авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |

«хххххххххххухххххххххуххууххххххххххххххх: :х х х х х а х х х : ...»

-- [ Страница 9 ] --

дло было спшное, мол­ чаніе или медленность могли повредить ему. Побуждаемый такими обя­ занностями къ мрамъ ршительнымъ, каковы бы ни были послдствія ихъ, я избралъ т, которыя мн казались сообразными съ достоинствомъ моего монарха и моего отечества. Поэтому, испрося совщанія съ гра­ фомъ Безбородкомъ, который завдывалъ иностранными длами, я объя­ вилъ ему ршительно, что король не можетъ остаться равнодушнымъ, когда Русское правительство, испрося нашего посредничества (помощію.котораго оно достигло удовлетворенія всхъ своихъ требованій), вдругъ, не извстивъ насъ, начинаетъ снова прежній споръ и слдовательно не -ставитъ ни во что недавній, Формальный договоръ, утвержденный под­ писью ея величества. Я между прочимъ напомнилъ также о данномъ мн положительномъ общаніи, что Русское правительство не будетъ требовать отъ Порты торжественнаго признанія правъ Императрицы на Грузію. Я сказалъ* что требовать этого признанія теперь, безъ осо­ беннаго предлога и безъ нашего вдома, значитъ поступать напере­ коръ пріязни, существующей между двумя государями, и что я при писываю это дйствіе одной неблагоразумной поспшности Булгакова, который, вроятно, не понялъ или нарушилъ свою обязанность. Нако­ нецъ, я объявилъ, что буду ждать ршительнаго отвта, чтобы разс­ ять сомннія короля на счетъ этого непредвидннаго происшествія.

Въ отвтъ на это Русскій министръ сказалъ мн вотъ что: «Им­ ператрица готова повторить королю увреніе въ своей дружб. Она осталась совершенно довольна Уговоромъ, состоявшимся въ Констан­ тинопол при посредничеств его величества, и требуетъ только его исполненія, напрасно и давно ею ожидаемаго. Порта, вмсто того, чтобы, по общанію своему, послать Ахалцихскому паш Фирманъ, приказала Библиотека "Руниверс" 224 ГГАФЪ СЕГЮРЪ.

ему вступить въ переговоры съ Грузинскимъ царемъ Иракліемъ, кото­ раго продолжаетъ называть своимъ данникомъ. Она общаетъ Ираклію свое покровительство и защиту отъ Лезгинъ, а между тмъ позволяетъ ему держать въ своихъ владніяхъ лишь небольшой отрядъ Русскихъ войскъ, да и то совтуетъ отдать ихъ въ распоряженіе Турецкимъ властямъ. Ираклій, недовольный этими стсненіями, прекратилъ всякіе переговоры съ Турціею и извстилъ насъ о своихъ дйствіяхъ. Вслд­ ствіе того Булгакову повелно было, не посылая офиціальной ноты, жаловаться словесно и ускорить отсылку Фирмана къ паш, соотвт­ ственно уговору. Императрица ни въ какомъ случа не уступитъ правъ своихъ на Грузію, хотя и запретила Булгакову требовать гласнаго признанія зависимости этой области отъ Россіи. Что же ка­ сается Закубанскихъ Татаръ, которые безпрестанно длаютъ набги на наши владнія, то мы весьма скромно говоримъ Туркамъ: «Если это ваши подданные, то накажите ихъ;

если нтъ, то представьте намъ съ ними справиться». Порта получила разршеніе взять изъ Крыма соли па продовольствіе 100,000 человкъ;

она забираетъ на цлый милліонъ. Запорожскіе казаки, поселенные на земляхъ султана, должны были оставаться за Бугомъ, а имъ дозволили селиться близъ Очакова.

Впрочемъ послднія два обстоятельства могутъ быть устранены част­ ными сдлками съ Турецкими властями и не послужатъ поводомъ къ важнымъ несогласіямъ. Что касается до Булгакова, то онъ получитъ приказаніе оказывать должное вниманіе Французскому послу, и если онъ нарушитъ долгъ свой, то я его извщу о Неудовольствіи Импе­ ратрицы».

Вслдъ за тмъ я узналъ, что настоящею причиною этихъ вне­ запныхъ недоразумній съ обихъ сторонъ была неоткровенность во взаимныхъ отношеніяхъ. Турки точно старались увернуться оть ис­ полненія своихъ общаній относительно Фирмана.

Русское министерство, осторожное въ своихъ инструкціяхъ, при­ казало Булгакову только жаловаться словесно и въ умренныхъ вы­ раженіяхъ. Но въ тоже время посолъ получалъ другого рода наставле­ ніе оть Потемкина, который въ тайн желалъ войны. Онъ надялся предводительствовать войскомъ и имть такимъ образомъ возможность получить Георгіевскую ленту, которой одной только недоставало, что­ бы удовлетворить его тщеславіе.

Боялся ли Булгаковъ могущественнаго министра, или думалъ ис­ полнить тайные замыслы Императрицы, но онъ послдовалъ Увщаніямъ Потемкина, увлекся, принялъ грозный и высокомрный тонъ. Наконецъ, боясь сопротивленія со стороны нашего посла, Булгаковъ скрылъ оть него свои дйствія и оть пустыхъ переговоровъ дошелъ до важнаго спора, Библиотека "Руниверс" РОССІЯ И ТУРЦІЯ.

который усиливался при дятельныхъ интригахъ со стороны Англіи и Пруссіи. Эти дв державы, недовольныя торговымъ договоромъ, который я заключилъ между Франціею и Россіею, представили его Турецкому правительству, какъ одно изъ слдствій союза противъ него.

Но крайнее раздраженіе возбуждалось великимъ числомъ войскъ, которыя князь Потемкинъ подвинулъ къ Черному морю, желая будто бы придать тмъ боле величія и Пышности Зрлищу, представлепному Европ въ вид торжественнаго позда Императрицы. Султанъ съ яв­ нымъ безпокойствомъ замчалъ, что его пограничныя съ Россіею обла­ сти полны пхотой и конницей и снабжены артиллеріею, что войска эти превосходно обмундированы, что заготовленъ знатный запасъ денегъ и продовольствія, и что все было готово къ начатію войны и взятію Очако­ ва при первомъ знак, поданномъ Екатериною. Впрочемъ мое нсколько пылкое вмшательство послужило въ пользу: передо мною оправдывались.

Къ тому же Австрійскій императоръ, казалось, не одобрялъ разрыва съ Портою. Пруссія и Англія ясно выражали свое сопротивленіе честолю­ бивыхъ видамъ Россіи. По всему видно было, что тогда Императрица, будучи благоразумне своего перваго министра, еще не желала войны и отложила до Другаго времени исполненіе своего задушевнаго и об­ ширнаго предпріятія, котораго цлью было не покореніе Константино­ поля, но созданіе Греческой державы изъ завоеванныхъ областей, съ присоединеніемъ Молдавіи и Валахіи для того, чтобы возвести на новый престолъ великаго князя Константина.

Какъ бы то ни было, но Екатерина, при первомъ свиданіи съ Потемкинымъ, съ такою живостью укоряла его за поспшность, что онъ счелъ должнымъ извиниться передо мною. «Я согласенъ, сказалъ онъ мн, что, при первомъ извстіи о переговорахъ Турокъ съ Иракліемъ и о набг Татаръ, которые побили до 300 нашихъ казаковъ, я, можетъ быть, увлекся въ минуту негодованія и ввелъ Булгакова въ ошибку, пославъ ему слишкомъ ршительныя предписанія. Впрочемъ, могу васъ уврить, что нашъ посолъ, не увдомивъ о своихъ дйствіяхъ г. Шуазеля, поступилъ несообразно съ моими наставленіями, и я уже писалъ ему, чтобы онъ поправилъ ошибку и не утаевалъ бы ничего отъ вашего посла».

Я немедленно увдомилъ Шуазеля объ этихъ заявленіяхъ;

вмст съ тмъ я извстилъ его о дятельныхъ вооруженіяхъ Русскихъ войскъ въ Херсон и Севастопол. «Не смотря на склонность къ миру, въ чемъ меня увряютъ, писалъ я ему, опасности, грозящія Оттоманской имперіи, увеличиваются. Кажется, нельзя ей предвщать спокойствія боле году. Дйствуя политично и справедливо, мы должны разсять недоврчивость, внушепную Туркамъ нашими врагами. Намъ не сл III, 15 „Русскій Архивъ“ 1907.

Библиотека "Руниверс" ГРАФЪ СЕГЮРЪ дуетъ успокоивать ихъ въ то время, когда Русскіе такъ грозно укрп­ ляются въ ихъ сосдств на Черномъ мор, но должно посовтовать имъ также стать въ оборонительное положеніе и принять грозный видъ».

Съ нкотораго времени въ политик императора замтна была видимая перемна. Вовсе не отвчая видамъ своей союзницы, Екате­ рины ІІ, онъ приказалъ графу Кобенцелю соединиться со мною и помо­ гать мн въ моихъ попыткахъ отдалить Русское правительство отъ опаснаго намренія вторгнуться въ предлы Турціи. Императоръ по­ ступилъ въ этомъ случа чистосердечно. Впрочемъ, по многимъ при­ чинамъ я полагалъ, что если онъ не соглашался на совершенное из­ гнаніе Турокъ и взятіе Константинополя, однакоже не воспрепятство­ валъ бы Екатерин занять Очаковъ и Аккерманъ и такимъ обра­ зомъ безъ затрудненія овладть торговлею Чернаго моря и устьями Днпра и Днстра.

Мнніе Шуазёля на этотъ счетъ совершенно сходилось съ моимъ, и онъ старался оживить сонливыхъ Турокъ, побуждалъ ихъ снаряжать флотъ, усилить крпости, послать войска къ Дунаю и наконецъ сов­ товалъ имъ отвчать на угрозы Булгакова въ умренныхъ, но прямыхъ и ршительныхъ выраженіяхъ.

Переговоры по поводу Фирмана, Татаръ и Запорожцевъ шли сво­ имъ чередомъ. Императрица, вновь сообщивъ мн свои жалобы на Порту, объявила мн, что, жертвуя всмъ для достиженія мира, она намрена оставить въ поко Турокъ за ихъ переговоры съ Иракліемъ и будетъ терпливо ждать, пока Порта сама C03Herb неприличіе и не­ справедливость отказа исполнить уговоръ, заключенный и скрплен­ ный при посредничеств Франціи.

Вс эти увренія, равно какъ и дйствія Австріи, могли бы со­ вершенно успокоить меня при другихъ обстоятельствахъ. Но нельзя было полагаться на будущее въ государств, гд первый министръ имлъ столько силы и смлости, что могъ предписывать враждебный образъ дйствій послу, могъ подвигать войска въ Польшу и снова возвращать ихъ по своему усмотрнію, не дожидаясь разршенія Государыни и не извщая о томъ другихъ министровъ.

Между тмъ я получилъ отъ моего двора депешу, въ которой мн предписывался именно тотъ образъ дйствія, какому я слдовалъ по поводу Турецкихъ длъ. Вскор посл того Монморень, по приказанію короля, выразилъ мн его благоволеніе за то, что я отгадалъ ихъ на­ мренія въ такихъ щекотливыхъ обстоятельствахъ.

Князь Потемкинъ, которому не нравились мои и Кобенцеля дй­ ствія, не могъ боле удержаться и высказалъ мн свое неудовольствіе.

Стало быть ршено, сказалъ онъ, что ваша нація, самая образован Библиотека "Руниверс" ТОРГОВЫЙ ДОГОВОРЪ СЪ ФРАИЦІеЙ. іля въ мір, будетъ всегда защитницею изувровъ и невждъ. И все вто подъ предлогомъ торговыхъ выгодъ, которыя могли бы быть вполн замнены для васъ пріобртеніями въ Архипелаг. Вся Европа въ прав •обвинять Францію, которая упорно охраняетъ въ ндрахъ ея варвар­ ство и чуму».

Я всегда затруднялся опровергать это мнніе, которое не могъ не оправдывать внутренно. Но, чтобы исполнить долгъ свой, я отв­ чалъ, что Потемкинъ, какъ человкъ просвщенный, можеть лучше другого понять и оцнить причины, по которымъ Французскій король, видя свое государство цвтущимъ, спокойнымъ и сильнымъ, не можетъ не желать сохраненія всеобщаго мира Европы. «Надежды на пріобр­ тенія, продолжалъ я, которыхъ выгоды боле мнимыя, нежели дйстви­ тельныя, не заставятъ его ршиться возмутить благоденствіе его под­ данныхъ и общественное спокойствіе, захватить владнія давняго своего союзника, наконецъ возобновить времена крестовыхъ походовъ, и все это для того, чтобы произвести длежъ, который возбудилъ бы често­ любіе, алчность и зависть прочихъ державъ. Европа сдлалась бы тогда позорищемъ всеобщей войны, которая, подобно тридцатилтней, дли­ лась бы долго и разрушительно».

Почти въ это же время Фитцъ-Гербертъ получилъ депеши отъ Лондонскаго кабинета, который отказывался подписать окончательный договорный актъ, посланный Русскимъ правительствомъ. Съ тхъ поръ переговоры о возобновленіи торговаго договора между Англіею и Рос­ сіею были окончательно прерваны. Между тмъ произошелъ обмнъ подписанныхъ обоими государями актовъ договора, который я заклю­ чилъ незадолго предъ тмъ. Каждый изъ Русскихъ уполномоченныхъ получилъ отъ короля по 40,000 Франковъ и портретъ его величества осыпанный брилліантами и стоившій почти тоже;

Русская и Француз­ ская канцеляріи получили каждая по 1,000 червонцевъ. Мн Импера­ трица тоже подарила свой портретъ, осыпанный брилліантами, прекрас­ ные мха и 40,000 Франковъ. Такъ какъ вскор посл того ее напи­ сали въ дорожномъ наряд, она мн дала другой портретъ, отличав­ шійся большимъ сходствомъ.

Сообразно съ полученными мною приказаніями, я выразилъ Им­ ператриц удовольствіе короля по случаю заключенія дружественныхъ связей съ ея величествомъ. «Король, сказалъ я, желаетъ усилить ж утвердить довренность, залогомъ которой служитъ этотъ договоръ, желаетъ скрпить боле и боле этотъ союзъ, зтоль полезный для спокойствія Европы, въ увренности, что равновсіе ея удобно можетъ быть поддержано двумя великими державами, которыя въ настоящихъ обстоятельствахъ должны быть руководимы Одинакими цлями».

Библиотека "Руниверс" 228 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

Отвтъ Императрицы былъ любезенъ, обязателенъ и совершенно сообразенъ моимъ миролюбивымъ ожиданіямъ. Но недостаточно было* утвержденіе торговаго договора. Нужно было привести его въ дйствіе, Я совтовалъ Монмореию условиться съ государственнымъ контроле­ ромъ, какими способами можно было бы поощрить водвореніе Фран­ цузскихъ торговыхъ Домовъ въ Русскихъ портахъ. Это было дло не­ обходимое, безъ котораго весь договоръ становился безполезнымъ. При этомъ я напомнилъ Монмореню о благоразумномъ устройств Англій­ скихъ Факторій. Для поощренія нашего мореплаванія на Черномъ мор я предлагалъ сбавить нкоторыя взысканія и пошлины, которымъ под­ лежатъ и наши суда, тогда какъ ими слдовало облагать только суда иностранныя.

Я требовалъ также заведенія въ нашихъ портовыхъ го­ родахъ школъ для обученія языкамъ Англійскому и Нмецкому, чтобы наши купцы не были принуждены предпочитать своимъ наемныя арма­ торскій суда Англичанъ, Голландцевъ и Гамбургцевъ. Эти предостере­ женія и совты были однако напрасны. Волненіе во Франціи тогда уже слишкомъ усилилось, и наши министры исключительно занялись мрами предупрежденія переворота, котораго приближеніе они предчув­ ствовалъ Чмъ боле страшились смутъ внутреннихъ, тмъ боле старались отклонить всякій поводъ къ войн. Поэтому нашъ министръ снова писалъ ко мн, чтобы я извдалъ обстоятельно настоящія нам­ ренія двухъ императорскихъ дворовъ: Для этого мн надо было пре­ одолть множество препятствій. Лица, годныя для того, мелкіе чинов­ ники, чрезъ которыхъ я узнавалъ многое, были въ отсутствіи. Я былъ окруженъ придворными, ничего не знавшими. Политическія тайны того времени оставались въ вдніи Екатерины, Потемкина и Безбородко Никогда я не былъ такъ близокъ къ особ Государыни и такъ удаленъ отъ длъ.

Однако, наблюдая новое и двуличное направленіе Австрійской дипломаціи, нетрудно было понять, что императоръ, хотя наружно и принялъ видъ искренняго друга Императрицы, чувствовавшій такук же, какъ и она, ненависть къ Туркамъ, однако готовъ былъ поддер­ жать пасъ въ стараніи предупредить несогласіе съ Портою. Основы­ ваясь на этомъ, я надялся, что графъ Кобенцеля по прізд импера­ тора, объяснить мн многое, такъ какъ политическое согласіе, водво рившееся между императоромъ и Императрицею, могло давать ему воз­ можность узнавать тайны мн недоступныя. Воображеніе Екатерины не могло оставаться въ поко;

отъ того ея предначертанія были боле смлы, нежели обдуманны. Эта быстрота ума, казалось, нердко по­ давляла въ зародыш нкоторые изъ ея творческихъ замысловъ. Она въ одно и тоже время хотла образовать среднее сословіе, привлечь Библиотека "Руниверс" РОССІЯ ПРИ ЕКАТЕРИН ІІ.

Иностраною торговлю, заводить Фабрики, распространить земледліе, утвердить кредитъ, умножить ассигнаціи, возвысить курсъ монеты и уменьшить лажъ, строить города, основывать академіи, населять степи, покрыть Черное море обширнымъ флотомъ, обезсилить Татаръ, вторг­ нуться въ Персію, расширить свои завоеванія въ Турціи, обуздать Польшу и распространить свое вліяніе на всю Европу. Все это были огромныя предпріятія, и хотя много дла предстояло въ едва просв щенномъ государств, однако было бы полезне ограничить предметы преобразованій или. по крайней мр, отказавшись отъ замысловъ за­ воеваній, заняться внутреннимъ благосостояніемъ, которое одно лишь доставляетъ истинную славу монархамъ. Впрочемъ Екатерина уже поль­ зовалась нкоторыми плодами своихъ трудовъ. Кроткое правленіе ея способствовало быстрому умноженію населенія;

многія Фабрики шли успшно;

земледліе усиливалось быстро;

вновь основанныя школы по­ степенно смягчали нравы и разливалн свтъ просвщенія;

суды рша­ ли справедливе и сообразие съ законами вс дла, если только они не касались сильныхъ особъ, крпостная зависимость смягчилась, по­ жалованіе дворянству правъ собираться, выбирать предводителей и су­ дей и приносить жалобы монарху оживило дятельность помщиковъ, пріучало ихъ къ занятіямъ и приготовляло такимъ образомъ прави­ тельству полезныхъ дятелей, а вмст съ тмъ предотвращало вред­ ное вліяніе обихъ столицъ, изнурявшихъ Россію сосредоточеніемъ всей промышленности, всего богатства и всей производительности имперіи.

Не смотря на то, что мп высказывали желаніе сохранить миръ,, я замчалъ однако какую-то мнительность и безпокойство, несогласныя съ этими миролюбивыми намреніями. Такъ напримръ всмъ иностран­ цамъ, желавшимъ хать въ Херсонъ, Крымъ и вообще въ области, иодвдомыя управленію Потемкина, отказывали въ выдач паспортовъ и лошадей..Іаметъ изъявилъ желаніе хать въ Константинополь че­ резъ Херсонъ. Ему не дали ршительнаго отказа, но князь просилъ, чтобы я уговорилъ его отложить это намреніе. «При ныншнихъ обстоятельствахъ, сказалъ онъ мн, эта поздка можетъ не понравить­ ся Императриц. Она поврила бы тогда ложнымъ подозрніями ко­ торыя ей внушаютъ на счетъ Французовъ, и это повредитъ нашимъ стараніямъ склонить ее къ дружб съ вашимъ дворомъ. Между Портой и нами, по настоящему, нтъ разрыва;

но такъ какъ об стороны вооружаются, то Императриц было бы непріятно знать, что Фран­ цузскій полковникъ, котораго она обладала, прохалъ черезъ вс на­ ши военные посты прямо въ Турецкій лагерь. Разумется, въ качеств министра, я готовъ выдать вамъ нужныя бумаги, если вы непремнно Библиотека "Руниверс" 230 Г ГАФЪ СЕГЮРЪ.

этого потребуете;

но, какъ другъ, я совтую камъ избгать всего, что можетъ повредить взаимному согласію, только что утвердившемуся».

Я отвчалъ, что думать такъ значитъ уже слишкомъ много при­ давать значенія поздк молодого Француза, Путешествующаго для удовольствія и изъ любознательность я уврялъ князя, что если бы намъ грозила война съ Англіею, и какой-нибудь Русскій генералъ слу­ чился тогда во Франціи, то мы безъ всякаго опасенія пустили бы его изъ Бреста въ Портсмутъ. Я однако исполнилъ его желаніе, потому что всегда старался водворять согласіе и Предотвращать ссоры. Хотя.Намета изумила такая недоврчивость, но онъ изъ дружбы ко мн ршился снести эту непріятность. Мн казалось страннымъ, что Шуа­ зель не переставалъ тревожиться и жаловаться и усердно побуждалъ Турокъ къ вооруженію, между тмъ какъ я уже послалъ ему депеши, чтобы успокоить его. Графъ Безбородко объяснилъ мн въ чемъ ддо: онъ сказалъ, что курьеръ, посланный мсяцъ тому назадъ съ его депешами къ Булгакову и съ моими къ Шуазелю, былъ захваченъ и ограбленъ на границ. Впослдствіи будетъ объяснено, какимъ оврагомъ этотъ случай помшалъ успху нашихъ стараній успокоить Порту и предотвратить разрывъ.

Черезъ нсколько дней посл этого князь Потемкинъ намекнулъ лн о союз, который, по его мннію, можно и должно было заклю­ чить между Россіею и Франціею. Пользуясь этимъ случаемъ, я сказалъ ему: «Прежде всего нужно бы увриться въ настоящихъ намреніяхъ Русскаго двора и узнать, откажется ли онъ искренно оть мысли о раз­ рушеніи государства, котораго безопасность важна для многихъ значи­ тельныхъ державъ».

«Пусть такъ, отвчалъ Потемкинъ, если ужъ вы непремнно* хотите сохранить- чуму и полагаете, что христіанское государство или Греческія республики будутъ мене благопріятны для вашей торговли нежели гордые, своевольные и высокомрные мусульмане. Но, по край­ ней мр, вамъ бы слдовало согласиться на то, что Турокъ должно стснить въ боле естественныхъ, подобающихъ имъ границахъ для избжанія безпрестанно ожидаемыхъ войнъ».

«Понимаю, отвчалъ я. Вамъ нужны Очаковъ и Аккерманъ:

это почти тоже, чтб требовать Константинополя. Это значитъ объ­ явить войну будто бы для того, чтобы доказать, что вы желаете со­ хранить миръ».

«Вовсе нтъ, возразилъ онъ;

но если на насъ нападутъ, мы Возмемъ вознагражденіе такое, какое захотимъ. Если бы вы только захотли, есть возможность безъ всякой войны объявить Молдавію и Библиотека "Руниверс" поляки. Валахію независимыми и освободить эти Христіанскія страны отъ меча злодевъ и отъ грабежей разбойниковъ».

«Безъ войны? воскликнулъ я, никогда! Турки не согласятся на такую уступку, пока не будутъ побждены».

Разговоръ тмъ и кончился. Онъ послужилъ мн доказательствомъ, что если могущественный министръ такъ думаетъ, то графу Безбо родку трудно поддержать въ Императриц мирное расположеніе, къ которому она склонялась и которое тогда, повидимому, было чисто­ сердечно и Непритворно. Курьеръ изъ Константинополя привезъ По­ темкину извстія, которыя возбудили негодованіе Императрицы, Булга­ ковъ писалъ, что нсколько Французскихъ офицеровъ, назвавшись купцами, отправились въ Очаковъ. Я сказалъ князю, что такъ какъ границы Турціи въ опасности, то пусть онъ не удивляется, что Фран­ ція, ея союзница, употребляетъ для ея защиты офицеровъ, посланныхъ нашимъ правительствомъ въ Константинополь, но что я не понимаю, для чеіЪ они скрывались подъ видомъ купцовъ, потому что мы дй­ ствуемъ прямо и открыто. Англичане воспользовались этимъ случаемъ, чтобы возбудить подозрніе Императрицы, и въ продолженіе нко­ тораго времени расположеніе ея ко мн измнилось въ явную хо­ лодность.

Въ это время оппозиціонная Польская партія старалась воспользо­ ваться пребываніемъ Императрицы въ Кіев, чтобы унизить въ ея мнніи короля Станислава. Потоцкій, своимъ доносомъ, и генералъ Браницкій, чрезъ свою жену, племянницу Потемкина, увряли князя, что король не соглашается на уступки, которыя Русскіе хотли прі­ обрсть въ Польш. Но принцъ Нассау и графъ Штакельбергъ уничто­ жили ихъ Продлки и помирили короля съ первымъ министромъ. Князь Делинь писалъ по этому случаю: «Знаете ли, что длаютъ здсь эти паны великой и малой Польши? Они обманываются, ихъ обманывають, и оии въ свою очередь обманывають. Жены ихъ Льстятъ Императриц и полагаютъ, что она не знаетъ, какъ ее осуждали подъ шумокъ по­ слдняго сейма. Вс Ловятъ взглядъ Потемкина, а взглядъ этотъ не легко поймать, потому -что князь не то близорукъ, не то косъ. Пре­ красныя Полячки добиваются Екатерининской ленты, чтобы кокетни­ чать ею и возбуждать зависть своихъ родственницъ и знакомыхъ.

Императрица недовольна посланниками Англійскимъ и Прусскимъ за то, что они подстрекаютъ Турокъ, между тмъ, какъ сама не даетъ имъ покою. Здсь желаютъ и боятся войны. Сегюръ всячески ста­ рается предотвратить ее. Я ничмъ не рискуя), а скоре могу до­ стигнуть славы, и потому ] искренно желаю войны;

пріятель мой ста­ витъ мн въ укоръ такое опасное желаніе, и я Отказываюсь отъ него;

Библиотека "Руниверс" 232 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

но иногда вновь взволнуется кровь, и я опять возвращаюсь къ моей мечт». Изъ этого видно, что этотъ другъ, хотя и пользовался до­ вріемъ Екатерины, не могъ содйствовать мн, чтобы утвердить въ ум Государыни мысль о мир.

Станиславъ предложилъ Императриц вспомогательное войско. Она не приняла его. Дла шли благопріятно для короля, но онъ не умлъ ими пользоваться. Глава буйнаго народа, легкомысленный, добродушный и Хлесткій, тогда какъ нужно было выказывать твердость и благо­ разуміе, Станиславъ тяготился легкимъ внцомъ своимъ;

его притсняли сосди и презирали подданные.

Зима миновала. Днпръ освободился изъ ледяныхъ оковъ своихъ;

природа, сбросивъ траурный покровъ и засіявъ блескомъ весны, пода вала Екатерин знакъ къ отъзду. Мы отпраздновали день ея рожденія.

Помолясь усердно въ Печерскомъ монастыр, Императрица раздала много наградъ, лентъ, брилліантовъ и Жемчугу. Делинь сказалъ: «Кіев­ ская Клеопатра не Глотаетъ жемчуговъ, а раздаетъ ихъ во множеств».

Наконецъ, 22 Апрля 1787 Императрица Пустилась въ путь на галер *), въ сопровожденіи великолпнйшей флотиліи, которая когда либо шла по широкой рк. Опа состояла изъ 80 слишкомъ судовъ съ 3,000 человкъ матросовъ и солдатъ. Впереди шли семь Нарядныхъ галеръ огромной величины, искусно расписанныхъ, съ множествомъ ловкихъ матросовъ въ одинаковой одежд. Комнаты, устроенныя на палубахъ, блистали золотомъ и шелками. Одна изъ тхъ галеръ, которыя слдовали за царскою, была назначена Кобенцеля) и Фитцъ-Герберту;

другая Делиню и мн;

прочія были отданы князю Потемкину и его Племянницамъ, оберъ-каммергеру, шталмейстеру, министрамъ и сановникамъ, которые удостоились чести сопровождать Императрицу. На остальныхъ судахъ помстились разные служители, пожитки, провизія. Г-жа Протасова и графъ Мамоновъ находились на галер ея величества. Каждый изъ насъ имлъ комнату и еще нарядный и роскошный кабинетъ, съ по койными диванами, съ Чудесною кроватью подъ штофною занавсью и съ письменнымъ столомъ краснаго дерева. На каждой изъ галеръ быда своя музыка. Множество лодокъ и шлюпокъ носилось впереди и вокругъ этой эскадры, которая, казалось, создана была волшебствомъ.

Мы подвигались медленно, часто останавливались и, пользуясь остановками, садились на легкія суда и Катались вдоль берега, вокругъ зеленющихъ островковъ, которыми усяна рка. Множество народа громкими кликами привтствовало Императрицу, когда, при гром пу­ шекъ, матросы Мрно ударяли по волнамъ Ворисена своими блестя *) Галера Императрицы называлась Днпръ* Библиотека "Руниверс" 2. ПЛАВАНІЕ ПО ДНПРУ.

тцими, расписанный!!! веслами. По берегамъ появлялись толпы любо­ пытныхъ, которые безпрестанно мнялись и стекались со всхъ сторонъ, чтобы видть торжественный поздъ и поднести въ даръ Императриц произведенія различныхъ мстностей. Порою на береговыхъ равнинахъ Днпра маневрировали легкіе отряды казаковъ. Города, деревни, усадьбы, а иногда простыя хижины такъ были Изукрашенъ! цвтами, расписан ными декораціями и тріумФальнымп воротами, что видъ ихъ обманы­ валъ взоръ, и они представлялись какими-то дивными городами, Вол­ шебно созданными зймками, великолпными садами. Снгъ Стаялъ;

земля покрылась яркою зеленью;

луга запестрли цвтами;

Солнечные лучи оживляли, одушевляли и украшали вс предметы. Гармоническіе звуки музыки съ нашихъ галеръ, всякаго рода наряды побережныхъ зрителей разнообразіи! эту роскошную и живую картину. Когда мы подъзжали къ большимъ городамъ, то передъ нами на опредленных7 мстахъ выравнивались строемъ превосходные полки, блиставшіе красивымъ оружіемъ и богатымъ нарядомъ. Противуположность ихъ щегольскаго вида съ иар/кностью Румянцовскихъ солдатъ уже доказывала намъ, что мы Оставляемъ области этого маститаго, знаменитаго воина и всту­ паемъ въ мста, которыя судьба подчинила власти Потемкина. Стихіи, весна, природа и искусство, казалось, соединились для торжества этого могучаго любимца. Окружая Императрицу такими дивами, когда опа прозжала страны, недавно покоренныя ея оружіемъ, онъ надялся воспламенить ея самолюбіе и внушить ей желаніе и смлость ршиться на новыя завоеванія.

Мы были свободны только по утрамъ и пріятно проводили ихъ въ чтеніи, въ разговорахъ, въ переходахъ съ одной галеры на другую и въ прогулкахъ по берегамъ. Въ часъ мы отправлялись на царскую галеру и обдали съ Императрицей. Столъ ея, какъ всегда, былъ на­ крыть на десять приборовъ. Только разъ въ недлю она сзывала всю свиту, имвшую честь сопровождать ее. Тогда столъ устраивался на огромномъ судн, гд помщалось до 60 человкъ.

Чрезъ пять дней по отъзд нашемъ мы остановились въ Канев, гд насъ ожидалъ Польскій король. Здсь было назначено свиданіе Станислава съ Екатериною. Оба они за 25 лтъ предъ тмъ связан­ ные взаимною любовью блистали любезностью и красотою и съ тхъ соръ немало измнились и въ наружности, и въ чувствахъ своихъ.

Принцу Девиню и мн предстояло быть свидтелями изъявленія этой Театральной признательности, въ которой политика значила больше, нежели дружба. Мы едва сдерживались, чтобы не улыбнуться, глядя на молодого любимца, который испытывалъ или длалъ видъ что испыты­ ваетъ муку Горести и ревности передъ свиданіемъ, сдлавшимся столь Библиотека "Руниверс" 234 ГРАФЪ СЕГЮ РЪ.

чуждымъ любви. Было очевидно, что Станиславъ, съ ненадежной;

ко­ роною на голов, выпросилъ изъ страха и расчета краткое свиданіе у своей высокой локровителыіицы;

согласіе на это дипломатическое сви­ даніе было дано, какъ уступка приличіямъ.

Я никогда не видалъ Императрицы боле любезной), какъ въ первый день нашего плаванія. За обдомъ было очень весело;

мы вс рады были, что выхали изъ скучнаго Кіева, гд льды держали насъ цлые три мсяца. Весна молодила наши умы. Прекрасная погода, великолпіе нашего Флота, Величественная рка, движеніе, радость зри­ телей, толпившихыі но берегу. Азіатская или воинственная пестрота въ разнообразныхъ нарядахъ тридцати различныхъ народовъ, наконецъ увренность видть каждый день новые, любопытные предметы, все это возбуждало и Подстрекало воображеніе, которое въ стремленіи своемъ опережало насъ самихъ. Не останавливаясь долго на одномъ предмет, мы въ разговорахъ нашихъ безпрестанно переходили отъ одного къ другому. Мы сравнивали прежнія времена съ новыми, Францію съ Гре­ ціей, Англію съ Карагеномъ, Пруссію съ Македоніею, имперію Ека­ терины съ Кировою, разсказывали анекдоты старые и новые. Импера­ трица сообщила намъ нсколько случаевъ изъ жизни Петра Великаго и Елисаветы. Когда мы дивились скорости, съ какого она успла смяг­ чить нравы, недавно еще столь грубые и суровые;

она сказала намъ:

«Правда, наши Старики должны находить различіе при сравненіи ихъ времени съ ныншнимъ. Я не могу безъ ужаса думать о положеніи народа Выправленіе императрицы Анны или, лучше сказать, ея министра Бирона: этотъ жестокій человкъ, которому она доврялась, лишилъ жизни и сослалъ боле семидесяти тысячъ человкъ».

Мы говорили о дикихъ племенахъ, населявшихъ отдаленные края ея имперіи. «Потокъ времени еще не коснулся до этихъ кочующихъ народовъ, сказала Государыня;

они издавна сохраняютъ первоначаль­ ную простоту нравовъ: живутъ подъ шатрами, питаются мясомъ и ско пами отъ своихъ стадъ, подчинены начальникамъ, которые скоре отцы ихъ, нежели владыки. Можно считать ихъ счастливымъ потому что нужды ихъ ограничены и легко удовлетворимы. Если бы по прежнимъ намреніямъ моимъ я ихъ образовала, то это, можетъ быть, послужи­ ло бы къ ихъ Развращенію. Небольшая дань мхами не обременяетъ ихъ, потому что они охотятся по привычк и по страсти».

Въ одномъ только отношеніи эти древнія орды Гунновъ, Кирги­ зовъ, Татаръ, извстныя прежде подъ многими названіями, значительно измнились. Долго он наводили страхъ своими кочеваньемъ, набгами и грабежами;

но теперь образованные народы лишили ихъ возможно­ сти длать новыя завоеванія, и эти племена потеряли прежній воин Библиотека "Руниверс" ОТЗЫВЫ ЕКАТЕРИНЫ О САМОЙ СЕБ.

етвенный духъ свой. Когда зашелъ разговоръ о ихъ вр, шаманахъ или волхвахъ и идолахъ, Императрица сказала намъ, что иныя изъ этихъ племенъ придерживаются какихъ-то непонятныхъ врованій, что Жрецы ихъ сохранили древнйшій сборникъ молитвъ, притчъ и духов­ ныхъ псней, писанныхъ на язык, совершенно неизвстномъ, и кото­ рыя они читаютъ по преданію, не понимая смысла ихъ. «Это возбу­ дило мое любопытство, сказала она;

я обратилась съ запросами къ ученымъ, но они объ этомъ предмет, какъ и о многихъ иныхъ, ока­ зались ничего не знающими. Я однако приказала навести основатель­ ныя справки. Наконецъ, недавно уже открыли, впрочемъ еще не на­ врно, что эти молитвы писаны на древнемъ, Священномъ язык Инду­ совъ, на Санскритскомъ.

Такъ какъ въ продолженіе этой бесды Императрица въ бгломъ очерк изобразила ученія законодателей Греціи, Азіи, Рима и Аравіи, то я замтилъ ей, что она посл этого, кажется, потеряла право смяться надъ учеными, по старой своей привычк.

«Точно, прибавилъ Делинь, посл всего, чтб мы слышали, мы, ло совсти, принуждены включить васъ въ число тхъ ученыхъ, на которыхъ вы такъ Нападаете».

«Да, я знаю, сказала Императрица, я вообще вамъ нравлюсь, и вы Хвалите меня «цликомъ, но разбирая меня подробне, осуждаете во мн многое. Я безпрестанно длаю ошибки противъ языка и право­ писанія. Сегюръ знаетъ, что у меня иногда претупая голова, потому что ему не удалось заставить меня сочинить шесть стиховъ. Кром шу­ токъ, я думаю, не смотря на ваши похвалы, что если бы я была частною Женщиною во Франціи, то ваши милыя Парижскія дамы не нашли бы меня довольно любезною для того, чтобы отужинать съ ними».

«Прошу васъ вспомнить, Государыня, возразилъ я, что я здсь цредставитель Франціи и не долженъ допускать Клеветъ на ея счетъ».

Но Императрица, бывшая въ дух, продолжала въ томъ же тон:

«Какъ вы полагаете, чмъ бы я была, если бы родилась мужчиною и частнымъ человкомъ?» Въ отвтъ на это Фитцъ-Гербертъ сказалът что она была бы мудрымъ законовдцемъ, Кобенцель полагалъ, что она бы сдлалась великимъ министромъ, а я уврялъ ее, что она сд­ лалась бы знаменитымъ полководцемъ. «На этотъ разъ вы ошибаетесь, возразила она: я знаю свою горячую голову;

я бы отважилась на все для славы и въ чин поручика въ первую кампанію не снесла бы головы».

Въ другой разъ мы говорили о предположеніяхъ, которыя тогда длались въ Европ по поводу ея путешествія. Мы вс были одинако­ ваго мннія и увряли, что везд будутъ думать, будто она съ импе Библиотека "Руниверс" 236 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

раторомъ хочетъ завоевать Турцію, Персію, даже можетъ-быть, Цндію и Японію, наконецъ, что Странствующій кабинетъ Екатерины зани­ маеть и тревожитъ вс прочіе. «Стало быть, сказала она, этотъ Пе­ тербургскій кабинетъ, находящійся теперь на водахъ Днпра, кажется весьма значительнымъ, если онъ такъ тревожитъ другіе?»

«Точно гакъ, Государыня, сказалъ тогда Делипь;

а между тмъ я не знаю ни одного, который быдъ бы такъ малъ: онъ и весь-то въ нсколько дюймовъ, потому что простирается отъ одного писка до Дру­ гаго и отъ переносицы до волосъ».

Намъ предстояло проплыть 446 верстъ отъ Кіева до Кайдака, гд начинаются пороги, и гд мы должны были перессть въ кареты и хать до Херсона.

Флотъ нашъ, распустивъ вс паруса, остановился подъ Канё вымъ, на вершин и внизу котораго выстроились Польскія войска въ богатыхъ муидирахъ, съ блестящимъ оружіемъ. Пушки съ ко­ раблей и изъ города возвстили прибытіе обоихъ монарховъ. Екате­ рина послала на прекрасной шлюпк нсколько человкъ своихъ гене­ раловъ привтствовать короля Польскаго. Король, чтобы избавиться отъ затруднительнаго этикета, хотлъ сохранить инкогнито, несогласи мое, впрочемъ, съ торжественности) встрчи, и сказалъ посланнымъ, которые его сопровождали: «Господа, король Польскій поручилъ мн представить вамъ графа Понятовскаго».

Когда онъ вступилъ на ІІмператрицину галеру, мы окружили его, желая замтить первыя впечатлнія и слышать первыя слова двухъ Державныхъ лицъ, которыя находились въ положеніи, далеко не сходномъ съ тмъ, въ какомъ они были нкогда, сопряженные любовью, разлученные ревностью и гонимые иенавистію. Но мы обманулись въ нашихъ ожиданіяхъ, потому что, посл взаимнаго Поклона, важнаго, гордаго и холоднаго, Екатерина подала руку королю, и они вошли въ кабинетъ, въ которомъ пробыли съ полчаса. Они вышли къ намъ, и мы, не имвъ возможности узнать, о чемъ у нихъ шла рчь, старались прочитать ее на ихъ лицахъ, но въ нихъ ничего не высказалось ясно.

Черты императрицы выражали какое-то необычное для нея безпокой­ ство и принужденность, а въ глазахъ короля виднлся отпечатокъ Грусти, которую не могла скрыть его Принужденная улыбка.

Онъ учтиво обращался ко всмъ тмъ изъ насъ, которыхъ зналъ;

прочихъ представила ему Императрица. Со мною онъ былъ очень лю­ безенъ. Все было расчислено, чтобы наполнить день, который съ об­ ихъ сторонъ желали провести скоре. Вс Пересли въ красивыя шлюпки, чтобы переправиться на галеру, гд долженъ былъ происхо­ дить обдъ. Трудно было представить себ судно великолшіе, изящ Библиотека "Руниверс" СТАНИСЛАВЪ И ЕКАТЕРИНА.

не и Роскошне. За столомъ по правую руку Императрицы сидлъ король, по лвую — Кобенцеля князь Потемкинъ, Фитцъ-Гербертъ и я помстились противъ ихъ Величествъ.

За обдомъ мало ли, мало говорили, только смотрли друга на друга, слушали прекрасную музыку и пили за здравіе короля, при грохот пушечнаго залпа. По выход изъ-за стола, король взялъ изъ рукъ пажа перчатки и вееръ Императрицы и подалъ ей. Посл того онъ сталъ искать и никакъ не могъ найти свою шляпу;

Императрица, замтивъ это, велла принести шляпу и подала ее королю. Принимая ее, Станиславъ сказалъ: «Когда-то, ваше величество, вы пожаловали мн другую шляпу, которая много лучше этой» *).

Мы возвратились на царскую галеру. Король пробылъ еще не­ много времени и въ восемь часовъ ухалъ въ Капёвъ.

Когда наступила ночная темнота, Канёвская гора зардлась огня­ ми;

по уступамъ ея была прорыта канава, наполненная горючимъ ве­ ществомъ;

его зажгли, и оно казалось лавою, Текущею съ огпедыша щей горы, и сходство было тмъ разительне, что на вершин горы взрывъ боле 100,000 ракетъ озарилъ воздухъ и удвоилъ свтъ, отра­ зившись въ водахъ Днпра. Флотъ нашъ тоже былъ великолпно осв­ щенъ, такъ что на этотъ разъ для насъ не было ночи. Король при­ гласилъ насъ къ себ, и мы отправились. Онъ далъ великолпный балъ, но Императрица отказалась участвовать въ немъ. Напрасно Станиславъ упрашивалъ ее остаться еще хоть сутки: пора милостей для него миновала! Екатерина сказала ему, что боится опоздать на встрчу Императора, который долженъ былъ съхаться съ нею въ Хер­ сон. Мы ухали на другое утро. Такъ Минуло это свиданіе, которое, при всей своей великолпной театральность займетъ мсто скоре въ роман, нежели въ исторіи. Въ нкоторомъ отношеніи оно было вы­ годно для короля: онъ усплъ разрушить замыслы партіи, вредившей ему. Князь Потемкинъ даже пытался помирить съ нимъ племянника своего, генерала Враницкаго;

но Браницкій такъ неохотно склонился къ тому и велъ себя такъ Неприлично гордо, что они разстались, еще боле недовольные другъ другомъ, чмъ прежде. Такъ какъ король вы­ разилъ совершенную покорность вол Ииператрицы, то она, во ува­ женіе этого, ршилась защищать его отъ враговъ. Она пожаловала ему Андреевскую ленту, и съ ея дозволенія король надлъ орденъ *) (Въ дневникъ Храповицкаго: 26 Апрля 1787 г. „Были довольны, что избавились вчерашняго безпокойства. Кпяеь Потемкинъ ни слова не говорилъ;

принуждена была го­ ворить безпрестанно;

языкъ засохъ. Почти осердили, прося остаться. Король торговалса ва три, на два дня, или хотя для обда на другой день“).

Библиотека "Руниверс" 238 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

Благо орла иа генерала Энгельгардта, племянника Потемкина. По отъзд изъ Канева Станиславъ - Августъ поспшилъ на встрчу императору Іосифу Іі, падясь снискать его расположеніе и отвра­ тить опасность, грозившую ему со стороны могучаго и честолюбиваго сосда, уже обнаружившаго желаніе распространить предлы Га­ лиціи. Императоръ принялъ его ласково и уврялъ, что не только не замышляетъ гибели Польши, но что будетъ противиться другимъ дер­ жавамъ, въ случа покушеній ихъ на эту страну. Тщетныя общанія!

Въ глазахъ самыхъ строгихъ къ себ государей политика рдко подчи­ няется нравственнымъ законамъ: польза руководитъ ихъ дйствіями.

Станиславъ, на время успокоенный, не замчалъ опасностей своего положенія. Одна дишь сила упрочиваетъ независимость;

она уже про­ пала, коль скоро ея надежда возложена на чужое покровительство. Только готовностью къ борьб можно внушить уваженіе къ себ и найти со­ юзниковъ, вмсто Покровителей.

Наше плаваніе было успшно. Иногда только насъ задерживали противные втры. ІО Мая*) мы благополучно прибыли въ Кре­ менчугъ.

Скучное Пребываше въ Кіев, зима и въ особенности недовольный видъ Румянцова располагали къ Грусти веселоправпую Императрицу.

По высадк въ Кременчугъ иная картина представилась Взорамъ ея:

весна, ожививъ природу, придала предметамъ праздничный видъ, и свтлая, Прелестная зелень Украшала все, даже болота. Домъ обшир­ ный, красивый, построенный и расположенный по вкусу Екатерины;

Англійскій садъ, въ которомъ Волшебнымъ образомъ князь Потемкинъ Насадилъ огромнйшія деревья;

прекрасный видъ, украшенный тни стой зеленью, цвтами и водою;

12,000 вновь снаряженнаго войска;

собраніе Bcro дворянства губерніи, въ богатыхъ нарядахъ, и купцовъ, Съхавшихся со всхъ концовъ имперіи;

наконецъ, повсемстное дви­ женіе посл трехмсячнаго покоя и близость къ цли этой необыкно­ венной поздки, занявшей вниманіе Европы: вотъ чмъ открылись для меня эти новыя зрлища. Удовольствіе Екатерины, при ежедневномъ вид новыхъ, Занимательныхъ предметовъ, высказывалось ясно. Потем­ кинъ, необыкновенный всегда и во всемъ, явился здсь столько же дятельнымъ, сколько былъ Лнивъ въ Петербург. Какъ будто ка­ кими-то чарами умлъ онъ преодолвать вс возможныя препятствія, побждать природу, сокращать разстоянія, скрывать недостатки, обма­ нывать зрніе тамъ, гд были лишь однообразно-песчаныя равнины, давать пищу уму на пространств долгаго пути и сообщать видъ жизни *) (По новому стилю).

Библиотека "Руниверс" '2 3 ВЪ КРЕМЕНЧУГ.

степямъ и пустынями Станціи были размщены такимъ образомъ, что Путешественники не могли утомиться: флотъ останавливался всегда въ виду селеній и городовъ, расположенныхъ въ живописныхъ мстно­ стяхъ. По Лугамъ паслись многочисленныя стада;

по берегамъ распо­ лагались толпы поселянъ;

пасъ окружало множество шлюпокъ съ паш­ нями и двушками, которые пли простонародный псни;

ничего не •было забыто.

Надобно согласиться, что хотя Потемкинъ былъ плохой полково­ децъ, своенравный дипломатъ и далеко невеликій государственный че­ ловкъ, но за то самый необыкновенный, самый ловкій царедворещ. Впрочемъ, если бы и снять искусственную оболочку съ его созданій, осталось бы все-таки много существеннаго. Когда онъ принялъ въ управленіе эти обширныя области, въ нихъ было только 200,000 жи­ телей;

а при немъ въ нсколько лтъ населеніе возросло до 800,000, число, впрочемъ, еще незначительное для пространства на 800 миль въ длину и 100 въ ширину.

Приращеніе это составляли колонисты Греческіе, Нмецкіе, Поль­ скіе, инвалиды, уволенные солдаты и матросы *). Одинъ Французъ, По­ селившійся здсь за три года до нашего прізда, сказалъ мн, что, прозжая ежегодно эту страну, онъ находилъ новопостроенныя, бога* тыя селенія тамъ, гд за годъ была пустыня.

Въ Кременчуг Потемкинъ далъ намъ зрлище большихъ манев­ ровъ, въ которыхъ участвовали 45 эскадроновъ конницы и много­ численная пхота. Я рдко Видывалъ такое прекрасное и блестящее войско. Движенія ихъ могли дать намъ понятіе объ этой тактик, страшной для Турокъ, хотя, можетъ быть, и недостаточной противъ другихъ войскъ. Впослдствіи мы дали имъ славные уроки, кото­ рыми они прекрасно воспользовались. Вся ихъ тактика въ то время, какъ я ихъ видлъ, состояла въ движеніи четырьмя колоннами съ цпью стрлковъ впереди, предшествуемыхъ казачьимъ отрядомъ. Предполо­ живъ, что непріятель приближается въ значительныхъ силахъ, колонны строились въ четыре большія трехшеренговыя карре;

казаки отступали за колонны и, построясь фронтомъ въ одну шеренгу, становились въ ихъ промежутки такимъ образомъ, что весь боевой порядокъ имлъ видъ четырехъ бастіоновъ и двухъ куртинъ;

артиллерія становилась въ углахъ карре. Въ эту минуту, предполагая, что карре окружены непріятелемъ (какъ обыкновенно бываетъ въ сраженіяхъ съ Турками), вдругъ открывался сильный огонь, посл котораго, если непріятель •) (C’est un tas de canailles (толпа Мошенниковъ), жавъ однажды, уже по смертк Потемкина, выразилась Екатерина).

Библиотека "Руниверс" 240 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

приведенъ въ замшательство, карре двигалось, стрлки высылались впередъ, а казаки, опустивъ пики, съ гикомъ бросались па опрокину­ таго непріятеля, чтобы довершить его пораженіе.

Посл блистательнаго смотра войскъ, Императрица, чтобы выра­ зить князю свое удовольствіе, сказала ему: въ порыв искренней радо­ сти: «Отъ Петербурга до Кіева мн казалось, что пружины моей имперіи ослабли отъ употребленія;

здсь он въ полной сил и дй­ ствіи».

Слдуя непремнной привычк своей, Императрица и здсь при­ нимала духовенство, мстное начальство и купцовъ, потомъ пригла­ сила все дворянство на вечеръ, кончившійся валомъ, и вслдъ за тмъ возвратилась на свою галеру.

Несмотря на то, что рка становилась все шире, плаваніе наше затруднялось. Часто противные или слишкомъ слабые втры приби вали насъ къ островамъ или останавливали на мели;

иногда мы при­ нуждены были стоять на якор цлые сутки. Но видъ незнакомыхъ мстъ, пріятность поздки по стран, гд недавно еще жили Запорож­ скіе казаки, разбойники и враги всякаго труда, а теперь поселились люди мирные и трудолюбивые, наконецъ уютность нашихъ галеръ, пріятное чтеніе и бесда, все это сокращало время такъ, что незна­ чительныя остановки на этомъ дальнемъ пути доставляли намъ развле­ ченіе. Даже Императрица, казалось, была такъ довольна собой и нами, что не безъ досады ожидала скораго окончанія нашего плаванія. Она должна была спшить, чтобы не пришлось дожго дожидаться ея импе­ ратору, который, по дошедшимъ къ намъ извстіямъ, уже прибылъ въ Херсонъ.

Делинь, будучи двадцатью годами старше меня, удивлялъ меня живостью своего воображенія и юношескимъ умомъ. Рано утромъ бу­ дилъ онъ меня стукомъ въ тонкую Перегородку, которая отдляла era кровать отъ моей, и читалъ экспромты въ стихахъ и псенки, только что имъ сочиненныя. Немного погодя, его егерь приносилъ мн письмо въ 4 и 5 страницъ, гд остроуміе, шутка, политика, любовь, военные анекдоты и Эпиграммы Мшались самымъ Оригинальнымъ образомъ. Онъ требовалъ немедленнаго отвта. Ничего не могло быть послдователь не и точне этой странной, ежедневной переписки, которую вели между собою Австрійскій генералъ и Французскій посолъ, лежа стна объ стну въ галер, недалеко отъ Повелительницы Свера, на вол­ нахъ Борисена, въ земл казаковъ и на пути въ страны Татарскія.

Множество разнообразныхъ забавъ, любопытные и остроумные раз­ сказы Екатерины, дльныя хотя нсколько грустныя разсужденія Фитцъ Герберта, шутки Нарышкина и неутомимая веселость Кобенцеля, ко Библиотека "Руниверс" ЗАКЛАДКА ЕКАТЕРИНОСЛАВА.

торый заставилъ насъ разыгрывать пьески въ спальн Государыни, все это пріятно разнообразило нашъ досугъ.

Между тмъ, препятствія и задержки на пути умножались, нетер­ пніе Государыни возрастало, какъ вдругъ мы получили извстіе, что императоръ, на другой день по прізд въ Херсонъ, ухалъ оттуда и поспшилъ въ Кайдакъ, отъ котораго мы были недалеко. Императоръ намревался выхать на встрчу царской галер;

но Потемкинъ, ко­ торый отправился впередъ въ Кайдакъ, предварилъ объ этомъ Импе­ ратрицу, вслдствіе чего она вышла на берегъ, оставила почти всхъ насъ на галерахъ, сла въ карету, поспшила на встрчу императору и встртила его близъ Одинокаго казацкаго хуторка, гд монархи про­ были нсколько часовъ и вмст отправились въ Кайдакъ, куда и мы пріхали на слдующій день, 19 Мая утромъ.

Императрица собралась въ путь съ такою поспшностью, что даже не взяла достаточной прислуги, и потому нелегко было при­ готовить обдъ для двухъ Державныхъ особъ. Князь Потемкинъ, гене­ ралъ Браницкій и принцъ Нассау весело состряпали обдъ, какъ ум­ ли и. разумется, плохо;

Инаго нельзя было и ожидать отъ такихъ Са­ новитыхъ Поваровъ.

Мы пробыли въ Кайдак весь день 19 числа, чтобы дождаться если не всхъ судовъ (потому что многія изъ нихъ сли на мель) то по крайней мр тхъ, на которыхъ находились люди и вещи, необхо­ димыя для продолженія нашего путешествія. 20 Мая мы расположились въ палаткахъ, въ восьми верстахъ отъ Кайдака, на мст, гд Импе­ ратрица хотла построить Екатеринославъ. Въ царскомъ шатр Отслу­ жила молебенъ, и государи, въ присутствіи архіепископа, совершили закладку собора новаго города въ чрезвычайно красивой мстности.

Онъ долженъ былъ возникнуть на высот, съ которой далеко виденъ Извивающійся Днпръ, съ его лсистыми островками, оживляющими его теченіе въ этомъ мст. Посл этого мы обдали на дач мстна­ го губернатора. Она была расположена по берегу рки, въ виду глав­ нйшаго порога, который долго считался ^преодолимымъ препятствіемъ для прохода торговыхъ судовъ. Въ самомъ дл, Днпръ въ этомъ м­ ст во всю свою ширину загроможденъ цпью скалъ, изъ которыхъ одн равны съ водою, а другія высятся надъ ея уровнемъ и мстами образуютъ нсколько до того Шумныхъ водопадовъ, что мы не могли разслышать слова другъ друга. Потокъ здсь съ яростью и пною бьется о скалы. Съ перваго взгляда кажется, что невозможно про­ хать между этими скалами на самомъ легкомъ челн и съ самыми отважными гребцами. Однакоже невдалек стояло на якор большое судно и лодка, назначенныя для прозда черезъ пороги. Князь По III, 1G „Русскій Архивъ* 1907.

Библиотека "Руниверс" 242 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

теткинъ, принцъ Нассау и я хотли было отважиться па эту поздку, но насъ остановило ршительное запрещеніе Императрицы. Суда въ виду насъ счастливо прошли опасный проливъ съ быстротою стрлы;

но ихъ такъ сильно начало, что, казалось, они ежеминутно могутъ разбиться и л и исчезнуть въ волнахъ;

особенно мелкія лодки безпре­ станно пропадали изъ виду. Намъ сказали, что при полной вод проздъ этотъ удобне, особенно при помощи ловкихъ старыхъ Запорожцевъ, привыкшихъ къ такимъ опаснымъ подвигамъ. Князь Потемкинъ такъ полагался на ихъ опытность и увреніе, что предположилъ спустить до Херсона вс суда, на которыхъ мы плыли изъ Кіева до Кайдака.

Изъ Екатеринослава мы выхали въ степь;

такъ называются въ Россіи обширныя пустынныя равнины, совершенно л ипіенныя дере вьевъ и только прорзанныя черезъ большіе промежутки совсмъ го­ лыми холмами, у подножья которыхъ извиваются мелкіе ручьи. Сплошь и рядомъ приходится прохать 20, 30 верстъ не встртивъ ни одного человка, ни дома, пи Деревца. Въ Африк пустыни Песчаныя, на Во­ сток он мене безплодны и представляютъ собою травяныя пастбища.

Огромныя стада овецъ и многочисленные табуны лошадей одни оживляюхъ эти безконечцыя степи, гд ихъ оставляютъ бродить круг­ лый годъ. При первомъ взгляд этотъ необъятный зеленющій гори­ зонтъ, гд ничто не останавливаетъ Взора, производитъ тоже впеча­ тлніе какъ океанъ;

точно онъ придаетъ мыслямъ больше глубины и величія, но по мр движенія впередъ, это однообразіе нагоняетъ грусть, и вскор затмъ является страшное утомленіе отъ невозможности уви­ дть что либо надъ собой и вокругъ себя кром неба и безграничной степи. Единственное разнообразіе доставляютъ многочисленныя возвы­ шенія, которыя кажутся воздвигнутыми человческими руками. Долгое время мннія объ ихъ происхожденіи раздлялись: одни думали, что это древнія могилы, а другіе увряли, что эти курганы были сдланы Скиами и Татарами для того, чтобы можно было издали замтить не­ пріятелей, могущихъ иначе застигнуть ихъ врасплохъ. Правдивость перваго изъ этихъ мнній уже окончательно доказана.


Все пространство, тянущееся въ Европ отъ Буга до Азовскаго моря, а въ Азіи отъ Кавказа до границъ Китая, представляетъ огром­ ное море степи. Та часть ея, гд мы находились, похожа на гладкое полотно, иа которомъ художникъ началъ писать картину, изобразивъ нсколько рощицъ и обработанныхъ полей;

но такъ какъ работа эта подвигается медленно, то въ теченіи долгаго вка степь будетъ имть видъ пустыни.

Наканун нашего прізда въ Херсонъ, мы перехали рку Ка­ менку, нкогда служившую Рубежемъ между Ногайскими Татарами и Библиотека "Руниверс" ХЕРСОНЪ.

казаками. Посл поздки по 400 верстному степному пространству насъ неожиданно и пріятно поразилъ видъ Херсона. Но и безъ этого обстоятетьства мы не могли не дивиться при вид столькихъ новыхъ, Величественныхъ зданій. Мы увидли почти уже оконченную крпость, казармы на 80,000 человкъ, адмиралтейство со всми принадлежно­ стями, арсеналъ, заключающій въ себ до 600 орудій, два военные корабля и Фрегатъ, снаряженные къ спуску, публичныя зданія, Воз­ двигаемый въ разныхъ мстахъ, нсколько церквей прекрасной архи­ тектуры, наконецъ цлый городъ, уже торговый, съ 2000 Домовъ и Лавками, полными Греческихъ, Константинопольскихъ и Французскихъ товаровъ;

въ гавани его заходило и стояло до 200 купеческихъ су­ довъ. Если присоединить къ этому 18,000 рабочихъ, блестящее войско, присутствіе нсколькихъ иностранныхъ дипломатовъ и путешественни­ ковъ, въ стран, пріобртенной Россіею только со времени Кайнард жійскаго мира, которою занялись недавно и только три года предъ тмъ освободили отъ Татарскихъ стран набговъ: то можно себ предста­ вить, въ какой степени зрлище это льстило самолюбію Императрицы, и понятно удивленіе присутствующихъ и восторгъ, съ какимъ они превозносили дарованія и подвиги Потемкина.

Правда, что очарованіе было мимолетное, и удивленіе наше н­ сколько охладилось Размышленіемъ. Разсмотрвъ Херсонъ вблизи и подробно, мы замтили, что его мстоположеніе дурно выбрано, что корабли вообще не могутъ подыматься по Днпру ипаче, какъ безъ груза, а военныя суда, здсь построенныя, не могуть свободно спу­ скаться по рк безъ помощи камелей *). Не было ни набережной, ни пакгаузовъ для товаровъ;

судебныя мста были худо устроены и отправляли дла медленно и дурно;

наконецъ, испаренія болотъ и островковъ поросшихъ тростникомъ возл города вредно дйствовали на здоровье жителей.

Я ршился сообщить Потемкину эти замчанія, которыя я слы­ шалъ отъ многихъ купцовъ. Чтобы поправить дло, князь предполагалъ устроить портъ въ 30 верстахъ ниже по Днпру, учредить карантинъ, построить Набережную и магазины, преобразовать суда и осушить окружныя болота. Онъ уже Истребовалъ и получидъ деньги нужныя для нкоторыхъ изъ этихъ работъ. Но Высушка болотъ мн казалась невозможною: для этого нужно было истребить весь тростникъ, не­ обходимый для топки и покрышки Домовъ въ этомъ краю, гд на про­ странств нсколькихъ сотъ верстъ не было лсу.

*) (Въ подлинникъ chameaux. Это камеди, по с ю Варю Даля: пара плоскодонныхъ ^судовъ, съ выкатомъ длн подводки подъ корабль, подъема ж проводка по мелководью).

16* Библиотека "Руниверс" 244 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

Первые дни нашего пребыванія въ Херсоп были употреблены на разъзды по городу, па парадные пріемы, обды, на которыхъ бывало до 120 приборовъ, концерты и балы. Императрица пригласила насъ обдать съ нею иа дач, верстахъ въ 15 отъ Херсона *). На слдующій день мы присутствовали съ нею при спуск 80 пушечнаго корабля, другого 66 пушечнаго и одного Фрегата. На слдующій день при двор былъ парадный балъ, во дворц, построенномъ не слишкомъ прочно, но изящно.

Императрица намревалась отправиться въ Кинбурнъ, въ виду Очакова;

но это было похоже на военный осмотръ Турецкой терри­ торіи и уже черезчуръ смло. Прибытіе Турецкой эскадры, состояв­ шей изъ 4 кораблей и ІО Фрегатовъ и вошедшей въ Лиманъ близъ Очакова, отстранило намреніе Екатерины, и эта неудача произвела на нее непріятное впечатлніе. Намъ уже не для чего было медлить въ Херсон, и мы отправились въ Крымъ, вслдъ за двумя Держав ными предводителями нашего каравана.

Говоря о Херсон, кстати сообщить полученныя нами тогда извстія о ход военныхъ переговоровъ въ Константинопол. Неожи­ данное появленіе Турецкой эскадры въ усть Днпра и пріздъ н­ сколькихъ Французскихъ офицеровъ въ Очаковъ возбудили въ Русскихъ министрахъ и придворныхъ неудовольствіе, возраставшее до негодова­ нія. «Какъ понять это, говорили они, что именно въ то время, когда только что подписанъ былъ дружественный договоръ съ Франціею, и Французскій посолъ сопровождаетъ Императрицу, которая оказываетъ ему вниманіе и довріе, мы видимъ, что Французскіе инженеры зани­ маются устройствомъ артиллеріи, Флота и приготовленіями къ войн у враговъ нашихъ?»

Князь Потемкинъ нсколько разъ съ жаромъ и негодованіемъ говорилъ мн объ этихъ мнимыхъ козняхъ Французскаго правительства и упрекалъ меня въ томъ, что я поднялъ пустую тревогу и только подстрекнулъ этимъ Турокъ къ непріязненнымъ дйствіямъ, которыя могли повести къ войн. Если бы я хотлъ прибгнуть къ хитрости, притвориться, будто ничего не знаю, и осудить эти дйствія, исполненныя по моимъ же совтамъ, то не успокоилъ бы Негодующаго князя и только потерялъ бы уваженіе, которое снискалъ своею прямотою.

Поэтому я отвчалъ не какъ царедворецъ, а какъ министръ, что Турки имють поводъ безпокоиться, что поступки Булгакова въ отно­ шеніи къ Шуазелю отняли у насъ всякую возможность успокоить ихъ дале;

въ заключеніе я прибавилъ даже, что мы бы должны быди по *) Въ слободъ Блозерк, принадлежавшей графу Александру Андреевичу Безбородко Библіотека "Руниверс" ІОСИФЪ ІІ-Й.

лдрять, Одобрять и поддерживать оборонительныя мры Порты: «Нашъ образъ дйствій откровененъ и неизмненъ. Мы всегда объявляли, что хотя король всячески старается объ удовлетвореніи справедливыхъ жалобъ Россіи, однакоже, руководясь высокими цлями, ршился упо­ требить съ своей стороны вс возможныя средства, чтобъ охранить безопасность Оттоманской имперіи. Не чему удивляться, что, несмотря на ваши мирныя увренія, которыя, конечно, искренни, Порта прини­ маетъ благоразумныя предосторожности. Поставьте себя на ея мст* Если бы султанъ пріхалъ въ Очаковъ съ своими визирями, съ могу­ щественнымъ союзникомъ, съ грознымъ флотомъ и 150,000 арміею, то, разумется это васъ бы нсколько обезпокоило;

вы стали бы на-сто рож и принялись бы укрплять Херсонъ и собирать войска».

Мои доводы были неоспоримы;

князь мн не возражалъ. Откро веиная рчь моя успшне подйствовала, чмъ Неловкая скрытность.

Холодность Императрицы въ обращеніи со мною исчезла мало-по-малу*).

Въ Канев видлъ я короля, лишеннаго власти и значенія, но окруженнаго величіемъ и блескомъ, свойственнымъ великимъ монар Хамъ;

по странной Противоположности, въ Херсон увидлъ я могущее ственнаго императора, отличавшагося простотою вншности, скромнаго и Привтливаго, врага всякой принужденности. Онъ допускалъ и самъ -заводилъ разговоръ обо всемъ, безъ всякихъ притязаній блистать чмъ либо, кром обширныхъ познаній, Основательныхъ сужденій и образо­ ваннаго ума. Когда Екатерина хотла представить меня Іосифу Іі, онъ сказалъ ей: «Здсь я только графъ Фалкенштейнъ, а потому мн са­ мому слдуетъ представиться послу Франціи». Іосифъ пріхалъ въ Россію въ простой Коляск, въ сопровожденіи одного генерала и двухъ служителей. При строгомъ соблюденіи инкогнито, онъ имлъ выгоду и удовольствіе лучше все видть и слышать;

поэтому онъ непремнно хотлъ, чтобы его принимали не какъ монарха, а какъ обыкновеннаго путешественника. Каждое утро приходилъ онъ къ Императриц передъ ея выходомъ и, Вмшавшись въ толпу, вмст съ прочими ожидалъ ея появленія. Днемъ гулялъ онъ по окрестностямъ, и такъ какъ я имлъ счастіе ему понравиться, онъ длалъ далекія прогулки вмст со мною запросто, взявъ меня подъ руку. Въ разговорахъ со мною онъ далъ мн понять, что мало сочувствовалъ честолюбивымъ замысламъ Екате­ рины. Въ этомъ отношеніи политика Франціи ему нравилась, с Констан­ тинополь, говорилъ онъ, всегда будетъ предметомъ зависти и раздоровъ, вслдствіе которыхъ великія державы никогда не согласятся насчетъ *) (Однакоже, въ Дневник Храповицкаго записано, что депеши Сегюра подверга­ лись тайному Досмотру).

Библиотека "Руниверс" ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

раздла Турціи». Его не поражали быстрые успхи Русскихъ предпрія­ тій. «Я вижу боле блеска, чмъ дла, говорилъ онъ;

Потемкинъ дя­ теленъ, но онъ боле способенъ начать великое предпріятіе, чмъ при­ вести его къ окончанію. Впрочемъ, все возможно, если расточать деньги и не жалть людей. Въ Германіи или во Франціи мы не посмли бы и думать о томъ, чтЬ здсь производится безъ особенныхъ затрудненій.»

Въ другой разъ разговоръ зашелъ о Потемкин. Іосифъ сказалъ, между прочимъ: сЯ понимаю, что этотъ человкъ, несмотря на свои Стран­ ности, могъ пріобрсти вліяніе на Императрицу. У него твердая воля, пылкое воображеніе, и онъ не только полезенъ ей, но необходимъ. Вы знаете Русскихъ и Согласитесь, что трудно сыскать между ними чело­ вка, боле способнаго управлять и держать въ рукахъ народъ еще грубый, недавно лишь тронутый Просвщеніемъ, и обуздать дворъ слишкомъ издавна привыкшій къ затворамъ». Кобенцель, видя вни­ маніе ко мн Императора, тоже становился со мною Откровенное и до врчиве. Но хотя онъ искренно уврялъ меня, что ему предписано содйствовать мн въ утвержденія мира, онъ боялся, чтобы импера­ торъ не склонился къ войн, если Императрица, ограничиваясь пред­ положеніемъ занять Очаковъ и Аккерманъ, отстранить мысль о даль­ нйшихъ завоеваніяхъ. Но Кобенцель говорилъ мн, что императоръ крайне неохотно согласится иа это, потому что будетъ опасаться раз­ рыва съ Пруссіею и Франціею въ случа такой уступки въ пользу своей союзницы.


Между тмъ изъ Константинополя пріхали Булгаковъ и Гербертъ, интернунцій императора, и между ними, графомъ Безбородкою и мною начались переговоры. Мн сказали, что длй все боле и боле запу­ ты ванія, что въ Кандіи чернь предалась неистовствамъ и сорвала Флагъ съ дома Русскаго консула. Также носились слухи, что въ Родо­ с, вслдствіе возмущенія, Русскій консулъ убитъ. Мы сговорились, съ согласія Императрицы, изложить письменно нсколько предложеній и тутъ же условились о главныхъ пунктахъ.

ІІроводивъ насъ до Севастополя, Булгаковъ долженъ былъ отпра­ виться въ Константинополь и представить эти предложенія Порт, сооб­ щить ихъ однако напередъ Французскому послу и Австрійскому интер­ нунцій), и дйствовать согласно съ ними.

Графъ Безбородко уврялъ меня, что онъ немало упрекалъ Бул­ гакова за его отношенія къ Шуазелю, отъ чего начались вс тре­ воги Турокъ. Такъ какъ Безбородко говорилъ совершенно тоже, что Кобенцель, то я не могъ сомнваться въ его чистосердечіи. Основные пупкты предложеній, нами составленныхъ сообразно съ прежними до­ говорами, были слдующіе. Порта должна выдать требуемый Фирманъ* Библиотека "Руниверс" ТАТАРЫ ВСТРЧАЮТЪ ЕКАТЕРИНУ.

споры о зависимости Грузіи прекращаются;

Порта должна принудить Алжирцевъ возвратить захваченныя ими Русскія суда, дозволить Рус­ скимъ наказать Кубанскихъ Татаръ, которые тогда взяли въ плнъ до 1000 Русскихъ, и удерживать за предлами Буга Запорожцевъ, по­ селившихся на ея земляхъ;

за тмъ Турки должны обязаться впередъ не забирать соли въ Крыму боле установленнаго количества, не* во­ зобновлять требованій о выдач господаря Маврокордато *), бжавшаго въ Россію, и наконецъ наказать бунтовщиковъ, которые нанесли обиду консуламъ Императрицы въ Родос и Кандіи. Эти требованія были справедливы. Но, несмотря на это, легко могло случиться, что въ случа неискренности въ дйствіяхъ послдовалъ бы отказъ;

стоило только, Вручая этотъ актъ, принять высокомрный и грозный видъ.

Князь Потемкинъ могъ отважиться на это, имя подъ руками готовую армію, состоявшую изъ 153,000 человкъ, совершенно снаряженныхъ и расположенныхъ въ Кременчуг, Херсон, Елисаветград, Полтав и Крыму. Новое обстоятельство подтвердило однако надежды на миръ. Іо­ сифъ ІІ получилъ ненріятное извстіе изъ Нидерландовъ, гд возникали безпокойства. Эти смуты, разумется, отвлекли его отъ мысли содй­ ствовать Императриц, если бы она захотла начать войну съ Турками.

Въ это же время прибылъ въ Херсонъ Неаполитанскій дипломатическій агента г. Галло подъ предлогомъ изъявить Императриц Дружественное расположеніе своего двора;

но собственно онъ имлъ цлью осмотрть Херсонъ и извдать средства къ выгодігйшему употребленію торго­ выхъ льгота, которыя Неаполитанское правительство упрочило догово­ ромъ. 29 Мая мы отправились изъ Херсона въ Кизикермень, находящійся на правомъ берегу Днпра, въ 75 верстахъ отъ Херсона къ Сверо­ востоку... Здсь мы переправились черезъ Днпръ. По выход на про­ тивоположный берегъ Императрица была встрчена семьями знатныхъ Татаръ, явившихся съ привтствіемъ и послдовавшихъ за Госуда­ рынею. Отсюда до Перекопа мы похали Ногайскою степью. На этой безлсной равнин только въ одномъ мст видны слды челов­ ческаго труда: это древній блокаменный мостъ, надъ небольшою рч­ кою, Называемою Каленчакомъ. Татары, какъ и Арабы, состоятъ изъ нсколькихъ ордъ, изъ которыхъ одн живутъ по Крымскимъ городамъ, а другія кочуютъ по степи. Когда страна эта была завоевана Русскими, большая часть этихъ кочующихъ ордъ покинули ее и двинулись на Ку­ бань, и потому мы застали только небольшіе Станы ихъ;

шатры, табуны лошадей, стада и верблюды нсколько оживляли однообразный видъ.

*) (Гд теперь прекрасный портретъ этого Маврокордато, виднный нами во Ьсе святскохъ подъ Москвою, у Софьи Александровны Эбернъ, урожд. Санти?) Библиотека "Руниверс" 248 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

Прежде этотъ городъ принадлежалъ Ногайскимъ Татарамъ, а те­ перь опъ составляетъ часть Новороссіи. Греки, основавшіе его, сна­ чала назвали Ольвіополемъ;

цари переименовали его въ Блую Вжу, затмъ въ Бериславля а Татары назвали его Кизикермень, что на ихъ язык означаетъ городъ двушекъ. Онъ длался поперемнно добычей Козаровъ, ІІеченговп и Татаръ. Солончаки и Окаменлости, въ изоби­ ліи встрчающіеся въ окружающей его равнин, даютъ поводъ думать, что нкогда эта область находилась подъ водой.

Потемкинъ, всегда старавшійся преодолвать препятствія, разно­ образить величественныя картины, представлявшіяся Взорамъ Импе­ ратрицы, и оживлять даже пустыню, устроилъ станъ изъ 30 Наряд­ ныхъ и богато убранныхъ шатровъ;

вокругъ нихъ нежданно передъ глазами Екатерины появилось 50 эскадроновъ Донскихъ казаковъ. Ихъ живописный Азіатскій нарядъ, быстрота движеній, легкость лошадей, ихъ Гарцованіе, Гиканіе, пики, все это дало намъ возможностъ позабыть, что мы въ степи, и пріятно провести время, которое иначе показалось бы долгимъ и Скучнымъ.

Императрица, будучи недовольна мною, не говорила со мною въ продолженіи нсколькихъ дней, но здсь она обратилась ко мн съ прежней ласкою. Кто-то усердно постарался уврить ее, что я Нам­ реваюсь воспользоваться отпускомъ, который мн присланъ Монморе немъ, и отправиться во Францію. Поэтому, въ Кизикермен, садясь въ карету, она сказала мн: «Напрасно вы связываете себя, графъ. Если вамъ скучно въ степи, то кто же вамъ мшаетъ хать въ Парижъ, гд васъ ожидаетъ столько удовольствій?» И затмъ она сла въ ка­ рету, не дождавшись моего отвта.

Понятно, что я горлъ нетерпніемъ получить объясненіе этихъ Странныхъ, неожиданныхъ словъ. Только что она расположилась въ своемъ шатр, я подошелъ къ ней и попросилъ истолковать мн смыслъ этой непонятной для меня шутки.

Императрица сказала мн: «Это вовсе не шутка. Я ужъ не разъ вамъ говорила, что ваши Парижскія красавицы, безъ сомннія, со жалютъ васъ, что вы должны прохать полторы тысячи миль по варвар ской стран, по степямъ, со скучной царицей. А потому, узнавъ, что вы просили отпуска, я не хотла съ своей стороны задерживать васъ, хотя мн и не хотлось бы васъ отпускать».

Я съ жаромъ опровергалъ ея Неосновательное мнніе обо мн и моихъ чувствахъ къ ней. «Стало быть, ваше величество, отвчалъ я, вы считаете меня человкомъ слпымъ, Неблагодарнымъ, безразсуднымъ и съ грубымъ вкусомъ. Я даже, къ моему горю, принужденъ видть въ этомъ остатокъ вашего предубжденія вообще противъ всхъ Фран Библиотека "Руниверс" КАЛМЫЦКАЯ ПАЛАТКА.

цузовъ, но они не заслуживаютъ такого Неосновательная осужденія.

Нигд васъ такъ не уважаютъ и не Цнятъ, какъ во Франціи, и въ этомъ отношеніи я врный представитель своихъ соотечественниковъ.

Къ искреннему моему сожалнію, я долженъ буду на время ухать по возвращеніи вашемъ въ Петербургъ;

но если вамъ угодно, чтобы я халъ ране, то это будетъ для меня тоже, что ссылка».

«Я этого вовсе не хочу, сказала она съ улыбкою;

напротивъ того, мн бы хотлось, чтобы вы всегда могли быть при мн, и вы это очень хорошо знаете. Хоть я Немножко и посердилась на васъ по случаю недавняго посщенія, которымъ меня удостоили ваши умные ученики, бородатые Турки, но теперь моя досада прошла совершенно». Посл этого она стала говорить о предложеніяхъ, сдланныхъ ею Порт, и между прочимъ сказала: «Король увидитъ, что я уступчива, искренно желаю мира и вовсе не такъ честолюбива, какъ обыкновенно полага­ ютъ». Затмъ Гесударыня стала со мною снова очень Любезна и привтлива.

Вечеромъ, когда мы разошлись отъ Императрицы, І о с и ф ъ І і, желая воспользоваться прекрасною ночью, взялъ меня подъ руку и отпра­ вился со мною гулять. Мы довольно долго ходили по этой обширной равнин, гд взоръ не находитъ преградъ. При вид нсколькихъ вер­ блюдовъ и Татарскихъ пастуховъ, бродившихъ въ степи, императоръ сказалъ мн;

«Какое странное путешествіе! Кто бы могъ подумать, что я вмст съ Екатериною ІІ, Французскимъ и Англійскимъ послами буду.бродить по Татарскимъ степямъ! Это совершенно новая страница въ исторіи. «Мн скоре кажется, отвчалъ я, что эта страница изъ «Тысячи и одной ночи», что меня зовутъ ДжаФаромъ, и что я прогу ливаюсь съ халифомъ Гаруномъ-Аль-Рашидомъ, по обыкновенію его, переодтымъ.

Черезъ нсколько минутъ посл того императоръ вдругъ оста­ новился и, протирая себ глаза, сказалъ: «Право, я не знаю, на яву ли это, или ваши слова о «Тысяч и одной ночи» подйствовали на мое воображеніе: Посмотрите въ ту сторону».

Я обернулся, и предметъ, поразившій его, показался и мн не мене страннымъ. Въ самомъ дл, шагахъ въ 200 отъ насъ высокая, огромная палатка сама собою двигалась по земл и приближалась къ намъ. Несмотря на высокую траву, мы тотчасъ же побжали, чтобы поближе посмотрть на это диво. Палатка остановилась, и изъ нея вышло до 30 человкъ Калмыковъ. Императоръ приказалъ мн войти и вроятно знаками объяснилъ Калмыкамъ, чтобъ они вошли за мною и опустили занавсъ, который закрывалъ входъ въ палатку;

такимъ образомъ императоръ, въ шутку, сдлалъ меня плнникомъ Калмыковъ.

Библиотека "Руниверс" 250 ГРАФЪ СЕГЮ РЪ.

Тогда я понялъ все. Вотъ устройство ихъ жилищъ: изъ планокъ д­ лается ршетка и составляется круглая Загородка, около 4 Футовъ вы­ шиною, сдерживаемая сверху деревяннымъ Обручемъ, который обра­ зуетъ карнизъ. На этомъ круг утверждаютъ длинные шесты, Футовъ въ 30, которые на вершин скрпляются деревяннымъ кружкомъ. Вся эта ршотка затягивается ремнями. Этотъ остовъ накрывается вер­ блюжьей кожею до земли. Покрывало подымаютъ съ той стороны, ко­ торая защищена отъ втра и солнца. Куски той же кожи служатъ вмсто постели и дивановъ. Вверху оставляютъ отверстіе для дыма.

Въ такомъ шатр удобно помщается до 30 человкъ, а вокругъ нихъ располагается ихъ скотъ.

Когда они оставляютъ мсто кочевья, то снимаютъ покрывало, разбираютъ подставки, складываютъ ршотку въ связки, и все это сваливаюіъ на телгу. Но если Калмыки хотятъ только перемнить мго для того, чтобы найти лучшее пастбище ско­ ту, то, не разстраивая своего жилья, стоя внутри палатки и обра­ щаясь вс въ одну сторону, приподымаютъ на себ ршотку и та­ кимъ образомъ переносятъ эти легкіе дома. Именно этотъ переносъ и послужилъ причиною нашего удивленія, когда мы вдругъ увидли дви­ жущійся шатеръ, между тмъ какъ не видно, было ни людей, ни жи­ вотныхъ, двигавшихъ его. Посл того какъ я прошелъ нсколько ша­ говъ подъ Шатромъ, меня выпустили, и я увидлъ императора, смнв шагося надъ моимъ заключеніемъ. Онъ самъ вошелъ въ шатеръ и со­ гласился со мной, что это жилье довольно уютно для тхъ, кто привыкъ къ нему, и что оно можетъ служить хорошею защитою отъ всякихъ непогодъ, во всякое время года.

30 Іюня мы достигли узкаго Перекопскаго перешейка, отд­ ляющаго Черное море отъ Азовскаго. Онъ перерзанъ отъ одного моря къ другому стною и рвомъ. Здсь видно каменное четыреуголь ное укрпленіе и поселеніе, состоящее изъ нсколькихъ домишекъ.

Перекопъ есть ключъ и ворота ко входу въ Крымскій полуостровъ, которому новая Владычица его возвратила старинное названіе Тавриды.

Государыня-побдительница имла Пріятную возможность торже­ ственно вступить въ Тавриду и занять престолъ Татарскихъ хановъ,, которыхъ предки не разъ заставляли Русскихъ князей являться съ поклонами къ высокомрнымъ предводителямъ Золотой Орды. 30 Іюня мы Прохали черезъ знаменитую Перекопскую линію, которая, не­ смотря на выгодное положеніе и глубину рвовъ, никогда не могла оста­ новить непріятелей и теперь осталась только, какъ предметъ Любопыт­ ства. Мы осмотрли также и защищающую ее крпостъ Оръ *). При *) Перекопъ назывался по-турецки Оръ-Шши.

Библиотека "Руниверс" БАХЧИСАРАЙ.

вызд нашемъ мы увидли довольно значительный отрядъ Татарскихъ всадниковъ, богато одтыхъ и вооруженныхъ;

они выхали навстрчу Государын, чтобы сопровождать ее на пути.

Монархиня, съ мыслями всегда возвышенными и смлыми, поже­ лала, чтобы во время ее пребыванія въ Крыму ее охраняли Татары, презиравшіе женскій полъ, враги христіанъ и недавно лишь Покорен­ ные ея власти. Этотъ неожиданный опытъ доврчивости удался, какъ* всякій отважный подвигъ.

«Согласитесь, любезный Сегюръ, сказалъ мн смясь Делинь, что 1200 тысячъ Татаръ, которыми мы окружены, могли бы надлать тре­ воги на всю Европу, если бы вздумали вдругъ потащить насъ къ бе­ регу, посадить на суда августйшую Государыню и могущественнаго Римскаго императора и увезти ихъ въ Константинополь, къ великому Удовольствію его величества Абдулъ-Гамета, владыки и повелителя правоврныхъ! И эта шутка не была бы вовсе преступленіемъ съ ихъ стороны: они въ прав захватить двухъ монарховъ, которые овла­ дли ихъ стороною, свергнули ихъ хана и уничтожили ихъ независи­ мость ». Къ счастію, эти мысли не пришли иа умъ честнымъ сынамт»

Магомета.

Мы очень спокойно хали подъ ихъ защитою и остановились»

переночевать въ урочищ Айбаръ, гд для насъ расположенъ былъ станъ, а для Императрицы выстроенъ довольно красивый домикъ. Меня и Фитцъ-Герберта помстили въ одну изъ тхъ Татарскихъ палатокъ, которыя я уже описалъ. Русскимъ казалось страннымъ видть Фран­ цузскаго и Англійскаго пословъ въ пріязненныхъ отношеніяхъ, не смотря на противоположность ихъ политическихъ дйствій. Если бы кто вздумалъ отозваться дурно объ одномъ, другой бы, конечно, всту­ пился за него;

Императрицу забавляла эта Необыкновенная дружба, и безъ сомннія, она, ради шутки, заставила насъ спать въ одной па­ латк и писать на одномъ стол депеши, разумется, совершенно разно­ гласный.

Перехали мы черезъ Салгиръ и, оставивъ за собою степи, вступили въ гористую мстность. Здсь, къ Удовольствію нашему, мы снова увидли тнистую зеленъ, Живописныя поля, красивые домики, поселянъ дятельныхъ и трудолюбивыхъ;

во всемъ, нако­ нецъ, мы замчали присутствіе движенія и жизни, которыхъ и слда не было въ пустынной, безлюдной степи. Вечеромъ мы прибыли въ Бахчисарай, и весь дворъ помстился во дворц прежнихъ хановъ.

Бахчисарай расположенъ въ узкой долин или, лучше сказать, въ ущель рки Чурука. Отъ основанія въ XVI в. Татарами. Его плохіе домишки размщены полукружіемъ на покатостяхъ окружныхъ горъ, Библиотека "Руниверс" 252 ГРАФЪ СЕГЮРЪ.

которые Висятъ надъ ними и ежеминутно, кажется, грозятъ завалить ихъ своими огромными скалами. Это странное мстоположеніе представляетъ крайне любопытное зрлище для путешественника. Въздъ въ городъ не безопасенъ, и едва не испытала этого сама Императрица въ то время, какъ, Завидвъ Бахчисарайскіе минарета, она уже приближалась къ цли -своей и заране Наслаждалась удовольствіемъ возссть на мусульманскій престолъ, завоеванный ея оружіемъ. Въ Бахчисарай Възжаютъ или, лучше сказать, спускаются по чрезвычайно крутому отвсу, между скалъ. Карета Государыни была грузна;

ретивый лошади, почувство­ вавъ бремя непривычной для нихъ тяжести, понесли и помчались по скаламъ съ такою быстротою, что мы ежеминутно ожидали, что ка­ рета свернется на бокъ и разобьется въ дребезги. Напрасно Татары силились удержать лошадей;

на лиц Екатерины, какъ я слышалъ отъ императора, не видно было ни малйшаго слда страха*). Наконецъ лошади, счастливо прохавъ по камнямъ, при възд въ одну улицу?

остановились разомъ, такъ что нкоторыя изъ нихъ упали. При этомъ карета нахала на нихъ и опрокинулась бы, если бъ Татары ея не поддержали.

Не смотря на то, что Бахчисарай опустлъ посл войны, въ немъ было 9,000 жителей, большею частію все мусульманъ. Новое прави­ тельство не препятствовало имъ торговать и отправлять богослу­ женіе;

они ненарушимо сохранили свои прежніе обычаи, такъ что мы какъ будто находились въ какомъ-нибудь Турецкомъ или Персидскомъ город, съ тою только разницею, что мы свободно могли осматривать его, не подвергаясь притсненіямъ, какимъ христіане подвергаются иа Восток. Прежде всего меня поразили лнь, спсь и притворное или Врожденное равнодушіе Татарскихъ и Персидскихъ купцовъ. Старые и молодые Татары и Турки сидли молча у дверей своихъ Домовъ или въ лавкахъ, не выражая пи удивленія, ни Любопытства, ни хоть ка­ кого-нибудь признака радости или неудовольствія при вид новаго для нихъ и Пышнаго позда, который во всей крас представлялся ихъ Взорамъ;

они были неподвижны, не вставали, не обращали на насъ ни малйшаго вниманія, иногда даже отворачивались. Эти изувры, считая себя всегда выше насъ и называя насъ неврными и собаками, даже побжденные сохраняютъ свое Глупое высокомріе. Они никогда не сознаютъ своего невжества и потери на войн приписываютъ одному Предопредленія).

*) (Также какъ въ перездъ изъ Петергофа въ Петербургъ 28 Іюня 1762 г., когда «на во всю роковую дорогу быда Весела и даже шутиіа надъ К. И. Широгородсвою, не успвшую въ Попыхахъ пріодться).

Библиотека "Руниверс" ВЪ БАХЧИСАРЛ.

Намъ сказали, что ханскій дворецъ, въ которомъ мы помстились, былъ построенъ по образцу Константинопольскаго сераля, только въ меньшомъ размр. Онъ на берегу рки, вдоль которой Татары устроили Набережную. Къ дворцу подъзжаютъ черезъ небольшой каменный мостъ и широкій дворъ. На лвой сторон мечеть, цодале—конюшни, направо—самый дворецъ, одноэтажный и состоящій изъ нсколькихъ зданій различной величины;

онъ окруженъ садомъ, раздленнымъ на четыре части. Близъ мечети— кладбище, гд хоронили хановъ, вель­ можъ и духовенство;

оно весьма живописно, какъ и везд на Восток, разнообразіемъ гробницъ и красотою деревъ, ихъ осияющихъ.

Ихъ императорскія величества заняли бывшіе ханскіе покои.

Фитцъ-Гербертъ, Кобенцеля Делинь и я помстились въ комнатахъ сераля;

къ нимъ примыкалъ прекрасный садъ, окруженный высокою ст­ ною. Единственною мебелью въ этихъ комнатахъ были широкіе Диваны вдоль всей стны. Средину комнаты занимало вмстилище для воды изъ благо мрамора Сіі Фонтаномъ, безпрерывно струившимъ потокъ чистой, свжей воды. Комната была полуосвщена, стекла въ окнахъ расписаны;

когда мы отворили окно, то и тогда лучи солнца едва проникали чрезъ густыя втви Розовыхъ, лавровыхъ, жасминныхъ, гранатовыхъ и померанцовыхъ деревъ, закрывавшихъ окна зеленью и замнявшихъ намъ занавсъ Я Помню, что разъ лежалъ я у себя на Диван, разслабленный чрезвычайнымъ жаромъ и наслаждаясь журчаніемъ Фонтана, Прохладою тни и запахомъ цвтовъ. Я предался восточной Нг и замечтался, какъ истый паша. Вдругъ вижу предъ собою маленькаго старичка, въ длинной одежд, съ блою бородою и съ красной шапочкою на Лысой голов. Наружность его, видъ покорности и Азіатскій поклонъ допол­ нили мое очарованіе, и я на нсколько минутъ вообразилъ себя совер­ шеннымъ мусульманскимъ владыкою, къ которому какой-нибудь ага или бастанджи явился за Цриказаніями. Такъ какъ этотъ человкъ зналъ немного языкъ Франковъ, т.-е. болталъ поиталіански, то я узналъ отъ него, что онъ былъ садовникомъ хана Сагимъ-Гирея. Я взялъ его себ вожатымъ, и онъ провелъ меня по всмъ извилистымъ перехо­ дамъ восточнаго дворца, котораго расположеніе трудно было бы опи­ сать. Покоренные магометане не смли пи въ чемъ намъ отказывать, и мы вошли въ мечеть въ Молитвенное время. Намъ представилось грустное зрлище: 30 или 40 восторженныхъ дервишей, называемыхъ поарабски Вертящимися, быстро кружились, какъ спущенные волчки, крича изо всей мочи «аллахъ-гу и притомъ съ такимъ Изступленіемъ, что наконецъ падали ницъ, обезсиленные и едва дышащіе....

Библиотека "Руниверс" 254 ГРАФЪ СЕГЮ РЪ.

Недалеко отъ города, на гор, находится поселеніе Евреевъ-Ка раимовъ;

они принадлежатъ къ числу древнйшихъ обитателей Крым­ скаго полуострова. Они одни изъ числа Евреевъ придерживаются за­ кона Моисеева, не признавая притомъ Талмуда. Пять верстъ подале есть еще гора, одиноко стоящая и высокая, называемая Тіапъ-каирменъ.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.