авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 24 |

«Донецкий национальный университет Сборник научных трудов основан в 2003 году ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Выделяют также и итальянскую модель кластеров (т.н. индустриальные округа) – представляющую более гибкое и «равноправное» сотрудничество предприятий малого, среднего и крупного бизнеса. Считается, что для стран с переходной экономикой наиболее подходит именно такая форма кластерной организации производства [10]. Внутри кластеров сильные предприятия могут повышать эффективность производства, только используя стратегии вертикальной интеграции, выражающиеся, в частности, в оказании им различных форм поддержки (финансовой, технической, управленческой и пр.).

М. Кастельс считает, что появление новых сетевых форм организации бизнеса связано, прежде всего, с кризисом старой вертикально-интегрированной формы олигополистического крупного бизнеса, характерного для индустриального общества. В связи с этим появляются новые организационно производственные формы бизнеса, разнообразные и многоликие, но, тем не менее, все они основаны на сетевом принципе организации. Как отмечает М. Кастельс, «сети есть фундаментальный материал, из которого новые организации строятся и будут строиться. И они способны формироваться и распространяться по главным улицам и глухим переулкам глобальной экономики, поскольку они опираются на информационную мощь, предоставляемую новой технологической парадигмой» [18]. В силу этого существенным моментом обеспечения длительных и устойчивых конкурентных позиций на глобальных рынках является формирование современной научно-технической инфраструктуры, обеспечивающей разработку и быструю передачу в реальный сектор научно-технических новшеств, распространение новых технологий среди участников кластеров.

Инновационные кластеры представляют собой объединения различных организаций (промышленных компаний, исследовательских центров, научных учреждений, органов государственного управления, профсоюзов, общественных организаций и пр.), использующих трансформацию рыночного механизма для более быстрого и эффективного распределения новых знаний, открытий и изобретений [13, 97]. Рассматривая инновационный кластер как группу, скопление нововведений, необходимо отметить, что эффективное внедрение их в регионе предполагает взаимное дополнение друг друга. При реализации отдельно взятой инновации эффект от внедрения будет намного ниже, чем в случае, если бы осваивалось несколько взаимосвязанных нововведений.

Формируя кластеры как территориально-производственные системы, ориентированные на активное участие в инновационной деятельности, региональные и местные власти должны подразумевать, что применяемые в каждом конкретном случае разнообразные модели таких сетевых структур должны соответствовать следующим требованиям:

• обеспечение специализированной рабочей силой. Предприятия сами нанимают рабочую силу с необходимой квалификацией, профессиональными знаниями и навыками, однако определяя специализацию кластера как наукоемкую соответствующие органы власти должные предусмотреть создание центров подготовки и переподготовки кадров необходимой специализации. Такие центры могут быть созданы на крупных предприятиях, входящих в кластер, и подготавливать кадры для других участников кластера на договорной основе;

• возможность полного доступа к информации и распространению опыта всех участников кластера. При этом, если предприятия имели информацию друг о друге ранее, осуществляли неформальные связи в рамках региона, - это уже является хорошей основой для формирования атмосферы доверия между ними;

• кооперация и сотрудничество, стимулирующие поиск новых методов организации и управления производством;

• подчинение деятельности кластеров развитию инновационных процессов:

активное развитие различных видов партнерства;

• возможность привлечения к сотрудничеству предприятий, которые не входят в определенные территориальные границы кластера. В условиях постоянно меняющейся рыночной конъюнктуры, важность сотрудничества становится первостепенной. Членство в кластерах и технологических сетях может повысить производительность труда, уровень инноваций, конкурентоспособность продукции.

Выводы. Формирование конкурентоспособных экономик регионов, районов и городов требует создания реального партнерства власти, бизнеса и общественности в разработке и реализации стратегий развития данных территорий. Такой подход полностью укладывается в формирование кластерных и других сетевых структур организации экономической деятельности, основанных на кооперации участников этих структур. Институциональные особенности экономического взаимодействия субъектов хозяйствования в рамках сетевых структур, представляющих гибкое и равноправное сотрудничество предприятий малого, среднего и крупного бизнеса. Внутри таких кластеров крупные предприятия могут выступать в качестве фирм-интеграторов исключительно в форме вертикальной интеграции, оказывая всемерную поддержку малым предприятиям. Тем не менее, данное утверждение совершенно не отрицает возможности применения других моделей кластерных образований (например, для инновационных кластеров), которые могут проявить большую гибкость, устойчивость к колебаниям рыночной конъюнктуры и, в конечном счете, более высокую эффективность. Главное, - чтобы такие модели базировались на принципе обеспечения реального общественно-частного сотрудничества.

Институциональные особенности различных моделей кластерных образований, эффективные размеры кластеров различной отраслевой специализации, сочетание кластер-ориентированных региональных и местных промышленных политик с промышленной политикой органов центральной власти – эти вопросы должны быть предметом дальнейших исследований.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1. Beauregard R., Lawless P, Deitrick S. Collaborative strategies for reindustrialization: Sheffield and Pittsburgh // Economic Development Quarterly. – November 1992. – № 3/4. – P. 418 – 430.

2. Hassink R. Restructuring policies in old industrial areas / Maastricht Economic Research Institute on Innovation and Technology // Working Paper. – 1994. – № 17. – 31 p.

3. Spackman M. Public-private partnerships: lessons from the British approach // Economic Systems. – 2002. – Vol. 26. – № 3. – P. 283-301.

4. Vlil T. How expensive are cost savings? On the economics of public-private partnerships // Innovative financing of infrastructure – the role of public-private partnerships: Lessons from the early movers / European Investment Bank Papers. – 2005.- Vol. 10. - № 1. – P. 94 – 119.

5. Brenck A., Beckers T., Heinrich M., Hirschhausen C. von. Public-private partnerships in new EU member countries of Central and Eastern Europe: An economic analysis with case studies from the highway sector // Innovative financing of infrastructure – the role of public-private partnerships: Lessons from the early movers / European Investment Bank Papers. – 2005.- Vol. 10. - № 2. – P. 82 – 111.

6. Коваленко Б.Б. К вопросу о взаимодействии государства и бизнеса (Институциональный аспект) // Проблемы современной экономики / Электронный журнал. – 2005. – № 1(13). [Электронный ресурс].

– Режим доступа: http://www.m-economy.ru/art.php3?artid=20674.

7. Гайнутдинов Р. Модели взаимодействия бизнеса и государства в глобализирующемся мире:

сравнительный анализ // Проблемы современной экономики / Электронный журнал. – 2006. – № 1(17). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.m-economy.ru/art.php3?artid=21193.

8. Соколенко С.И. Производственные системы глобализации: сети, альянсы, партнерства, кластеры:

Украинский контекст. - К.: Логос, 2002. - 646 с.

9. Nadvi K. Industrial clusters and networks: case studies of SME growth and innovation // Paper commissioned by the Small and Medium Industries Branch of UNIDO, October 1995. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.unido.org/userfiles/PuffK/Nadvi.pdf.

10. Левин И. «Индустриальные округа» как альтернативный путь индустриализации // МэиМО. – 1998. № 6. – с. 117 – 134.

11. Regional clusters in Europe // Observatory of European SMS. – 2002. – № 3. – Brussels: European Commission. – 117 p.

12. Войнаренко М. Концепція кластерів - шлях до відродження виробництва на регіональному рівні // Економіст. 2000. - № 1. – с. 24-28.

13. Мингалева Ж., Ткачева С. Кластеры и формирование структуры региона// МЭ и МО. – 2000. - № 5. – с. 97-102.

14. Николаев М.В. Кластерная концепция эффективной интеграции регионов в глобальную экономику. – Проблемы современной экономики / Электронный журнал. – 2005. – № 1 (13). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.m-economy.ru/art.php3?artid= 15. Хасаев Г.Р., Михеев Ю.В. Кластеры – современные инструменты повышения конкурентоспособности региона: через партнерство к будущему. – Компас промышленной реструктуризации / Электронный журнал. – 2003. – № 5(6). [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.compass-r.ru/st-5-03-1_htm.

16. Семенов Г.А., Богма О.С. Створення кластерних об’єднань в умовах нової економіки: Монографія. – Запоріжжя: КПУ, 2008. – 244 с.

17. Про схвалення Концепції проекту Загальнодержавної цільової економічної програми розвитку промисловості на період до 2017 року // Кабінет Міністрів України;

Розпорядження вiд 9.07. № 947-р. [Електронний ресурс]. – Режим доступу з: http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/ main.cgi?nreg=947-2008-%F0&p=1222860236039635.

18. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. – М.: Юнити, 2001. – 243 с.

РЕЗЮМЕ В статті розглядається поєднання двох підходів розробки стратегій розвитку територій: (1) формування партнерства влади, бізнесу і громадськості і (2) створення кластерних та інших організацій мережевого типу. Особлива увага надається вибору моделі подібних структур з урахуванням інституційних особливостей територіально-виробничих комплексів, на базі яких створюються кластери.

РЕЗЮМЕ В статье рассматривается слияние двух подходов разработки стратегий развития территорий: (1) формирование партнерства власти, бизнеса и (2) создание кластерных и других организаций сетевого типа. Особое внимание уделяется выбору модели подобных структур с учетом институциональных особенностей территориально-производственных комплексов, на основе которых создаются кластеры.

SUMMARY There are two approaches for elaborating of territorial development strategies have considered in the paper: (1) forming of public-private partnership, and (2) building of clusters and other network type organizations. Special attention had to paid for choosing of the model of such structures with taking into account the institutional peculiarities of territorial-productive complexes which are the base of clusters creation.

ВОЗМОЖНОСТИ СОЗДАНИЯ УКРАИНО-РОССИЙСКОГО ТРАНСГРАНИЧНОГО ЭЛЕКТРОМЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО КЛАСТЕРА Ляшенко В.И., д.э.н., зав. отделом ИЭП НАН Украины Марченко В.Н., к.э.н.

Технология электрошлакового переплава (ЭШП) была разработана и испытана специалистами киевского Института электросварки им. Е.О. Патона. Но ее истинным «Днем рождения» принято считать 28 мая 1958 года, когда плавку произвела первая в мире экспериментальная печь ЭШП, установленная на территории завода «Днепроспецсталь» в Запорожье. Ее результаты были просто «ошеломляющими»:

произведенный металл отличался удивительной плотностью и структурной однородностью, а главное, небывало низкой степенью загрязненности неметаллическими включениями. Директору «Днепроспецстали» и нескольким сотрудникам ИЭС им. Е.О. Патона за освоение новой технологии присудили Ленинскую премию. А на самом заводе началось строительство первого в мире цеха, специализирующегося именно на ЭШП. Вскоре специалистов из Запорожья и Киева начинают активно привлекать для внедрения методики электрошлакового переплава на Волгоградском металлургическом комбинате, Челябинском МК, подмосковной «Электростали», «Азовстали» и других крупнейших предприятиях СССР. А в 1970 году лицензия на установку печи ЭШП была впервые продана на Запад.

Её купила шведская металлургическая компания «АВЕСТА», оценившая высокое качество советской стали, полученной с помощью новой методики. Вслед за шведами электрошлаковый переплав освоили японцы, приобретя у СССР печь для выплавки 40-тонных слитков (группа запорожских специалистов и на этот раз оказывала помощь при ее пуске). Некоторые металлургические компании США и Великобритании в 60-е годы тоже вели самостоятельные разработки в области ЭШП, но их результаты © Ляшенко В.И., Марченко В.Н., оказались не столь впечатляющими. Поэтому именно в Советский Союз для обучения и приобретения опыта устремились многочисленные делегации металлургов из Азии, Америки и Европы. Советские же инженеры-консультанты наоборот разъехались по миру оказывать «братскую» помощь [1].

Но эйфория длилась недолго. Крушение СССР и упадок его мощного военно-промышленного комплекса лишили отечественную металлургию гарантированных госзаказов. А пришедшие на смену плановой экономике свободные рыночные отношения вскрыли стагнацию украинского металлургического комплекса и его серьезное техническое отставание от западных конкурентов. Задели эти процессы и некогда передовую технологию электрошлакового переплава. В настоящее время специалисты выделяют несколько основных проблем, мешающих развитию ЭШП. Это устаревшее оборудование, делающее производство дорогим и малорентабельным. Несоответствующее мировым стандартам качество продукции и нехватка квалифицированных кадров. Если современные сверхмощные электропечи в Европе выплавляют расходуемый электрод для переплава методом ЭШП за 45 минут, то в печах наших сталеплавильных цехов он выплавляется в течение четырех часов, что не может не сказаться на стоимости процесса в целом. Выплавка стали методом ЭШП на западных предприятиях менее затратная лишь благодаря рациональному использованию энергоресурсов и периодической модернизации оборудования. Украинским же металлургам на это вечно не хватает средств.

Но необходимость в реконструкции спецэлектрометаллургии (в том числе и ЭШП) уже давно назрела как в Украине, так и в России. Россияне решением проблем своего ГМК занялись очень активно.

Модернизируют мощности ведущих предприятий по выпуску спецсталей (завод «Красный октябрь», «Электросталь» и др.), осваивают новые виды продукции, расширяют сортамент. Украине в этом отношении похвастаться, к сожалению, пока нечем. И это удручает, поскольку из-за своей недальновидности страна, давшая жизнь уникальной технологии, и сегодня используемой мировыми лидерами в отрасли, рискует в очередной раз оказаться на обочине.

Экономическим проблемам развития современной черной металлургии посвящены работы С.

Аптекаря, А. Амоши, С. Момота, Е. Кулиш, А. Стрельца и других. Тем не менее проблема развития интеграционных связей современных мини-металлургических предприятий еще слабо освещена в отечественной литературе. Поэтому цель написания данной статьи как раз и обусловлена тем, что в ближайшее десятилетие удельная производительность дуговых печей и машин непрерывной разливки стали (МНЛЗ), как основы технологического построения современных мини-миллов как в Украине, так и в Российской Федерации будет постоянно повышаться, поэтому возникла насущная потребность в системном анализе перспектив возможной интеграции этих предприятий по обе стороны украино российской границы, с целью повышения их конкурентоспособности в условиях глобализации, в том числе с использование кластерного подхода.

В ближайшее десятилетие удельная производительности дуговых печей и машин непрерывной разливки стали (как основы технологического построения современных мини-миллов) будет постоянно повышаться. Минимизация затрат на стабильной основе становится возможной в случае создания максимально совмещенной и закрытой системы основных производственных процессов. В черной металлургии примером таких эффективных построений являются различного рода мини-заводы.

Прогресс в области создания оборудования для мини-заводов достиг очень высоких темпов. Только в последние полтора десятилетия: были разработаны новые конструктивные подходы и созданы оригинальные технологические решения, обеспечивающие существенный рост удельной производительности дуговых сталеплавильных печей;

отработана концепция высокоэффективного агрегата для внепечной обработки стали, получившего в литературе название «ковш-печь». Реализована на практике концепция высокопроизводительной многоручьевой сортовой машины непрерывной литой заготовки(МНЛЗ), позволившая обеспечить совмещение дискретного цикла выплавки стали и ее непрерывной разливки. Можно с уверенностью утверждать, что в ближайшее десятилетие будет повышаться удельная производительности дуговых печей и машин непрерывной разливки стали.

Мини-заводы в мире начали массово появляться в 70-х годах ХХ в. В США и Западной Европе строительство мини-метзаводов стимулировало развитие автомобилестроения. Заводы предпочитали производить сталь из дешевого лома старых автомобилей, а не тратить деньги на закупку дорогого кокса и особенно руды, которую приходилось завозить из Бразилии и Австралии. В Украине малые формы пока не распространились: в сегменте mini-mill в настоящее время работает только два предприятия – Донецкий электрометаллургический завод и электрометаллургический завод в г.Курахово Донецкой области, а также к ним можно отнести Запорожский электрометаллургический завод «Днепроспецсталь»

им. А. Н. Кузьмина и Краматорский завод “Энергомашспецсталь” [2].

Донецкий электрометаллургический завод (до октября 2008 года - «ИСТИЛ УКРАИНА») одно из самых современных украинских металлургических предприятий с мощностью более 1 млн. тонн жидкой стали в год. Это первое в Украине металлургическое предприятие со 100% иностранным капиталом. В модернизацию компания ISTIL Group, инвестировала более 100 миллионов. Завод производит горячекатаный круглый и квадратный прокат, а также непрерывнолитые круглые и квадратные заготовки из более чем 300 марок стали - низкоуглеродистой, высоколегированной и нержавеющей для машиностроительных и шарикоподшипниковых заводов, автомобилестроения, трубной и нефтегазовой промышленности, атомной энергетики. Кроме того, предприятие поставляет потребителям товарные слитки для ковки из углеродистых и низколегированных марок стали. За счет иностранных инвестиций была внедрена новейшая экологически чистая технология выплавки, рафинирования и непрерывной разливки стали.

Донецкий электрометаллургический завод в 2007 году призвел 1,026 млн.т. стали, в выплавил 920,1 тыс. тонн стали, что на 13,5% больше чем в 2005 году. Увеличения объемов выплавляемой стали удалось добиться за счет установки на сталеплавильной печи «Данарк» более мощного трансформатора, который позволил снизить общую длительность плавки с 67 до 52 мин. Объем вакуумированной стали в 2006 году увеличился на 17% и составил 142,1 тыс. тонн.

Производство товарной продукции из собственной стали (непрерывнолитая заготовка, товарные слитки, слитки с отжигом и прокат черных металлов) в 2006 году составило 876 тыс. тонн, что на 15% больше аналогичного показателя за 2005 год. Кроме того прокатано по давальческой схеме из стали мартеновского цеха ЗАО «Донецксталь-металлургический завод» 299,1 тыс. тонн, что на 17% больше показателя 2005 года. Объем реализованной промышленной продукции в отпускных ценах в 2006 году составил 1 697,3 млн. грн. Прибыль от реализации товарной продукции составила 47, млн.грн, что на 23 млн грн меньше показателя 2005 г. Из выплавленной стали произведены и отгружены следующие виды товарной продукции: непрерывнолитая заготовка 425,2 тыс.тонн., что на 35,4% больше чем за за І-ое полугодие 2006 года;

прокат черных металлов всего 228,3 тыс.тонн., что на 31,4% выше чем за аналогичный период 2006 года, в т.ч. из стали ЭСПЦ -52,5 тыс.тонн, прокат из давальческой стали 175,8 тыс. тонн стали, товарные слитки - 5,97тыс.тонн. С октября 2006 года освоен новый вид продукции – товарные слитки с отжигом, за І-ое полугодие 2007 года призведено и отгружено 1,6 тыс.тонн такого вида продукции [3].

Краматорский завод “Энергомашспецсталь” основан в 1964 году как базовое предприятие по обеспечению атомного и энергетического машиностроения специальными литыми и коваными заготовками для атомных установок, реакторного оборудования, специальных насосов, паро- и гидротурбин, установок высокого давления. Специализируется на выпуске литых и кованых изделий индивидуального и мелкосерийного производства для тяжелого, энергетического и транспортного машиностроения, металлургической, цементной, горнодобывающей и других отраслей промышленности Украины, ближнего и дальнего зарубежья.

Продукция с маркой "Энергомашспецсталь" хорошо известна на "Атоммаше", "Турбоатоме", "Уралгидромаше", Сумском машиностроительном объединении. На Кольской, Запорожской, Южно Украинской, Иглинской, Ростовской, Калининской атомных электростанциях установлено оборудование, отливки и поковки для которого изготовлены на нашем предприятии. За 40 лет было освоено производство особо чистых марок сталей для заготовок атомных реакторов, налажен процесс выплавки сложнолегированной стали для корпусов ГЦН-195. Освоена технология выплавки высокопрочного чугуна. Технологические процессы позволяют со стабильным качеством производить уникальные крупногабаритные отливки и поковки.

Как сообщалось, 2004 год "Энергомашспецсталь" закончила с чистой прибылью 1,369 млн.

гривен, увеличив чистый доход на 77,8%, или на 103,26 млн. гривен по сравнению с 2003 годом до 236,012 млн. гривен.

Система менеджмента качества ОАО "Энергомашспецсталь" сертифицирована на соответствие международному стандарту ISO 9001:2000 в трёх системах сертификации:

-"Русский Регистр", "ГОСТ Р" и"IQNet" - The international certification network. На ОАО "Энергомашспецсталь" внедрена интегрированная система менеджмента качества и управление окружающей средой, разработанная на базе международных стандартов МС ИСО 9001:2001 и МС ИСО 14001:96 [4].

Запорожский электрометаллургический завод «Днепроспецсталь» им. А. Н. Кузьмина основан в 1932 году. Завод изготавливает металлопродукцию из нержавеющих, инструментальных, быстрорежущих, подшипниковых, легированных конструкционных марок стали, а также жаропрочных сплавов на основе никеля. На сегодняшний день ОАО «Днепроспецсталь» занимает ведущие позиции на рынках Украины, стран СНГ и Европы, поставляет продукцию в более чем 50 стран мира. Специалисты компании активно развивают каналы дистрибуции в Америке и Азии.

Предприятие производит конкурентоспособную металлопродукцию, которая соответствует требованиям отечественных и международных стандартов ГОСТ, ЕN, АSTM, AISI, DIN, BS, JIS и др.

Система менеджмента качества сертифицирована по стандарту ISO 9001. Мониторинг качества и количества отгружаемой продукции проводит компания SGS - мировой лидер независимой экспертизы, испытаний и сертификации [5].

Сталеплавильное производство предприятия представлено четырьмя электросталеплавильными цехами, оснащёнными открытыми основными дуговыми электропечами ёмкостью от 30 до 60 тонн, одной индукционной печью ёмкостью 7 тонн, агрегатом газокислородного рафинирования, а также печами электрошлакового и вакуумно-дугового переплавов. Масса применяемых на заводе сортовых слитков от 0,215 до 7,4 тонны. Кроме того, возможна отливка металла в товарные слитки массой от 8,9 до 14,7 тонн.

Общая стоимость товарной продукции, произведенной на Днепроспецстали в 2007 году составляет в действующих ценах 3 млрд. 750 млн.грн., что на 46,6% больше чем за аналогичный период 2006 года. Произведено проката 350 732 тыс. тонн (больше на 6,1%). Стали сдано из цехов 549 тыс.тонн (плюс 5,9%).

В январе-октябре 2008 года на «Днепроспецстали» сдано 444 197 тонн стали, что на 3% меньше в сравнении с аналогичным периодом 2007 года. Проката произведено 290 474 тонны (на 0,7% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). За этот период произведено товарной продукции на 3,365млрд. грн. По сравнению с десятью месяцами 2007 года рост составил 6,2%. По оперативным данным в октябре на предприятии произведено товарной продукции на сумму 311,27 млн.

грн. (90,5% к сентябрю 2008 года). Проката отгружено из цехов 24 505 тонн, что на 12,2% меньше, чем в предыдущем месяце. Стали сдано 28 763 тонны. Это на 35% меньше, чем в сентябре 2008 года [6].

В 2008 году начал работу электрометаллургический комплекс в г.Курахово Донецкой области проектной мощностью 250 тыс.т. стали в год.

Множество других амбициозных проектов, которые якобы могут потеснить традиционную металлургию, в лучшем случае находятся на стадии проектирования. Мода на мини-заводы докатилась и до Украины. С 2004 года идут переговоры о строительстве в Белой Церкви электросталеплавильного завода. Инвестор - компания "Евро Финанс" (контролирует Киеввтормет), один из игроков отечественного рынка лома. Строительство электросталелитейного завода мощностью 1,8 млн тонн планируют завершить через 37 месяцев. Компания готова вложить в проект 600 млн. дол., которые должны окупиться предположительно через 5-6 лет.

Контракт на строительство электросталеплавильного комплекса с производителем металлургического оборудования компанией Danieli в этом году подписала корпорация "Интерпайп".

Проект будет реализован в Днепропетровской области, он понадобилсь для расширения производства труб и железнодорожных колес на Нижнеднепровском трубопрокатном заводе. Вместе с тем потребление сырья в Украине постоянно растет. К 2012 году, помимо строительства Белоцерковского завода и введения новых мощностей Интерпайп Сталь, нарастить производство с 0,92 млн тонн до 1, млн собирается ДЭМЗ. Донецкий металлопрокатный завод намерен увеличить выпуск продукции до 0, млн т/год, а собственники Алчевского меткомбината планируют ежегодно производить 7,5 млн тонн конвертерной стали, на выплавку которой уходит больше лома, чем при производстве мартеновской.

Вместе с тем заготовка лома в Украине в последние годы снижается. В 2005 году она составила 9,2 млн тонн, в прошлом году сократилась на 23%. К 2012 году дефицит лома на внутреннем рынке может составить 1,5 млн тонн.

Проблема для потенциальных инвесторов мини-метзаводов кроется в самой структуре украинского рынка металлолома. Сейчас рынок неконсолидирован: на долю четырех крупнейших игроков (Киеввтормет, Запорожсталь, Прометей и МАИР) приходится не более 20% рынка, остальные 80% делят между собой полторы тысячи мелких операторов. Проблемы с сырьем вряд ли позволят мелким операторам самостоятельно строить электросталеплавильные заводы.

Будущее строящихся мини-заводов зависит и от наличия в регионе энергогенерирующих мощностей. На производство тонны электростали требуется 390-450 кВт электроэнергии. Спрос со стороны строительных компаний Киева белоцерковскому мини-заводу гарантирован. К тому же завод намерен выпускать катанку, со сбытом которой проблем нет ни в Европе, ни в России. В свою очередь проект Интерпайпа рассчитан на собственные потребности корпорации.

Внутреннее потребление металлопродукции в нашей стране еще слишком низкое, 80% украинского металла продается за рубеж. Мини-заводы рассчитаны именно на местных покупателей [7].

Группа "Финансы и Кредит" активизировала работы по строительству электрометаллургического завода прямого восстановления железа с использованием природного газа "Ворскла-сталь" в Полтавской области. Его заявленная мощность -- 3,4 млн. т слябов в год это 8-10% от ежегодного объема производства металлургической отрасли Украины. Предполагается, что сырьем для полтавского завода будут служить окатыши принадлежащего Ferrexpo Полтавского ГОКа.

ЗАО «Интерпайп» на стадии проектных работ прорабатывает строительство электрометаллургического производства на Нижнеднепровском трубном заводе мощностью 1,3 -1, млн.т. Макеевский металлургический завод и ЗАО «Киеввтормет» прорабатывают возможности строительства электрометаллургических комплексов с печами ориентировочной мощностью выпуска в 1,5 –2,0 млн.т. жидкой стали в год [6].

Однако всем вновь вводимым электрометаллургическим производства придется столкнутся с серьезным увеличение стоимости строительства, т.к. по новым «Правилам технической эксплуатации электроустановок потребителей» утвержденных приказом №258 от25.07.2006г. Министерством топлива и энергетики к качеству электоэнергии все элетрометаллургические печи обязаны иметь фильтро компенсирующие устройства( ориентировочная стоимость 2 – 2,5 млн.евро.).

Отечественный бизнес только сейчас обратил внимание на новую нишу: раньше необходимости в таких производствах не было. В Украине периода передела собственности в металлургии (конец 90-х) сложились все предпосылки для развития интегрированных предприятий - в стране есть запасы руды и угля, выстроена инфраструктура, налажены связи между меткомбинатами и поставщиками сырья - ГОКами и коксохимами. К тому же украинские заводы были построены еще во времена СССР и у их нынешних владельцев нет необходимости заботиться об окупаемости вложений в капстроительство. Сбытовые цены на металлопродукцию украинских комбинатов растут, зарплаты увеличиваются медленно, экологические нормы далеки от европейских требований. У предприятий нет причин тратиться на капитальные вложения. Во-вторых, расходы на зарплату работникам украинских металлургических комбинатов в себестоимости продукции некритичны по сравнению с Европой и США.

Следовательно, нет необходимости тратиться на технологии, требующие меньших человеческих затрат.

В структуре себестоимости украинской стали на фонд оплаты труда приходится всего 3%, на европейских производствах аналогичный показатель порой достигает 60%. В-третьих, на Западе одной из основных причин расцвета минизаводов стало ужесточение экологических норм. В Украине же экологическое законодательство лояльно к металлургическим гигантам. За последние 10 лет плата за загрязнение окружающей среды увеличилась только в 1,5 раза, при этом украинский эконалог остается одним из самых низких в Европе. На руку металлургам еще и слабые лоббистские позиции украинских "зеленых".

В России, к примеру, частный капитал заинтересовался сталеплавильными мини-заводами около четырех лет назад, когда цены на сталь начали расти двузначными темпами. Первыми в новую нишу ринулись ломосборщики. Сразу несколько проектов финансировала компания "Макси-Групп", один из крупнейших российских сборщиков лома черных металлов. По прогнозам, к 2011 году группа намеревается выплавлять 12 млн тонн стали в год - ненамного меньше Новолипецкого меткомбината.

Идеей создания электроплавильного производства загорелись и собственники группы МАИР (лидер российской ломосборки), решившие создать вертикально интегрированный металлургический холдинг на базе Сулинского метзавода. Уже запущен в строй мини-завод по производству квадратной заготовки, принадлежащий ломозаготовщику "Новоросметалл" (Краснодарский край).

Оскольский электрометаллургический комбинат бал построен в 1982 году. Производительность ЭСПЦ составляет 3 млн. тонн непрерывнолитых заготовок в год. Выплавка производится одношлаковым процессом с использованием в шихте от 60 до 100 % металлизованных окатышей.

Технология производства стали основана на внепечном рафинировании и легировании металла на установках продувки металла аргоном, вакуумирования, агрегатах комплексной обработки стали.

Разливку жидкой стали осуществляют на машинах непрерывного литья заготовок. В настоящее время освоено производство около 2000 марок качественных углеродистых и легированных сталей.

Поставляемые по национальным и международным стандартам, а также по индивидуальным спецификациям клиентов, эти стали соответствуют всем требованиям изготовителей компонентов и конечных потребителей (перекат, производство бесшовных труб, ковка, холодная обработка, механообработка и т.д.) в различных отраслях промышленности [7;

8]. Оскольский электро металлургический комбинат сегодня является крупнейшим российским производителем стали в ДСП. В 2006г. это предприятие выпустило более 2,6 млн.т литой заготовки. В настоящее время в состав сталеплавильного комплекса Оскольского ЭМК входят четыре 150-тонных ДСП, два агрегата «ковш печь» фирмы Fuchs, две установки циркуляционного вакуумирования стали RH (реконструированы в 2004-2005гг.). Отделение непрерывной разливки включает четыре 4-ручьевые радиальные блюмовые МНЛЗ производства ЮУМЗ и одну сортовую 6-ручьевую МНЛЗ фирмы Concast. Общий объём инвестиций, освоенных в 2007 году, составил 1 784,4 млн. руб., что на 613,8 млн. руб. больше уровня 2006 года. 2007 год характеризовался увеличением производства всех основных видов продукции черной металлургии. В 2007 году отгружено основных видов продукции черной металлургии в стоимостном выражении на 1 781,4 млрд. рублей. Рост цен составил 21,5 %, а рост объема производства 3,2 %.

Товарная продукция ОЭМК в 2007 году выросла на 34,2 %.

Поэтому электросталеплавильные мини-миллы «с нуля» в большинстве своем возводят операторы металлоломного рынка РФ в регионах своей активной деятельности. Их специализация на заготовке лома позволяет в некоторой мере гарантировать стабильное поступление сырьевой составляющей на собственный мини-милл. В частности, металлоломными компаниями России в период 1999-2004гг. были построены такие мини-миллы по производству сортовой заготовки:

• Сулинский металлургический завод в Ростовской области (3-ручьеваяМНЛЗ производства Concast SMS, год выпуска 1967;

• Новороссийский электрометаллургический - ООО «Новоросметалл» - в Краснодарском крае (ДСП-25, трансформатор 20 МВД и «ковш-печь» - возраст и изготовитель оборудования не известны, 3 ручьевая МНЛЗ производства Mannesman).

Эти предприятия создавались по схеме «минимум затрат», что предполагает использование технологического оборудования, уже бывшего в эксплуатации в других странах (как правило, с закрытых европейских метпредприятий). Практика работы таких «новых» мини-миллов практически всегда выявляет серьезную проблему. А именно: ни одно из подобных производств не достигало планируемых эксплуатационных показателей, а концепция применения оборудования «second hand» не оправдывало себя полностью в технологическом плане. Причина кроется в применении изношенного и морально устаревшего оборудования, которое к тому же не гармонизировано между собой. Особо обращает на себя внимание тот факт, что компании, торгующие оборудованием «second hand», проявляют высокую активность на рынке стран СНГ. (Ранее подобное наблюдалось в Турции и ряде стран Юго-Восточной Азии).

В результате некоторые из владельцев мини-миллов «последней волны» все же приходят к необходимости коренной реконструкции старого и докупки нового оборудования. Так, после вы хода из строя печного трансформатора завод «Новоросметалл» был остановлен на реконструкцию. Новое технологическое оборудование поставила итальянская компания STB, что потребовало дополнительных и очень существенных капиталовложений.

Но только после этой реконструкции 2006г. электросталеплавильный цех новороссийского завода получил в эксплуатацию действительно современную работоспособную конфигурацию производства. Сейчас предприятие имеет в составе ДСП-50, АКП-50 и 4-ручьевую сортовую МНЛЗ. 40% выпускаемой заводом сортовой заготовки экспортируется (в основном, в Турцию). Чтобы сделать бизнес более доходным, менеджмент компании планирует в 2008г. увеличить объем производства стали до тыс.т в год. Данный пример можно и нужно рассматривать как предупреждение для тех инвесторов, кто задумывается над минимизацией затрат по аналогичным проектам и «прикидывает под это» варианты с приобретением основных технологических агрегатов категории «б/у».

В 2008г. г. Шахты начал производство Ростовский электрометаллургический завод (компания «Электросталь России»). Предприятие имеет удачное географическое положение: доступ к морским и речным портам и хорошую железнодорожную связь. Ростов и область являются крупными источниками стального лома, а электроэнергия с Волжской ГЭС и Волгодонской АЭС поставляет по умеренным ценам.

Предполагаемая производительность этого завода - 1,75 млн.т жидкой стали с последующим переделом в непрерыв-нолитую заготовку, круглый прокат и катанку. Технологическое оборудование для него поставили компании Concast и Sidermontaggi. Производительность предприятия обеспечит современная ДСП-90 с печным трансформатором 90 МВА. Вторичная металлургия представлена агрегатом «ковш-печь». Разливка производиться на 5-ручьевой радиальной МНЛЗ. Высокие темпы прироста объемов выпуска электростали в России в целом следует рассматривать как свидетельство высокой конкурентоспособности электросталеплавильного производства страны. Прежде всего, это обусловлено правильным выбором эффективных стратегий функционирования предприятий с электросталеплавильными мощностями.

Похоже, что кризис 2008-2009 гг. «помогает» закрепить и усилить “полуфабрикатную” специализацию горно-металлургического комплекса Украины на мировом рынке. Украинские эксперты заявляют буквально следующее: отечественная стальная отрасль имеет предпосылки быть конкурентоспособной лишь в сегментах с низкой и средней добавленной стоимостью, что обусловлено наличием в стране сырьевых ресурсов, а также физической и моральной устарелостью металлургических активов. Украинские металлурги подтверждают этот тезис на практике. За январь — май 2009 г. доля полуфабрикатов (заготовки и слябы) в экспорте украинской стальной продукции выросла до 55%, тогда как за аналогичный период 2008 г. она составляла 46%. Соответственно, за этот же период доля плоского проката в экспорте украинской металлопродукции сократилась с 31% до 25%, а длинномерного — с 23% до 20% [9].

Отечественная продукция остается одной из самых конкурентоспособных на мировых рынках, что позволило ей частично потеснить турецкую заготовку с рынков Ближнего Востока. А захват рынков на Дальнем Востоке стал возможен благодаря еще одному положительному фактору — более чем двукратному снижению стоимости фрахта. Что же касается рынка Китая, то в связи с массовым вводом новых мощностей в этом государстве он был потерян для украинской продукции в 2003-2004 гг., и в течение следующих четырех лет было практически невозможно поставлять полуфабрикаты в Китай.

Более того, металлурги из Поднебесной вытеснили “жовто-блакитних” конкурентов и из других восточно-азиатских рынков. Однако сейчас украинский металл, даже с учетом доставки, дешевле китайского. Кроме того, принятые правительством Китая меры по стимулированию экономики способствуют росту спроса и производства стали в текущем году. И в то время как во всех крупнейших металлургических странах производство метпродукции падает, в Китае оно остается на уровне 2008 г.

Конкурентоспособными украинские стальные полуфабрикаты на мировом рынке стали благодаря резкой девальвации национальной валюты, которая произошла в IV квартале 2008 г. Все вішеизложенное позволяет ставить воспрос о возможности формирования трансграничного электрометаллургического кластера на базе вышеперечисленных предприятий.

СПИСОЕК ИСТОЧНИКОВ:

1. Гайдай А. Утраченные возможности отечественной спецэлектрометаллургии // День. – 2009. – июля. – С. 5.

2. Ляшенко В.И., Марченко В.Н. Перспективы развития кластера электрометаллургического производства в Украине / В.И.Ляшенко, В.Н.Марченко // Проблемы экономики и управления. – 2009. №1. – С. 156-157.

3. Каталог предприятий., «ИСТИЛ (УКРАИНА)» миниметаллургический завод.,Новости предприятия., 2007.,Производство за 7 месяцев 2007 года.[Электронный ресурс] / Режим доступа: http:// www.infogeo.ru 4. Производители литья в Украине: Донецкая обл., «Энергомашспецсталь».[Электронный ресурс] / Режим доступа: http:// www.lityo.com.ua 5. Компания.[Электронный ресурс] / Режим доступа: http:// www.dss-ua.com 6. Компания., Производство., Сталеплавильное производство.[Электронный ресурс] / Режим доступа:

http:// www.dss-ua.com 7. Смирнов А., Сафонов В. Форматы российской электрометаллургии / А.Смирнов, В.Сафонов // Металл.

– 2008. - №1. – С. 36-40.

8.ОЭМК. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http:// www.metinvest.com 9.Шевченко Н. Окно в Европу.[Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.business.ua/i857/a РЕЗЮМЕ Цель написания данной статьи как раз и обусловлена тем, что в ближайшее десятилетие возникла насущная потребность в системном анализе перспектив возможной интеграции металлургических предприятий по обе стороны границы Украины и России, с целью повышения их конкурентоспособности в условиях глобализации, в том числе с использование кластерного подхода.

РЕЗЮМЕ Мета написання даної статті якраз і обумовлена тим, що в найближче десятиліття виникла насущна потреба в системному аналізі перспектив можливої інтеграції металургійних підприємств по обидві сторони межі України і Росії, з метою підвищення їх конкурентоспроможності в умовах глобалізації, зокрема з використання кластерного підходу.

SUMMARY The purpose of writing of this article just and is conditioned that in the nearest decade there was a vital requirement in the analysis of the systems of prospects of possible integration of metallurgical enterprises for both sides the border of Ukraine and Russia, with the purpose of increase of their competitiveness in the conditions of globalization, including with the use of cluster approach.

ОЦЕНКА ИНВЕСТИЦИОННОЙ СИТУАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ МОЛДОВА Негру И.К., Молдавская экономическая академия, к.э.н., доцент Состояние инвестиционного климата является одним из важнейших показателей экономической ситуации и перспектив развития Молдовы. Статистика свидетельствует о неуклонном снижении объема производственных и непроизводственных капитальных вложений.

Снижение инвестиций относится к числу главных причин продолжающегося промышленного спада, препятствует общему оздоровлению экономики, обостряет проблему отсталости технической и технологической базы, ведет к росту степени изношенности основных фондов в промышленности.

Только привлечение инвестиций в экономику может предотвратить невосполнимые потери экономического потенциала.

Молдова по совокупности природно-географических, политических условий, обеспеченности квалифицированными кадрами, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов является © Негру И.К., инвестиционнопривлекательным регионом. Вместе с тем уровень инвестиционной активности в Молдове не адекватен уровню ее потенциальной инвестиционной привлекательности.

Молдова могла бы стать "регионом роста". Однако реализация природного, промышленного и научно-технического потенциалов требует значительных инвестиций, прежде всего в базовые отрасли народнохозяйственного комплекса Республики.

Разумная политика налогового стимулирования крупных инвесторов, обеспечение гарантий инвесторам от некоммерческих рисков и другие меры государственной поддержки инвестиционной деятельности на территории Молдовы, а также наличие необходимой инфраструктуры могли бы привлечь существенные финансовые средства в производственную сферу. Мировой опыт показывает, что создание льготного режима осуществления инвестиционной деятельности не только стимулируют приток инвестиций в экономику, но и увеличивают налоговые поступления в бюджет.

Основной целью инвестиционной политики в Молдове на период до 2015 года должно стать обеспечение экономического подъема за счет привлечения инвестиций в эффективные и конкурентоспособные производства, способные обеспечить создание собственного инвестиционного потенциала Республики и содействовать адаптации других отраслей и производств к рыночным условиям, что позволит им сохранить устойчивое положение на внутреннем рынке. На этой основе должны решаться задачи обеспечения занятости и доходов населения, формирования надежной налоговой базы и сбалансированности государственного бюджета, ослабляться проблемы в социальной сфере.

Реализовать поставленную цель можно на основе проведения последовательной политики, направленной на поддержку инвестиционной деятельности на территории Республики, отработки механизмов мобилизации бюджетных и внебюджетных финансовых ресурсов для реализации инвестиционных программ, привлечения внешних инвестиций и средств населения и повышения эффективности их использования.

Мониторинг инвестиционного процесса является основой при разработке и реализации целевых программ на территории Молдовы, а также условием для активизации и повышения эффективности инвестиционной деятельности за счет расширения возможностей распространения достоверной и систематизированной информации, необходимой как соискателям инвестиций, так и потенциальным инвесторам.

Для осуществления мониторинга необходимо создать региональную базу данных инвестиционных проектов и потенциальных инвесторов (в дальнейшем - база данных), осуществляя при этом инвентаризацию инвестиционных проектов, что упростит процедуру их отбора для включения в инвестиционные программы, сократит время на поиск объектов инвестирования по запросам потенциальных инвесторов, на подготовку информационных материалов для распространения в средствах массовой информации и через средства международного информационного обмена, на поиск инвесторов и др.

Для финансирования инвестиционных проектов должны привлекаться молдавские и международные финансовые институты (посредством создания холдингов, банковских, страховых пулов и др.). Всестороннее содействие должно оказываться созданию компаний, специализирующихся на лизинге.

Необходимо активно использовать финансово-кредитные институты, инвестиционные компании в качестве финансовых посредников. На основе анализа рынка финансовых посредников необходимо отбирать компании для работы по привлечению инвестиций в наиболее значимые проекты и на основе соглашений с ними определяться формы сотрудничества между Правительством и этими компаниями.

В целях привлечения иностранных инвестиций, инвесторам должен быть предоставлен льготный режим осуществления инвестиционной деятельности.

Наличие инвестиционной инфраструктуры является необходимым условием привлечения инвестиций в Молдову. В целях формирования системы обслуживания инвестиционного процесса должны активно привлекаться финансово-кредитные, консалтинговые и др. организации к реализации инвестиционной политики на конкурсной основе.

По отношению к институтам инвестиционной инфраструктуры усилия Правительства должны быть направлены на:

консолидацию инвестиционного потенциала в целях реализации инвестиционных программ;

привлечение банков, страховых, аудиторских компаний и их объединений к разработке нормативно-правовой базы, регламентирующей развитие инвестиционной деятельности на территории Молдовы, оказанию услуг предприятиям по подготовке инвестиционных проектов, поиску инвесторов;

содействие в формировании небанковских инвестиционных институтов, таких как страховые, лизинговые компании и паевые инвестиционные фонды, создание условий для накопления ими инвестиционного потенциала.

Немаловажную роль в решении вопросов привлечения инвестиций должно стать создание инвестиционного имиджа Молдовы. Основная цель данного направления инвестиционной политики привлечь внимание международных деловых кругов к Молдове, показать привлекательные для потенциальных инвесторов характеристики предприятий и условий осуществления инвестиционной деятельности, представить Молдову как перспективного партнера, обладающего значительным экономическим потенциалом.

Частью законодательного улучшения инвестиционного имиджа Молдовы могло бы стать создание зон свободного предпринимательства в депрессивных районах. Наибольшие трудности сегодня возникают из-за существующего налогового законодательства. В сложившихся условиях, когда правила игры на экономическом поле меняются и произвольно трактуются контролирующими органами, от предпринимателя требуется настоящее искусство, чтобы выжить.

Существующая сегодня налоговая система не выдерживает никакой критики. Порой отсутствует даже здравый смысл при установлении величины того или иного налога. Правомерность взимания некоторых налогов вообще вызывает сомнения. Структура налогов и их величина далеки от оптимальных. Проведенные Центром системного управления Республиканского клуба деловых людей расчеты показали, что наша налоговая система не только не стимулирует производителя, но и наносит прямой ущерб бюджету. С этой точки зрения Молдову можно было бы назвать страной упущенных возможностей. Если бы, например, НДС взимался в размере 10%, то поступления в бюджет от этого только бы возросли. Оценки упущенных возможностей показывают, что лишь некоторая оптимизация существующей системы налогообложения может увеличить поступления в бюджет более, чем на 50% в течение года.

Реализуя долгосрочную Комплексную программу социально-экономического развития, необходимо в кратчайшие сроки переломить негативные тенденции в экономике. Такими первоочередными мерами являются:

1. Принятие мер по снижению налогового бремени до уровня не более 20% от формирующегося у предприятия чистого дохода и легализации теневой экономики.

Проведенные расчеты по формированию бюджета Молдовы показали, что в экономике запущены механизмы, которые не позволят дальше формировать бюджет в достаточном объеме. Чтобы увеличить поступление в бюджет, необходимо кардинально менять экономическую политику.

Основным источником бюджетного потенциала Молдовы являются налоговые поступления.

Поэтому важно найти ту оптимальную величину налогов, при которой налогоплательщику выгоднее платить налоги, чем уходить от них. Однако, результаты исследований показали, что величина теневого оборота по Молдове составляет не менее 60%. Само собой, разумеется, что налогов теневая экономика не платит.

При сложившейся налоговой системе прослеживается всеобщая тенденция экономических субъектов любыми средствами уйти от уплаты, положенных по законодательству Молдовы налогов. И, как результат, доходная часть бюджета существенно снижается.


Феномен уклонения от налогов - явление сложное, в основе которого лежат не только чисто экономические аспекты, но и ряд специфических, среди которых психологические. Видимо, существует некоторая “магическая точка X”, при достижении которой поведение налогоплательщика резко меняется, превращает его из законопослушного в четко выраженную его противоположность.

В Центре Системного управления был проанализирован один из важных социально экономических процессов - процесс формирования доходной части бюджета страны. Рассматривалась зависимость величины доходной части бюджета от параметров ряда основных управляющих воздействий государства на социально-экономические процессы общества: налог на добавленную стоимость (НДС), налог на прибыль, подоходный налог с физических лиц, акциз на вино материалы для производства натуральных вин (ВПНВ), акцизы на вино материалы для производства крепленых вин (ВПКВ), на импортируемый бензин, на импортируемое дизельное топливо (ДТ), отчисления на социальное страхование, таможенная пошлина на импортируемые вино материалы для производства вин, курс национальной валюты по отношению к американскому доллару и другие.

Главный и самый неприятный вывод: существующая налоговая система исчерпала свои возможности по управлению экономическими процессами и формированию полноценного бюджета.

Скорее всего большинство налогоплательщиков освоили налоговую систему и научились не платить налоги, найдя каждый для себя более экономичные варианты.

Проведенный анализ на чувствительность показал, что увеличение некоторых налогов, в частности, налога на добавленную стоимость, не приводит к увеличению поступлений в бюджет. Более того, для увеличения поступлений в бюджет необходимо уменьшать размеры ряда собираемых налогов и сборов.

В частности, необходимо уменьшить НДС, а также и несколько снизить курс национальной валюты к доллару США. Последнее позволит Республике не только повысить сальдо внешнеторгового баланса, но и сделать сельскохозяйственную и винодельческую продукцию более конкурентоспособными на внешнем рынке.

Для того чтобы налоговая система стала выполнять на деле функцию управления экономическими процессами, необходимо срочно предпринять единственно возможные меры по увеличению собираемости налогов: снизить размеры взимаемых налогов и сборов. Необходимо также реорганизовать налоговую систему, сделав ее прозрачной для контролирующих органов и для общества.

Меры по реорганизации налоговой системы и легализации теневого бизнеса должны быть следующие.

1.Перевод налоговой системы в новое качество и превращение ее в орган управления экономическими и социальными процессами.

Самым сложным является необходимость сбалансировать процессы изменения налогооблагаемой базы, изменения величины собираемых налогов, стимулирования предпринимательства, роста покупательной способности населения и поступлений средств в бюджет.

Необходимо, чтобы при процессе реорганизации налоговой системы количество средств, поступающих в бюджет не только не уменьшалось, но и происходило увеличение поступающих средств. При этом необходимо также наблюдать процесс легализации теневой экономики. Из мировой практики известно, что экономика становится практически полностью легальной при уровне налогов, не превышающей 20% прибыли. Наблюдение процессов перехода экономики из тени и наоборот должно быть составной частью системы управления народным хозяйством.

Составными частями процесса реорганизации налоговой системы и легализации теневого бизнеса являются:

1. Формирование системы наблюдения за поступлением средств в бюджет и анализа на чувствительность размеров бюджетных поступлений от величины взимаемых налогов и сборов.

2. Создание системы наблюдения за формированием внутреннего рынка и анализа на чувствительность внутреннего рынка от величины взимаемых налогов и сборов.

3. Формирование системы наблюдения за инвестиционным процессом и анализа на чувствительность инвестиционного процесса от величины взимаемых налогов и сборов.

4. Принятие решений об уменьшении величины отдельных взимаемых налогов и сборов или полной отмене некоторых, а также о введении новых налогов и сборов.

После принятия решений и внесения соответствующих изменений в налоговое законодательство необходимо наблюдать реакцию хозяйствующих субъектов в течение не менее чем 9 месяцев. За это время должна проявиться динамика изменений поступлений средств, хотя в полной мере экономика Молдовы отреагирует на принятое решение через 1,5-2 года. Но для того, чтобы можно было принять решение о последующих изменениях в налоговой системе, срок 9 месяцев - достаточный.

2.Принятие мер по привлечению в экономику финансовых средств, в том числе через легализацию доходов населения.

Одной из первоочередных мер является привлечение в Молдову средств, создание в Молдове лучших в Европе условий для финансовой деятельности, принятие решений (законов), позволяющих населению не скрывать своих доходов. Такими мерами являются:

3. Запуск инвестиционных механизмов Многие экономисты считают, что необходимым условием, при выполнении которого можно начинать процессы инвестирования экономики, является снижение инфляционных процессов до уровня не более 10% в год и поддержание стабильности курса молдавского лея. Однако при безусловной важности снижения инфляции для оживления экономики роль этого фактора все-таки преувеличивается.

Показателен опыт стран Центральной Европы (Польши, Венгрии и других), осуществляющих с опережением по отношению к Молдове экономические реформы. Наиболее яркий пример - Польша.

Увеличение объемов ВВП началось в 1992 г., когда рост цен составил 43,5 процента. В последующие года увеличение ВВП достигло 4-6 %, а цены росли на 35-33 процента. Промышленное производство в 1992-1994 гг. возросло на 4,5-15,5 % в год. Характерно, что среднегодовые ставки по кредитам были в эти годы соответственно 39, 35,2 и 32,8 процента. В других странах Центральной Европы имели место аналогичные тенденции. В последующем инфляция продолжалась снижаться, однако ее подавление становилось уже результатом не только продолжения сдержанной финансово-кредитной политики, но также увеличения спроса на товары и услуги, быстрого роста производительности труда.

В решении вопросов запуска инвестиционных механизмов основная роль должна принадлежать государству. В короткие сроки должны быть приняты законы о государственных гарантиях инвесторам.

Как показывает практика многих успешно развивающихся стран, основные инвестиции у них производятся из внутренних источников - населением. Государство принимает необходимые законы, обеспечивающие высокие заработки работающим, а также делающих выгодным хранение средств в банках. Кроме того, обеспечивается государственная поддержка паевым фондам, решающим вопросы привлечения средств в выгодные проекты. Продуманный набор мер по запуску инвестиционных процессов, действуя вместе с мерами по изменению налоговой системы и либерализации финансовой деятельности, позволит через 2-3 года выйти на желаемый уровень инвестиций.

4. Принятие необходимых мер для модернизации и эффективного использования имеющихся в народном хозяйстве основных фондов.

В проблеме оживления производства есть аспекты текущие и перспективные. В перспективном плане важно определиться, где нам следует сохранить и укрепить свои позиции, а где целесообразно смириться с заполнением рынка импортом. Всем странам приходится так или иначе следовать этой тактике, никто не производит все. В оживлении производства и инвестиций нельзя целиком положиться на рыночные механизмы, возведя критерий быстрой окупаемости в абсолют. Это закрыло бы для притока инвестиций объекты промышленной инфраструктуры и производственные проекты в области высоких технологий. А именно в их развитии кроются подлинные перспективы развития экономики.

Важнейшим направлением государственного воздействия на экономику является активная структурная политика. Эта политика должна проводиться в рамках общей стратегии экономических реформ, в сочетании и взаимной увязке с жесткой финансовой и денежно- кредитной политикой, приватизацией и другими направлениями экономических преобразований. Ограниченность ресурсов, необходимость контроля над инфляцией обусловливают придание структурной политике строго селективного характера. Структурная политика на данном этапе обеспечивает, с одной стороны, поддержку целенаправленно выбранных групп предприятий и организаций с получением от них реальной продукции, а с другой - учитывает все аспекты складывающихся рыночных отношений и становления экономической свободы предприятий и предпринимателей.

Цель государственной селективной структурной политики - обеспечить повышение эффективности общественного производства через целенаправленное изменение его структуры, технического уровня и номенклатуры продукции, стабилизацию и последующий рост на этой основе жизнеобеспечивающих объемов производства путем реализации системы государственных решений и создания финансово- экономической заинтересованности предприятий и предпринимателей.

5. Формирование и расширение внутреннего рынка.

Среди текущих проблем экономики главная сейчас - ограниченность спроса на продукцию молдавских предприятий. В значительной степени она связана с низкими доходами тех групп населения, которые как раз и могли бы быть основными потребителями продукции. Импорт удовлетворяет в основном спрос групп населения, имеющих относительно высокие доходы, а мощной среднеобеспеченной прослойки населения, так называемого среднего класса, пока нет. Ликвидация задолженности по зарплатам и пенсиям, как в государственном, так и корпоративном и частном секторах способствует повышению платежеспособного спроса. С другой стороны, необходимо начать формирование спроса этих средне обеспеченных групп населения. Думается, что по целому ряду причин сферой, которая могла бы обеспечить увеличение спроса населения и стимулировать развитие производства, является жилищное строительство. Потребность в улучшении жилищных условий высока, значит, спрос на жилье будет обеспечен. Но улучшение жилищных условий тянет за собой спрос и на широкую гамму товаров - на мебель, на бытовую технику и многое другое.


Строительство жилья подталкивает развитие целого ряда отраслей, повышает деловую активность. При этом массовое жилищное строительство потребует в широких масштабах именно отечественных строительных и отделочных материалов. Строительный бум станет благоприятной средой для процветания малого бизнеса, связанного с производством различных сопутствующих изделий и оказанием услуг. В результате активизации соответствующих производств начнут увеличиваться денежные доходы населения. Решение жилищной проблемы за счет средств населения возможно только при широком использовании банковских кредитов, причем под низкие ставки и на достаточно длительные сроки. Однако пока для банков не создано никаких условий, заинтересовывающих их в ставках по таким кредитам. Все это приводит не только к уменьшению масштабов кредитования, но и увеличению ставок по кредитам. Думается, допускается недооценка роли активизации строительства жилья в оживлении экономики. Не случайно мировой опыт показывает, что экономическая активность после кризиса начинается со строительного комплекса и, прежде всего, жилищного или дорожного строительства.

РЕЗЮМЕ В работе сделана оценка инвестиционной ситуации в Республике Молдова. Выявлены факторы, сдерживающие развитие данного процесса. Предложены меры по активизации привлечения инвестиционных ресурсов в экономику страны.

РЕЗЮМЕ В роботі зроблено оцінку інвестиційної ситуації в Республіці Молдова. Виявлено фактори, що стримують розвиток цього процесу. Запропоновано заходи щодо активізації залучення інвестиційних ресурсів до економіки країни.

SUMMARY In work the estimation of an investment situation in Republic Moldova is made. The factors constraining development of the given process are revealed. Measures on activization of attraction of investment resources in a national economy are offered.

ОЧЕС: ВІД НОВОГО РЕГІОНАЛІЗМУ ДО НОВИХ МОЖЛИВОСТЕЙ ГЛОБАЛЬНОЇ ВЗАЄМОДІЇ Резнікова Н.В., к.е.н., доц., науковий співробітник Інституту міжнародних відносин Київського національного університету імені Тараса Шевченка Відякіна М.М., к.е.н., економіст I кат. Інституту міжнародних відносин Київського національного університету імені Тараса Шевченка Актуальність теми. Сучасний світ - дедалі більш прагматичний та раціональний, втім, непідвласний теоріям, які, щонайкраще, лише пост-фактум намагаються пояснити процеси, що відбуваються в його політико-економічних сферах, - приховує або навіть приховується за дихотомією буття. Глобалізація як процес взаємопроникнення економік для спільного процвітання, в інтерпретаціях її адептів, до реальності, що провокує зубожіння одних країн за рахунок інших, в очах антиглобалістів, не лише сприяє реалізації чотирьох свобод, але й відбраковує неефективне та штучне, провокуючи до відчутних кроків уряди країн, які прагнуть скористатися її перевагами.

Теоретичним аспектам регіоналізму присвятили свої дослідження Ч. Царданідіс, Х. Ханггі, Р.

Ролофф, Дж. Руланд, Дж. Гілсон, Г. Хук, Х. Хвеем. Особливості розвитку чорноморського економічного співробітництва, зокрема у розрізі міжрегіональної співпраці, аналізуються у працях І. Гладій, В. Семиноженка, М. Стойевіч, О. Павлюка, Г. Конідаріса, Т. Айбак, T. Адамс, М. Емерсона, M. Айдін.

Утім, недостатньо висвітленими залишаються питання розвитку, пріоритетів та перспектив міжрегіональних взаємин ОЧЕС із Європейським Союзом.

Сама по собі глобальна уніфікація, штовхаючи країни до тісної взаємодії, змушує віднаходити і розвивати їхнє власне неповторне. Глобальний попит формує глобальний інтерес та продукує новаційні зрушення, трансформуючи не лише економічну карту світу, але й впливаючи на політичне забарвлення держав. Регіональні угоди – чи то як протидія глобальному, чи, навпаки, як його модель у мініатюрі - не убезпечують країни від впливу світових потрясінь, яскравим прикладом чого стала фінансова криза 2008 2009 років, наслідки якої яскравими темпами падіння зафіксовані в економічних звітах.

Жодне регіональне угруповання не змогло протистояти дії ще одного прояву глобального взаємовикористання - фінансових бульбашок, які, абсолютизуючи можливості капіталу і підтримуючи міф про надможливості економічного розвитку як окремих країн розвинутих так і держав, що розвиваються, вщент знищили ілюзорну віртуальну надбудову реальної економіки у світовому масштабі, щойно досягли піку її перегріву.

Як справедливо зазначає І.Гладій, в дуальному процесі (яким і є глобалізація) проявляється природна закономірність: зростання інтеграції (чи рівня організації) обов’язково супроводжується наростанням дезінтеграції та хаосу;

причому, співвідношення між ними залишається відносно рівним у випадку збалансованого розвитку [1, С.63].

Нинішня криза акцентує увагу не лише на пошуку універсальних рецептів економічного відновлення, але й підкреслює важливість індивідуального підходу до проблем функціонування економіки кожної окремої держави. Існуюче розшарування у показниках економічного падіння країн членів ЄС та перспектив виходу з утвореної спіралі спаду – попри розуміння різниці у рівнях їхнього економічного потенціалу – не лише індикатор чутливості об’єднання до фінансових потрясінь, але й перевірка дієвості уніфікованих правил гри у регіоні.

Втім, кількість, масштаби та різноманіття схем регіоналізації дають змогу виокремити риси, притаманні новій хвилі цього процесу, датованій дев’яностими роками минулого сторіччя, адже новий регіоналізм надає особливого значення питанню життєздатності регіонів у глобальній багатополюсній системі, будучи утвореним під впливом не лише спонтанних процесів на рівні держав, але й на рівні так званих недержавних акторів у всеосяжному багатовимірному процесі із відчутною регіональною ідентичністю.

Серед об’єктивних закономірностей поширення нового регіоналізму В.Семиноженко констатує, що спочатку той дістав поширення в регулюванні розвитку макрорегіональних структур, а потім вже й на національному рівні;

сама ж його стратегія передбачала, що при вирішенні соціально-економічних, політичних та геоекономічних проблем на перше місце виходить рівень регіонального розвитку і співвідношення потреб та ресурсів окремих регіонів. Регіон як на мікро-, так і на макрорівні був і © Резнікова Н.В., Відякіна М.М., залишається основним суб’єктом усіх внутрішніх і зовнішніх інтеграційних процесів, а вирішення країнами будь-яких політико-економічних, технологічних та екологічних проблем як у попередньому десятиріччі, так і зараз відбувається за рахунок спрощення режимів міжрегіональних і міждержавних кордонів, створення нових інтеграційних структур – макро- та мегарегіонів [2, С.11].

Новий регіоналізм для багатьох країн, що розвиваються, став сприятливою альтернативою щонайменше з двох причин: регіональні економічні угоди збільшували можливість залучення ПІІ та імплементації моделі поступової лібералізації як чинника зменшення політичних перешкод на шляху зменшення економічних втрат. Відповідно, сам напрям, в якому розвивається регіоналізм, спричиняє вирішальний вплив на майбутнє міжнародного політичного і економічного порядку.

Серед принципових рис нового регіоналізму слід виокремити його мега-характер, адже сам він охоплює як розвинуті країни, так і такі, що розвиваються. Розвинуті держави скористались цивілізаційним привілеєм адоптувати так звані імпульси глобалізації у прийняття стратегій розвитку, побудованих на принципах взаємозалежності та взаємопов’язаності з метою забезпечення та гарантування доступу інвестиційного капіталу свого походження до ринків країн, що розвиваються.

Власне, саме ця підвалина партнерських взаємовідносин і лягла в основу співробітництва у рамках ОЧЕС, МЕРКОСУР та участі Мексики у НАФТА.

Звідси простежується лінія аргументів, які підтверджують багатовимірний характер регіоналізму.

Крім того, умовна лінія поділу між регіоналізмом політичним та економічним стає дедалі важчою для усвідомлення, адже незаперечною виглядає дія так званих позаекономічних факторів впливу на економічний розвиток економік. Дедалі відчутніше проявляється політичний вектор при визначенні перспектив економічних зрушень, в той час, як доступ до економічних ресурсів сприяє формуванню політичної еліти із власним портфелем економічних інтересів. Власне кажучи, це є додатковим аргументом для пояснення того, що сучасний регіоналізм репрезентований не лише державами як основними системоутворюючими учасниками цього процесу, але й великою кількістю різноманітних інституцій, організацій, бізнес-еліт та проявами так званого транс-регіоналізму.

На відміну від більшості застарілих регіональних схем, нові характеризуються обґрунтуванням доцільності поєднання партнерства у кількох угрупованнях. На перший погляд, може здатись, що первинним імпульсом до реалізації такого різнобічного партнерства може бути виключно економічний інтерес, пов'язаний зі спробою уникнути чисельних протекціоністських заходів при доступу на ринки інших країн-торговельних партнерів за межами існуючого об’єднання.

Нові форми багаторівневих міжрегіональних відносин є беззаперечним проявом нового регіоналізму. Так званий інтер-регіоналізм в контексті нового регіоналізму проявився у формі гнучких, часом офіційно незафіксованих та багаторівневих угод, що охоплюють велику кількість виконавців. Сам по собі міжрегіональний характер взаємодії трансформує кожен «регіон» у актора, що водночас як продукує інтер-регіональнуий імпульс, так і формується під дією так званої інтер-регіональної взаємодії, що призводить до його екстерналізації.

Сумісність нового регіоналізму з глобалізацією, порівняння можливостей реалізації економічного потенціалу держав за межами та всередині регіональних угруповань опинились в ракурсі дослідницького інтересу багатьох науковців, втім єдність предмету вивчення демонструє різноманіття поглядів на майбутнє космополітизованої світової економіки та антагоністичних регіональних блоків.

«Відкритий регіоналізм» пов’язують з політикою, спрямованою на усунення перешкод на шляху торгівлі в межах регіону при збереженні незмінних зовнішніх тарифних бар’єрів. В певній мірі, нові «відкриті»

регіональні угоди стали відповіддю на зростання конкуренції під впливом глобалізації та водночас спробою скористатися перевагами останньої.

Так, є очевидним, що ОЧЕС репрезентує собою більш динамічний, відкритий, відцентровий експорто-орієнтований підхід від закритого регіоналізму до відкритого. Згідно Стамбульської декларації ОЧЕС, об’єднання країн-учасників відбувається з метою розширення їхньої взаємної торгівлі товарами і послугами та забезпечення сприятливих умов розвитку партнерських відносин з перспективами подальшого скорочення і поступового елімінування всіляких перешкод, зокрема, структурних бар’єрів, на шляху партнерства, що не суперечить зобов’язанням, взятим перед третіми країнами. Водночас, ще в 1997 році учасниками було задеклароване прагнення послідовного реформування вільної торгівельної зони ОЧЕС та її інтеграції до європейської архітектури. З самого початку заснування організації, створення аутентичної Зони вільної торгівлі стало для ОЧЕС одним з найактуальніших завдань, втім, ситуація ускладнювалась вже існуючим на той момент повноправним членством Греції у ЄС. Коли решті держав-учасниць вдалось підписати Асоційовану угоду з Європейським Союзом, їм не було дозволено скасовувати імпортні тарифи на товари, походженням з ОЧЕС. В результаті, хоч Європейська комісія і висловила готовність сприяти щонайшвидшому створенню регіональної Зони вільної торгівлі, на практиці ж подібний намір вилився у набір умов, серед яких поступовість та довготривалість процесу створення зони вільної торгівлі (ЗВТ), врахування існуючих угод між ЄС та членами ОЧЕС та обов’язкове членство у ВТО як передумова створення ЗВТ.

Географічна взаємопов’язаність регіону актуалізувала дві моделі міжнародних взаємозв’язків, що вміщали в собі баланс національних інтересів та незаперечність курсу на сталий розвиток. Саме такий підхід, взятий до реалізації членами ОЧЕС, базувався на приматі міжнародної конкуренції, розвитку торгівельних відносин, розбудові інфраструктури, захисті навколишнього середовища, співпраці у галузі науки та техніки, лібералізації та структурних перетвореннях. Виникнувши на перетині трьох континентів, ОЧЕС явив собою нову регіональну структуру багатобічної та багатомірної кооперації.

Однією з найважливіших детермінант зазначеного підходу став наголос на потребі поступової інтеграції з новоутвореними незалежними державами. Для країн, що розвиваються, які становлять більшість країн-членів ОЧЕС, участь у субрегіональній та регіональній кооперації поряд з більш розвиненими країнами потенційно відкрила за сприянням останніх можливість поступової адаптації до глобальної системи.

Втім, дискусійним залишається питання визначення ведучих акторів регіоналізму, іншими словами, системоутворюючих факторів цього процесу: економічні, політичні чи чинники безпеки лежать в основі інтегративного імпульсу? Більше того, хто і в якій мірі ініціює координаційно-коопераційні взаємовідносини – держави або громадянське суспільство? Так, Україна ілюструє приклад невизначеності у стратегічних цілях, що призводить до зміни орієнтирів: за мету було проголошено євроінтеграцію, а, власне, саме процес, замість європейського рівня життя як якісного вимірювача не лише економічного, але й соціального, і, що важливо, політичного становища країни. Щоправда, останній (європейський рівень) залишатиметься для України недосяжним за умов незмінності свідомості її населення, а саме неусвідомлення необхідності внутрішнього «перепрофілювання» згідно насаджуваних європейських цінностей.

Зокрема, І.Гладій констатує неоднозначність ситуації, в якій опинилась Україна. З одного боку, її стратегічний інтерес щодо розвитку інтеграційного процесу з країнами ЄС не підкріплюється готовністю самого блоку до “прийняття” досить великого за розмірами ринку. З іншого боку, сама Україна за своїми просторовими та економічними характеристиками не відповідає критеріям інтегрованого економічного простору. Внутрішній ринок фактично вже зараз поділено на декілька частин. Важко сказати, що економічний простір нашої держави структурований і готовий до формування ефективних трансрегіональних або транснаціональних зв’язків. Навіть зусилля окремих регіонів поки що не отримують належної підтримки і не демонструють позитивної динаміки розвитку. Укладення багатосторонніх міждержавних угод (на кшталт ОЧЕС, ГУАМ) є швидше політичною ініціативою урядів, яка не дістає дієвої підтримки бізнес-акторів. Тому у випадку входження нашої країни в ЄС існує досить висока ймовірність отримання неоднозначних наслідків такої інтеграції.

На сьогодні дедалі очевидніше, що саме політична площина ОЧЕС визначає вектор розвитку угруповання: владнання регіональних конфліктів та підтримка миру у регіоні визначені першочерговими завдання мию До того ж, серйозну критику на свою адресу отримали ті регіональні проекти, що підозрювались у слугуванні інтересам політичних та бізнес-еліт за рахунок реалізації програм соціального розвитку.

Відповідно, важливо оцінити, чи сприяють (і в якій мірі) регіональні стратегії реальному, ново якісному розвитку країн-членів ОЧЕС. Втім, незаперечним залишається факт двостороннього рівнозначного взаємозв’язку між потенційним економічним процвітанням країн окресленого регіону та політичного становища. Водночас, у випадку виходу економічної взаємодії на вищий рівень стає необхідним прийняття певних зобов’язань політичного характеру, що потребуватиме значної політичної волі для надання можливості реалізації існуючих проектів у площині національної політики країн членів.

Інтеррегіоналізм передбачає взаємозв’язок двох більш-менш інституціоналізованих систем регіональної співпраці, з одного боку, а з іншого – означає процес розвитку співробітництва між двома окремими регіонами [12]. Інтеррегіоналізм як суспільно-політична конструкція, трансформує сутність та умови взаємних зобовязань регіонів, що співпрацюють. Сучасній системі міжрегіональних відносин притаманна багатогранність та різноманітність форм прояву, серед яких виокремлюються наступні:

• відносини між регіональними угрупованнями (наприклад, НАФТА-ЄС) (Рис. 1);

• бі-регіональні та транс-регіональні відносини, участь у яких не завжди прив’язана до конкретних регіональних угруповань та може включати країни з понад двох регіонів. Так, дана форма співпраці охоплює не лише окремі держави, а й передбачає відповідний ступінь регіональної координації (наприклад, АТЕС та Самміт Азія-Європа (АСЕМ));

• гібридні відносини, як, зокрема, між регіональними угрупованнями та окремими потужними країнами (наприклад, ЄС-Російська Федерація, АСЕАН–Австралія) [9].

Міжрегіональний рівень взаємодії переважно ігнорується різними підходами до регіоналізації та глобалізації. Дослідження щодо ролі міжрегіональних угруповань зазвичай зосереджені на аналізі над- та під- структур глобалізації і формування регіонів, замість аналізу потенціального впливу власне інтеррегіоналізму.

Головним завданням ОЧЕС є розробка регіональної стратегії, яка не лише стосуватиметься порівняльних переваг та економічної ролі регіону у контексті ширшої європейської економіки [5], а й просування позитивного іміджу регіону. Крім того, стратегічно важливим моментом є географічне розташування регіону, який слугує зв’язною ланкою між Центрально-Східною Європою і Середньою Азією.

Рис. 1. Двостронній інтеррегіоналізм [12, С.378] У даному контексті майбутня трансформація ОЧЕС у динамічну і повноцінну регіональну організацію відкриває можливості вироблення стратегії розвитку угруповання, яка вимагає якісно нового рівня сприйняття партнерства, що базується на довірі, вищому рівні політичної та економічної спіправці з іншими регіональними блоками. Наразі ОЧЕС активно співпрацює з іншими регіональними утвореннями і проводить координаційні зустрічі спільно з такими субрегіональним проектами, як:

Адріатична та Іонічна ініціатива (AII), Процес Дунайського співробітництва (ПДС), Ініціатива Південно Східного Європейського співробітництва (ПСЄС), Процес Південно-Східного Європейського співробітництва, Рада держав Балтійського моря, Північна Рада міністрів, Центральноєвропейська ініціатива (ЦЕІ), Пакт стабільності для Південно-Східної Європи. У світлі розвитку європейських транспортних коридорів ОЧЕС також налагодила тісні стосунки із ЦЕІ у галузі транспортної інфраструктури.

Починаючи з 1992 р., ОЧЕС докладає зусиль щодо інтенсифікації співпраці з ЄС. Так, наприклад, участь Греції в Організації чорноморського економічного співробітництва яскраво засвідчує комплементарну природу даної моделі регіонаоізму та її сумісність з іншими європейськими угрупованнями.

Новим імпульсом для розвитку двостроннього регіонального співробітництва слугувало прийняття країнами-членами ЧЕС «Платформи співробітництва між ЄС та ОЧЕС» (1999 р.).

«Платформа» зафіксувала пріоритетність поглиблення співпраці з ЄС, формування «економічної зони»

ЧЕС-ЄС та розвитку інтеграції ОЧЕС у Європейський економічний простір. Поглиблення взаємовідносин ЧЕС-ЄС вимагає розширення сфер співробітництва поза межі суто економічного характеру за такими пріоритетними напрямками:

розвиток мережевої інфраструктури (транспорт, енергетика, телекомунікації);

торгівля та формування сприятливих умов для прямого іноземного інвстування;



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.