авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«Влад Силин Здравствуй, земля героев! Здравствуй, земля героев!: «Издательство АЛЬФА-КНИГА»; ...»

-- [ Страница 10 ] --

– Не знаю, – благодушно отозвался Насундук. На щеках его застыли разводы паутичьего желтка. – Не трогал я.

– Жертва бородава, – почти ласково объяснила ему Майя. – Не включал, так выключи! Паутицы сожрут ка ждого, кто прикоснулся к их яйцам.

С неба сорвался яростный крик, будто шилом про вели по живому стеклу. Бандиты не сговариваясь бро сились к генератору.

– Тут пульт разбит!

– Пулей расколошматило!

«Так вот куда стрелял кресильон!» – догадался Велька.

Крик усилился – десятки, сотни шил! – и Велька, схватив девчонку за руку, потянул ее к белому пятну парусины.

– Бежим! Сейчас такое начнется!..

Убежать им не удалось. Огромная паутица сшибла их с ног, расшвыряв в стороны. Велька запомнил толь ко хлопанье крыльев да хлесткий удар, словно пакетом теплого киселя по ребрам. И чувство пустоты в ладони.

– Тая?!..

Девчонки нигде не было видно. В световом пятне мелькнул Раймон. Глаза пирата горели сумасшедшим, безудержным счастьем. Миг – и по нему фрезой удари ла паутица, высекая алую стружку. Майя бросилась к гравикабине, но с неба рухнули несколько живых ком ков, погребая асури под колеблющейся кучей.

Мир наполнился визгом, хрипом и суматошным ко лотьем крыльев.

– Та-а-я-а-а!

Велька заметил светлое пятно блузки и со всех ног бросился к нему. Навстречу сунулась ощеренная мор да чудовища, Велька не останавливаясь пнул ее ка блуком в глаз.

До Таи оставалось несколько шагов.

– Вельчонок, нет!

Обиженная паутица встала на дыбы и выплюнула веер белых липких шнуров. Склон сопки прыгнул вверх и больно врезал Вельке по ребрам.

Мальчишку перевернуло на спину. Гигантский силуэт навис над ним. С этого ракурса паутичья морда выгля дела почти интеллигентно: выпуклые глазки-стеклыш ки, узкая нижняя челюсть, мышиный хвостик волос на затылке. Классного журнала только в лапах не хватает.

«Так вот почему нашу классную в первом Паутицей звали!..» – мелькнула отрешенная мысль.

Велика яростно заизвивался, пытаясь уползти, но без толку: белесые макаронины паутины расплылись клеем, сковывая руки и ноги.

– Вельчик, держись! Я иду!

Тая скакнула рядом с ним и, размахнувшись по-дев чоночьи неловко, влепила в паутичью морду камнем.

Тварь заревела. Морда ее задралась к небу, чтобы об дать девочку паутиной, но тут рев перешел в булька нье.

Из-под брюха твари выкатился де Толль. Вскинув к плечу планарник (стойка «робоофициант отказывает ся от щедрых чаевых нувориша»), он огляделся по сто ронам.

– Однако ж… – пробормотал он, – пир чужой био сферы. Господи, да сколько их тут! Сотни!

Девочка бросилась к лежащему Вельке:

– Вельчик! Бельчонок, очнись! Да очнись же, милень кий!

Горячая капля упала на мальчишечью щеку. Велька что-то промычал и попытался подняться.

– Хороший мой… Милый… – Тая уложила его голову себе на колени и обернулась к де Толлю. – Эй! – крик нула она. – Господин фехтовальщик! Разрежьте паути ну, пожалуйста!

За ее спиной забили крылья. И еще, еще. Приземля лись паутицы неуверенно, бултышась, словно куры на насесте. То одна, то другая вскидывала голову, приме ряясь, как бы заплевать людей паутиной.

Висевшая в небе одинокая звезда сорвалась и по летела вниз.

Де Толль вытянул руки. Мир чуть сдвинулся у его ла дони, но тут же вернулся в обычное состояние. Меч по кинул его, ведь любая сила имеет предел, а де Толль и так совершил больше, чем мог.

– Не хотелось бы огорчать вас, барышня, но, похоже, мы влипли.

Он присел рядом с Велькой и без энтузиазма при нялся перепиливать паутину перочинным ножом.

– Но сделайте же что-нибудь! – в отчаянии крикнула Тая. – Вы же мужчина! Герой доминиона!

– Герои нас не спасут, барышня. Спасти нас может лишь чудо. Например… Инспектор задрал голову.

Звезда летела, все увеличиваясь. При взгляде на нее хотелось загадать желание. И уж конечно это же лание одинаково у всех.

Паутицы сдвинулись, замыкая кольцо.

Звезда выросла и, шлепнувшись о склон, покати лась по колючкам. Фонарь отлетел в сторону, мигая от чаянным SOS.

– А вот и моя паства собралась, – сообщила звез да, поднимаясь и отряхиваясь. – Таисия! Что за пове дение?! Господи, кто это у вас на коленях?! Бьюсь о заклад, что он не представлен ни мне, ни вашему отцу.

– Да, госпожа Ефросинья, но… Паутицы зашипели и характерным жестом задрали головы.

– Стойте! – Ефросинья вскинула руки. – Разве не го ворил вам Всевышний: не едите, и не едомы будете?

Разве не заклинал он вас: питайтесь фигами, и смоква ми, и соей насущной – и пребудет благодать на вас, яй цах ваших и гнездах ваших? Ибо слово его есть жатва и ловитва, кусатва и разрыватва, зубовна щелкатва и крыловна шлепатва одновременно, и разве не безумен тот, кто противится писку, и реву, и скрипу господнему?

О чудо! Паутицы слушали пророчицу если не с бла гоговением, то уж с явным интересом на мордах. Кто то уже пятился в религиозном ужасе, кто-то с покаян ным видом прятал голову под крыло.

Ефросинья повторила импровизированную пропо ведь на паутичьем, а потом добавила:

– Изыдите же, твари небесные, ибо начнется сейчас процесс воспитательный. А это дело семейное и мое сугубо личное. – И решительным шагом двинулась к падчерице.

Тая поняла, что обычным домашним арестом на этот раз не отделается.

ЭПИЛОГ Утро вставало над Островом.

Для кого-то это утро началось с горсти камешков, грохнувших в стекло мансарды. Разоспавшийся Вель ка сбросил одеяло и сел в кровати, протирая глаза.

Солнце только-только заглянуло в его комнату, ра зрисовывая дощатые стены корабельной медью. Не проснувшийся ветерок трепал вымпел занавески на ок не;

где-то горнила утренняя птаха.

Больничный запах на мансарде почти не чувство вался. Да и больницы той, если верить фельдшери це кассадовки, Вельке полагалось дня два, не больше.

Врач же его продержал почти неделю, придумывая все новые и новые болячки. Врачи – они такие. Особенно когда перед генералами выслуживаются.

Велька влез в ненавистную пижаму и босиком за шлепал к окну. Лазарет размещался в угловой баш не Шатона, и это хоть как-то примиряло мальчишку с больничной скукой.

Вообще попавшие в лазарет всеми правдами и не правдами старались устроиться в мансарде. Нижние этажи – для зануд, а в мансарде хоть тесновато, за то обзорчик – закачаешься! И море, и склон, заросший скальной розой, и кусочек стены в драпировках плюща – словно бок гигантского серо-зеленого барабана. Если выбраться на крышу, можно загорать или читать книж ку. Или же смотреть, как маршируют кадеты на плацу, – первые дни с ехидцей, потом с завистью.

Велька перегнулся через подоконник, высматривая, кто его разбудил. На крепостной стене, прижавшись спиной к замшелому зубцу, сидела Тая. В соломенной шляпке и белом платье – такая, какой Велька ее впер вые встретил.

Увидев мальчишку, она заулыбалась:

– Привет!

– Привет. А ты откуда здесь?.. – грубовато, чтобы скрыть смущение, спросил он.

– Вообще-то я за тобой. Эти сухопутные крысы к те бе не пускают. А я соскучилась очень.

Что-то в слове «соскучилась», в том, как оно было произнесено, заставило Вельку радостно встрепенуть ся. Он влез животом на подоконник, пугая дремлющих на карнизе попугайчиков. Пятки его опасно повисли в воздухе.

– Тут не сбежишь. Высотища вон какая, а на лестни це фельдшерица дежурит.

– А по фигу! Смотри, что достала. – Тая помахала в воздухе серебристым цилиндром с катушкой. – «Лес ной кот», для десантников! Только ты от окна отойди, зацепить может.

Велька спрятался за угол. Жутко интересно было, как из этой дуры стреляют, но в лоб кошкой получить – приятного мало.

Что-то щелкнуло, на подоконник плюхнулся цилин дрик. Он выпустил мягкие лапы и принялся вгрызаться в дерево.

– Готово! – крикнула Та. – Подожди, я пояс отправлю!

Нить, повисшая между мансардой и стеной, оста валась невидимой. От этого по спине бежали мураш ки: высотища-то – ого-го! Отправленный Тайкой пояс мчался в пустоте, словно волшебная птица. Вот он уда рился о подоконник и полетел назад.

– Ну ты чего? – удивилась Та. – Ловить же надо!

– Ага, – сконфуженно отозвался Велька, – я сейчас.

Поймать пояс удалось лишь с третьей попытки.

Велька защелкнул все застежки и осторожно – нить тронешь, без пальца останешься! – прыгнул с подокон ника вниз.

Страховочный трос натянулся. Велька поехал вниз – сперва медленно, потом чуть поживее, но все рав но не очень быстро. Анизатропная нить, вспомнилось ему. В одну сторону сила трения маленькая, а в другую – ого-го! Это чтобы лететь медленно и в лепешку не разбиться, если перепад высот очень большой.

Стена приближалась плавно и неторопливо. Стали видны ласточкины гнезда и красные искорки цветов в зарослях плюща. Ух, красотища!! Плющ карабкался по стене длинными зелеными языками, но до верха не до ходил – силенок не хватало.

Наверное, из-за этой красоты Велька и «присте нился» коленом об камень. Тайка ужасно испугалась.

Схватила за пояс и втащила на стену, всего исцарапав:

– Ты что, придурок?!! – набросилась. – Смотреть же надо!

– Ага, блин! Смотреть… Ты бы еще под ноги трос прикнопила, чтобы сразу в стену. – И добавил прими рительно: – Ладно. Спасибо, что спасла… А то бы я там совсем закис. – Он принялся сердито расщелки вать пояс. – Меня вчера родаки навещали. Сюси-пуси, чуть не погиб бедняжка!.. Тьфу, блин!

– Я бы раньше пришла, – извиняющимся тоном ска зала Тая, – но меня под замком держат.

– Опять?! – удивился Велька. – Да сколько можно?!

– Это все Фрося, гроза Карибов… Растит из меня графа Монте-Кристо. – Тая пошла вперед, мягко пере ступая по плитам маленькими босыми ступнями.

Велька залюбовался.

– Вообще-то я и сейчас под арестом, – продолжала она. – Меня Аленыч выпустил под честное слово. Это потому, что мы скоро уезжаем.

От неожиданности Велька чуть не споткнулся:

– Как это? Куда?! Надолго?!!

– Не знаю, Вельчонок… Папа не хочет здесь оста ваться. Говорит, хватит с него пограничных миров. А Фросю приглашают на Махаон-2 биологом. – Тая хи хикнула. – С лягушками разговаривать.

– И… скоро?..

– Через две недели. После Дня Всех Жизней.

– Значит, еще две недели… Вельке стало тоскливо. Не то чтобы он в Тайку втре скался… вовсе нет! Просто редко когда встретишь дев чонку, чтобы так тебя понимала. Чтобы друг настоящий и вообще… Видя, как он помрачнел, Тая добавила:

– Это не страшно! Мы же будем писать друг другу. И по аське как-нибудь сконнектимся.

– У меня нет аськи.

– Ничего, появится. – И добавила невпопад: – А Тилль, представляешь, рекорд бега поставил. От Ша тона до Пальцевой скалы – сорок минут! Почти ночью.

– Ну да. Бегать-то он всегда умел… Трус!

– Чшш! Он же не просто так. Он чтобы ребят спасти.

Тая взяла Вельку за руку. Сосредоточенно они шли по стене, выбирая, где можно спуститься к морю. Ла донь скоро вспотела, но Тая не стала убирать руку.

У кромки пляжа, где любопытными школьницами со брались магнолии, а волны лениво набегали на берег, тревожа песок и выброшенные птичьи перья, послы шалось знакомое потрескивание.

«…возле звезды Бета Пикторис найдена алмазная планета. Высадившаяся команда исследователей про вела начальные замеры, и скоро данные о планете станут достоянием научной общественности…»

Забытый всеми приемник валялся на полосатом пляжном коврике рядом с томиком «Трехсот великих реинкарнаций» и бутылкой минералки.

Хозяин его в мешковатом спортивном костюме и белой панаме прыгал по берегу, выполняя сложный комплекс планарных ката. Нанеся серию из быстрых ударов, он замер в позе «Робоофициант прегражда ет путь вороватому заведующему, крадущему из кла довой черную икру», затем завершил комплекс дыха тельными упражнениями и обернулся к подросткам.

– А, мои юные друзья! Приветствую, приветствую.

– Здравствуйте, Владислав Борисович!

Де Толль подошел к Вельке:

– Ну, как здоровье, герой?

– Нормально.

– Нормально – это плохо… Должно быть превосход но, молодой человек, тогда хорошо. – Инспектор по внимательнее вгляделся в Велькино лицо. – Так, а что ж это мы гуляем в такую рань? Неужели врачи выпи сывают в пять утра?

– Да нет, Владислав Борисович, – потупилась Тая, – мы… – Понимаю, понимаю… Для нашей очаровательной Бенвенуто Челлини не существует запоров.

– Кого?

– Был такой скульптор в Средневековье. Создавал величайшие произведения искусства, а в свободное время дрался на дуэлях и бегал из тюрем.

– Из тюрем… – повторил он. – Так, значит, вы тоже сбежали?

– Так точно!

Тая уселась на краешек покрывала и потянула за со бой Вельку. Тот опустился рядом, сложив руки на коле нях, словно примерный ученик. Девочка положила го лову ему на плечо.

– Владислав Борисович, а как у вас дела? – спроси ла она. – Ну, с вашим расследованием? Вы же понима ете, у нас родители с этим связаны. У меня, Вельчика… Инспектор уселся на покрывало и принялся стряхи вать песок с треников.

– Расследование? – отозвался он. – Не знаю… Вся эта история отдает мистикой. Столько лет имела место быть грандиозная афера с контрабандой… Три доми ниона! Три! И – никаких следов. Чудеса какие-то. Асуры открещиваются всеми силами, новый губернатор де лает вид, что не понимает меня. Он подлец, конечно, но подлец деятельный, энергичный… По бумагам все чисто. Транзит стройматериалов из Асургамы на Вер саль, король Людовик ввозит глину по ценам, много кратно превышающим цены на трансурановые. И это чтобы вылепить свою статую в натуральную величину!

Впрочем, – добавил он с усмешкой, – я даже рад, что так обернулось. Вам не придется стыдиться своих ро дителей. А вот асурам придется за многое ответить… – А что с Майей? Дакини?

– Вчера вернулись биологи. Все чисто, как и следо вало ожидать. Трупов нет, гравикабины тоже… Гово рят, паутица в бешенстве может разорвать даже везде ход. Думаю, если бы отыскался смельчак, согласный пошарить по гнездам… – Не отыщется, – отвечал Велька.

– Ну, что ж… На нет и суда нет. И вот еще: я навел кое-какие справки. Фронтир предполагает, что ты был в прошлой жизни полковником разведки Авенировым.

– Вень Иром из «Реинкарнаций»?!

– Авениром? Который… с Элоизой? – покраснела Та.

Де Толль поморщился:

– Вы уж как-нибудь перечитайте книжку в докумен тальном варианте. Он поскучнее, конечно, зато прав ды побольше. Сергей Авениров – герой доминиона.

Иные подвиги его позанятней будут, чем то, что пишут в книжках.

– Здорово! Так я, значит, в прошлой жизни был геро ем.

– Возможно, и в этой окажешься. В асурском доми нионе творятся странные вещи. Куда-то исчезла пират ская бригантина «Сен-Mo». Есть мнение, что пираты скоро объявятся у нас.

– Зачем же?

– Затем. Ты свидетель гибели «Моби Дика», и пи раты тебя так не оставят. Похоже, тебе придется от правиться на Землю. Так что наслаждайся последни ми спокойными деньками.

Они поболтали еще немного, и де Толль отправился отрабатывать ката. Похоже, он всерьез решил отпра виться на Шаолинь-1 и сдать экзамен алмазного меча.

Велька же откинулся на спину. Тая поерзала, при страивая голову у него на животе. В утреннем небе скользило облачко – гладкое, чисто вымытое и пригла женное, без торчащих прядей и дыр от гравилуча.

Велька представил себе вселенную, раскинувшую ся за куполом неба. Пограничные миры с тропами, ве дущими в чужие доминионы, караваны кораблей, мча щихся от звезды к звезде… Сотни планет – и на каждой свои чудеса.

Тайны и загадки, радостные встречи и новые друзья.

А ведь приключения только начинаются, подумал он. И это здорово!



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.