австралия, Канада, Ирландия и Венесуэла.

37 Венесуэла.

38 Например, Словения и Таиланд.

39 Новая Зеландия.

40 UETA, раздел 15 (b) (1) и (2);

UECA, раздел. 23 (2) (a).

41 Boss, loc. cit., p. 328.

42 Boss, loc. cit.

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV закона показали, что, несмотря на разные формулировки, оба документа достигают одинакового результата, что подтверждается следующим примером 43:

"Рассмотрим ситуацию, когда вследствие прекращения электроснабжения или сбоя в системе доступ в эту систему становится невозможным, что лишает получателя возможности даже извлечь электронную запись. В таком случае (в соответствии с обоими документами) вопрос будет заключаться в следующем: когда имело место такое прекращение или сбой? И если это имело место до поступления электронной записи в систему, то получение сообщения еще не произошло согласно любой из этих формулировок. Если сообщение поступает в систему, то вопрос, первоначально в соответствии с UETA, заключается в том, в состоянии ли получатель извлечь это сообщение. Если получатель в состоянии извлечь сообщение, хотя бы на мгновение, то получение этого сообщения произошло. Последующий сбой в системе не должен "отменять" то, что уже произошло. Простая неспособность получателя извлечь электронную запись в более поздний момент времени не имеет значения, поскольку получение сообщения произошло".

23. Еще одна ситуация, в которой и UETA, и UECA, как представляется на первый взгляд, отличаются от Типового закона, возникает тогда, когда получатель указал информационную систему, но отправитель направляет электронную запись в другую информационную систему. В отличие от Типового закона UETA и UECA не содержат конкретных норм на такой случай, в котором решение придется принимать с учетом их более общих положений. Результат, вероятно, не будет существенно отличаться от результата, предусмотренного Типовым законом. Если информационная система, хотя и не будучи указанной системой, является системой, которая используется получателем для получения электронных записей такого рода, то запись будет считаться полученной (независимо от того, была ли она "фактически" извлечена или получена). Если такая система в целом не используется для получения сообщений такого рода, то презумпция, установленная UETA, не будет применяться. Можно утверждать, что в такой презумпции не будет необходимости, если запись была фактически извлечена получателем, что будет означать, что на практике результат, предусмотренный Типовым законом и UETA, будет одним и тем же. Однако, если запись поступила в информационную систему получателя, которая не является ни системой, указанной получателем, ни системой, используемой получателем для получения таких сообщений, и данная запись не была извлечена получателем, то, как утверждалось, эти два закона вновь приводят к наступлению одного и того же результата: "получения сообщения не происходит согласно Типовому закону (поскольку не было его извлечения) и этого не происходит согласно UETA (поскольку сообщение не было направлено в правильный адрес)" 44.

с) Режим электронных сообщений в положениях внутреннего законодательства других стран 24. Ситуацию в странах, которые не приняли Типовой закон, нелегко определить с учетом незначительного числа правовых источников информации.

Для целей настоящего анализа такие страны могут быть разбиты на две широких группы: государства – члены Европейского союза (ЕС) и государства, не являющиеся членами Союза.

25. Очень мало стран за пределами ЕС, иных, чем государства, принявшие Типовой закон ЮНСИТРАЛ, имеют конкретное законодательство, касающееся 43 Boss, loc. cit., pp. 330-331.

44 Boss, loc. cit.

Часть вторая. Исследования и доклады по конкретным темам тех вопросов, которые относятся к электронной торговле и которые были рассмотрены ЮНСИТРАЛ. Как правило, в случае, если существует писаное законодательство, оно касается только цифровых подписей (а иногда и других форм электронных подписей) и сертификационных услуг 45 и редко затрагивает вопросы электронного заключения договоров46. Обзор, проведенный Секретариатом, не выявил законодательные положения, касающиеся времени отправления и получения сообщений данных, в этих странах.

26. Иная ситуация сложилась в пределах ЕС. Государства – члены ЕС обязаны соблюдать принципы, установленные в различных директивах ЕС в отношении электронной торговли, в частности в Директиве 2000/31/ЕС Европейского парламента и Совета от 8 июня 2000 года, касающейся некоторых правовых аспектов информационных общественных услуг, в частности электронной торговли, на внутреннем рынке 47. Статья 11 Директивы ЕС предусматривает, что государства – члены ЕС обеспечивают, "за исключением случая, когда стороны, которые не являются потребителями, не договорились об ином", чтобы заказ потребителя и подтверждение получения такого заказа торговцем "считались полученными тогда, когда стороны, в адрес которых они направлены, в состоянии получить к ним доступ". В соответствии с законодательной системой ЕС государства–члены имеют возможность выбирать средства для достижения результата, предусмотренного Директивой ЕС.

27. Однако когда стороны "в состоянии получить доступ" к сообщениям данных и какого рода "состояние" подразумевает Директива ЕС? Достаточно ли, чтобы стороны обладали абстрактной возможностью получения доступа к сообщению данных, или же необходимо, чтобы адресат фактически был в состоянии извлечь такое сообщение? В преамбуле к Директиве ЕС не разъясняется точное значение слов "в состоянии получить доступ". Хотя в ряде вариантов на различных языках предпочтение отдается более общей формулировке 48, некоторые из них, как представляется, подразумевают, что адресат должен быть фактически в состоянии извлечь сообщение данных 49.

28. Можно утверждать, что лингвистические нюансы вариантов Директивы ЕС на различных языках не имеют существенного значения. Основная трудность, как представляется, фактически заключается в том, что формулировка статьи Директивы ЕС не устанавливает презумпцию или ориентир в отношении момента времени, с которого сторона должна считаться находящейся "в состоянии получить доступ" к сообщению данных. До настоящего времени ряд государств – членов ЕС приняли конкретное законодательство по 45 Дело обстоит таким образом, когда речь идет, например, о законодательстве Аргентины (Ley No. 25.506—“Ley de Firma Digital” and Decreto No. 2628/2002 (Firma Digital), Reglamentacin de la Ley No. 25.506);

Эстонии (Digital Signatures Act, 2000);

Израиля (Electronic Signatures Act, 2000);

Японии (Law concerning Electronic Signatures and Certification Services, 2001);

Литвы (Law on Electronic Signatures, 2000);

Малайзии (Digital Signatures Act, 1997);

Польши (Electronic Signatures Act, 2001);

и Российской Федерации (Закон об электронной цифровой подписи (Федеральный закон № 1–ФЗ) от 10 января 2002 года).

46 Одним из примеров является Тунис, принявший законодательство об электронной торговле (Loi relative aux changes et au commerce lectroniques of 9 August 2000), которое содержит положения об электронном заключении договоров, составленные по образцу положений Директивы 97/7/ЕС Европейского парламента и Совета от 20 мая 1997 года о защите потребителей в связи с дистанционно заключенными договорами (Official Journal of the European Communities, No. L 144, 4 June 1997, pp. 19-27).

47 Official Journal of the European Communities, No. L 17, 17 July 2000.

48 Как представляется, это является верным в отношении французского ("lorsque les parties […] peuvent y avoir accs"), итальянского ("quando le parte […] hanno la possibilit di acerdervi"), португальского ("quando as partes […] tm possibilidade de aceder a estes") и испанского ("cuando las partes […] puedan tener acceso a los mismos") текстов.

49 Например, в тексте на немецком языке (“wenn die Parteien, fr die sie bestimmt sind, sie abrufen knnen”).

Ежегодник Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 2004 год, том XXXV осуществлению Директивы ЕС. Австрия 50, Дания 51, Германия 52, Ирландия 53, Италия 54, Испания 55 и Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии 56 воспроизвели формулировку, которая используется в статье Директивы ЕС, с всего лишь незначительными изменениями 57.

29. Не вполне ясно, какая норма применяется в таких странах, как Ирландия и Италия 59, которые уже располагали статутными положениями, касающимися времени отправления и получения сообщений данных, до принятия Директивы ЕС. Законодательство Ирландии содержит по существу ту же норму, что и статья 15 Типового закона. Новое законодательство, принятое в осуществление Директивы ЕС, предусматривает, что конкретная норма о получении "заказа" применяется "невзирая" на ранее действовавшее законодательство.

Действующая в Италии норма заключается в том, что электронный документ считается отправленным составителем и полученным адресатом, если он "направлен в электронный адрес", указанный адресатом 60. Хотя эта норма разнится в своей формулировке, она, как можно утверждать, в большинстве случаев будет приводить к получению такого же результата, что и статья Типового закона.

30. Однако большинство стран, которые осуществили Директиву ЕС, не располагают статутными нормами о времени отправления и получения сообщений данных, хотя прецедентное право в некоторых из них уже установило критерии переноса в электронную среду традиционных норм об отправлении и получении таких сообщений. Результат, как правило, соответствует статье 15 Типового закона ЮНСИТРАЛ. Это является верным даже в таких странах, как Германия, которые не приняли Типового закона и в которых суды рассматривали поступление сообщения в электронный адрес какой-либо стороны, например, в качестве эквивалента "получения" независимо от того, имела ли данная сторона фактический доступ к этому сообщению 61.

50 См. “Bundesgesetz mit dem bestimmte rechtliche Aspekte des elektronischen Geschfts- und Rechtsverkehrs geregelt (E-Commerce-Gesetz—ECG) und nderung des Signaturgesetzes sowie der Zivilprozessordnung” (Bundesgesetzblatt fr die Republik sterreich, 21 December 2001, p. 1977), sect. 12.

51 См. Lov om tjenester i informationssamfundet, herunder visse aspekter af elektronisk handel, sect. 12 (2).

52 Статья 11 Директивы ЕС была включена в новый раздел 312е(1) Гражданского кодекса Германии (BGR).

53 См. European Communities (Directive 2000/31/EC) Regulations 2003, sect. 14 (1) (b).

54 См. Decreto legislativo 9 aprile 2003, n. 70, art. 13, para. 3.

55 См. Ley 34/2002, de 11 de julio, de servicios de la sociedad de la informacin y de comercio electrnico, art. 28, para. 2.

56 См. Electronic Commerce (EC Directive) Regulations 2002 (Statutory Instrument 2002 No. 2013), sect. 11 (2).



Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 55 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.