авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«Н. М. СЛАНЕВСКАЯ МОЗГ, МЫШЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО ЧАСТЬ I ЦЕНТР МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ НЕЙРОНАУКИ Н. М. СЛАНЕВСКАЯ МОЗГ, ...»

-- [ Страница 11 ] --

Особое развитие медитация получила в индийской йоге и буддизме как одно из основных средств достижения религиозного освобождения. Но медитацию использовали и в античном мире для философского просветления, в духовных упражнениях иезуитов, в еврейской Каббале и у мусульман в учении о пути. В наши дни медитация используется в спорте, в религии, в психотерапии. Медитация способствует расслаблению, освобождению от стресса, очищению сознания от ненужных мыслей и переживаний, получению душевного покоя и внутренней гармонии. В большинстве психотерапевтических методик рекомендуется упражняться в медитации на пике мышечного расслабления (релаксации).

Медитация используется также в технике самогипноза. Медитации можно разделить на два вида:

- медитация на пустоте, которая может вызвать вслед за собою особое состояние осознавания, называемого на Востоке “Просветление”;

- медитация на созерцании конкретного объекта, например: собственного дыхания, сознания, части тела, визуального объекта или воображаемого образа. При этом целью медитации “на одном объекте” является дальнейшее погружение в медитацию “на пустоте”, чтобы обрести состояние “Просветления”.

Для достижения состояния медитативного транса используются разные медитативные практики, которые привносят свои нюансы. Самой распространенной методикой погружения является глубокое сосредоточение на монотонно повторяющемся действии. Это могут быть физические действия - ритуальные танцы в африканских племенах, упражнения в боевых искусствах, перебирание четок, чтение мантры вслух, чтение молитвы, концентрация на дыхании и др. Могут использоваться и психические, воображаемые объекты - концентрация на чакре, концентрация на каком-то счастливом состоянии, ожидании связи с Божественной Силой и т.д. Важным условием такой техники является отсутствие ментального напряжения и бега мыслей при сосредоточении. При длительной и глубокой медитации без мыслей и при переходе к осознаванию своего “я”, устанавливается состояние глубокого покоя, после которого внутреннее сознание человека освещается светом, вызывающим состояние невыразимого блаженства. Это общая информация о медитации. Но что происходит с нейронаучной точки зрения?

Медитация оказывает эффект на нейромедиаторы (химические вещества в мозге).

Йога для начинающих, включающая работу над дыханием и растяжку мышц, продемонстрировала увеличение уровня гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) на 27%, важного тормозного нейромедиатора и нейромодулятора мозга, что понижает вероятность появления депрессии или беспокойства.

Медитация под названием Йога-нидра (Yoga Nidra) ведет к 65% увеличению уровня допамина (Newberg, Waldman, 2009: 55). Допамин усиливает чувственное воображение, вызывает приятные ощущения, стимулирует позитивные мысли, увеличивает чувство благополучия и безопасности. Способность верить в духовную реальность, возможно, коррелирует с количеством допамина, высвобождаемого во фронтальных долях: слишком мало - скептик, слишком много – склонность к паранормальным явлениям (Newberg, Waldman, 2009). Во время таких типов медитации как Осознание (Mindfulness), Випассана (Vipassana), Прозрение (Insight), Трансцендентальная медитация (Transcendental meditation) уровень другого нейромедиатора - серотонина - также изменяется, что, возможно, влияет на Йога-нидра составляет часть практики Хатха-йоги. Это техника осознанного расслабления, при которой достигается измененное состояние сознания с физической “дремотностью”. Медитация Осознание (mindfulness) основывается на буддистской технике медитации. Випассана, что означает видеть вещи такими, какие они есть на самом деле, одна из древнейших техник медитации Индии. Это способ самоизменения путем самонаблюдения за естественными физическими ощущениями, которые существуют в теле, и которые все время взаимодействуют и влияют на состояние ума. Випашьяна, санскритское слово, означает “необычное виденье”, но на английский язык обычно переводится как “insight” (“озарение, проникновение в суть” или “высшее виденье” или “прозрение”). Випашьяна идет дальше поддержания ума в спокойном и неподвижном состоянии. Когда появляются мысли и эмоции, вы смотрите, каков их исток, каково их место назначения, откуда они пришли и куда они идут. Трансцендентальная медитация эффективная нерелигиозная техника получения глубокого отдыха, устранения стресса, улучшения здоровья, развития творческих и умственных способностей, дающая внутреннее счастье и удовлетворение.

усиление визуального воображения и чувственного восприятия, которое ощущают при интенсивной духовной практике (Newberg, Waldman, 2009).

Трансцендентальная медитация (комбинация релаксации, дыхательных упражнений и повторения символических звуков) также понижает химию стресса – адреналин и норадреналин. Это объясняет состояние приятной релаксации после медитации.

Йог Свами Рама (Swami Rama) был изучен с помощи современной аппаратуры в институте Меннингера, США (Menninger Institute) (Lommel, 2010). Было выявлено, что Рама может контролировать и изменять автоматические и подсознательные процессы в своем теле усилием воли. Он мог изменить давление крови и температуру тела, мог управлять мозговыми волнами, доводя до паттерна глубокого сна, что было видно на его электроэнцефалограмме (EEG), мог вызвать телекинез, передвигая предметы с помощью силы мышления (Lommel, 2010: 88).

Рама утверждает, что абсолютная истина не может быть доказана с помощью научных методов, так как не может быть наблюдаема, верифицирована или продемонстрирована с помощью чувственного восприятия. То, что мы ощущаем с помощью чувственного восприятия - это всего лишь одна часть мира, а другая часть включает мышление, эмоции и не может быть объяснена с помощью чувственного восприятия внешних предметов. После смерти тела, душа не умирает.

Изменения в мозге, вызванные мыслительной деятельностью, духовными практиками, медитацией, изучает “духовная нейронаука” (“spiritual neuroscience”).

Исследование показало, что количественная ЭЭГ (qEEG) волонтеров, находящихся в медитации, имела больше гамма-волн, чем норма, а ЭЭГ буддистских монахов при медитации (которые уже провели десятки тысяч часов в медитации) - намного более высокую гамма-активность (25-42 Hz) особенно в области лба и с боков головы, что не исчезало после того, как монахи заканчивали медитировать (Lommel, 2010: 199).

Другие исследователи обнаружили смещение по направлению к тета-волнам (4- Hz) в ЭЭГ во время глубокой медитации. Эти результаты указывают как на резкое изменение во время медитации, так и на перманентное изменение в активности мозга в результате нейропластичности, культивированной в течение многих лет медитации.

Классическим вариантом медитации, помимо медитации йоги, является дзен буддизм. Просветление по дзену - это не состояние, а способность ощутить то, к чему рождена твоя душа. Учиться можно только у природы, а не у книг или учителей. Никто не может быть высшим авторитетом и нельзя подменять свою природу механическим выполнением какой-то практики или идеи.

Есть два пути тренировки внимания по дзен-буддизму. В первом – это приобретение и тренировка хороших привычек мышления. Как мышцы нуждаются в тренировке с помощью, например поднятия веса, так и мышление нуждается в тренировке с помощью внимания. Второй путь – избавление от ненужных дурных привычек мышления. Дзен (Zen) учит, что благодаря упорной практике дзадзэн (zazen), (медитация сидя), практикующие эту медитацию успокаивают тело и мышление, культивируют осознанность настоящего момента и, в итоге, получают понимание истиной природы своего существования, причем у каждого она будет своя, поэтому дзену нельзя научить, можно лишь подсказать путь достижения. Практикующий дзадзэн человек может научиться замечать больше деталей происходящего в данный момент, владея своим вниманием, реакцией, и благодаря тому, что не отвлекается на суждения и внутренние комментария по поводу происходящего.

С точки зрения нейронауки, как считают Познер (Posner) и коллеги, в тренировке внимания участвуют три нейросети, а именно: (1) задняя сеть внимания (для активации и дезактивации внимания), (2) передняя сеть внимания (для контроля за вниманием) и (3) сеть алертности (для поддержания внимания длительное время) (Posner, DiGirolamo, 2000;

Posner, Peterson, 1990;

Posner, Rothbart, 1991).

(1) Задняя сеть внимания (Posterior Attention Network) включает пульвинарное (pulvinar) ядро таламуса (для активации внимания), колликулярные (collicular) ядра среднего мозга и заднюю теменную долю (для дезактивации внимания) (Austin, 1998). Эта сеть важна для селекции, для привлечения внимания к цели и для переключения внимания на новую цель.

(2) Передняя сеть внимания (Anterior Attention Network) – это префронтальная кора и передняя часть поясной извилины. Эта сеть служит для контроля за вниманием.

Анатомически префронтальная кора имеет связи с другими структурами мозга, над которыми она осуществляет контроль. Человек с повреждением префронтальной коры теряет способность контролировать направленное внимание. А при повреждении правой фронтальной доли человек не может концентрировать внимание во время монотонного повторяющегося задания (Fuster, 1989). Было обнаружено, что клетки в дорсолатеральной префронтальной коре продолжали находиться в состоянии активации во время отложенного на время задания. Эта кора также вовлечена в поддержку внимания к информации, относящейся к заданию, в рабочей памяти. Активности дорсолатеральной коры помогает нейромедиатор допамин. Лекарства, блокирующие активность допамина, такие как галоперидол, антипсихотические препараты, ухудшают когнитивный контроль, в то время как лекарства, которые способствуют допамину, например амфетамин, могут улучшить когнитивный контроль. Дорсолатеральная префронтальная кора также связана с областью мозга под названием “сеть удовольствия” (вентрально-тегментальная область и прилежащее ядро, которые образуют допаминергический путь), поэтому когнитивный контроль и путь допаминергического вознаграждения связаны. (Miller, 200). Помимо дорсолатеральной префронтальной коры, передняя часть поясной извилины также вовлечена в процесс внимания и активируется во время определения цели и ошибки. (Posner, Rothbart, 1991). Как только задание усвоено и практикуется какое-то время, контроль внимания не требуется, и дорсолатеральная префронтальная кора и передняя часть извилины более не активны.

(3) Познер и Петерсон (Posner, Peterson, 1990) предлагают также третью нейросеть внимания – Сеть алертности (Vigilance Network), которая позволяет поддержать внимание длительное время. Длительное внимание поддерживается активацией коры от ядра голубого пятна (locus coeruleus nucleus), которое входит в восходящую систему активации. Эти кортикальные проекции включают целевые области Передней сети внимания (дорсолатеральная префронтальная кора и передняя часть поясной извилины) и Задней сети внимания (задняя теменная доля).

В нейробиологической модели медитации Ньюберга (Newberg) и д’Акуили (d’Aquili) есть Ассоциативная зона внимания. Эта система находится в префронтальной коре и похожа на Переднюю сеть внимания Познера. Ньюберг и д’Акуили подчеркивают связь между префронтальной корой и лимбической системой, что важно для модуляции эмоций (D’Aquili, Newberg, 1999).

Трейси Каган (Tracey Kahan) и Патриция Симоне (Patricia Simone) изучали нейробиологические корреляты медитации дзадзэн. Они пришли к выводу, что степень внимания у медитирующих изменяется, как и психологическое состояние:

самочувствие, удовлетворенность жизнью, поведение (Kahan, Simone 2009). Если поведение и нейробиологическая работа мозга связаны, то в мозге должны быть также изменения вследствие медитации (Kahan, Simone, 2009;

D’Aquili, Newberg, 1999).

Остин утверждает, что активность во фронтальной доле в состоянии покоя у опытного медитирующего выше, чем у не практикующего медитацию (Austin, 1998), как и во время самой медитации (D’Aquili, Newberg, 1999).

Другими словами, это означает, что в реальной жизни исполнительная функция более не требует повышенного потребления когнитивных ресурсов для регуляции и мониторинга самого внимания, и эти ресурсы доступны для другого – для ощущения момента (Kahan, Simone, 2009). Таким образом, длительная практика дзадзэн изменяет потребление ресурсов, то есть нужно меньше ресурсов для регулирования внимания, поэтому высвобождается больше ресурсов на внимание к различным качествам опыта в настоящий момент (Kahan, Simone, 2009).

Медитация стимулирует поясную извилину. Нейронная цепь, включающая поясную извилину и префронтальную часть коры, интегрирует внимание, рабочую память, мотивацию и многие другие исполнительные функции (Newberg, Waldman, 2009).

Эта цепь критически важна для эмпатии и сочувствия. Если поясная извилина плохо работает, то коммуникативные способности находятся на низком уровне, так как человек не может чувствовать, что думают и чувствуют другие (Newberg, Waldman, 2009). Если поясная извилина увеличена (больше, чем у других) и более активна, то человек испытывает эмпатию в большей степени, чем другие, и в меньшей степени гнев или страх (Newberg, and Waldman, 2009).

Ньюберг (Newberg) и Вальдман (Waldman) исследовали медитативную практику Киртан Крийя (Kirtan Kriya) (по системе йога), включающую дыхание (сознательная регуляция дыхания), звук (повторение слогов – “мантры”) и движения (поочередное касание большим пальцем всех других пальцев – “мудры”). Йога164 с фокусировкой на дыхании эффективно уменьшает стресс, давление крови, беспокойство, улучшает когнитивные способности. Дыхательные медитации также Йога - совокупность различных духовных, психических и физических практик, разрабатываемых в разных направлениях индуизма и буддизма и нацеленных на управление психическими и физиологическими функциями организма с целью достижения человеком возвышенного духовного и психического состояния. Основные направления йоги - это раджа йога, карма-йога, джнана-йога, бхакти-йога и хатха-йога. Киртан является одним из методов йоги и медитации. Киртан проводится следующим образом: сначала ведущий поёт целиком или по частям мантру, затем все хором её повторяют, затем снова вступает ведущий и т.д.

воздействуют положительно на регулирование иммунитета, старения и смерти клеток. Произнесение звуков подобно повторению молитв влияет на кардиоваскулярный ритм того, кто произносит. Движение рук со звуками – это координация звука и движения, что важно для борьбы со старением организма (при старении нейронное разрушение связано с потерей мускульной координации и навыков вокализации). Повторяющиеся звуки и движения помогают сфокусировать мышление. Ньюберг и Вальдман создали ряд упражнений для улучшения работы разных отделов мозга и предложили экспериментальную программу на основе медитативной практики йога. Программа подразумевала ежедневную практику в течение 8 недель. Один из участников по имени Гас (Gus), никогда не занимавшийся медитацией и не интересовавшийся религией, строительный рабочий среднего возраста, решил участвовать в программе, так как стал замечать ухудшение памяти и внимания. Состояние мозга Гаса проверили до программы, во время программы и после ее окончания. Гас тренировался каждый день по 12 минут в течение 8 недель.

После 8 недель занятий сканирование мозга показало улучшенную активность мозга. Улучшение было зафиксировано и при тестировании памяти. С помощью медитации Гасу удалось добиться результатов без лекарств менее чем за два месяца тренировки. Исследователи сделали вывод, что человек имеет способность сознательно изменять нейрофизиологическое состояние мозга гораздо за меньший отрезок времени, чем можно было предположить. Гас продемонстрировал 50% улучшение в одном из тестов. Если до занятий медитацией Гасу требовалось секунд, чтобы выполнить задание, то после окончания программы, он справлялся с заданием за 68 секунд. Другие же участники эксперимента улучшили свой результат в среднем на 10 или 20%. Сканирование мозга показало, что медитация, которой занимался Гас, укрепила нейронную сеть, включающую префронтальную и орбитофронтальную части коры, поясную извилину, базальные ганглии и таламус.

Эта нейронная сеть вовлечена в выполнение разнообразных функций: сознание, ясность мышления, представление о реальности, обнаружение ошибок, память, эмпатия, сочувствие, эмоциональная уравновешенность, подавление гнева и страха.

Когда эта нейронная сеть плохо функционирует или стареет, это способствует формированию депрессии, беспокойства, шизофрении, навязчиво-принудительного поведения. Пациенты, страдающие от болезней Паркинсона или Альцгеймера, имеют пониженную метаболическую активность в поясной извилине, что заставляет предположить, что техника медитации, будет способствовать улучшению состояния пациентов, так как медитация активизирует поясную извилину, а поясная извилина участвует во внимании, рабочей памяти, мотивации и других функциях по принятию решений.

Ньюберг и Вальдман считают, что независимо от цели медитации - для Гаса улучшить память, для буддистов почувствовать чистое сознание и осознание самого себя, для монахинь приблизиться к богу – в любом случае, как показало исследование, происходило изменение работы мозга. В глубокой медитации наблюдалось уменьшение активности в теменной доле, при этом медитирующие имели чувство растворения своего “я” и единение с объектом созерцания или намерения. Оказалось, что потеря самосознания (ощущение самого себя) усиливается при намерении достичь особой цели и благодаря этому улучшается способность выполнить какую-то задачу с большим удовольствием и мастерством.

В спорте это называют “быть в зоне”, а в психологии или творчестве – “попасть в творческий поток”.

Предклинье играет очень важную роль в нашей жизни при переключении от сна к бодрствованию и обратно. Человек зевает, и предклинье активируется. Ньюберг и Вальдман утверждают, что зевание активирует уникальную нейроактивность в области мозга, которая отвечает за сознание, саморефлексию, извлечение из памяти (Newberg, Waldman, 2009). И предклинье в этой нейросети играет центральную роль.

предклинье, теменная доля префронтальная часть клин, фронтальной затылочная доли доля Рис. 53. Предклинье и префронтальная кора.

Мозг в разрезе, изнутри (медиальная поверхность), белой пунктирной линией выделена теменная доля. Слева префронтальная (передняя) часть фронтальной (лобной) доли. Справа - клин в затылочной доле. Область предклинья - в теменной доле.

Предклинье стимулируется йоговским дыханием, поэтому медитация способствует большему ощущению самосознания. Эта область предклинья особенно поражается в результате болезней, вызванных старением и при дефиците внимания. Предклинье входит также в нейросеть зеркальных нейронов. Зевание не только расслабляет, скажем, перед сном, но и вводит в более активное состояние при пробуждении.

Ньюберг и Вальдман считают, что преднамеренное зевание должно быть включено во все упражнения по релаксации и медитации. Когда человек хочет спать, он зевает. Это показатель того, что пора отдохнуть. Когда скучно и монотонно, он тоже зевает - хочет избавиться от сонливости. Когда человек просыпается, он опять же зевает, но в этом случае зевание помогает пробуждению. Ньюберг и Вальдман приходят к выводу, что зевание помогает быстрее расслабиться или быстрее прийти в бодрое активное состояние, чем любая медитативная техника. Зевание физиологически расслабляет человека менее чем за минуту. Ньюберг и Вальдман посвящают одну главу своей книги описанию упражнений по медитированию (Newberg, Waldman, 2009).

4.4.5. Работа мозга при гипнозе и медитации.

Гипноз - это психологический процесс, который обходит способность к критическому мышлению и устанавливает селективный тип мышления и восприятия. При классическом гипнозе у пациента зрачки расширены, и он плохо реагирует на поднесенный свет или зрачок вообще не реагирует. Есть две противоположные теории: (1) теория о специальном измененном гипнотическом состоянии до того, как осуществляется внушение при гипнозе (используются разные методы для подготовки к гипнотическому трансу) и (2) теория об отсутствии гипнотического состояния (достаточно ожидания, сфокусированного внимании, при этом используются разные методы для создания сфокусированного внимания). Если сначала идет гипнотическое состояние, а потом внушение, то кто вводит человека в это состояние: он сам или гипнотизер? Если существует гипноз на расстоянии, например телепатический гипноз, когда человек не знает о том, что ему будут передавать мысленно и находится в бодрствующем состоянии и нет монотонности или релаксации, то как такой гипноз осуществляется?

Мнения не совпадают и насчет того, можно ли людей с сильной волей загипнотизировать или можно ли загипнотизировать человека против его воли, и кто поддается гипнозу легче: необразованные или образованные люди? Многие теперь считают, что люди с более высокими умственными способностями более гипнабельны (поддаются гипнозу), так как имеют лучшую способность к концентрации, у них есть нейрокогнитивная гибкость, когнитивная эффективность, богатый запас ассоциативной памяти, поэтому их легче загипнотизировать.

Джеймс Джонс (James Jones), используя воображение пациентов при гипнозе для их лечения, отмечает, что человек формирует внутренний мысленный образ, и затем следуют психологические и физиологические результаты (изменение давления крови, работы центров мозга и химических нейротрансмиттеров) (Jones, 2005).

Таким образом, внутренние ментальные образы под гипнозом изменяют физиологию человека.

Гипноз может быть опасен, если гипнотизер не имеет соответствующей квалификации или преследует свои цели, создавая ложную память пациенту и фиксируя его на определенном поведении.

Интересно сравнение механизма медитации и гипноза и эффективности их воздействия, представленное Холройдом в своей статье (Holroyd, 2003). Холройд сравнивает буддистскую медитацию с гипнозом и утверждает, что гипноз влечет за собой измененное сознание. Он считает, что сначала появляется гипнотическое состояние, а потом уже при определенной глубине изменения, т.е. глубине гипнотического состояния, идет внушение. Степень внушаемости и степень гипнабельности пациента не обязательно совпадают.

Буддистская практика медитации включает концентрацию и осознание своего состояния (mindfulness). Концентрация фокусирует внимание на чем-то и сдвигает его, при этом позволяя забыть о других проблемах и мыслях. Практика осознания подразумевает умение наблюдать за мельчайшими изменениями внутри себя во время медитации, то есть за сменой мыслей, эмоций, ощущений, пропуская их через призму спокойного созерцания и осведомленности.

Концентрация ведет к изменению состояния, аналогичному при вызове гипнотического состояния через сфокусированное внимание на каком-либо объекте.

Эти состояния в медитации называются погружением и могут быть различной глубины с сопутствующими характеристиками. Гипноз также имеет разную глубину. Для обезболивания применяют глубокий гипноз, а для решения эмоциональных проблем - гипноз средней глубины. Как в медитации среднего погружения, так и при гипнозе средней глубины наблюдаются эмоциональные ощущения и изменения эмоций, поэтому этот уровень используется для коррекции эмоционально-психического состояния.

При углублении гипнотического транса происходит прогрессивная потеря саморефлексивного исполнительного мониторинга, который с помощью гипнотизера возвращается в конце сеанса. Возвращение из глубокой медитации осуществляется по желанию самим медитирующим, сознание о происходящем, как при гипнозе, не утеряно.

На первом уровне погружения при медитации внимание фокусируется на предмете или мысли, появляется состояние счастья, легкости, благополучия, восторга, блаженства.

На втором уровне погружения при медитации состояние блаженства усиливается и переходит в экстаз, счастье чувствуется сильнее, как и восторг и энергия, но самое главное для этого уровня – это то, что бег мыслей начинает замедляться и начинает появляться ощущение мыслительного спокойствия и единство с ментально духовным.

На третьем уровне погружения при медитации постепенно исчезают эмоции, восторг, блаженство, и появляется ощущение созерцательности, ничего не мешает наблюдать и быть осведомленным о своем внутреннем мире, ощущается спокойствие и легкость тела, единство с ментально-духовным.

На четвертом уровне появляется созерцательная осведомленность о том, что происходит с самим собой. Наступает глубокое спокойствие и уже не ощущается ни счастье, ни благополучие, ни боль.

Если сравнить глубокий гипноз (Г) и глубокую медитацию (М), то получаем следующую картину согласно Холройду (Holroyd, 2003: 115).

Внимание:

М – внимание на неподвижности и спокойствии, Г – свободно дрейфующее внимание.

Эмоции:

М – глубокое спокойствие, Г – отсутствие эмоций.

Мысли:

М – отсутствие бега мыслей, созерцательная концентрированность на внутреннем мире, Г – отсутствие мыслей или очень глубокая погруженность в мысли.

Ощущение тела:

М – отсутствие боли или приятных ощущений, Г – тело не ощущается.

Ощущение своей личности:

М – растворение себя в сознании, ощущение себя как наблюдателя за самим собой, стоящего за пределами опыта, Г – слияние себя со всеми или пустотой.

Холройд утверждает, что нейробиология глубокого гипноза и глубокой медитации похожа: кортикальное торможение, подтверждаемое очень медленными тета волнами на EEG, 165 что объясняет отсутствие мыслей, эмоций, ощущения тела и чувств. Тета-волны связаны с состоянием, переходящим в сон. Сейчас различают Электроэнцефалография (ЭЭГ) - метод исследования деятельности головного мозга человека, основанный на суммарной регистрации биоэлектрической активности отдельных зон, областей, долей мозга.

тета-волны низкого диапазона (4-6 герц), которые ассоциируются с мечтательностью или переходом в сон, и тета-волны высокого диапазона (5-7 герц), которые в области фронтальной коры ассоциируются с потерей контроля за исполнением. Тета-ритм в целом отражает массивное кортикальное торможение.

Если говорить о гипнозе, то высокий диапазон тета-волн соотносится с гипнабельностью, и сила тета-волн часто усиливается, когда люди (как с высокой, так и с низкой гипнабельностью) переходят в гипнотическое состояние (Crawford, Gruzelier, 1992). Тета-волны усиливаются в различных областях коры, но особенно во фронтальной коре, которая начинает терять свои выборные и контролирующие функции. Люди в глубоком гипнозе теряют инициативу, перестают оценивать ситуацию и делать выбор.

Существуют четыре главных паттерна мозговых волн (частота электрических импульсов, стреляющих из мозга): бета-ритм, альфа-ритм, тета-ритм, дельта-ритм (см. подробнее раздел 4.2.4). Современные методы компьютерного анализа электрической активности мозга позволили установить, что в состоянии бодрствования в мозге присутствуют частоты всех диапазонов, причем, чем эффективней работа мозга, тем большая синхронность (когерентность) колебаний наблюдается во всех диапазонах в симметричных зонах обоих полушарий мозга (Патрушев, веб-статья).

Выдвигаются предположения, что для гипноза, например, с целью прекращения курения, борьбы с лишним весом, лечения фобий, улучшения спортивных результатов, нужен альфа-ритм. Альфа-ритм ассоциируется с закрытыми глазами, релаксацией или дневной мечтательностью. А для гипноза с целью терапевтического лечения нужен тета-ритм. Для гипноанальгезии нужны тета-ритм и дельта-ритм.

Тета-волны, как показывает электроэнцефалограмма (ЭЭГ), также выдвигаются на передний план в области фронтальной коры и передней поясной извилины при глубокой медитации. Данные измерения при медитации с концентрацией на объекте не усложняются дополнительной активностью мозга, вызванной внушением при гипнозе. Индийские йоги и буддисты показывают большое увеличение тета-волн при контроле боли в трансе. Увеличивается связь в мозге и уменьшается сложность нейронной активации (уменьшается число активированных нейронных ансамблей).

Возможно, такое уменьшение сложности происходит из-за того, что отключаются некоторые нейронные связи и сокращается информация при входе и таким образом поддерживается фокус на внутреннем внимании (Holroyd, 2003). По данным экспериментов тета-ритм сопровождается блаженным эмоциональным состоянием, потерей чувства контроля и желания действовать. Йога-нидра включает зрительное воображение, и тета-ритм сопровождается усилением сенсорного воображения (Kjaer et al., 2002). При практике дзен, сопровождаемой специальным дыханием и релаксацией с концентрацией, наблюдалось также уменьшение активности симпатической нервной системы с усилением тета-ритма (Kubota et al., 2001).

Как при медитации, так и при гипнозе области, где тета-ритм доминирует (фронтальная кора и передняя поясная извилина), имеют больше прилива крови, что означает, что они усиленно работают. Было обнаружено, что поясная извилина активируется как при гипнотических галлюцинациях, так и при гипнозе для уменьшения боли (Crawford et al., 1993).

При медитации у тибетских буддистских монахов наблюдалась активация поясной извилины, орбитальнофронтальной коры, дорсолатеральной префронтальной коры и таламуса (Newberg et al., 2001). У тех, которые практиковали трансцендентальную медитацию, было замечено, что активируется фронтальная и затылочная области (Jevning et al., 1996). А у тех, которые практиковали йогу-нидру, усиливался прилив крови к областям, связанным с воображением, и уменьшался в области поясной извилины (Lou et al., 1999) 166. Активация областей коры при медитации также зависит от типа медитирующей активности, как и в гипнозе от типа внушений.

Например, кундалини-йог (kundalini) имел больше альфа-ритма при медитации, но показал усиление тета-ритма сразу после медитации (Arambula et al., 2001). Такое же парадоксальное увеличение тета-ритма было обнаружено после гипноза (Williams, 2001). Один тибетский лама, фокусируясь на различных объектах медитации, активировал соответственно различные области коры: правую заднюю область для визуализации, левую центральную кору для вербализации и правую фронтально височную кору во время медитации по растворению и реконструкции себя. Когда три тибетских монаха поднимали или понижали метаболизм, усиливался бета-ритм (быстрые волны), наблюдалась асимметрия активности бета-ритма и альфа-ритма между полушариями (Holroyd, 2003).

Холройд считает, что разница между гипнозом и медитацией заключается, в основном, в целях и ожиданиях. Медитирующие не ожидают быстрых результатов и рассчитывают на длительный срок. Их цель - добиться высвобождения духа, нахождение озарения и просветления или подтверждение цикла рождение-смерть рождение. Гипноз рассчитан на один сеанс или несколько, и от одного сеанса ожидают многого: излечения от плохих привычек, снятия симптомов и т.д.

Некоторые боятся травматических воспоминаний или экстаза, что может случиться при гипнозе и постороннего внушения при отключенном контроле своего сознания.

Если концентрация при гипнозе служит для усиления внушаемости, то концентрация при медитации рассчитана на очищение разума и свое собственное более глубокое проникновение и понимание, что никак не подразумевает чье-то постороннее внушение.

Тренировка по усилению тета-ритма (высокий диапазон 5-7 герц) в “forebrain” конечный и промежуточный мозг - помогает переходу в измененное состояние, как при гипнозе, так и во время медитации.

У некоторых людей при переходе в гипнотический транс усиливается восприятие внушения. Другие, не переходя в транс, показывают восприимчивость к внушениям, как бы отвечая на внушение на базе способности к воображению и фантазиям.

Другим требуется какой-то предмет для фокусировки внимания и перехода в гипнотическое состояние, и потом идет внушение. Тем же, которые имеют очень богатое воображение, такие способы не усилят внушаемость, при этом существует Исследования по типам медитации цитируются по Холройду (Holroyd, 2003).

большая вероятность, что они не перейдут в состояние нужное для операции и будут чувствовать боль. Важно также ожидание эффекта гипноза. Человек с меньшей способностью к концентрации, нужной для измененного состояния, с меньшим воображением, но с большими ожиданиями эффекта от гипноза, скорее всего, будет разочарован (Holroyd, 2003).

Грузильер (Gruzelier) исследовал влияние релаксации и направляемого воображения на иммунные функции (Gruzelier, 2002). Им были проведены три эксперимента по обучению самогипнозу, включающему воображение иммунной системы. В первых двух исследованиях самогипноз смягчил влияние стресса на иммунные функции студентов во время экзаменов. Грузильер также сравнил эффект самогипноза с и без иммунного воображения и пришел к выводу, что направляемое воображение в сочетании с самогипнозом дает преимущество для регулирования иммунного функционирования и настроения и наблюдается меньше случаев зимних вирусных инфекций. Например, в группе с использованием направленного воображения и самогипноза только 18% заболели, в контрольной группе без тренировки - 67%, в группе с использованием релаксации без направленного воображения - 56% (Gruzelier, 2002: 156).

В третьем исследовании Грузильер изучал больных (вирулентный и хронический вирус простого герпеса) и улучшение здоровья с помощью самогипноза и воображения. За шесть недель тренировки рецидивы болезни уменьшились на 40% у 65% больных (Gruzelier, 2002: 157). У всех улучшилось настроение, и сократился уровень клинической депрессии и беспокойства. Иммунные функции были отрегулированы к лучшему, и особенно улучшилось функционирование естественной клетки-киллера по отношению к HSV-1 (вирус простого герпеса первого типа). Грузильер сделал вывод, что по индивидуальной степени подверженности гипнозу и погружению, можно предсказать эффективность самогипноза и направляемого воображения. Индивидуальные параметры личности и степень когнитивной активации важны для улучшения самочувствия и соотносятся с преобладающим влиянием левого полушария на иммунную систему.

Последнее время накапливаются данные о глубоком эффекте психологии индивидуума на многие стороны его здоровья, включая подверженность болезням, излечение, самочувствие, процесс старения.

Исследования можно классифицировать на:

(1) использование релаксации и медитации для облегчения стресса;

(2) использование релаксации и направленного воображения. Например, в состоянии глубокой релаксации метафорические образы здоровой иммунной системы сражаются с нападающими вирусами и микробами: “Вообразите своих друзей дельфинов, патрулирующих ваши кровяные сосуды и пожирающих вторгшихся врагов” (Gruzelier, 2002: 149). У детей нужные образы создаются через кукольный театр;

(3) использование релаксации, гипноза или самогипноза в сочетании с направленным воображением или без него. Иногда сюда добавляют музыкальный фон.

Эти техники дают положительный для здоровья результат и в некоторых случаях весьма значительный.

Разные временные параметры живой сессии, количество сессий на протяжении какого-то времени, количество и долгота домашних тренировок с аудиокассетами и без них – все это влияет на успех лечения иммунной системы. То же самое можно сказать и по поводу других болезней. Важен характер болезни, гипнабельность, сила воображения и характер личности. Однако положительный результат для самочувствия и настроения бесспорен в любом случае. Самогипноз с внушением применяется для лечения астмы, аллергических реакций и онкологических больных.

Хаммонд (Hammond) указывает, что есть свидетельство, что высокая гипнабельность наблюдается у тех индивидуумов, которые имеют большую активность тета-ритма как при гипнозе, так и вне гипноза (Hammond, 2005). При гипнозе он усиливается. У детей пик гипнабельности наблюдается в возрасте 8- лет, и доминирующий фон - это тета-ритм. Затем к 13-14 годам он начинает спадать и происходит смещение в частоту альфа-ритма, как и у взрослых, и достигает постепенно уровня взрослых.

Более подверженные гипнозу люди показывают повышение альфа-ритма во время гипноза в задней части коры, который потом уменьшается, причем низкий тета-ритм продолжает увеличиваться и после гипноза. А менее гипнабельные показывают усиление тета-ритма при гипнозе. Они также показывают уменьшение альфа-ритма в задней части коры при гипнозе и его увеличение после гипноза.

Хаммонд делает предположение, что тета-ритм может представлять индекс релаксации, а альфа-ритм - индекс гипноза и подверженности гипнозу. Было замечено, что достаточно 6 сессий с тренировкой 8-13 герц и гипнабельность усиливается от 3,16 до 7,42 (с 4 до 5,14 в контрольной группе, в которой не было тренировки через обратную связь, но которой говорили, что их тренируют).

Ниже среднего уровня гипнабельности – это люди, страдающие от болезни навязчивых идей. Они обычно сфокусированы на внешних событиях, показывая более высокий уровень бета-волн, и им тяжело отойти от внешней фокусировки на внутреннее погружение (Hammond, 2005).

Грузельер (Gruzelier) и коллеги занимаются исследованием корреляции творчества с нейробиоритмами и обучением самоконтроля за ритмической электроактивностью мозга. В начале главы уже говорилось об этих экспериментах с целью увеличения творческой активности исполнителей-музыкантов (Gruzelier, Egner, 2004;

Leach, Gruzelier, 2008). Первоначально эксперимент был нацелен на создание состояния под названием гипногогия (hypnogogia), которое связано с креативностью. Однако результат также показал психологическую интеграцию, и нужная пропорции тета- и альфа-волн уменьшала депрессию, а также лечила посттравматический стресс и алкоголизм (Gruzelier, 2009).

С помощью ПЭТ-сканирования мозга было обнаружено, что у человека при гипнозе изменяется восприятие цвета (Kosslyn et al., 2000), что нельзя сделать, когда человек находится в нормальном состоянии. Загипнотизированным говорили, что они видят определенные цвета и затем независимо, что им показывал гипнотизер (что-то цветное или нецветное) нейроны зрительной области, отвечающей за восприятия цвета, выстреливали.

При гипнозе также усиливается активность передней части поясной извилины (больше у тех, которые сильнее подвержены гипнотическому воздействию), обычно занятой в разрешении конфликта. Очевидно, она пытается реагировать на гипноз и гипнотическое воздействие и свою подверженность ему. Это все определялось по сравнению с базовым уровнем нормального состояния без гипноза. (Egner et al., 2005). Также левая сторона префронтальной коры показывает более сильную активность, которая занята в когнитивной функции (особенно у сильно подверженных гипнозу). Гипноз ухудшает нашу возможность чувствовать стыд и смущение. Скептики считают, что человек сам себе внушает. Однако сканирование показывает разный паттерн при воображении чего-то и при реальном видении того же самого (хотя есть около двух третей одинаковых активированных областей мозга). А под гипнозом получается третий вариант: человек не видит и не воображает, но его мозг реагирует согласно воле гипнотизера, то есть нейроны ведут себя по-настоящему как в реальной ситуации, не как при своем собственном воображении, но реальной ситуации при этом нет, есть только желание такой ситуации гипнотизером.

В статье “Третье состояние сознания” сотрудник НИИ мозга РАМН психотерапевт гипнолог Игорь Разыграев, призывает лечить болезни, вызываемые неполадками в нервной системе (астма, гипертония, язва, ожирение) и не только эти, но и другие, с помощью гипноза (Куликова, 2005). Если в глубокой стадии гипноза пациенту внушить, что сахар в его крови нормальный, глюкотест покажет норму. По выходе из гипноза сахар долгое время будет нормальным, а курс гипнотерапии поможет либо вообще отказаться от медикаментозного понижения сахара, либо снизить дозировку в разы.

В свете эффекта медитаций и самогипноза возникает вопрос: может ли человек сам себя вылечить без гипнолога, входя в “третье состояние сознания” для регулирования уровня сахара в крови?

Разыграев рекламирует прибор НИИ - нейроэнергометр, который определяет глубину гипнотического погружения не только у пациента, но и у психотерапевта гипнолога, от которого зависит успех лечения (это объясняет, почему одна и та же методика работает по-разному у разных врачей).

Значит, все-таки, гипноз хорошего профессионала-гипнолога - это не словесное воздействие, а передача гипнологом нужного состояния своему пациенту?

Настройка гипнолога на определенную волну? И возможен ли телепатический гипноз без прямого общения с человеком, который может изменить количество сахара в крови? Если так, то вполне возможно и воздействие магов, гипнологов, шаманов и т.д. через фотографию с помощью телепатического гипноза. Ведь чувствуем мы каким-то образом, что происходит с нашими близкими, не видя их, а только представляя их лицо. Значит наши близкие каким-то образом передают свое состояние, и мы его улавливаем?

Борис Егоров из Российской медицинской академии последипломного образования выступает против сеансов массового гипноза, так как они неэффективны для 70% участвующих, 18% испытывают ухудшение, а улучшение наблюдается только у 12%. Он также негативно отзывается о “кашпировщине” (как полагает Егоров, сеансы психотерапевта и гипнотизера Кашпировского смотрели по телевизору от 180 до 200 миллионов человек).

Однако читая впечатления Бехтеревой от работы Кашпировского, видится, что процент массового воздействия должен быть выше в силу его высокого профессионализма, и, возможно, с преобладанием негативного воздействия (уставшее население с истощением резервов, судя по проценту смертности в стране).

Бехтерева описывает свой личный опыт общения с известным психотерапевтом гипнологом Кашпировским, с которым она встретилась по поводу желания последнего лечить по телевизору детей с энурезом (ночное недержание мочи) (Бехтерева, 2008: 221-223).

Бехтерева считала, что у нее средняя степень внушаемости. Через час после разговора с Кашпировским, где он совершенно вскользь прошелся по ее возможной диете (исключить хлеб, картошку и т.д.), она пошла обедать со своей приятельницей в ресторан. Только в конце обеда она заметила, что вся картошка, которую она так любила, была аккуратно сдвинута на тарелке в сторону и не тронута. Как она сказала: “Я хотела и хочу похудеть, но не считала, что к этому должен иметь отношение А.М.” (А.М.Кашпировский). Такое сильное влияние без ее согласия и ведома насторожило ее.

Отрицательное отношение к Кашпировскому усилилось после просмотра видеофильма о сеансе Кашпировского в Киеве на стадионе. Такое поведение с людьми в состоянии гипнотического транса показалось ей поведением садиста, а не психотерапевта. Был впечатляющий эффект его воздействия, но не было заботы о людях.

Бехтерева считает, что эффект типа выпадение бородавок, папиллом и т.п.

вызывается срочной единовременной мобилизацией всех резервов организма под гипнозом. Если организм здоровый, то растрата резервов организма на папиллому не страшна, но если организму нужны эти резервы для чего-то более важного, или когда резервы уже истрачены, то это может серьезно повредить организму: “Вот тогда и возникают непробудный (защитный) сон, эпилептические припадки, психические нарушения…” (Бехтерева, 2008: 223). Она считает, что дело, в основном, в свойствах его голоса, который возможно изучить, а также в разработанной методике и сильной воле.

Разумеется, можно изучить свойства его голоса с помощью прибора, но что же настраивает его голос на такую волну? Ведь Бехтерева отрицает словесное внушение со стороны Кашпировского (он сказал “вскользь”), как и свою повышенную гипнабельность. Она вовсе не хотела быть загипнотизированной Кашпировским и не собиралась отказываться от картошки, т.е. не было ее кооперации с его усилиями и не было спокойной релаксации, нужной для перехода в гипнотический транс. Значит, это было особое телепатическое волевое состояние сознания, сброшенное на нее Кашпировским. Голос, глаза и слова – это просто “одежда”, чтобы прикрыть “пугающую наготу”, и можно обойтись и без них с помощью телепатического гипноза.

Без сомнения есть другие врачи-гипнологи, которые используют различные техники гипноза, при которых пациент сам себя готовит к гипнозу и внушению, поэтому достаточно спокойной обстановки и слов, но случай с Бехтеревой и Кашпировским, кажется, не относится к таким.

Валерий Овсянников, доцент кафедры наркологии и психотерапии Института повышения квалификации Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем, считает, что в настоящее время у людей наблюдается большой левополушарный перекос. Левое полушарие отвечает за анализ, формирование мыслей. Правое полушарие обычно начинает работать, когда человек наслаждается красотой природы, слушает музыку, участвует в ритуалах. Должно быть равновесие между полушариями по накалу работы для нормального спокойного эмоционального состояния (“бестревожность и удовольствие”).

“Именно поэтому каждый из нас всегда ищет гипноз и находит его в чем угодно кто-то медитирует, кто-то бегает трусцой. А кто-то пьет или колется”. У 80% наркоманов под влиянием наркотиков в той или иной мере нарушен мозговой кровоток. Уровень постоянных потенциалов мозга у наркоманов в 2-3 раза выше, чем у здоровых людей. Под влиянием гипноза этот уровень начинает снижаться. В зрительных областях коры усиливается энергетический обмен, связанный с возникновением зрительных образов. Результат: мозг начинает нормально работать и без “помощи” наркотиков. Десять сеансов гипноза, как говорит Овсянников, позволяют 40% алкоголиков в течение года не думать о возвращении к своему пристрастию (Куликова, 2005).

4.4.6. Телепатический гипноз.

При релаксации, трансе или под гипнозом усиливается экстрасенсорное восприятие.

Гипноз часто используют для изучения пси-явлений, так как под гипнозом такие явления можно воспроизвести в лабораторных условиях и изучать.

Мишлов приводит пример ряда экспериментов, проведенных в 1910 году Бойраком (Boirac) в Академии Дижона во Франции (Dijon Academy) (Mishlove, 1997).

Эти эксперименты носили название “экстериоризация чувствительности”, то есть вынесение чувствительности за пределы возможности чувственного восприятия тела. Когда гипнотизер колол себя булавкой, испытуемый чувствовал боль.

Наиболее удивительный эффект наблюдался, когда испытуемый чувствовал укол, дергался и восклицал, когда кололи воду в стакане. В подобных экспериментах сотрудников Бойрака у испытуемых возникали волдыри (пузыри) на коже из-за того, что гипнотизер укалывал руку испытуемого на его фотографии.

Бойрак утверждал, что можно добиться гипнотического транса просто через телепатическую концентрацию на этом человеке.

Антропологическая литература по культурам племен сообщает, что нарушение табу и произнесение заклинания колдуном может вызвать смерть в течение нескольких дней (Mishlove, 1997). Современные исследователи приписывают это экстремальному поведению ответного синдрома на стресс, и эти случаи смерти возникают из-за внушения. Но есть и описание случаев, когда заклинание воздействует без осведомленности об этом со стороны жертвы (Mishlove, 1997).

Если существует целительное свойство ментального воздействия, то логично предположить, что существует и негативное воздействие на здоровье и, возможно, способность к такого рода пси-воздействию носит морально нейтральную характеристику, как предполагает Мишлов (Mishlove, 1997).

Мишлов ссылается на советского физиолога Леонида Васильева, который сделал предположение, что телепатическое гипнотическое внушение на расстоянии может быть полезным для коррекции поведения человека, подвергающегося такому воздействию. Л.Л. Васильев 167 в Ленинградском институте мозга проводил серию экспериментов по спонтанной и экспериментальной телепатии, в которых гипнотическая телепатия шла без слов и на расстоянии. Васильев пытался передать мысленный приказ пошевелить рукой, ногой и т.д. Васильев приводит описание опытов по внушению (экспериментальному гипнозу), выполненных им самим, И.Ф.

Томашевским, А.В. Дубровским, Р.И. Скарятиным и результаты статистической обработки (Васильев, 1962). “В частности, выполнялись эксперименты на дальность.

В серии из 12 экспериментов, проводившихся с 1932 по 1935 годы, гипнолог мысленно вводил подопытного в сон с расстояния от 20 метров до 1700 километров.

Время реализации внушения при этом колебалось от 1 мин до 3,5 мин при усыплении и от менее, чем 1 мин до 21 мин при пробуждении” (Осипов, 2009).

Помимо изучения феномена Кулагиной, профессор Пушкин 168 изучал участника экспериментов с экстрасенсорными способностями, который умел влиять на объем крови в мозге другого человека, так что у того начинала кружиться голова, и он вынужден был сесть или лечь (Mishlove, 1997). Пушкин изучал также воздействие психического состояния человека на растения.

Советская парапсихология уделяла большое значение телепатическим передачам.

Ниже приводятся некоторые хронологические данные, взятые с сайта Эниоакадемии (Эниоакадемия, сайт).

1919-1927 гг. - Проведена серия телепатических исследований на человеке и животных, выполненная в институте по изучению мозга и психической деятельности (г. Петроград) под руководством академика В.М. Бехтерева.

1925 г. - В Москве врач-невропатолог Т.В. Гурштейн и академик B.C. Кулебакин проводили опыты по внушению на расстоянии в 55 км.

1932 г. - В Ленинградском институте мозга профессор Л.Л. Васильев начал эксперименты с целью установления физической основы телепатии.


1932-1937 гг. - В интересах и по заданию Наркомата обороны СССР ведутся исследования по выяснению физической природы телепатии в Лаборатории биофизики АН СССР в г. Москве под руководством профессора С.Я. Турлыгина.

1940 г. - Начало выступлений в России известного телепата В. Мессинга.

1958 г. - В институте биофизики АН СССР состоялось обсуждение вопроса о целесообразности возобновления работ по исследованию телепатии. Врач-психиатр Д.Г. Мирза принял предложение возглавить лабораторию парапсихологии, открытую С.Я. Турлыгиным в 1955 г. и вскоре закрытую в связи с кончиной Турлыгина.

Леонид Леонидович Васильев (1892–1966) - психолог и психиатр, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР, один из основоположников научной парапсихологии в нашей стране. Основные направления исследований относятся к выявлению физической природы передачи мысленного внушения.

Вениамин Ноевич Пушкин (1931-1979) — известный советский психолог, доктор психологических наук, профессор. Работал над проблемами психологии, возможностей человека, биополя и экстрасенсорики. Изучал явление телекинеза на растениях.

1961-1972 гг. - Период активного становления научных контактов между отечественными и зарубежными исследователями парапсихологических явлений (Чехословакия, Индия, Польша, США, Италия, Болгария, Япония, Румыния, ФРГ, Франция, Израиль, Австралия и другие страны).

1982 г. - В Институте радиоэлектроники АН СССР создана лаборатория (позднее отдел радиоэлектронных объектов). Руководители - академик Ю.В. Гуляев и доктор физико-математических наук Э.Э. Годик. Одной из первых испытуемых стала Джуна Давиташвили (целительница).

1990 г. декабрь - В Москве состоялся учредительный съезд народных целителей России.

4.4.7. Собственный опыт автора в области медитации и гипноза.

Когда я была еще студенткой, одна из сокурсниц принесла упражнения по системе йогов, которые она сфотографировала из какого-то журнала. И половина группы с энтузиазмом начала заниматься этими легкими упражнениями, которые дополнялись инструкцией по дыханию и описанием эффекта на определенные внутренние органы. Это была статья Зубкова “Сенсаций не будет”. 169 Но все были молодыми и здоровыми и хотели спать по утрам, поэтому вскоре из всех энтузиастов осталась только я одна. Я была освобождена от физкультуры по состоянию здоровья и думала, что эти упражнения мне помогут. Через шесть месяцев я почувствовала значительное улучшение. Уже не было отдышки, когда я поднималась по лестнице в своем музыкальном училище. А через год я уже преодолевала эту лестницу, как все, и моей подруге не надо было нести за меня портфель.

Релаксация – поза “шавасана” 170 - как подготовительная ступень для медитирования, далась мне не сразу, хотя с воображением у меня всегда всё было в порядке. Но почувствовать, как тепло приливает к стопам или кистям рук у меня не получалось долго, около месяца. Потом была проблема с “птицей”. Надо было представить голубое безоблачное небо над головой, море и себя в качестве парящей над этим морем птицей, но это надо было делать только после того, как научишься расслаблять тело и чувствовать тепло в конечностях. На “небо” у меня ушла одна Анатолий Николаевич Зубков (1924-1997) - лингвист, специалист по хинди, первый дипломированный йог высшей квалификации в Советском Союзе, популяризатор и пропагандист хатха-йоги и почётный представитель от СССР в Международном Всемирном Союзе Йоги.

Перепечатка статьи очевидно была из журнала “Сельская молодежь”.

Шавасана (мертвая поза). Исходное положение: лягте на спину на коврик, пятки и носки вместе, руки прижаты к туловищу. 1-ая стадия. Закройте глаза и расслабьте все тело. При этом голова склонится влево или вправо, руки свободно откинутся ладонями вверх, разойдутся носки и пятки ног. Проконтролируйте мысленно полное расслабление, начиная от пальцев ног и до мельчайших мускулов на лице. Спустя некоторое время вы почувствуете тяжесть и тепло в руках и ногах, так как сосуды расширяются, и происходит большой приток крови к конечностям. На отработку первой стадии уходит обычно 1-2 недели. После этого переходите ко второй стадии. 2 ая стадия. Вы полностью расслабились и теперь, не открывая глаз, представьте себе ясное голубое, безоблачное небо. Сначала это покажется сложным, образ будет убегать от вас, но после соответствующей тренировки, которая продолжается 3-4 недели, трудности исчезнут. 3-я стадия.

А теперь представьте себя в образе птицы, парящей в этом чистом голубом, безоблачном небе. На это уйдет примерно 3 месяца. Зато эффект этого упражнения поразителен – через 5-10 минут человек чувствует себя свежим и бодрым (описание из статьи Зубкова).

неделя, а на “птицу” два месяца. Но когда я наконец “взлетела”, я была рада, что не сдалась и добилась результата. Действительно, 10 минут было достаточно, чтобы отдохнуть, дыхание становилось равномерным и состояние счастливым и “безоблачным”. Потом я добавила асаны (статические позы йоги) из другой книги, которую купила где-то на улице. Потом начала интересоваться философией йогов и выходом из тела. Начитавшись литературы, я стала экспериментировать. Я добилась ощущения отрыва в астрал, быстрого полета вверх. Я запомнила тот свой первый эксперимент навсегда. Я летела ввысь после толчка из тела, это было так прекрасно, великолепно, как я наслаждалась этим полетом! Но потом я решила повернуть назад. И вот тут-то я и попалась. Я не могла этого сделать! Я не могла вернуться назад, я не знала как. Началась сильная паника. После нескольких попыток, я наконец пришла в себя. Вскоре, прочитав инструкцию повнимательнее, я поняла свою ошибку, и через пару дней решила попробовать еще раз. Второй раз был успешным и третий тоже. Но на четвертый я попала в какую-то темноту, ужасное устрашающее окружение, мне стало очень и очень страшно и тяжело. После этого четвертого раза я прекратила эксперименты и продолжала только полеты птицей в безоблачном небе и дыхательные упражнения хатха-йоги.

В дальнейшем я пробовала другие вещи на релаксации – самогипноз, мысленный массаж своего позвоночника, когда болела поясница, счастливые воспоминания для избавления от беспокойства, мысленное лечение самой себя с определением проблемы, снижение давления крови.

Я могу сказать, что всё это замечательно работает, хотя я не имею никакой особой тренировки и подготовки в этой области. Для эффективного самолечения нужна постоянная тренировка в медитировании и дисциплина, на которую вечно не хватает времени и сил. А выход в астрал дело опасное, очень уж становится приятно и необыкновенно, и это затягивает. Реальные сенсорные ощущения становятся блеклыми и неинтересными, по сравнению с теми в астрале. Психика может легко сдвинуться. Я сталкивалась с некоторыми людьми, которые пробовали групповой астрал. После этого у многих утратился интерес к реальной жизни, и карьера и семейная жизнь были сломаны.

Один период у меня было сильное расстройство. Хоть мне и удалось избежать депрессии, но я не могла забыть причиненную мне несправедливую обиду в течение трех лет. Один раз я перепутала время, и приехала на работу на час раньше. Делать было нечего и пришлось сидеть в машине и ждать. И вот сидя в машине, я решила сделать релаксацию, а потом почему-то сделала минутный мысленный массаж мозга сзади. Почувствовалось тепло и было приятно. Я вышла из машины, пошла на работу и вдруг с удивлением заметила, что мое настроение резко изменилось. Я была совершенно счастливым человеком, ничто меня не беспокоило, и я полностью была удовлетворена жизнью, и моя обида прошла. Я чувствовала себя, как счастливый маленький ребенок после съеденного мороженого. Я так обрадовалась, что нашла способ лечить себя и смогу посоветовать другим, как вылечиться от депрессии за полторы минуты, что решила повторить второй раз и зафиксировать, что и как. Но эксперимент номер два закончился не так удачно. Я увлеклась. Мне захотелось сделать мысленный массаж всего мозга. Все по-настоящему ныло, как будто дотрагиваешься до больной мышцы. Я мысленно залезла глубже, было больно дотронуться, но было приятно и чувствовалось потом облегчение, как после реального массажа тела. На следующий день у меня резко подскочило давление, которым я никогда раньше не страдала, и мне пришлось вызвать скорую помощь.

Я окончательно пришла к выводу, что нельзя лезть в мозг механическим путем, я имею в виду массаж, всевозможные стимуляции с помощью приборов, свето звуковую методику, лекарства и т.д. Мозг слишком тонкая штука и касаясь одного, можешь затронуть другое и вызвать ненужный эффект. Надо воздействовать на работу физического мозга только через свое мышление, воображение, волю, веру, самогипноз, спорт, эффект плацебо, когнитивную терапию. Использовать то, что лучше работает. Это более долгий путь, но более верный. Мышление само быстро организует и реорганизует нейросети, нужные для лечения больной нейрохимии мозга. Нужно организовать работу нейронов через воображаемый образ или повторить запомнившееся хорошее самочувствие или момент счастья или окрыленности или ясного мышления, когда находишься в релаксации. Можно и без релаксации, если умеешь мгновенно переходить в нужное состояние. Эффект утренней медитации на таком воображаемом состоянии сохраняется до вечера. Этот путь через мышление более безопасный, точный и надежный.

С гипнозом впервые я столкнулась как раз с Кашпировским, о котором пишет Бехтерева. Это было очень давно. Я тогда не увлекалась литературой о парапсихологии или гипнозе и не ходила в церковь. Я училась в университете. У меня было типичное советское материалистическое воспитание и вполне счастливая семейная жизнь.

Я помню, как мы сидели перед телевизором, когда Кашпировский проводил сеанс.

Мой муж, который не верил в чудеса и не поверил бы, даже если бы их увидел, наша собака, и я, которая верила, что загипнотизировать можно только глупого и легковерного человека. Нам было любопытно. Первой как-то мгновенно отключилась собака: играла, прыгала и вдруг раз - легла и заснула без движения.


“Странно, - подумала я, – ведь собака не понимает слов Кашпировского. Как он мог на нее подействовать?” Но мужу я не успела сказать, он вдруг тоже мгновенно отключился и заснул. Так быстро за секунду из бодрого жизнерадостного и несонного состояния без предшествующего успокоения, хотя бы на пару минут, они никогда не засыпали, ни муж, ни собака. Тут я начала отчаянно сопротивляться усыплению, но телевизор не выключала. Мне не удалось, и я впала в приятное дремотное состояние. Когда мы все очнулись, Кашпировский закончил сеанс. На следующий день, вечером, ровно через сутки, я стояла на набережной, ожидая автобуса, и вдруг какое-то отчаяние нашло на меня без всякой причины. Просто накатилось волной. Мне захотелось прыгнуть в черную воду Невы и очень захотелось. Я помню, что я удивилась. Это не было моим желанием, подготовленным печальными размышлениями о жизни или болезнью. Я свою жизнь очень даже любила и была вполне счастлива, здорова и радовалась жизни. Умом я понимала, что что-то было не так в этом неожиданном всплеске глухого отчаяния и притяжении черной воды. Но желание было такое сильное и неконтролируемое, что спас меня наверно подошедший автобус.

В телепрограмме было указано время следующего сеанса Кашпировского. Муж очень хотел опять посмотреть и доказать мне, что в прошлый раз он по своему желанию заснул, а не по желанию Кашпировского. Мне тоже очень хотелось видеть Кашпировского еще раз и испытать то приятное дремотное состояние, но я решила, что не следует рисковать. В день его следующего сеанса, так как меня непреодолимо тянуло к экрану, а сознание запрещало, я решила помочь сознанию и ушла из дома. И так было каждый раз – в часы его сеансов я слонялась по улицам Санкт-Петербурга, только бы не соблазниться и не посмотреть. Затем пошли слухи и статьи в печати о некоторых печальных последствиях его опыта по телевизору.

Легко могу поверить в такие негативные последствия, судя по моей собственной реакции на его гипноз. Опыт с Кашпировским заставил меня поставить под сомнение, что гипноз осуществляется только с согласия подопытного, и что человек сам себе внушает, а гипнотизер ему только помогает сосредоточиться и предлагает текст или образ внушения. Моя собака не понимала смысла слов Кашпировского, а я отчаянно сопротивлялась гипнозу. Наверно это сопротивление и привело меня к психическому срыву на следующий день, потому что вся энергия была отдана на борьбу и самоконтроль.

Полтора года назад я ездила выступать в Москву с докладом об исследованиях творчества в нейронауке. После доклада ко мне подсел один из участников и предложил войти в их группу, которая получила разрешение работать в некоторых московских школах по обучению медитации. Я удивилась и спросила, как родители детей согласились на групповые психические занятия, ведь медитация не так безобидна, смотря на чем медитировать, кто твой гуру, и кто медитирует рядом.

Групповая психическая энергия может смести любое индивидуальное здравомыслие, а тем более искорежить неокрепшую психику ребенка. Я не удивлюсь, если этот гуру обладает еще и гипнотической телепатией и имеет свои собственные цели по обработке мозга детей. Мне ответили, что занятия идут под названием типа “тренировка самоконтроля или саморегулирования”. Я отказалась, потому что я противница любых групповых психических развлечений и обучений.

Медитация – это нужное дело, но для взрослого ума, индивидуально и в меру.

После Кашпировского у меня были другие интересные встречи с людьми, обладающими телепатическим гипнозом. Один из случаев был весьма комичным. Я вела экскурсию в Петродворце для двух австралийцев, мужа и жены, он был министром в правительстве штата Виктория, а она очень милой женщиной, с которой мы до сих пор переписываемся. И вдруг наперерез движению туристов на мостике через главный канал к нам быстрым шагом направился высокий, седовласый мужчина с орлиным носом. У него был такой командный вид и полные собственного достоинства манеры и осанка, что американцы, от которых он отделился, казались его робкими подчиненными, что можно редко сказать об американских туристах. Он вдруг без слов возник передо мной, схватил в руку мое украшение на груди и стал рассматривать. Я оказалась в дурацком положении, притянутая за шею. Австралийцы тоже опешили и решили, что это мой близкий знакомый с такими бесцеремонными манерами. А он тем временем рассматривал мое украшение, подаренное одной американской туристкой, сделанное из цветного бисера и купленное ею на каком-то мексиканском рынке. Оно было дешевое, но оригинальное. Все еще не выпуская украшения из руки, он вдруг спросил у меня:

“Из какого племени?” Я совершенно глупо ответила: “Я русская”. Мое украшение оказалось символом какого-то племени американских индейцев, а он сам был вождем индейского племени. Затем он поговорил с моим австралийцем о политике по резервациям и пошел к своей группе. Но это было только началом истории.

Вечером, когда я привезла своих австралийцев в гостиницу “Прибалтийская”, и мы попрощались, мне вдруг ужасно захотелось пить. Бар внизу был закрыт. По инструкции того времени гидам не рекомендовалось гулять по гостинице, заходить в номера, иметь какой-либо личный контакт с туристами и вообще подниматься наверх. Я строго выполняла эту инструкцию и никогда не поднималась выше первого этажа. Но пить хотелось страшно, и я решила подняться в другой бар и подошла к лифту. Вдруг рядом со мной оказался тот самый вождь из Петродворца.

Он смотрел на меня, а я на него, и взгляд у него был очень характерный для гипнотического внушения. Я уже сталкивалась с таким изменением глаз, взгляд совершенно специфический. Я прямо спросила: “Вы не занимаетесь гипнозом?” Он ответил, что занимается, и спросил, не хотела ли бы я посмотреть фотографии его племени и бабушки у него в номере. Абсолютно послушно я пошла за ним прямо в его номер вопреки всем инструкциям и страху потерять работу. Везде были разложены какие-то травы, бабушка на фотографии была в перьях, как и показывают в фильмах об американских индейцах. Мы поговорили о многих интересных вещах, он рассказал о своей способности мысленного управления людьми, т.е. в нашей терминологии телепатического гипноза, о воздействии трав. Я спросила, случайно или с его помощью я оказалась около лифта вместе с ним. Он сказал, что он хотел со мной еще раз встретиться, и что он ищет себе жену. Я сказала, что замужем и имею двоих детей. Пить я уже совсем не хотела, абсолютно никакой жажды. Так и поехала домой без воды. У меня до сих пор его визитка, где рядом с нормальным именем его индейское имя “Серебряный Лис” (“Silver Fox”), а ниже “психотерапевт”, а еще ниже “колдун”.

У меня были и другие столкновения с телепатическим гипнозом на расстоянии и принудительным. Поэтому я никогда не поверю в описание гипноза как явления, которое возможно только при согласии и при рассматривании какого-то предмета, с тихим голосом гипнотизера: “Вы засыпаете, ваши веки тяжелые”. Очевидно, есть и такой тип гипноза, и разные люди и случаи. Но есть и другие. Я бы сказала с накладыванием определенного ментального состояния на другого человека. О насильственном воздействии можно догадаться, если проанализировать свое поведение в данный момент и сравнить с обычным и по другим мелочам, но надо успеть с анализом, чтобы не впасть в желание подчиниться. Гипнотическое воздействие всегда ощущается как постороннее, если успеваешь среагировать. И потом можно противостоять. У меня хорошо срабатывал контрастный душ. Есть и другие способы, описанные в литературе.

И один раз мне помогла церковь и обращение к Богу. Все равно, как не крути, ни один маг или гипнотелепат, не может быть сильнее твоей веры во всесильность Бога (Высших Сил) и твоего искреннего нежелания подчиниться чужой воле. Такие “ментальные насильники” теряют свой дар, здоровье или с ними случается в итоге что-то, если ты обращаешься к Богу.

Мой знакомый Дэвид, глубоко верующий англиканской церкви, однажды прислал мне книгу, где описывается, как надо молиться. Сначала я посмеялась, что получила методичку по молитве. Потом почитала из-за любопытства и была поражена: в основе была йоговская медитация, и на этом фоне следовало молиться, чтобы твоя просьба дошла до Бога. Я, конечно, попробовала. И могу сказать следующее: Бог приходит во время такой молитвы как очень яркий необычный свет, который не только видишь, но и чувствуешь. Этот свет не во мне, он вне меня, но я могу с ним слиться и получить поддержку. Бог в таком случае вполне реален. Если я сделала что-то нехорошее, неправильное или у меня злые чувства, этот свет не приходит, приходит что-то другое, но не этот чистый, нейтральный и супермощный свет, который отвечает тебе. Такой свет не хочется потерять. Когда я испытала воздействие этого Света, меня никто и ничто не убедит, что такого не может быть.

Очевидно, к каждому приходит свой собственный опыт согласно его нервной организации и типа сознания. Бесполезно спорить на эту тему.

4.5. Заключение.

Независимо, считают ли некоторые, что мозг и есть центр мышления, или другие, что мозг - всего лишь инструмент для связи нелокального сознания с биологическим организмом, никто не отрицает взаимозависимости между мозгом и мышлением.

Наш организм можно назвать “химической лабораторией”, где мозг и тело – это единое целое. Изменение нейрохимии мозга ведет к изменению работы эндокринных желез и наоборот. Нейрохимия мозга и эндокринные железы связаны с иммунной системой. А иммунная и эндокринная системы и нейрохимия мозга связаны с нашими мыслями. Хронический стресс и депрессия тому подтверждение.

Сила мышления изменяет психическое и физическое состояние через такие практики, как плацебо, когнитивная терапия, направленное воображение, медитация, гипноз, телепатический гипноз, религия и творчество.

(1) Проблемы исследования творческого процесса в нейронауке.

Вопросы, которые ждут ответа от нейроученых, примерно следующие:

Каковы свойства творческого мозга? Как проходит творческий процесс в мозге?

Каково влияние творческого процесса в мозге на сам мозг? Каково влияние творческого процесса на здоровье человека? Как можно помочь мозгу быть творческим?

Прежде чем отвечать на эти вопросы надо выбрать объект для изучения. А для этого мы должны понять, кого мы будет считать творческой личностью? Каковы критерии для понятия “творческая личность”?

Как только мы задаем этот вопрос, то вспоминаем классификацию Чиксентмихайи на три типа креативных людей, которую следует учитывать при изучении работы мозга при творческом процессе:

- Первый тип подразумевает скорее блестящий ум – красиво и умно говорит, имеет оригинальные высказывания, приятный собеседник. Однако такой человек, вероятно, ничего выдающегося не создаст для человечества;

- Второй тип можно назвать креативностью, не выходящей за рамки личности, то есть это человек, чьё восприятие свежо и суждения проникают в суть дела. Он делает важные открытия для себя, и только он и окружающие его люди знают об его креативности. Его креативность не становится предметом культуры человечества;

- Третий тип можно назвать креативностью с большой буквы. Эта креативность изменяет культуру человечества, переворачивает представление о нашем мире и становится публичной. К этому типу относятся великие ученые, писатели и т.д.

(Csikszentmihalyi, 1997).

Заполучить третью группу “Креативность с большой буквы” для исследования, весьма проблематично. И еще сложнее сканировать их мозг в момент озарения.

Поэтому исследуются в основном студенты, которые более или менее оригинально мыслят согласно тесту на дивергентное мышление и оригинально решают творческие задачи в лабораторных условиях. Здесь возникает проблема выбора критерия для самих тестов, которые будут определять нестандартность мышления.

И всегда ли именно нестандартность мышления ведет к крупному открытию? Ведь талантливый ученый может сказать, что результат его открытия не заключается в необычном нестандартном мышлении, а заключается в кропотливом труде.

Возможно, он вообще плохо выполнит тест на нестандартность мышления, так как тесты обычно имеют вербальные задания, что скорее подходит к 1-ому типу креативности. В общем, кроме неуловимости самого творческого процесса в мозге, проблема еще и в критериях тестов и в критериях определения творческой личности. И только потом идет проблема изучения самого мозга при творческом процессе, и здесь нас поджидает эпистемологическая загадка: как узнать, что то, как мы изучаем, действительно правильный способ для изучения творческого процесса?

Современные исследования творчества идут в следующих направлениях:

(1) анатомическое состояние мозга, толщина коры, важность какой-то отдельной структуры;

(2) особая нейрохимия мозга, природная и приобретенная,;

(3) генетическая предрасположенность, где гениальность как своего рода аномалия мозга;

(4) функциональные связи нейросетей мозга, где старые установленные связи трактуются в рамках накопления опыта, а озарение - как вмешательство новых ассоциативных связей, т.е. образование “ошалелого” пути между нейросетями и структурами либо от утомленности, либо под впечатлением от необычной красоты природы или чего-то другого необычного, что потрясает человека, изменяя нейрохимию мозга и обычные нейросвязи.

Мозг вещь материальная, однако, сознание не материально. Творческий процесс, озарение проходят в нашем сознании.

Считаем ли мы, что (1) сознание - это следствие работы нейронов или, что (2) работа нейронов - следствие нашего сознания?

Мнения нейроученых на этот счет разделяются. Если мы примем вторую точку зрения, то возникает серьезный вопрос, который изменит эпистемологический подход в корне. К чему же тогда привязать нейронаучное исследование творчества, если работа нейронов зависит и организуется сознанием? И что такое сознание?

Если сознание нематериально, и мы не знаем его природу, то как, вообще, изучать творческий процесс через изучение нейронов? Ведь все исследования мозга при творческом процессе никогда не дадут правильного результата, потому что эпистемологический подход неправилен. А эпистемологический подход опирается на онтологию. И опять мы возвращаемся к вопросу: это мозг вырабатывает сознание или мозг - это биологический инструмент, который улавливает нематериальное сознание вне нашего мозга? Только после того, как мы ответим на вопрос онтологии и эпистемологии, мы сможем выбирать методы и изучать интересующий нас вопрос в стройной логичной системе. Таким образом, оценка правильности выбранной эпистемологии (можно ли доверят тому способу, с помощью которого мы изучаем) будет зависеть от онтологической платформы на мозг и сознание (существует ли сознание в мозге или вне мозга, и порождается ли сознание работой нейронов или сознание активирует нейроны?) В нейронаучной литературе мы редко увидим четко высказанную позицию на эпистемологию сознания и мозга при изучении творческого процесса. Этот вопрос замалчивается, и изучается просто мозг тех, которые быстро соображают и дают оригинальные решения. Следовательно, мы можем сразу поставить под сомнение истинность выводов нейроученых о творческом процессе.

Нейроученые изучают творчество в доступной форме на данном этапе развития науки, то есть изучают материальный мозг и корреляцию между психическим процессом творчества и активацией материальных нейронов. Такое изучение приносит свою пользу даже при шаткости онтологической платформы нейроученого. Во-первых, изучается все более углубленно сам мозг и его работа в разных условиях. Во-вторых, исследуется воздействие творческого процесса на всю работу мозга и здоровье человека. В-третьих, приходит понимание об организующей власти мышления над нейронами (арт-терапия). В-четвертых, в любом случае, никто не будет отрицать взаимодействия между мозгом и сознанием вне зависимости от онтологической позиции, поэтому изучение такой взаимосвязи важно для всех спорящих лагерей нейроученых, хотя неправильная онтологическая позиция уводит от правильной постановки задачи исследования и методов.

Дитрих настаивает на возможности изучения творческого процесса с помощью сканирования определенных структур мозга в процессе творчества (Dietrich, 2004).

Юнг уверен в противоположном: сколько бы ни изучали, никогда нельзя будет локализовать творческий процесс ни в правом, ни в левом полушарии мозга (Jung et al., 2009a;

Jung et al., 2009b). Результаты будут зависеть от лабораторных заданий, при которых измеряется креативность, от качества тестов на креативность (дивергентных тестов недостаточно), самих участников исследования в лабораторных условиях и даже методологического подхода: структурный или функциональный. Юнг не упоминает о проблеме мозг-сознание и какую группу творческих людей он, собственно, изучал: (1) “скорее умные, чем творческие”, (2) “креативность, не выходящая за рамки личности”, (3) “креативность с большой буквы, изменяющая общественную культуру”.

Бехтерева, например, изучала креативность на вербальных тестах (Бехтерева, 2008), что скорее подразумевает исследование мозга творческих людей первого типа, однако выводы относятся к обобщенному пониманию креативности. Кузевски ищет объяснение креативности в генетической наследственности, в нейромодуляторе и нейромедиаторе допамине (Kuszewski, 2009), хотя практика показывает, что дети гениев никогда не становились гениями по наследству. И никто не подсчитывал процентное соотношение гениев с сумасшедшими родственниками и гениев без сумасшедших родственников. Кроме того, сверхмедленные физиологические сдвиги по Бехтеревой вызывают нейрохимическую перестройку мозга (Бехтерева, 2008), а значит, и нейрохимическая допаминовая выработка может измениться в мозгу. Если творчество по Бехтеревой – естественная потребность мозга, то это должно быть заложено в генах у каждого. Генетическая экспрессия, как правило, зависит от обстоятельств. Следовательно, все-таки для творчества не генетическая наследственность важна, а социальные условия для выражения “творческих генов”, присутствующих у каждого.

Обучение регулированию нейробиоритмами с помощью специальных технологий в экспериментах Грузельера и коллег улучшает результаты у тех, которые не могут выразить свой творческий потенциал из-за боязни аудитории, нервозной обстановки (Gruzelier, Egner, 2004). Но среди медитирующих буддистов, которые мастерски владеют техникой изменения мозговых волн, не так уж много гениальных творцов по третьему типу креативности. Медитация, возможно, помогает гению, но не создает гения.

Что касается объяснения креативных возможностей с помощью толщины коры или NAA Юнгом, то оно призналось бы ошибочным нейроучеными-нематериалистами, так как именно мыслительная деятельность изменяет толщину коры и количество химических веществ в результате творческой работы, а не толщина коры определяет творческие возможности. Например, сканирование и тесты показывают, что учеба или медитация физически изменяют структуру нейронов в мозгу и нейрохимию мозга.

Системный подход Дамасио охватывает химическую взаимосвязь в организме человека и может помочь понять важность эмоционального состояния для мыслительной деятельности и творческого процесса (Damasio, 2006). Бехтерева также привлекает внимание к взаимосвязи эмоционального состояния и творческого процесса, но указывает, что творческое состояние имеет свои собственные эмоции, непохожие на все другие эмоции.

Интересен механизм влияния творчества на здоровье человека.

Я предполагаю, что механизм лечебного влияния арт-терапии или любого другого творчества можно объяснить по аналогии, основываясь на теории Бехтеревой.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.