авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«Н. М. СЛАНЕВСКАЯ МОЗГ, МЫШЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО ЧАСТЬ I ЦЕНТР МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ НЕЙРОНАУКИ Н. М. СЛАНЕВСКАЯ МОЗГ, ...»

-- [ Страница 7 ] --

одна молекула ДНК - это одна хромосома), а гены - это основные составляющие ДНК, где 1 ген – это небольшой участок молекулы ДНК и, следовательно, и хромосомы. Каждая из 23 пар хромосом (т.е. всего 46) содержит отдельную линейную двунитевую молекулу ДНК. Размер ДНК в самой большой хромосоме 1 (хромосомы нумеруют по размеру) - 250 миллионов пар нуклеотидов. Каждый ген кодирует одну единицу чего-нибудь: инструкцию по синтезу какого-то одного белка в клетке, одной РНК, одной регуляторной функции. Таким образом, именно гены управляют всеми химическими реакциями в организме, определяют строение и функции нашего тела. О количестве генов в геноме человека еще идут споры, хотя большинство считает, что в геноме человека генов, другие же полагают – 100000 генов.

Белки (протеины) – это высокомолекулярные органические вещества, состоящие из цепочки аминокислот, соединенных пептидной связью. Аминокислотный состав белков определяется генетическим кодом. При синтезе в основном используется 20 стандартных аминокислот, причем их комбинации дают большое разнообразие свойств молекул белков. Аминокислоты в составе белка могут подвергаться посттрансляционным модификациям, которые возникают либо до того, как белок начинает выполнять свою функцию, либо уже во время его работы в клетке.

Разница между человеческим геномом и мыши – только 300 генов (1%), но мышь имеет на 10% меньше базовых пар и гораздо меньше “мусорной ДНК” (Lommel, 2010: 287).

координатором всей информации, нужной для оптимального функционирования тела, и получает всю необходимую информацию для этого из нелокального пространства.

Нелокальное пространство содержит всю память о прошлом. ДНК обеспечивает нас разными формами сознания, такими как бодрствующее сознание, наше подсознание с разными местами резонанса как в мозге, так и в других клеточных системах в теле.

Есть свидетельство, что клетки на расстоянии способны “общаться” и отвечать на мысли и чувства (сознание) клеточного “хозяина”. Ломмель считает, что иммунологическая информация тоже хранится в нелокальном пространстве и доступна индивидуальной ДНК в каждой клетке человека. Иначе, если человеческие клетки постоянно меняются, то как эта информация может сохраниться?

Известно такое явление как “трансплантированная память”. Донорский орган при трансплантации сердца содержит донорское специфическое ДНК и тот, кто его получает, иногда ощущает какие-то новые чувства и мысли, которые, как позже выясняется, имел умерший донор. Этот феномен клеточной памяти можно объяснить тем, что ДНК продолжает быть местом резонанса для индивидуального нелокального сознания умершего донора (Lommel, 2010).

Ломмель считает, что ДНК имеет функцию интерфейса в каждой клетке через процесс ядерного спинового резонанса. Структура ДНК не меняется, но функция может измениться, потому что функционирование ДНК определяется информацией за пределами самой ДНК и обменом нелокальной информацией через резонанс.

ДНК не хранит, а передает информацию и кодирует ее в форме электромагнитных волн с определенной частотой. Каждая живая клетка состоит из бесчисленных вибрирующих молекулярных структур. Существует осциллирующая (колебательная) активность клеток и распространение волн в клетке и между клеток.

Наблюдается также переход от простой осциллирующей активности к сложной (например во время развития потенциала действия в нейроне). В живых организмах многие процессы, такие как развитие электрических сигналов в сердце или мозге или механизмов обратной связи в клетке и между клетками, типичны для квантовых процессов. Осциллирующая активность вызывает резонанс между молекулами с идентичной частотой, производя таким образом связное целое вибрирующих молекул. Резонанс относится к вибрациям с той же самой частотой. Связь вибрирующих молекул создает мощные интерференционные паттерны, которые не только ведут себя как целое, но в действительности становятся целым. Ломмель напоминает, что когда группа клеток повреждена токсичными веществами и значительно изменяется в результате этого, то группа идентичных клеток, которые механически отделены и не связаны через химические или электрические механизмы, подвергаются идентичным значительным изменениям, несмотря на то, что не подвергались прямому токсичному воздействию. Синхронный (связанный) ответ без прямого контакта наводит на мысль о нехимической и неэлектрической отдаленной коммуникации между этими клетками (Goldbeter, 2002;

Farhadi et al., 2007).

Электрокардиограмму, которая показывает электрическую активность сердца, можно снять с кожи руки, ноги, грудной клетки, потому что эта электрическая активность может быть найдена в каждой клетке тела. Также регистрация электрической активности мозга (ЭЭГ) показывает электрическую активность сердца. Возможно, что такая самоорганизация с интенсивными электромагнитными полями со связанными паттернами дает способность сердцу создать потенциал приема (интерфейс) для определенных аспектов сознания и передать эту информацию через его электромагнитное поле телу в целом.

Принятие информации через нелокальное пространство опирается на нашу свободную волю - наше намерение, внимание и состояние нашего бодрствующего сознания. Индивидуальное ДНК – это еще один способ проявления нелокального сознания через места резонанса как в мозге, так и в других клеточных системах.

Есть также универсальное и коллективное человеческое сознание, которое связывает человека со всем, что существует, и что было или будет, и это происходит через универсальную человеческую ДНК с разделяемым совместно кодом доступа (Lommel, 2010).

Клив Бакстер (Cleve Backster), известный по своим экспериментам с биокоммуникацией в растениях и клетках животных, используя свой полиграф (детектор лжи) в 1960-х годах, обнаружил, что растения реагировали на эмоциональные или негативные мысли, даже если листья были разрезаны и измельчены, и их остатки разбросаны на чувствительных электродах. Когда белые кровяные клетки (лейкоциты) были отвезены на 12-20 км от владельца, или когда были помещены в изолированное от окружающих помех и влияния электромагнитной радиации помещение (Faraday cage), было обнаружено, что клетки реагируют, когда их владельцу показывали ужасные или сексуально возбуждающие картинки. Бакстер пришел к выводу, что информация передавалась мгновенно от сознания их владельца к клетке, независимо от расстояния или условий. Ломмель приходит к выводу, что каждая клетка способна отвечать через индивидуальное ДНК на состояние мышления своего владельца и это возможно только при нелокальной передаче информации через индивидуальное ДНК (Lommel, 2010).

3.6.6. Квантовая физика, сознание и создание Единой теории.

Существуют также теории под разными названиями, но относящиеся к общему типу Единой теории, такие как Теория объединенных полей, Теория всего, Единая теория, Теория струн 104. Единая теория – это попытка с помощью одной теории объяснить Вселенную и увязать в одно логичное целое все известные фундаментальные взаимодействия. Возможно, подобное описание такой гипермерной реальности с помощью Единой теории будет способствовать и созданию теории сознания.

Для Единой теории необходимо объединить теорию относительности Эйнштейна и квантовую механику, как считает Сол-Поль Сираг (Saul-Paul Sirag). Эти теории кажутся несовместимыми, так как теория относительности – детерминистская теория, а квантовая механика использует недетерминистское описание измерения.

Однако квантовая механика помимо недетерминистской части имеет еще и детерминистскую часть. Примирение этих двух противоречивых аспектов носит В 1980-90х годах популярность приобрела “теория струн”, так как полагали, что она поможет сформулировать “единую теорию” или “теорию всего”. Теория струн затрагивала гравитацию и квантовую механику, что необходимо для объяснения Вселенной, а также важность спина, частиц переносчиков взаимодействия, калибровочную симметрию, суперсимметрию и т.д.

название проблемы квантового измерения. Сираг анализирует теорию объединенных полей с точки зрения возможности объяснения сознания в рамках такой Единой теории (Sirag, 1997).

Ниже приводятся некоторые идеи Сирага относительно возможности создания Единой теории.

Квантовая система может быть представлена вектором (называется вектор состояния), который вращается в абстрактном пространстве (возможно и в бесконечной Вселенной). Вектор имеет длину и направление. Вращение вектора имеет детерминированный характер, так как, если мы знаем о его положении в какой-то момент, то можно определить его положение в другой момент (вектор как стрелка часов, только стрелка часов вращается в 2х-мерном пространстве, а квантовый вектор может вращаться в гиперпространстве). Если нет измерения в системе, вектор вращается беспрепятственно. Как только происходит измерение, вектор состояния сразу делает скачок к определенному вектору (к “eigenvector” – “собственному вектору”), соответствующему определенному значению (“eigenvalue” – “собственное значение”) конкретного измерения, которое производится в данный момент. Такой скачок принято называть коллапсом волновой функции, но лучше это описывать как проекцию вектора состояния на собственный вектор (eigenvector). Нельзя сказать определенно, какой собственный вектор спроецируется из вектора состояния при измерении. И в этом заключается недетерминированный характер измерения. Но мы можем просчитать вероятности этой проекции и проверить, повторяя и повторяя измерения. Каждый тип измерения (например измерение позиции или импульса) дает свой набор собственных состояний с собственными значениями. Собственные векторы своего типа измерения составляют систему координат. Так как система координат приписывается произвольно вектору состояния через тип выбранного измерения, то систему координат можно соотнести с точкой зрения. Здесь возникает важный вопрос для создания Единой теории: при каких условиях различные типы измерения обеспечат идентичную систему координат для пространства состояния? Квантовая физика отвечает, что каждому типу измерения соответствует оператор, который воздействует на вектор состояния и на пространство состояния, в котором находится вектор состояния. Сообщающиеся (связанные) операторы имеют ту же самую систему координат (тот же самый набор собственных векторов для пространства состояния, на котором они оперируют). Для Единой теории важно совпадение координат разных измерений и наличие сообщающихся операторов, у которых собственные векторы (eigenvector) являются полным набором синхронных собственных значений (eigenvalue) мира. Если два типа измерения представлены не сообщающимися операторами, то порядок, в котором делались измерения, повлияет на измерения.

Проблема измерения и неопределенности усугубляется тем, что измеряющие инструменты сами, в конечном счете, состоят из квантовых единиц и еще есть наблюдатель (оператор) за измеряющим прибором, который тоже влияет на измерение квантового объекта.

Сираг спрашивает: Кто же есть конечный наблюдатель? Есть ли это аппарат на столе физика? Глаза физика? Его мозг? Его сознание? (Sirag, 1997). Он анализирует позиции фон Неймана (von Neumann), Вигнера (Wigner) и Гейзенберга (Heisenberg) и приходит к выводу, что фон Нейман, по-видимому, считает, что лучшим выходом из положения является то, что сознание в конечном счете вызывает проекцию на собственный вектор. Если же принять интерпретацию Вигнера, то нелокальность вектора состояния предполагает, что сознание, которое проецирует этот вектор состояния, должно быть вселенским сознанием. Для Гейзенберга собственный вектор, по сути, относится к ментальному, так как собственный вектор описывает не состояние физического мира, а состояние наших знаний о физическом мире. Сираг сравнивает получившиеся цепочки наблюдателей, приборов и квантовых систем согласно фон Нейману и Вигнеру. В такой цепочке каждая появляющаяся квантовая система требует своего наблюдателя (или инструмент измерения), то есть и сам наблюдатель или инструмент измерения вместе с квантовым объектом наблюдения составляют новую квантовую систему. Получается как в матрешке: одна квантовая система входит в другую.

1. Цепочка фон Неймана.

Квантовый инструмент измерения 1 дает квантовую систему 1, которая измеряется, квантовым инструментом 2, отсюда Квантовый инструмент измерения 2 дает квантовую систему 2, которая измеряется квантовым инструментом 3, отсюда Квантовый инструмент измерения 3 дает квантовую систему 3, которая измеряется квантовым инструментом 4, отсюда Квантовая система 4 дает квантовый инструмент 4 и включает всю цепочку, начиная с первого квантового инструмента.

2. Цепочка Вигнера.

Квантовый инструмент измерения 1 дает квантовую систему 1, которая измеряется человеческим глазом Человеческий глаз дает квантовую система 2, которая измеряется человеческим мозгом Человеческий мозг дает квантовую систему 3, которая измеряется квантовой сознанием Сознание дает квантовую систему 4.

Кем же тогда измеряется квантовая система 4? Кто же конечный наблюдатель?

Вселенское сознание? Ответ на этот вопрос важен для создания Единой теории (Sirag, 1997).

3.6.7. Критика и сомнения.

Несмотря на то, что некоторые физики и нейроученые признают возможность использования квантовой физики для объяснения сознания и паранормальных явлений, другие отрицают такую возможность.

Ряд ученых считает, что паранормальных явлений вообще не существуют, именно поэтому физика не может изучать ту область, которая существует лишь в воображении некоторых людей (того, чего нельзя объяснить в физических категориях, в природе не существует). Однако есть многочисленные факты паранормальных явлений, которые достоверно подтверждены и используются.

Другие утверждают, что паранормальные явления существуют, но физика неспособна их объяснить, как впрочем, неспособна объяснить ни мышление, ни сознание. Это абсурдно даже пытаться искать ответ на эти вопросы в области физики.

Третьи верят, что только квантовая физика может объяснить ментальные свойства человека, включая паранормальные явления.

Четвертые полагают, что паранормальные явления существуют и возможно это нормальные явления для психики человека, и что квантовая физика хороша для объяснения, однако квантовая физика может дать только удобные принципы и концепты (аналогии), но она не может объяснить сути сознания или точный механизм появления мыслей или сознания у человека. Но здесь возникает вопрос:

Причем тут тогда физика?

Кроме проблемы признания существования паранормальных явлений и проблемы объяснения через квантовую физику ментальности человека, существует другой принципиальный вопрос:

- следует ли считать мозг и сознание (ментальность, духовность) как разные несводимые к одной субстанции? (дуализм) - можно ли мозг и сознание свести к чему-то третьему единому для того и другого?

(нейтральный монизм) - признать ли ментальность полностью зависящей от функционирующего мозга?

(материализм) - считать ли сознание как играющее первостепенную роль, а мозг – продукт сознания? (идеализм) В зависимости от ответа на предыдущие вопросы возникают следующие:

- (для дуалистов) каков механизм взаимодействия между мозгом и мышлением и есть ли нелокальное сознание?

- (для нейтральных монистов) признать что-то третье, например, нелокальное сознание (идеализм в нейтральном монизме) или физическую частицу в качестве чего-то третьего (материализм в нейтральном монизме)?

- (для идеалистов) как обосновать существование нелокального сознания в основе материального мира?

- (для материалистов) как объяснить ясное сознание при нефункционирующем мозге, например, в момент клинической смерти или воздействие мысли на нейрофизиологию мозга при материалистической установке, что нейронная активность мозга определяет сознание?

Применение квантовой физики ставит вопрос онтологии сознания и мозга на первый план, так как она имеет дело:

- с концептом наблюдения. Кто наблюдатель – мозг, сознание или нелокальное сознание, которое вмешивается в процесс измерения? Кто конечный наблюдатель?

- с концептом виртуальных фотонов и мозга как радара. Что это за радар нелокального сознания – мозг, ДНК, сердце или свое индивидуальное сознание (оно локальное в мозге или нелокальное?)? Виртуальные фотоны - это частицы электромагнитного поля мозга или локального сознания, заключенного в мозге человека? Нелокальное сознание использует виртуальные фотоны для связи с локальным/нелокальным сознанием или состоит из этих виртуальных фотонов?

То есть, прежде чем использовать квантовую физику, надо определиться с философской позицией по вопросу, так как интерпретация квантовой механики лежит не в плоскости физики как науки, а в плоскости философии.

Ниже приводятся противоречивые мнения на возможность применения квантовой физики для объяснения сознания.

1. Невозможность применения квантовой физики для объяснения работы мозга.

Андрей Богданов, физик: работа мозга описывается электродинамикой, а не квантовой механикой. Процессы в мозгу носят более детерминированный, нежели вероятностный характер. Измерения электрических и химических процессов для сложной системы носит статистический характер, но природа самих процессов детерминирована. Квантовая механика и ее аппарат работают для небольшого числа частиц или большого, но в одинаковых условиях. Системами из большого числа частей занимаются другие науки – синергетика, динамика, термодинамика. Мозг сложная динамическая система, состоящая примерно из 10 в 11 степени (100 000 000) нейронов и других клеток. Они связаны между собой сотнями химических и электрических связей. Уже в системе из двух частиц возможна организация колебательного процесса, а четыре частицы способны запоминать состояние. А что уж говорить о мозге. Просто количество переходит в качество. Квантовая механика такие задачи решать не способна. Эффект Зенона – тонкое явление, с трудом воспроизводимое в лаборатории. Оно не наблюдается в природе как обычное явление.

2. Квантовая физика может помочь концептуально, но не может показать конкретный механизм перехода нелокального сознания или механизм связи мозга и сознания.

Тот, кто все же использует квантовую физику в своем объяснении, тот делает это с оговорками. Скорее используются принципы квантовой физики, как удобная научная база для объяснения.

Менский критикует попытки некоторых физиков, которые поняли важную роль сознания в квантовой теории измерения, искать решение вопроса в привычном для физиков направлении: описывать свойства той материальной субстанции, которая порождает сознание, то есть мозг (Менский, 2005). Серьезные надежды возлагались на теорию декогеренции 105. Запутывание двух квантовых систем ведет к декогеренции каждой из них. Но вскоре поняли, что не получается, и сознание следует описывать феноменологически как некое явление, что нельзя вывести из известных свойств квантовой материи. А если феноменологически, то может быть только гипотеза.

Ломмель считает, что квантовая физика не может объяснить происхождение сознания, но нелокальное сознание, действительно, имеет много общего с широко признанными концептами квантовой физики (Lommel, 2010). Квантовая физика может помочь концептуально понять переход от сознания в нелокальном пространстве к воплощенному бодрствующему сознанию в нашем физическом видимом мире, но сам процесс перехода никто не знает и возможно не узнает никогда. Только физические аспекты бодрствующего сознания можно увидеть и Декогеренции (decoherence) - это процесс нарушения связи, вызываемый взаимодействием квантовомеханической системы с окружающей средой посредством необратимого, с точки зрения термодинамики, процесса. Причем у самой системы появляются классические черты, которые соответствуют информации, имеющейся в окружающей среде. То есть система смешивается или запутывается с окружающей средой. Для борьбы с декогеренцией разрабатываются различные методы изоляции квантовой системы, включая использование крайне низких температур, высокого вакуума и т.д.

зарегистрировать (работа мозга). Но можно понять и признать существование чего то, что мы не видим невооруженным глазом по релевантным явлениям (как атом, гравитация, электричество). Это понимание происходит в сознании, а не за счет чувственного восприятия.

Интересно, что при квантовом подходе описание сознания логически ставит под сомнение современные теории о происхождении человека и акцентирует роль свободной воли.

Если рассматривать ионы в мозге как объекты квантовой физики, то нужна квантовая физика для описания работы мозга. А если квантовая физика управляет мозгом, то мы можем избавиться от детерминизма. Ведь выбор человека будет подразумевать эффект Зенона: на то, что человек обратит свое внимание и мышление, то и произойдет в конечном счете. Произойдет волновой квантовый коллапс благодаря сознательному выбору человека и будет зафиксирована одна альтернатива в сознании человека.

Если к этому прибавить гипотезу, что все материальные объекты выделяют фотоны, и сознание - это виртуальные фотоны, то мозг изначально выделял фотоны и имел сознание. Поэтому сознание было сразу у человека, а не появилось в результате эволюции нейрональных сетей мозга (т.е. не Дарвинское объяснение).

Согласно квантовой физике наблюдаемый квантовый объект принимает измененное состояние благодаря наблюдателю. Если мозг – квантовая система (ионы приводят в действие синапсы), то если вы сфокусируете свое внимание на какой-то идее, то мозг удерживает определенный паттерн активированных нейрональных сетей с соответствующими синапсами. Идея не разлагается, если вы ее не игнорируете, она взаимодействует с мозгом. Удержание идеи – зависит от вашего решения. Это то же самое, как если бы физик решил продолжать наблюдать за квантовым объектом и поэтому находился в постоянном взаимодействии с этим объектом.

Подход эпигенетики 106 к внутренним процессам развития организма существенно отличается от эволюционизма Дарвина, в котором, независимо от окружающих факторов, только естественная селекция и случайный вариант играют решающую роль. Сложность систем и ДНК, как считает Ломмель, вряд ли можно объяснить случайным происхождением. Он цитирует насмешливое высказывание биолога и зоолога 19 века Эдвина Гранта Конклина (Edwin Grant Conklin) о том, что “вероятность возникновения жизни в результате какого-то случайного происшествия сравнима с вероятностью возникновения полного словаря в результате взрыва в типографии” 107 (Lommel, 2010: 288).

3. Использование квантовой физики для объяснения сознания и паранормальных явлений – абсурдно. Квантовая физика никогда не сможет объяснить такие явления, поэтому все попытки обречены на неудачу.

Джон Белофф (John Beloff) утверждает, что паранормальные явления существуют, но считает, что объяснение паранормальных явлений на основе физики, просто Эпигенетика изучает изменение экспрессии генов или фенотипа клетки, вызванного механизмами, не затрагивающими изменение последовательности ДНК.

“The probability of life originating from accident is comparable to the probability of the unabridged dictionary resulting from an explosion in a printing shop.” невозможно и абсурдно и нужно сразу отказаться от него (Beloff, 1990a;

Beloff, 1990b;

Beloff, 1980;

Beloff, 1988).

Физическое объяснение использует физические термины и категории: пространство, время, массу, энергию и т.д., плюс логико-математическое оформление и измерение.

Если же явление понимается на интуитивном уровне как субъективное и не измеряется в физических категориях, то оно не для физики, как считает Белофф (Beloff, 1990a;

Beloff, 1980). Объяснение, которое не использует явно законы или уравнения физики и конкретные физические формы, носит абстрактный характер, так как оно просто описывает другими словами (заимствованными из физики) происходящее в удобных схемах и диаграммах, как якобы относящиеся к физике.

Если ментальные операции мозга обсуждаются в терминах информационной теории, это не означает, что мышление основывается на законах физики (Beloff, 1990a). Выполнение же компьютером ряда “ментальных функций” действительно основываются на физических законах и информационной теории. Информационная теория – часть прикладной математики и ничего не говорит нам о механизмах работы мозга и сознания (Beloff, 1990a).

Белофф справедливо отмечает следующие главные недочеты коммуникационных теорий (мозг – это радар для улавливания нелокального сознания) и теорий наблюдения (сознание наблюдателя влияет на результаты измерения):

- коммуникационная теория не объясняет главного: как расшифровывается информация, то есть, как например при телепатии, второй человек получает те же самые образы и мысли, которые ему посылает на расстоянии первый человек;

- теория наблюдения вводит косвенно ментальные концепты, что дисквалифицирует ее как физическую теорию (Beloff, 1990a).

Коммуникационные теории предполагают какое-то излучение и какую-то силу, с помощью которой мысли от одного человека передаются другому, но они не объясняют, как происходит расшифровка мысли вторым человеком. Ведь телепатия не утверждает, что мы можем общаться только с теми, которые знают наш язык.

Передаются определенные значения. Белофф считает, что нельзя родиться со знанием английского языка, как и со знанием специального шифровального языка телепатии. Как и где человек учится этому языку? Даже передача просто картинки должна каким-то образом кодироваться согласно физике, и другой должен знать этот код для расшифровки. И как различить сигнал среди сопутствующего фонового шума при передаче?

Считается, что мысли оставляют следы в мозге (определенный дизайн активации нейронов при определенной мысли), но каждый мозг уникален, и мысль о знакомом нам обоим человеке, будет иметь разный отпечаток нейронов в двух разных мозгах (это зависит от предыдущих эмоций, связанных с этим человеком, от повторения связи, от общего жизненного опыта, наследственности и так далее). Значит нейронный паттерн мысли об этом человеке в мозге у телепатирующего человека не может активизировать такой же паттерн нейронных сетей у принимающего так, чтобы он расшифровывался как знакомый им обоим. Когда двое смотрят на одного и того же знакомого им человека у них работают разные паттерны нейронной связи, не говоря о ком-то незнакомом. Помимо всего этого, пластичность мозга постоянно изменяет паттерн нейронной активности под влиянием эмоций, знаний об этом человеке или новой эпизодической памяти, и не может быть один и тот же постоянный паттерн нейронных связей, как реакция на одного и того же человека или вещи в мозгу у человека. Не может семантический контент мысли иметь постоянный определенный паттерн нейронных связей у одного и того же человека, как и не может быть соответствия в мозге один к одному - мысль и паттерн нейронной активности для всех людей.

Белофф считает, что идея сканирования мозга машиной для получения знания обо всех мыслях в голове у сканируемого – это ошибочное представление о работе мозга человека. Обсуждают разные темы вокруг радара (расстояние, время), но не обсуждают самого главного - декодирования мысли принимающим. Белофф критически замечает, что многие физики несколько лет делают эксперименты, а потом заявляют, что электромагнетизм не может объяснить экстрасенсорных явлений.

Белофф напоминает, что еще Прайс (Price) говорил о логической ошибке коммуникационных теорий. Мы можем заменить электромагнетизм на термодинамическую радиацию, на лучи частиц нейтрино, тахионов, гравитации, позитронов и т.д., но все равно столкнемся с проблемой дешифровки мыслей.

Белофф говорит: “Если мы взяли ложный след, мы все равно не найдем то, что ищем, что бы мы для этого ни использовали” 108 (Beloff, 1990a).

Что касается теорий наблюдения, Белофф считает, что они вводят косвенно ментальные концепты, что дисквалифицирует их как физические теории. Некоторые физикалисты перешли на теории наблюдения в объяснении парапсихологических явлений. В этих теориях не говорится о переносе мыслей от одного человека к другому. Вместо этого эффект парапсихологического состояния происходит мгновенно, как только наблюдатель входит в эту ситуацию. Отправной точкой служит предположение согласно квантовой физике, что любая система, включающая какую-то степень квантовой неопределенности, остается неопределенной до того, как наблюдение или измерение не производится на этой системе. Далее выдвигается предположение, что существуют некоторые наблюдатели, называемые пси (psi) источниками, которые не только определяют состояние системы, но могут и изменить ее в желаемом направлении. Например, в случае психокинеза используют генератор случайных чисел (RNG), т.е. алгоритм, генерирующий последовательность чисел, где элементы почти независимы друг от друга. 109 В зависимости от силы пси-источника может быть отклонение от базовой линии. Некоторые случайности могут иметь свой алгоритм, т.е. существуют определенные алгоритмы, генерирующие последовательность чисел, которая теоретически не может быть статистически случайной. Применение этих теорий не ограничивается психокинезом, они применяются и к экстрасенсорному восприятию.

Количественные измерения обычно производятся с помощью RNG. Но мы не можем ограничиться такими искусственными рамками в изучении парапсихологии. Как же “If we are barking up the wrong tree then we shall not find what we are looking for no matter what kind of ladders we use.” Генератор случайных чисел (random number generator) (сокращенно - RNG) - это вычислительный инструмент, созданный для выработки последовательности чисел или символов, которые не имеют какой-либо модели, то есть появляются случайно.

интерпретировать качественную сторону пси-эффектов и более широкий круг явлений, таких как психическая фотография, психическое лечение, телепортация и т.д.? Каждое из этих явлений подразумевает либо бессознательное действие (со скрытой от самого себя намеренностью), либо сознательное намерение человека. Но такие намерения нельзя дифференцировать в количественных терминах.

Исследователь, использующий теорию наблюдения, вынужден в этом случае либо отказаться от теории, либо забыть о качественной стороне (что собственно только и важно для реального опыта).

Что критически важно в этих теориях – это момент когда мы осознаем результат.

Белоффа беспокоит полноценность логики теорий наблюдения и причинная петля во времени. Получается, что причина моего числа выше случайного в тестах психокинеза или экстрасенсорного восприятия – это факт того, что я наблюдал потом, что я набрал число выше случайного.

Сначала набрал число, а потом путем наблюдения (увидел это число) понял, что набрал. В таком случае мое наблюдение не участвовало в первоначальном наборе числа, т.е. в квантовом измерении. А такое участие наблюдателя (его сознания) в квантовом измерении необходимо. Получается, что данный человек угадал правильно в данной попытке как пси-источник (и одновременно “квантовый” наблюдатель), так как потом нашел (как наблюдатель этого результата), что он угадал правильно.

Белофф задает вопрос: если позабыть все логические неурядицы в теориях наблюдения, то возникает другой вопрос, принадлежат ли они к области физики?

Эти теории о пси-явлениях подразумевают человека, то есть квантовые теории применяются к сознанию и воле. Если в квантовой системе задействован человек, как наблюдатель, то тогда критически важно понять, что важнее при взаимодействии с квантовым объектом - мозг или мышление? В теориях наблюдения, как и в коммуникационных теориях, присутствует одинаковая проблема: это невозможность специфицировать в физических терминах состояние мозга. Определение состояния мозга, когда человек ожидает хороших результатов, например, будет ускользать от нас, так как такое состояние никогда не будет одинаковым у двух индивидуумов или в двух разных случаях у одного и того же человека.

3.7. Заключение.

Мы верим во всемогущую роль науки и техники, в то, что наука все может объяснить со временем. Почему же до сих пор, несмотря на огромный прогресс в медицине и физике, нет убедительного объяснения, как появляются мысли и что такое сознание? Почему спор материалистов и дуалистов по этому вопросу идет с незапамятных времен и ему, кажется, не видно конца? Многие нейроученые начинают исследования на позиции материалистической школы, принятой в современном обществе, т.е. физикализме (все физические явления можно объяснить в рамках физики). Однако с накоплением опыта и фактов, эти первоклассные специалисты-практики и нейроученые вдруг отказываются от распространенной и академически уважаемой материалистической точки зрения на мозг и мышление.

Что заставляет их отказаться от своей юношеской точки зрения, внушенной им в годы учебы?

Свидетельство духовного опыта при клинической смерти и другие паранормальные явления явно противоречат предположению, что сознание всецело зависит от работы мозга. Материал, собранный по верифицированному духовному опыту при клинической смерти является, по сути, революционным. Духовный опыт подтверждается объективно: оживший человек рассказывает о материальном мире то, что он не мог узнать с помощью чувственного восприятия, пока был на операционном столе.

А это означает полный переворот не только в философии и медицине, но и во всех социальных дисциплинах. Это означает переосмысление наших приоритетов во всех областях нашей жизни и в развитии общества.

Непонятно, что важнее в этом случае для нас живых: открытие того, что сознания может таким образом функционировать, или те идеи, которые приносят с собой люди, испытавшие духовный опыт при клинической смерти, при возвращении? А это новые мысли о смысле жизни, об истинных ценностях. Они говорят, что цель человечества не экономическая конкуренция, не наращивание военного потенциала, не строительство церквей и мечетей, не отстаивание национальной независимости или какого-то политического строя, а развитие способности любить и приобретать знания. Они описывают другой мир. Это мир любви, уважения, справедливости, понимания, поддержки, где невозможно лгать, где можно все время узнавать что-то интересное и новое, где “светло” и “тепло” от любви и доброты. Я не думаю, что можно найти хотя бы одного человека, кто не захотел жить в таком мире.

Их слова – это призыв к стиранию расовых, национальных, религиозных и политических границ. Человек универсален в своих желаниях, как бы его духовную суть не пытались исказить рамки расовых, национальных, религиозных и политических ограничений.

И здесь возникает логичный вопрос: “А почему мы, собственно, живем в таком плохом и мрачном мире здесь на Земле? Кто нас заставляет? Не пора бы сесть и подумать, что надо сделать, чтобы изменить этот мир?” Ведь такой духовный опыт за 2-5 минут переворачивает всю предшествующую внушенную людям идеологию. Они перестают быть зависимыми от национальных политических и религиозных взглядов. И все, как один, хотят одного и того же того, что увидели там.

А это может быть по двум причинам:

(1) они не знали, что такое бывает и поняли, что только так и нужно жить, чтобы люди были счастливы;

(2) они всегда подсознательно знали, что такое бывает и всегда стремились к этому, это было в них заложено с колыбели, поэтому все социальные конфликты строятся на человеческой фрустрации: люди никак не могут получить желаемого в этом мире, то есть того, что описывают “пришельцы с того света”.

Вывод: следует, очевидно, поменять “пакет ценностей” и переориентироваться на более мудрую и гуманную общественную политику с приоритетом на духовные ценности.

Физический мир, который мы видим, – это не единственная существующая реальность в мире. И то, что существует некая другая реальность, не противоречит науке, а просто требует других средств изучения. И хотя еще нет научного инструмента, чтобы изучать само сознание, можно изучать мозг и взаимодействие между “непознаваемым” сознанием и “познаваемым” мозгом. Изучать мозг вместо сознания – это скорее похоже на изучение произведения искусств по найденным слепкам. Но и слепки могут дать интересную информацию и какое-то представление о произведении искусства.

Паранормальные явления и духовный опыт при клинической смерти наводят на мысль, что есть какое-то нелокальное и возможно бесконечное сознание, то есть другая невидимая реальность. Я думаю, что многие обладают паранормальными способностями, просто не представился случай их обнаружить или не возникло желание. Так что, в принципе, паранормальные явления – это, на самом деле, вполне нормальные явления, но они представляют другую реальность. Биологическая природа сдерживает наши паранормальные духовные возможности. Представьте себе, что все могут телепатически общаться и знают, что у другого на уме или видят вещие сны каждый день или могут управлять чужой ментальностью. Человек, как биологическая индивидуальность, я думаю, не сохранился бы. Поэтому, вероятно, разумная природа и блокирует паранормальные духовные возможности человека.

Но все же любопытно узнать, какими духовными возможностями человек наделен, о которых он и не подозревает, и каков в действительности реальный мир, на который он смотрит и не видит?

Квантовая физика без сомнения дает интересные принципы рассмотрения действительности. С точки зрения методики, квантовая физика способна обогатить арсенал исследователя в разных областях знания. Она хотя бы концептуально позволяет рассуждать о сознании. Однако ни использование концептов или лексики физики не объясняет самого главного - механизма перехода работы нейронов в мысль или мысли в работу нейронов, как именно это происходит? Не рассматривается вопрос декодирования, например при телепатии, что присуще физической передаче звука и изображения.

Нематериальная мысль вдруг организует нейрональные паттерны в мозгу, и вдруг возникает абстрактное мышление, и вдруг человек начинает решать моральные дилеммы. Каков механизм, лежащий в основе всего этого? Согласно материалистическому представлению за все отвечают нейроны мозга, и мысль возникает на их основе. Отсюда логично предположить, что могут быть моральные и антиморальные нейроны, которые вызовут соответствующие моральные и антиморальные мысли. Так все-таки человек решает моральные дилеммы или его нейроны в мозгу?

Нейроны выполняют свою биологическую роль по координации организма и реакции на окружающую среду – тепло, холодно, организм хочет есть и т.д. Они не имеют ни любопытства, ни склонности к философствованию или решению моральных дилемм. Познание, любопытство, философствование никогда не входило в задачи биологического организма. Нейроны мозга не могут решать такой задачи.

Это сознание человека обременяет нейроны передавать его решение всему биологическому организму, например: закаляться и нырять в неприятную ледяную воду или сидеть на диете, даже если хочется есть и т.д.

Я думаю, что чем раньше наука, изучающая мозг и сознание, перестанет “перегибать палку”, насильно привязывая материалистическую платформу к тому, к чему ее нельзя привязать в принципе, тем скорее пойдет процесс изучения сознания и мозга.

Глава IV ЛЕЧЕНИЕ БЕЗ ЛЕКАРСТВ: МЕНТАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ “Наверное, если бы к этой ситуации можно было подобрать девиз, он был бы: “Хочу мыслить!!!” Самосохранение мозга идет, по-видимому, и путем использования этого механизма” (Бехтерева, 2008: 89).

4. Движение и спорт, даже просто ходьба, помогают организму функционировать лучше, изменяя нейрохимию мозга и активацию определенных участков коры и лимбических структур, что ведет к спокойному эмоциональному состоянию и психическому балансу.

Однако в данной главе я опускаю исследования, посвященные воздействию спорта на мозг, и сосредоточусь на чисто ментальной деятельности.

“Хочу мыслить!” – говорит мозг и всячески пытается себя сохранить через познавательное, творческое, сравнительно-критическое и моральное мышление.

Само мышление превращается в мощное лекарство и спасает мозг и организм человека от психических и физических болезней.

Если человек научится пользоваться своей ментальной силой и освоит ментальные практики, то ему не понадобятся никакие дорогостоящие лекарства с побочным негативным эффектом, потому что биологическое здоровье почти полностью управляется мышлением. Глава начинается с продолжения истории, случившейся с реально существующим человеком под вымышленным именем Анастасии Павловны Ивановой (болезнь и ментальное самолечение) (4.1), а также рассматриваются следующие вопросы:

(4.2) творчество как психологический процесс, (4.2.1) каково влияние творческого процесса на сам мозг? (4.2.2) как проходит творческий процесс в мозге? (4.2.3) каковы свойства творческого мозга? (4.2.4) как можно помочь мозгу быть творческим? (4.2.5) каково влияние творческого процесса в мозге на здоровье человека? (4.2.6) принципы арт-терапии, (4.2.7) нейрохимия при арт-терапии, (4.2.8) пути зрительного восприятия в мозге, (4.2.9) восприятие и изображение лица в арт-терапии, (4.2.10) случай лечения онкологического заболевания с помощью арт терапии, (4.2.11) случай лечения посттравматического стресса с помощью арт-терапии, (4.2.12) лечение болезни Альцгеймера с помощью арт-терапии, (4.2.13) лечение болезни дефицита внимания с помощью арт-терапии, (4.2.14) собственный творческий опыт автора, (4.3) религиозный опыт как психологический процесс, (4.3.1) пути усиления религиозного и мистического опыта, (4.3.2) из истории философии религии, (4.3.3) ментальное целительство и религия, (4.3.4) нейронаучные исследования, связанные с религиозностью, (4.3.5) отношение официальной религии к духовному опыту людей во время клинической смерти, (4.3.6) собственный религиозный опыт автора, (4.4) другие практики ментального лечения, (4.4.1) эффект плацебо, (4.4.2) когнитивная терапия, (4.4.3) направленное воображение, (4.4.4) медитация, (4.4.5) работа мозга при гипнозе и медитации, (4.4.6) телепатический гипноз, (4.4.7) собственный опыт автора в области медитации и гипноза.

Материал этой главы частично основывается на моих статьях, опубликованных ранее (Сланевская, 2010a;

Сланевская, 2010b).

4.1. Продолжение истории Анастасии Павловны (болезнь и ментальное самолечение).

“Почему мысль и слова сильнее поражают человека, чем физический удар? Так как физический удар поражает только тело, а слово и мысль поражают тело, душу и дух, то есть проникают во все «пласты» человека” (Шелковая, 2002).

Анастасия Павловна Иванова, лектор одного из ведущих вузов страны, уже второй месяц не могла спать. Каждый раз где-то примерно в 3 часа ночи она пробуждалась от ночных кошмаров, которые казались ей такими реальными, что ночные переживания полностью опустошали ее на первую половину дня. Вечером очень хотелось спать, но как только она ложилась, сонное состояние куда-то пропадало, и она мысленно возвращалась к разговору с деканом, проректором, иностранным партнером, перебирала в уме, что нужно еще сделать для конференции, где найти помощь, как убедить несогласных и т.д. Потом пила валерьянку и засыпала. Но в часа ночи просыпалась в холодном поту, включала свет, смотрела по сторонам и с облегчением понимала, что это был всего лишь кошмарный сон. Затем она вставала, шла на кухню, опять пила валерьянку и досыпала еще три часа с новой порцией кошмаров, но уже менее страшной.

Через месяц с начала мучений по ночам, она, правда, изобрела один способ, который помогал ей контролировать ночные кошмары, но ей удавалось делать это через день. Для этого до 3 часов ночи она смотрела телевизор, причем фильмы с погонями, драками, убийствами. Самым любимым героем для нее стал китайский актер Джеки Чан. Он так быстро прыгал и бегал, двигался на экране не останавливаясь, что она не успевала следить за ним глазами, не говоря уже о каких то других посторонних мыслях, и, потом, все фильмы с его участием хорошо заканчивались. Она чувствовала себя посвежевшей, как будто хорошо поспала, затем, когда уже было 3 часа ночи, она шла в кровать, и наступал настоящий сон на три часа и без кошмаров, вообще без сновидений, а утром опять на работу. Она не могла понять, почему после 6 часового просмотра бегающих, стреляющих и дерущихся актеров, она была в более нормальном и отдохнувшем состоянии, чем часов назад, и почему три часа без кошмаров давали ей лучшее самочувствие, чем часов сна с кошмарами. Раньше она всегда презрительно относилась к тем, которые тратили время на глупые фильмы, а теперь сама смотрела по 6-8 часов по ночам, переключая телевизор с одного канала на другой и выбирая самых бегающих и прыгающих актеров.

После той встречи с подругой она попробовала начать медитировать, но как только расслаблялась, то умственная жвачка захватывала ее мозг. Медитировать не получалось. Она пыталась утром, пыталась вечером, но все равно всё в итоге заканчивалось разговором в уме о предстоящей конференции с деканом или проректором.

Она всё купила для рисования, но не было времени развернуть холст, достать краски и погрузиться в иной мир. Для этого бы потребовалось несколько часов подряд.

“Скоро летние каникулы, будет больше времени, и я займусь рисованием и медитацией”, - думала Анастасия Павловна.

Единственное, что получалось, так это посещение церквей. Если она оказывалась рядом с какой-то церковью, то она обязательно заходила, а иногда и не в одну.

Становилось спокойнее и умиротвореннее. Мягкий полумрак, любимый запах свечей, тихий шепот молитвы у какой-нибудь иконы, и она сама в полной защищенности от несправедливости и грязи внешнего мира. У нее появились любимые иконы, которые, действительно, иногда отвечали на ее вопросы. Та студентка говорила правду, некоторые иконы отвечают, но не все. “Как странно, как такое возможно?” - думала Анастасия Павловна, она ведь тогда не поверила своей студентке. Она вообще тогда не поверила бы никому, что будет когда-нибудь просматривать глупые фильмы по 6-8 часов по ночам. “Как же все-таки некоторые события могут кардинально изменить всю жизнь: то, что презирала, будешь делать сама, а в то, что не верила, будешь исступленно верить, и, наоборот, в то, что незыблемо верила и ценила, навсегда утратишь. Но все-таки душа существует, и есть что-то такое, что помогает тебе, если ты прав”, - думала Анастасия Павловна.

Она не собиралась сдаваться в своей борьбе с деканом, она собиралась отстаивать справедливость и надеялась на Высшие Силы.

Однако поход в церковь заряжал ее позитивной энергией только на 6-8 часов, так как события в университете развивались с каждым днем в худшую сторону.

Иностранный партнер, наконец, послал декану просьбу поторопиться с приглашениями для оформления виз. Семестр подходил к концу, и преподаватели, участники конференции, разъезжались в отпуска, а конференция была в самом начале осени, поэтому нужно было решить все вопросы сейчас до отпуска. Три дня спустя после электронного письма иностранного партнера декану, Анастасия Павловна вдруг получила от иностранного партнера недоумевающий вопрос и копию ответа декана. Декан обвинял ее в том, что она плохо работает по подготовке к конференции, она - неопытный организатор, поэтому приглашения не готовы, и конференция может сорваться. Это был поистине удар для Анастасии Павловны.

Какая ложь! Какая беспросветная наглость! Облить грязью ни за что, ни про что!

Обвинить ее в том, что она ленивая и недобросовестная, потому что он сам заблокировал выдачу приглашений? А она так верила ему когда-то, чуть ли не боготворила. Он казался ей таким хорошим и умным деканом, когда выступал на общих собраниях. Это письмо было поистине глубоким потрясением для Анастасии Павловны. Никогда прежде она не сталкивалась с прямой клеветой. Рассеялись последние надежды, что декан все-таки порядочный человек, и что просто возникло какое-то недопонимание между ними. Столько лет она глубоко заблуждалась и наивно верила в него!

Иностранный партнер послал второе письмо декану со скрытой копией на ее адрес, в котором просил декана оказать ей достаточную административную поддержку для организации такой большой конференции. Он и не предполагал, что она работала одна по подготовке к конференции. Однако ничего не изменилось ни через неделю, ни через две.

Теперь, когда она приходила в церковь, она не могла молиться, ее сбивала мысль о наказании. Такие люди, как ее декан, должны быть наказаны Богом, если есть справедливость на свете. И когда она стояла перед иконой, умиротворенность перемешивалась с гневным желанием, чтобы Бог наказал всех университетских подлых людей, с которыми она столкнулась в ходе подготовки к конференции.

Умственная жвачка стала вторгаться и в помещение церкви. Иногда, выходя из церкви, Анастасия Павловна думала: “Надо либо смириться, поверив, что Бог знает, что делает, но тогда лучше переехать жить в церковь и ничего не видеть вокруг, кроме икон, либо бороться за справедливость, если ты живешь за ее пределами.

Других вариантов нет”.

Несмотря на понимание ситуации, в которой она оказалась, признаков надвигающейся депрессии и ожидаемых будущих репрессий со стороны декана, Анастасия Павловна продолжала скрупулезно выверять переводы резюме выступлений, переписываться со всеми зарубежными участниками, одним словом, готовить конференцию. То есть она вела себя, как ни в чем не бывало, точно так, как было в том вещем сне с грязной водой в университетском коридоре.

4.2.1. Творчество как психологический процесс.

Непревзойденным автором книг о психологии творческого процесса является Михай Чиксентмихайи (Mihaly Csikszentmihalyi), 111 известный своими исследованиями в области креативности, позитивной психологии и новой психологической теории об особом потоковом состоянии. Чиксентмихайи - один из наиболее широко цитируемых психологов современности в этой области. Невозможно пройти мимо его идей, говоря о творчестве и о влиянии творчества на человека. Ниже идут некоторые из его положений (Csikszentmihalyi, 1997), дополненные идеями выдающего русского нейроученого Н.П. Бехтеревой (Бехтерева, 2008).


(1) Важность творчества для человечества.

Творчество является центральным источником смысла жизни по нескольким причинам. Большинство из того, что наиболее интересно и важно для человечества – это результат его творчества.

(2) Творчество отличает человека от животного.

Мы имеем около 98% биологического общего с обезьяной, но отличаемся своей духовной жизнью: языком, ценностями, художественным выражением, научным пониманием и изобретением технологий. Все это результат нашего творчества. Без творчества человек вряд ли бы отличался от обезьяны.

(3) Расцвет творческой активности требует соответствующего общественного экономического и политического уровня.

Творчество – это нечто новое, что ломает традиции. Общество должно быть готовым к этому. Для того, чтобы творчество процветало в стране, творчество Михай Чиксентмихайи (Mihaly Csikszentmihalyi) родился в 1934 году в семье венгерского консула, в городе Риека (Rijeka), Хорватия. Фамилия имеет венгерское происхождение. Семья эмигрировала в Италию, а Михай Чиксентмихайи позднее эмигрировал в США, где получил образование, стал профессором психологии и деканом Чикагского университета. Чиксентмихайи представитель позитивной психологии, прославился книгой “Flow: The Psychology of Optimal Experience”, переведенной на 30 языков, в русском переводе издалась как “Поток. Психология оптимального переживания”. Согласно его теории о потоке, люди наиболее счастливы, если пребывают в особом потоковом состоянии, напоминающим Дзен-состояние - полного единения с деятельностью и ситуацией, что характеризуется свободой, радостью, чувством полного удовлетворения и мастерства.

человека должно признаваться (должна существовать экспертная система), награждаться (общество должно быть достаточно богатым) и передаваться через процесс обучения (должна быть хорошая образовательная система).

История показывает, что только там наблюдается творческий расцвет, где соблюдаются эти условия. Например, центры творчества, такие как Греция в 5 веке до н. э., Флоренция в 15 веке, Париж в 19 веке, Нью-Йорк в 20 веке – были богатыми и космополитическими. Богатство позволяло людям учиться и экспериментировать.

Преимущество всегда имеют центры пересечения различных культур, где верования, стили жизни, разного типа знания смешиваются и позволяют человеку легче увидеть новые комбинации идей. В культурах, которые однородны, закованы в традиции и негибкие, требуется больше усилий, чтобы изобрести что-то новое или мыслить иначе. Творческий расцвет легче достигается в тех местах, где требуется меньше затрат для восприятия новых идей.

Существующая тенденция к узкой специализации вряд ли хороша для подпитки креативных идей. Творчество часто требует пересечения границ разных областей знаний.

Считается, что творчество - это своеобразная ментальная активность (или прозрение), происходящая в головах отдельных людей. Но это понимание неправильное. Творчество происходит не в голове отдельного человека, а во взаимодействии между человеческими мыслями и социокультурным контекстом.

Это, скорее, систематическое, чем индивидуальное явление (Csikszentmihalyi, 1997).

Нейроученый Бехтерева также обращает внимание на создание нужной социальной обстановки для развития творческой инициативы: “Если бы люди были здоровы и, скажем так, оказывались бы менее часто подавлены или перевозбуждены домашними, национальными, государственными и глобальными проблемами, творческий потенциал человечества значительно увеличился бы”, “кстати, фактором, наиболее часто и существенно влияющим на состояние мозга здорового человека, являются эмоции” (Бехтерева, 2008:183). В оптимальных условиях эмоции обеспечиваются небольшим количеством мозговых зон, и именно там происходит сдвиг сверхмедленных процессов, меняющих свойства этих зон. Если эмоции очень интенсивные или длительные, то сверхмедленные физиологические процессы распространяются на большие области мозга, и творчество затруднено или наблюдается вопреки обстоятельствам.

(4) Специфическое поведение творческого человека.

Из-за того, что внимание не может распространяться сразу на несколько областей, творческие люди берегут свое внимание исключительно для своего творчества и, поэтому у них возникают конфликты и недопонимание со стороны окружающих.

Часто творческих людей обвиняют в высокомерии, эгоизме, жестокости. Надо помнить, что это не черты характера творческого человека, а это черты, приписываемые ему окружающими. Требования, которые налагает на творческих людей сам процесс творчества, неизбежно заставляют экономить время для творчества, что кажется эгоистичным и бесчувственным для других (Csikszentmihalyi, 1997).

Для творчества требуется спокойное место работы, чтобы никто и ничто не прерывали ход мышления.

Творческие люди знают, когда у них самые плодотворные часы работы и стараются работать именно в это время. Сбор материала и обдумывание лучше делать в изолированной от проблем обстановке. Затем идет инкубационный период, когда другая обстановка, возможно, позволит подсознанию сделать связи, которые бы человек не сделал, если бы продолжал линейное логическое мышление. Возникают неожиданные ассоциации и озарения. Затем для заключительной работы и рациональной обработки материала лучше знакомая атмосфера и спокойное состояние.

Чиксентмихайи взял множество интервью у знаменитых соотечественников творческих личностей, проанализировал биографии многих известных людей в области науки и пришел к выводу, что ощущение маргинальности у подростков и часы одиночества способствуют самостоятельному мышлению. Тот ребенок, кто избегает часов одиночества, тот не сможет стать креативным. Однако желательна чья-то поддержка и вера в талант (родитель, учитель). Часто семьи с одним родителем, создают такие условия для развития креативности. Чувство маргинальности не дает многим талантливым людям принять обычные ортодоксальные взгляды.

Иногда говорят, что психика творческих людей - художников, поэтов - нестабильна, и многие заканчивают жизнь самоубийством. Если некоторые поэты и драматурги закончили жизнь самоубийством, то еще неизвестно, сделали ли они это из-за творческого процесса или из-за разочарования социальной системой, в которой нет потребности в их творчестве, и где только один из десяти может достичь известности, и его творчество не будет проигнорировано обществом.

Черты, которые указывают на сложность натуры ребенка, часто указывают на потенциал креативности. Ребенок должен выносить одиночество, для него это как инкубационный период. Но ребенок не должен быть слишком робким, так как нужна определенная напористость, чтобы провести свое открытие в жизнь, когда он станет взрослым. Ребенка нужно учить делать самостоятельные выводы, самостоятельно анализировать и подвергать сомнению то, что он читает, или что ему говорят. Это приведет к привычке видеть и решать проблему. Дети, из которых вырастают гениальные ученые, как правило, показывают большое любопытство и хотят овладеть системой символики. Для того чтобы овладеть ею, им надо иметь возможность получить соответствующее образование (Csikszentmihalyi, 1997).

Бехтерева считает, что существует талант (природная одаренность) и есть “воспитанный суррогат” (воспитанный в процессе обучения). Талант требует самовыражения, его трудно затормозить, он как бы живет своей жизнью, одновременно зависит и не зависит от носителя таланта. Такая одаренность требует не только самовыражения, но и постоянного труда, что может привести к “самосожжению”, “самоистреблению” (Бехтерева, 2008: 41). Это особенно характерно для вершины одаренности – гениальности. Баланс эмоций творца – “разумная гордость и стойкость” – важные условия для полной реализации таланта (Бехтерева, 2008: 41).

(5) Важность изучения такого явления как творчество.

Изучение творческого процесса важно, так как это дает возможность узнать, как мы можем сделать нашу жизнь более счастливой, наполненной и продуктивной. Нам нужна позитивная цель, чтобы продолжать жить. Творчество и есть та позитивная цель. Это наиболее волнующая модель жизни. Каждый из нас имеет две противоречивые сущности – консервативная тенденция (инстинкт самосохранения и сохранения энергии) и другая тенденция – тяга к исследованию, риску ради наслаждения столкнуться с чем-то новым, любопытство. И эта тяга ведет нас к творчеству. Если слишком мало возможностей для удовлетворения любопытства, если слишком много препятствий на пути к исследованиям и много риска, то мотивация участвовать в творческом процессе легко гаснет. Многие топ-менеджеры иногда говорят, что их фирма испытывает временные затруднения в данный момент, поэтому нужно сокращать расходы на инновации. Однако экономическая конкуренция в мире требует как раз противоположной стратегии (Csikszentmihalyi, 1997).

Творчество – одно из высших, если не самое высшее свойство мозга (Бехтерева, 2008). Естественно, что такое высшее свойство представляет главный интерес в изучении человека. Надо исследовать следующие вопросы “Как связаны между собой само творчество и подчас неудержимое стремление к нему творцов? Каким образом в этом случае так переплетены эмоции и мышление, что высшее счастье в творчестве – оно само?” (Бехтерева, 2008: 69).

(6) Будущее творчество зависит от образовательной системы.

Когда школьный бюджет ужимается, то многие школы обычно сокращают предметы по искусству, музыку и другие мероприятия за пределами школьной программы и фокусируются на основных предметах – математике, языке и чтении.

Если бы этим предметам обучали по-творчески и для развития творчества, то было бы все не так плохо. Но школьники считают эти дисциплины скучными, потому что преподавание скучное, творческая инициатива гасится. Таким образом, единственный шанс развить творческое мышление ликвидируется вместе с второстепенными предметами: занятиями по искусству, участием в оркестре, в драматическом кружке. Школьники вырастают компетентными в основных дисциплинах, но не оригинально мыслящими, не творческими. Общество без творческих личностей не может успешно развиваться (Csikszentmihalyi, 1997).


(7) Разные типы креативных людей.

Когда нам говорят, что этот человек креативный, нужно уточнить, что имеется в виду. Можно выделить креативность трех типов (Csikszentmihalyi, 1997):

- Первый тип подразумевает скорее блестящий ум: красиво и умно говорит, имеет оригинальные высказывания, приятный собеседник. Однако такой человек, вероятно, ничего выдающегося не создаст для человечества.

- Второй тип можно назвать креативностью, не выходящей за рамки личности, то есть это человек, чье восприятие свежо, и суждения проникают в суть дела. Он делает важные открытия для себя, и только он и окружающие его люди знают о его креативности. Его креативность не становится предметом культуры человечества.

- Третий тип можно назвать креативностью с большой буквы. Эта креативность изменяет культуру человечества, переворачивает представление о нашем мире и становится публичной. К этому типу относятся Исаак Ньютон, Томас Эдисон и т.д.

Они были креативными с большой буквы, но на вечеринках вряд ли были популярными и креативными, как другие блестящие собеседники первого типа креативности.

Чтобы третья креативность воплотилась в жизнь, нужна особая среда. Идея должна зародиться, должна быть понята окружающими, должна быть оценена соответствующими экспертами в этой области (для того, чтобы оценить важность открытия и включить в программу обучения в школе или университете). Должен быть достаточный уровень развития производства в стране для внедрения изобретения.

Персональные качества и черты личности третьего типа креативности предполагают следующее: человек должен иметь определенные навыки и знания, достаточные в этой области, уметь делать критический выбор правильного варианта, иметь творческое озарение, длительное концентрированное внимание на предмете творчества, не думать о бытовых проблемах и не беспокоиться о выживании и заработке.

Креативность (третий тип) - это какое-то действие, идея или продукт, которые изменяют существующую дисциплину или превращают существующую область дисциплины в новую. А творческий человек - это тот, чьи мысли и действия изменяют область изучения или применения, или устанавливают новую область. Но важно помнить, что область не может быть изменена без явного или молчаливого согласия лиц, практикующих в этой области и отвечающих за эту деятельность.

Американские фирмы тратят много средств, чтобы поощрить креативность своих сотрудников, но важно, чтобы руководящий менеджмент умел различать и признавать важные креативные решения (т.е. чтобы были соответствующие эксперты и соответствующее “поле” для развития творчества), а не высмеивал оригинальные решения сотрудников как непрактичные, а также распространял знания среди своего штата сотрудников. “Поле” (область практического применения) может быть реактивным и проактивным (стимулирует новое) (Csikszentmihalyi, 1997).

(8) Творчество делает человека счастливым.

Творчество, как процесс, дает участнику ощущение полноты жизни. Волнение и возбуждение художника за мольбертом, ученого в лаборатории близко к полному человеческому выражению того, что мы хотим получить от жизни.

Некоторые испытывают волнение и удовольствие от азартных игр, насилия, изобилия разнообразных сексуальных связей, наркотиков. Но такое удовольствие – это мимолетное болезненно-зависимое состояние, а творческий поток длится долго, приносит счастье и удовлетворение от жизни в течение длительного времени после окончания работы.

Находясь в потоке, человек полностью растворяется в том, что делает, не замечая окружающего. Поэт или ученый, когда творит, не чувствует счастья, вдохновенный и увлеченный процесс и есть его счастье. Ощущение счастья может прервать этот поток. Но чем больше он находится в потоке ежедневно, тем больше счастья он испытывает в конечном счете (Csikszentmihalyi, 1997).

Существует много вещей, которыми человек может наслаждаться. Легче найти удовольствие в том, что проще, в таких активностях как секс, насилие, накопление денег, завоевание новых территорий, строительстве шикарных дворцов, так как такие удовольствия заложены либо в генах, либо связаны со стратегией выживания с древних времен. Гораздо сложнее наслаждаться системой символов, математикой, поэзией или изучением мира и себя. Умение наслаждаться такими сложными вещами пришло эволюционно позже и требовало соответствующего развития ума у человечества (Csikszentmihalyi, 1997).

Потоковое состояние, согласно Чиксентмихайи, требует определенного мастерства и соответствующей задачи, то есть потоковое состояние возникает при определенном уровне мастерства и при определенной сложности поставленной задачи, причем сложность задачи должна соответствовать уровню мастерства.

На схеме это выглядит следующим образом:

у Условия для р высокий возникновения поток о тревога потокового состояния в высокий уровень е мастерства и н соответствующая ь сложность задачи.

з а д апатия а расслаб низкий ч ление и низкий высокий уровень мастерства Рис. 35. Потоковое состояние. Потоковое состояние требует высокого уровня мастерства и высокой сложности задачи для данного уровня. Если мастерство высокое, а уровень задачи низкий, то потоковое состояние не возникнет, вместо этого возникнет состояние расслабления. Если уровень мастерства низкий, а уровень задачи высокий, то вместо потокового состояния будет наблюдаться состояние тревоги. А если уровень мастерства низкий и сложность задачи низкая, то возникнет состояние апатии.

Бехтерева подтверждает мысль Чиксентмихайи об особом эмоциональном фоне в момент творческого потока: “Однако на основе физиологических данных создалось впечатление, что вызванные в нашем эксперименте эмоции – были чужеродны творческому процессу. (…) При творческом процессе развивается свое, особое эмоциональное состояние, в данный момент и именно этому процессу присущее” (Бехтерева, 2008: 360).

(9) Какие же необходимые условия для творческой личности?

Идеи Чиксентмихайи по этому вопросу можно суммировать следующим образом:

1. Внешние когнитивные: без знаний или определенной квалификации невозможно войти в творческий поток.

На основе Чиксентмихайи (Csikszentmihalyi, 1997).

2. Внутренние когнитивные: привычка индивидуального размышления, своего собственного анализа и критической оценки своей работы способствуют становлению признаков дивергентного мышления.

3. Внешние эмоциональные: возможность не думать о повседневных или других обязанностях и благожелательная поддержка и вера кого-нибудь из родственников, друзей в того, кто творит.

4. Внутренние эмоциональные: нужно, чтобы область работы очень нравилась вне зависимости от обстоятельств и наград.

(10) Как изменяется творческий потенциал при старении организма?

Психологи различают два типа людей.

К первому типу относятся люди, которые быстро реагируют, считают, соображают.

Они быстро показывают хорошие результаты в тестах уже в подростковом возрасте и особенно между 20 и 30 годами. Но с каждым десятилетием их мозг работает хуже, независимо от здоровья, и к 70 годам наблюдается упадок мыслительной деятельности.

Второй тип зависит больше от обучения, чем от врожденных способностей. Они делают анализ, выводы на основе логического объяснения. Их способности зависят больше от способности размышлять, чем от быстроты реакции. Эта способность усиливается с годами вплоть до 60 лет, и ментальные способности сохраняются и остаются стабильными до 90 лет. Для креативных людей, выдающихся ученых, изобретателей и т.д., которые внесли вклад в культуру человечества, типичен именно второй тип. Большинство престарелых талантливых ученых жалуются не на способность мозга решать задачи, а на упадок энергии, которую они когда-то имели, когда были молодыми (Csikszentmihalyi, 1997).

(11) Контроль общества за применением плодов творчества.

Научные открытия и технологии, изобретенные учеными, нужно держать под общественным контролем. Наука обычно продается самому богатому покупателю.

А богатого покупателя не заботит качество жизни на Земле в отдаленной перспективе, он не несет ответственности, его волнует прибыль в скором времени.

Не следует заниматься ритуальным обожанием какой-то области знания ради самой этой области. Надо думать холистически, как данное изобретение может изменить нашу жизнь, и кто может воспользоваться этими знаниями, в каких областях произойдут изменения помимо самой области открытия (Csikszentmihalyi, 1997).

(12) Примеры творческого мышления.

Пример 1.

Чиксентмихайи в качестве примера приводит историю Хейзел Хендерсон (Hazel Henderson), которая получила широкую известность из-за создания теории альтернативной экономики (Csikszentmihalyi, 1997: 296). Она выступает против безжалостного уничтожения природы и растущей разницы между богатыми и бедными. Её интерес лежит больше в том, как модели потребления воздействуют на использование ресурсов (т.е. политико-экономический аспект), чем биохимические последствия нашего стиля жизни (т.е. биохимический аспект).

Хендерсон выросла в типичной английской семье. После окончания школы приняла решение работать только в той области, которая действительно будет интересна для нее. Для начала она решила поехать на Бермуды, где предложила вести гостиничный бизнес в обмен на свое проживание и уроки тенниса. Идея была реализована с большим успехом.

Благодаря тому, что у нее не было формального образования, и ее ум был открыт для своего собственного осмысления экономической системы в глобальном масштабе, она смогла выйти за рамки привычного экономического мышления и создать свою теорию альтернативной экономики.

Она пришла к заключению, что экономике необязательно требуются денежные отношения, и что есть возможность организовать взаимовыгодную обменную систему в малых масштабах без денежного расчета. Она утверждает, что самые богатые страны семерки обманывают себя, ошибочно измеряя свой экономический уровень валовым национальный продуктом, не учитывая социального фактора и экологического фактора своего так называемого прогресса. Эти страны с 13 % мирового населения потребляют большую часть мировых ресурсов. Реальная планетарная экономика становится все хуже и хуже.

Хендерсон также считает, что существует проблема эпистемологической необъективности, используемой в течение последних нескольких веков в западной экономической теории. Некоторые явления реальности выхватываются из реального контекста и превращаются в абстрактные явления, и затем каждый кусок информации рассматривается, как если бы он существовал отдельно от остального.

Если мы будем думать о прогрессе таким образом, мы никогда не увидим реальных последствий нашего выбора. Обычно прогресс для экономистов – это изобилие материальных вещей, технологий и экономический рост.

Прогресс или, в данном случае экономический выбор, надо рассматривать во взаимодействии со всей системой, все части которой связаны и влияют друг на друга (экосистема, социальная система и т.д.). Поэтому надо говорит не об экономических эффектах в одной экономической области, а об экономических эффектах на всю систему в целом. Надо думать о долгосрочных издержках прогресса для общей системы, только тогда мы совершим правильный экономический выбор.

Хендерсон говорит, что реальное богатство наций - это ресурсы экосистемы и интеллектуальные ресурсы, т.е. творческие люди, умеющие решать проблемы.

Богатство национального государства заключается вовсе не в деньгах.

Ее точка зрения системная и интерактивная. Если нет системной модели при экономическом выборе, которая смоделировала бы все возможные взаимодействия и динамику развития в планетарном масштабе, внутри рамок экосистемы и социальной системы, то выбор будет необоснованным и опасным. Возможно, нужна определенная единая политика в пяти местах сразу, чтобы иметь нужную обратную связь.

Она считает, что нациям нужно заново создавать свое культурное ДНК и переоценить привычное мышление и правила организации общества. Ее интересует, как она говорит, ДНК обществ и организаций, то есть программа правил, основанная на ценностной системе, согласно которым принимаются экономические решения.

Пример 2.

Бехтерева анализирует условия, при которых она сделала свои открытия (здесь приводятся только два случая), то есть сопутствующие условия перед творческим озарением (Бехтерева, 2008). Эти гипотезы затем превратились в теории и использовались в медицинской практике.

Гипотеза 1. “Устойчивое патологическое состояние со своей матрицей в памяти и реакциями, его поддерживающими, как важный механизм адаптации при длительно текущих болезнях” (Бехтерева, 2008: 262).

Накануне она была раздражена ситуацией со своим бывшим соавтором по поводу авторства идей в статье, что было не в первый раз за 6 лет сотрудничества. Она решила взять в соавторы другого врача-нейрохирурга и не использовать никакой клинический материал своего бывшего соавтора. Она думала в этот момент о том, почему так сложно лечить хронические болезни, и создается впечатление, что больной как бы сопротивляется лечению. “Не то чтобы уж всерьез я злилась – не в первый раз, но все-таки, сев за стол, не была образцом миролюбия. И вдруг – понимание (идея!) пришла в голову буквально “ниоткуда”, с ощущением удивительной, неправдоподобной простоты решения” (Бехтерева, 2008: 263). После этого, не доверяя себе и такой легкости открытия, она дала прочитать текст своим коллегам, чтобы узнать, не пришла ли ей эта идея из уже прочитанной литературы, и не писал ли об этом кто-то еще до нее. Коллеги подтвердили, что авторство гипотезы принадлежит ей. Бехтерева полагает, что сработало интуитивное мышление, опирающееся на выведенные и не выведенные в сознании исследовательские факты, если мыслить в рамках материалистической идеологии.

Но она все же склонна считать, что, находясь в определенном эмоциональном состоянии, она превратилась в детектор Высшего Разума.

Гипотеза 2. “Мозг обеспечивает мыслительную деятельность системой с жесткими (обязательными) и гибкими (переменными) звеньями” (Бехтерева, 2008: 266).

Бехтерева готовилась к выступлению на семинаре. Фон настроения был “мозаичный, позитивно-негативный – в целом выше обычного уровня” (Бехтерева, 2008: 265). Позитивный, так как было желание выступить, негативный, так как раздражал один научный сотрудник, который доминировал и терроризировал всех своим бойким избирательным цитированием философских текстов на всех семинарах. Она хотела положить этому конец, чтобы он таким образом не утверждался за счет других, которые были намного лучше его в науке, но терялись от его бойкого цитирования. Бехтерева вспоминает, что несмотря на то, что у нее было много материала для доклада, что-то ее все-таки беспокоило, поэтому-то она, вероятно, все время так раздраженно думала об оппонирование этому сотруднику.

Очевидно, не было баланса между позитивной частью, то есть собранным материалом исследований, и негативной (наступательно-оборонительной, “воинственной”), то есть готовностью четко сформулировать обобщение своих исследований для победы над тем сотрудником. И вдруг опять, как и в предыдущем примере, буквально ниоткуда, в голове появилась стройная формулировка гипотезы (Бехтерева, 2008: 266). Она допускает, что хоть формулировки этих двух гипотез пришли как бы “ниоткуда”, но до этого было понимание работы механизмов мозга, умение обобщать материал и делать логические выводы. Размышляя об этих и других своих открытиях, Бехтерева пишет, что состояние неожиданного прозрения и открытия ей напоминает гипноз, в том числе и гипноз без речевого компонента. В гипнозе человек начинает принимать информацию от гипнотизера безоговорочно, как гораздо более важную, чем свое знание и свои решения. Это есть проникновение и освоение индивидуумом чужих мыслей, желаний, приказов. “Разумного объяснения гипноза нет, но факт есть и используется” (Бехтерева, 2008: 270). В учебниках говорят, что под гипнозом человек все-таки не переступает каких-то крайних барьеров, но так ли это? Прием мыслей от гипнотизера аналогичен приему идей от Высшего Разума при научном открытии (Бехтерева, 2008). Одних знаний и склада ума недостаточно. Нужно определенное психическое состояние, как бы состояние готовности к такому приему для того, чтобы сделать открытие. Причем такое состояние не слишком отличается от нормы. И не следует слишком сильно хотеть, иначе эмоции помешают быть настроенным на прием и стать оптимальным детектором истины. “Мозг – это что-то вроде сенсорных входов “души”, не имеющей способности к влиянию в нашем пространстве, не имеющей, таким образом, выходов. Может ли в этом случае идти приобретение способности к действию тоже через мозг?” (Бехтерева, 2008: 271). То есть с помощью физического мозга человек реализует в физическом пространстве идеи, принятые от Высшего Разума и то, что происходит у него в душе.

Альберт Эйнштейн придавал большое значение интуитивному мышлению в научных открытиях и считал, что “Интуитивное мышление – это священный дар, а рациональное мышление – верный слуга. Мы создали общество, которое отдает почести слуге и забыло о самом даре” 113. Как наука объясняет этот дар?

Нейропсихологические исследования показывают, что существуют разнообразные системы познания, которые применяет человек. Это может быть познание, основанное на опыте и опытном свидетельстве, а также и на интуиции. Либерман (Lieberman) и коллеги при помощи функциональной магнитно-резонансной томографии исследовали нейронные корреляты познания как основанного на опыте и опытном свидетельстве, так и на интуиции (Lieberman, Jarcho, Satpute, 2004).

Участники имели высокую осведомленность в какой-то области (игра или спорт) и высказывали дескриптивные суждения о словах из каждой области при сканировании мозга. Если это касалось области, которую они хорошо знали, то работала Х-система (активировались вентромедиальная префронтальная кора, прилежащее ядро, амигдала) и деактивировалась структура С-системы – гиппокамп.

Х-система вовлечена в автоматическое социальное познание. Если же это была область, которую они плохо знали, то работала С-система (активация в гиппокампе, задней теменной коре, латеральной префронтальной коре) и деактивировалась из Х системы вентромедиальная префронтальная кора. С-система вовлечена в социальное познание с необходимостью усилий и размышления. Как при том, так и другом виде познания происходила также активация предклинья и латеральной височной коры.

Существует масса исследований, показывающих, что есть внутренние автоматические процессы, действующие без усилий и осознания самим человеком, которые возможно базируются на знаниях, собранных человеком и оцененных им в течение всей своей жизни, и которые начинают действовать автоматически, на “The intuitive mind is a sacred gift, and the rational mind is a faithful servant. We have created a society that honors the servant and has forgotten the gift” (Albert Einstein) интуитивном уровне. Либерман высказывает предположение, что возможно, когда человек знает что-то плохо, он ориентируется на опытное свидетельство. И если уже накоплено достаточно знаний, и они вошли в интегрированное представление в системе познания человека, человек начинает руководствоваться интуицией.

(13) Высококреативное мышление переосмысливает привычные жизненные ценности.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.