авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«FB2:, 01.13.2012, version 1.0 UUID: PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Александр Гущин ...»

-- [ Страница 3 ] --

– Вот ты обмолвился, горе философ, что к твоему другу Мартынову приезжал москвич Ильин Владимир Александрович, – ворчал этот хитромудрый Фе досеев, осматривая пули. – Судя по его разговору и поведению, Ильин сотрудник ГРУ или КГБ.

– Да ты что? – отмахивался от такой информации рогатый мореход. Не верю. Ты и моих якутских попутчиков в Гбешники записал!

– Мое дело предупредить, твое дело не верить. А пули никто не вскрывал. И ты вроде под колпаком. Чем думаешь, занимается советская разведка? – спрашивал дед Лапа, укладывая боеприпасы двенадцатого калибра и ставя пузырёк с якутской водой на полку.

– Полагаю, ананизмом, – отвечал якутский путешественник.

24. Теплоход "Балтика" Балтийского морского пароходства.

После отпуска, 5-го апреля 1978 года мореход получил очередную выписку из приказа отдела кадров Балтийского морского пароходства.

Приказ гласил, что ему надлежит прибыть на теплоход "Балтика" и отправиться матросом первого класса в рейс по маршруту Ленинград, Калининград, Куба, Калининград.

Пассажирский теплоход "Балтика" был тем самым теплоходом, на котором 18 лет назад, 1-й секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущов, совершал поездку в Соединенные штаты Америки. Теперь этот теплоход должен был отвезти из Калининграда в кубинский порт Мариель несколько сот советских солдат.

На "Балтике" Александр задавал вопросы первому помощнику капитана Силину. Гущина очень интересовала причина самоубийства моряка Черненко Николая, его друга. Почему это безобидный, непьющий матрос, спортсмен теннисист, который в Гонолулу победил в настольный теннис третью ракетку Соединенных штатов Америки, почему Черненко вдруг выпрыгнул за борт с этого самого теплохода "Балтика"? Михаил Исаевич Федосеев считал, что Николая Черненко долгое время также пытались кодировать и зомбировать, но холостой матрос не боялся ничего, даже случай ных связей. Сама паспортистка отдела милиции, где получал паспорт Николай, переспав с матросом, не смогла его завербовать.

Тогда на теплоходе "Балтика" Черненко обвинили в том, что он пьян, сняли с вахты трезвого человека, и Николай после этого действительно напился.

Коля Черненко не был философом и не смог расшифровать непонятную возню вокруг него. Он позвонил из каюты на капитанский мостик, послал всех подальше, как только возможно, вышел на кормовой срез "Балтики" и на виду острова Сескар выпрыгнул за борт. Труп матроса самоубийцы не нашли.

Первый помощник капитана Силин не стал разговаривать с Гущиным, с этим рогатым матросом. Силин сослался на большую загруженность, связан ную с посадкой на борт неопытных военнослужащих.

В Калиниграде молодые, напуганные шестимесячной муштрой в учебных центрах, солдатики шли, поднимаясь на борт судна в гражданской одежде.

Они были очень дисциплинированы, с любопытством взирали на причалы и портальные краны, а на переходе тихо и радостно разглядывали Балтийское море и Атлантический океан. Из палубной команды по штату на "Балтике" была дюжина матросов, старший матрос и боцман. Каждому матросу прикре пили по несколько десятков солдатиков, которые добросовестно мыли, драили и красили судно. Впервые попав на корабль, они называли старую сталин скую посудину "лайнер". Каждый день Александр, загрузив работой десяток солдат, отправлялся гулять по судну, приглядываясь к молодым официант кам и вычисляя переодетых советских офицеров. Кто они? Какую занимают должность? Надолго ли едут? Что о них говорят солдатики?

Вечером штатные матросы спешили в спортзал в спортивных трусах и майках. Сделав круг по спортзалу, они проникали в тайный закуток, где нахо дился 40 литровый бидон с брагой. После спортзала, красные, разгоряченные матросы бодро разбегались по своим каютам, умиляя своим спортивным по ведением первого помощника капитана, который отвечал за дисциплину на корабле.

7 мая у нашего героя были именины. Утром его встретили, случайно конечно, две молодые официанточки, которые напрашивались к нему в гости на день рождения. Александр отвечал, что у него де, нет ни закуски, ни выпивки. Девушки заверили, что он может не волноваться.

Все есть. Вечером, в его каюте все будет. Тогда именинник великодушно разрешил девицам прибыть на торжество. Днем бывалые моряки послали Александра к капитану, который всегда, якобы, на день рождения, вручает имениннику бутылку водки. В эти майские дни и ночи в Атлантическом океа не была прекрасная погода. Судно шло по безбрежнему океану, как по озеру. Ни ветерка, ни волнения, ни зыби.

У капитана тоже было какое-то торжество и он, выйдя от гостей в холл каюты, покачиваясь от качки, прочел молодому моряку часовую лекцию о вре де пьянства. Затем вручил имениннику бутылку сухого вина.

– Не приглянулся ты капитану, – изрекли бывалые матросы, разглядывая бутылку слабого, кислого пойла, – ничего, что-нибудь найдем посуществен нее.

Вечером у Александра в каюте произошло чествование именинника.

Горячительных напитков было не так уж много и дальновидные матросы пригласили на торжество рыжего судового врача, так как у того был запас спирта. Наутро боцман разрешил имениннику не работать, де, у нас именинник на второй день после дня рождения не работает. Гуляние продолжалось несколько дней, судовой запас спирта был выпит, поэтому на праздник был приглашен военный врач, который сопровождал солдат.

Возвращаясь с работы, Александр обнаруживал в своей каюте и советских офицеров, которые были приглашены моряками. От них матрос узнавал много любопытного. Единственным неудобством была проблема попасть вечером в свою каюту, так как гости часто спрашивали, – А ты кто такой? Тебя с нами днем не было. Тебя кто-нибудь приглашал?

В порту Мариель молодых робких солдатиков заменили на старослужащих солдат, которые возвращались домой, отслужив положенный двухгодич ный срок. Это были "дембеля", "деды" или нечто в этом роде. На предплечьях у них красовались татуировки острова Куба с витиеватыми надписями. На русско-испанском языке они обзывали "Балтику" "грязной баркой". Была большая проблема заставить их работать. На обратном пути "Балтику" драили сами штатные матросы, с ненавистью глядя на суровых, повидавших жизнь старослужащих солдат, которые побывали на краю земли. "Дембеля" вместо "да" говорили с кастильским пронон сом "Si", плевали за борт и с презрительной тоской смотрели на морскую волну. Разговор с боцманом, который распределял работу на палубе, они начи нали со слов, – Да пошел ты…, вонючая отрыжка Христофора Колумба!

И добавляли, вероятно, какие-то испанские матерные слова: – Санта Мария, Пинта, Нинья!

25Теплоход "Михаил Лермонтов". Эстетичка. Советский психологический эксперимент с эскрементами. Кто вы, доктор Бров ков? Явление работника ГРУ народу.

17 июня 1978 года Александр вновь был на борту теплохода "Михаил Лермонтов". От деда Лапы он знал, что госбезопасность не оставило надежд разбить его семью.

– Твой брат под опекой психофизиков. Его уже нейролингвистически кодировали, и он в отпуске приходил к твоей жене, напрашиваясь остаться ноче вать. Психованный какой-то стал. Ему психику всю испоганили. Ты на него не обижайся, – говорил дед Лапа, записывая фамилии и координаты военно служащих, пассажиров теплохода "Балтика", которые могли быть причастны к спецслужбам СССР.

"Михаил Лермонтов" ремонтировали месяц в Гамбурге, зарплата на ремонте за границей была уже не 50 долларов в месяц, а целых 500.

Поэтому дед Лапа записал фамилии специалистов из Москвы, которые за хорошую зарплату помогали ленинградцам и немцам ремонтировать тепло ход. Москвичи организовали психологическую операцию по вербовке не вербуемого, програмно закодировав Гущина, чтобы он вспомнил свои грехи, ко гда отобьют и вынесут старую плитку из помещения прачечной теплохода. Александр трудился, играя роль носильщика.

Нейролингвистическая программа не сработала. Зато разведчики положили некоторую сумму себе в карман, оформив работу по советским расцен кам, но за границей расценки за такую работу были не советские, а европейские. То есть в десять раз больше.

Федосеева заинтересовала женщина дизайнер, которая оформляла общественные помещения теплохода. Матросы дали ей кличку "Эстетичка", её настоящая фамилия была (Примечание цензора: Фамилия дизайнера изъята из произведения по соображениям государственной без опасности). Исходя из рассказов Гущина, Михаил Исаевич понял, что женщина была из психологического отдела ГРУ, которая незаметно тестировала, провоцировала матросов, затем и зомбировала информацией на подсознание. Почему-то "Эстетичка" использовала образ лошади, на которую у подопыт ного был детский страх. "Эстетичке" удалось выполнить задание отдела ГРУ, материала для диссертации было достаточно. За это себе в подарок она купи ла большую хрустальную люстру, которую нести помогал сам Гущин, ничего не подозревающий об опытах над людьми, которые проделывает Главное разведывательное управление на суше и на море, за границей и у себя в СССР. Михаил Исаевич ясно представлял себе психологическую цепочку воздействия на Гущина, которую составила "Эстетичка", сотрудница психологического отдела советской разведки. Люстра в сознании подопытного моряка должна была олицетворять свет и цвет грехов подопытного. Александр должен был лишиться сил и раскаяться, после чего его легко завербуют, либо сделают из него зомби. Но этого не случилось, и Александр на дистанционных секретных детекторах лжи продолжал светиться всеми яркими красками своих грехов, но не смущался, а продолжал смотреть на окружающий мир ясными и чистыми глазами.

– Эта дура разведчица, эстетичка, ети её мать, – ругался про себя шпион Федосеев.

– Она не знает, что нельзя трогать, якобы беззащитных, маленьких ярко окрашенных, пёстрых рыб, насекомых и животных. Себе дороже выйдет, при рода показывает, что эти существа ядовиты! Напрасно она с этим философом связалась, – думал Федосеев, анализируя деяния работников ГРУ.

Гущин возмутился, когда Михаил Исаевич спросил:

– Почему эту даму матросы назвали "Эстетичка"? Она что, в постели мужской член берет не руками, а вилкой?

– Ты точно дед, бывший КГБешник, все опошлишь и очернишь! – закричал на деда Лапу мореход, но после не выдержал и расхохотался.

На теплоходе "Михаил Лермонтов" произошло множество кадровых изменений. Появился новый "судовой доктор" Михаил Бровков, который совмест но с таким же доктором Раппопортом лечил в судовом госпитале Александру ногу, которую тот повредил при игре в футбол с бывшим чемпионом Европы по плаванию механиком Гордеевым. Михаил Бровков, кста ти, будет прописан в Петербурге, будет жить в том же доме 1933 по Петергофскому шоссе, в том же подъезде, только, на пятом этаже, аккурат над кварти рой четы Гущиных. В госпитальной палате Александра тут же появился массивный повар высокого роста, работник пассажирского камбуза, который жа ловался сначала, что у него запор, потом радовался что "говнища" величиной с грейфрут, величиной с ядро вышла и теперь его совесть спокойна. Этой "говнищей" он просто достал Гущина и Александр отвечал, что ядра он не мечет, в основном поражает шрапнелью.(Примечание цензора: Фамилия пова ра, который проводил в судовом госпитале психологическую, засекреченную до 2099 года, операцию КГБ "Помет", изъята из произведения, поскольку оный выполняет суперсекретные операции ФСБ.) На должности пожарного помощника капитана теперь был бывший пожарный матрос Шевченко. Прежний, пожилой пожарный помощник, бывший военный моряк Разыграев Василий Петрович ушел в отпуск. Несколько месяцев назад Василий Петрович, в матросском коридоре, на "пяти углах", где бы ла скамеечка, или банкеточка, как говорят моряки, рассказывал матросам притчу, глядя в глаза Александру. У Петровича, якобы на боевом корабле слу чилось вредительство и заклинило пушки главного калибра. Подозреваемого уверили, что если он сознается, ему тогда ничего не будет. Тогда человек со знался во вредительстве и ему дали 10 лет лагерей.

– Сознаешься и тебе каюк, – подмигивая Александру, говорил Василий Петрович.

Дед Лапа объяснил Гущину, что Разыграев сотрудник ГРУ.

– Он тебе намек сделал, что не должен ты сознаваться в тех грехах, что нашли у тебя секретными дистанционными детекторами лжи в твоей психике.

Не отдавай своих "говнищ" тупому комитету, – смеялся Михаил Исаевич.

– Интересно, – продолжал дед Лапа, – получается, что ГРУ тебя прикрывает, а "колет" КГБ. А может, армянская диаспора здесь в чем-то заинтересована?

Но по моим данным Оганов Арам Михайлович сотрудник ГРУ, а не КГБ. Где-то ошибка…, но пути разведки неисповедимы. Если сознаешься, будешь неин тересен для спецслужб. А так они из тебя зомби сделают, – размышлял Федосеев.

– В чем, в чем я должен сознаться?- чуть ли не со слезами на глазах вопрошал Александр, успокоившись, добавлял, – ну этим нелюдям сделаю такую психологическую цепочку, сами себя жрать будут! Получат троянского коня!

– Ничего ты один не сделаешь, – отвечал дед Лапа. Берегись матросов Владимира Егорова и Николая Ковчинского. Они очередные любители твоей вер бовки. (Примечание цензора: Данные Егорова и Ковчинского приведены без указания возраста и отечества, так как в настоящее время они выполняют ответственнейшие поручения Федеральной службы безопасности, не оставляя следов, так как у Егорова существует брат близнец.) Дед Лапа узнал от своего подельника, что Гущину присвоена медаль "За спасение утопающих". Где-то больше года назад члены экипажа теплохода "Михаил Лермонтов" спасли команду американской океанской яхты, ко торая тонула в жестокий шторм в Атлантическом океане. Больше всех отличился матрос Павел Соболь, который за шиворот, на гребне волны втаскивал в лацпорт теплохода с полузатопленной яхты, терпящих бедствие. Соболю медаль не дали, а дали Гущину, который в это время был в отпуске на берегу.

– Что, не могли просмотреть судовую роль того рейса? – потешался дед Лапа. Подозреваю, что и Павел Соболь сотрудник спецслужб. Что за психологи ческая операция с медалью не знаю, но дело здесь не чисто.

Денежной премией с Пашкой не поделился? – спрашивал "героя-спасителя" дед.

– Все деньги жене отдаю, – отвечал фальшивый герой-спасатель.

Премия все равно мизерная. Некогда мне ошибки пароходского начальства исправлять, своих проблем хватает. А медаль получать я не пошел.

Список моряков, работающих на судне, называется судовой ролью.

С помощью Жоры Апакова и матроса Балицкого, которые ни о чем не подозревали, Александр добывал судовую роль теплохода "Михаил Лермонтов", предоставлял её деду Лапе. Эта судовая роль еще и оставалась в том порту, который посещало судно. Жора Апаков, бывший четвертый ме ханик, теперь освобожденный комсорг комсомольской организации теплохода "Михаил Лермонтов", показал свое истинное лицо, когда проводил опера цию по вербовке матроса Гущина.

Эту операцию спецслужб полковник Федосеев назвал "Явление работника ГРУ народу". "Сероглазый" Александр Гончаров, прикинувшись в стельку пьяным, шел совершенно голый по коридору судна. Гончаров шел, опустив голову и закрыв глаза, вероятно, ему было стыдно за своё бесстыдное разведы вательное управление. Гущин, открыв от удивления рот, наблюдал за этим природным явлением. Жора Апаков, который вместе с Гущиным прогуливал ся по коридору, следил за вазомоторными реакциями у этого трезвого морехода. Никакой вегетатики, никаких вазомоторов у Гущина Апаков не выявил.

Подопытный Александр Гущин так ничего и не понял, но поделился своими подозрениями с дедом Лапой. Дед объяснил, что "друзья" его – сотрудники спецслужб, методом провокаций проводят психологические опыты над населением. После того, как Апаков негласно подтвердил, что он представитель спецслужб СССР, Гущин еще более к нему привязался, стал его лучшим другом и редактором судовой газеты "Комсомольский прожектор". Звание редактора газеты позволило матросу посещать судовую типографию, где этот хитрый подручный Федосеева Михаила Исаевича обнаружил целый осиный рой сотрудников АПН, которых в портах часто посещали сотрудники посольств СССР. Многих лиц из по сольств Гущин знал по причине знакомства с Кривошеиным В.П.

Еще в 1974 году в Нью-Йорке Александр познакомился с представителем Организации объединенных наций от Белорусской ССР, административным офицером Кривошеиным Виолетом Петровичем. Дед Лапа объяснил матросу, что Кривошеин сотрудник ГРУ, хочет его завербовать, чтобы получить по вышение по службе. С Кривошеиным, курсантами ЛВИМУ Сотниковым и курсантом "N" Гущин, на американской автомашине, которая "лучше, чем та на которой ездит сам Машеров", исколесил весь Нью-Йорк. Особенно ему понравился Гарлем и то, что на сороковом этаже, внутри здания Организации объ единенных наций.

Советские полупсихиатры, полупсихологи, полубандиты, полуразведчики и подлецы предложили матросу-плотнику переправить в другой порт одну вещь. Гущин согласился перевезти контрабандный товар, но не завербовался. Товар ему не доверили, чего-то испугались, и оставили якобы в покое. На прощание Кривошеин подарил Александру прекрасную зажигалку фирмы "Ронсон" и уменьшенную оседланную копию боевой кобылы, размером с домашнего кота. Сотрудник ГРУ Кривошеин В.П., как и матрос Гущин А.А., проводили психологическую операцию "Троянский конь". Оставшись один, в каюте теплохода "Михаил Лермонтов" Александр совершил обряд медитации, поклявшись кому-то за что-то отомстить. (Примечание цензора:

Имена и отечества курсантов Сотникова и "N" не приводятся, так как в настоящее время в качестве капитанов дальнего плавания они выполняют важ ные государственные, совершенно секретные задания) Летом 1977 года Михаил Исаевич Федосеев на Апроськином озере завёл с моряком такой разговор. Как помнит любознательный читатель, Апроськино озеро находится в Тоцком районе Оренбургской области.

– Слушай, мореход, тебе в Нью-Йорке Виолет Петрович Кривошеин здание Организации Объединённых Наций показать сможет?

– Безусловно, – отвечал Гущин. – В Нью-Йорке Кривошеин за мной заедет. Я ему несколько буханок ржаного хлеба привезу. Мы с ним часто в здании ООН бываем. Шотландский эль неплохой в этой высотке.

Опять же прохлада, кондиционер. А на сороковом этаже советские предствители работают. Мне-то нравятся больше советские женщины-сотрудницы.

В одном офисе их, наверное, человек тридцать.

Там я… – Опять про баб, мореход, подожди, меня послушай. Майка на тебе приметная. С надписями "I am N1" и "Есть ли жизнь на Марсе?" В этой майке поша тайся по зданию ООН. Рядом с тобой человек уронит ручку.

Вот такую.

Шпион показал моряку чёрно-белую шариковую ручку. – Ты ручку-то подними и отдай уронившему. Только отдашь не его ручку, а мою. Держи.

Михаил Исаевич отдал ручку мореходу, показав как надо незаметно её подменить. Гущин недоверчиво согласился, не веря в возможности деда Лапы, который из далёкой Оренбургской степи видел, что происходит в ещё более далёкой Америке.

Примерно через месяц, уже в Нью-Йорке, мореход из любопытства действительно уговорил Виолета Петровича Кривошеина посетить здание ООН. В просторном холле здания, едва моряк появился, как вдруг перед ним покатилась знакомая ручка. Представительный человек, на вид лет пяти десяти, с дипломатом, с блокнотом в руках озирался, ища глазами упавший предмет. Гущин подобрал ручку и вручил её уронившему.

Незнакомец буркнул слова благодарности и пошёл дальше, записывая что-то в блокнот.

– Кто это? – на всякий случай спросил Кривошеина моряк, сжимая в кармане поднятую ручку. Замена методом деда Лапы произошла блестяще.

– Это заместитель Генерального секретаря ООН, помощник министра иностранных дел СССР Аркадий Николаевич Шевченко, – почтительно произнёс Виолет Петрович.

С приходом в Советский союз Гущин отдал ручку Шевченко деду Лапе и заявил, что больше шпионскими делами заниматься не будет.

– А то я потеряю веру в человечество, – объяснил мореход.

На явочной квартире в Оренбурге Федосеев вдруг узнал, что матрос-плотник, этот хитрый Гущин стал членом КПСС, а выполняет поручения англий ской разведки по постановке прослушивающих устройств в помещениях типографии, в каютах капитана и его помощников.

Александр эту информацию отрицал, хотя Михаил Исаевич знал, что у того уже есть оперативная кличка "Начальник отдела кадров советских спец служб".

– Облокотился я на все ваши игры шпионов, – говорил судовой плотник теплохода "Михаил Лермонтов" деду Лапе.

– Я учиться пойду, на штурмана.

Гущин несколько раз пытался поступить в Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С.О. Макарова, но принимающий экзамен преподаватель по фамилии "О" ловко "срезал" неугодного. Знакомый Александра Василий Боровский, кстати, будущий капитан дальнего плава ния, советовал Гущину принести пакет дефицитных продуктов преподавателю ЛВИМУ по фамилии "T".

(Примечание цензора: Фамилии преподавателей "О" и "T" изъяты из произведения и засекречены по соображениям государственной безопасности.) – Познакомишься с преподавателем, чего либо привезешь тому из-за границы, он тебе поможет поступить в мореходное училище, – советовал Боровский.

Гущин так и сделал, принес на квартиру преподавателя дефицитных продуктов, познакомился, но больше с ним не общался, так как адрес и фамилия преподавателя были нужны деду Лапе, а за взятку поступать в училище Александр не собирался.

Тогда горемычный матрос решил поступать на заочный факультет не высшего, а среднего мореходного училища, которое находилось на улице Седова. Здание училища было в форме советского аэроплана.

26. Швартовая бригада N4. 1979 год.

9 января 1979 года Гущин временно перевелся на береговую работу, чтобы поступить и учиться в мореходном училище. Работал он в швартовой брига де под руководством добродушного руководителя бригады старшего помощника капитана Иванова. Боцманом там был некий Дроздов, матросами, ныне покойный Смирнов, ещё Гаус Андрей и прочие, которые приходили на несколько недель поработать на берег по разным причинам, затем уходили в рейс.

Швартовая бригада Балтийского морского пароходства перешвартовывала торговые суда, стоящие в Ленинградском морском порту с причала на при чал. Когда работы не было, моряки отдыхали в здании Базы резерва пароходства, в помещениях швартовой бригады.

Иногда моряки играли в карты, тогда Гущин слышал интересный разговор представителей советских спецслужб, которые никак не могли его завербо вать. Разговор вёлся языком Эзопа, точнее так, как вели его сто лет назад вязниковские и ковровские офени, мелочные торговцы из городов Вязники и Ковров Владимирской губернии. Мелочные советские разведчики из ГРУ или из КГБ, ленинградские и московские представители советских спецслужб, также "ботали по фене". Гущин слушал их, а сам, как будущий курсант мореходного училища, писал реферат по истории КПСС.

– Довыделывались! Довыё…лись! – для маскировки и матом говорил, слишком уж грамотный для должности боцмана, моряк Дроздов. – Нужно нечто весомое, а что сорока на хвосте принесла, не действует. Где же ты, весомый туз?

– Нужно повторять до бесконечности эту масть, – говорил Гаусс Андрей кроя карту шестёркой пик. – Сыграем лучше в свинью, говори долго – свинья – захрюкает партнёр! Противника защиту надо пробить!

Все игры надо пробовать!

Шпион Федосеев объяснял Гущину, что информация, которую советские разведчики почерпнули из секретных дистанционных детекторов лжи, что "сорока на хвосте принесла", эта компрометирующая информация на Гущина почему-то не действует. Но советские разведчики будут прилагать все усилия, чтобы зазомбировать, или завербовать его, так как невербуе мых людей нет, а есть плохие вербовщики.

– Что, разве в истории советских спецслужб не попадался ни один человек, которого спецслужбы не могли завербовать? – спрашивал тупой философ Гущин профессионального шпиона.

– Почему не попадался. Есть такой человек. Он и сейчас жив.

Владимир Павлович Эфроимсон. Неоднократно арестовывался НКВД. Сидел.

Но выпустили его всё-таки. Выпустили и написали на его досье:

"Вербовке не подлежит". Значить, есть такие люди, – разъяснял Михаил Исаевич философу Гущину состояние вещей.

– И другие люди есть. Но система в СССР построена таким образом, что спецслужбы Советского союза будут наступать много раз на одни и те же граб ли, – резюмировал Федосеев.

В швартовой бригаде Гущин, занимался мелким воровством. Это ему пояснил дед Лапа, когда узнал, что тот приносит в дом, то бутылку дефицитной в то время краски, то какой-нибудь для хозяйства крючок.

– Несун, ты зарабатываешь компромат в своё досье, – пояснял дед Лапа.

Весной 1979 года Александр сдал-таки вступительные экзамены в морское училище. Разведчик Федосеев в этом году не получил от него никаких сведе ний, так как моряк заявил, что дед свихнулся на мелком воровстве и спецслужбах, на какой-то разведке, что ему, то есть Александру хорошо в швартовой бригаде, он учится и никаких шпионов не видит. Осенью 1979 года Пенелопа и Александр удивительно быстро купи ли кооперативную квартиру N267 на юго-западе города, по адресу Петергофское шоссе, дом 1933. В то далекое от нас время, купить на свои деньги квартиру мог не всякий советский человек, даже если у него были деньги. У четы Гущиных рос сын, которому Пенелопа дала имя Телемах. В новой квартире с ними проживали родители Александра. В столь скорой покупке квартиры помог первый помощник капитана Локотков, у которого однокашники были даже членами ЦК КПСС Латвии.

"Советская милиция", Гущину, как выяснил дед Лапа, единственному во всем доме, бесплатно установила блоки звуковой сигнализации. Сосед со вто рого этажа из квартиры N256 именем Олег поставил в квартире Александра новые выключатели. Он просил за работу 15 рублей, но Александр, напуганный детскими страхами, не отдал деньги. Житель квартиры N256 был очень доволен тем, что кодировка головного мозга действу ет.

Над четой Гущиных поселилась пара Бровковых. Михаил Бровков женился на дочери капитана порта Ленинград, товарища Поданева. Это была хоро шая партия. Молодой доктор Бровков работал в свое время даже с хирургом Угловым, перед которым он не преклонялся и у которого, как шепотом сооб щил он Гущину, были какие-то в душе грешки. Родителей Александра не хотели прописывать в Ленинграде, не хотели почему-то, чтобы мать жила с сы ном. Много трудов было затрачено нашим героем, чтобы прописать отца и матушку к себе в трехкомнатную квартиру. В Большом доме КГБ, на Литейном проспекте, когда матушка морехода предъявляла паспорт и пенсионное удостоверение, сотрудник учреждения крикнул подчиненному, – Что-то большая пенсия у Бунаковой, посмотри, не спекулянтка ли?

Долго, через юриста и через чиновника, который сидел в доме на улице Каляева, что недалеко от дома 4, что по Литейному проспекту, долго пришлось доказывать законность прописки Валентине Яковлевне Овсюковой, старшему инспектору паспортного стола 54-го отделения милиции. Все-таки мореход прописал своих родителей к себе в дом.

После этого родителям предложили "быстрый кооператив" и через год они купили себе отдельную квартиру и покинули жилплощадь сына.

– Крепко в тебя вцепилось ГРУ, – смеялся над Гущиным дед Лапа, – ты местным грушникам подопытный один нужен, много народа в квартире им ни к чему!

В апреле 1980 года Гущин окончил среднее мореходное училище по специальности морское судовождение. 26 апреля ему был выдан диплом с отличи ем. Хотя мореход одолел трехгодичный курс училища всего за один год, с отличием его не назовешь, так как преддипломная практика по специальности техника судоводителя была оценена не на "пять", а на "четыре", и еще один-два предмета он пересдавал, чтобы получить по ним высший балл.

С Федосеевым Александр перестал встречаться, радовался будущей работе штурмана, вероятно история на этом и закончилась, если не одно обстоя тельство. Матрос швартовой бригады Андрей Гаус предложил Александру бежать с ним за границу, что расценивалось уголовным кодексом как измена родине со сроком наказания до 15 лет. Гущин сам нашел де да Лапу и рассказал о предложении Гауса, пояснил специфику работы в швартовой бригаде и заочной учебы в училище. Михаил Исаевич объяснил горе философу, что его продолжают пытаться завербовать.

Особенно злобствовал один вечный студент, набивавшийся в приятели нашему герою. Этот учащийся, называвший себя кавказцем, был в лучшем слу чае мексиканским цыганом по национальности. Он все рассказывал, как на службе в пограничных войсках на севере ловил зубатку. Назовем его фами лию Козин. Козин говорил, что тело у зубатки как у девушки, очко, такое очко, что как засунешь, ну и…, читатель уже догадался, какая тематика была у этого Козина. Другой приятель Гущина, Равиль Гизатуллин, стал говорить, подмигивая, что Александр в младенчестве пачкал пеленки. Он договорился до того, намекая Александру на хулиганские поступки в его детстве, на ранние половые связи, обнаруженные разведчиками по тайным дистанционным детекторам лжи;

тогда Гущин схватил Гиза туллина за грудки, приподнял.

– Ты чего, ты чего, – зашипел Равиль.

– А зачем ты, татарская твоя морда, Рязань сжег?

Теперь провокация Гауса. Государственная безопасность СССР захотела, чтобы Гущин предал Родину. Михаилу Исаевичу была знакома фамилия Гаус.

Родители Андрея Гауса были потомственные дипломаты, разведчики, естественно.

– Соглашайся с Гаусом бежать за кордон, – смеялся Федосеев. Тебя схватят, напугают сроком в тюрьме, и предложат вместо срока работать на ГРУ. Бу дешь информатором, стукачем, шестеркой у Гауса. Он тебя будет курировать.

– За кордон могу уйти и без Гаусов, – мрачно отвечал новоиспеченный техник-судоводитель.

Так дед Лапа получил множество фамилий преподавателей, учащихся очного и заочного обучений Ленинградского мореходного училища Министерства морского флота СССР, которые, благодаря своим провокациям, засветили методику работы советских спецслужб.

Когда оренбургские земляки прощались, дед Лапа, вдруг что-то вспомнил.

– Слушай философ, что произошло перед тем, как тебе предложили предать твою Родину, мать твою? В помещении твоей швартовой бригады?

– Павел Шаранов приходил со товарищи. Разговор свой обычный завели на свою обычную замаскированную КГБешную тематику. Пашка мне подза тыльник дал и сказал, что я перетрахал всех девок на теплоходе "Михаил Лермонтов", – отвечал лапотный философ.

– Что ответил? – любопытствовал дед.

– Ну, сказал, не может быть, ведь я импотент детства. Сказал, что у меня и справка есть.

– Это какой Шаранов, тот, кто с латвийцем пытался тебя завербовать в Вецмилгрависе, когда теплоход "Михаил Лермонтов" стоял на ремонте в риж ском доке? Что было потом? – спрашивал дед Лапа.

– Потом они ушли. Это имеет какое-то значение? – вопрошал деревенский туповатый недоумок, который важно называл себя философом.

– Тебя зомбируют на потерю памяти, – отвечал Федосеев. Выявили какой-то страх в твоей психике и стараются управлять с помощью этого страха.

Только они не знают, что ты рассказал историю с Гаусом мне.

Значит, нет страха. Нет страха, нет и случая, – мудрено завершил беседу Михаил Исаевич.

Про себя матёрый шпион Федосеев Михаил Исаевич называл Александра Гущина Иваном-дураком. Но это был не совсем дурак, а дурак из сказки, которую Федосеев сочинил, общаясь с этим деревенским простофилей. Вот эта сказка:

Как Иван-дурак поле Русское сторожил.

Жил был Иван-дурак при Русском поле. Заметил он, что поле Русское топчет нечто с иной Земли. Ночью топчет и тайком.

Спрятался Иван-дурак у поля в засаде, ждёт. В полночь видит, что на поле Русское явился Мерседес бронированный, со стёклами пуленепробиваемы ми, который русский нетронутый ковыль иностранными шинами с пылью и грязью дорожной смешивает.

Сидят комфортно в том Мерседесе представители Главного разведывательного управления России, сладко пьют и сытно закусывают. Проколол Иван дурак шины тому Мерседесу.

Мерседес вырулил на дорогу и стал уходить от Ивана через село, но застрял. Автоматическая подкачка шин не сработала. Выскочили тогда из Мерседе са российские тайные генералы-разведчики, сытые свои рожи утирают, и расправу хотят творить над Иваном, ан не могут. Сельчане Ивановы, кто с ко сой, кто с вилами, а кто и с топором подступают, призывают иностранных корреспондентов в свидетели. Убоялись генералы, струсили. Бросили обездви женный Мерседес, сами кто куда.

Односельчане Ивана сейчас на том Мерседесе детишек в школу, в соседний район возят, своей школы-то нет в селе, неграмотен был народ. Вот грамот ные генералы-разведчики и распоясались. У неграмотного народа-то можно и всё поле истоптать. Можно было, коли не Иван-дурак.

27 Теплоход "Вася Алексеев" и теплоход "Алапаевсклес", 1980-й год. Отчего затонул теплоход "Брянсклес?".

Летом 1980 года 4-й помощник капитана теплохода "Вася Алексеев" Гущин Александр совершил свой первый рейс в качестве штурмана по маршруту Ленинград – Мурманск. Капитаном теплохода был Евгений Сергеевич Балыков, третьим помощником был Бабенко Сергей Анатольевич. Балыков в Мурманске списался в отпуск, вместо него прибыл новый капитан со своей штурманской командой. Поэтому в Мурманске Гущина списали на берег и направили в гостиницу, чтобы пересадить на теплоход "Брянсклес". Не дождавшись теплохода, который задер живался, Александр улетел в Ленинград. В Ленинграде его направили 4-м штурманом на теплоход "Алапаевсклес". Эти суда, "Алапаевсклес" и "Брянсклес", были лесовозами, длиной более ста метров. Летом и осенью 1980 года "Алапаевсклес" совершил рейс по маршруту Ле нинград – Мурманск – Певек – Игарка – Мурманск. Капитаном судна был Нестеров Юрий Алексеевич, старшим помощником Степанов Михаил Александрович. Грузовым помощником капитана был Стулов, сын знаменитого капитана. Стулов как-то рассказал Гущину, что много лет на зад он чуть не пробил голову какому-то штурману Рывлину, который пытался проводить с ним какие-то психологические опыты. Третьим помощником капитана являлся (Примечание цензора: Фамилия третьего помощника засекречена, так как он в данное время выполняет особые задания Главного раз ведывательного управления.) Дед Лапа рассказал, что на теплоходах этих Гущина пытались завербовать (в который раз!). Степанов Михаил не завербовал подопытного и в качестве наказания был направлен на квартиру Гущина с цветами.

– Если он психологически не победил вербуемого, то его, таким образом, наказывает руководство, посылая с подарком или с цветами к незавербован ному, – объяснил поступок Степанова дед Лапа.

– Теплоход "Брянсклес" затонул в этом рейсе, – продолжил дед, внимательно глядя на нестандартного штурмана. – Затонул на твоей вахте, на вахте четвертого помощника капитана. Или разведка что-то химичит, или тебя бог прикрывает. Почему ты не согласился идти в рейс на теплоходе "Брян склес"? Иди, мореход. И моли Николая Угодника послать тебе удачу.

В этом 1980 году внезапно умер сорокадвухлетний поэт Владимир Высоцкий. Его песня "Охота на волков" показывала, что психофизики советской разведки проиграли в этой тайной борьбе против представителя соб ственного народа.

"Обложили его, обложили, но остались ни с чем, егеря", – с восхищением думал Федосеев о Высоцком.

В Москве в это время проводились Олимпийские игры. Тысячи подозрительных жителей Москвы были выселены за 101-й километр. И вдруг внезап ная, подозрительная смерть поэта.

– Вскрытие тела Высоцкого не производилось, – размышлял Михаил Исаевич.

– И друзей с армянскими фамилиями у Высоцкого немало. Конечно это не факт, но в моём отделе именно армяне добивались наибольших успехов в такой науке, как боевая психофизика. Неужели тот доморощенный философ из села Марковки прав, утверждая, что национальности влияют на интен сивное развитие или на интеллектуальное торможение целых народов! Не может быть! Это рассуждения махрового националиста! – так думал беглый представитель советской интеллектульной разведки в 1980 году.

28. Запланированная смерть Петра Мироновича Машерова. Почему погибла команда футбольного клуба "Пахтакор"? Отчего за тонул пассажирский лайнер Балтийского морского пароходства "Михаил Лермонтов"? Низкий пролёт советского железнодо рожного моста и речной пассажирский теплоход "Александр Суворов". Теплоход "Валериан Куйбышев" капитана дальнего плавания Туркина Юрия Дмитриевича. Декабрь 1980 – декабрь 1984.

17 ноября 1980 года Михаил Исаевич и Александр Гущин находились на перекрестке трассы Москва-Минск с дорогой на Смолевическую бройлерную птицеферму. Это место находится в Белоруссии, недалеко от города Жодино. На асфальте трассы виднелись кровавые надписи, написанные красной крас кой. Гущин в отпуске приехал на родину жены, в белорусский город Житковичи. В Белоруссии ему захотелось посетить перекрёсток с кровавыми следа ми поперек трассы, и встретиться с Михаилом Исаевичем Федосеевым.

Дед Лапа поджидал морехода. В Белоруссию Федосеев приехал из города Харькова. В бывшей столице Украины беглый разведчик ГРУ следил за судеб ным процессом по делу авиакатастрофы над Днепрдзержинском. Судили двух авиадиспетчеров: Николая Жуковского и Владимира Сумского, по вине которых 11 августа 1979 года столкнулись два самолета ТУ-134. Погибло 172 человека.

Встреча со штурманом малого плавания Балтийского морского пароходства шпиону необходима была для своей добровольной шпионской деятельно сти. На основе рассказов морехода, Михаил Исаевич добывал фамилии представителей советских спецслужб. Американской разведке важны были эти фамилии с адресами местожительства не только как информация, откуда ждать угрозы своим агентам в Советском союзе, но и для перевербовки некото рых из этих представителей КГБ или ГРУ.

4-го октября 1980 года в автомобильной катастрофе погиб Первый секретарь ЦК КП Белоруссии Пётр Миронович Машеров. Шпион Федосеев завёл речь о незаметном влиянии боевой психофизики для выполнения таких заданий, как, например, это политическое убийство. Слово "психофизика" повлияло на морехода Гущина как красная тряпка на быка. Он не мог понять, что на человека можно влиять на дистанции, незаметно для окружающих и незаметно для самого испытуемого клиента.

– Ты кто, сумасшедший? Что такое психофизика дед? Как её понять?

Что она может? – с гневом вопрошал тупой деревенский философ, который так и не смог воспринимать, то, что для профессионального шпиона было яснее ясного.

Тогда матёрый шпион ГРУ рассказал Гущину притчу, разъясняя дилетанту возможности боевой психофизики.

– "Однажды психофизики ГРУ и психофизики КГБ проводили совместные боевые учения, – начинал свой рассказ дед Лапа.

– Молодой КГБешник сидел в ресторане "Пекин", обедал, ему приказали не покидать ресторан до особого распоряжения. Вдруг к нему подбегает офици ант и взволнованно сообщает: "Василий Петрович, на улице милиция хулиганов ловит, хулиганы пристали к вашей жене, отобрали сумочку, хотели угнать вашу автомашину!" КГБешник бежит на улицу, выскакивает на проезжую часть и его сбивает грузовик. Очнулся молодой КГБешник в больнице, весь в гипсе, кости пере ломаны, очнулся и думает: "Меня вообще-то Владимиром Ивановичем зовут, я же не женат, и у меня никогда не было автомобиля! Зачем же я на улицу ринулся, если был приказ не покидать ресторан?" Гущин недоверчиво фыркнул, в ответ на рассказ матёрого шпиона.

– Мы сейчас находимся на месте гибели Петра Машерова, уважаемый работник Балтийского морского пароходства, – продолжал втолковывать море ходу чудеса боевой психофизики дед Лапа. От белорусов я кое-что разузнал. В тот трагический день 4 октября было столько случайностей, что ясно вижу не почерк КГБ, а чистую работу психофизиков из ГРУ. Брежневу Леониду Машеров почему-то помешал, вот Генсек и поручил военной разведке убрать Петра Мироновича. Это для профессиональных шпионов труда не составило. Бронированный ЗИЛ Первого секретаря Белоруссии в тот день оказался не готов для поездки, поэтому Машеров поехал на "Чайке" ГАЗ-13. Корпус у "Чайки" – простая консервная банка. Теперь спецслужбам нужно было сделать так, чтобы эта "Чайка" столкнулась на встречных курсах с каким нибудь грузо виком. Специлистам из ГРУ надо было работать чисто, так как всюду недремлющее око КГБ. Но в таких операциях работает ограниченное количество лю дей, как правило, из окружения самого политика.

И вот ситуация. Водитель встречного грузовика ГАЗ-53Б Николай Пустовит в определённый момент почему-то отвлекается, глядя на приборную доску, или на встречную машину слева, или вдруг его начинает кло нить в сон. Внезапно Николай Пустовит видит, что он чуть ли не врезается во впереди идущий МАЗ водителя Тарайковича, который, по правилам, уйдя вправо к обочине, притормозил, кстати, не имея стоп сигналов. Чтобы увернуться от столкновения, Пустовиту необходим манёвр влево!

ГАЗ-53Б, уворачиваясь от МАЗа, выскакивает на встречную полосу, в него врезается "Чайка" Машерова. Суммарная скорость составляет около двухсот километров в час. Летальный исход неизбежен. А за рулём "Чайки" Машерова водитель-пенсионер Зайцев с радикулитом. Реакция пенсионера с больной спиной, не позволяет Зайцеву уйти вправо, в сторону вот этой дороги на птицеферму. Замечу тебе, мореход, что с помощью нейролингвистического программирования человеческого мозга можно незаметно заставить человека вести машину с определённой скоростью, и проезжать контрольные пункты точно в определённое время. Подопытного клиента "ста вят на счётчик". Контрольные пункты знает только разведчик-психофизик, он тебя, как на поводке, мимо них ведёт! Ещё могу сказать тебе, уважаемый философ. Матёрый шпион прищурился и произнёс вполголоса, как бы доверяя собеседнику военную тайну, – У тех лиц, которые подвергаются нейролингвистическому программированию, часто заболевает спина. Радикулит шофёра-пенсионера Зайцева, во дителя "Чайки" Машерова, его вдруг больная спина, тебе ничего не подсказывает? От злобности спецслужб трещит хребет народа!

Заметь, что ни водитель Тарайкович, ни водитель Пустовит не являются сотрудниками советской разведки! Дипломированный шпион смеялся, глядя на непонимающее тупое лицо Александра.

– Это же элементарно! – шпион с сожалением смотрел на моряка, на этого ограниченного, похотливого русского деревенского мужика.

Профессионал-разведчик с превосходством взирал на неполноценного мирного деревенского философа-лоха.

Не давая опомниться и осмыслить одну информацию, бывший советский шпион освещал уже другой трагический случай:

– В Харькове старший смены авиадиспетчеров Сергеев не был на суде даже в качестве свидетеля! А по инструкции контролировать другого диспетчера мог только сам Сергеев, но никак не Владимир Сумской!

Сумскому 15 лет тюрьмы ни за что дали! Сергеев явно представитель ГРУ, которому зачем-то необходимо было уничтожить футбольную команду "Пахтакор". Вот эта узбекская футбольная команда и погибла в авиакатастрофе.

Александр Гущин тупо чесал свою голову и произносил, непонимающе глядя на беглого советского полковника:

– У тебя дед, не все вальты в колоде. Ты точно сумасшедший.

Футболисты-то причём?

– Ищи причину в конкуренции Первых секретарей союзных республик, философ. Элементарная борьба за власть, – говорил дед Лапа. Поехали в Минск, любитель "настоящей философии". Я тебе в Минске ещё кое-что покажу.

Как понял дед Лапа, работа Гущина как штурмана, понравилась капитанам наставникам Балтийского морского пароходства, и мореход в конце года был направлен в группу судов типа "Владимир Ильич".

На теплоходе "Валериан Куйбышев" Александр Гущин проработал с декабря 1980 года по декабрь 1984 года. 17 января 1982 года умер Варлам Шаламов. Его смерть Александр не заметил. О ней рассказал дед Лапа, который ездил в Москву к церкви Николы в Кузнецах.

Через месяц, 16 февраля 1982 года у берегов Новой Зеландии, непотопляемый лайнер Балтийского морского пароходства "Михаил Лермонтов", на котором Гущин проработал 6 лет, в отличную погоду лета южного полушария, этот пассажирский теплоход вдруг внезапно и загадочно затонул.

– Твоя работа? – позже допрашивал деда Александр, на рыбалке у Черного озера.

– Там же человек погиб! Остальные спаслись, слава богу. Полагаю, матросы их спасли. У матросов на "Лермонтове" выучка будьте нате.

Двенадцать девяностоместных шлюпок майнают в две минуты! Жора Богданов там сейчас боцманом.

– Был там боцманом, – поправил косноязычного философа дед Лапа.

И добавил, – форсмажорные обстоятельства. Как ты говоришь: айсберг врезался в "Титаник". А я говорю, лес рубят, щепки летят.

Смерть в разведке дело обычное, – так отвечал на вопросы морехода Михаил Исаевич, цепляя здоровенного черного линя на кукан.

А смерть Генерального Секретаря коммунистической партии Советского союза, смерть Леонида Ильича Брежнева, Александр встретил в Бискайском заливе. Была осень 1982 года, шел дождь. Теплоход "Валериан Куйбышев", разрезая воды штормового залива, двигался генеральным курсом в сторону Кубы. Капитан Юрий Туркин надавил на тифон, в соответствующее время, как предписывалось в только что полученной шифровке, чтобы опечалить мировой океан заунывным звуком.

И небольшую часть пространства этого огромного Бискайского залива стал омрачать печальный гудок теплохода, который советские моряки называ ли пароходом. Этот пароход был длиной более 150 метров и имел на борту около 10 000 тонн груза.

Множество фамилий записал в свою хитрую записную книжку Федосеев Михаил. Но может быть умный, но недалекий Гущин отрицал, что все эти фамилии имеют какое-то отношение к советским спецслужбам. В расшиф ровке историй, какие случались на этом теплоходе, из исповеди Федосеева все выглядит так.

Практически, все суда Балтийского морского пароходства, являлись центрами вербовки Комитета государственной безопасности. Центральное разве дывательное управление США об этом естественно знало, но непосредственно Соединенным штатам Америки угрожали советские пассажирские лайне ры, где на иностранцев составлялись моральные досье с помощью нейролингвистического кодирования мозга, с помощью незаметных для допрашивае мых, контрольных слов-ответов, и с помощью дистанционных детекторов лжи. Досье нужны были для будущей вербовки этих пассажиров. Некоторых, в виде исключения, вербовали прямо на борту судна. Деяния советских разведчиков стали принимать угрожающие масштабы. Поэтому разведывательны ми органами США пассажирский лайнер "Михаил Лермонтов" был грамотно уничтожен.

Это сделал новозеландский лоцман, "случайно" проведя теплоход через подводный каменный риф. Пробоины в днище и борту судна были похожи на пробоины "Титаника", длиною сотню метров. Они не оставили шанса советскому пассажирскому лайнеру остаться на плаву. По мнению шпиона Федосее ва, американские спецслужбы для уничтожения теплохода "Михаил Лермонтов" применили своё нейролингвистическое программирование, кодирование штурманов и капитана на отвлечение от своих пря мых обязанностей во время прибрежного плавания. Все было сделано грамотно и незаметно. По-американски. Капитан теплохода "Михаил Лермонтов" Воробьев (Капитан Арам Михайлович Оганов отчего-то в это время был в отпуске), капитан Воробьев почему-то ушел с капитан ского мостика, чего в принципе, в данном случае, не должен был делать. Старший помощник капитана теплохода "Михаил Лермонтов" тупо смотрел на буруны впереди судна, ничего не предпринимая. Рядом со старшим помощником находился второй помощник капитана, который докладывал, что идем на подводные камни, но тоже ничего не предпринял, чтобы изменить курс или остановить движение судна. Секретный сотрудник ЦРУ, то есть новозеландский лоцман, делал все, чтобы отвлечь внимание советских судоводителей. Он уверял, что здесь фарватер, что он ча сто водит здесь теплоходы. Но осадка "Михаила Лермонтова" была около восьми метров, подводная каменная гряда, которую обнаруживали ветер и волны, находилась на глубине шести метров. Лоцману-оборотню всё удалось. Утопив советский лайнер, новозеландский pilot отделался легким испугом, так как за безопасность судовождения в любом случае отвечает капитан теплохода.

– Наука о нейролингвистическом кодировании головного мозга человека в США, вероятно, более развита, чем в СССР, – прояснил ситуацию недогадли вому и неграмотному философу дед Лапа.

– Тебя почти 20 лет вербуют, и никакого эффекта. Спросили бы вслух официально, ты бы давно все объяснил. И пароходы свои ГБешники не топили бы. ГБешники ради компроментации неугодного политика и свой собственный народ вместе с собствнным теплоходом утопят. Им чем больше жертв, тем лучше. Жди теперь новую катастрофу пассажирского теплохода.

Дед Лапа как в воду глядел. 5 июня 1983 года советский речной пассажирский теплоход "Александр Суворов" прошел через ульяновский железнодо рожный мост, сквозь низкий пролёт, и снес несколько своих верхних палуб с пассажирами. Погибло около двухсот человек. В это время по железнодо рожному мосту должен был пройти пассажирский поезд, который опоздал и вместо него диспетчер пустил товарняк.

Товарный поезд сошел с рельсов, но у железнодорожников обошлось без жертв.

– Информацию о возможностях нейролингвистического программирования мозга могли бы довести до судоводителей, – говорил дед Лапа тупому фи лософу. – Тогда такие катастрофы могли уменьшиться на порядок. Секретность не позволяет. Теперь и не узнаешь, иностранные спецслужбы виновны в гибели пассажиров теплохода "Александр Суворов" или свои собственные ведут какую-то политическую игру. В Империи зла все возможно. А судоводители "Александра Суворова" так и не могут толком объяснить, почему они пошли не в тот пролет моста. Затмение на них нашло! Нечистая сила с толку сбила! – вещал матерый шпион, поплевывая на червячка и приговаривая: "Ловись рыбка и больша и велика!" 9 февраля 1984 года гудок пароходов отметил очередную смерть Генерального Секретаря ЦК КПСС, теперь Андропова Юрия Владимировича.

По разумению генералов ГБ, члены экипажей судов заграничного плавания контактировали с представителями капиталистической системы, поэтому должны были быть завербованы в любом случае. Либо как будущие сотрудники, которых отправляли во время отпуска на курсы КГБ (ГРУ), на переподготовку;


либо моряки должны были завербованы как информаторы, как стукачи, которых их личными страхами нужно было держать в узде. Александр Гущин, тот самый трудно вербуемый, был использован как психологический полигон для начинающих работников Госбезопасности. Этот штурман мог принести неприятность и капитану дальнего плавания, так как в любой момент этот капитан мог быть отозван с судна заграничного плавания (престижная и денежная работа!), как не справившийся с заданием по вербовке.

Старшим помощником капитана теплохода "Валериан Куйбышев", на котором теперь работал четвёртый помощник Гущин, был Рывлин Рудольф Аронович. Должность второго помощника замещал Яковлев Владимир Васильевич. Третьим помощником был Малышев. (Примечание цензора:

Имя и отчество третьего помощника Малышева изъято из произведения, по соображениям государственной безопасности.) После ухода Малышева Гущин стал третьим помощником, четвертым стал Чемоданов Юрий по кличке "Сумчатый". Третий штурман обязан был вести журнал временных поправок хронометра. Радиосигналы точного времени капитаны ГБешники заставляли брать на стыке вахт, в 0800, в опасное для су доводителя время, так как большинство аварий происходит именно на стыке вахт. За Гущиным наблюдали и определяли, что он предпочитает в первую очередь – гнев капитана, что не взята поправка хронометра или слежение за опасными судами, которых надо было обсчитать, чтобы не попасть в опас ность столкновения. Гущин и здесь выкрутился – стал брать поправку в свободное от вахт время, а в 0800 на своей вахте, в штурманской рубке, в наушни ках сосредоточенно слушал якобы радиосигнал, но мысли его были заняты судовождением.

Начальником радиостанции был Удальцов, радистом Миропольский Александр. Позже Удальцова сменил Владимир Орлов. Старшим механиком был Леонид Васильевич Соколов. Под командованием этого механика Соколова был моторист по кличке "Ёжик", который часто проводил с подопытным Гущиным психологические опыты.

Третий механик был пожилой не сотрудник спецслужб, поэтому Федосеев отметил только фамилию молодого механика, его заменившего.

Четвертым механиком был Хлупнов Валерий Иванович. После того, как Хлупнова "списал" на берег Федорин, четвертым механиком стал Владимир Кравченко. Первым помощником являлся как черт во сне, тот самый товарищ Федорин Анатолий Васильевич, по кличке "Федорино Горе". Хозяйственным помощником был сначала Никифоров Станислав, потом Ляпин Юрий Леонидович. У Федосеева в записях эти два хозяйственных помощника в своих психологических опытах с населением СССР были как близнецы братья. Впрочем, исследователь легко сможет их разделить, просмотрев судовые роли теплоходов, на которых работал не вербуемый мореход. Раздетому Никифорову, зимой в Финляндии, куда теплоход пришел из южноамериканских тропиков, тупой философ отдал на время свой парадный махеровый свитер, который тот изорвал, таская тару из судовых кладовых. Он не отдавал свитер несколько месяцев, проводя операцию "подсознательный страх перед грехами". Но подопытный третий помощник капитана все страхи перешагнул и все-таки вытребовал назад свою вещь, ко торую жене подопытного пришлось перевязать.

Судовым врачом, какое-то время, был Воробьев Валерий Николаевич, который своими рассказами о битых стеклах в собственной квартире был похож на вербовщиков КГБ и ГРУ, но Гущин не верил в такие якобы провокационные действия Воробьева.

Вторым механиком на теплоходе "Валериан Куйбышев" был Завьялов Игорь Павлович, он был, по мнению Федосеева, одним из главных руководителей психологических операций ГРУ по вербовке незавербованных моря ков. Третьим механиком, позже, после того, как пожилой третий механик ушёл в отпуск, стал работать хитрый агент КГБ Киселев. (Примечание цензора: Имя и отечество Киселева изъято из произведения, и не называется, по соображениям государственной безопасности.) Когда Гущин прибыл на борт, Туркин Юрий Дмитриевич еще не принял дел и судном командовал какой-то пьяный капитан, которого за удачные вер бовки перевели из Дальневосточного пароходства в европейскую часть страны. Фамилия капитана была (Примечание цензора: фамилия капитана изъ ята из произведения, так как данный сотрудник ГРУ уже умер, а о покойниках плохо отзываться в России не принято.) Выйдя из каюты, хмельной капитан нос к носу столкнулся с новым четвертым помощником. Уставившись на вновь прибывшего, он вдруг заорал на весь пароход, – Ста-ас!!!!

Станислав Никифоров не спеша подошел к капитану, и они скрылись в каюте.

Малышев с Рывлиным попытались завербовать Гущина сразу, сабельным ударом – не получилось. Им осталось только оставлять карандашные запис ки на штурманских приборах, которые раскачивали соответствующим образом психику подопытного. Самой знаменательной была надпись "Заметай следы!". Это означало, что Гущин, по контрольным словам-ответам, и по своим кодированным движениям, оставил много информации о сво их прошлых прогрешениях, пора бы и расколоться.

Малышев покинул "Валериан Куйбышев" не с радостью. Информации о прошлых грехах Гущина было хоть отбавляй, но вербовка не удалась.

Юрий Чемоданов провел параллельную психологическую операцию Репино-Репное, основанную на подсознательном страхе испытуемого. В Репино, что под Ленинградом, у него якобы была любовница, а Репным называл село Марковку Владимир Дахно, одноклассник Гущина. Все грехи, ко торые Гущин совершил, сотрудники связывали с селом Марковкой-Репным. В этом селе Александр проживал до 14 лет. Окончив Марковскую восьмилетнюю школу, Александр стал учиться в районном селе Тоцком. Федосеев сразу же заявил Александру о том, что Владимир Дахно завербован ГРУ и, возможно, участвует в психологических операциях, направленных против невербуемого. Гущин улыбнулся и ответил, – Кто, Дахно? У него же в голове одни бицепсы! Такие разве нужны разведуправлению? Принижаешь, дед, интеллектуальные способности советских спецслужб! Ты старик, договорился до того, что считаешь, дядю моей жены Михаила Ханеня, которому прозвище "Чак", секретным сотрудником ГРУ. Что, якобы в Белоруссии, в городе Житковичи он пытался меня закодировать для последующей вербовки на похоронах собственной матери, бабушки моей же ны. Ну и фантазёр же ты, дед!

Как пишет Федосеев Михаил Исаевич, Юрий Чемоданов не смог завербовать подопытного и стал, в виде наказания, помогать тому корректировать морские карты;

но не забывал "Сумчатый" и складывать компромат на подопытных в свою сумку.

Когда "Валериан Куйбышев" ремонтировали на Канонерском судоремонтном заводе в гости к вахтенному помощнику Гущину пришел вахтенный по мощник капитана соседнего судна Равиль Гизатуллин. Как помнит читатель, Равиль и Александр вместе учились в мореходном училище. Гизатуллин принес много спиртного и провел психологическую операцию, которая привела бы к вербовке подопытного. После вечерних возлияний, друзья отправи лись путешествовать по ночному Ленинграду, было много приключений. Утром Гизатуллин на борту "Валериана Куйбышева" заявил, что Гущин украл у него паспорт. Александр послал его подальше, но Федосеев понял, что тот уверился, что Равиль работник спец служб, так как никто не обнаружил, что вахтенные помощники капитана покидали свои суда, что строго воспрещалось.

В отделе кадров БМП, к операции по вербовке подопытного, подключился официальный особист отдела кадров Лебедкин Андрей Борисович. Ничего не понимающий Гущин, когда Лебедкин с ним говорил намеками, рассказал тому всю свою биографию, не понимая, чего же от него хотят. (Примечание цензора: Операции КГБ "Паспорт", которые Равиль Гизатуллин проводил неоднократно, пытаясь завербовать своих сослуживцев, за секречены до 2099 года.) При обвинении Александра в воровстве паспорта присутствовал Яковлев Владимир Васильевич. Дед Лапа объяснил мореходу, что Яковлев не работник ГРУ, участвует как пешка, его самого ведут психофизики.

– Яковлев националист, – объяснил дед.

– Почему? – осведомился Александр.

– Он не любит грузин, – продолжал беседу дед Лапа, – из националистов спецслужбы вербуют только информаторов. Поведение радиста Димы это под тверждает. (Примечание цензора: Фамилия и отечество радиооператора Дмитрия изъята из произведения, по соображениям государственной безопасно сти).

– Ты рассказывал, что в Калининграде познакомился с Еленой Солнышко. Через год, когда пришел вновь в Калининград, она уверяла, что у нее от тебя ребенок. Или это фантазии ГРУ, Елена Солнышко завербована, никакого ребенка нет, или её ведут психофизики, чтобы посмотреть на твою реакцию о ребенке.

– Твое подлое ГРУ еще не знает, сколько детей у меня на островах Вити-Леву, Вануа-Леву и Тонго-табу, – смеялся Александр. А Елену, мирную, слабую женщину, твои храбрые, особо смелые работники плаща и кинжа ла психологически скрутили точно. Холодная стала, как зима.

Зимина ей самая точная фамилия.

Дед Лапа перебил морехода.

– Ослепительная блондинка-дневальная, любовница начальника радиостанции Орлова Владимира, у которой ты обнаружил на голом теле хвостик, проводила с тобой психофизическую операцию "Страх перед скотоложеством". Хвостик она себе сама прилепила, так как если он имеется у младенцев, им проводится хирургическая операция по удалению такового, – поучал философа дед Лапа. – Кстати, почему она, так добивавшаяся твоего расположе ния, ушла от тебя опять к Орлову?

– Обозвала однополчанином и ушла, – пробормотал мореход.

– Ты хоть знаешь, что такое на жаргоне женщин слово "однополчанин?" – смеялся Федосеев. – Ты способен только одну палку бросить, при половом сношении, ей этого недостаточно, – хохотал матерый шпион. – Не горюй мореход. Владимира Орлова, который причастен к попыткам твоей вербовки бог наказал. Он со своей любовницей совершил автомо бильную аварию, любовница с хвостиком погибла. Друзья из разведки после аварии посоветовали Орлову инсценировать поломку рулевого управления, не удалось, и Орлов за неумышленное убийство и фальсификацию следственных улик, попал в тюрьму.


– Хорош кобыле, девке мало, докрутила хвостом, – бурчал мореход.

– А что, дед, может бог-то и существует? – размышлял этот горе философ.

По информации деда Лапы, активное участие в вербовке не вербуемого принимал электромеханик Федулов Игорь Александрович. На Кубе он воровал из трюмов тушенку, которую теплоход "Валериан Куйбышев" привозил для населения острова Свободы. Тушенку Федулов складывал в открытую сумку для противогаза и проходил рядом с вахтенным помощником Гущиным, провоцируя того или принять участие в воровстве или ожидая, что тот доложит о воровстве капитану.

– Почему не доложил? – спрашивал Александра дед Лапа.

– Что капитан, что электромеханик, одна банда, – отвечал мореход.

– Пусть думают, что пешка я, зомби. Делайте, что хотите, я закодирован своими страхами и всецело в ваших руках, – смеялся Александр. – Они же по твоей информации сотрудники ГРУ, а я кто?

Я только учусь подлой методике советских разведчиков. Провел опыт с матросом Макеевым в порту Кубы, в Сьенфуегосе кажется. Макеев, непонятно по какой причине, часто хотел общаться со мной. Однажды шел с ним по палубе теплохода и заметил труп овцы в акватории порта, который плавал под водой так, что торчали только вылезшие из орбит глаза и нос погибшего животного. Макеев не заметил овцы, идя на бак я стал ему рассказывать, что чу довище Лох Несс, якобы видели и в акватории портов Кубы, что, мол опасно купаться на острове Свободы и т.п. В общем, психологически подготовил Ма кеева. На обратном пути я вдруг срывающимся голосом, показывая на загадочное существо в воде, закричал, сбивая с толку хитрого Макеева, – Чудовище! Смотри!

Макеев заметался, не зная, что предпринять. Не давая разглядеть существо, я ему закричал:

– Срочно! Бегом, в каюту! Фотоаппарат!

Бедный Макеев так торопился, что упал на первой же ступеньке трапа. А я хохотал, глядя на суетливого работника.

Но один случай был непонятен матерому шпиону Федосееву. Однажды, когда теплоход "Валериан Куйбышев" пришел в Калининград, пьяный мореход Степанов упал с трапа и потерял сознание. Телефона на борту не было, вахтенный помощник Гущин послал вахтенного матроса к проходной порта, вы звать скорую помощь. По пути матрос забегал в различные офисы, чтобы позвонить, дело было ночью. Этот матрос умудрился повздорить с какой-то де вицей в ночном офисе так, что она вызвала милицию и написала заявление о попытке изнасилования. На следующий день Гущин получил повестку к следователю, к женщине.

Явившись, Александр почувствовал себя преступником. Несколько минут следователь обличала в чем-то морехода, стала допрашивать о случившемся и только тут выяснилось, что допрашивает следователь не того человека. Извинившись, она отпустила Александра. Федосеев так и не понял, было это на самом деле ошибкой, или это была обычная провокация сотрудников ГРУ.

Четвёртым помощником капитана Гущин проработал меньше года, у него были способности к штурманской работе. Как уже знает любознательный читатель, Александр вскоре стал работать уже третьим штурманом. Ленивый и безграмотный третий механик Киселёв, на самом деле такой же ленивый работник КГБ объяснил успехи Гущина классически. Как сотрудник ГРУ полковник Кадетов нейтрализовал своего коллегу, писателя Виктора Суворова, беглого разведчика Владимира Резуна, также третий механик Киселёв нейтрализовал Гущина.

– Гущин по контрольным словам-ответам скрытый педераст, а геи они талантливы! – заявил уважительно о Гущине в среде разведчиков третий меха ник Киселёв.

– Такие чудовищные методы нейтрализации невербуемых были обычны в стране Советов, – пишет Михаил Исаевич Федосеев в своём предсмертном завещании.

Особенно заинтересовали матерого шпиона Федосеева действия токаря-моториста теплохода "Валериан Куйбышев" Николая Погребняка. С подопыт ным Гущиным тот использовал все психологические тесты ГРУ, накатывая тому на психику информацию уровня Каменного века, стараясь опустить пси хику третьего помощника до ситуации вербовки. Таким образом, как вербовал Погребняк, Федосеев сам использовал в США нужных ему людей. "Добрый" моторист подарил своему приятелю Гущину множество мелких предметов, которые якобы пригодятся тому при ремонте квартиры. Эти предметы, как считал Федосеев, были накатаны на психику подопытного, неся определенную информацию. (Примечание редактора: Непонятно, как можно "накатать" на психику определённую информацию. Некоторые тонкости работы спецслужб Федосеев Михаил Исаевич в своей исповеди не раскрывает.) Бог наказал ГБешника за психофизические зверства над мирным населением, и выбил бог Погребняку глаз стружкой от металлической детали, кото рую тот вытачивал на токарном станке. Пришлось одноглазому мотористу уходить на береговую работу и спекулировать валютой, высвечивая для ГРУ особо матерых спекулянтов-валютчиков.

Когда дед Лапа сказал Александру, что Погребняк Николай сотрудник ГРУ Гущин расхохотался.

– Не верю, тебе, дед! – смеялся мореход. По твоей методике у тебя получается, что почти все моряки работники спецслужб! Похоже, что у тебя не в ла дах с головой!

– Вроде умная голова у этого Гущина, – сокрушался Федосеев. Голова-то умная, а дураку досталась! Дилетант!

Летом 1984 года Александр купил за 500 долларов автомашину – старенькую "копейку" в Нидерландах и привез её в Ленинград.

Федосеев не смог убедить Александра, что Пущаев Евгений Викторович, который ремонтировал ему этот ВАЗ 2101 работник советской спецслужбы. Пущаев работал в обществе кооперативных гаражей "Лигово", что на юго-западе Ленинграда. Начальником этого общества был его родственник, который, как говорил Евгений Викторович, вместе с районным судьей ходил в баню.

– Опять баня, мореход! – смеялся дед Лапа. – У работников ГРУ очень слабый репертуар, ты не находишь? ГРУ вновь высовывает своё свиное примитив ное рыло!

– И у ГРУ очень слабый сюжет, – добавлял Александр. – Я тебе пересказываю приключения, ты их расшифровывай, по-своему. Слушать тебя интерес но, – добавлял этот философ.

– Тогда слушай, дилетант, – поучал морехода матерый шпион. Узнал я, что говорил о тебе капитан дальнего плавания Туркин Юрий Дмитриевич. Сообщал свое мнение о третьем помощнике Рывлину Рудольфу Ароновичу. Исходя из твоей информации их деяний, что Туркин, что Рывлин это сотрудники ГРУ. Слушай.

– Штурман Гущин как сверхсрочный солдат, – говорил Туркин, – не рассуждает, исполнителен, трудолюбив, искателен и туповат.

– Робкий он какой-то, уж слишком приниженный, преданный какой-то чересчур. Он даже капитаном дальнего плавания не мечтает стать.

Предел его ночных грез – покупка волосатого пальто с телячьим воротником, – отвечал капитану старший помощник капитана, секретный сотрудник ГРУ, Рудольф Аронович Рывлин. – На подсознательную команду "дать квитанцию" он исправно ловит взглядом все закодированные в его сознании объекты, но нужного "пробоя" в его сознании не наступает.

Не боится он, что ли своих грехов?

– А в вашем Балтийском морском пароходстве, продолжал дед Лапа, – есть отдел теплотехники, где работает твой "приятель", Юрий Александрович Баринов. У него есть напарник по фамилии (Примечание цензора: эта фамилия сотрудника КГБ, бывшего работника отдела теплотех ники засекречена по соображениям государственной безопасности). Баринов с напарником несколько раз ходил в рейс на теплоходе "Валериан Куйбы шев", якобы снимая какие-то характеристики с главного двигателя, проводя научную работу то ли для экономии топлива, то ли для перевода работы глав ного двигателя на низкокачественные, дешевые сорта мазута. Основной задачей Баринова, как сотрудника КГБ, был также, контроль за сотрудниками ГРУ, и твоя вербовка, придурок. Он уже не говорил про "говнищу", как неграмотный повар с теплохода "Михаил Лермонтов", Баринов говорил о внезап ном падении фото, на котором был изображен теплоход "Механик Тарасов".

Фото, якобы упало со стенда в день и час гибели "Механика Тарасова".

Помнишь, ты мне рассказывал? Тебя кодировали всевозможными страхами, чтобы ты внезапно "раскололся". Разговор про Львиный мостик в Ленинграде, (на теплоходе "В.Куйбышев" на стенде было также фото этого мостика), помнишь? На Львином мостике был изображен сам Баринов с портфелем и его приятель. Что было в портфеле? Баринов не рассказывал? Не спрашивал? Это методы КГБ по поиску слабых сторон в психи ке вербуемого клиента. Баринов со своим товарищем не смог тебя завербовать, и подарил тебе на прощание свою кепку. Денег в долг обещал давать. По прошествии некоторого времени, кепку назад не требовал, говоря, что давал её тебе на время? Это проверка на "выключение" страхом памяти.

Не завербовали тебя сотрудники КГБ из отдела теплотехники.

Психологи из ГБ соответствующим образом "наказывали" Баринова, который не смог завербовать клиента. Он теперь предлагал невербуемому по мощь в любых трудных житейских вопросах.

А приятель Баринова обещал тебе беспроблемное устройство в общество охотников. Ты ведь охотник до уток и перепелов? Баринов, обещая тебе в долг любую сумму денег, таким образом, психологически "извинялся" за психологический беспредел, который творит КГБ.

– А чего меня колоть, раскалывать? – удивлялся мореход. – Я за Союз советских социалистических республик жизни не пожалею, работать хоть на КГБ буду, если это не противоречит Конституции Российской феде рации. А на тайные, секретные служебные распоряжения генералов КГБ, которые, кстати, не в ладах с Конституцией, я облокотился. Этих генералов, в свое время, под суд отдам. Какие со мной проблемы?

Комитетчики или твои крысиные сотрудники ГРУ нашли по своим секретным дистанционным детекторам лжи в моей психике атлетические дутые гири и решили, что они золотые. Решили их распилить, чтобы проверить, так ли это. Что ж, пусть пилят. Я готов ответить на любые вопросы этих твоих крысиных сотрудников. Впрочем, не верю твоим трактовкам моих общений с работниками БМП. Тебя послушай, везде одни спецслужбы.

И Александр, который, как видел матерый шпион Федосеев, думал иначе, чем о чём говорил, уходил в свой непроницаемый черепаший панцирь, хло пая глазами как русский лох, как деревенский придурок.

В 1983 году советский истребитель СУ-15 сбил пассажирский "Боинг 747" корейской компании "Korean Air Lines". Михаил Исаевич Федосеев, вторя президенту США Рональду Рейгану, называл СССР "Империей зла", обви няя руководство страны в убийстве невинных пассажиров. Александр Гущин, как штурман, вдруг стал возражать шпиону, говоря, что отклонение от курса самолёта на 500 километров нереально.

– Это твои шпионы из ЦРУ провели провокацию по изучению советской системы ПВО на Дальнем востоке. Когда пассажирский самолёт был сбит, аме риканцы легко получили разрешение от европейских стран, разместить на территории Европы тактические ядерные ракеты средней дальности, наце ленные на Советский союз – империю зла. Правильнее будет сказать, что существуют в мире силы зла. Это ГРУ и КГБ, ЦРУ и ФБР, – так мудрёно объяснил ситуацию шпиону океанский философ.

С субботы 15 июня 1985 года Гущин с родителями и сыном путешествовал на стареньком "Жигуленке" по России, заезжая в те места, где работали рань ше учителями его родители. Малолетнему сыну, внуку своей любимой матушки Бунаковой Татьяны Ивановны, мореход показал город Псков – город церквей, крепость Изборск, Псково-печерскую лавру, Святогорский монастырь, где похоронен А.С.

Пушкин. Путешественники купались в онегинском Гелеспонте, который называется Сороть, бродили по пушкинским местам. От села Тригорское па ломники отбыли на Бородинское поле, затем к родным матери Гущина, в город Тучково. Недалеко от городишка Тучково была деревенька Петрищево, где малолетний сын нашего морехода слушал рассказы жителей о гибели Зои Космодемьянской. Потом был музей Космонавтики, что в Калуге, Ясная поляна, что в Тульской области, при городе Туле.

Там же в Тульской области паломники посетили Куликово поле. Путь их лежал в Саратовскую область, где в городе Пугачеве они осмотрели музей Ва силия Ивановича Чапаева, дивясь на безграмотные публикации газет тех времен. Посетив Озинский район, где проживал брат отца Гущин Егор Федотович, паломники отправились в Оренбургскую область, в село Марковку – там мать Александра учительствовала 25 лет. Здесь путе шественники немного задержались.

Когда друзья-комбинаторы встретились, дед Лапа показал кавказца, который как прикомандированный, работал в колхозе имени Куйбышева, ездил на собственной автомашине "Нива" и почему-то внимательно наблюдал за мореходом. Дед Лапа объяснил Александру, что кавказец уже спрашивал его, что говорят селяне о событиях в селе Марковка двадцатилетней давности, интересуясь в том числе, семьей "Мертвого Лейтенанта".

– Кавказская диаспора, работающая на ГРУ, в тебя вцепилась. То ли армяне, то ли азербайджанцы. Этот осетином себя называет. Используя мощь пси хофизики этого разведывательного учреждения, хотят из тебя зомби сделать. Видя, как ты бросаешь взгляды на автомобиль "Нива", его используют как некоторый образ, – бестолково объяснял тупому философу работу разведчиков Советского союза дед Лапа. – Олух ты, не замечаешь, что на твоем "Жигу ленке", который ты купил в Роттердаме у определенного торговца подержанными автомашинами, на твоем "Жигуленке" есть особый знак, образ белька, тюлененка. Когда нужно, этот образ из тебя сделает зомби, так считали сотрудники ГРУ.

Просчитались. Теперь завербовать мечтают. Кавказцам ты нужен как скомпрометированный образец русского человека. Политика! – говорил ничего не понимавшему мореходу матерый шпион.

От редактора: Для читателя, да и для нас, сотрудников издательства "Большой дом", рассуждения Федосеева Михаила Исаевича во многом непонятны.

Работа спецслужб засекречена во всех странах мира. Тем ценнее являются записки профессионала, которые так счастливо попали к нам в издательство.

Покинув село Марковку, путешественники посетили город Новокуйбышевск, где жила знакомая матери Александра, учительница Александра Александровна, которая в свое время, учила и нашего морехода. Потом путешественники заехали в город Ульяновск, посетили ленинские места. Далее их путь лежал на город Рязань, в Воздушно десантное училище, куда собирался поступать в будущем малолетний сын морехода. Осмотрев музей при десантном училище, паломники двинулись на Москву, где присутствовали при разводе караула у мавзолея Ленина.

После Москвы путешественники посетили город Господин Великий Новгород, там дивились на памятник тысячелетию России, на котором не было изображения царя Ивана Грозного.

– Видишь, сынок, – говорил мореход малолетнему сыну, – на памятнике России в день двух тысячелетия изображения Сталина тоже не будет.

Из Новегорода паломники направились домой, в Ленинград, куда через месяц после начала своего путешествия благополучно прибыли.

В Ленинграде морехода отыскал дед Лапа. Он обращал внимание на загадочное поведение Яковлева Владимира Васильевича, 2-го штурмана теплохода "Валериан Куйбышев". 10 сентября 1985 года тот пригласил Гущина съездить по грибы на Ораниенбаумский пятачок. У Яковлева была своя машина, но приятели почему-то решили ехать на "Жигуленке" Александра. Когда грибники возвращались, на проспекте Ветеранов, на перекрестке с улицей пограничника Гарькавого, в багажник автомашины грибников врезался "Москвич" под государственным номером Ж 20 28 ЛД.

Водитель москвича Новик Иван Семенович стал сразу орать на Гущина, почему тот остановился после зеленого на желтый свет.

– А я на желтый свет всегда останавливаюсь, – отвечал тупой философ.

Факт происшествия видели свидетели, Геннадий Тихонов и Иван Гуц.

Яковлев Владимир Васильевич после аварии спешно уехал домой, сославшись на занятость. Новик Иван Семенович, водитель виновной машины пе рестал орать, видя, что это не производит должного впечатления на пострадавшего, и стал предлагать деньги, чтобы не вызывать ГАИ.

– Сколько денег тебе надо, чтобы отремонтировать твою машину?

Здесь ремонтировать-то нечего, делов-то на трешку, – спрашивал Новик, грозным голосом стараясь все-таки запугать нашего невезучего морехода.

– Спросим у народа, – голосом лоха отвечал грибник неудачник.

Гуц Иван сказал, что за ремонт багажника, который стал горкой, и за прочие повреждения с последующей покраской необходимо заплатить не менее 250 рублей. Заметим читателю, что 250 рублей в то время платили в месяц квалифицированному рабочему. Такую сумму Новик Иван Семенович платить отказался, считая её завышенной. Приехавшие "гаишники", во главе с капитаном сразу стали орать на Гущина, что тот мог бы и договориться с водителем "Москвича", а не вызывать ГАИ.

– Пардон, товарищи милиционеры, – отвечал горе мореход, – готов на все ваши условия. Сколько стоит ремонт моего автомобиля, товарищ капитан?

– Здесь потянет рублей на 400, – отвечал доблестный капитан милиции.

– Пусть платит 400, и разбежались без суда, – отвечал мореход, поглядывая на господина Новик.

С водителем Новик чуть не случился удар.

– А-а-а! – завопил он. То 250 предлагал, теперь 400 хочешь вытребовать!?

– Скупой платит дважды, – отвечал мореход.

Михаил Исаевич Федосеев считал, что сотрудники спецслужб проводили с подопытным какую-то психологическую операцию, чтобы на провокациях найти "истину". Но очень уж грубо была устроена авария.

Понятий о принципах дополнительности и соотношениях неопределенностей, в диссертациях российских разведчиков от науки, не было. Провока ции считаются в разведке самым эффективным поиском истины. Что это не так, российская разведка догадается об этом только в 21 веке.

Экономику советские правители, беря пример со своих разведчиков, строили таким же бестолковым образом. В данный момент, на начало 80-х годов двадцатого века, десятки советских судов ожидали выгрузки в портах Кубы по нескольку недель. В конце 60-х годов старший помощник ка питана Рудольф Аронович Рывлин ждал очередь на выгрузку полгода. Фидель Кастро все издержки Советского Союза оплачивал. В долг. Когда долгов на копилось 10 миллиардов долларов, Россия эти долги Кубе списала по неизвестно какой статье расходов. Говорят, что эту расходную статью знает нанеш ний председатель Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков.

Теплоход "Валериан Куйбышев", на котором ходил третий штурман Гущин, подойдя к порту Гавана, вызывал лоцмана, у которого были позывные "Хабана Моро стейшен", и занимал очередь. На внешнем рейде порта, в дрейфе, ожидая очереди на выгрузку, лежало около десятка судов. Ночью на капитанском мостике вахтенные помощники дремали, отослав вахтенных матросов работать по заданию боцманов.

Международный 16 канал вызова УКВ радиосвязи был всегда включен, и изредка какое-нибудь голосовое сообщение нарушало чуткий сон вахтенных помощников торговых теплоходов, находящихся в тихом сонном дрейфе. Александр Гущин тоже мирно спал, когда его разбудил вопль моряка одесского парохода, точнее, помощника капитана теплохода Черноморского пароходства. Было два часа ночи местного времени.

Сегодня Александр подменял второго помощника, стоя на его ночной вахте.

– Теплоход "Чапаев" вызывает лоцманскую станцию! "Я Чапаев!", "Чапаев!", Хабана Моро стейшен, Я "Чапаев!", хау ду ю рид ми! – вопил одессит.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.