авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«FB2:, 01.13.2012, version 1.0 UUID: PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Александр Гущин ...»

-- [ Страница 4 ] --

Александр убавил звук до минимума, но повторяющийся вопль всё равно нарушал спокойную дрему морехода. Видно капитан теплохода "Чапаев" заставил штурмана верещать всю ночь, несмотря на то, что гаванские обленившиеся лоцмана выходили на радиосвязь только утром и днем.

Этот Чапаев, командир 25-й красноармейской стрелковой дивизии своим воплем всем мешал спать. Александр лениво взял трубку передатчика и сон ным голосом произнес:

– Теплоход "Чапаев" вызывает дизельэлектроход " Адьютант Чапаева красноармеец Петька". Хау ду ю рид ми.

В эфире воцарилась пауза, затем неуверенный голос с паузами произнес:

Слышу вас хорошо, это Чапаев;

кто вызывает, Петька?

– Да это я, Василий Иванович. Зря надрываешься. Шаланда "Анка Пулеметчица" сообщила, что можешь орать хоть на весь Карибский бассейн, до утра никто не отзовется.

Александр закрыл глаза, бросив трубку передатчика на держатель. В эту ночь больше никто не нарушал сон ленивых советских мореходов.

29. Радиоцентр, с 14 февраля 1985 год. Александр Гущин оператор связи 1-го класса. Рейсы на теплоходе "Ковров" с 18 июля 1986 года по апрель 1987 года. Кто вы, доктор Шепилов? Опять советский эксперимент с эскрементами.

14 февраля 1985 года Гущин перешел на береговую работу, опять в швартовую бригаду. Ему надо было окончить Ленинградское высшее инженерное училище имени С.О.Макарова, на заочный факультет которого он поступил в 1981 году. В швартовой бригаде работал матросом, но так как он был третий штурман, его перевели, по бумагам, якобы в радиоцентр, оператором связи первого класса. В 1985 году умер очередной Генеральный секретарь ЦК КПСС, теперь уже Черненко Константин Устинович. Более всех горевала матушка Александра, Бунакова Татьяна Ивановна, бывшая учительница. Черненко тоже был бывший учитель, и во время своего короткого правления советской империей успел прибавить зарплату советским учителям.

Дед Лапа во время учебы Александра опять остался почти без информации о работниках Балтийского морского пароходства, так как Гущин снова отказался помогать матерому шпиону.

– Ученье свет, а остальное тьма! – радостно восклицал матрос-радист-штурман.

Но фамилию Логиновского Владимира Александровича, руководителя дипломного проекта нашего морехода, Федосеев записал, считая того сотрудни ком отдела спецслужб, занимающимся человеческой психологией.

Ровно через два месяца после Чернобыльской катастрофы, 26 июня 1986 года решением Государственной экзаменационной комиссии штурману Гущину была присвоена квалификация инженера-судоводителя. Он очнулся от весеннего стресса 1986 года и смог теперь, как всегда косноязычно, объ яснить Деду Лапе своё мнение по поводу катастрофы советского ядерного реактора.

– Специалисты ядерщики не подозревают, что при определённых условиях нуклиды увеличивают свой объём в 1377 раз по сравнению с обычным объ ёмом. Плюс температура, отсюда – бац, и взрыв.

Современные специалисты ядерщики видят движение элементарных частиц в масштабе глобуса. А на глобусе фарватер движения частиц увидеть невозможно, – так бестолково понимал чернобыльскую катастрофу деревенский философ.

В Ленинградском Высшем инженерном морском училище имени С.О.

Макарова Александр встретил Героя Социалистического Труда, капитана дальнего плавания Оганова Арама Михайловича со товарищи, который с мо делью какого-то механизма в руках двигался защищать какую-то важную и сложную морскую диссертацию. Многие моряки подходили, чтобы пожать руку Герою. Герой со всеми здоровался, но с соответствующим статусу приветствующего, выражением лица. Когда Александр пожимал руку Оганову, у того на лице было брезгливое выражение.

Михаил Исаевич ведал то, что знал Оганов, но чего не знал наш мореход. Весной 1986 года, точнее 26 апреля Александр предстал перед беглым шпио ном с мутными зрачками, в общем, сам не свой. Он приехал в село Марковку на своей автомашине из города Калуги. Федосеев понял, что разведчики СССР добились своего. Александр был наконец-то закодирован! Чтобы снять "порчу", проще говоря, нейролингвистический код, Федосееву пришлось по трудиться. Для этого он подверг Александра гипнозу и выяснил, что тот не понимает, что с ним случилось.

– Другой какой-то я стал, дед, бормотал Гущин. – Такого со мной не бывало. В Калуге стал приставать к жене двоюродного брата, Юрия Патрушева. Спать улегся на полу, а ко мне какого-то ребенка подложили. Рукой лапнул того ребенка, дед.

Федосеев знал одну семью Патрушевых, потомственных работников КГБ. Оказалось, что один из братьев Патрушевых (не чекист), женился на сестре матери этого морехода.

– Тебя втянули в политическую игру, недоумок! – кричал на Гущина Федосеев. – Ты же закодирован, зазомбирован, по "сладкому Z программированию"! Ты должен был изнасиловать этого ребенка, как этого не произо шло, не представляю! Тебя психофизики ГРУ ведут, чтобы скомпрометировать КГБ! Ты ж теперь у них в досье педофил!

– Педофилом быть не хочу, и зомбироваться тоже не хочу, – отвечал, тряся своей глупой головой, очнувшийся житель Союза советских социалистиче ских республик, защищённый Конституцией РСФСР.

Дед Лапа провел свое следствие и выяснил, что в Калуге нейролинвистическую установку психофизики ГРУ применяли из вышерасположенной квар тиры.

– Надо будет приглядывать за этим идиотом на берегу, преступили мои коллеги все законы человеческие, ничего им не свято, – размышлял дед Лапа, инструктируя и провожая в Ленинград нашего невезучего героя. Кто-кто, а Михаил Исаевич знал, что часть маньяков, которые убивают или насилуют людей, это жертвы психофизических отделов разведки, которые нормальных людей превращают в маньяков. Таким образом советские спецслужбы гото вятся к войне с неведомо каким врагом.

Федосеев вспомнил слухи, бродившие в среде разведчиков во времена правления Никиты Сергеевича Хрущова. Слухи, о московском убийце, который представлялся как "Мосгаз". Убийца был по национальности армянин. В ГРУ в психофизическом отделе работали в то время, в основном, армяне. Якобы, чтобы замаскироваться, выбрали соплеменника, которому нейролингвистическим кодированием засуричили мозги, сделав убийцей. Убийца-армянин подсознательно считал, что он якобы выполняет какое-то "задание" центра. В то время то ли Хрущова хотели скомпрометировать, то ли военные диссер тации защитить, которые нужны были для будущей войны с супостатом, ну а в целом – обыкновенная борьба за власть с использованием всех схем ком прометации. В СССР, да и в России на человеческую личность всегда было наплевать.

Михаил Исаевич из рассказов Гущина выяснил, что того тестировали на склонность к педофилии и педерастии. Это делается элементарным образом.

Один подопытный, например, вдруг сует руки в карманы, когда ему на подсознание задают наводящий вопрос, другой подопытный этого не делает. Отсю да выявляется склонность к чему либо, и "склонный" становится человеком без прав, над которым проводят опыты, развивая такую науку, как психоло гическая разведка. Жертвуя всего несколькими десятками бесправных жителей собственной страны, советские военные разведчики таким образом мо жет быть спасали сотни тысяч жизней в будущей войне с супостатом. Может быть да, а может быть, и нет.

Сотрудники психологических отделов ГРУ совершенно забыли истины, которыми владели жрецы Египта, эти истины считаются сейчас псевдонауч ными. Истины египетских жрецов и уничтожили Египет фараонов. Истины жрецов ГРУ без всякой войны уничтожили в мирное время супердержаву – СССР. Так пишет в своем предсмертном завещании Федосеев Михаил Исаевич.

18 августа 1986 года Гущин был направлен третьим штурманом на теплоход "Ковров" капитана дальнего плавания Якунчикова Владимира Александровича. В экипаже "Коврова" находился и "приятель" Александра, Ветров Степан, который из матросов перевелся работать токарем.

Прибыв на борт посудины, Гущин спросил у 2-го штурмана Игоря Федоровича Потапова, – Ну и каков ваш капитан?

– Как рявкнет за спиной, колени от страха подгибаются, – ответствовал Потапов.

– Про колени всё толковал электрорадионавигатор теплохода "Михаил Лермонтов" Коршунов, – отметил в уме, по привычке, совпадение наводящей информации Александр.

Электрорадионавигатор Коршунов был высоким человеком, гигантом, благодаря скромной высоте других невысоких людей.

– У Коршунова коленки мешали водить автомобиль "Жигули", поэтому он "Запорожец" купил. Потапов тоже заученно как-то твердит про колени. На колени, что ли хотят меня поставить? – размышлял внимательный философ.

На "Коврове" у третьего помощника была каюта, состоящая из трех помещений. Психофизики из ГРУ сразу дали понять подопытному, что он какой-то "странный", мечтая закодировать его сознание так, чтобы послушно следовал в русле диссертаций научных работников ГРУ и КГБ.

По-прежнему вопрос о вербовке нестандартного штурмана свербил мозги генералов советских спецслужб. Компромата в городе Калуге собрали недо статочно, так как по сути никакого криминала не было. Но не вербуемых людей нет! Эта аксиома висела над ГБешным экипажем теплохода "Ковров".

Чтобы сразу выбить подопытного из колеи, ему дали понять, что швартоваться на баке он не умеет, матросы во время швартовки устроили итальянскую забастовку в носовой части судна.

"Добрый" старший помощник защитил ничего не смогшего понять Александра.

(Примечание цензора: Фамилия старпома теплохода "Ковров" изъята из произведения, так как сейчас он является известным бизнесменом, и выпол няет особо секретные поручения Главного разведывательного управления.) Весь рейс курировал подопытного судовой врач Валентин Иванович Шепилов. Чтобы Александр не разгадал, что он сотрудник спецслужб, доктор жаловался ему, что всю жизнь страдает за фамилию.

– Начальство угнетает, вроде бы я родственник того, "примкнувшего" к врагам Никиты Хрущева, Шипилова.

Сотрудник ГБ, судовой врач Шепилов был неплохим математиком, хорошо знал современную физику. С помощью своего опыта пытался заочника по разить осведомленностью во многих областях науки;

знал Шепилов и работу штурмана, проявлял большие познания в астрономии.

Но знаний Гущина в этих областях оказалось не меньше, чем у шпиона советских спецслужб. Завербовать подопытного не удалось.

Тогда к вербовке подошли комплексно, но опять, используя удары ниже пояса. Шепилов использовал метод повара с теплохода "Валериан Куйбышев", который вербовал, как помнит читатель, с помощью "говнищи". Читателю напомним, что такая вербовка возможна только с помощью нейролингвистического программирования. Тогда можно завербо вать психологически слабого человека намеками на его грехи, которые выявили с помощью дистанционных детекторов лжи. Если человек испугался, то он будет завербован.

Шепилов в кодировании подопытного использовал помет голубей.

– Голубь мне на крышу машины нагадил, – говорил он,- краска слезла до металла, перекрашивать машину надо.

Специалистами, психологами из ГРУ строилась психологическая цепочка, которая опоясывала время и место самых страшных, утаиваемых даже себе самому, грехов. Психологическая, а точнее психофизическая цепочка заводила мозг "хомо сапиенса" в тупик, человек вновь представлял все свои пре ступные деяния, ощущал запахи и температуру тех событий, терял лицо и начинал каяться во все своих и не своих преступлениях.

– Ты мне про голубя уже третий раз рассказываешь, мой металл пометом потомков динозавров не прожжешь, – мысленно смеялся над тупостью работ ников КГБ и ГРУ Гущин.

Молодая дневальная теплохода "Ковров", с удивительно красивой фигурой, красивым телом стала предлагать свои сексуальные услуги Александру, мотивируя тем, что на время рейса жену можно отодвинуть в сторону. Но лицом красивотелая официанточка была не славянским и не нордическим, скорее американским, если представить компьютерную сумму изображения рябого бурята с изображением хромой индианки племени черноногих.

– Лучше ананизмом заниматься, ты не в моем вкусе, – думал Александр, пытаясь отделаться от назойливой американской мадам.

Мостик теплохода "Ковров" содрогался от резонанса выхлопных газов, выходящих из высокой трубы. Было такое впечатление, что задуман тот резо нанс специально, для какого-то психофизического воздействия, что дед Лапа и подтвердил Александру.

– Поручни московского метро едут с одинаковой скоростью, что и ступени, – объяснял, начинающему соображать философу, Федосеев. – В Ленинграде поручни едут с иной скоростью, чем ребристая лестница, пассажиры то и дело передвигают руки. Ты думаешь, это инженеры виноваты?

Просто иностранца легче поймать, когда он двигает руками в унисон с другим человеком, который нейрофизически кодирует его, для будущей вербовки.

Вся страна приспособлена, чтобы разлагающий все и вся вирус КГБ и ГРУ размножался как можно быстрее. И резонанс на "Коврове" можно убрать на ремонте судна, и скорость поручней легко регулируется. Кому-то надо, чтобы было именно так, а не иначе.

Понял, кому это надо? – поучал философа Михаил Исаевич. – Вот недавно теплоход "Петр Васев" при странных обстоятельствах врезался в пассажир ский теплоход "Адмирал Нахимов". Погибло 400 человек.

Вместе с ними погиб генерал КГБ Крикунов. Я понимаю так. ГБешники оттачивают мастерство в области нейролингвистического программирования человеческого мозга. Готовятся к глобальной психологической войне. Но американцы в этом их обходят. Зато русским в воровстве секретов нет равных.

Только они не знают, как эти ворованные секреты применить эффективно на практике.

Из этого монолога деда Лапы тупой мореход ничего не понял. Он не верил, что за ним наблюдают с умыслом.

По совету Деда Лапы на теплоходе "Ковров" Гущин написал письмо в газуту "Правда", какую-то свою бестолковую и косноязычную статью об организа ции труда судоводителей. Письмо было тайно написано в каюте, запечатано методом шпиона Федосеева. На следующий день, придя с ходовой вахты, Александр обнаружил, что письмо было вскрыто и аккуратно заклеено. Перепуганные вербовщики вскрыли письмо, как и предполагал дед Лапа, чтобы знать, о чем пишет напуганный вербуемый.

– Ты и теперь не веришь, что работаешь в Империи зла, что тобою занимаются спецслужбы СССР, которым плевать на жизни граждан и тайну пере писки? – говорил полковник Федосеев, вроде бы начинающему соображать океанскому философу.

– Четвертый помощник тебя вербовал, не завербовал, запустил от огорчения воздушного змея с мостика, как ты в детстве, детскими параллельными страхами хотел вербануть, теперь бросает плавать и уходит работать в милицию, – расшифровывал деяния представителей спецслужб дед Лапа. – Вот по чему КГБ и ГРУ так успешны в своей работе. У них везде свои люди, в любом министерстве, фирме или магазине, и в любой бригаде ассенизаторов или дворников. И в милиции они есть. (Примечание цензора: Фамилия четвертого помощника капитана теплохода "Ковров" изъята из произведения, так как в Министерстве внутренних дел России, он выполняет секретные задания сверхсекретной спецслужбы Министерства обороны России.) От Гущина Федосеев узнал, что Якунчиков управлял экипажем с помощью крика, был скор на расправу, экипаж привык к жесткому правлению, от страха перед капитаном все не ходили, а бегали, всё крутилось и вертелось в нужную сторону, но с многочисленными проблемами. Крышка трюма при капитане открывалась с обязательной поломкой, капитан, руководя ремонтом, распекал старшего механика за отсутствие плашек три восьмых дюйма.

Груз в трюме укладывался не так как надо, автопогрузчики в трюме сцеплялись осями, колесами и бамперами. В узкостях теплоход "Ковров" садился на мель, но благодаря капитану дальнего плавания Якунчикову, благополучно всплывал с приливом. Благодаря вмешательству деятельного капитана все проблемы удавалось разрешить. Вскоре Якунчиков ушел в отпуск и его сменил спокойный и интеллигентный капитан Кулешов Виктор Александрович.

Спокойствие капитана так удивило членов экипажа, что они расценили его мягкотелость за признак слабости. Кулешов, оценив профессиональность штурманов и механиков, спокойно читал книги в каюте или загорал, на солнечной палубе, судно шло намеченным курсом, перевозя куда надо, грузы.

Матросы не бегали по палубе, а ходили.

При погрузке и выгрузке судна крышки трюмов открывались без поломок, автопогрузчики описывали в трюме какие угодно кривые и переставали сцепляться. Груз в трюмах укладывался как надо. При Кулешове судно почему-то на мель не садилось. От капитана исходил мир и спокойствие. Но если хочешь мира, готовься к войне.

Капитан Кулешов забыл, что в среде интриганов уместна только борьба. Экипаж стал роптать по любому поводу. Особенно сероглазым прихлебателям Якунчикова не понравился шторм, который якобы, можно было переждать или обойти, теперь моряки-ГБешники страдают от качки.

Когда вернулся Якунчиков, недовольных на борту теплохода "Ковров", не стало, опасаясь расправы, недовольные прикусили языки. Но на Кулешова была составлена и отправлена в пароходство нелицеприятная бумага. Капитаны наставники Балтийского морского пароходства сделали за мечание Виктору Александровичу Кулешову. Смысл замечания был в том, что капитан, у которого производственные показатели были лучше, чем у ка питана Якунчикова, этот капитан-везунчик Кулешов "устранился от руководства экипажем".

30. Лесовоз "Турку" капитана Козьмяна.

Май 1987 г.

Александр Гущин 3-й помощник капитана.

Капитан Козьмян чем-то напоминал капитана Якунчикова. Решение любого вопроса сопровождалось пронзительным визгом. Козьмян утверждал си стему "Давай-давай!". В результате получал бестолковщину и нервную суету.

В проливе Ла-Манш, во время приема передачи вахт, капитан врывался на мостик, командуя "лево на борт", и уступал путь французским и англий ским паромам, которые были слева от теплохода "Турку" и, по международным правилам, сами должны были уступать лесовозу путь. "Турку" ложился на борт, волны шторма били в караван, груз леса на палубе, по морскому "караван", смещался, судно получало крен. А справа появлялись паромы, которым "Турку" обязан был уступать дорогу. Вахтенный старший помощник, послав капитана за такое судовождение подальше, хлопал дверью и уходил с вахты. Третий помощник Гущин, так и не приняв еще вахту от старпома, думал примерно так: "Сейчас перевернемся или врежемся в паромы, интересно, если будем живы, кого судья обвинит в аварии, меня, старпома или капитана?" На теплоходе "Турку" продолжались попытки вербовки не вербуемого.

Подопытному задавали дополнительную бумажную работу, затем спрашивали о значении слова "человек за бортом" по-английски.

Проверялась реакция испытуемого на потерю памяти. В отпуске Александр передал деду Лапе следующие фамилии: (Примечание цензора: Фамилии изъяты из произведения, так как указанные лица являются дей ствующими сотрудниками российских спецслужб.) Беглый шпион ГРУ в этом году растолковывал деревенскому философу детали бегства за рубеж полковника первого главного управления КГБ СССР Олега Антоновича Гордиевского.

– Управление советской разведки объясняет своим разведчикам, что Гордиевского выдал американский разведчик-перебежчик. Поэтому Гордиевского и вызвали в Москву. Но он и из Москвы убежал. На самом же деле каждого разведчика, незаметно для него, периодически проверяют на предмет лояльности к СССР с помощью дистанционных детекторов лжи. Вот так Гордиевского и вычислили. Советскому же народу начальники разведки, генеральный секретарь КПСС, Политбюро всегда вешало и вешает лапшу на уши, – говорил Дед Лапа, расставаясь с удивлённым моряком.

– Советский народ, в лице начальников разведки и простых разведчиков ГРУ и КГБ, в ответ вешает лапшу на уши Политбюро и Генеральному секретарю. По закону движения материи, – непонятно скаламбурил удивлённый моряк.

(Примечание эксперта: В 1987 году никакой открытой информации о Гордиевском не было. Это подтверждает факт работы на ЦРУ Михаила Исаевича Федосеева, который получал информацию из-за океана.) 31. Теплоход "Нововятск" капитана Леонова Василия Васильевича. Капитан Якунин Василий Андреевич. Кто вы, доктор Макси мов? Летающие французы. Дизельный автолюбитель. Последний финт Виталия Теодоровича Сигеля.

Июнь, 1987 – июнь 1988 гг. Александр Гущин третий штурман.

Мореходу 36 лет.

Летом 1988 года Гущин на автомашине ВАЗ 2101 путешествовал с семьей на море. Он отдыхал в Архипо-Осиповке, посетив на обратном пути Оренбург скую область. Когда мореход и дед Лапа встретились, Александр недобрыми словами долго пересказывал прыжки и гримасы членов экипажа теплохода "Нововятск". Регистрационный бортовой номер "Нововятска" был М-17283. Добрым словом Гущин помянул лишь капитана Якунина Василия Андреевича, который менял, на время отпуска, капитана дальнего плавания Леонова Василия Васильевича.

Василий Васильевич Леонов был профессиональным, достаточно грамотным капитаном. Он на своем судне часто ходил через Панамский канал, знал многих сотрудников Внешторга, знавал самого Виноградова Николая Николаевича, представителя Морфлота. За два месяца и двадцать дней капитан дальнего плавания Леонов умудрялся пересечь Панамский перешеек, посетить порты Тихого океана и вернуться опять через Панамский канал в Ленинград.

4-го июня 1987 года "Нововятск" вышел из порта Ленинград, а 18 июня он уже пересекал по Панамскому каналу перешеек двух американских конти нентов. 25 июня судно уже выгрузило в порту Коринто для никарагуанцев бесплатную газетную бумагу для коммунистических газет, выгрузило и деревянные ящики, в которых находились части боевых советских вертолетов.

Советские военные специалисты присутствовали в Никарагуа. Они собирали из этих запчастей боевые воздушные машины, которых на летных испы таниях, после их сборки, трясла и била неведомая тропическая вертолетная болезнь, этакая "никарагуанская вертолётная лихорадка" и они отказывались летать в никарагуанском небе. Эксперты выяснили, что при не профессиональной выгрузке из трюмов теплоходов, лопасти вертолетов, которые находи лись в длинных ящиках, грузчики порта Коринто умудрялись гнуть или закручивать штопором, что, судя по техническим характеристикам этого мощно го боевого советского геликоптера, было невозможно сделать.

27 июня 1987 года "Нововятск" следовал обратно через Панамский канал, а 11 июля уже грузился в порту Сан-Себастьян, что в Бразилии.

Добрав груз для порта Роттердам в порту Сантус, 4 августа "Нововятск" проследовал в Европу. 20 августа, выгрузившись и погрузивши зерно пшеницы для СССР в Роттердаме, теплоход шустро шел в Ленинград, куда благополучно прибывал 24 августа в понедельник. Но приход в понедельник был исключением. Ради рекорда.

Надо сказать, что обычно Василий Васильевич или очень спешил, или не спешил и приходил в город трех революций обязательно в пятницу. В день прихода проверяющие капитан наставники не беспокоили экипаж, а суббота и воскресенье выходной для работников пароходства. Порт же работал круглосуточно, и судно к понедельнику выгружалось полностью.

Понедельник день отхода, проверяющие инспектора в день отхода по инструкции не должны беспокоить экипаж. При переходе через океан, на обрат ном пути, вычислялась средняя скорость так, чтобы приход судна в город Ленина приходился именно на пятницу. Таким образом, на теплоходе "Ново вятск" имела силу плановая социалистическая экономика.

Профессионального шпиона Федосеева заинтересовала пожилая женщина пассажирка из Москвы, которая на теплоходе "Нововятск" добралась до Бразилии. Эта пассажирка посетила город Сан-Паулу, встретилась со своим малолетним, потерянным в отечественную войну, теперь уже взрослым сыном. Немного погостив в Бразилии у сына, пожилая женщина возвратилась на этом же теплоходе в Ленинград.

– Ты когда нибудь возил пассажиров на грузовом теплоходе? – с подозрением опрашивал беглый шпион третьего штурмана.

– Да, – отвечал мореход. – На теплоходе "Валериан Куйбышев" ходил с нами в рейс сын Первого заместителя Председателя Совета Народных Комиссаров СССР товарищ Куйбышев. Он, как сын этого советского государственного деятеля – Валериана Владимировича Куйбышева, в честь которо го назван был наш теплоход, рассказывал о странной преждевременной кончине своего сорока шестилетнего отца.

Но Федосеева больше интересовала пассажирка с теплохода "Нововятск". Он разузнал, что пассажирке бестолково помогали делать покупки в портах Европы и Южной Америки, четвёртый помощник Николаев и электромеханик.

Примечание эксперта: некоторые детали реса в Бразилию и фамилии действующих лиц, изъяты из произведения, в целях государственной безопасно стию.

Сухогруз "Нововятск" дедвейтом 13650 тонн возил не только пассажиров, но и пилолес для африканских стран. Например, 8 сентября 1987 года он выходил с этим грузом из Ленинграда, а 18 сентября уже выгружал в порту Сфакс пилолес. Каждый мореход знает, что Сфакс это город на востоке Туниса, которому всегда требуется древесина. 21-го сентября судно посещало город Ганнуш, 23-го Поцуоли, а 28 сентября моряки теплохода любо вались красотами города Венеция, фундамент которого состоял из лиственничных пород российского дерева.

7 октября 1987 года теплоход "Нововятск" зашел во французский порт Руан, где с ним случилось некоторое происшествие.

Это происшествие произошло в темное время суток, теплоход швартовался у слабо освещенного причала реки Сена. Швартовые концы руанцы завози ли на берег с помощью быстрых моторных ботов. На корме второй помощник капитана теплохода "Нововятск" сам стал к пульту управления лебедками, вместо того, чтобы следить за швартовыми тросами и за шустрым французским ботом. Когда французы положили стальной шпринг на пушку, second стал выбирать ушедший в воду слабый стальной трос, не опасаясь последствий. В это время швартовый бот как раз подошел на линию натяжения про висшего в воде шпринга, трос шпринга стал резко выходить из воды, подцепил швартовый бот, подкинул его в воздух и перевернул. Два швартовщика француза чудом остались живы, отделались легким испугом, выпрыгнув в разные стороны из летающего бота;

они вплавь с трудом добрались до берега.

В это время года французы впервые искупались в Сене в полной осенней цветной экипировке руанского работника порта. Александр Гущин, который за кончил швартовку на баке, как раз подошел к судовому трапу, когда эти мокрые и злые потомки Наполеона, потребовали допустить их к капитану. Вах тенный четвертый помощник Николаев позвонил от трапа Леонову и Александр отчетливо услышал грозный капитанский голос: "Гони их на х…!" Из разговоров матросов и из бестолковых объяснений подмоченных французов, Гущин оценил ситуацию.

– Видимо подвыпивший second бот перевернул, – подумал третий помощник, зная о том, что second, а по-русски второй помощник капитана, тоже под вергается психологическим опытам работников советских спецслужб.

Second, как и Гущин, был туповат, но трудолюбив, морская наука давалась ему с трудом, он не замечал возню психологов из спецслужб СССР вокруг него, но чувствовал, что ему кто-то ставит палки в колеса. Неразрешимую задачу для нормального человека и нормального человеческого мозга, он стал разрешать с помощью выпивки, в отличие от Гущина, который пока был трезв. Гущин эту задачу решал пока с помощью философии.

Следующим утром на борт теплохода "Нововятск", поднялся представитель капитана порта Руан, требуя от советского капитана письменных объясне ний случившемуся. Капитан Леонов собрал всех штурманов и спросил мнение каждого. Мнения были разные. Гущин пролепетал, что надо покаяться, и описать ситуацию как было на самом деле, налегая на то, что причал де якобы слабо освещен, что было на самом деле. Капитан дальнего плавания Лео нов Василий Васильевич так не думал. Будучи разведчиком с огромными связями, разведчиком, у которого и жена работала в психологическом отделе разведки;

Леонова знали даже в советском правительстве. Он ничего и никого не боялся.

Так писал в своей предсмертной исповеди Федосеев Михаил Исаевич.

Леонов приказал второму помощнику написать в объяснительной, что "мы де ничего не видели, и как перевернулся бот, не знаем".

На следующий день, на борт советского теплохода поднялся французский министр. Гущин толком не объяснил, что это был за министр, но Федосеев, зная, что Франция страна маленькая и такое вполне возможно, хотя советское совковое мышление этому верить отказывается. Советский министр такой плебейской вольности себе не позволяет. Мобильный французский министр просто объяснил советскому капитану дальнего плавания: судно "Ново вятск" арестовано, второго помощника он забирает в полицию, так как французскому правосудию необходимо разобраться с ситуацией.

– Не беспокойтесь капитан, – сказал министр Леонову. – С вашим помощником ничего дурного не случится. В отличие от вас, советских людоедов, мы, французы, людей не едим. Только хотим установить причину, чтобы подобное не повторялось.

Для Леонова запахло жареным. В присутствии министра второй помощник капитана написал второе объяснение, где каялся, поясняя, что вина за ин цидент с летающим ботом полностью ложится на советское судно. Французы пожалели русских, арест судна был снят, теплоход "Нововятск" быстро, как только было возможно, отдал швартовы и ушел из не гостеприимного, агрессивного для русских, порта Руан.

Но почему российские разведчики, которые знают опыт НКВД по физическому уничтожению собственного народа, продолжили его уничтожение, уже психологически? Бывший полковник ГРУ Федосеев Михаил Исаевич объяснил их деятельность по своему, налегая на то, что все моряки должны быть завербоваными, так как они контактируют с пред ставителями капиталистической системы. Для вербовки нужно знать психологию человека, а это медицинская наука. Поэтому на острие вербовок при сутствуют в первую очередь врачи. В рассказе матерого шпиона это выглядело примерно так.

Каждый год моряки Балтийского морского пароходства проходили медицинскую комиссию в больнице или поликлинике имени Чудновского. В этой больнице был врач медицинской комиссии Вадим Максимов, который вдруг в качестве судового врача встретился с Александром Гущиным на теплоходе "Нововятск", куда наш незадачливый мореход был направлен как 3-й помощник капитана. По информации Михаила Исаевича Федосеева этот врач про водил совместно с сотрудниками ГРУ психологические опыты с этим моряком, пытаясь закодировать его личность, чтобы в будущем советская разведка опиралась на мощный опыт диссертаций медицинских работников, которые ориентировались на подчинение и вербовку выявленных иностранных агентов.

Эти опыты, как уяснил для себя любезный и любопытный читатель, проводились и проводятся! на представителях собственного народа.

Советский союз в лице генералов ГРУ и КГБ, непрерывно готовился к какой-то большой войне. Генералы забыли опыт 1941 года, когда у Советского союза силы было в четыре раза больше, чем у фашистской Германии, но Германия разгромила Красную Армию.

У СССР было больше людских ресурсов, и Советский союз всё же победил соотношением один к четырем. Примечание эксперта: то есть за каждого уби того германского солдата русские положили в могилу четырех своих.

Не вербуемый был как кость в горле у советских сверх воинственных генералов, поэтому вербовку проводили комплексно, на разных уровнях обще ния с подопытным. Видя интерес Гущина к фотосъемке, пытались его завербовать, используя цветные светофильтры. Примечание цензора:

Рассказ Федосеева о секретной операции "Светофильтры", изъят из произведения по соображениям государственной безопасности.

Старшим помощником капитана теплохода "Нововятск" был Грибков, по информации Федосеева невзрачный, не привлекающий к себе внимания со трудник ГРУ, который при любых результатах рейса мог выколачивать у бухгалтерии БМП чековые премии. Четвертым помощником был молодой, "блатной" штурман Николаев, сын работника Внешторга, который перед отпуском, на подопытном мореходе проходил практику, мечтая в будущем стать неплохим разведчиком. Николаев и Грибков завербовать невербуемого не смогли. Тогда к капитану Леонову был направлен старпомом преподава тель ЛВИМУ Козлов Александр Иванович, который занимался диссертацией по вербовке представителей собственного народа. 4-м помощником был на значен Будуров Константин Кириллович.

2-м механиком был тоже молодой, подающий надежды разведчик Селиванов. Примечание цензора: Фамилия 2-го механика изменена, так как он является действующим секретным сотрудником разведывательного управления. Будуров Константин уволился из органов.

Молодой, предприимчивый второй механик теплохода "Нововятск" применил свои навыки при покупке в порту Антверпен автомобиля "Волга". Русские моряки покупали в Антверпене старые подержанные автомашины, стоимостью около одной тысячи долларов за штуку.

Европейцам на таких ржавых консервных банках стыдно было ездить, в Советском союзе эта "Волга", да еще с французским дизельным двигателем, при хорошем уходе, соревновалась с новой советской "Волгой" и была очень престижной машиной.

Пожилой токарь теплохода "Нововятск", подчиненный второго механика, много месяцев копил валюту и, наконец, мечта его сбылась.

В порту Антверпен он, наконец, нашел дефицитную "Волгу" с дизельным движком, цена ему подошла. Договорившись о покупке с продавцом, он сел в машину и счастливо облокотился на руль. В перспективе открывались бескрайние просторы России! Он представлял, как везет свою семью, детей и вну ков на пикник, что там пикник, в путешествие!

Мечты его прервал второй механик того же теплохода.

– Вылезай из моей машины, – проговорил он, нагло глядя на своего токаря.

– Это моя машина, с продавцом я сторговался, сейчас оформлять буду, – говорил токарь, еще счастливо улыбаясь.

– Этот советский товарищ большую сумму уже дал мне за машину, ему ее уже оформил, – разводя руками, объяснил хитрый продавец.

В глазах у токаря потемнело. Без машины возвращаться домой было нельзя. Он тут же отобрал первую попавшуюся машину у радиста, назначив но вую, большую стоимость. Это был ржавый "Фиат", радист не имел таких денег, как у токаря, который мог купить даже "дорогостоящую" для советского моряка, дефицитную старую дизельную "Волгу". С горя радист напился и пришел плакаться к третьему помощнику Гущину, где и рассказал эту историю.

А второй механик выиграл, но почему-то после этого случая моряки дали ему не очень хорошую кличку.

– Автолюбитель ты, дизельный, – нарек его наш мореход, осматривая на борту теплохода машину второго механика.

После неудачных попыток вербовок подопытного, Будурова опять заменил 4-й помощник Николаев, сын известного в определенных кругах предста вителя советского торгпредства. Молодой четвертый помощник Николаев, по сведениям Федосеева учился заочно в разведшколе и в качестве лабораторной работы ему предложили провести психологический опыт с третьим помощником, то есть с Гущиным. Николаев с честью выполнил задание, уговорив того купить в Бразилии набор дорогих кухонных ножей.

– Хочешь сказать, что меня непрерывно вербовали, что Николаев, жена капитана Леонова, буфетчица с дневальной, эта мать Игуменья и Послушница, прочие, которых я назвал, представители спецслужб? – перебивал слова матёрого шпиона Александр.

– Костя Будуров помог мне, привез на дом мешок картошки, а я его не просил.

– Это наказание ему за то, что не смог завербовать тебя, дилетант ты, – втолковывал горе философу Федосеев. – Старпому Козлову ты водку приносил из судовой кладовой по его просьбе, он думает, что подчинил тебя, а ты просто, на дармовщинку, не дурак выпить! Когда, по распоряжению старпома, дверь в кладовке без ключа вскрыл, появился же член экипажа, чтобы тебя, нейролингвистически закодированного запугать? Его фамилию ты мне сказал. По сле рейса с тобой "случайно" встретилась в метро жена преподавателя Козлова. Она тоже работает преподавателем в ЛВИМУ. О чем тебя спрашивала? То то и оно. Заметали следы ГБешники. Запутались психологи ГБ, теперь на тебя досье такое составят, что век не отмоешься, белый ворон ты, к тому же глу пый. Доктор Максимов в порту Акапулько задумал тебя споить, а сломался сам, ты его на плечах принес на борт судна! Что за американская океанская ях та была в порту Акапулько, на которой с владельцем этой яхты пьянствовал? Связался с Центральным разведывательным управлением? Ты и мне лапшу на уши вешаешь? Как вышел на ЦРУ, умник?

– Дед, чтобы выйти на ЦРУ или на английскую МИ-6 достаточно написать письмо Шерлоку Холмсу в город Лондон, Бейкер стрит 226-б, – разозлившись, отвечал Гущин.

– Только письмо в ящик опускай за границей, чтобы никто не видел.

Твои американские и английские разведчики такие же недоумки, как и русские, дурнее даже тебя! Им террористические акты, политические провока ции подавай! Захотели и меня вербануть! Письмом напугали! А письмо Шерлоку Холмсу напечатал на старой пишущей машинке, которую утопил в Ат лантическом океане! Кроме письма, без отпечатков пальцев, напечатанного неизвестно кем у МИ-6 ничего на меня нет! Мировая разведка! Спровоциро вать, скомпрометировать, подчинить, завербовать!

По-иному не мыслите! Убогие! Ладно, трактуй свою точку зрения, тебя интересно слушать. Когда меня Леонов с первым помощником заставляли пи сать телеграмму о якобы украденных часах предыдущим третьим помощником, я, опираясь на твои лекции, уже знал, что применяют нейролингвисти ческое программирование, хотят из телеграммы прочитать ответ на совершенно иной, поставленный ими вопрос. Документируют и оправдывают свой беспредел. Но если не знать твои лекции, дед, то это безобидная просьба капитана Леонова и его первого помощника.

Представителю разведки НАТО заявил, что работаем на равных, я вас стравливаю, воюйте без меня. Информация для вас будет любопытна как психо логическая методика советской разведки. Если у ГРУ есть вопросы ко мне, то у меня есть вопросы к ГРУ. Эти вопросы буду задавать другой, противодей ствующей с ГРУ разведке. Такова точка зрения философа. Похоже, что в МИ-6 агенты поумнее, чем советские разведдеятели. Оставили попытки вербовки.

Получают информацию и помалкивают. А то все спрашивали: "Зачем ты это делаешь?". Ответил, что если советская разведка прекратит мне гадить на постель, то я им тоже в чайник ссать перестану.

Официально же дед тебе заявляю, что такая картинка появляется, если мыслить твоими категориями мышления. По твоим категориям мышления я шпион. На самом же деле не верю, что мои друзья сотрудники советских спецслужб, и никакого материала на них в ЦРУ и МИ-6 не отсылаю. Если не веришь, докажи, опираясь на факты, – говорил Александр, пристально глядя на деда.

– Ты мне твердишь, что и моего двоюродного брата Гущина Александра Ивановича, который живет в Днепропетровске, ГРУ довело до психушки, и, якобы то ли завербовало, то ли его водят какие-то твои фанта стические психофизики, в это я не верю. Можно, конечно предположить, что украинское КГБ пыталось в поселке Кирова, что близ Днепропетровска завербовать меня, но я им утер нос. У хохлов не тот уровень, чтобы русского мужика вербануть. Нет у тех ключика вербовки. А клю чик простой. Нужно просто спросить мужика: "Хочешь за хорошие деньги работать на украинский КГБ?".

– Да!!!! – отвечу. И никаких потуг с засвечиванием собственных агентов-вербовщиков. Дешевле для КГБ будет. Бесплатно только сыр в мышеловке.

Кругом одни какие-то дилетанты. И ты, дед в их числе. В городе Ульяновске азербайджанец завладел комнатой друга моего детства Сашки Подольских, которого споил и затем убил. Вот бы твою психофизику применить к признанию убийцы! Так нет. Милиция ничего криминального не нашла, азербай джанец, который снимал угол у Подольских, теперь владелец его комнаты. А твои сероглазые наушники, выпучив глаза, пытаются завербовать невинного человека, бросив все силы опять против русского мужика. Кто же правит твоим подлым ГРУ?

И этот, то ли тупой, то ли хитрый философ уходил от Федосеева Михаила Исаевича, чистыми, невинными, но злыми глазами оглядывая окружающий его мир.

Матёрый шпион Федосеев иногда действительно был в затруднении, когда, проанализировав рассказы Гущина, определял действия сотрудников ГРУ.

Например, Михаил Исаевич так и не смог понять, для чего капитан дальнего плавания Сигель Виталий Теодорович, при расхождении левыми бортами, при встречных курсах, направил теплоход "Скульптор Коненков" в левый борт теплохода "Нововятск", когда тот выходил из пролива Ла-Манш в Северное море. Александр Гущин в это время на ходился на вахте, он приказал рулевому положить руль теплохода "Нововятск" "право на борт". Таким образом, профессиональный мореход уходил от агрессора. Но справа от "Нововятска" находилось обгоняющее современное судно старых мореходов арабов. Арабы никак не реагировали на опасные для них манёвры русско го теплохода. Они не откликались и на вызов по 16-му международному каналу УКВ. Позже выяснилось, что на арабском судне пришло время молитвы, капитан, штурман и рулевой, стоя на коленях на капитанском мостике, молились, не следя за изменяющейся обстановкой, всецело полагаясь на волю Ал лаха. Пришлось Гущину, чтобы не столкнуться и с обгоняющим слепым религиозным судном, положить "Нововятск" через две-три минуты "лево на борт". Выполнив несколько безумных поворотов, Гущин ушёл от расправы.

А может на теплоходе "Скульптор Коненков" действительно вышло из строя рулевое устройство, как утверждали позднее члены экипажа этого "скульптора"?

32. Теплоход "Новокуйбышевск". Капитан Иванов Вячеслав Федорович.

Сентябрь 1988 – январь 1989 гг.

Александр Гущин третий штурман. Мореходу 37 лет.

Перед рейсом, в августе 1988 года штурман Гущин узнал, что американский крейсер "Vincennes" сбил над Персидским заливом пассажирский самолёт авиакомпании "Иран Эйр", погибло 290 пассажиров. Гущина интересовали выводы расследования и причины пуска ракеты с крейсера на поражение без оружного самолёта. Американцы объяснили, что иранский самолёт отклонился от центра воздушного коридора на 5 километров, такое отклонение не типично для коммерческих лайнеров, отклонение было в сторону крейсера, поэтому могло расценено, как выход в атаку.

– Корейский рейс КЕ007, 1 сентября 1983 года отклонился от центра воздушного коридора на 500 километров! Такое отклонение типично для коммер ческих лайнеров? – задавал вопрос деревенский философ профессиональному шпиону.

– Какую страну будем называть империей зла, дед? – грустно говорил философ, прощаясь с Федосеевым.

После рейса на теплоходе "Новокуйбышевск" в феврале 1989 года, выслушав рассказ незадачливого морехода, Михаил Федосеев расшифровал деяния российских моряков, а с точки зрения Михаила Исаевича работников КГБ и ГРУ так. В 1988 году Александр впервые встретился с капитаном дальнего пла вания, по мнению Федосеева сотрудником ГРУ, Ивановым Вячеславом Федоровичем. Старшим механиком был Лебедев Евгений Николаевич. Старшим помощником на судне "Новокуйбышевск" был Беляев Михаил Юрьевич. Он имел в пароходстве большие связи, поэтому экипаж теплохода всегда получал, по окончании рейса богатые чековые пре мии. Чеки были разновидностью пароходских денег, которые принимал специальный магазин "Альбатрос", напичканный разными дефицитными това рами. У Беляева был приказ завербовать не вербуемого, поэтому в этой главе Федосеев освещает деяния работников ГРУ, направленные на вербовку пред ставителей простого народа СССР. (Примечание цензора:

Деяния Беляева, который в настоящее время является известным бизнесменом, засекречены, поэтому основные сведения о работе работников ГРУ на теплоходе "Новокуйбышевск", изъяты из произведения.) Непосредственно вербовкой занимался второй помощник капитана Щекин Владимир Борисович. Его психофизические провокации были столь эффективны, что Гущин перестал заниматься работой 3-го штурмана по корректировке навигационных карт, на вахте стоял отрешенно, как идол, перестал стричься и мыться, опустился мореход. Чтобы подстегнуть организм, и заставить его бороться, Гущин как индийский йог спал на голой 20 миллиметровой фанере, застелив её только простыней. Щекин уже практически за вербовал невербуемого, подопытный подошел к состоянию вербовки, но тут закончился рейс.

– Ты после рейса был как студень, на такси с женой ехал, а тебя Щекин до дома сопровождал, вместе с вышестоящим работником КГБ или ГРУ, на их черной "Волге", – заявил дед Лапа своему опущенному моряку. – Что ты нос повесил, борись с песиголовцами, в борьбе обретешь ты право свое. Без борьбы сломают тебя, навесят все грехи человечества, будешь стукачем спецслужб. Щекин почти торжествует.

Будешь рохлей, завербуют, – поучал дед Лапа невезучего морехода, который не понимал, что же это с ним происходит.

– Не горюй, эрзац философ, Щекина я до дома проводил, живет он на проспекте Наставников дом 261 в квартире 44. О нем уже за океаном знают, его фотография там, в Ленгли, на доске почета, американцы хохочут, глядя на русского недоумка, унтерменша, – добавлял непонятные слова для Гущина дед Лапа, прощаясь.

33. Теплоход "Балтийск" капитана Тихонова Бориса Александровича, Апрель, май, июнь 1989 года. Александр Гущин грузовой помощник. Мореходу 38 лет.

Теплоход "Балтийск" Балтийского морского пароходства был многоцелевым. Он мог перевозить как зерновые грузы, так и танки, которые могли въез жать в него своим ходом. Александр встретил в экипаже множество знакомых. Это был старый знакомый по "Валерияну Куйбышеву" 1-й помощник капитана Федорин Анатолий Васильевич, матросы Цимбалов Владимир Иванович, Абрамов Алексей.

Капитан Тихонов вербовал подопытного методом лиговской шпаны, грозно читая лекции о возможных страхах и бедах всякому, кто не подчинится ему, пахану Балтийского морского пароходства. В Европе грузовой помощник должен был отдать документацию на груз представителю грузополучателя, но этого не произошло. Михаил Исаевич Федосеев знал, что воздействуя на психику подопытного, ему отключают память, затем резко напоминают о его промахах.

Эти промахи посредством нейролингвистического программирования связывают с "грехами" подопытного клиента. В этот момент происходит "опущение" психики вербуемого, вербуемый сознается не только в своих грехах, он берет на себя все грехи человечества, растекаясь слезною лужею.

Его успокаивают, расспросами фильтруют грехи, отбрасывая совсем уж фантастические признания, и показав подопытному клиенту всю мерзость его па костной натуры, предлагают работать на спецслужбы. Теперь человек завербован собственным страхом своей мерзопакостной души. Теперь ни за что не признается, что он бесплатный агент советской спецслужбы, то есть стукач. Этот страх можно охарактеризовать блатным жаргоном, для примера. Вот ка питан Тихонов, если Гущин или иной завербованный его не будет слушать, заявит ему:

– "Я царь Борис, я вор в законе, а ты мародер, взяточник, насильник падла, от тебя трупами смердит! Хочешь, чтобы все узнали, кто ты на самом деле?" Дед Лапа всегда говорил, что уголовники и работники спецслужб, родственные души, так как разведчики вынуждены развивать криминальное мыш ление. Но не завербовал, как пишет Федосеев, капитан Тихонов нашего героя! Вообще, на борту теплохода "Балтийск" творились непонятные для капитана явления. Вдруг переругались приятели капитана, судовой врач и первый помощник Федорин. По судовому расписанию они охраняли в трюме ценный груз. Оказалось, что второй штурман Гущин напи сал докладную, что при выгрузке, на стыке дежурств первого помощника и доктора по охране груза, произошло воровство грузчиками порта ценных ан тикварных изделий. Второй штурман Гущин просит капитана принять соответствующие меры. Судовой врач и первый помощник разругались, так как никто не признавал, что воровство произошло именно в его дежурство.

Рейс для капитана Тихонова был неудачным, мешки с кофе, которые в Никарагуа погрузили в первый трюм, заплесневели, как их члены экипажа не переукладывали. Никаких оговорок в штурманские расписки о том, что кофе был влажным при погрузке, второй штурман не занёс.

Несколько единиц автомобильной техники, которую выгружали своим ходом сами члены экипажа, было разбито. В Ленинграде обнаружилась нехватка труб, которые привезли из-за моря. Первый помощник Федорин уже написал рейсовый отчет, где указал, что Гущина, этого тупого и недалекого штурмана нельзя использовать как грузового помощника, но Александр сходил на склад, пересчитал трубы и заставил извиниться работников порта, которые не ладили с цифирью.

Дед Лапа объяснил Гущину, что его пытались завербовать и Федорин и матрос Цимбалов, который дал в долг не вербуемому большую сумму денег.

Александр не поверил, говоря, что при этом присутствовал один ответственный работник внешней торговли СССР.

– Он все про аккумулятор спрашивал, не помню что, – бестолково говорил ничего не понимающий философ-мореход.

– Ждали разведчики, когда у тебя "аккумулятор стойкости психики" разрядится, ничего ты не понимаешь о психологических цепочках специалистов нейролингвистического программирования, – твердил тупому деревенскому философу дед Лапа.

– Вазомоторные реакции с твоего лица снимал боцман, который вместе с тобой во время грузовых операций пил кофе, – внушал сельскому недотепе дед Лапа. А капитан по рации в это время спрашивал тебя, где находишься. Так?

– За вахту сто раз спрашивал, – подтверждал Александр.

– Ну а ты что отвечал?

– Говорил, что спускаюсь на лифте на нижнюю палубу.

– А в следующий раз?

– Опять спускаюсь, теперь уже в трюм. А сам в это время пью кофе с боцманом. Боцман хохотал, что за время вахты, я, наверное, спустился к центру Земли.


– Я бы тебе объяснил в сексуальном смысле, значение слова "спускаюсь" для работников ГРУ, боюсь, не поймешь, их половой и палубной тематики, и разговаривать со мною не будешь, – говорил, прощаясь, мате рый шпион.

В этом рейсе, по совету деда Лапы, Гущин приобрел в Германии подержанный автомобиль Опель "Аскона". На нем Александр ездил в Оренбургскую область к деду, по пути, сделав крюк, посетил с отцом укрепленный район на Днестре в местечке Садковцы, где в июле 1941 года его отец, по кличке "Мертвый Лейтенант", попал в плен. Четыре года лейтенант Красной Армии, Александр Федотович Гущин находился на грани жизни и смерти в нацистских концлагерях. Середину апреля 1945 года "Мертвый Лейтенант" встретил в тюрьме города Нюрнберга, откуда 16 апреля, во время американской бомбежки Нюрнберга, бежал. Его освободила 8-я американская армия уже в конце апреля, которая заняла город Нюрнберг, с пригородами, где в Ретенбахе у очаровательной немки Эммы Лиммер прятался недобитый, но бодрый "Мертвый Лейтенант".

Американцы посадили "Мертвого лейтенанта" в американский концлагерь, в котором кормили много лучше, чем в нацистском, и людей ежедневно в американском концлагере не расстреливали. Когда янки передали "Мертвого лейтенанта" русским, русские посадили его в русский концлагерь, что был под городом Невелем в местечке Опухлики. В этом концлагере от огорчения и обиды быстро умирали старшие советские офицеры, которым довелось вкусить немецкий плен, но "Мертвый Лейтенант" был молодым младшим офицером и поэтому он выжил.

– Жаннетта рассказывала, что её предки приехали в США через Францию из Германии. Поэтому у неё немецкая фамилия. Земной шарик-то маленький, – раздумывал Федосеев, услыша фамилию Лиммер.

34. Теплоход "Новокузнецк". Октябрь, ноябрь, декабрь 1989 года. Александр Гущин второй штурман. Мореходу 38 лет.

После рейса на теплоходе "Новокузнецк" дед Лапа спросил морехода, – Оборудование для атомной станции на теплоходе "Новокузнецк" ты привёз. Но почему не отдал документацию этого оборудования? Она нужна для строительства атомной электростанции на Кубе, ты задержал строительство на несколько месяцев!

– Если честно, то забыл, – отвечал мореход, – а если пользоваться твоею методикой выявления деяний представителей ГРУ, то мне отключили память, пользуясь моими страхами детства. В детстве я боялся тютюки, вот тютюкой и напугали, – смеялся то ли недалекий, то ли хитрый грузовой помощник теплохода "Новокузнецк".

Михаил Исаевич выяснил, что Гущин был действительно кодирован, и проверка кодирования производилась капитан наставником Балтийского мор ского пароходства. Александр был вызван в каюту капитана, наставник спросил, проверяя военную подготовку моряка:

– Что означают на советском военном флоте однофлажные сигналы "Аз, Буки и Веди?". Гущин четко ответил. Его похвалили и отпустили.

В своей каюте Гущин размышлял, почему это никто не сделал ему замечание, так как все сигналы он расшифровал неправильно. А капитан настав ник, представитель сероглазых советских разведчиков был уверен, что этот зомби годится для дальнейших спецопераций советских суперспецслужб.

35. Теплоход "Новомосковск. Январь, февраль, март и апрель 1990 года. Капитан Кожевников Евгений Александрович.

Старшего помощника капитана зовут Владимир Петрович. Александр Гущин 2-й помощник капитана.

После рассказа Александра о рейсе на теплоходе "Новомосковск" дед Лапа расшифровал деяния "моряков", которые окружали 2-го помощника Гущина следующим образом. Капитан Кожевников Евгений Александрович, утверждал дед Лапа, является резидентом ГРУ в Балтийском пароходстве, который своими деяниями и ведет это пароходство к краху. Александру просто не давали работать на судне, пытаясь опустить его психику до состояния вербовки. Непосредственно занимались вербовкой второй механик Бурдейный и моторист Грязнов.

После неудачной вербовки 2-й механик Бурдейный "случайно" встретил подопытного в Ленинграде, на перекрестке улиц Автовской и Краснопутиловской. Бурдейного интересовало мнение Александра о старшем помощнике капитана Исаеве Владимире Георгиевиче. Исаев ранее рабо тал на учебных судах ЛВИМУ типа "Профессор Щеголев". По мнению матерого шпиона Федосеева, Гущин знал, что эти суда были центрами вербовки кур сантов училища, поэтому, невразумительно отвечая на вопросы Бурдейного Александр иносказательно дал понять сотруднику ГРУ, что и Исаев и Бурдейный не моряки, а говнюки.

Иносказательностью Бурдейному заниматься некогда было – он обрабатывал в своем мозгу контрольные слова-ответы. Старший помощник Исаев в данном случае был не причем. Его образ психофизически был накатан на мозг испытуемого в другом качестве.

Михаил Исаевич Федосеев в своем предсмертном завещании уверял, что Бурдейный ничего не понял из ответов подопытного. Слишком велика была маскировка этого Гущина, океанского философа самоучки, чтобы сотрудники ГРУ или КГБ могли что-то заподозрить. Не заметил, что он расшифрован и резидент ГРУ в Балтийском морском пароходстве, капитан дальнего плавания Кожевников Евгений Александрович, который в этом рейсе, в Канаде ку пил автомобиль "Жигули". Когда Гущин подошел к автомобилю, что находился уже на палубе теплохода, Кожевников заявил своему второму помощни ку, что он, капитан, любит, чтобы все гайки в автомобиле откручивались сразу, по требованию ключа хозяина автомобиля. Евгений Александрович ре шил, что если подопытного второго помощника и не завербовали, то с помощью психофизики, то есть с помощью нейролингвистического программиро вания, им все равно будет легко управлять. Любопытный читатель наверняка уяснил для себя, что "психофизикой" шпион Федосеев называет насиль ственные и провакационные психологические действия советских разведчиков против своих "клиентов".

16 апреля 1990 года Александр получил диплом штурмана дальнего плавания. Система образования СССР позволяла считаться четвертому и третьему помощникам капитана только штурманами малого плавания, хотя они, например, обогнули земной шар несколько раз, то есть сделали несколько круго светных путешествий. Третий и четвертый помощники капитана могли обойти мыс Горн в штормовую погоду, прийти в Австралию исключительно ориентируясь по небесным светилам, но они так и останутся штурманами малого плавания. Они завидуют штурману дальнего плавания, второму помощнику капитана буксирного судна порта Ленинград. Ленинградец, второй штурман буксирного судна ходит только чуть дальше Маркизовой лужи, заходит даже в Балтийское море и у него всегда есть возможность получить рабочий диплом штурмана дальнего плавания.

4-й и 3-й штурманы, пока не получат должность второго помощника капитана, по бумагам – младшие судоводители, которым может быть стукнуло уже лет по 40, они не квалифицированные штурманы. Одолев ступеньку карьерной лестницы, судоводитель меняет рабочий диплом и только тогда ста новится штурманом дальнего плавания. Михаил Исаевич Федосеев считает, что такая политика властей принижает роль морских офицеров.

36. Теплоход "Новокузнецк".

Май, июнь, июль и август 1990 года. Александр Гущин 2-й помощник капитана.

В те времена в отделе кадров Балтийского морского пароходства Гущин встречался с Владимиром Гузем, который был уже не то старшим помощником капитана, не то капитаном дальнего плавания. Такая удачная карьера, как считал матерый шпион Федосеев, может состояться только из-за того, если Гузь завербован КГБ или ГРУ и работает на определенную коман ду. Гузь, наряду с обычными КГБешными провокациями по попыткам опущения психики на основе профессиональных знаний, пожаловался Александру о том, что жена Гузя в молодости дружила с пожарным матросом теплохода "Михаил Лермонтов" товарищем Марцинкевич. У Марцинкевича в городе Житковичи, в Белоруссии есть родственник, который теперь крутит любовь с разведенной тещей Гущина. Александр толком ничего не понял, только подивился осведомленностью такого простого человека, как капитан Гузь. Чтобы поддерживать хорошие отношения с такими информированными людьми, Александр, на всякий случай, в ближайшем отпуске съездил на родину своей жены, и набил морду этому родственнику Марцинкевича.

– Дурак ты, – поучал тупого философа дед Лапа. – Гузь, когда интересовался, были ли амуры Марцинкевича с его женой, на самом деле спрашивал, не спал ли ты сам с той-то и с той-то. Тебя мгновенно закодировали для вербовки, пытались завербовать уже в отделе кадров методом опущения психики.

Эти задания дают начинающим разведчикам, работающим на КГБ или ГРУ. И матрос Дейлик, у которого брат близнец, проводил с тобой опыты! Ты лишь человеческий материал для беспредельщиков от разведки! Это бессовестные люди, которых заставляют использовать и своих родственников! А ты разве сил уши!

В записях Федосеева приводится фамилия Жиганшина Евгения, повара теплохода, который проводил мероприятия по вербовке подопытного, но так и не смог того завербовать. Теплоход "Новокузнецк" 2-й помощник капитана Гущин водил на Кубу;

мнение советских разведчиков о моральном образе под опытном было не высокое. Об этом позаботились капитаны дальнего плавания от ГРУ.

Но для высокого начальства не вербуемый стал опасен. С ним стали заниматься повара, уборщики и дневальные, намереваясь примитивным своим мировоззрением подчинить океанского философа. Капитаны дальнего плавания Туркин Юрий Дмитриевич, Тихонов Борис Александрович, Кожевников Евгений Александрович и другие не смогли завербовать подопытного и генералы ГРУ не хотели рисковать авторитетны ми людьми, занимающими не малую должность, чтобы не скомпрометировать генералитет. А в досье Гущина появился еще один компромат, когда тот стал горевать по поводу гибели бывшего кочегара, доморощенного певца Виктора Цоя, смысл песен которого не вмещался в прокрустово ложе советской идеологии.

37. Теплоход "Валериан Куйбышев".

Рейсы с ноября 1990 года по февраль 1991 года. Александр Гущин 2-й штурман.


На знакомый читателю теплоход "Валериан Куйбышев" Александр Гущин был направлен вновь в ноябре 1990 года уже в качестве 2-го помощника ка питана. Первым помощником, комиссаром корабля был тоже знакомый и Гущину и читателю – Андрей Гаус, который в 1980 году предлагал Александру предать Родину, бежать с ним за границу. Гаус в Балтийском морском пароходстве с помощью великих связей в разведке, а значит и в пароходстве, быстро сделал великолепную карьеру, став первым помощником капитана.

Михаил Федосеев расшифровывает приключения нашего морехода так.

По диссертациям разведчиков Гущин был закодирован собственными страхами и не должен был говорить никому о том, что Гаус предлагал предать Родину. Нейролингвистическое кодирование человеческого мозга предполагало, что говорить об этом человек не мог потому, так как он одновременно вынужден рассказывать о самом постыдном в собственной биографии. Или кодировался страх убийства. Создавался страх: расскажешь – тебя убьют.

Дед Лапа предложил мореходу рассказать о том, что Гаус вербовал его предать Родину.

– Скажи об этом, например, старшему механику Соколову, – советовал дед.

– Соколов сотрудник спецслужб, ГРУ сойдет с ума, узнав о том, что нейролингвистическое программирование мозга не сработало. Вокруг тебя начнется великая возня разведчиков, привезешь мне больше фамилий. Ты же ничего преступного не совершаешь, только рассказываешь мне приключения твоих рейсов. Свои выводы буду делать сам, – говорил семидесятилетний дед, заглядывая в глаза приятелю.

К 90-м годам двадцатого века российский народ обнищал и опустился. А дед Лапа процветал. У него не было проблем с деньгами, ездил он на собствен ном автомобиле – "одногорбом" "Запорожце". Этот "Запорожец" и автомобилем нельзя было назвать, если бы не огромная скорость, которую он мог развить по желанию матерого шпиона.

Двигатель "Запорожца" явно был не отечественный. То ли для маскировки от советских контрразведчиков, то ли у деда Лапы "съехала крыша", но он стал вдруг религиозным человеком. Шпион, который легко вербовал представителей религиозных концессий, высмеивая за глаза их веру, вдруг зинтере совался старообрядчеством. Он ездил к святым местам, в район озера Светлый Яр, интересовался древлеправославными традициями.

Шпионских дел Михаил Исаевич тоже не забывал. Федосеев встречался со своим подельником перед рейсом и после каждого рейса, помогал советами.

Предложение деда относительно провокации, против провокатора Андрея Гауса, было принято.

И вот Александр, говорит своему "приятелю" старшему помощнику капитана Исаеву Владимиру Георгиевичу о провокации Андрея Гауса.

Андрей Гаус уходил в отпуск, вместо него был назначен Юрий Юрьевич Сухоруков. В каюте старшего механика Соколова Леонида, в присутствии многих моряков и нового первого помощника Александр спрашивал с невин ным выражением лица:

– И как вы ходили с первым помощником капитана Гаусом? Он же провокатор!

Затем следовал рассказ о том, как нынешний комиссар советского корабля вербовал людей для предательства Родины.

Михаил Исаевич Федосеев пишет в своей предсмертной исповеди, что был прав. Активность по вербовке подопытного философа возросла. Юрий Юрьевич Сухоруков засуетился, но потерпев неудачу по вербовке не вербуемого, стал говорить, что у Гущина слишком "богатый внутренний мир". Го ворил он это с сарказмом. Федосеев выяснил, что у Сухорукова отец был преподавателем ЛВИМУ. В своих предсмертных записках Федосеев утверждает, что Сухоруков старший тоже представитель спецслужб, который еще до экзаменов тестирует на дистанционном, секретном де текторе лжи абитуриентов на пригодность их к разведке.

Один абитуриент, приятель курсанта Сотникова настолько был хорош для ГРУ, что его приняли в училище, несмотря на то, что он сделал в сочинении 19 ошибок. Спецслужбы, как утверждает Федосеев, заранее программиро вали гибель Балтийского морского пароходства, а в целом и СССР, собирая и расставляя кадры неизвестно по какому принципу.

Александру Гущину, как не подходящему по стандартам ГРУ человеку, не давали учиться. Он все-таки поступил в ЛВИМУ, сдав экзамены на высший балл. Тогда ему не давали нормально работать, пытаясь завербовать, чтобы сделать из него информатора, проще говоря, стукача. Не завербовали. Тогда стали собирать неблаговидные поступки и провоцировать на компромат.

Как известно любезному и любопытному читателю, штурман Гущин был "несун". Но выносил он с судна столь незначительные мелкие вещи, что на него нельзя было завести уголовное дело, нельзя было на большую сумму оштрафовать, поэтому нельзя было и запугать. В этот раз мелкий воришка унес домой с теплохода "Валериан Куйбышев" Большой атлас мира, который пылился и валялся в хранилище карт никому не нужный.

Сухоруков Юрий вдруг явился к подопытному вдвоем с другом, каким-то старпомом Балтийского морского пароходства, явился в гости на квартиру к Александру, надеясь "прихватить" несуна на воровстве.

Приятель Сухорукова жил в том же восьмом подъезде, что и Гущин, на восьмом или на девятом этаже. (Примечание цензора: Фамилии приятеля Юрия Юрьевича Сухорукова и ещё одного сотрудника ГРУ " кавказской национальности" пытавшегося склонить Пенелопу к измене мужу", как пишет Федосеев, эти фамилии жителей дома 1933 по Перергофскому шоссе, из произведения изъяты, по соображениям государственной безопасности.) Но Гущин, читающий психопосыл на подсознание, успел спрятать в квартире атлас, и "гости" ушли наверх, в квартиру сероглазого морехода, несолоно нахлебавшись.

Сухоруков Юрий настолько зол был на примитивного деревенского, как он считал, простофилю, что не стал помогать тому раздобыть путевку в дом отдыха, куда Гущин собирался с женой. Мелочность спецслужб проявилась, когда Федосеев узнал, что Александр, который проработал в Балтийском па роходстве 24 года так и не смог получить ни одной путевки, ни на курорт, ни в дом отдыха! Даже в межрейсовую базу отдыха моряков Репино не пустили моряка отдохнуть! Александр на протяжении 10 лет слал телеграммы-заявки с моря о предоставлении ему путевки. Он приходил в профсоюзное ведом ство, просил объяснить, по какой причине ему опять отказывают, и слышал неразборчивые, сбивчивые объяснения.

Может ему не давали путевку потому, что в это время в их распределение вмешивался Юрий Сухоруков, который перешел работать на берег на проф союзную работу? Множество вопросов ставит Федосеев в своих записках, называя советскую систему империей зла. Так ли это или это не так, читатель сам составит своё мнение, просматривая литературно обработанные рукописи Михаила Исаевича. Когда Александр пришёл из рейса, жена Пенелопа по жаловалась на соседа-кавказца, что тоже живет в восьмом подъезде: "Ты уехал, он срамной, стал ухаживать за мной, намекал, что очень хочет, переспать со мной как кочет".

Федосеев предполагал, что психологам из ГРУ любопытна была реакция Гущина на эту информацию. Но Гущин при встрече, лишь пристальней вглядывался в лицо кавказца, не здороваясь с ним.

– Неужели этот доморощенный философ знает, что с ним работают психологи ГРУ и КГБ, – чуть не с ужасом думал Михаил Исаевич Федосеев, встречаясь с Гущиным. Иногда великий ум и одновременно, великая глупость этого непризнанного философа-морехода подвергала матерого шпиона в шок.

Александр, выслушав жалобы жены, изрёк фразу отгадку, которая и объяснила развал супердержавы СССР: "Государевы люди! Государство социали стическое, в три господа бога душу! Вот и стой за честь мундира, вот за службу и радей!" В 1990 году во дворе дома 1933, что по Петергофскому шоссе случилась примечательная беседа Александра Гущина с евреем музыкантом из этого же дома. Музыкант был барабанщиком и играл где-то в ресторане города Санкт-Петербурга. Еврею понравилась якобы автомашина "Опель Аскона", что при надлежала Александру.

– Машина не продается 5 лет, – говорил Гущин музыканту-стукушнику. – Автомобиль куплен моряком по льготной пошлине.

Александр собирался привезти из-за границы ещё одну машину, эту продать, так как старые иноземные автомобили требовали много денег для ремон та. Еврей уговорил Гущина продать ему "Аскону" по Генеральной доверенности, клятвенно обещая, что возвращать машину хозяину он не будет, деньги требовать назад не будет. Александр продал еврею "Опель" по доверенности и, конечно, покатавшись всласть, еврей через полгода не продлил доверенность и вытребовал деньги обратно, возвратив машину.

В Тоцком районе Оренбургской области, на Апроськином озере, что на речке Сорочке Гущин, этот русский философ ума и глупости, с пеной у рта стал ругать евреев, этих порхатых и жадных жидов, но дед Лапа его остановил.

– Расскажи подробнее, как еврей тебя кинул, – говорил он, разматывая леску удочки.

Выслушав рассказ морехода еще раз, дед разъяснил глупому философу, что евреи тут ни причем.

– Страшнее всех евреев и прочих национальностей советская военная организация ГРУ, – втолковывал глупому философу матерый шпион.

– Твой еврей завербован военной разведкой, проводит обычную психологическую цепочку руководства управления. Тебя опять психологически тести ровали, наблюдали за твоим поведением с явным упором на дальнейшее твое зомбирование, как человека, не имеющего никаких моральных прав жить.

Если зомбирование не получится, то попытаются последний раз тебя завербовать. Последний китайский тысячный раз, – говорил дед Лапа, вынимая блокнот и записывая фамилию хитрого еврея. (Примечание цензора: фамилия музыканта изъята из произведения, так как вместе с женой он уехал в Из раиль для выполнения заданий Главного разведывательного управления.) – О чем с тобой говорил советский офицер во дворе дома 1933, владелец такого же "Опеля Аскона", – вдруг спрашивал дед Лапа, подсекая колючего оку ня.

– Откуда ты знаешь? – удивлялся наивный мореход.

– Оттуда, – отвечал дед, снимая зеленую рыбу с крючка. И добавлял, – наблюдал я за твоими вербовщиками.

Гущин задумался.

– Офицер во время бесцветного разговора о достоинствах и недостатках "Опеля Аскона", открыл багажник автомобиля, затем открыл лежащий там че моданчик-дипломат, в котором лежали две пачки денег. Я даже смутился, взглянув на них, – отвечал он.

– И часто ты так смущаешься, глядя на деньги? – трактовал дед Лапа свою мысль.

– Не. Нет. Деньги меня особо не влекут, всю зарплату жене отдаю, а тут вдруг смутился, – говорил мореход, почесывая свою дурную лохматую голову.

– То-то и оно. Соображаешь, кто с тобой работает? ГРУ. Фамилию офицера можешь не говорить. Она уже записана на компьютер в Ленгли.

– Не знаю такого города и не верю твоим фантазиям, – как обычно отвечал тупой философ, у которого рыба совсем не клевала.

38. Теплоход "Новополоцк. Апрель 1991 г – июль 1991 г.

Хождение по Великим озёрам Северной Америки. Александр Гущин 2-й помощник капитана.

Капитан теплохода "Новополоцк" Вячеслав Федорович Иванов был незаметным, "сереньким" капитаном Балтийского морского пароходства.

Только таким должен быть сотрудник ГРУ, считает Михаил Исаевич Федосеев. Под стать Иванову были его помощники: Гущин Александр и Александр Калинин. Что Калинин, что Гущин не имели никакого веса в пароходстве, разве что оба окончили морское училище с отличием.

Пароходству нужен был рейс на Великие озера в Канаду и США, это довольно сложный, суетливый и неприятный рейс для капитанов.

Шлюзование, пресноводные озёра, множество фарватеров и узкостей.

Мудрые капитаны, которые имели в пароходстве вес, ловко от таких рейсов отказывались, поэтому послали экипаж Иванова. Иванову, что ни поручи, все выполнит. В рейсе на Иванова можно было писать любой компромат, он и бабник и пьяница, только рейсовые показатели у него и его экипажа были, дай бог каждому. И ни одного аварийного инцидента. Но в Балтийском пароходстве человека ценили только за большие связи со власть придержащими, поэтому наград Иванов и его экипаж от советского пароходства так и не дождался.

Теперь Иванов впервые за 12 лет (в связи с окончанием афганской войны), стал вновь открывать Великие озера, которые, как знает всякий читатель, разграничивают Канаду и США. 15 апреля 1991 года судно капитана Иванова "Новополоцк" было в Бремене, 17 апреля посетило Антверпен, а 22-го прибы ло в английский порт Гуль. 2-го мая теплоход прибыл в Монреаль, чтобы сделать косметический ремонт по обрезке торчащих за корпус судна "ушей" мо стика. "Уши" мешали шлюзоваться.

9-го мая теплоход уже бороздил воды озера Мичиган и прибыл в порт Бернсхарбор, что близ Чикаго, пройдя более десятка шлюзов. 11 мая судно стояло в порту Милуоки, а с 13 по 15 мая грузилось в порту Лудингтон. Затем 16 мая теплоход "Новополоцк" прибыл в порт Детройт.

Из Детройта Иванов направил пароход на север. С 16 по 20 мая судно уже грузило трубы в порту Су-Сент Мари. По информации шпиона Федосеева канадский пожилой сюрвейер, который по роду трудовой деятельности работал совместно с Александром, вычисляя количество сепарации, которое было использовано для крепления труб, он был сотрудником ГРУ. Пожилой печальный сюрвейер оставил Александру впечатление о том, что в ГРУ в данном случае, надо непрерывно работать на одном месте, а сюрвейер хочет со своей немолодой уже женой путешествовать, путешествовать там, где ему хочется, но секретность и привязанность его к ГРУ этого не позволяет.

21 мая в порту Детройт на борт было погружено ещё несколько автомашин. А 28 мая судно уже разгружалось в Бремене.

Александр взял в рейс свою жену Пенелопу, перестройка Горбачева разрешила это делать морякам, которые оформляли жен на должность дневаль ных, уборщиц и буфетчиц. Денег женам, естественно государство не платило. Но Гущин извлек материальную пользу для себя, купив в Европе за тысячу долларов две стареньких автомашины, одну из которых оформил на себя, другую на жену. В Калининграде, с помощью капитана на ставника, Героя социалистического труда Чистова Геннадия Николаевича, Гущин списался с судна и погнал автомашины в Ленинград.

Перегонять автомашины помогал шурин Гущина, муж старшей сестры жены морехода, Альфирович Валерий. Валерий, по данным Федосеева, был со трудником Белорусского КГБ, но Гущин в это не верил.

Старший механик Юхимчук попросил перевезти в багажнике автомашины коробку передач, которую купил в США. Коробка весила около 70 кило граммов и за то, что Гущин согласился перевезти этот короб через несколько границ отделившихся от СССР республик, Юхимчук подарил Александру огромную отвертку. В Ленинграде родственник старшего механика забрал посылку Юхимчука, но спасибо сказать забыл.

После рейса Александр слышал, как жена, в разговоре с подругами, употребляет морские словечки, такие, как "танкеровоз", "на корме и на боку", "швартовые лебедки натягивают шнуры".

– Морячка, – с восхищением думал наш мореход.

Дед Лапа все опошлил, когда расшифровал деяния работников спецслужб СССР.

– Старший помощник Исаев с тобой работал, хотел подчинить тебя твоими же страхами, вручив тебе чайник, послал за кипятком. А ты не подчинил ся, сказав, что на это есть повар и стюард. Грязнов моторист, зная о том, что твоя жена жила в городе Волковысск, с упоением, в твоем присутствии, рас сказывал, как служил в городе Волковысск и трахал там местных девиц. Громче всех хохотал второй механик Бурдейный, – расшифровывал деяния работников КГБ дед Лапа. Они Россию опустили до уровня империи зла. Надо было соглашаться на предложение мистера Грега. Ушел бы за кордон, там спокойней. Тебя с женой наблюдали во время рейса, как вы занимаетесь половой жизнью, о чем говорите. Капитан наставник Чистов Геннадий Николаевич, старший помощник Исаев Владимир Георгиевич, старший механик Юхимчук Олег Афанасьевич здесь сыграли не последнюю роль. Работники БМП не оставляют надежд тебя завербовать. Чистов в Ленинграде тебе поручал что-либо передать кому-либо? Моторист Грязнов подарил тебе Библию, это для дальнейшей вербовки на основе твоих религиозных чувств.

В этот раз Федосеев и Гущин разругались вновь. Александр кричал, что уважаемее Чистова в пароходстве нет, а Грязнов по доброте душевной подарил ценную раритетную Библию до революционного выпуска, что дед Лапа помешался на спецслужбах, копается в дерьме, которым уже обмазал всё и вся.

Шпион Федосеев напоминал тупому философу слова и деяния начальника службы мореплавания Ревкова Анатолия Алексеевича. Ревков решил сам посмотреть на невербуемого, устроив тому переэкзаменовку на штурманскую тематику. Естественно, тайные вопросы на подсознание с помощью нейролингвистического программирования мозга, были из иной сферы.

– Оренбургский Емелька Пугачев, – страктовал, прощаясь с подопытным, сам заместитель начальника Балтийского морского пароходства Анатолий Алексеевич Ревков, не сумев опустить психику клиента до уровня вербовки.

Чтобы помириться со своим другом, дед Лапа сказал Александру, что его троюродный брат Федосеев Михаил, который живет в районном селе Тоцкое, тоже сотрудник спецслужб. Михаил Федосеев был родственником Гущина по линии бабушки Деминой, которая родилась в селе Новотоцком.

Село это, в советское время, перестало существовать, некоторые жители этого бывшего села, переехали в Приютное, где брат Гущина, Федосеев Михаил и родился.

– Какое совпадение, – думал дед Лапа, моя настоящая фамилия тоже Федосеев и тоже Михаил.

– Твой родственник Михаил тоже подключится к твоей вербовке, – говорил Гущину дед Лапа. – Он встретит тебя где-нибудь случайно, заведет разго вор.

И точно. Когда Александр ехал на своем стареньком "Опеле" к себе на родину, в двух километрах от села Невежкино, в шести километрах от села Мар ковки и в восьми километрах от села Приютного он вдруг остановился и для чего-то остановил встречную машину, в которой оказался его брат Михаил.

Родственники разговорились, договорились о встрече.

Позже, встречаясь с дедом Лапой, Гущин не успокоился, а еще более разругался с беглым советским шпионом.

– Не верю, что мой брат сотрудник ГРУ, – кричал подельник деда Лапы, этот глупый мореход. – У них что, нет ничего святого, если они развязывают войну меж родственниками? Тогда эта система развалится как кар точный домик!

Дед Лапа еле-еле успокоил своего друга. Он посоветовал присмотреться к Дахно Владимиру, который пригласил Александра к себе в гости в село Кур манаевку, что в 50-ти километрах к западу от села Марковки. Владимир Дахно учился вместе с Гущиным в начальной и средней школе. Как раз он "случайно" приехал в Марковку, где встретился с одно классником.

Следует заметить читателю, что в это лето Гущин приехал в Оренбургскую область на собственном автомобиле. Он посетил Тоцкий, атомный район, приехал он на автомобиле "Опель Рекорд", который приобрел, как было сказано выше, в порту Антверпен. В этом рейсе в порту Бёрнсхарбор, что недалеко от Чикаго Александр гостил в доме у одного американца, ко торый коллекционировал форменные кепки капитанов атомных подводных лодок. Одну кепку американец, фамилию и имя которого попросил сказать дед Лапа, подарил своему новому русскому знакомому моряку. Звали американца Примечание цензора: Имя американца изъято из произведения, так как таким образом, завербованные ГРУ люди приближаются к членам экипажа подводных лодок США и выявляют у них стратегические секреты.

А по Оренбургской области Александр путешествовал с женой и сыном. В Курманаевке Дахно показал однокласснику свой дом. Когда осматривали участок, то Гущин заметил странного наемного работника на участке. По определению деда Лапы он очень походил на работника ГРУ. Владимир Дахно попросил показать двигатель "Опеля", но долго его не рассматривал. Друзья посидели за столом, затем попрощались.

Причем Гущин забыл у Дахно свою кепку, которую ему подарил странный американец.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.