авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 24 |

«Донецкий национальный университет Сборник научных трудов основан в 2003 году ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Запропонована методика оцінки інвестиційного потенціалу міст та зазначені напрямки підвищення їх інвестиційної привабливості носять універсальний характер для більшості постсоціалістичних країн Причорномор’я, враховуючі відносно схожі характеристики умов внутрішнього та зовнішнього середовища їх розвитку.

СПИСОК ДЖЕРЕЛ:

1. www gorstat.kiev.ua.

2. www. donetskstat.gov.ua 3. www.dneprstat.gov.ua РЕЗЮМЕ У даній статті на прикладі підходів до формування Програми інвестиційного розвитку міста Донецька запропоновано напрями підвищення інвестиційної привабливості міст пострадянських країн Причорномор’я.

РЕЗЮМЕ В данной статье на примере подходов к формированию Программы инвестиционного развития города Донецка предложены направления повышения инвестиционной привлекательности городов постсоветских стран Причерноморья.

SUMMARY This article is devoted to the directions of investment attractiveness increasing of Black Sea postsocialists countries which are formed on the base of Donetsk Investment Development Program forming approaches.

  ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ УКРАИНЫ И ТУРЦИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Гекхан Демир, директор фонда «Диалог Евразия»  Постановка проблемы. Историческое соседство Украины и Турции на протяжении веков предоставило народам двух стран возможность пережить все мыслимые фазы отношений – войны, союзы, жесты взаимопомощи, обострение конкуренции и возрождение партнерства.

Целью данной статьи является анализ социально-экономических, политико-правовых и исторко культурных предпосылок развития внешнеэкономических связей Украины и Турции на современном этапе и их влиянию на интеграцию обеих стран в международные организации и региональные блоки.

Турцию и Украину издавна связывает общая история. Были у нее как негативные, так и позитивные страницы. В настоящее время между Турцией и Украиной не существует политических проблем. А торговый оборот составляет более 7 млрд. долл. Несмотря на мировой экономический кризис, турецкая сторона уверена, что торговый оборот и в текущем 2009 году (как и в прошлые годы) увеличится. Есть основания говорить о цифре в 1,5 млрд. долл., т.е. более 20%.

                                                             © Гекxан Демир., 54    В настоящее время рынки Украины заполнены изделиями турецкой легкой промышленности, а Турция выступает одним из крупнейших импортеров украинского металла и металлолома. Поэтому в увеличении степени переработки и повышении технического уровня продуктов экспорта и импорта заинтересованы оба государства. Украина может рассчитывать получать через территорию Турции нефть с Ближнего Востока.

Турецкие компании, в свою очередь, заинтересованы в приобретении украинских угледобывающих предприятий. Далеко не полностью используется и транзитный потенциал Украины и Турции. Путь «из варяг в греки» по европейским транспортным коридорам Север-Юг и Великий шелковый путь Восток-Запад для обеих стран, расположенных на перекрестках трех цивилизаций, могут стать значительными источниками прибыли на многие годы. Но создание современной транспортной инфраструктуры требует значительных инвестиций и многопланового стратегического партнерства.

Сегодня действуют более 80 соглашений и договоров, регламентирующих все виды и формы взаимовыгодной совместной деятельности. Позиции Турции и Украины совпадают по многим актуальным вопросам международной жизни. Анкара, к примеру, поддерживает евроатлантические устремления Киева и готова предоставить Украине свою консультативную помощь, поделиться опытом относительно этапов обретения членства в Европейском Союзе. Кстати, 14 украинских вузов плодотворно сотрудничают с учебными заведениями Турции: обмениваются студентами, организуют множество мероприятий и совместных поездок.

Наши отношения переживают подъем, и специалисты считают, что истоки его надо искать в событии, произошедшем 360 лет назад. Действительно, в начале 1649 года был подписан «Договір між турецьким цісарем і Військом Запорізьким та народом руським про торгівлю на Чорному морі, яким він має бути» [1], состоявший из 13 статей. Этот договор еще называют морской конвенцией, регулирующей торговлю между Турцией и Украиной, а также мореплавание в Черном море. Речь идет о разрешении украинцам со стороны султана Османской империи (семилетнего Мехмеда IV, от имени которого правил великий везирь) не только свободно плавать по Черному морю, но и проходить через Босфорский пролив, направляясь к турецким островам или к иностранным портам. При этом украинские купцы освобождались на 100 лет от уплаты таможенной пошлины и всяческих налогов, а через 100 лет все пошлины и налоги для украинских купцов не должны быть больше, чем для турок. В договоре также есть важнейшие пункты о защите свобод граждан – как мусульман, так и православных христиан.

Как раз после подписания этого первого договора в отношениях Турции и Украины превалируют позитивные тенденции. А тогда, в самый первый период становления организованного украинского казачества, украинский князь Дмитрий Вишневецкий (Байда) приехал к турецкому султану, где фундатору Запорожской Сечи и его делегации устроили чрезвычайно теплый прием, а сам князь получил «много красивых и дорогих даров и подношений», - так он сам об этом пишет. Впрочем, не надо забывать, что именно в это время (в XVI— XVII вв.) мирные отношения между турками, их союзниками крымскими татарами и украинцами были скорее исключением из правил.

Прошли многие годы, но на протяжении всего этого долгого и сложного периода Турция много раз оказывала поддержку своему северному соседу. Например, в 1918 году Османская Порта сразу же заявила, что признает Украинскую Народную Республику. Ситуация повторилась и в 1991 году, в период провозглашения независимой Украины (турецкая сторона одной из первых стран в мире признала вашу независимость — декабря).

Сегодня некоторые страницы этого давнего договора являются весьма актуальными, ибо дипломатические представители обеих стран как раз работают над соглашением о зоне свободной торговли. А ведь все это было прописано очень давно. Например, в то время турки и украинцы договорились, что отменяют для каждой из сторон налоги. Эх, если бы они подписали этот пункт не на 100 лет, а на все времена, то уже сегодня между нашими странами существовала бы свободная торговля.

Принципы, положенные в основу договора между турецким султаном и Войском Запорожским (в лице гетмана Украины Богдана Хмельницкого), дадут позитивные импульсы нынешнему и будущим поколениям обоих народов, наполнят новым содержанием наши добрососедские и партнерские отношения.

В отличие от Украины, Турция входит в НАТО. Но, как и Украина, Турция стремится в ЕС. С одной стороны, Турция - крупнейший торговый партнер Украины. С другой стороны, эксперты акцентируют на отставании политических отношений от экономических. Турция граничит с Украиной и помогает крымским татарам в их обустройстве в Крыму. Украинцы не первый год отдыхают на турецких курортах, а рекреационная зона Крыма очень даже привлекательна для Турции.

Однозначно, Турция является важным стратегическим партнером для Украины во многих сферах международного сотрудничества. Преимуществ сотрудничества Турции и Украины много. Главное для обеих стран - структурировать свои отношения по отдельным стратегическим направлениям (космос, авиа- и судостроение, ядерная энергетика) с максимальным использованием транзитного потенциала стран. Всё это включает в себя проект «Дорожная карта», с помощью которого Украина намерена вывести партнерство двух стран на новый уровень.

Для Украины диверсификация энергоносителей является проблемой номер один, поскольку энергетическая зависимость отражается на независимости государства в целом. Считаются возможными   поставки нефти и газа через территорию Турции и Черное море. В свою очередь Турция заинтересована в прямом использовании нефтепровода «Одесса-Броды» и в увеличении транзитного потенциала своей страны.

Приоритетом для Украины является строительство газопроводов как в Турции, так и за ее пределами.

Кроме того, для Украины важно воплощение в жизнь программы жилищного строительства «Территория качественной жизни». Тут может пригодиться опыт и инвестиции турецких строительных компаний.

Рост грузоперевозок между Украиной и Турцией сказывается на необходимости разработки совместных проектов в транспортном секторе. Одним из таких проектов может стать строительство паромной переправы между двумя странами. В перспективе ее даже можно будет адаптировать к железнодорожной системе «Викинг», которая связывает Ильичевск с балтийскими странами. Украина, благодаря этому проекту, сможет везти к себе арабскую нефть, а Турция – расширить свое торговое присутствие в Европе.

Чтобы показать свою заинтересованность в долгосрочном сотрудничестве, Украина предложила турецкой стороне стать постоянным наблюдателем в рамках организации ГУАМ, в которую кроме Украины входят Грузия, Азербайджан и Молдова. Основная задача ГУАМ на ближайшие годы – это совместные энергетические проекты в акватории Каспийского и Черного морей, а также урегулирование таможенных конфликтов на Кавказе и в Приднестровье. Воспользовавшись предложением, Турция сможет занимать более активную позицию в урегулировании этих вопросов.

Переговоры затронули и оптимизацию визового режима. С углублением сотрудничества между странами во многих отраслях нынешний визовый режим может создавать затруднения. Во избежание этих преград украинская сторона предложила оформление многоразовых виз для представителей деловых кругов обеих стран и для водителей-профессионалов, осуществляющих международные грузоперевозки, сроком действия на несколько лет. Изменения визового режима для остальных лиц могут касаться как сроков, на которые выдается виза, так и платы за ее получение.

Уже сейчас Украина рассматривает возможность временной отмены виз для турецкой стороны, как она сделала это для Евросоюза и для стран, которые не входят в ЕС.

Товарооборот между двумя странами в 2008 году превысил показатель в 7 млрд. долл. Поставки украинских товаров в Турцию составляют около 7% общего экспорта. Оптимизм участников переговоров в Анкаре в 2005 г. достиг отметки взаимной торговли в $10 млрд к 2010 году. Украинская сторона считает, что его можно значительно увеличить с помощью проектов в области науки, культуры, взаимодействия в рамках НАТО и ЕС.

Также Турция и Украина высказываются за активизацию работы обеих стран в Организации черноморского экономического сотрудничества. С помощью Турции Украина сможет использовать свой транзитный потенциал и, окружив себя странами с рыночной экономикой, продемонстрировать всему миру свою «рыночность», а Турция — развить новые торговые связи с европейскими государствами и увеличить свой ВВП.

Таким образом, Евроатлантические стремления, динамика торгово-экономического развития и гуманитарного сотрудничества обеих стран может дать хороший стимул для активизации отношений. И в недалеком будущем Украина и Турция, возможно, подпишут договор о создании зоны свободной торговли. До осени Турция должна будет скоординировать свои шаги в этом вопросе с Европейским Союзом, поскольку имеет соглашение о свободной торговле с ЕС.

РЕЗЮМЕ Данная статья посвящена анализу социально-экономических, политико-правовых и историко-культурных предпосылок развития внешнеэкономических связей Украины и Турции на современном этапе и их влиянию на интеграцию обеих стран в международные организации и региональные блоки.

РЕЗЮМЕ Дану статтю присвячено аналізу соціально-економічних, політико-правових та історико-культурних передумов розвитку зовнішньоекономічних зв'язкв України та Туреччини на сучасному етапі та їх впливу на інтеграцію обох країн в міжнародні організації та регіональні блоки.

SUMMARY This article is devoted to analysis of current Ukrainian-and-Turkish international relations economic, social, low, politic, historical and cultural reasons and their impact on both countries integrational priorities.

  56    ВЫЗОВЫ РАЗВИТИЯ ПОЛЬШИ ДО 2030 ГОДА Кровяк А., доктор экономических наук, инженер академик Академии Экономических Наук Украины, Катовице, Польша  Введение. Цель каждого государства всё-таки: Экономический рост и улучшение качества жизни граждан. Для определения однако далёкий дороги развития общественной и экономической страны необходимым разработка стратегии определяющей направление этого развития. Коллектив Советников Стратегических Председателя Совета Министров опубликовал 17 июня 2009 г. Рапорт Польша 2030 развивающиеся вызовы. Представленный Министром Михаила Бонего рапорт подытоживанием анализа развивающихся дилемм стоящих перед Польшей, дилемм, у решения которого будет основное значение для далёкий развития в перспективе очередного поколения - 20 лет. Цель рапорта „Польша 2030” показание нового компаса развития страны, которой необходимое сочинение после 20 лет трансформации. Представленная статья разработана на основании текста этого Рапорта. Показывает он не только целей, которые полагаться достигнуть, но также необходимое в применение методы и способ мышления о будущем. Из обширного материала выбрали только некоторые вопросы, так как представление целого переступало бы величину статьи.

Диагноз выходного состояния.Уход от хозяйства центрально планируемой дал возможность на отчётливое уменьшение дистанции достатка ввиду США и ЭУ15. Несмотря на этого Польша нивелирует историческое наследие запузьненя развивающегося медленнее чем азиатские тигры и Ирландия. Главная причина этого состояния вещи меньше эффективное использование доступных ресурсов - особенно работы, а во второй очерёдности немного низшая динамика продуктивности. Средняя динамика ВВП брутто в годах 1992-2007 возводилась 4,7 %, а после исправления о циклически фактора едва 4,3 % в год. Была, итак в аппроксимации об одном процентном пункте более свободная чем, исторически беря, в Ирландии, Южной Кореи или Гонконге. В этом самим времени продуктивность работы росла у нас в темпе исключительно около 0,2-0,4 процентного пункта более свободным чем в обмененных странах.

В последних нескольких годах Польша развивала себя релятивно медленнее чем другие страны Центральной Европы и была от много из них низшую способность в абсорбции экономических нарушений она теряла главным образом на рынке работы. Слабостями польского хозяйства из одной стороны неспособность для пользования целиком из имеющихся ресурсов работы в длинном периоде времени, а из второй - ограниченная способности приспосабливания в экономические изменения. Эти явления с собой сопряжённое - ресурсы, которые можно бы предназначить на эффективную абсорбцию макроэкономичных нарушений, должны быть использованы на финансирование еды этой части населения, которое профессионально пассивное. Теряем, итак одновременно на несозданном продукте и на низшей способности в приспосабливании польского хозяйства в масштабе макро. Главным источником неполного использования ресурсов работы в Польше, а этим самим меньшего уровня производства, необычайно низкая профессиональная активность самых старых и самых молодых участников рынка работы. Очень маленькая в масштабе ЕС и ОЭСД предложение работы людей ниже 25 и 45 выше года жизни отвечает за 80% просвета в человеческом капитале, какая делит нашу страну от развитых государств. Поляки, коротко работая, имеют меньшую мотивировку для поднимания квалификации, а одновременно теряют случай в науку через практику способа обучения, который возле формального образования имеет ключевое значение для аккумуляции человеческого капитала в хозяйстве.

Дистанция в уровне развития Польши по отношению западных стран вытекает из трёх главных факторов: устарелой технологии производства;

меньшего количества аккумулированного физического капитала;

худшего, меньше использованного человеческого капитала.

Открытость нашего хозяйства быстро растёт, однако же на мировых рынках Польша конкурирует по прежнему главным образом ценой, а экспорт продвинувшихся технологически продуктов растёт медленно.

Участие высоко перерабатываемых промвшленных продуктов в польском экспорте всего относительно низкий.

Помещается он на уровне сравнимым со странами значительно меньше нас зажиточными, такими как Индии или Мауритиус. Он значительно уступает затем европейским странам, США или Китаем.

Продуктивность растёт наиболее быстро в польской промышленности. Делает возможным это развитие сектора услуг и абсорбцию излишков работы уроженцев сельского хозяйства и промышленности. Польша находится однако лишь в половине дорогого от хозяйства, которое увеличивает продуктивность благодаря использованию прямых, тратимых раньше запасов, в хозяйство увеличивающее производительность благодаря новшествам.

Польские фирмы и предприниматели инвестируют значительно меньшую часть созданной добавленной ценности чем их конкуренты в других странах. Увеличение уровня частных инвестиций, а этим самим динамики аккумуляции капитала, требует главным образом провождения структурных реформ в регулировочном пространстве, инфраструктуральным и поднимающих внутреннее новаторство польских фирм.

Сильной стороной польского хозяйства её устойчивость макроэкономическая - отчётливо высшая чем в                                                              © Кровяк А.,   случае много других среднеевропейских государств. Универсальная проблема целой области низкая стопа национальных бережливости - так и частных, как и публичных.

В валовом хозяйстве всё больше новшества создают международные исследовательские коллективы.

Польская научная среда в недостаточной ступени интегрируется с внешним миром и эта оценка касается так и контактов между наукой а промышленностью, как и между научными работниками польскими и заграничными.

С этой своеобразной изоляцией мы имеем однако уже до действия среди студентов - в Польше учит меньше заграничных студентов (считанных как процент целого населения студентов) чем в какой-нибудь другой европейской стране. Низкий остаётся также процент польских академических учителей участвующих в европейских программах обмена таких как программа Эразм. Теперь на списке самых активных учебных заведений в этой программе в первой двадцатке не имеет ни одного учебного заведения из Польши, а в первой пятидесяти только два.

Структура польского экспорта отражает низкую продуктивность Польши вытекающую, в частности, из недостаточного новаторства. Беспощадное участие продуктов высоких технологий в польском экспорте по прежнему низкий, хотя наблюдает за повышенным направлением. По данных ОЭСД в 2004 г. был он значительно меньше чем в других странах нашей зоны и выносил 3,11 %. В годах 1992-2003 годовая ценность польского высоко технологического экспорта возросла из почти ноля в 4 млд долларов в год, а ценность экспорта т.наз. среднее высоких технологий с 3 млд долларов до 18 млд долларов. По исследований Министерства Науки переведённых в 2006г.: 20% польских предпринимателей ничего не знает о возможных формах сотрудничества с сектором исследований и развития;

40% не знало бы, как завязать сотрудничество с научными личностями заинтересованными приданием изобретений;

56% вообще не видит необходимости такого сотрудничества.

Владельцы и менеджеры польских фирм, особенно маленьких и средних, часто убеждены о том, что единственная эффективная форма конкурентной борьбы ценовая конкуренция. Таким образом снизят рентабельность своих фирм, не оставляя места на инвестиции. Одновременно являются на проигрышный позиции в конкуренции с большими фирмами, черпающими пользы из большого масштаба действий.

Польша страна воспитательного боому. Число студентов высшего учебного заведения увеличилось с тыс. в академическом году 1990/1991 в почти 2 млн теперь. Коэффициент схолярызации вековой группы 19- лет достигнул 48% - один из самых высоких уровней в Европе. 500 студентов пшипадаёнцих на 10 тысячах жителей Польши это шестой самый высокий результат в мире. Возросло число студентов, направлений учений и наконец самих учебных заведений. Однако у польского воспитательного боому имеет главным образом количественный характер. Сегодня даже самые хорошие польские учебные заведения - Варшавский Университет и Ягеллонский Университет - помешаются едва в четвёртой сотне т.наз. шанхайской списки престижного ранкинга самых хороших университетов в мире.

Общие направления стройки стратегии. При стройке Стратегии приняли три генеральные направления мышления:

• Приняли модель полярызацийно - диффузионный развития Польша сегодня в особом развивающемся моменте. Из одной стороны показываются огромные опоздания в сфере инфраструктуры, транспортной доступности, всеобщности применения Интернета и продвинувшихся услуг телеинформатичных, но тоже например недостаточность энергетического потенциала и передаточных линий или недостаток диверсифицированных источников энергетической безопасности. В этих всех пространствах улучшение ситуации требует решительного увеличения затрат, сосредоточения энергии на увеличении чёткости государства в управлении этими процессами.

Из второй стороны - несмотря на цивилизаторских опоздания, связанных тоже из ещё неполной модернизацией хозяйства и низким развивающимся потенциалом территоррии от годов остающихся вне пределов воздействия центров экономической жизни - выделяются лидеры новых конкурентных перевесов.

Используя интеллектуальный капитал, готовность в мобильность и адаптацийности и динамизм быстро приобретающего новые умения молодого поколения, метрополии разматываются в согласии с современными парадыгматами и с удачей конкурируют с другими европейскими спеканиями.

Принимая неравномерность темпа развития за натуральный элемент экономических процессов и имея сознание угрозы, какие вытекают из временного роста диспропорции между областями, общественными группами или секторами хозяйства - политика экономическая должна отыскаться перед одновременными вызовами в сфере ликвидации опозданий и поддержки воплощения новых конкурентных перевесов. Поэтому возле поддержки полюсов ростов, (то есть процессов поляризации), надо главным образом создать условия для диффузии - этого всего, что будет способствовать выравниванию воспитательных шансов, увеличивало транспортную доступность каждого места в стране, ликвидировало угрозу цифрового исключения, исправляло уровень общественной интеграции, строило солидарность поколений, давало чувство возможности осуществления собственных стремлений.

• для развития Польши необходимое изменение философии государства - от WELFARE STATE в WORKFARE STATE плюс WELFARE SOCIETY Польша, чтобы разматываться, должна измениться из общества живущего из трансфертов в общество удержающие из работы. У нас есть сюда на мысли традиционная модель заботливого государства (анг. welfare state), которое нагрузкой для развития, так как постоянно видать в нём перевес „пассивных” трансфертов над 58    „активными” инвестициями в развитие людей и перемену условий их жизни. Развитию зато может способствовать создание условий государства работников (workfare state) дополняемого заботливым обществом (welfare society).

Польша полагаться в немного стран в мире, где релятивно высокий уровень жизни достигаемый при очень низкой стопе занятости (ниже 60%).

Необходимые шаги это увеличенная активность людей сегодня пассивных, остающихся домом, реальное создание условий способствующих профессиональному осуществлению инвалидов, пользование на много больший масштаб из большого опыта людей после 50 года жизни, наконец - отозвание в потенциал жителей деревенских местностей. Необходимое ещё мобильность работников и их способность в приспосабливании.

• Солидарность поколений как ось стратегического мышления Стратегически понимаемая политика развития требует, чтобы бы решения принимаемые сегодня оценивать в категориях их влияния на по крайней мере одно будущее поколение. Обозначает это растущее сознание, что стремление в равновесие между поколениями должно сделаться доминантой действий государства и в государстве. Основание такой перспективы не намерение сопоставления ни поссорения поколений, но - наоборот - более выгодное понимание необходимости сотрудничества, цознательный выбор модели редистрибуции заботы над ребятами и старшими людьми, ограничение масштаба межгенерационной задолженности (в публичном долгу и в пенсионной системе), наконец акцепт отличия видения мира. От мудрой политики солидарности поколений, рационального и условного учитывания притязаний, но тоже продуманного способа создания шансов на исполнение стремления зависит это, ли мы направимся дорогой развивающимся дрейфом, которую будет направлять случай, или мы будем сознательно выбирать среди опционов развития ориентированных на выполнение стремления современных и будущих поколений.

Выделили пять ключевых факторов развития Польши в горизонте 2030 года 1. Условия для быстрого роста инвестиции 2. Рост профессиональной активности и мобильности Поляков 3. Развитие продуктивности и новаторства 4. Эффективная диффузия развития в региональном и общественном размере 5. Усиление общественного капитала и чёткости государства Рекомендации сформулированные в "Рапорте Польша 2030" можно сгруппировать в три главное, взаимно связанное и влияющие на себя размеры, обнимающие следующие направленное действия:

· политики создаваемые демографические, макро экономические и иституциональные фундаменты развития, - нужны такое разложение налоговых нагрузок наложенных на еду, капитал и работу, чтобы способствовало это высшим бережливостями и инвестициям;

- изменения в налоговой системе должны бы пробегать параллельно в согласованные с ними изменения в системе общественного обеспечения;

- ключевое выдаёт такое действие, которое могли бы использовать потенциал миграции, так и обратных из заграницы, как и внутренних;

- иституциональные и организационные изменения, комплиментарные до предлагаемых реформ расходов и доходов, похоже подобно действиям о фискальном характере, имеют в длинном периоде способствовать благоприятствовать более большим капиталовложениям и более высокому предложению работы благодаря поднятию ожидаемого возврата из капитала и работы;

- в сфере регулирования и применения права существуют необходимость строительства эластичных механизмов законодательных и глубоких изменений в судебной системе;

· политики поднимающие продуктивность, мобильность и способности ко приспосабливанию хозяйства - действия в инфраструктурной сфере требуют от государства, в первой очерёдности, увеличения затрат на публичную инфраструктуру (транспортную, телекоммуникационную, пересыла энергии);

- в сфере энергетических капиталовложений рекомендуемая модель процесса обнимает комплекс действий наведённых на диверсификацию энергетических источников (в этом расширение их о нуклеарную энергию) и источников финансирования (середства ЕС, частное, кредиты) и на деление ответственности (между бизнесом и государством);

- приспособление модели образования к вызовам современного мира обозначает так и расширение доступа к раннему образованию от третьего года жизни через адекватное развитие сети детских садов, как и умелое соединение эгалитарных функций системы всеобщего просвещения с его элитарными функциями излавливания талантов;

- рост затрат количеств на сферу науки и техники должен начаться уже сегодня и пробегать параллельно для введения в ней механизмов аттестующих эффективность и современность ведённых исследований;

- увеличение способности в приспосабливание и мобильность ресурсов работы требует из одной стороны образования подобранного к требованиям рынка работы, особенно образования через целую жизнь, а из второй - введения новых иституциональных и юридических развязок в его окружении;

· политики формирующие общественный размер развития и создающие условия для его диффузии   - улучшение эффективности учреждений предлагающих публичные услуги, такое как: правосудие, охрана здоровья, охрана имущества и людей, публичные средства массовой информации или общественная забота, благодаря введению современных методов управления и вознаграждения в этих учреждениях;

- Польша должна также определить и профессионально, в систематический способ аттестовать за границей своё изображение, когезионные под по отношению тождества и достоинства с изображением аттестованным в середине страны, так бы из одной стороны способствовать положительной идентификации польских граждан находящихся за границей с государством и между собой взаимно, а из второй создавать образ Польши как современной и динамической страны среди граждан других государств;

- новое подxождение к общественной связности требует ориентирования главным образом на эффективное использование потенциалов всех людей страдающих на бедность и дисфункции, препятствующее им самостоятельное пользование из этих потенциалов. В таком подходе инструменты общественной политики должны быть наставленные главным образом на ликвидацию или минимализацию причин исключения, а если окажется это невозможное, то на уверение, чтобы в самой большой возможной ступени не мешали они в экономической и общественной интеграции;

- важная задача ликвидация цифрового исключения, особенно касающегося деревенских пространств.

Однако, если технологии телеинформационные должны сделаться катализатором диффузии развития, нужное не столько разовое выровняние разниц (например в доступе в Интернет), сколько создание прочного, всеобщего механизма абсорбирования через общество новых технологий;

- нивелирования требует угроза более далёкая маргинализация пространств о хозяйстве со значительным участием сельского хозяйства низко товарного или не товарного;

Подробные цели В этом Рапорте сформулировали также подробные цели, которые имеют быть достигнуть в 2030 году.

Разделённое остались они по трёх поданных выше направленных пространств:

1. Демографическое, макро экономические и иституциональные фундаменты развития - В пространстве роста и конкурентности • рост долгосрочного темпа роста с 4,3 % сегодня, в по крайней мере 5% на протяжении целого периода 2009-2030;

• увеличение долгосрочной стопы инвестиции с 18% ВВП сегодня, в по крайней мере 25%, в этом инвестиции в машины и устройства, в по крайней мере 17% в 2030 году;

• последовательный рост участия в экспорте продвинувшихся технологически продуктов в 40% и достижение, по крайней мере 25- процентного участия в ВВП отраслей хозяйства опёртых на пользовании технологии телеинформатичных;

• мерой успеха диффузии новых технологий, какие войдут для употребления в течение приходящих двух декад, будет недостаток опозданий Польши перед другими европейскими государствами в их пользовании и недостаток общественных групп внутри страны, которые будут обняты исключением из пользования из новых технологий;

• рост стоп национальных бережливости в адекватный способ в адэкватны способ к росту стопы капиталовложения, так, чтобы от 2015 года возможное было прочное удержание дефицита счёта текущих оборотов 3% ВВП, а после 2025 года его уравновешение;

• удержание инфляции в границах 1-4% в год и полная элиминация структурного компонента дефицита сектора публичных финансов;

- В пространстве демографических явлений • увеличение детности к уровню, по крайней мере 1,6 ребёнка припадающего на одну женщину между а 45 годом жизни;

• уравнение пенсионного века женщин и мужчин и удлинение его - вместе с поправляющею себя оздоровительной формой польских сеньоров - из соответственно 60 и 65 годов сегодня, в по крайней мере годов в 2030 году;

• понижение соотношения числа людей в веку 15 лет и больше, которое активное профессионально, в число людей пассивных из современного уровня 1,7 в уровень 1,1-1,2;

• уравнение в 2030 году средней продолжительности жизни женщин и мужчин с аналогичными величинами в наиболее высоко развитых государствах Европы и достижение ситуации, в которой по крайней мере 90% продолжительности жизни будет жизнью в здоровье (теперь это 86% для мужчин и 84% для женщин);

– В пространстве рынка работы • увеличение стопы принятие на работу взрослого населения в актуальном производственном веку (15 64) с 60% сегодня, в по крайней мере 75% в 2030 году, а в случае инвалидов, по крайней мере в уровень 40%;

• достижение показателя принятия на работу женщин на похожем уровне в уровень показателя принятия на работу мужчин во всех вековых группах;

• увлечение, по крайней мере, 20% взрослого населения в неустанное обучение;

• достижение высокой эластичности рынка работы проявляющее себя в быстроте реакции безработицы на первые сигналы экономического оживления после периода кризиса;

60    2. Продуктивность, мобильность и способности в приспосабливание хозяйства - В пространстве потенциала инфраструктуры • увеличение участия железнодорожных линий приспособленных в пассажирском движении в скорость выше 121 км / х с 3% для увеличения средней скорости поездов между большими центрами городскими и экономическими с 85 км / х в 130 км / х в 2030 года;

• увеличение индекса густоты автострад с 2,4 в 6,4 км /1000 км2 и густоты дорог быстрого движения с 3, в 23 км /1000 км2;

• получение в 2030 году, на территоррии целой страны, полной дальности широкополосных услуг Интернета и телефонии о качестве (мощность, цена) отвечающей европейским нормам ;

• проникновение инфраструктуры телеинформатичной делающей возможным пересыл данных на исполняющем уровне действующее в мире технологических норм должна в 2030 года выносиць, по крайней мере 75%.

- В пространстве энергетической и климатической безопасности • рост энергетической эффективности о 20% и снижение энерго ёмкости хозяйства в Польше в уровень ЕС15 с 2005 года;

• увеличение участия возобновленных источников энергии в структуре производства энергии в уровень 20% и достижение цели 50% приведения выпуска двуокиси угля;

• строительство и модернизация трансграничных соединений разрешающих на увеличение обмена электрической энергии в 15% её отечественных расходов в 2015, 20% в 2020 и 25% в 2030 году • уменьшение аварийности национальной передаточной системы о 50%;

• увеличение складского объёма предназначенной в хранения земляного газа в 3,8 млд м3 и жидких топлив в, над 12 млн м3;

• приведение в движение и выполнение инвестиционных проектов уверяющих двухкратные увеличение потенциала силы производственных электрической энергии в 2030 году;

• строительство, по крайней мере двух атомных электростанций, в этом запуск первой из них в году;

• диверсификация источников энергии уроженца земляного газа и источников самого газа, увеличение возможности приобретения национального газа и достижение уровня 30% участия газа ЛьНГ доставляемого газовым портом (от 2,5 млд м3 в 10 млд м3).

- В пространстве хозяйства опёртого на знании и развитии интеллектуального капитала • Распространение пользования из Интернета в близкий уровень 100%;

• уверение всем ребятам доступа в раннее образование в детских садах ввиду присутствующим состоянием, когда детские сады посещает ок. 60% ребят в городах и ок. 20% в деревне;

• улучшение результатов польских учеников в области естествоведческих наук и математики, так, чтобы Польша нашлась под этим соображением среди 10 самых выгодных стран ОЭСД. Теперь этих областях знания польские ученики достигают результатов ниже среднее ОЭСД, • увеличение процента студентов на направлениях инжинерыйно - технических и математычно информатичных из присутствующих 13,5 % в близ 20% в 2030 году, • увеличение затрат на исследования и развитие в 4% ВВП в год, из чего по крайней мере 2% должно походить из частных середин;

• рост числа патентов получаемых польскими гражданами в Европейском Патентным Учреждении с 4 в 40 патентов на 1 млн жителей, а тоже рост участия в мировом коне т.наз. патентов триады (охрана на пространстве США, Европы, Японии) - из ок. 0,02 % теперь, в по крайней мере 0,4 % в 2030 году;

3. Общественный размер развитие и условия в его диффузии - В пространстве региональной солидарности • достижение через самые бедные польские области 60% среднего ВВП на жителя в странах ЕС (теперь это в близи 40%);

• увеличение коэффициента урбанизации в близи 75% из присутствующих 61%;

• распространение дошкольной заботы на деревенских пространствах и охватывание нею в масштабе страны 100% ребят в веку с 3 до 5 лет (теперь 20% в деревне и 60% в городах);

• понижение занятости в сельском хозяйстве в уровень около 5% (из присутствующего ок. 15%) и рост участия в доходы деревенских хозяйств домашних доходов из работы вне сельским хозяйством в 50%;

- В пространстве общественной сплочённости • Уменьшение релятивного уровня убожества о 8 процентных точек всего и о 15 в случае семей из больше чем тройкой ребят;

• увеличение занятости инвалидов о 20-30 процентных точек (в особенности на открытом рынке труда);

• более выгодное адресование общественных трансфертов направленных к бедным людям оцениваемое увеличением с 10 в 30% полной суммы попадающей в 10% самых бедных домашних хозяйств;

• непозволение в рост риска убожества среди людей выше 65 года жизни.

Выводы. Приготовленный Стратегическими Советниками Премьера Рапорт являеться направленным документом. Определяет он перспективу далёкий действий в сфере Польское развитие и формулирует цели для достижения в 2030 году. Он остаётся первым этого типа документом сформулированным после 19809 года.

  Существенная разница между создаваемыми раньше частичными документами этого типа а присутствующим такая, что трактует он экономические, общественные, культурные и развивающиеся проблемы как одно целое, с учётом взаимодействия между этими пространствами общественной и экономической деятельности в стране.

Этот документ не окончательная версия, а исключительно началом дискуссии на эту тему. Можно подпускать, что в результате дискуссии специалистов и общественных консультаций поддастся он модификациям. Важным однако это, что создан документ, над которым можно дискутировать.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1.„Raport Polska 2030. Wyzwania rozwoju”, praca zbiorowa pod red. P.Boni, www.zds.kprm.gov.pl z dnia 18.06. РЕЗЮМЕ У статті представили деяки питання з Рапорту Польща 2030. Цей документ розроблений через Колектив Стратегічних Радників Прем'єра, який визначає напрями і перспективи розвитку Польщі до 2030 року.

РЕЗЮМЕ В статье представили избранные вопросы из Рапорта Польша 2030. Это документ разработанный через Коллектив Стратегических Советников Премьера, определяющий направления и перспективы развития Польши до 2030 года.

SUMMARY In the article chosen issues were presented from the Report Poland 2030. It is document worked out by the Team of a Strategic Advisers the Prime Minister, determining directions and perspective of the development of Poland till year.

РЕГІОНАЛЬНА КОНВЕРГЕНТНІСТЬ НАЦІОНАЛЬНОЇ ЕКОНОМІКИ Писаренко С.М., д.г.н., проф.,,Львівський національний університет імені Івана Франка  Відмінності у соціально-економічному розвитку регіонів мають місце майже в усіх країнах світу незалежно від їх розмірів, економічного потенціалу, державного устрою та політичної системи. Ці відмінності часто набувають структурного характеру, який визначається периферійним розташуванням, складними кліматичними умовами, недостатнім розвитком інфраструктури, несприятливою структурою економіки (наприклад, з перевагою сільського господарства, низьким рівнем кваліфікації кадрів).

Історія регіональної політики країн світу свідчить, що територіальні диспропорції дуже стійкі, а їх усунення вимагає тривалого часу, значних зусиль і узгодженої дії як національних, так і регіональних органів влади. Сучасний етап розвитку регіональних процесів можна розглядати як «новий відкритий регіоналізм»

(1). Його метою є розширення вільної торгівлі, вільного переміщення факторів виробництва, міжнародного співробітництва.

Традиційні теорії регіонального розвитку ґрунтувалися на принципах неокласичної економіки, яка передбачала досконалу конкуренцію, мобільність факторів виробництва, раціональну діяльність суб’єктів економіки, направлену на максимізацію доходів. Відхід від принципів неокласичної теорії мала теорія так званих накопичуваних ефектів(cumulative causation) Г.Мирдала(2). За цією теорію вільний ринок не приводить автоматично до економічної рівноваги. Посилюючи існуючи тенденції і процеси, які виникають в регіонах, він поглиблює міжрегіональну нерівність і маргіналізацію периферійних регіонів.

Згідно Г.Мирдалу, перебороти слабкість регіонів може інтервенція і редистрибуція. Вони повинні бути скеровані на вирівнювання негативних ефектів вільного ринку, заохочення розвитку слабких регіонів. На практиці реалізація неокласичних регіональних теорій була поєднана з теоріями сконцентрованого росту. Це робилося шляхом підтримки слабких регіонів на основі розвитку інфраструктури і залучення :

- співпраці між регіонам, які формують специфічний економічний простір на спільній для них території;

- великих інвесторів, які могли стати ядром локалізаціі економічної діяльності.

На думку А.Андерссона і Д.Андерссона, концепція ’’центр – периферія’’ вже не відповідає особливостям сучасного розвитку національних економік (3). Вона не спроможна враховувати всю різноманітність форм і структур сучасних міжнародних відносин. У світовій економіці формується якісно новий тип економічного суб’єкта на основі концепції ’’воріт у глобальний світ’’, яка передбачає формування системи невеликої кількості регіонів, в яких сконцентровані основні фінансові, нтелектуальні, економічні та комунікативні ресурси, і через які проходять основні фінансові, товарні, міграційні, інноваційні потоки.

У статуті Комітету регіонів ЄС (1994р.) поняття регіон трактувалося як “територія, яка являє собою очевидну єдність з географічної точки зору, або така територіальна єдність, де є спадкоємність і населення якої поділяє спільні цінності та намагається зберегти і розвивати свою самобутність з метою стимулювання культурного, економічного та соціального прогресу.’’                                                              © Писаренко С.М., 62    А. Родрігес – Посе виділяє п’ять типів регіонів: урбанізовані та фінансові центри;

з занепадом промисловості;

з нестійкою динамікою соціально – економічного розвитку;

з низькою динамікою економічного зростання;

периферійні динамічні;

периферійні з низькою динамікою економічного розвитку 4,с.29).

С.Артоболевський, Г.Йоффе, А.Трейвіш, звертаючись до циклів Кондратьєва, приходять до висновку, що кожний цикл сприяє прискореному розвитку одних регіонів і занепаду інших (5,с.51).

У сучасних умовах розвитку національна економіка України її регіони знаходяться під впливом глобалізації і міжнародної інтеграції, тобто існують екстравертні і інтравертні чинники формування стратегії їх соціально- економічного розвитку. Якщо критерієм ефективності зовнішньої стратегії є конкурентоспроможність країни на світових ринках, то внутрішньої - ступінь розвитку внутрішнього ринку на основі конвергенції її регіонів в умовах структурної трансформації, випереджуючого інтелектуального, інноваційного розвитку, використання конкурентних переваг регіонів.

Природно-ресурсний, екологічний потенціали;

геополітичне положення;

людський капітал;

інноваційні і фінансові ресурси;

рівень капіталізації підприємств, інфраструктура регіону відіграють вирішальну роль у формуванні його конкурентних переваг, які визначають його як суб’єкта господарювання і зовнішньоекономічної діяльності. Взаємозалежність між рівнем соціально-економічного розвитку регіону і ступенем використання конкурентних переваг визначає рівень конкурентоспроможності регіону.

У відповідності з теорією конкурентних переваг М. Портера, інноваційні ресурси стають конкурентною перевагою регіону, якій належить особливо важлива роль у досягненні ним вищої ефективності за рахунок зростання рівня конкурентоспроможності.

Визначення конкурентних переваг регіону передбачає використання системи регіональної діагностики( 6, с. 297). Найбільш доцільним, на наш погляд, для визначення впливу конкурентних переваг є проведення SWOТ – аналізу, що дозволяє визначити сильні і слабкі сторони соціально-економічного розвитку регіону, провести оцінку можливостей, тобто визначити чинники, які можуть бути враховані при формуванні стратегії, цільових орієнтирів його інноваційного розвитку. Особливого значення набуває аналіз структури сфер діяльності регіону, їх економічної ефективності (фондовіддачі, продуктивності праці тощо).

Досвід ЄС у вирішенні проблем, пов’язаних із конвергенцією його регіонів, важливий для України, враховуючи євроінтеграційну стратегію її розвитку. Вперше швидкість конвергенції країн – членів Європейського Співтовариства була розрахована А. Родрігесом-Посе для 110 його регіонів Європи за період з 1977 по 1993 рр. і Амстронгом - для 85 регіонів з 1975 по 1992рр. На їх думку, середній коефіцієнт регіональної конвергенції в країнах- членах ЄС за 1977-1993рр. становив 1,2% на рік (7,с.369;

8,с.146) У 80-90-х роках у розвинутих країнах-членах ЄС відбувся перехід від індустріального до постіндустріального, інформаційного суспільства. У цьому процесі виділяються три основні напрями регіональної економічної перебудови: децентралізація, реіндустріалізація та “тертиаризація” (швидкий розвиток туризму, рекреації та різних видів послуг). Деіндустріалізація охопила в основному старопромислові регіони, для яких була характерна диверсифікована галузева структура промисловості.

Процеси деіндустріалізації розвивалися в основному в тих регіонах, в яких були сконцентровані традиційні галузі промисловості. Вони знайшли свій прояв у скороченні зайнятості в традиційних галузях обробної промисловості в результаті впровадження нових технологій;

у зростанні кількості малих та середніх підприємств.

Врахування особливостей соціально-економічного розвитку центральних та периферійних регіонів дозволило ЄС розробити індекс периферійності. До периферійних відносяться регіони, які знаходяться не в центрі ЄС і мають ВВП на душу населення менший 75% від середнього по ЄС-15.Структурні зміни в цих регіонах супроводжувалися депресивними явищами і негативними соціальними наслідками, зростанням рівня безробіття. Регіональна політика в таких регіонах була направлена на забезпечення соціальною, інформаційною та виробничою інфраструктурою. В них створені сприятливі умови для впровадження нових технологій або нових форм організації праці. Крім того, в цих регіонах має місце ефект агломерації, який створює умови для кооперування та спеціалізації.

Головною метою спільної регіональної політики ЄС на 2007-2013 рр. стала конвергенція, підвищення конкурентоспроможності регіонів країн-членів у відповідності з “Спільною стратегічною директивою щодо згуртованості” (Community strategic guidelines). З цією метою країни-члени ЄС розробили ’’Конвергенційні Програми’’, які визначають цілі, фактори макроекономічного і регіонального розвитку ренгіонів(праця, продуктивність, капітал).

В Україні існує значна дивергенція регіонів за рівнем соціально-економічного розвитку і пов’язаного з ним рівня конкурентоспроможності. За період з 2005 по 2007рр. диференціація рівнів соціально-економічного розвитку з врахуванням показника валового регіонального продукту (ВРП) на душу населення областей України посилилася. Наші розрахунки свідчать, що у 2007р. за цим показником області України. як і у 2005р.(9,с.179-181) можна поділити на п’ять груп, які мають відхилення від середньодержавного значення на:

- 125% і вище – 2005р-.м.Київ-318%,Донецька область-135,5%;

2007р.- м.Київ-321,3%, Дніпропетровська -134,7% Донецька-130,3% області;

- 101-125% - 2005р-.Дніпропетровська-118,4, Запорізька-111,3,Полтавська-121,5;

2007р.-Полтавська 119,4%,Запорізька-116,3%;

  - 76 – 100% - 2005р. - Київська-91,5%, Луганська - 82,1%,Миколаївська – 88,3%, Одеська-96,6%, Харківська-98,8%, м.Севастополь – 80,4% ;

2007р.- Київська-97%,Одеська -89,2, Луганська - 87,9%, м.Севастополь-83,6%, Миколаївська-78,9;

-75-50 – 2005р. - Львівська-74,2%, Івано-Франківська-72%, Чернігівська – 71% Кіровоградська-70,4%, Сумська – 68,9 АР Крим-68,1, Хмельницька – 66,7%, Рівненська - 66,2% Волинська-65,6, Вінницька-64,6%, Черкаська – 62,5% Херсонська – 62,6%, Житомирська-60.5%, Закарпатська-58,3%;

2007р. - Львівська - 70,4%, АРК. - 68,25, Черкаська - 66,7%, Сумська -66,1%, Чернігівська – 65,1%, Івано-Франківська -64,9%, Волинська – 62,7%, Рівненська – 62,6%, Кіровоградська – 61,6%, Вінницька – 59,1%, Хмельницька – 58,7%, Житомирська – 54,7%, Закарпатська – 54,5%, Херсонська – 552,4%;

- менше 50% - 2005р. - Чернівецька – 49,3%, Тернопільська – 48,3%;

2007р.-Тернопільська - 48,5%, Чернівецька – 47,6%.

Результати аналізу свідчить, що за 2005-2007рр. відбуло зниження рівня соціально – економічного розвитку більшості областей України. Для його динаміки за 1996- 2005рр.характерний обернений зв’язок між рівнем зростання ВВП та кількістю регіонів, які мають вище за середнє по Україні значення показника валової доданої вартості на одну особу (9, с.181).

Проведений кластерний аналіз областей України за рівнем інноваційного потенціалу дозволив зробити висновки,, що його середній рівень характерний тільки для Києва, низький – для 9 областей, найнижчий - для 15областей. Більшість з них відноситься до групи регіонів, в яких ВРП на душу населення менше 75% середньодержавного показника.


Таким чином, в Україні переважає дивергенція регіонального розвитку. Побудова соціально орієнтованої економічної системи країни неможлива без зміни тенденцій розвитку її регіонів на протилежний конвергенцію їх соціально-економічного розвитку. У зв’язку з цим досвід спільної регіональної політики ЄС у вирішені аналогічних проблем важливим для України. З розвитком ринкового середовища і відповідної йому ринкової структури можливості використання в Україні досвіду спільної регіональної політики ЄС будуть розширюватись.

Результативність проведення реформ в Україні в значній мірі залежить від активного залучення до них регіонів, їх здатності розвиватися, пристосовуватися і реагувати на вимоги і нові можливості, які створюють новітні технології, нововведення, переваги конкуренції. Підвищення її рівня є завданням як внутрішньорегіональної, так ї регіональної політики, яка проводиться на регіональному рівні. Необхідна розробка чіткої інноваційної стратегії України, направленої на зближення рівнів соціально – економічного розвитку регіонів, підвищення рівнів їх конкурентоспроможності.

Стратегія економічного розвитку держави, її регіонів на основі високого рівня інноваційності базується на створенні «кластерних структур», необхідності формування територіально-інноваційних зон з розвиненою інноваційною інфраструктурою (технопарки, технозони, техноінкубатори) [3].

Вони стають базовими елементами формування високотехнологічних структур, орієнтованих на залучення прямих іноземних інвестицій, своєрідними «технологічними коридорами», через які українська економіка, її регіони приєднуються до глобальної економіки.

До інструментів фінансового стимулювання, які застосовуються майже у всіх країнах – членах ЄС, можна віднести інвестиційні гранти, субсидіювання відсоткових ставок, податкові пільги субсидії, пов’язані з використанням робочої сили, податкові знижки на амортизацію.

Більш широка підтримка розвитку бізнес-середовища в проблемних регіонах – це допомога, яка має за мету покращення умов ведення бізнесу для всіх фірм даного регіону, створення фізичної інфраструктури у поєднанні з «більш м’якими» елементами інфраструктури. Вони передбачають підтримку інформаційних мереж, консалтингової діяльності, освіти, наукових досліджень і технічних розробок. загальних (загальнонаціональних) програм економічного розвитку.

Особливої уваги заслуговує діяльність агентств регіонального розвитку. До завдань, які вони виконують, можна віднести:

– надання інформації та консультацій щодо управління підприємствами, залучення інвестицій, передачі нових технологій;

– забезпечення фінансовими ресурсами (кредитами, гарантіями під банківські кредити, грантами, субвенціями) малих і середніх підприємств;

– створення підприємницької інфраструктури (технологічних парків, бізнес-інкубаторів, надання приміщень в оренду під офіси і виробництво).

Завдання сучасної спільної регіональної політики ЄС передбачають:

– санацію і збереження існуючих конкурентоспроможних підприємств;

– проведення активної політики на ринку праці;

– створення нових конкурентноспроможних робочих місць на основі інноваційного розвитку регіонів;

– сприяння формуванню інноваційних кластерів;

– покращення розміщення промислових та інфраструктурних об’єктів.

СПИСОК ДЖЕРЕЛ:

1. Hettne B. Globalization and New Regionalizm // Globalizm and New Globalizm: Vol.1 /H/Bjorn, A. Injtai(tds.). 64    London:MacMillan Press Ltd.,St.Martin’s. Ltd.,1999.

2. Artur Adamczyk,Jan Borkowski. Regionalizm,polityka regionalna I Fundusze Strukturalne w Unii Europejskej. Warszawa.-2005.-365p 3. Andersson A., Andersson D. Gateways to global World. Edvard Elgar,Aldersht, U.K., 4. Regional Development Studies. – 1996. – No 25. – P. 29.

5. Чужиков В.Модернізація регіональної політики в ЄС // Економіка України.-2008.№ 6. Гладкий Ю.Н., Чистобаєв А.И, Основи региональной политики.Учебник.-Санкт- Петербург.: Узд-во Михайлова В.А,, 7. Rodrignez -Pose A. Convergence or divergence? Types of regional responses to socio-economic change in Western Europe // Tijdehift voor Economische en Sociale Geogratie. – 1999. – Vol. 90 (4). – P. 369.

8. Regional Development Studies. – 1996. – No 25. – P. 146.

9. Сторонянська І., Шульц С. Міжрегіональна інтеграція в Україні. – Львів, 2007.

РЕЗЮМЕ Сучасний соціально-економічний розвиток України вимагає удосконалення її регіональної політики в першу чергу на основі розробки дієвого організаційно – економічного механізму підвищення конкурентоспроможності регіонів.

РЕЗЮМЕ Современное социально-экономическое развитие Украины делает актуальным усовершенствование региональной политики страны в первую очередь за счет действенного организационно-экономического механизма повышения конкурентоспособности регионов.

SUMMURY The modern socio-economical development of Ukraine needs improvement of the regional politics on the basis of elaboration the active organization-economic mechanism of increasing of the regions competitiveness.

ГЛОБАЛЬНАЯ РЕЦЕССИЯ И ПРИОРИТЕТЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ЭКОНОМИК ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН ОРГАНИЗАЦИИ ЧЕРНОМОРСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА Сискос Е., к.э.н., профессор отделения международной торговли Кампус Кастория, Государственного технологического института, Греция  Глобальный финансовый кризис привёл к глубокой рецессии во всех странах – членах Организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), однако, наибольший спад объёмов производства и внешней торговли по сравнению с докризисным 2007 годом отмечен в странах c формирующимися рынками, что придаёт особую актуальность изучению проблем структурных реформ и антикризисной трансформации переходных экономик [1, p.282]. Данная статья посвящена исследованию приоритетов структурных изменений в производстве и внешней торговле и выявлению диспропорций, препятствующих устойчивому развитию экономик постсоциалистических стран ЧЭС.

1. Сравнительный анализ структуры ВВП в странах ЧЭС Изменение индустриально-аграрной структуры национальной экономики в соответствии с доминирующими мировыми тенденциями, преодоление технологического отставания и сокращение разрыва в уровне социально-экономического развития от постиндустриальных стран было одной из главных целей рыночных реформ в постсоциалистических странах ЧЭС.

Проанализируем изменения в структуре производства, сравнивая доли добавленной стоимости, произведенной в трёх секторах – аграрном, индустриальном и сфере услуг в 1990 г., когда в постсоциалистических странах ЧЭС начались масштабные рыночные реформы, и в докризисном 2007 г.

Исходя из того, что уменьшение долей первичных и вторичных отраслей (сельское и лесное хозяйство, рыболовство, добывающая и перерабатывающая промышленность, строительство и пр.) и увеличение доли третичной отрасли – сферы услуг в ВВП является объективной закономерностью развития мирового хозяйства, в качестве базы для сравнения примем агрегатную структуру экономик с высоким уровнем валового национального дохода (ВНД) на душу населения. Введём количественный показатель уровня структурного развития экономики, определяемый как отношение доли сферы услуг к сумме долей аграрной отрасли и индустриальных отраслей. Тогда численное значение показателя структурного развития KSD составит KSD = Sserv /(Sagr + Sind), где Sserv, Sagr и Sind – соответственно доли сферы услуг, аграрного сектора и индустриальной отрасли (включая строительство) в ВВП.

                                                             © Сискос Е.,   Как видно из табл.1, в 1990 г. во всех постсоциалистических странах ЧЭС преобладали первичные и вторичные отрасли при слабом развитии сферы услуг. В течение 1990–2007 гг. структура переходных экономик улучшилась, хотя и продолжала заметно отставать от среднемировых показателей (для сравнения: в 2005– гг. при KSD = 2,57 для группы экономик с высокими доходами наибольший показатель структурного развития KSD = 3,35 был в США и Франции). Бльшая часть ВВП в постсоциалистических странах ЧЭС и Турции по прежнему создаётся на предприятиях третьего (горно-металлургический комплекс, химическая, легкая и пищевая промышленность) и в меньшей степени четвертого (энергетика, машиностроение) технологических укладов, в то время как основу постиндустриальных экономик ЕС-15, США, Японии и других развитых стран составляют предприятия пятого (информационно-коммуникационные системы) и шестого (нано- и биотехнологии) технологических укладов. В целом экономики постсоциалистических стран ЧЭС остаются структурно деформированными с доминированием трудоинтенсивных и экологически проблемных материало и энергоёмких отраслей и значительной долей аграрного сектора в ВВП. К тому же все постсоветские страны ЧЭС, кроме России, по величине ВНД на душу населения существенно уступают не только Греции и постсоциалистическим балканским странам, но и развивающейся стране – Турции.

Таблица Динамика ВВП, ВНД и структуры экономики в странах ЧЭС в 1990 – 2007 гг.

ВНД С т р а н а, Средне-годовые Структура экономики Показатель группа стран темпы роста ВВП, % на душу (доля добавленной стоимости в ВВП, %) структурног населения, о Аграрный Промышлен Сфера долл.США развития, cектор, Sagr ность и услуг, Sserv КSD строительст во, Sind 1990-1999 2000-2007 2000 1990 2007 1990 2007 1990 2007 1990 Азербайджан -9,0 17,2 2760 24 6 44 62 32 32 0,47 0, Албания 2,3 5,3 3550 37 23 47 22 16 56 0,19 1, Армения -3,1 12,7 2570 17 18 52 44 31 38 0,45 0, Болгария -2,7 5,7 5530 18 8 51 33 31 59 0,45 1, Греция 1,9 4,3 16940 11 3 22 21 67 76 2,03 3, Грузия -10,3 8,3 2470 32 11 33 24 35 65 0,54 1, Молдова -11,5 6,5 2240 43 17 33 15 24 67 0,32 2, Россия -6,1 6,6 8030 17 5 48 39 35 57 0,53 1, Румыния -1,2 6,1 6380 20 8 50 26 30 65 0,43 1, Сербия 2 -6,9 5,5 … 18 13 43 26 39 62 0,64 1, Турция 4,1 5,9 7030 18 9 30 28 52 63 1,08 1, Украина -10,8 7,6 3710 26 7 45 32 29 61 0,41 1, Страны с низкими 2,4 5,6 1990 1494 29 25 31 28 40 48 0,67 0, доходами Страны со средними 3,5 6,2 5650 5952 13 8 39 32 48 59 0,92 1, доходами Страны с высокими 2,4 2,4 27450 36100 3 2 33 26 64 72 1,78 2, доходами Весь мир 2,5 3,2 7350 9852 6 3 34 28 60 69 1,50 2, Примечания. 1. ВНД в интернациональных долларах (PPS$) с учетом паритета покупательной способности доллара США в данной стране (группе стран).


2. До 2006 г. в составе союзного с Черногорией государства.

Источники: [2, pp.356-357];

[3, pp.232-233];

[4, pp.294-295];

Подавляющая часть национального дохода расходуется в постсоветских странах на потребление, что наряду с нестабильным инвестиционным климатом препятствует росту валовых внутренних капиталовложений [2, рр.356-357].

Высокие среднегодовые темпы прироста ВВП в 2000 – 2007 гг. (табл.2) позволили Азербайджану, Армении и Грузии войти в число десяти наиболее динамично растущих экономик мира, что в немалой мере было обусловлено прогрессом либеральных реформ в сфере государственного регулирования предпринимательской деятельности и защиты прав инвесторов. В то же время в постсоветских странах ЧЭС по прежнему высока степень администрирования внешней торговли, а гармонизация национальных систем технических норм и таможенных процедур с международными стандартами далека от завершения, что приводит к продолжительным задержкам импортных и экспортных грузов на пограничных пунктах пропуска и препятствует росту внешнеторгового товарооборота [5].

Рыночные реформы в постсоциалистических балканских странах ЧЭС сопровождались изменением международной производственной специализации за счёт приоритетного развития капиталоёмких отраслей в сотрудничестве с транснациональными корпорациями из стран Европейского Союза (производство подъёмно транспортного оборудования в Болгарии, автомобилей в Румынии и т.п.) [7, р.2].

В то же время реформы в постсоветских странах ЧЭС не создали базу для ускоренного капиталообразования и технологической модернизации народного хозяйства, что препятствовало развитию инновационных производств и привело к стихийному сдвигу экономики в сторону экспортоориентированных 66    низкотехнологичных отраслей и деградации внутреннего рынка. В постсоветских экономиках возникли новые структурные диспропорции. Наряду с быстрым ростом сферы услуг, в товарном производстве более чем вдвое уменьшилась доля машин и оборудования и увеличилась доля продукции нефтегазодобывающей отрасли в Азербайджане и России, черной и цветной металлургии в Армении, Грузии, Молдове и Украине.

Таблица Темпы прироста ВВП (%) и качество бизнес-среды в странах ЧЭС в 2000 – 2007 гг.

Группа экономик, 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рейтинг качества бизнес-среды * страна Развитые экономики 4,0 1,2 1,6 1,9 3,2 2,6 3,0 2, Развивающиеся 5,9 3,8 4,8 6,3 7,5 7,1 7,9 8,0 Защита Ведение экономики Общий инвесторов внешней торговли Переходные 8,3 5,7 5,1 7,1 7,7 6,0 5,9 6, экономики Страны – члены Организации Черноморского экономического сотрудничества Азербайджан 6,2 6,5 8,1 10,5 10,4 24,3 30,5 23,4 33 18 Албания 7,3 7,0 4,2 5,8 5,7 5,8 5,4 6,0 86 14 Армения 6,0 9,6 13,2 14,0 10,5 14,0 13,3 13,8 44 88 Болгария 5,4 4,1 4,5 5,0 6,6 6,2 6,3 6,2 45 38 Греция 4,5 4,5 3,9 5,0 4,6 3,8 4,2 4,0 96 150 Грузия 1,9 4,7 5,5 11,1 5,9 9,6 9,4 12,4 15 38 Молдова 2,1 6,1 7,8 6,6 7,4 7,5 4,8 4,0 103 104 Россия 10,0 5,1 4,7 7,3 7,2 6,4 7,4 8,1 120 88 Румыния 2,1 5,7 5,1 5,2 8,5 4,2 7,9 6,0 47 38 Сербия 4,5 5,4 3,6 2,8 8,2 6,0 5,6 7,1 94 70 Турция 6,8 -5,7 6,2 5,3 9,4 8,4 6,9 4,6 59 53 Украина 5,9 9,2 5,2 9,8 12,1 2,7 7,3 7,6 145 142 Примечание. Место среди 181 страны в 2007 – 2008 гг. (ранжирование Всемирного Банка и Международной Финансовой Корпорации).

Источники: [1, pp.268-274];

[5];

[6, pp.129-132].

Особо кризисным был спад производства самолетов, судов, автоматических линий, промышленных роботов, электроники и другой высокотехнологичной продукции в двух наиболее развитых странах ЧЭС – космических державах России и Украине, не уступавших “локомотивам европейской экономики” – Германии и Франции по числу специалистов, занятых в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах [4, р.310-311].

Взаимосвязанные процессы сокращения внутреннего платёжеспособного спроса и негативных изменений в сфере товарного производства объективно привели к деформации структуры внешней торговли и беспрецедентному росту зависимости постсоветских стран ЧЭС от конъюнктуры мировых рынков.

2. Изменения структуры внешней торговли стран ЧЭС В 1990-х гг. в постсоциалистических и постсоветских странах ЧЭС наиболее быстрыми были реформы, направленные на либерализацию экономической деятельности. Ликвидация государственной монополии внешней торговли, отмена большинства административных ограничений на импорт и экспорт, введение конвертируемости национальных валют по текущим операциям способствовали повышению степени открытости национальных экономик.

Все страны ЧЭС по доле экспорта в ВВП вошли в 2000 г. в группу со средним (Dexp = 20 34%) и высоким (Dexp 35%) уровнем открытости национальных экономик по отношению к внешней торговле (по классификации Всемирного Банка). Как видно из табл.3, экспортная квота за 2000 – 2007 гг. в Армении, Греции и Турции была близка к среднемировой, а в остальных причерноморских странах превышала среднемировой показатель в полтора – три раза. Рост экспорта сопровождался в странах ЧЭС опережающим ростом импорта, причём средняя импортная квота за 2000–2007 гг. (в долях ВВП) превысила в Азербайджане и Румынии 30%, в Албании, Армении и Сербии – 40%, в Грузии и в Украине 50%, в Болгарии 70%, в Молдове – 80%, и только в России была ниже 25%. Значительное превышение импорта над экспортом привело к существенному росту внешнего долга в большинстве стран ЧЭС.

Внешняя торговля не стала эффективным инструментом технологического обновления производственной базы переходных экономик ЧЭС. Как видно из табл.4, степень концентрации экспорта, измеряемая как доля товаров трех групп Стандартной Международной Торговой Классификации в общем объёме экспорта, остаётся в постсоветских странах ЧЭС чрезвычайно высокой – от 55,1 % в России до 93,8% в Азербайджане, что в два-три раза выше, чем в постиндустриальных государствах.

В экспорте постсоветских стран ЧЭС доля обработанных товаров значительно меньше среднемировой, несмотря на высокий уровень развития промышленности, особенно в России и Украине. В экспорте Азербайджана и России преобладали энергоносители, в экспорте остальных постсоветских стран ЧЭС – промышленные товары малой глубины переработки и сырье. Доля товаров высоких технологий в экспорте всех стран ЧЭС, включая Грецию, многократно ниже среднемирового показателя.

Следует отметить, что для перехода постсоветских стран ЧЭС к инновационной модели развития недостаточно одних мер государственного протекционизма. Самостоятельный выход на мировые рынки   высоких технологий, практически полностью контролируемые транснациональными корпорациями (ТНК), затруднён и по конкурентным соображениям, и ввиду несоответствия национальных и международных технических и экологических стандартов.

Таблица Динамика потребления, внутренних инвестиций, внешней торговли и внешнего долга в странах ЧЭС в 1990–2007 гг.

Страна Структура расходов, в % от ВВП Внешняя торговля (товары и услуги), Внешний долг, в % от ВВП в % от ВВП Потребление 1 Инвестиции Экспорт, Dexp Импорт, Dimp 1990 2000 2007 1990 2000 1990 2000 2007 1990 2000 2007 1997 Азербайджан 73,7 71,7 45,1 25,3 25,8 27, 33,9 40,9 54,0 39,5 38,4 26,6 12,8 9, Албания 79,0 102,9 99,8 29,3 18,6 26, 14,9 18,9 27,2 23,2 40,4 53,5 23,4 25, Армения 64,2 109,2 83,0 47,1 19,5 31, 35,0 21,0 19,0 46,3 49,7 33,8 38,9 32, Болгария 78,0 89,1 87,1 25,6 16,6 34, 33,1 58,5 70,5 36,7 64,1 92,5 107,1 66, Греция 87,4 84,2 84,3 22,6 22,5 23, 18,5 18,6 19,1 28,5 25,3 24,9 110,1 104, Грузия 75,0 94,4 97,2 31,0 14,5 29, 40,0 37,7 31,5 46,0 46,6 57,7 41,3 25, Молдова 77,0 105,0 114,8 25,2 22,3 29, 48,8 49,8 42,7 51,2 77,0 87,1 55,8 70, Россия 69,7 61,7 67,0 30,1 17,2 24, 18,2 45,9 30,3 17,9 24,8 21,9 31,5 25, Румыния 79,2 86,4 90,3 30,2 19,4 22, 16,7 34,1 26,2 26,2 39,9 39,0 27,3 45, Сербия 2 … 102,5 95,2 … 14,3 25,1… 28,3 28,0 … 45,1 48,3 53,9 43, Турция 80,0 83,2 82,9 24,3 24,1 22, 13,3 23,7 21,9 17,6 31,2 27,0 31,8 39, Украина 73,6 76,9 81,2 27,5 18,6 22, 27,6 61,5 40,6 28,7 57,0 44,2 22,2 46, Страны с низкими 78 80 73 24 21 24 17 17 18 20 20 21 – – доходами Страны со средними 73 74 75 26 25 25 21 28 31 22 27 32 – – доходами Страны с высокими 78 78 80 23 22 21 19 19 21 18 18 20 – – доходами Весь мир 76 77 78 24 23 22 19 22 23 19 22 23 – – Примечания: 1. Расходы домохозяйств, предприятий и правительства.

2. До 2006 г. в составе союзного с Черногорией государства.

Источники: [2, pp.356-357];

[3, pp.236-237];

[4, pp.298-299];

[8, p.1] Объективно существующее противодействие ТНК попыткам предприятий из государств с переходной экономикой выйти на мировой рынок с продукцией наукоёмких отраслей может быть преодолено только при реализации национальных инновационных разработок в сотрудничестве с ведущими компаниями из развитых стран, что требует гармонизации национального экономического и технического законодательства с международными нормами.

В 2000–2007 гг. доля энергоносителей в импорте Армении, Молдовы и Украины значительно превышала долю машин и промышленного оборудования.

Таблица Структура внешней торговли товарами в странах ЧЭС в 2000 – 2007 гг.

Экспорт Доля в импорте, % Доля обработанных Степень Машины и Энерго- Продукты Страна товаров, % концентрации*, оборудование носители питания % Всего Товары high tech Азербайджан 11,3 0,1 93,8 36,2 4,9 10, Албания 77,9 0,6 77,4 39,3 11,2 17, Армения 63,7 0,7 66,4 18,6 26,8 18, Болгария 60,4 3,1 73,9 24,6 16,6 4, Греция 55,7 6,0 51,3 30,1 13,9 9, Грузия 41,8 4,5 61,7 25,6 21,7 19, Молдова 27,3 0,2 57,3 17,3 23,3 5, Россия 25,5 4,9 55,1 31,4 1,4 14, Румыния 78,1 3,2 91,5 24,9 19,8 6, Сербия 55,0 3,0 75,1 35,3 5,9 3, Турция 83,3 1,7 92,6 17,4 17,8 1, Украина 69,9 4,7 67,6 25,1 35,3 7, Весь мир 77,0 21,0 – – – – Примечание. Доля товаров трёх групп (по Международной Стандартной Торговой Классификации) в экспорте.

Рассчитано по источникам: [2, pp.356-357];

[6, p.2];

[7].

68    В импорте машин и транспортного оборудования всех постсоветских стран ЧЭС преобладали легковые автомобили, в то время как доля новейших станков и автоматических производственных линий не превышала 15%, что способствовало консервации технологического отставания от развитых стран.

В импорте Азербайджана, Армении, Грузии и России доля продовольственных товаров была сопоставима с долей машин и технологических линий. Основной причиной этого является многолетний диспаритет внутренних цен на аграрную продукцию по сравнению с ценами на энергоносители и технику, что привело к снижению уровня механизации сельского хозяйства, хотя до начала рыночных реформ парк сельхозмашин в СССР был одним из крупнейших в мире, а Россия и Украина входили в десятку мировых лидеров по производству тракторов и комбайнов. После ликвидации колхозов и совхозов и передаче мелких земельных паёв в частную собственность миллионов крестьян фактически состоялся возврат к мелкотоварному производству, а создание животноводческих комплексов и крупных предприятий по выращиванию сельскохозяйственных культур практически заблокировано отсутствием рынка земель сельскохозяйственного назначения. Общее уменьшение обрабатываемых площадей сопровождалось увеличением посевов экспортных культур (подсолнечник, рапс и др.) и сокращением кормовой базы животноводства и птицеводства, поэтому ни в одной из постсоветских стран ЧЭС до сих пор не решена задача самообеспечения продуктами питания.

Особенно низка удельная продуктивность сельского хозяйства в Азербайджане, Грузии, Молдове и в Украине, где добавленная стоимость на одного работника аграрного сектора не превышает 2000 долларов США в год, что в три – пять раз меньше, чем в Греции или Болгарии [2, р.356-357].

Медленное структурное реформирование переходных экономик в направлении модернизации экспортоориентированных отраслей и ускоренного создания импортозамещающих производств на основе перехода к инновационным энергосберегающим технологиям способствует сохранению гипертрофированной импортозависимости постсоциалистических стран ЧЭС. За исключением ресурсно самодостаточной России, а также Азербайджана, ставшего крупным нетто-экспортёром нефти и природного газа, в остальных постсоветских странах ЧЭС бльшая часть импортируемого сырья и энергоносителей используется для производства низкотехнологичных экспортных товаров, что препятствует развитию внутреннего рынка и росту экономики страны в целом. Значительная часть валютных поступлений от экспорта расходуется в постсоветских странах ЧЭС на простое воспроизводство, поэтому дальнейшее увеличение экспорта энерго- и трудозатратных товаров с малой добавленной стоимостью объективно приведёт к реализации модели “разоряющего роста”. Очевидно, что отказ от существующей неэффективной системы “экспорт для экспорта” требует ликвидации сложившихся диспропорций в экономике за счет повышения внутреннего платёжеспособного спроса. Приоритетное развитие внутреннего рынка и устранение деформаций в системе заработной платы на основе приближения к интернациональной стоимости труда будет способствовать социально приемлемому перераспределению национального дохода, улучшению структуры совокупного потребления и росту инвестиций в постсоветских странах ЧЭС.

Сохранение модели международной специализации экономики, сложившейся в постсоветских странах ЧЭС в процессе рыночной трансформации, приведёт к закреплению за ними стратегически бесперспективных низкотехнологичных и экологически проблемных секторов глобальной экономики. В настоящее время конкурентоспособность большинства стран ЧЭС с переходной экономикой обусловлена не столько объективными долговременными преимуществами в обеспеченности природными ресурсами, сколько поддерживается за счёт субъективно установленной низкой стоимости рабочей силы. Ориентация на увеличение экспорта ограниченного ассортимента товаров с невысокой добавленной стоимостью противоречит тенденциям развития мировой экономики. Доля энергоносителей, сырья, черных и цветных металлов и продовольствия в мировой торговле снижается, в то время как продолжающийся рост производства этих товаров в государствах с переходной экономикой и развивающихся странах приводит к ужесточению конкуренции и снижению цен. Только за последнее десятилетие на мировых рынках в течение одного года наблюдалось резкое падение цен на сталь, алюминий, никель, железную руду, пшеницу, растительное масло, сахар и другие сырьевые товары, включая нефть, что неизбежно сказывалось на ухудшении торгового баланса стран ЧЭС.

В условиях финансово-экономического кризиса представляется особо актуальным повышение эффективности использования территории стран-участниц как макротранзитной зоны за счёт ресурсов Черноморского Банка Торговли и Развития для ускорения строительства причерноморского кольца транспортных коммуникаций и модернизации системы железнодорожных контртрейлерных перевозок между Черным и Балтийским морями.

Целесообразно также установление отношений партнёрства между предприятиями, а затем и отраслями промышленности стран-участниц для координации производственных программ с целью исключения внутриотраслевой конкуренции между ними. Соглашения о специализации производства особенно актуальны для предприятий металлургического комплекса Болгарии, Грузии, Молдовы, России, Румынии, Турции и Украины, являющихся конкурентами на рынке металлопроката, поскольку высокая степень дублирования ассортимента экспортной продукции препятствует согласованным действиям стран ЧЭС на мировых рынках.

Рыночная трансформация народнохозяйственных комплексов в постсоциалистических и постсоветских странах ЧЭС сопровождалась позитивными изменениями в общей структуре ВВП, соответствующими   объективным закономерностям развития мировой экономики. Сокращение внутреннего рынка, ухудшение структуры товарного производства и формирование экспорторасширяющей модели экономического роста явилось следствием субъективных ошибок в проведении рыночных реформ. Более эффективное использование факторных преимуществ национальных экономик требует перехода к новому, высокотехнологичному типу их международной конкурентоспособности.

Совершенствование стратегического управления экономикой, укрепление системно-регуляторной функции государства, создание либеральной и стабильной институциональной среды позволят постсоциалистическим и постсоветским странам ЧЭС перейти к информационно-инновационной модели роста. Стимулирование внутреннего спроса, диверсификация экспорта и оптимизация структуры импорта являются необходимыми предпосылками устойчивого развития и равноправной интеграции стран ЧЭС в европейскую и мировую экономику.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1. Перспективы развития мировой экономики. Финансовый стресс, экономические спады и подъёмы. – The International Monetary Fund, Washington D.C., October 2008. – 309 p.

2. World Development Report 2009: Reshaping Economic Geography. The International Bank for Reconstruction and Development /The World Bank. Washington D.C., 2008. – 368p.

3. World Development Report 2002: Building Institution for Markets. The World Bank. Oxford University Press, Inc. New York, 2002. – 249p.

4. World Development Report 2000/2001. Attacking Poverty. /The World Bank, New York, Oxford University Press, 2001. – 335 p.

5. Doing Business – 2009. World Bank and International Finance Corporation http://www.doingbusiness.org).

6. World Economic Situation and Prospects 2006. United Nations publication № E.06.II.C.2, New York, 2006. – p.

7. Allen T. Specialisation of Candidate Countries in Relation to EU /Statistics in Focus. External Trade. Theme 6 – 6/2001, Eurostat. – Luxembourg, Office for Official Publications of the European Communities.

8. Country at a Glance. The World Bank Group, 2000 – 2008.

9. World Development Indicators Database (http://www.worldbank.org/data/).

РЕЗЮМЕ Проанализированы изменения в структуре ВВП и внешней торговли в постсоциалистических странах Организации Черноморского экономического сотрудничества в 1990–2007 гг. Приоритетное развитие внутреннего рынка и диверсификация экспорта являются необходимыми предпосылками укрепления антикризисной устойчивости переходных экономик.

РЕЗЮМЕ Проаналізовано зміни у структурі ВВП та зовнішній торгівлі постсоціалістичних країн ОЧЕС у 1990-2007 рр.

Пріоритетний розвиток внутрішнього ринку та диверсифікація експорту є безумовними передумовами покріплення антикризової стійкості перехідних економік.

SUMMARY The changes of GDP and foreign trade structures in post-socialist countries-members of the Black Sea Economic Cooperation during 1990-2007 were analysed. Priority development of internal markets and exports diversification are necessary prerequisites for strengthening of anti-crisis stability of the BSEC transitive economies.

    ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И СТРАНЫ ЮЖНОГО КАВКАЗА Торосян Т.Ш., д.э.н., профессор, зав.кафедрой "Международная экономика" экономического факультета Ереванского Государственного университета Саргсян Л.Н., аспирант кафедры “Международных экономических отношений” Экономического факультета Ереванского Государственного Университета.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.