авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«ЮБИЛЕЙНЫЙ СБОРНИК КАФЕДРЕ ОПТИКИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 70 ЛЕТ MCMXXXIV — MMIV УДК ...»

-- [ Страница 8 ] --

Лагодехи был выбран местом нашей экспедиции за максимальное количество ясных дней в данное время года по сравнению с другими пунктами на территории СССР, где наблюдалось полное затмение. Но именно в день затмения все небо оказалось покрыто облаками. Правда, за некоторое время до рассчитанного Ошеровичем момента начала затмения, солнце все же выглянуло из-за облаков, но тут мы, к нашему ужасу, увидели, что значительная часть солнечного диска уже закрыта лунной тенью. Оказалось, что в своих расчетах Абрам Львович учел точные координаты точки наблюдения, но забыл про декретное время. Увидев, что затмение уже началось, мы начали лихорадочно выполнять программу наших исследований. Все мы были так заняты измерениями, что у нас не было даже нескольких секунд, чтобы взглянуть на солнечную корону в момент полного затмения. Вероятно поэтому, я не могу вспомнить каких-то своих особенных впечатлений и ощущений, связанных с полным затмением. Помню только, что ненадолго стало так темно, что при изменении угла наклона фотоприемников, шкалу поворотного устройства приходилось освещать карманным фонариком.

Я точно не знаю, были ли получены какие-нибудь ценные научные результаты из наших измерений, но предполагаю, что колебания свечения неба в результате перемещения облаков, существенно превосходили эффекты, связанные с самим затмением, за исключением, конечно, существенного уменьшения общей освещенности в момент полного затмения.

4. Преддипломная практика. После четвертого курса по плану у нас должна была быть производственная практика. Мне очень хотелось попасть в ГОИ в лабораторию М.П. Ванюкова, который согласился принять меня на практику. Однако, к моменту начала практики первый отдел ЛГУ не успел оформить мне допуск, и моя практика была перенесена на август. Когда в последних числах июля я пришла в первый отдел, то обнаружила, что его железная дверь была не просто заперта, но еще и опечатана. Оказалось, что все сотрудники отдела находятся в отпуске. Надежда на прохождение практики в ГОИ рухнула окончательно, более того, я могла вообще не получить зачета по практике и лишиться стипендии. Очень расстроившись, я отправилась на кафедру оптики, чтобы узнать, что мне делать в сложившейся ситуации.

Единственный человек, которого мне удалось разыскать на кафедре, был Николай Иванович Калитеевский, с которым я была немного знакома – один раз я ему сдавала экзамен, кажется, по прикладной оптике.

Николай Иванович был видной фигурой на кафедре оптики – статный красавец, прекрасный оратор, душа любой компании – он пользовался любовью всех сотрудников и студентов кафедры, и, конечно, в первую очередь - ее женской половины. Когда я рассказала ему о своих неприятностях, он посоветовал мне не расстраиваться, и сказал, что я могу пройти практику в лаборатории спектрального анализа, которой руководил профессор Александр Натанович Зайдель, и где работал в то время старшим научным сотрудником сам Калитеевский.

Правда, в данный момент в лаборатории не было никого из сотрудников (все разъехались по отпускам), но один из аспирантов Зайделя, Владик Боргест, должен был вернуться из отпуска через неделю. За это время Николай Иванович посоветовал мне прочесть небольшую книжку С.Э. Фриша «Спектроскопическое определение ядерный моментов» и еще несколько статей по изотопному спектральному анализу. Я сразу же помчалась в библиотеку НИФИ, но мне отказались выдать на руки эти книги и журналы. Расстроившись, я вернулась к Николаю Ивановичу. Тогда он сказал, что сам возьмет нужные материалы в библиотеке, а я должна зайти к нему завтра в определенное время.

Когда на следующий день, я отправилась в университет, мне пришлось очень долго ждать автобуса. Я чувствовала, что опаздываю, и очень переживала из-за этого. По университетскому двору я бежала бегом и, подбегая к зданию НИФИ, увидела Николая Ивановича, стоящего у входа со стопкой взятых для меня книг. Мне было страшно неудобно, и я начала извиняться, но он не только не рассердился на меня, но, видя, как я запыхалась, сказал, что все в порядке, и не надо было мне так торопиться.

Проштудировав всю данную мне литературу, я в начале следующей недели явилась в лабораторию спектрального анализа. Лаборатория помещалась на первом этаже здания НИФИ, а вход в нее был в конце темного коридорчика, находящегося справа от лестницы, по которой мы все четыре года нашей студенческой жизни поднимались в Большую физическую аудиторию. Из того же коридора был вход в темный кабинет заведующего лабораторией, профессора А.Н. Зайделя, а напротив него – дверь в лабораторию Н.П. Пенкина.

Сама лаборатория спектрального анализа представляла собой анфиладу маленьких проходных комнат, с окнами, выходящими в задний двор, а в самой последней из них, с наглухо затемненными окнами, работал аспирант Владик Боргест. Вместе с ним я должна была заниматься спектральным анализом изотопного состава водорода, при концентрация дейтерия в нем, близких к естественным (порядка 0.01%). Для ослабления линии атома водорода Н перед щелью дифракционного спектрографа помещался интерференционно поляризационный фильтр Вуда, состоящий из пластинки исландского шпата, помещенной между двумя скрещенными призмами Николя. Толщина пластинки была выбрана так, что фильтр практически полностью гасил излучение Н и, в то же время, пропускал линию дейтерия D. Чтобы фильтр работал, температура кварцевой пластинки должна была поддерживаться с помощью термостата с точностью до 0.01 градуса в течение всего времени экспонирования фотопластинки, которое составляло от 30 минут до 2-х и более часов. Чтобы обеспечить такое постоянство температуры, нужно было также поддерживать температуру воздуха в комнате с точностью, хотя бы до 1 градуса, что было непросто, из-за работающих в комнате приборов. Настроив фильтр Вуда, Владик обычно надолго уходил по своим делам, а я обеспечивала неизменность комнатной температуры, открывая и закрывая дверь в комнату, а по окончании экспонирования в полной темноте проявляла и фиксировала пластинки. Первое время в течение экспозиций я разбиралась в сделанных Владиком расчетах и даже нашла у него серьезную ошибку (первоначально он считал, что достаточно точности поддержания температуры фильтра 0.1 градуса), но потом я просто читала целый день художественную литературу. Временами у меня случались наводнения – срывались трубки, охлаждающие водой разрядную трубку, и мне приходилось тряпками собирать воду с пола, а иногда и вычерпывать ее консервной банкой.

Обедать мы ходили обычно в университетскую столовую («восьмерку») веселой компанией. За Владиком заходили его друзья-однокурсники, аспиранты кафедры молекулярной спектроскопии – Миша Буланин и Глеб Денисов. Тогда они были молодыми и очень веселыми ребятами. Их любимым героем был Остап Бендер, и они буквально сыпали цитатами и афоризмами из «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка». Мне казалось, что эти романы они знают почти наизусть.

5. Дипломная работа. Август прошел незаметно. В лаборатории спектрального анализа начали появляться сотрудники и аспиранты. Вернулся из отпуска и Александр Натанович Зайдель. Он поставил мне зачет по производственной практике и предложил делать дипломную работу в его лаборатории под руководством Аркадия Анатольевича Петрова.

Аркадий Анатольевич был существенно старше меня, он окончил университет, наверное, в 1950 или 51 году, а до того воевал и был ранен. После окончания университета он на три года уехал в г. Кировск (комбинат «Апатит»), куда была распределена его красавица-жена Марина Штейнгарт, окончившая с дипломом с отличием университет в нашей же лаборатории. Отработав за Полярным кругом положенные 3 года, они вернулись в Ленинград, и Аркадий, которого А.Н. Зайдель хорошо знал и ценил, поступил к нему в аспирантуру.

Темой его диссертационной работы была «Разработка спектрально-изотопного метода определения водорода в металлах». Суть этого метода, предложенного А.Н. Зайделем, состояла в помещении исследуемого образца металла в камеру, заполненную водородом с высокой концентрацией дейтерия. После этого камера (которую мы называли «обменником») нагревалась до высоких температур, при этом происходил обмен и уравновешивание концентраций изотопов водорода, находящегося в камере и в образце. Измерив начальный и конечный изотопный состав водорода в камере, можно было рассчитать исходную концентрацию водорода в образце.

К работе по этой теме была подключена и я. В мою задачу входила автоматизация процесса измерения изотопного анализа водорода, так как я уже прослушала курс фотоэлектрических методов регистрации спектров и имела практический опыт работы с ФЭУ. До этого спектральный анализ изотопного состава водорода осуществлялся фотографическим методом. Я с энтузиазмом взялась за работу. По схеме, данной мне А.Г. Жиглинским, спаяла простенький усилитель тока, а также высоковольтный делитель напряжения между каскадами ФЭУ. Вместе с Аркадием Анатольевичем мы собрали устройство с маленьким моторчиком для перемещения выходной щели спектрографа при автоматической записи изотопной структуры линии Н. Запись осуществлялась на новеньком, только что полученном, самописце.

При первых опытах автоматическая система давала сбои. То контакты в разъемах нарушатся, то чернильница в самописце засорится. Аркадий в этом случае сразу же убирал мой ФЭУ, не давая мне разобраться в причинах неполадок, вставлял в спектрограф кассету с фотопластинкой и начинал снимать спектр привычным фотографическим методом. Но по прошествии некоторого времени, автоматическая запись была налажена. Теперь мы могли контролировать динамику изменения концентрации изотопов водорода непосредственно в процессе обмена. Преимущества фотоэлектрической регистрации были столь очевидны, что уже и думать не хотелось о том, чтобы экспонировать, проявлять, фиксировать фотопластинки, а затем их фотометрировать и по градуировочным графикам определять интенсивности спектральных линий.

Дальнейшая работа состояла в выяснении, насколько измеряемое нами отношение интенсивностей линий водорода и дейтерия соответствует отношению их концентраций. Нами был обнаружен эффект разделения изотопов при протекании газа через капиллярные трубки, и выбраны такие условия анализа, когда этим эффектом можно было пренебречь. По материалам этой работы была опубликована моя первая научная статья (в соавторстве с А.Н. Зайделем и А.А. Петровым). Статья появилась в августовском номере журнала «Оптика и спектроскопия» за 1956 год (это был первый год выхода этого журнала).

За время работы над дипломом, я освоила вакуумную технику, научилась искать течи в вакуумной установке. Сама занималась перегонкой и фильтрованием ртути для диффузионного насоса и манометров, сама изготовляла керамические печи для нагрева обменников, наматывая вольфрамовую проволоку на цилиндрические керамические трубки от сгоревших реостатов и обмазывая их сверху размоченной в воде асбестовой массой. Только к стеклодувным работам на установке Аркадий Анатольевич меня не подпускал, делая это всегда сам.

В общем, и Аркадий Анатольевич, и Александр Натанович были довольны моей работой и рекомендовали меня для поступления в аспирантуру.

Кроме того, доклад с моим участием был представлен на 10-е Совещание по спектроскопии, которое должно было состояться в начале июля в Львове, а мне было предложено принять участие в этой конференции за счет студенческого научного общества, которое оплачивало мне проезд во Львов и обратно.

Дипломную работу я написала достаточно обстоятельную, с полным литературным обзором научных публикаций, относящихся к этой теме. Защита прошла гладко и я получила отличную оценку, при этом особо было отмечено, что по материалам дипломной работы направлена в печать научная статья и представлен доклад на конференцию.

Свой диплом я получила в день отъезда во Львов, а выданный мне университетский значок с гордостью прикрепила к лацкану своего пиджака. С тех пор я его никогда больше не носила, так и лежит он у меня в ящике стола до сих пор.

6. Моя первая научная конференция. До Львова сотрудники кафедры оптики, и я в том числе, ехали поездом в одном вагоне. Город встретил нас жаркой летней погодой. Участников конференции расселили в нескольких городских гостиницах, а студентов и аспирантов – в студенческом общежитии Львовского Университета, на базе которого и происходило это совещание с 4 по 14 июля 1956 года.

Эта конференция была, пожалуй, одной из самых массовых по количеству участников (их число превысило 1500 человек), на которых мне довелось присутствовать за всю мою жизнь. Открытие совещания происходило в Львовском Оперном театре. Выбор Львова в качестве места проведения этого совещания был связан с предстоящим празднованием его 700-летия, поэтому местные власти придавали проведению конференции большое значение и на открытии присутствовало много городского и партийного начальства. В зале театра царила торжественная и праздничная атмосфера. Открыл совещание выдающийся оптик и спектроскопист, академик Г.С. Ландсберг, скончавшийся через несколько месяцев после этого события. В остальные дни, заседания проходили в Львовском университете одновременно в 4-х секциях, по 8 часов почти каждый день. Всего было заслушано около 300 докладов.

Для меня эта конференция означала приобщение к большой науке – ведь я только что получила диплом физика и была соавтором одного из докладов.

Меня переполняло чувство уверенности в своих силах. Впереди была целая жизнь, и надо было выбирать свой путь в науке. Мне было интересно все, я бегала с одной секции на другую, старалась понять и законспектировать большинство докладов. Так напряженно я, пожалуй, не работала ни на одной из последующих конференций.

Однако мой рабочий день, как и у большинства участников конференции, начинался задолго до начала заседаний. Обычно мы встречались на базаре, куда каждое утро отправлялись за вкуснейшей черешней. На заседание мы являлись с большими кульками черешни, а во время перерывов угощали друг друга, и спорили, чья черешня вкуснее.

Помимо научной, на конференции была еще и культурная программа.

Нас водили и возили на экскурсии по городу и пригородам Львова, рассказывали о его истории. На этих экскурсиях я обычно бывала в компании с Аркадием и Мариной Петровыми, которые, как старшие товарищи, опекали меня. Общалась я также иногда с аспирантом нашей кафедры Юрой Островским (моим будущим мужем) и теоретиком Г.Ф. Друкаревым, которые жили в гостинице в одном номере. До этого мы с Юрой Островским почти не были знакомы, хотя был он на нашей кафедре фигурой довольно заметной. На одной из фотографий, сделанных во время экскурсии по Львову, на площади около памятника Мицкевичу, мы с Юрой стоим рядом в большой толпе участников конференции. Теперь этот случайный снимок, сделанный за два года до нашей свадьбы, открывает наш семейный альбом.

7. Лаборатория А.Н.Зайделя. В сентябре 1956 года я, после успешной сдачи экзаменов, была зачислена в аспирантуру по кафедре оптики, а моим научным руководителем был назначен профессор А.Н. Зайдель. Аспирантов, принятых на все факультеты ЛГУ, пригласили к ректору университета академику А.Д. Александрову. Принял он нас в Петровском зале университета, обратился к нам как к коллегам, сказал, что от нас зависит будущее нашей науки. После этого собрания нас всех переполняло чувство гордости, веры в свои силы и желание, как можно скорее приступить к научной работе.

В течение ряда лет, предшествовавших моему появлению, в руководимой Александром Натановичем Зайделем лаборатории спектрального анализа велись закрытые работы по спектральному анализу атомных материалов. В этих работах принимали участие сотрудники лаборатории Н.И. Калитеевский, М.П. Чайка, А.Н. Разумовский и др. За исследования в этой области А.Н. Зайдель был удостоен Сталинской премии, а по материалам этих работ в дальнейшем была опубликована книга «Эмиссионный спектральный анализ атомных материалов» (А.Н. Зайдель, Н.И. Калитеевский, Л.В. Липис, М.П. Чайка, 1960 г). В лаборатории работало также много молодых ассистентов и аспирантов, в том числе и Владик Боргест, у которого я проходила преддипломную практику, Аркадий Петров, руководивший моим дипломом, а также Э.Н. Винниченко, А.Н. Жиглинский и др.

Начало моей работы в аспирантуре было связано с мучительным поиском темы моей дальнейшей работы, которую должен был дать мне А.Н. Зайдель. В конце концов, было решено, что я буду заниматься изотопным спектральным анализом. Небольшой задел по этой теме у меня уже имелся – моя первая статья и доклад по изотопному анализу водородно-дейтериевых смесей. Более точно сформулировать тему можно было только после получения обогащенных изотопами материалов. Пока же в лаборатории нашелся только один препарат – окислы меди, обогащенные изотопом Cu65, который и был предоставлен в мое распоряжение. Выполнив расчеты изотопических сдвигов в атомных спектрах меди и проанализировав литературные данные, я пришла к выводу, что для анализа изотопного состава меди наиболее перспективным является использование молекулярных спектров ее соединений, в частности колебательных полос поглощения иодистой меди.

Начать работу мне пришлось с заказа кварцевых кювет, способных в откаченном состоянии выдержать нагрев до 1100°, сборки вакуумной установки и получения препаратов CuJ с различным изотопным составом меди. Большую помощь в овладении практическими навыками работы с химическими реактивами оказала мне старший лаборант нашей лаборатории Полина Петровна Якимова.

Для пайки вакуумной установки я сначала пыталась привлечь стеклодува кафедры оптики, Яшу, но он вечно уверял меня, что страшно занят, а если и приходил ко мне, то всегда в совершенно пьяном состоянии и непрерывно ругался матом. Правда, и в таком состоянии он умудрялся работать со стеклом виртуозно и очень быстро, но все же я решила отказаться от его услуг и освоить стеклодувное дело. В результате свою установку я спаяла самостоятельно от начала и до конца – даже ртутную ловушку сама припаяла к насосу Ленгмюра, что считалось самой трудной работой. Зайдель оценил мою работу на 3 с плюсом, но главное – в установке не было дырок, а в случае поломок или ее модернизации я всегда могла все сделать сама.

Сама я занималась также и фильтрацией ртути через замшу и ее перегонкой в вакууме, при этом у меня произошла история (я даже не знаю, как ее назвать – страшная или смешная). Установка для перегонки ртути под откачкой была расположена в торце коридора, где находился кабинет С.Э. Фриша. Когда я включила форвакуумный насос, забыв перекрыть кран на воздух, из насоса вырвался фонтан масла до самого потолка. Как раз в этот момент Сергей Эдуардович хотел выйти из своего кабинета. К счастью, он успел во время отступить обратно и захлопнуть дверь в тот самый момент, когда ударившаяся в потолок струя масла обрушилась на мою голову. Кажется, его костюм не пострадал. Через несколько минут он робко выглянул из двери кабинета и быстро удалился. Я же, закончив процесс перегонки ртути, должна была срочно идти домой, мыть голову и отстирывать свой вымазанный маслом рабочий халат.

К этому времени относится мой первый, и не очень удачный, опыт научного сотрудничества с моим будущим мужем Юрой Островским. Он работал в лаборатории Н.П. Пенкина, и у него была вся необходимая аппаратура для съемки спектров поглощения – источник сплошного спектра, высокотемпературная печь Кинга, дифракционный спектрограф. Поэтому я, прежде чем собирать у себя подобное оборудование, попросила у него разрешение снять пробный спектр поглощения иодистой меди на его установке.

Вместе с ним мы начали фокусировать спектрограф. Юра делал это визуально по желтому дублету натрия, а в качестве источника света использовалась обыкновенная спичка, которую я должна была держать перед щелью спектрографа. Нечаянно я приблизила спичку к пластмассовой шторке затвора, привинченного к щели, и она вспыхнула. Затвор был испорчен, а Юра высказал мне все, что он обо мне думает, так что у меня даже слезы навернулись на глазах. Нашему сближению этот инцидент явно не способствовал, но спектры CuJ при нескольких значениях температуры мы с ним все-таки сняли.

Для дальнейших экспериментов мне был выделен самый большой дифракционный спектрограф ДСФ–3 (с фокусом 4 м), имевшийся на кафедре оптики. Помещался он в большой темной комнате, прямо против проходной НИФИ, где кроме меня работали два аспиранта С.Э. Фриша – Камиль Сабирович Мустафин и Володя Гладущак.

Результаты работ по изотопному анализу меди были опубликованы в журнале «Оптика и спектроскопия». Это была моя первая единоличная (без соавторов) статья. В ней, помимо чисто аналитических проблем, были приведены результаты измерений и расчетов колебательного и вращательного спектров молекулы CuJ.

8. Моя первая книга. Вскоре после моего зачисления в аспирантуру для меня нашлась еще одна срочная работа – Александр Натанович договорился с издательством ЛГУ о публикации книги «Спектрально-изотопный метод определения водорода в металлах». Первоначально книгу эту собирались написать А.Н. Зайдель (автор идеи метода) и А.А. Петров, для которого этот метод являлся темой его диссертационной работы. Однако рукопись книги нужно было представить в кратчайшие сроки, а писать ее никто еще и не начинал. Единственной более или менее систематической подборкой материалов по данному вопросу была моя дипломная работа. Поэтому Зайдель и Петров решили привлечь к работе над книгой меня.

А.Н. Зайдель пригласил нас с Аркадием Петровым к себе домой. Там мы разделили мою дипломную работу на три части, по числу соавторов, и обсудили, кто, что и в каком объеме должен добавить к уже написанному тексту. Забросив все остальные дела и проработав над рукописью месяца два, мы представили ее в редакцию в конце 1956 года.

Корректура этой книги пришла в разгар лета, когда ни Зайделя, ни Петрова не было в городе – оба они уехали в отпуск. Держать корректуру пришлось мне. Это была очень большая работа, особенно если учесть, что делала это я в первый раз в жизни. Особенно много поправок было в формулах, содержащихся в приложениях к книге, и в обозначениях физических величин.

Отчасти в этом была и наша вина, так как, работая каждый над своей частью рукописи, мы не всегда соблюдали единообразия в обозначениях, но по большей части, вина была в редакторской правке.

Когда я принесла в редакцию исправленную мною рукопись, там разразился скандал. Директор издательства требовал в нецензурных выражениях, чтобы немедленно явился сам Зайдель, а не присылал к нему какую-то девчонку. Он пригрозил, что в противном случае даст распоряжение рассыпать набор. Со мной еще никто и никогда не разговаривал в таком тоне, совершенно потрясенная, едва сдерживая слезы, я явилась к Н.И. Калитеевскому, который замещал в это время А.Н. Зайделя. Николай Иванович успокоил меня, и сам отправился в издательство улаживать дела с нашей книгой. В конце лета книга уже была отпечатана. Я испытывала чувство гордости, видя свое имя на обложке книги, а через несколько лет перевод этой книги был опубликован в Англии (London, Butterworths, 1961).

9. Первая лекция. Примерно в это же время я прочла две первых в моей жизни лекции студентам – геологам. Аркадий Петров, читавший им курс спектрального анализа, должен был уехать в командировку и попросил меня заменить его. Он дал мне подробный план лекций, которые я должна была прочесть, пользуясь, в качестве пособия, книгой В.К. Прокофьева «Фотографические методы количественного спектрального анализа».

Добросовестно подготовившись к лекции, я пришла в аудиторию (в главном здании ЛГУ). Там сидело человек 20 взрослых парней-геологов, которые по росту были на голову выше меня, а многие старше меня и по возрасту. Девушек в этой группе, по-моему, не было совсем. Поздоровавшись с ними, я бодро начала читать свою лекцию. До перерыва я прочла существенно более половины приготовленного мной материала и всю перемену мучительно думала, о чем же мне говорить в течении второго часа. После перерыва минут за десять я изложила весь материал первой лекции и с ужасом думала, что же теперь делать. И в это время произошло чудо – в аудитории погас свет! Свет не горел и в коридоре и других помещениях главного здания. Прошло минут пять – свет не загорался... Я выразила сожаление, что так получилось, и отпустила студентов, к их и моей радости. Не успела я выйти из здания ЛГУ, как свет зажегся, но возвращаться в аудиторию я не стала.

Готовясь к следующей лекции, я постаралась лучше рассчитать время и приготовила материал с некоторым запасом, так что таких проблем, как на первой лекции у меня не было. Чтение этих двух лекций было зачтено мне в качестве педагогической практики, которая входила в план аспирантуры ЛГУ.

10. Последние годы аспирантуры. В течение зимы 1957-1958 г.г. я дважды ездила в командировки в Дубну, где незадолго до этого (в 1956 году) открылся Объединенный Институт Ядерных Исследований (ОИЯИ). В институте заинтересовались нашими работами по изотопному анализу водородно-дейтериевых смесей и предложили А.Н. Зайделю заключить договор на внедрение нашего метода в одной из лабораторий ОИЯИ, а также распространить этот метод на анализ смесей, содержащих помимо водорода и дейтерия также и радиоактивный изотоп водорода – тритий. Для выполнения этих задач я и была командирована в ОИЯИ. К сожалению, результаты этих работ так и не были опубликованы по соображениям секретности. Александр Натанович посоветовал мне не включать их в мою диссертацию, чтобы не делать ее закрытой. В итоге, моя работа в Дубне ничего не дала мне в смысле накопления материала для диссертации, но все же способствовала расширению моего кругозора, как в научном, так и в жизненном плане, и я с удовольствием вспоминаю время, проведенное в ОИЯИ.

Последний год (1958-1959) моей учебы в аспирантуре оказался для меня более плодотворным. К этому времени в лаборатории были, наконец, получены обогащенные смеси ряда изотопов, что позволило мне разработать методики изотопного анализа углерода по кантам молекулярных полос. Иногда мне помогал Юра Островский, с которым мы к этому времени подружились, а в конце 1958 года поженились. Вместе с ним мы мастерили устройство для сканирования спектра за счет поворота дифракционной решетки. В дальнейшем, та же аппаратура и аналогичная методика была применена для анализа изотопного состава азота. В этой работе принял участие также Аркадий Петров, который после защиты своей кандидатской диссертации по определению водорода в металлах, планировал распространить метод изотопного уравновешивания на определение других газов, содержащихся в металлах, в частности азота, и потому был заинтересован в разработке спектрального метода определения его изотопного состава. Закончена эта работа была уже после окончания срока моей аспирантуры.

В последний год моей аспирантуры мной была также разработана методика определения изотопного состава водорода при концентрациях дейтерия близких к естественным (0.012-0.016%). Анализ изотопного состава велся по линиям водорода и дейтерия H и D, а интенсивность слабой линии D сравнивалась с интенсивностью Роуландовского духа линии H. Основная сложность работы состояла в необходимости длительной (более недели) тренировки вакуумной установки и разрядной трубки, чтобы очистить их от абсорбированного на их стенках природного водорода. Помню, в каком отчаянии я была, когда неосторожным движением руки сломала разрядную трубку, и охлаждающая ее вода мгновенно заполнила всю вакуумную установку. Ремонт, а главное тренировка установки заняли несколько недель.

Данная работа была предпринята по заказу КБ Аналитического приборостроения. Когда Аркадий Петров предложил мне сделать эти анализы, он сказал, что работа будет оплачена. Я поначалу сказала, что готова выполнить ее и без денег. И тут Аркадий произнес очень мудрую фразу, которую я запомнила на всю жизнь: «Деньги нужны для того, чтобы о них не думать».

Весной 1959 года на кафедре оптики в торжественной обстановке был отпразднован юбилей (60 лет) Сергея Эдуардовича Фриша, а потом был банкет в Доме ученых на Дворцовой набережной, на котором присутствовали практически все сотрудники и аспиранты кафедры. Было много тостов и выступлений, наполненных чувством глубокого уважения и благодарности к большому ученому, под руководством которого всем присутствовавшим довелось работать. А потом были танцы, и все это – в прекрасных дворцовых интерьерах Дома Ученых. Вообще на этом праздновании царила атмосфера всеобщей дружбы и любви, все мы чувствовали себя единой семьей, главой которой был С.Э. Фриш. Возможно, это были мои личные впечатления, ведь для меня этот бал был в какой-то степени прощальным – с кафедрой оптики, с университетом, с друзьями и сотрудниками кафедры. А потом теплой июньской «белой» ночью мы все вышли на набережную Невы и наслаждались сказочной красотой нашего города.

В октябре заканчивался срок моей аспирантуры, и мне предстояло распределение на работу. Еще в 1958 году я узнала, что А.Н. Зайдель по совместительству работает в Физико-техническом институте им.А.Ф. Иоффе АН СССР, где в это время под руководством академика Б.П. Константинова велись работы по термоядерному синтезу. Александр Натанович руководил там сектором оптических исследований, призванным осуществлять диагностику высокотемпературной плазмы оптическими методами. Вместе с ним в ФТИ перешли также сотрудники кафедры оптики Г.М. Малышев и Е.Я. Шрейдер, а также окончивший в 1958 г. аспирантуру Володя Гладущак. Поэтому, когда зашла речь о моем распределении после аспирантуры и Александр Натанович предложил мне работать в его секторе в ФТИ им. А.Ф.Иоффе, я с радостью согласилась. Условием было написание диссертации до начала моей работы в ФТИ.

Комиссия по распределению аспирантов состоялась в октябре. Вообще то говоря, меня вполне могли упечь на какой-нибудь периферийный металлургический завод как закончившую физфак по специальности (фотоэлектрические методы спектрального анализа), созданной по правительственному постановлению. Однако, учитывая, что я была замужем, а мой муж, Ю.И. Островский, работал в Ленинграде, комиссия решила удовлетворить полученную на меня заявку из ФТИ. Университетский этап моей жизни был завершен.

11. Пятьдесят лет спустя. Со времени моего прихода на кафедру оптики прошло 50 лет. Уже давно кафедра оптики, как и весь физический факультет, переехала в Новый Петергоф. В старом здании НИФИ царит запустение. Неизменными остались лишь каменные ступени лестницы, ведущей в Большую физическую аудиторию, по которым с каждым годом все труднее подниматься. Молодые, веселые аспиранты стали маститыми профессорами, и я периодически встречаюсь с ними на заседаниях университетского Ученого Совета по защитам диссертаций. О прекрасной поре нашей студенческой и аспирантской юности, напоминают только дубовые скамьи Большой физической аудитории, сидя на которых мы слушали лекции Сергея Эдуардовича Фриша. А еще на полвека раньше, в конце 19-го века на одной из этих скамей сидел и стенографировал лекции Менделеева, Хвольсона и Бергмана мой дед, Борис Петрович Вейнберг, в будущим известный ученый – геофизик.

Многих из тех, о ком я написала, уже нет с нами, но все мы, выпускники кафедры оптики, с глубокой благодарностью вспоминаем наших учителей. Так происходит смена научных поколений. Это нормальный процесс. Важно только, чтобы он не прервался, чтобы накопленный опыт многих поколений передавался молодым студентам и аспирантам.

Кафедра оптики, так же как и вся наука, переживает сейчас трудные времена, но, несмотря на это, на заседаниях Ученого Совета защищают свои диссертации замечательные молодые ребята, талантливые, трудолюбивые, преданные науке. И это вселяет надежду на то, что кафедра оптики выстоит, преодолеет все невзгоды и внесет еще свой большой вклад в Российскую науку.

МОНОГРАФИЧЕСКИЕ ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ КАФЕДРЫ ОПТИКИ 1. Д.С. Рождественский. Аномальная дисперсия в парах натрия. С-Пб.:1912.

2. Д.С. Рождественский. Простые соотношения в спектрах щелочных металлов.

Петроград: 1915.

3. С.Э. Фриш. Современная теория спектров. М.: ГНТИ. 1931.

4. С.Э. Фриш. Атомные спектры. М.-Л.: ГТТИ. 1933.

5. С.Э. Фриш. Атомные ядра и спектры. М.-Л.: ГТТИ. 1934.

6. С.Э. Фриш. Техника спектроскопии. Изд. ЛГУ: 1936.

7. С.Э. Фриш. Спектроскопическое определение ядерных моментов.

Гостехиздат: 1948.

8. Д.С. Рождественский. Работы по аномальной дисперсии в парах металлов.

М.-Л.: изд. АН СССР. 1951.

9. С.Э. Фриш, А.В. Тиморева. Общий курс физики. T.I. 1949;

Т.2. 1950;

Т.З.

1962. М.-Л.: ГИТТЛ. Курс переиздавался более 10 раз на русском языке и был издан на немецком, испанском, польском, чешском, сербском, литовском, латвийском, румынском, китайском и вьетнамском языках.

10. О.П. Бочкова, Е.Я. Шрейдер Спектральный анализ газовых смесей, под. ред.

С.Э. Фриша. Л.: ГИТТЛ. 1955.

11. А.Н. Зайдель, Г.В. Вейнберг, А.А. Петров. Спектрально-изотопный метод определения водорода в металлах. Л.: изд. ЛГУ. 1957.

12. А.Н. Зайдель, Н.И. Калитеевский, Л.В. Липис, М.П. Чайка. Эмиссионный спектральный анализ атомных материалов. М.-Л.: Физмаггиз. 1960.

13. A.N. Zaidel, G.V. Veinberg, A.A. Petrov. Spectral-isotopic method for the determination of hydrogen in metals. London, ed. Butterworths, 1961.

14. А.Н. Зайдель, В.К. Прокофьев, С.М. Райский, Е.Я. Шрейдер. Таблицы спектральных линий. М.: Физматгиз. 1962.

15. С.Э. Фриш. Оптические спектры атомов. М.: Физматгиз. 1963.

16. О.П. Бочкова, Е.Я. Шрейдер. Спектральный анализ газовых смесей. Под ред.

С.Э. Фриша. М.: Г.И.Ф.-М.Л. 1963. Монография переиздана на немецком и английском языках.

17. А.Н. Зайдель. Основы спектрального анализа. М.: Физматгиз. 1968.

18. С.Ф. Родионов. Природа света. Л.: изд. «Знание». 1968.

19. С.Ф. Родионов. Электрофотометрические исследования атмосферы на Эльбрусе. Л.: Гидрометеоиздат. 1970.

20. Спектроскопия газоразрядной плазмы. Под. ред. С.Э. Фриша. Л.: изд.

«Наука», 1970.

21. А.А. Петров. Спектрально-изотопный метод исследования материалов. Л.:

изд. ЛГУ, 1974.

22. С.Э. Фриш. Оптические методы измерений. Л.: изд. ЛГУ. T.I. 1976, Т.2.1980.

23. Е.И. Дашевская, Н.П. Пенкин, Ю.З. Ионих. Оптическая накачка как метод исследования атомных столкновений, в кн. Физика электронных и атомных столкновений. Л.: изд. ЛГУ, 1978.

24. Б.П. Лавров, Д.К. Отор6аев. Измерение газовой температуры плазмы низкого давления по интенсивностям молекулярных полос. Фрунзе: изд.

«Наука», 1978.

25. Проблемы атмосферной оптики, под ред. А.Л. Ошеровича. Л.: изд. ЛГУ, 1979.

26. В.С. Егоров. Молекулярные ионы инертных газов в плазме импульсного разряда. В кн. «Химия плазмы». М.: Энергоатомиздат, 1980.

27. Ю.А. Толмачев. Заселение возбужденных уровней ионов при ионизации Пеннинга. В кн. «Химия плазмы», Энергоатомиздат, 1982.

28. А.Г. Жиглинский, В.В. Кучинский. Реальный интерферометр Фабри-Перо.

Л.: изд. «Машиностроение», 1983.

29. А.Н. Ключарев, Н.Н. Безуглов. Процессы возбуждения и ионизации атомов при поглощении света. Л.: изд. ЛГУ, 1983.

30. А.А. Большаков, С.В. Ошемков. Флуоресцентный анализ газов. В кн.

«Анализ неорганических газов», Л.: изд. «Наука», 1983.

31. В.М. Немец, А.А. Петров, А.А. Соловьев. Изотопно-спектральный анализ неорганических газов. В кн. «Анализ неорганических газов», Л.: изд.

«Наука», 1983.

32. Б.П. Лавров. Электронно-вращательные спектры двухатомных молекул и диагностика неравновесной плазмы. В кн. «Химия плазмы», М.:

Энергоатомиздат, 1984.

33. Н.Б. Колоколов. Исследование процессов с участием возбужденных атомов методами плазменной электронной спектроскопии. В кн. «Химия плазмы».

М.: Энергоатомиздат, 1985.

34. А.Н. Ключарев, Н.Н. Безуглов, В.М. Бородин и др. Хемоионизация и процессы переноса энергии при столкновениях щелочных атомов. В кн.

«Химия плазмы», М.: Энергоатомиздат, 1986.

35. В.А. Иванов. Распадающаяся плазма с молекулярными ионами. В кн.

«Химия плазмы», М.: Энергоатомиздат, 1987.

36. А.Н. Ключарев, М.Л. Янсон. Элементарные процессы в плазме щелочных металлов. В кн. «Химия плазмы», М.: Энергоатомиздат, 1988.

37. В.М. Немец, А.А. Петров, А.А. Соловьев. Спектральный анализ неорганических газов. Л.: изд. «Химия», 1988.

38. В.М. Немец, А.А. Соловьев. Анализ неорганических газов. В кн.

«Химическая энциклопедия», М.: изд. «Советская энциклопедия», 1988.

39. С.В. Ошемков. Лазерно-флуоресцентный анализ: проблемы и перспективы развития. В кн. «Физические основы атомного спектрального анлиза», Вильнюс: изд. АН ЛитССР, 1988.

40. Н.Б. Колоколов, А.А. Кудрявцев. Процессы хемоионизации в низкотемпературной плазме. В кн. «Химия плазмы», М.: Энергоатомиздат, 1988.

41. Н.Н. Безуглов, Е.Н. Борисов, Я.Ф. Веролайнен. Распределение радиационных времен жизни по возбужденным состояниям атомов и ионов.

УФН, 1991.

42. В.М. Миленин, Н.А. Тимофеев. Плазма газоразрядных источников света низкого давления. Л.: изд. ЛГУ, 1991.

43. А.Г. Жиглинский, В.В. Кучинский, Массоперенос при взаимодействии плазмы с поверхностью. М.: Энергоатомиздат, 1991.

44. В.А. Иванов. Диссоциативная рекомбинация молекулярных ионов в плазме инертных газов. УФН, 1992.

С.Э. Фриш. Сквозь призму времени. М.: Политиздат, 1992.

А.Н. Ключарев. Процессы хемоионизации. УФН, 1993.

45. А.З. Девдариани, А.Л. Загребин. Передача возбуждения при атомных столкновениях в гелий-неоновой плазме. В кн. «Химия плазмы», 1993.

46. Н.Б. Колоколов, А.Б. Благоев. Процессы ионизации и тушения возбужденных атомов с образованием быстрых электронов. УФН, 1993.

47. Методы анализа неорганических газов, под ред. В.М.Немца, СПб.: изд.

«Химия», 1993.

48. А.А. Петров, Е.А. Пушкарева. Корреляционный спектральный анализ веществ. Анализ газовой фазы. СПб.: изд. «Химия», 1993.

49. A.A. Петров, Е.А. Пушкарева. Корреляционный спектральный анализ веществ. Анализ конденсированной фазы. СПб.: изд. «Химия», 1993.

50. А.А. Петров. Спектральный анализ неорганических газов. В кн.

«Спектральный анализ чистых веществ», под ред. Х.И. Зильберштейна., СПб.: изд. «Химия», 1994.

51. Справочник констант элементарных процессов с участием атомов, ионов, электронов, молекул, под ред.А.Г. Жиглинского, СПб.: изд. СП6ГУ, 1994.

52. В.И. Демидов, Н.Б. Колокодов, A.A. Kудрявцeв. Зондовые методы исследования низкотемпераггурной плазмы. М.: Энергоагомиздат, 1996.

53. Yu.B. Golubovskii, V.O. Nekutchaev, I.A. Porokhova. Electron Kinetics in homogenous and stratified positive соlumn and anode region. In book: Electron kinetics and applications of glow discharges. Editors L.D. Tsendin and U. Kortshagen. NY,: Plenmn, 1997.

54. Г.С. Лазеева, А.А. Петров, Л.Б. Сирота. Спектрально-изотопный метод в агрохимии и биологии. СПб.: изд. СП6ГУ, 1999.

55. Ю.Б. Голубовский, И.А. Порохова, В.О. Некучаев, Л.Д. Цендин.

Положительный столб. Прианодная область. Контракция положительного столба. Страты. В кн. «Энциклопедия низкотемпературной плазмы». М.: изд.

«Наука», 2000.

56. Davies Р.В, Kaning М., Lavrov B.P., Ropcke J. Diagnostics of Non-equilibrium Molecular Plasmas using Emission and Absorption Spectroscopy, in book: Low Temperature Plasma Physics-Fundamental Aspects and Applications, ed.

R.Hippler a.a., Berlin, N.J., Toronto, Viley-VCH, 2001.

57. Ю.А. Толмачев, Ю.А. Пиотровский. Газоразрядные лазеры высокой симметрии с поперечной накачкой электронным пучком. В кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

58. Г.М. Григорьяи, Ю.Г. Уткин, Ю.З. Ионих и др. Физико-химические процессы в плазме электроразрядного СО-лазера, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

59. И.А. Жувикина. Физика континуальных лазерных систем, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

60. А.З. Девдвриани, Е.А. Чесноков. Оптические столкновения и рассеяние атомов, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

61. С.Н. Багаев, В.С. Егоров, И.Б. Мехов и др. Когерентное усиление и генерация в двухуровневых оптически плотных резонансных протяженных средах без инверсии заселенностей на основе кооперативных явлений при взаимодействии света и вещества, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

62. В.В. Берцев, А.А. Пастор, П.Ю. Сердобинцев и др. Многофотонные процессы в лазерной спектроскопии УФ спектрального диапазона.

Нелинейная рефракция благородных газов в поле излучения эксимерного лазера, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

63. Е.О. Артамонова, В.Б. Борисов, В.Е. Евтихеев и др. Методы и аппаратура для лазерного аналитического контроля объектов окружающей среды, в кн.

«Лазерные исследования в СП6ГУ». Изд. СП6ГУ, 2001.

64. С.В. Ошемков, А.А. Петров. Корреляционные связи – эффективное средство метрологического обеспечения лазерной спектроаналитики, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

65. Г.С. Лазеева, Т.Ю. Мещерякова, А.А. Петров. Применение лазерной абляции для исследования локализации изотопной метки органогенных элементов в растениях, в кн. «Лазерных исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2001.

66. С.Н. Багаев, В.С. Егоров, И.Б. Мехов н др. Кооперативные явления в резонансной оптически плотной среде без инверсии заселенностей при распространении полихроматических импульсов лазерного излучения, в кн.

«Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2003.

67. Г.М. Григорьян. Исследование плазмо-химических процессов в активной среде отпаянного СО-лазера, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд.

СП6ГУ, 2003.

68. Ю.А. Толмачев. Дельта-волна как альтернатива монохроматической в решении задач дифракции и интерференции, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ, изд. СП6ГУ, 2003.

69. Н.Н. Безуглов, В.М. Бородин, А.Н. Ключарев и др. Лазерные технологии изотопного разделения, основанные на столкновительных механизмах ионизации селективно возбужденных атомов, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. С-6ГУ, 2003.

70. Ю.З. Ионих, Н.В. Чернышева, Р.Б. Майлс. Лазерные исследования механизмов взаимодействия слабых ударных волн с неравновесной плазмой, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2003.

71. А.Е. Антропов, А.А. Пастор, П.Ю. Сердобинцев и др. Исследование лазерно индуцированной флуоресценции в расширяющейся ториевой плазме, облучаемой излучением KrF-лазера, в кн. «Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2003.

72. В.Б. Борисов, В.М. Немец, А.А. Соловьев и др. Определение типов смесей сложных углеводородов при лазерно-флуоресцентном анализе, в кн.

«Лазерные исследования в СП6ГУ», изд. СП6ГУ, 2003.

73. Ю.Б. Голубовский, И.А. Порохова, В.О. Некучаев и др. Кинетика электронов в низкотемпературной плазме. Учебное пособие. СПб.: изд. СП6ГУ, 2004.

КРАТКИЕ БИОГРАФИИ ВЕДУЩИХ СОТРУДНИКОВ КАФЕДРЫ Безуглов Николай Николаевич Р. 10.02. Окончил ЛГУ, канд. физ.-мат. наук (ЛГУ), докт. физ.-мат. наук (СПбГУ, 1999), с.н.с. (1988), награжден Почетной грамотой Минвуза РСФСР (1983). Работает в ЛГУ-СПбГУ: м.н.с.(1973–1985), с.н.с. (1985–1997, 1999–2001), докторант (1997– 1999), в.н.с. (2001– ). Курс лекций: «Лазерные методы управления холодными атомами в нанотехнологиях».

Работы в области квантовой механики, физики эле ментарных процессов, радиационного переноса и атомной спектроскопии. Развил концепцию кванто вого самодействия через излучение применительно к исследованию радиационных констант, построил квазиклассическую схему расчета радиационных времен жизни, сформулировал принцип соответствия для пересчета мощности диссипативных сил в вероятности квантовых переходов, предложил метод обоснования квазиклассических формул для расчета Н.Н. Безуглов дипольных матричных элементов оптических пере ходов, развил формализм геометрического квантования для решения уравнений типа Бибермана-Холстейна-Пайна в теории пленения излучения, сформули ровал (с соавторами) модель развития оптической стохастической неустой чивости движения ридберговского электрона в элементарных бинарных столк новительных реакциях типа хемоионизации.

Автор более 120 научных трудов (в том числе 1 книги, 5 обзоров и журн. статей) лично и с соавторами (Е.Б. Александров, Ю.Б. Голубовский, А.Н. Ключарев, А.Л. Ошерович, Я.Ф. Веролайнен, Е.Н. Борисов, G. Pihler, T. Stacewicz, M. Allegrini, K. Bergmann, и др.).

Наиболее важные публикации:

1. Ключарев А.Н., Безуглов Н.Н. Процессы возбуждения и ионизации атомов при поглощении света. Изд. ЛГУ, 1983.

2. Безуглов Н.Н., Борисов Е.Н., Веролайнен Я.Ф. Распределение радиационных времен жизни по возбужденным состояниям атомов и ионов. УФН, 1991, Т.161, С.3-29.

3. Безуглов Н.Н. Силы трения излучения в атоме и принцип минимума для радиационных времен жизни. Опт. и спектр.,1993, Т.75, стр.481-505.

4. Bezuglov N.N., Klucharev A.N., Molisch A., Allegrini M., Fuso F., Stacewicz T. Nonlinear radiation trapping in an atomic vapor excited by a strong laser pulse. Phys.Rev.E., 1997, v.55, р.3333-3350.

5. Bezuglov N.N., Ekers A., Kaufmann O., Bergmann K., Fuso F., and Allegrini F. Dramatic velocity redistribution of excited atoms by radiative excitation transfer II. Theory of radiation trapping in collimated beams. J.Chem.Phys.,2003, V.119,, p.7094- 7111.

6. Bezuglov N.N., Molisch A.F., Fioretti A., Gabbanini C., Fuso F., Allegrini M. Time-dependent radiative transfer in Magneto-Optical Trap. Phys.Rev.A, 2003, V.68, p. 063415-1-7.

Богданова Ирина Петровна (24.03.1922 – 9.04.1996) Окончила ЛГУ (1946), канд. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1951), докт. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1994), с.н.с. (1963). Работала в ЛГУ (1946–1996) м.н.с., ассистент, с.н.с. В 1960–1961гг. командирована в Ханойский университет (Вьетнам), где ею была налажена учебная работа по спектральному анализу и подготовлен курс лекций по атомной спектроскопии для преподавателей.

Научные работы посвящены атомной спектроскопии, спектроскопии газоразрядной плазмы, физике электронных и атомных столкновений. Впервые наблюдала отступление от правил интенсивностей для ряда спектральных линий и показала, что причиной наблюдаемых аномалий является существенно разная величина эффективных сечений возбуждения изучаемых уровней (1956). Предложила новый метод измерения эффективных сечений возбуждения уровней атомов и ионов электронным ударом с использованием простран ственно-временной развертки излучения, позволяющий исключать процессы, сопутствующие прямому электрон ному возбуждению из основного состояния, в том числе каскадные переходы с более высоких уровней (1964).

Разработала методику определения сечений возбуждения И.П. Богданова метастабильных и резонансных уровней атомов с использованием переноса энергии возбуждения за счет атомно-атомных соуда рений второго рода (1969). Использование этой методики позволило впервые измерить сечения возбуждения метастабильных и резонансных уровней атомов He, Ar, Kr и Hg. Указала на возможность образования возбужденных состояний атомов и ионов в результате диссоциации возбужденных долгоживущих клас терных ионов, образовавшихся в процессе электронно-стимулированной десор бции с поверхностей электродов (1980). Предложила и использовала оптичес кий времяпролетный метод идентификации долгоживущих возбужденных кластерных ионов по возбужденным продуктам их фрагментации (1980).

Автор около 100 научных трудов с участием соавторов (С.Э. Фриш, В.Е. Яхонтова, О.П. Бочкова) и учеников (И. Гейци, В.Д. Марусин, В.И. Яковлева, Г.В. Ефремова, С.В. Юргенсон, С.В. Рязанцева, А.Б. Цыганов, В.А. Владимиров).

Наиболее важные публикации:

1. Богданова И.П., Фриш С.Э. Возбуждение энергетических уровней атомов электронным пучком. – В кн.: Спектроскопия газоразрядной плазмы, М., 1970, с.234-243.

2. Богданова И.П., Бочкова О.П., Фриш С.Э. Передача энергии возбуждения при атомно атомных и атомно-молекулярных столкновениях. – В кн.: Спектроскопия газоразрядной плазмы, вып.1. Изд-во ЛГУ, Л., 1976, с.3-50.

3. Богданова И.П., Юргенсон С.В. Возбуждение атомов инертных газов при электрон-атомных столкновениях. – В кн.: Справочник констант элементарных процессов с участием атомов, ионов, электронов, фотонов. Изд-во СПбГУ, СПб, 1994, с.6-23.

4. Богданова И.П., Гейци И.И. О возможности измерения оптических функций возбуждения.

при помощи модулированных электронных пучков Изв.АН СССР, 1963,т.27, сер.физика, с.1056-1059.

5. Богданова И.П., Яковлева В.И. Новые аспекты механизма образования возбужденных атомов, молекул и их ионов при кратковременных изменениях свечения в верхних слоях атмосферы. Геомагнетизм и аэрономия, 1987, т.27, в.5, с.855-857.

6. Богданова И.П., Яковлева В.И. Образование возбужденных частиц через промежуточные кластерные состояния в плазме. Опт. и спектр. 1992, т.73, в.6, с.1053-1063.

Голубовский Юрий Борисович Р. 12.06. Окончил ЛГУ (1963), канд.физ.-мат.наук (ЛГУ, 1966), докт.физ.-мат.наук (ЛГУ, 1980), профессор(1985). С 1966 работает в ЛГУ-СПбГУ: ассистент (1966–1972), доцент (1972–1985), профессор (1985 – ). Курсы лек ций: Атомная физика, Основы физики плазмы, Опти ческие и лазерные методы исследования плазмы, Кинетика заряженных частиц в плазме.

Область научных исследований – физика газо разрядной плазмы. Выполнил исследование контрак ции разряда в инертных газах. Выяснил природу ионизационных волн в контрагированном шнуре.

Интерпретировал сплошной спектр торможения элек тронов на нейтральных атомах в плазме разрядов в инертных газах при повышенных давлениях. Приме нил представления нелокальной кинетики электронов Ю.Б. Голубовский к неоднородной плазме положительного столба и при анодной области, а также к ионизационным волнам. Выполнил теоретическое и экспериментальное исследование разряда в скрещенных электрическом и магнитном полях магнетронной конфигурации.


Автор более 167 научных трудов лично, с соавторами (Р.И. Лягущенко, Ю.М. Каган, Л.Д. Цендин, В.О. Некучаев, В.И. Колобов, И.А. Порохова, В.А. Майоров и др.) и учениками (студенты и аспиранты кафедры оптики).

Наиболее важные публикации:

1. Ю.Б. Голубовский, Р.И. Лягущенко, О существовании предельного тока и нескольких состояний стационарного положительного столба в диффузионно-рекомбинационном режиме. ЖТФ, 1977,47, 2. Yu.B. Golubovskii, V.A. Maiorov, I.A. Porokhova, J. Behnke, On the non-local electron kinetics in spatially periodic striation-like fields J. Phys. D: Appl. Phys. 32 (1999) 1391- 3. Yu.B. Golubovskii, I.A. Porokhova, J. Behnke, J.F. Behnke, A comparison of kinetic and fluid models of the positive column of discharges in inert gases J. Phys. D: Appl. Phys. 32 (1999) 456 4. Yu.B. Golubovskii, I.A. Porokhova, J. Behnke and V.O. Nekutchaev, On the bunching effect of electrons in spatially periodic resonance fields J. Phys. D: Appl. Phys. 31 (1998) 2447- 5. Yu.B. Golubovskii, R.V. Kozakov, V.A. Maiorov, J. Behnke, J.F. Behnke, Nonlocal electron kinetics and densities of excited atoms in S and P striations Phys. Rev. E 62 (2000) 2707- 6. Yu.B. Golubovskii, V.A. Maiorov, J. Behnke, J.F. Behnke, On the stability of a homogeneous barrier discharge in nitrogen relative to radial perturbations J. Phys. D: Appl. Phys. 36 (2003) 975-981.

Девдариани Александр Зурабович Р. 27.03. Окончил ЛГУ (1966), к.ф.-м.н. (ЛГУ, 1973), д.ф.-м.н. (ЛГУ, 1990), с.н.с.(1981), профессор (1993). По распределению работал в Ленинградской лесотехнической академии (асс. каф. физики 1969–1972), затем в НИИФ СПбГУ м.н.с. (1972– 1979), с.н.с.( 1979–1991), в.н.с. (1991–1996), зав. лаб. (1989–1996), зав. сектором (с 1996). Курсы лекций: Атомная физика, Доп.главы атомной физики, Горячая плазма и термоядерный синтез, Введение в теорию столкновений. Область научных интересов: физика атомных и ионных столкновений, атомная физика, атомная и молекулярная спектроскопия. Из резуль татов, полученных впервые: создал теорию электрон ных спектров при столкновительном разрушении отри цательных ионов (1973), предложил модель ионизации при медленных столкновениях ридберговских атомов (1978), дал решение задачи Бора-Мигдала об ионизации при делении ядер (1984), установил физическую карти ну и получил количественные характеристики реакций, которые лежат в основе работы He-Ne лазера (1984), установил связь между характеристиками неадиабати ческих переходов при атомных столкновениях и фор мой электронного (или фотонного) спектров (1989), А.З. Девдариани сформулировал равномерное приближение для описа ния неадиабатических столкновений в случае произвольного орбитального момента (1989), развил теорию формы оптических спектров переходов в двух атомных квазимолекулах, которые запрещены в изолированных атомах (2002).

Автор более 230 научных трудов (в том числе 12 обзоров и 108 журн.

статей) лично, с соавторами (А.Н. Ключарев, Н.Б. Колоколов, Н.П. Пенкин, А.А. Петров, Ю.А. Толмачев, и др.) и учениками (А.К. Беляев, А.Л. Загребин, Ю.Н. Себякин, С.И. Церковный, Н.П. Павловская, М.Г. Леднев, М.С. Чаплыгин, Е.А. Чесноков, Е.Н. Бичуцкая и др.).

Наиболее важные публикации:

1. A.Z. Devdariani, Theory of collisional electron detachment, in book: Physics of Electronic and Atomic Collisions, Invited Papers of XII ICPEAC, 1981, North Holland Publ. Company, Amsterdam New York Oxford, 1982, p.269- 2. A.Z. Devdariani, A.L. Zagrebin, K.B. Blagoev, Excitation transfer and intramultiplet transitions in collisions of He-Ne atoms at thermal energies, Ann.Phys.Fr. 17(5), 365-470 (1992) 3. A.Z. Devdariani, Effects of collisions on forbidden transitions in atoms, in book: Spectral Line Shapes, Ed. by R.Stamm, B.Talin, Nova Publishes, N.Y., Toronto, London, 1993, p.235- 4. А.З. Девдариани, Сечение разрушения отрицательных ионов при столкновениях с атомами, ЖТФ, 43(2),б 399-404 (1973) 5. А.З. Девдариани, А.Н. Ключарев, А.В. Лазаренко, В.А. Шеверев, Столкновительные процессы ионизации ридберговских состояний щелочных атомов. Письма ЖТФ, 4(17), 1013-1016 (1978) 6. А.З. Девдариани, А.Л. Загребин, Нерезонансная передача возбуждения в реакциях He(2 1S, 2 3S) + Ne, ЖЭТФ 86(6) 1969-1980 (1984) 7. А.З. Девдариани, А.Л. Загребин, Образование вакансий во внутренних электронных оболочках осколков при делении ядер тяжелых элементов, ЖЭТФ 87(1) 14-17 (1984) 8. А.З. Девдариани, Неадиабатические переходы и спектры при атомных столкновениях в пределе слабой связи, ЖЭТФ 96(2) 472-486 (1989) 9. А.З. Девдариани, Ю.Н. Себякин, Оптическая спектроскопия ландау-зинеровских переходов.

ЖЭТФ, 1989, т.96(6), с.1997- 10. A. Devdariani, et al, Semiclassical analytical approach to the description of quasimolecular optical transitions, J.Phys.B: At.Mol.Opt.Phys. 2002, v.35(11), p.2469-2475.

Егоров Валентин Семенович Р. 17.06. Окончил Ленинградский Университет в 1954 году по специальности оптика.

Затем была аспирантура до 1957 г. Руководитель – А.М. Шухтин. После аспирантуры оставлен на кафедре оптики в качестве ассистента. Кандидатскую диссертацию защитил в 1962 г. С 1964 г. и по 1989 г. – доцент кафедры оптики.

Докторскую диссертацию защитил в 1986 г. С 1989 г.

– профессор кафедры оптики. Имеет ученое звание «профессор по кафедре оптики» (1990 г.). Читает следующие курсы лекций – «Квантовые оптические генераторы и само–организация оптических систем», «Физические процессы в газовых лазерах и основы лазерной спектроскопии», «Оптические и лазерные методы диагностики плазмы».

Научно исследовательские интересы связаны со спектроскопией плазмы и лазерной спектроско пией (более обще, лазерной физикой).

В.С. Егоров Считает себя одним из основателей нового научного направления – источники когерентного излучения на основе сильной связи э/м поле – вещество (лазеры и лазерные системы на основе кооперативных эффектов взаимодействия э/м поля и вещества в оптически плотных резонансных средах без инверсии заселенностей).

Впервые (совместно со своим руководителем кандидатской работы А.М. Шухтиным) разработал так называемый «импульсный» метод крюков Д.С. Рождественского и с его помощью наблюдал релаксационные максимумы заселенностей метастабильных уровней атомов газов и паров металлов при распаде плазмы импульсного разряда (1957 год), исследовал природу этих максимумов и использовал их для решения задач нелинейной когерентной оптики.

Впервые совместно со своими учениками исследовал нелинейные коге рентные явления при распространении коротких импульсов когерентного излу чения в резонансной среде, содержащей метастабильные атомы инертных газов.

Один из первых провел эксперименты (совместно с учениками) по наблюдению когерентного спонтанного излучения в самозапирающихся импульсных газоразрядных лазерах.

Наконец, впервые обосновал и экспериментально доказал возможность осуществления нового типа источников когерентного излучения, основанного на осуществлении кооперативных взаимодействий э/м поля и вещества в оптически плотных резонансных средах без инверсии заселенностей (источники когерентного излучения на основе сильной связи э/м поле – вещество).

Общее число публикаций – 150. Соавтор двух коллективных моногра фий, посвященных спектроскопии плазмы и справочным данным по константам элементарных процессов с участием фотонов, электронов, ионов и атомов.

Соавторы – А.М. Шухтин, С.Н. Багаев, Э.Е. Фрадкин, Ю.Г Козлов, В.Н. Скребов, А.С. Тибилов, Г.А. Плехоткин, В.В. Козлов, П.Ю. Сердобинцев, Н.В. Денисова и др.

Ученики – А.А. Пастор, Н.М. Реутова, В.Б. Борисов, И.А. Чехонин, Н.Н. Шубин В.В. Васильев, Н.А. Ашурбеков, А.Н. Федоров, И.Б. Мехов, П.В. Морошкин, М. Фарес.

Лауреат Университетской премии. Университетская медаль в честь летнего юбилея работы в Университете. Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

Жиглинский Андрей Григорьевич (1930 – 1994) Вся научная деятельность А.Г. Жиглинского связана с кафедрой оптики СПбГУ, где он прошел путь от студента до заведующего лабораторией и кафедрой.

Первые работы А.Г. Жиглинского были связаны с созданием физических основ и практических применений спектрального анализа. По этой тематике он защитил кандидатскую (1961) и докторскую (1972) диссертации. Эти работы положили начало целому ряду научных направлений в области спектроскопии высокой разрешающей силы. Была развита теория источников света с охлаждаемым полым катодом и атомным пучком.

Также была развита теория интерферометра Фабри Перо. Последовательное изложение которой дано в книге «Реальный интерферометр Фабри-Перо», написанной совместно с В.В. Кучинским.

Развитый Андреем Григорьевичем новый под ход, при котором плазма и поверхность рассматрива ются как единое целое, привел к разработке теорети ческой концепции «кольца массопереноса», что наш А.Г. Жиглинский ло свое отражение в монографии «Массоперенос при взаимодействии плазмы с поверхностью».

Не менее успешной была работа А.Г. Жиглинского в области гологра фии. Им была сформулирована идея постановки «полного опыта» по совмест ной записи и восстановлению всех параметров световой волны: частоты, поляризации, амплитуды и фазы. На этой основе под его руководством было создано новое направление – голографическая спектроинтерферометрия.

Большие успехи были достигнуты А.Г. Жиглинским в квантовой электронике. Именно в его лаборатории были сформулированы оригинальные принципы управления спектром генерации лазеров и получена многоцветная генерация с независимой перестройкой линий во всей видимой области спектра.

Андреем Григорьевичем развиты также новые направления лазерной внутри резонаторной спектроскопии: поляризационной и фазовой.


По инициативе А.Г. Жиглинского и под его редакцией была подготовле на к печати книга «Справочник констант элементарных процессов с участием атомов, ионов, электронов и фотонов», в которой впервые в научной литературе собраны разнообразные и обширные сведения справочного характера по этому вопросу и содержание которой в значительной степени отражает результаты многолетней работы сотрудников кафедры и отдела оптики НИИФ СПбГУ.

Под руководством А.Г. Жиглинского защищено более 20 диссертаций;

с его участием опубликовано более 150 научных статей и докладов.

Ученики: В.В. Кучинский, В.С. Сухомлинов, А.О. Морозов, В.С. Бабаев, А.М. Измайлов, Н.Н. Милованов, И.А. Жувикина, А.Н. Самохин и др.

Зайдель Александр Натанович (1909 – 1987) Окончил Средне-Азиатский госуниверситет (1931), канд. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1936), докт. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1944), профессор (1946), удостоен правительственных наград и Сталинской премии СССР Работал в ЛГУ: аспирант (1931–1935), в 1937– 1960гг. – научный сотрудник, доцент, профессор кафедры оптики;

науч. рук. лаб. НИФИ (1947–1960), зав. сектором ЛФТИ АН СССР (1961–1987).

Читал курс лекций «Основы спектрального анализа». Работы посвящены атомной спектроскопии (спектры атомов и ионов редкоземельных элементов), спектральному анализу (элементный и изотопный анализ А.Н. Зайдель атомных материалов), спектроскопии вакуумного ультра фиолета, спектроскопии высокотемпературной плазмы, лазерная спектроскопия.

Предложил и реализовал способ исключения влияния собственного излучения плазмы в атомно-абсорбционном анализе, основанный на свойстве голограмм передавать яркость объекта без помех со стороны некогерентного излучения.

Автор более 150 научных трудов (в том числе 15 книг и более 100 журн.

статей) лично, с соавторами (А.Б. Березин, Ю.И. Островский, В.К. Прокофьев, С.М. Райский, Г.Т. Раздобарин, В.А. Славный,) и учениками (А.Г. Жиглинский, Н.И. Калитеевский, Л.В. Липис, Г.В. Островская (Г.В. Вейнберг), Г.М. Малышев, А.А. Петров, Е.Я. Шрейдер, М.П. Чайка).

Наиболее важные публикации:

1. А.Н. Зайдель, А.А.Петров, Г.В. Вейнберг, Спектрально-изотопный метод определения водорода в металлах // изд.ЛГУ, 1957.

2. A.N. Zaidel, A.A. Petrov, G.V. Veinberg, Spectral-Isotopic Method for the Determination of Hydrogen in Metals / London: ed. Butter worths, 1961, 100 p.

3. А.Н. Зайдель, Н.И.Калитеевский, Л.В. Липис, М.П.Чайка. Эмиссионный спектральный анализ атомных материалов, Л-М.: Физматгиз, 1960, 686с.

4. А.Н. Зайдель. Основы спектрального анализа, М.: Наука, 1965, 5. А.Н. Зайдель, Е.Я. Шрейдер. Спектроскопия вакуумного ультрафиолета, М.: Наука, 1967, 471с.

6. А.Н. Зайдель, В.К.Прокофьев, С.М.Райский, В.А.Славный, Е.Я. Шрейдер. Таблицы спектральных линий, М.: Наука, 1969, 782с.

7. А.Н. Зайдель. Ошибки измерений физических величин //«Наука», 1974.

8. А.Н. Зайдель, Г.В.Островская, Ю.И.Островский. Техника и практика спектроскопии // «Наука», 1976.

9. А.Н. Зайдель, Е.Я. Шрейдер. Вакуумная спектроскопия и ее применение, М.: Наука,1976, 431с.

10. А.Н. Зайдель. Атомно-флуоресцентный анализ. Физические основы метода, «Наука», 1980.

11. А.Н. Зайдель. Атомно-флуоресцентный анализ. Методы аналитической химии, «Химия», 1983.

12. G.V. Ostrovskaya, A.N. Zaidel, Phys.Lett., 1968, v.26A, p.393.

Иванов Владимир Александрович Р. 07.04. Окончил ЛГУ (1971), канд. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1975), докт. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1989). С 1972 по 2003г. работал в НИИФ ЛГУ (НИИФ СПбГУ)(с 1982г. – старший научн. сотр., с 1990 г. – ведущий научн. сотр.), с 2003 г. – профессор физического ф-та СПбГУ. Курсы лекций: «Методы диагностики плазмы», «Неравновесные ансамбли возбужденных и заряженных частиц», «Плазменные методы исследования элементарных процессов».

Область научных интересов: спектроскопия плазмы, физика электронных и атомных столкно вений, спектральный анализ и техника спектроско пии. Из результатов, полученных впервые: разра ботал метод создания рекомбинационно-неравно весной плазмы с управляемой температурой электро нов и на его основе реализовал методику исследо вания элементарных процессов, основанную на спектроскопическом анализе релаксационных про цессов, развивающихся при возмущении плазмы дозированным электрическим полем;

получил дан В.А. Иванов ные о парциальных коэффициентах диссоциативной рекомбинации молекулярных ионов HeNe, Ne2, Ar2, Xe2 и диссоциации Ar2+, + + + + Xe2+ при столкновениях с электронами в широком диапазоне температуры электронов плазмы.

Автор более 120 научных трудов лично и с соавторами (Н.П. Пенкин, Ю.М. Каган, Ю.Б. Голубовский, Ю.Э. Скобло, В.С. Сухомлинов, В.С. Лебедев, В.С. Марченко и др.).

Наиболее важные публикации:

1. В.А. Иванов, Диссоциативная рекомбинация молекулярных ионов в плазме инертных газов.

УФН, 1992,т. 162, с. 35-70.

2. В.А. Иванов, В.С.Лебедев, В.С.Марченко. Столкновительное тушение ридберговских атомных уровней и электрон-ионная рекомбинация в инертном газе. ЖЭТФ.1988, т. 94, с.86 104.

V.A. Ivanov, A.S. Prichodjko. Dissociation of Xe2+ molecular ions by electrons in plasma.

3.

J.Phys.B, 1991, v.24, pp.L459-L462.

4. В.А. Иванов, А.С.Приходько. О диссоциации молекулярных ионов при столкновениях с электронами в плазме. ЖЭТФ, 1991, т.100, с. 825-831.

5. В.А. Иванов, Ю.Э. Скобло. О диссоциативной рекомбинации гетероядерных молекулярных ионов в плазме смесей инертных газов. ЖЭТФ, 1994, т. 106,с. 1704-1721.

6. В.А. Иванов. Спектроскопия и кинетика гетероядерных молекулярных ионов инертных газов. Оптика и спектр.,1995, т. 78, с. 37-59.

7. V.A. Ivanov. Electron-impact-induced excitation transfer between 3s levels of the neon atom. J.

Phys. B. 1998, V. 31, pp.1765-1770.

Ионих Юрий Зиновьевич P. 13.06.1942.

Окончил ЛГУ (1964), канд. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1970), докт. физ.-мат. наук (СПбГУ, 1993), с.н.c. (1987), профессор (1995). Работает в ЛГУ–СПбГУ:

аспирант (1964–1967), ассистент (1968–1984), с.н.с. (1984–1993), в.н.с. (1993– 1995), профессор (2003 – ). Курсы лекций: атомная физика, основы физики плазмы, введение в плазмохимию, физика и химия плазмы молекулярных газов.

Исследования посвящены физике газоразрядной плазмы, элементарным процессам в плазме и оптическим методам диагностики плазмы. Из результатов, полученных впервые: измерил константы скорости передачи возбуждения при He*-He и He*-Ne столкновениях;

установил основные механизмы оптогаль ванического эффекта в разряде в инертных газах под действием излучения разряда в том же газе;

обнаружил существование процессов передачи энергии между возбужденными триплетными состояниями молекул СО и N2, элек тронно-колебательного обмена в СО, перезарядки иона Ar+ на молекуле N2(v) и измерил вероятности этих процессов;

измерил константы скорости пен нинговской ионизации молекул СО(v) атомами Не(n=2);

обнаружил эффект существования «тем ной» фазы развития положительного столба тлею щего разряда;

выяснил механизмы образования ато мов О, С и молекул С2, СО2 в плазме в смесях, содержащих СО;

обнаружил наличие скачка элек тронной температуры в распадающейся молекуляр ной плазме;

дал прямое экспериментальное доказа тельство тепловой природы влияния неравновесной Ю.З. Ионих газоразрядной плазмы на прохождение слабых ударных волн.

Автор более 130 научных трудов (в том числе 2 кн. и 75 журн. статей) лично, с соавторами (С.Э. Фриш, Н.П. Пенкин, Н.Б. Колоколов, Н.В. Черны шева, А.П. Напартович, R.B. Miles, Г.М. Григорьян) и учениками (А.В. Самсон, Е.Е. Иванов, А.Л. Куранов, С.П. Яковицкий, В.И. Блашков, Ю.Г. Уткин, И.Н. Костюкевич, А.В. Мещанов).

Наиболее важные публикации:

1. Дашевская Е.И., Пенкин Н.П., Ионих Ю.З. Оптическая накачка как метод исследования атомных столкновений, в кн.: Физика электронных и атомных столкновений, Л.: 1978, с.21 56.

2. Ионих Ю.З., Чернышева Н.В. Неупругие процессы, происходящие при столкновениях возбужденных атомов инертных газов с молекулами, в кн.: Cправочник констант элементарных процессов с участием атомов, ионов, электронов, молекул, 1994, СПб, СПбГУ, с.143-182.

3. Ионих Ю.З. О расчете диффузионного времени жизни возбужденных атомов и молекул, Опт. и спектр., 1981, т.51, с.76-83.

4. Ионих Ю.З., Пенкин Н.П., Чернышева Н.В., Ярцева О.Г. Исследование столкновительного перемешивания состояний В3П и А3 молекулы азота методом лазерной флуоресценции, Опт. и спектр., 1988, т.65, с.43-48.

5. Ионих Ю.З., Уткин Ю.Г., Чернышева Н.В., Евдокименко А.С. «Темная» фаза развития положительного столба тлеющего разряда, Физ.плазмы, 1996, т.22, с.289-297.

6. Ionikh Y.Z., Chernysheva N.V., Meshchanov A.V,.Yalin A.P., Miles R.B. Direct evidence for thermal mechanism of plasma influence on shock wave propagation, Phys.Letters A, 1999, v.229, p.387-392.

7. Dyatko N.A., Ionikh Yu.Z., Kolokolov N.B., Meshchanov A.V., Napartovich A.P. Jumps and bi stabilities in electron energy distribution in Ar-N2 post discharge plasma, J. Phys. D: Appl.Phys., 2000, v.33, p.2010-2018.

Каган Юрий Максимович (1917 – 2000) Окончил ЛГУ (1938), канд. физ.-мат. наук (1941), докт. физ.-мат. наук (1957), доцент, профессор. C 1941 года работал в ЛГУ (ассистент, доцент, профессор), в конце 1940-х годов в связи с репрессированием родителей по требованию прокуратуры уволен из ЛГУ и несколько лет работал в Петрозаводском Госуниверситете, в 1958 г. вернулся в ЛГУ, организатор и руководитель специализации «физика плазмы» на кафедре оптики и одноименной научной лаборатории в НИФИ. В 1977г. эмигрировал в Израиль, работал в Иерусалим ском университете (профессор-исследователь, затем консультант).

Работы посвящены оптической спектроско пии и физике плазмы. Разработал методику и провел спектроскопические исследования движения ионов в газовом разряде. Особую известность приобрели работы Ю.М. Кагана и В.И. Переля по теории зон довых измерений, которые были обобщены в обзоре «Зондовые методы исследования плазмы», опубли кованном в журнале «Успехи физических наук» в 1963 г. Провел комплексные исследования плазмы в Ю.М. Каган ионных источниках моно- и дуоплазмотронного ти пов, в частности, обнаружил анизотропию и нелокальный механизм формирова ния немаксвелловского спектра энергий электронов, разработал нелокальную модель и дал количественное объяснение измеренных спектров.

Особенностью работ, выполненных под руководством Ю.М. Кагана, явилось комплексное зондовое и спектроскопическое экспериментальной исследование физических процессов, протекающих в газоразрядной плазме, в сочетании с глубоким теоретическим анализом этих процессов. Большой заслугой Ю.М. Кагана в развитии физики газоразрядной плазмы явилась разработка последовательной кинетической теории движения электронов и интерпретация на ее основе наблюдаемых явлений в положительном столбе, прикатодных областях, в полом катоде и т.д. Большую роль в развитии этих представлений сыграл приглашенный Ю.М. Каганом молодой физик-теоретик Р.И. Лягущенко, который разработал методы решения кинетического уравнения Больцмана с учетом основных типов столкновений электронов в плазме – упругих, неупругих, кулоновских.

Созданные Ю.М. Каганом более 40 лет назад специализация «физика плазмы» и одноименная научная лаборатория НИИФ успешно функционируют в настоящее время. Его ученики достойно продолжают дело своего учителя.

Школа физики плазмы, основателем которой явился Ю.М. Каган, заслуженно пользуется международным признанием.

Автор большого числа научных трудов лично, с соавторами (Н.А. Воробьева, В.М. Захарова, Р.И. Лягущенко, В.И. Перель, С.Э. Фриш и др.) и учениками (Ю.Б. Голубовский, В.А. Иванов, Н.Б. Колоколов, Б.П. Лавров, В.М. Миленин и др.).

Наиболее важные публикации:

1. Каган Ю.М.//Распределение электронов по скоростям в положительном столбе разряда. – В кн.: Спектроскопия газоразрядной плазмы, М., 1970, с.201-223.

2. Каган Ю.М., Перель В.И. // УФН. 1963. Т. 81. В. 3. С. 409.

3. Захарова В.М., Каган Ю.М., Мустафин К.С. // Журн.Техн.Физ. 1960. Т.30. С.44.

4. Голубовский Ю.Б., Каган Ю.М., Лягущенко Р.И.// ЖЭТФ. 1969. Т.57. С.2222.

5. Каган Ю.М., Колоколов Н.Б., Миленин В.М. // Журн.Техн.Физ. 1970. Т.40. С.1319.

6. Каган Ю.М., Лягущенко Р.И., Хворостовский С.М.// Журн.Техн.Физ. 1972. Т.42. С.1686.

7. Каган Ю.М., Лавров Б.П., Лягущенко Р.И.// Журн.Техн.Физ. 1977. Т.47. В.3. С.580.

Калитеевский Николай Иванович (1916 – 1999) Выдающийся специалист по оптике, спектроскопии и физике лазеров, организатор 1-й кафедры общей физики.

Родился 7 октября 1916 г. Окончил физический факультет ЛГУ в 1939 г.

и был оставлен при университете, но вскоре был мобилизован в РККА и участвовал в финской кампании в должности командира взвода разведки артдивизиона. В конце 1940 г. был демобилизован и приступил к работе в ЛГУ. В июне 1941 г. вновь ушел на фронт и всю Отечественную войну был в дейст вующей армии, занимая ряд командных должностей, награжден орденами Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды.

По возвращении из армии в ноябре 1945 г.

Н.И. Калитеевский активно включился в выполняв шуюся по правительственному заданию работу по анализу атомных материалов на примеси. Был разра ботан метод, превосходящий по чувствительности на несколько порядков существовавшие в те годы другие Н.И. Калитеевский методы. Эти работы, после снятия с них грифа секрет ности, были отражены в монографии: «Спектральный анализ атомных мате риалов» (1961 г., с сотрудниками). За выполнение этой работы Н.И. Кали теевский в 1951 г. был награжден орденом «Знак почета». В 1948 г. он защитил кандидатскую, а в 1956 г. – докторскую диссертацию, в 1960 г. ему было присвоено звание профессора.

Основанная Н.И. Калитеевским в 1960 г. и руководимая им в течение многих лет 1-я кафедра общей физики стала научным центром, известным своими пионерскими исследованиями в области спектроскопии высокого разрешения, физики лазеров и интерференции атомных состояний. За эти работы Н.И. Калитеевский с сотрудниками дважды награждался универси тетской премией, а в 1978 г. – Государственной премией СССР за цикл основополагающих работ в области когерентной оптики.

Н.И. Калитеевским создан современный курс физической оптики, отличающийся большим подбором лекционных демонстраций, и издано учебное пособие для университетов «Волновая оптика», которое широко используется в вузах страны и переведено на французский язык. Н.И. Кали теевский неоднократно выезжал за границу для чтения лекций и научной работы. В 1998 г. он награжден высшим орденом Германии за большой вклад в развитие сотрудничества в области науки и образования между нашими странами.

Н.И. Калитеевский многие годы выполнял обязанности заместителя главного редактора академического журнала «Оптика и Спектроскопия» и члена редколлегии журнала «Известия ВУЗов – физика», являлся членом президиума межведомственного совета по подготовке инженеров-оптиков, руководил научно-методическим советом по физике Северо-западного региона, состоял членом научного совета по спектроскопии РАН и координационного совета РАН по Санкт-Петербургу.

Ключарев Андрей Николаевич Р. 08.11. Окончил Ленинградского Политехнический институт (1960), к.ф.-м.н. (ЛГУ, 1963), д.ф.-м.н. (ЛГУ, 1981), профессор (1993). Работал в ЛФТИ АН СССР (1960–1963), с 1963 в ЛГУ м.н.с., с.н.с., в.н.с., зав. сектором (1990 – ), член научн. совета РАН по проблеме «Физика низкотемпе ратурной плазмы», награжден Почетной грамотой Мин вуза РСФСР (1983). Курсы лекций: введение в физику плазмы, ионизационные процессы в плазме.

Область научных интересов: физика электронных и атомных столкновений, спектроскопия плазмы, атом ная спектроскопия. Из результатов полученных впервые:

открытие явления образования фоторезонансной плазмы (1991);

новые методы разделения изотопов, повышения проводимости плазмы с дисперсной фазой, определения параметров лазерного излучения;

измерил вклад ИК каскадных переходов в заселение нижних уровней А.Н. Ключарев атомов металлов с одним и двумя валентными элек тронами в условиях низкотемпературной плазмы (1968);

в прямом эксперименте измерил сечение фотоионизации резонансно возбужденных атомов (1975);

предложил и разработал методы исследования процессов столкновительной ионизации возбужденных атомов;

предложил метод измерения константы скорости ассоциативной ионизации при использовании оптически плотной возбужденной среды (1979) и измерил константы скорости этих реакций с участием резонансно-возбужденных атомов щелочных металлов;

на основе систематических исследований установил основные закономерности процессов хемоионизации возбужденных атомов щелочных металлов, предложил (совместно с Н.Н. Безугловым) исследовать константы столкновительной ионизации в условиях эффузионного атомного пучка (1979), получил функции распределения атомов по скоростям для атомных пучков разного типа (1989), предложил диффузионный подход к описанию процесса столкновительной ионизации высоковозбужденных (Ридберговских) атомов (1988) и модель стохастизации поведения Ридберговского электрона (1997), приводящего к диффузии по энергетическим термам в одном акте столкновения (Детерминизм и хаос в системе квазимолекулы).

Автор более 200 научных трудов (в том числе 2 книг, 8 обзоров, изобретений и более 140 журн. статей) лично, с соавторами (С.Э. Фриш, Н.Н. Безуглов, А.З. Девдариани, В.Ю. Сепман, А.В. Лазаренко и др.) и учени ками (студенты и аспиранты).

Наиболее важные публикации:

1. Ключарев А.Н., Безуглов Н.Н. Процессы возбуждения и ионизации атомов при поглощении света. Л.:Изд. ЛГУ, 1983.

2. Ключарев А.Н., Янсон М.Л. Элементарные процессы в плазме щелочных металлов. М.:

Энергоатомиздат, 1988.

3. Ключарев А.Н. Процессы хемоионизации. УФН, 1993, Т.163, С.39-73.

4. Девдариани А.З., Ключарев А.Н., Пенкин Н.П., Себякин Ю.Н. Диффузионный подход к процессу столкновительной ионизации возбужденных атомов. Опт. и спектр., 1988, Т.64, С.706-709.

5. Klucharev A.N., Vujnovic V. Chemi-ionization in thermal energy binary collisions of optically excited atoms. Physical Reports, 1990, V.185, P. 55-81.

Колоколов Николай Борисович (26.09.1936 – 12.04.2003) Окончил МФТИ (1967), канд. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1970) докт. физ.-мат. наук (ЛГУ, 1986), доцент, профессор (1989). С 1968 в ЛГУ: аспирант, ассистент, до цент, профессор (1989–2003). Курсы лекций: современные методы диагностики плазмы;

плазменные методы исследования элементарных процессов.

Исследования посвящены физике газоразрядной плазмы, элементарным процессам в плазме и зондовым методам диагностики плазмы. Предложил, разработал новый подход к проблеме исследования элементарных столкновительных процессов в плазме, основанный на измерении спектров скоростей электронов в после свечении газового разряда (плазменная электронная спектроскопия);

измерил константы хемоионизации атомов инертных газов и ударов второго рода при столкновениях медленных электронов с метаста бильными атомами инертных газов;

одним из первых исследовал кинетику плазмы с аномально быстрыми электронами по анодную сторону от слоев объемного заряда и в послесвечении;

предсказал и обнаружил воз никновение пристеночного скачка потенциала в плазме с группой быстрых электронов;

ввел понятие аппарат Н.Б. Колоколов ной функции зондовых измерений функции распре деления электронов по энергиям (ФРЭЭ);

один из создателей зондового метода измерения ФРЭЭ с высоким временным разрешением;

обнаружил наличие скачка электронной температуры в распадающейся молекулярной плазме.

Автор более 200 научных трудов (в том числе 3 книг и около 100 журн.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.