авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж- 4J3Z. | § 53 И ЗД А ТЕЛЬСТВО АКАД ЕМ ...»

-- [ Страница 2 ] --

в противном случае обращ аю тся в бегство, не спеша помериться с силами неприятелей в рукопаш ной схват­ ке». Зато, «имея больш ую помощь в л есах, они направляю тся к ним, так как среди теснин они умею т отлично сраж аться. Ч асто несом ую добы чу они бросают (как бы) под влиянием зам еш ательства и бегут в леса, ког­ да наступающие бросаю тся на добы чу, они без труда подним аю тся и н а­ носят неприятелю вред. В се это они м астера делать разнообразны м и придумываемыми ими способам и с целью заманить противника» и.

Эти сведения находятся в явном противоречии с исторической дей ст­ вительностью, как она выступает на основании сообщ ений других ви зан ­ тийских писателей. Разрозненны е, действовавш ие в одиночку в разного пода теснинах и лесных трущ обах отряды, описанные П севдом аврикием, не смогли бы побеждать византийские прекрасно обученные, организован­ ные войска, снабженны е первоклассным вооруж ением. М еж ду тем в и с­ тории записан ряд весьма крупных побед, одерж анны х н ад византийцами значительными по размерам войсковыми соединениями славян — антов и склавинов. Сведения о таких больших военных отрядах довольно м ного­ численны.

Так, например, по сообщ ению Прокопия, война 550— 551 гг. началась вторжением в пределы Византии славянской армии, численностью более 3000 человек, разделенной на два больш их отряда, примерно по человек в каж дом, которые действовали согласованно, по зар ан ее состав­ ленному и разработанном у п л а н у 15. Ф еофилакт Симокатта сообщ ает о 13 «Стратегикон», стр. 253, 254.

14 «Стратегикон», стр. 253 и 254.

15 П р о к о п и й, О войнах с готами, III, 38, стр. 239—242.

О б «антах» П севдом аври ки я славянском войске, численностью гораздо бол ее 8000 человек (такое коли­ чество было взято византийцами в плен) 16. М енандр приводит сведения о славянском войске численностью около 100 000 воинов, вторгшемся во Фракию на четвертом году царствования императора Тиверия Констан­ тина 17.

Н екоторы е сообщ ения, хотя и не со дер ж а т прямых данны х о числен­ ности славянских отрядов и войск, все ж е даю т косвенное представление об этом. Так, например, Прокопий сообщ ает, что во время одного из вторжений славян начальники Иллирии с 15-тысячным войском сл едова­ ли за войском славян, но «подойти к неприятелям близко они нигде не решались» 18. О тсю да м ож но заключить, что войско славян было не на много меньш е (а м ож ет быть и бол ьш е), чем византийское.

Таким образом, анты, безусловно, имели прекрасную военную орга­ низацию.

Византийцы неоднократно прибегали к помощи славян, как сою зни­ ков, во время своих войн с другими странами. Так, например, по сооб­ щению Прокопия, антская конница участвовала в византийско-готских войнах в И тали и 19;

А гафий сообщ ает об участии славянских отрядов в войне с П ерсией 20. В оенная организация антов была очень сильной, что неоднократно подчеркивалось византийцами. Анты научились вести войну по всем правилам военного искусства и тактика их в военных походах, и зображ енны х византийскими авторами, соверш енно не соответствует описанной П севдомаврикием.

С удя по сведениям Прокопия, М енандра, «^еофилакта и других ви­ зантийских писателей, анты вовсе не боялись военных действий на от­ крытых м естах. Они вели наступление против Византии широким фрон­ том, крупными войсковыми соединениями и наносили прославленным византийским войскам ж естокие пораж ения на равнине по всем прави­ лам тогдаш него военного искусства. П оказательна, например, блестящ ая победа, о дер ж ан н ая славянским войском н ад византийской конницей под командованием А сб а да при Т зуруле во время войны 550—551 гг. и осо­ бенно — реш ительная п обеда славян над отборным византийским войском во главе с рядом вы дающ ихся полководцев (Константин, Аратий, На зарес, Ю стин, И оанн Ф ага) под общ им командованием Схоластика в бою п од А дрианополем во время той ж е войны21.

О том, каких успехов достигли анты в области военного искусства, свидетельствует успеш ная оса д а славянским войском сильно укрепленно­ го причерноморского города Топера в 550— 551 г г. Как все это н еп охож е на ту картину, которая обрисована в «Страте гиконе»!

В се упомянутые сраж ения произошли ещ е в царствование Ю стиниана, т. е. задол го д о вступления на престол Маврикия;

следовательно, если «Стратегикон» написан д а ж е в период царствования Маврикия (и уж во всяком случае не р ан ьш е), то эти события долж ны были бы быть известны его автору.

М еж д у тем вряд ли допустимо брать сведения П севдомаврикия под сомнение. «Стратегикон» — это практическое руководство по военному делу. Если предполож ить, что своим сочинением Псевдомаврикий хотел помочь вести военные действия против тех антов, о которых писали П ро­ копий и другие авторы, то при таком изображ ении врагов эта его по­ пытка была обречена на неудачу. Н едооценка Псевдомаврикием соци­ 16 Ф е о ф и д а к т, Истории, VIII, 3, 13, стр. 267.

17 М е н а н д р, Фрагменты, стр. 247.

18 П р о к о п и й, О войнах € готами, III, 29, стр. 239.

!9 Там ж е, II, 1, 27, стр. 234.

20 А г а ф и й, О царствовании Ю стиниана, III, 6;

III, 27;

IV, 20, стр. 21 П р о к о п и й, О войнах с готами, III, 38, стр. 239— 240 и 242.

22 Там ж е, стр. 240— 241.

М. Ю. Б рай чевский альной организации и военного искусства антов в таких условиях ни к чему хорош ему привести не могла. П олководец, подготовившийся к с р а ­ ж ениям с маленькими отрядами, способными только сраж аться в з а с а ­ дах и малопроходимых топях и л есах, неизменно потерпел бы пораж ение, встретившись на практике с такими антскими отрядами, которые дей ст­ вовали в событиях, описанных Прокопием, М енандром, Ф еофилактом и другими авторами.

В свете сказанного вряд ли могут быть какие-либо сомнения в том, что анты П севдомаврикия не тож дественны антам Прокопия и других византийских писателей. Иными словами, в «Стратегиконе» под именем антов описано какое-то соверш енно другое общ ество. Анты Прокопия, Менандра, Ф еофилакта и других византийских писателей по уровню своего исторического развития стояли значительно выше антов П сев д о ­ маврикия.

Примечательно, что сведения П севдомаврикия об антах стоят о с о б ­ няком и не находят подтверж дения в других источниках, тогда как во всех остальных б ез всякого исключения не обн аруж и вается каких-либо существенных разногласий в отношении характеристики 'антского общ е­ ства. В то ж е время происхож дение этого единственного источника, со ­ держ ащ его сведения, явно противоречащ ие данным всех прочих источни­ ков об антах» до сих пор остается неясным. О днако это вряд ли дает ос нование отрицать подлинность «Стратегикона». Во всяком случае вся советская историография склоняется к признанию его подлинности и п р а­ вильности его датировки временем М аврикия или чуть п о зж е (во всяком случае V II в. н. э.).

Расхож дения в описании антов П севдомаврикия со всеми прочими авторами позволяют поставить в качестве специальной проблемы вопрос ') том, какое общ ество изображ ено в «Стратегиконе» под именем антов.

Решение этой проблемы весьма затрудняется отсутствием сведений о том, когда, где, в каких условиях был написан «Стратегикон» и кто был его автором. В настоящ их условиях для выяснения поставленного вопроса прежде всего необходим о обратиться к археологическим м атериалам.

Сведения об антах, содерж ащ иеся в произведениях И орнанда, П роко­ пия, М енандра, Ф еофилакта и других византийских писателей, находят подтверждение в материалах полей погребений черняховского типа.

М нение о принадлежности культуры полей погребений черняховского типа антам, впервые высказанное Б. А. Рыбаковым в 1943 г. 23 и затем под­ держ анн ое рядом и ссл едовател ей 24, в настоящ ее время м ож н о считать общепринятым. Эта культура распространена в пределах лесостепной полосы Восточной Европы от П одунавья, включая П однестровье, до Среднего Д непра. Это вполне соответствует сведениям И орнанда, кото­ рый сообщ ает, что племена антов обитаю т на зем лях от Д н естра до Днепра 25.

Памятники культуры полей погребений черняховского типа появились около III в. н. э. в степном Причерноморье и д а ж е в Крыму. В Керчи обнаруж ен памятник III в. н. э. с надписью, в которой упоминается на­ 23 Б. А. Р ы б а к о в, Ранняя культура восточных славян, «Исторический ж у р ­ нал», 1943, № 11 — 12, стр. 73— 80.

24 Е. В. М а х н о, П ам ’ятки культури псш в поховань чернях1вського типу, «А рхеолопя», т. IV, КиТв,1950, стр. 56— 77;

М. Ю.Б р а й ч е в с ь к и й, А рхеолопчш матер1али до вивчення культури с х и н о сл о в ’янських племен VI — V III ст., «А рхеолоп я», т. IV, КиТв, 1950, стр. 27— 55;

е г о ж е, OcHOBHi питания археолопчного вивчення, a n T ie, «Вкник АН УРСР», 1952, № 7, стр. 51— 56.

25 И о р и а н д, О готах, III, 34— 35, сгр. 232.

О б «антах» П севдом аврики я звание « а н т » 26. Д атировка культуры полей погребений в пределах II— середины V II в. н. э.27 такж е вполне соответствует письменным сведе­ ниям об антах: древнейш ее упоминание названия «ант» датируется III в., а позднейш ее — началом V II в. н. э. И менно из этого соответствия и ис­ ходят советские археологи при этническом определении культуры полей погребений. Н осители этой культуры по уровню исторического развития вполне отвечают той характеристике антов, которая содержится в произ­ ведениях П рокопия, М енандра, Ф еофилакта, в частности и тем из этих сведений, которые расходятся с данными, содержащ имися в «Страте гиконе».

О бщ ество, бывш ее носителем культуры полей погребений Черняхов­ ского типа, так ж е как и анты Прокопия, М енандра и других писателей, уж е вышло из стадии родоплеменной организации. Об этом свидетель­ ствует п реж де всего характер поселений. Д л я данной культуры типичны ничем не защ ищ енны е, открытые поселения, сплошь и рядом достигаю ­ щие значительны х разм еров. Городищ а, характерные для предшествующей эпохи или дл я бол ее архаических культур, расположенных севернее, в пределах лесной полосы, на данной территории совершенно неизвестны.

П оселения культуры полей погребений расположены на пологих скло­ нах берегов рек и балок, удобны х для зем леделия, но не представлявших никаких естественных защ ит. Это не соответствует сообщению П севдо­ маврикия о том, что анты Еыбирают для поселения наиболее укромные места, безопасны е от внеш него нападения. Очевидно, интересы обороны соверш енно не принимались во внимание при выборе мест для поселений культуры полей погребений Черняховского типа. Кроме того в поселени­ ях дан ной культуры почти не встречаются предметы вооружения.

Характер поселений культуры полей погребений Черняховского типа соответствует стадии развития тогдаш него общ ества. Городища док л ас­ сового общ ества представляю т собой поселки родовых общин в отличие, например, от городищ Киевской Р у си, бывших обыкновенными зам к а­ ми, характерными для классового, ф еодального общ ества28. Городищ а докл ассового общ ества служ или дл я защиты всего населения данной общ ины от внеш него врага и п реж де всего от подобных ж е соседних общ ин или племен. С возникновением из отдельных разрозненных общин и племен единого политического образования вроде «антского сою за племен» отпала необходим ость в создании укрепленных родовых поселков. О тсутствие оруж ия в поселениях культуры полей погребений Черняховского типа н аряду с другими археологическими фактами (н а­ личие погребений воинов отдельно от кладбищ, соверш енно лишенных оруж ия и служ ивш их местом захоронения рядовых хлебопаш цев и ре­ месленников) позволяет сделать вывод о том, что в общ естве, бывшем носителем данной культуры, вооруж енная часть населения была уж е отделена от основной массы земледельческого и ремесленного населе­ ния. Иными словам и, есть основание предполагать сущ ествование в этом общ естве в какой-то мере специальных военных отрядов, представ­ лявших собой организованную военную силу.

Ясное представление о такого р ода отр ядах д а ет раскопка В озн е­ сенского клада на Н а д п о р о ж ь е 29. Этот клад, состоящий из предметов 26 IosP E, II, 29;

A. JI. П о г о д и н, Эпиграфические следы славянства, Сб. статей по археологии и этнографии, СПб., 1902, стр. 164.

27 М. Ю. Б р а й ч е в с ь к и й, Археолопчш матер1али..., стр. 27— 55;

М. Ю. С м и ш к о. Раннеславянская культура П однестровья в свете новых археологических данных, «Краткие сообщ ения И И М К », вып. XLIV, М., 1952, стр. 67— 82.

28 М. Ю. Б р а й ч е в с к и й, К происхож дению древнерусских городов (города Среднего Приднепровья, П однестровья и П обуж ья в V III— IX вв. н. э. по полевым данным последних л ет), «Краткие сообщ ения Й И М К », вып. XLI, М., 1951, стр. 32— 33.

29 В. Г. Г р ^ н ч е н к о. П ам ’ятка V III ст. коло с. Вознесенки на Запор1жж1, «А рхеолопя», т. III, Кшв, 1950, стр. 37—63.

28 М. Ю. Б рай чевский вооруж ения, конской упряжи, драгоценны х украш ений и при надлеж но­ стей одеж ды, изготовленных из золота и серебра, был обн ар уж ен в центральной части укрепленного военного лагеря — местопребывания конного отряда, охранявшего Д непровский водный путь и переправы через Днепр в районе Н адпорож ья. Больш ой интерес представляю т серебряные скульптурные и зображ ения орла и льва с монограммами, напоминающие инсигнии римских военных знам ен. П о общ ем у мнению исследователей, это были значки войсковых соединений.

Такого рода хорош о организованны е антские отряды были созданы для защиты всей территории, заним аем ой данным общ еством. Основная часть населения, занимавш аяся зем леделием и рем еслом, не была во­ оружена. П оэтом у укрепления вокруг поселений теряли смысл. В таких условиях становились целесообразны м и укрепления в м асш табах всей страны, вроде Змиевы х валов, часть которых, возм ож но, восходит к антской эпохе.

Из такого ж е рода отрядов составлялись войска для наступления на рабовладельческую Византийскую империю.

В этом отношении памятники материальной культуры вполне соот­ ветствуют том у положению вещ ей, которое отр аж ен о в сочинениях византийских авторов (Прокопия и д р у г и х ), посвященных славяно-визан тийским воинам.

Во главе военных отрядов стояли военачальники и князья, о которых сообщ ают византийские писатели. В некоторых к ладах, найденных в В о ­ сточной Европе обнаружены римские медальоны. И звестно, что н агр аж ­ дение медальонами использовалось римской администрацией для привле­ чения на сторону Рима или по крайней мере для обеспечения нейтраль­ ности в военных событиях на границах империи местных (в том числе и славянских) князей и военачальников. Н аходки римских медальонов известны и на территории культуры полей погребений Черняховского типа.

Большинство их датируется IV в. н. э. Это да ет основание предполагать, что славянские военные отряды у ж е в то время играли сущ ественную роль на Д ун ае.

Такие медальоны, иногда в больш ом количестве, встречаю тся в к ла­ дах, зарытых в зем л ю представителями местной общ ественной верхуш ­ ки. Примером м ож ет служ ить очень интересный Ласковский клад, н ай ­ денный на Волыни. Он состоял из драгоценной серебряной утвари и семи золотых медальонов IV в. н. э. 30 Н есомненно, владелец этих медальонов стоял во главе какого-то крупного военного соединения и играл выдающ уюся роль в событиях н:а Д у н ае.

Интересен в этом отнош ении так ж е Борочицкий клад, открытый так ­ ж е на Волыни 31. Он состоял из нескольких тысяч римских серебряны х монет, серебряной посуды византийского происхож дения, местной к ера­ мики культуры полей погребений и больш ого золотого м едальона, вправ­ ленного в богатое обрамление. Д атируется этот клад V в. н. э.

Вообщ е, так называемые антские клады, относящ иеся ко времени от конца IV до V III в. н. э., п одтверж даю т наличие в антском общ естве правящей верхушки, о которой сообщ аю т Прокопий и други е византий­ ские писатели и сущ ествование которой отрицает П севдомаврикий. Н е ­ редко в состав кладов входят предметы византийского или иранского происхож дения, являющиеся следами деятельности антов на Б алк анах против Византии. Такие предметы были, например, обнаруж ены в Кры 30 В. А. Ш у г а е в с к и й, К лад римских золотых медальонов и серебряны х бытовых предметов эпохи «переселения народов», найденный на Волыни в 1610 г.

(рукопись в Институте археологии А Н У С С Р);

М. А. Т и х а н о в а, Забытый пам ят­ ник (Волынский клад 1610 г.), А кадемия наук СССР, О тделение истории и ф илосо­ фии, Рефераты научно-исследовательских работ за 1945 г., М.— Л., 1947, стр. 81.

31 J. Р i о t г о w s k i, Skarb Boroczycki, pow. G orochow na W olyniu, L w ow, 1929.

О б «антах» П севдом аври ки я досском 32, Залесском 33, П ерещ епинском 34 и други х кладах. О наличии в антском общ естве правящ ей верхуш ки свидетельствуют и некоторые богатые погребения (например, в Р удк е близ К ременца на Ю жной Волыни) 35.

Таким обр азом, археологические материалы показывают, что общ е­ ственная организация носителей культуры полей погребений черняхов­ ского типа была довольно слож ной. Это вполне соответствует данным, содерж ащ и м ся в письменных источниках об антах, принадлеж ащ их византийским писателям. С лож ная социальная структура дан ного общ е­ ства бази ровалась на высоком уровне развития земледелия и ремесла.

Такой характеристике культуры полей погребений черняховского типа соверш енно не отвечают сведения об антах, сообщ аемы е П севдо маврикием. Ясно, что он имел в виду не это общество. Описаниям антов, приведенным в «Стратегиконе», вполне соответствует культура городищ роменского типа, несколько бол ее архаическая, чем культура полей погребений черняховского типа.

Н а это соответствие обратил внимание ещ е в 1939 г. Б. А. Р ы ба­ к о в 36. И м енно на данны х, приведенных П севдомаврикием, он обосновы­ вал в первую очередь свою гипотезу о том, что культура городищ ромен­ ского типа является археологическим эквивалентом антов. П озж е в свя­ зи с тем, что дан н ая гипотеза не наш ла подтверж дения в новых мате­ ри алах и восторж ествовала точка зрения о принадлежности антам культуры полей погребений черняховского типа, наблюдения Б. А. Ры­ бакова относительно чрезвычайного с х о д с т в а, данны х Псевдомаврикия с культурой городищ роменского типа не получили в литературе даль­ нейш его развития. М еж д у тем эти наблю дения представляются совер­ ш енно справедливы ми и засл уж иваю т сам ого пристального внимания.

Соответствие описаний, содер ж ащ и хся в «Стратегиконе», памятни­ кам типа роменских городищ обнаруж ивается п р еж де всего в типе поселений. Д л я рассм атриваемой культуры чрезвычайно характерны сравнительно небольш ие городищ а, располож енны е в наиболее укром­ ных м естах. К ак правило, они обнаруж иваю тся на выступах речных терр ас н ад заболоченной поймой, кое-где и в настоящ ее время покры­ тых лесам и. Открытые, незащ ищ енны е селищ а, расположенны е пример­ но в таких ж е условиях, встречаются сравнительно редко.

И м енно эти городищ а и поселения у ж е по сам ому своему типу ассоциирую тся с описаниями антских поселений в «Стратегиконе». П се­ вдомаврикий пишет: «Они (т. е., склавины и анты.— М. Б. ) селятся в лесах, у неудобопроходим ы х рек, болот и озер, устраиваю т в своих ж или щ ах много вы ходов вследствие случающ ихся с ними, что и есте­ ственно, о п а сн о ст ей » 37. «В этом описании,— пишет Б. А. Рыбаков,— нельзя не узнать типичного городищ а с его естественной защитой из болот и озер, городищ а типа Борщ евского или Гочевского, где на цен­ тральной площ адке располож ен сложный комплекс землянок с большим количеством вы ходов» 38.

В «Стратегиконе» отмечено;

«У них (т. е. у антов и склавинов.— М. Б. ) больш ое количество р азн ообр азн ого скота и плодов земных, леж ащ и х в кучах, в особенности проса и пш еницы »39. Это дал о осно­ 32 Коротка археолоп я захщ но-украш ських земель, JlbBie, 1932, стр. 56. табл. XV;

В. J a n u s z, Zabytki przed historyczne G alicyi W sch., Lw ow, 1918, стр.217.

33 В. J a n u s z, Указ. ipa6., стр. 102.

34 А. А. Б о б р и н с к и й, П ерещ епинский клад, М атериалы по археологии Р о с­ сии, вып. 34, С П б., 1914, стр. 111— 120.

35 «Z otchlani w iekow », XI, 1936, z. 10— 11, стр. 143.

36 Б. А. Р ы б а к о в, Анты и Киевская Русь, стр. 317— 337.

37 «Стратегнкон», стр. 253.

38 Б. А. Р ы б а к о в, Анты и Киевская Русь, стр. 323.

39 «Стратегикон», стр. 253.

30 М. Ю. Б рай чевский вание Б. А. Рыбакову лишний р аз подчеркнуть соответствие описаний Псевдомаврикия рассматриваемой культуре. « Д а ж е обычные для таких городищ ямы-хранилища не укрылись от наблю дательного взора ви зан ­ тийского стратега... Это п одтверж дается находкам и зерна в Гочевском городище» 40.

Городища типа М ои асты р и щ а4|, Б ор щ ев ск ого42, П етр ов ск ого4'' отличаются от поселений культуры полей погребений не только по чисто внешним признакам (м естополож ению, устройству, размерам и т. д.), но прежде всего по своему характеру, который был обусловлен определенной стадией развития общ ества. Городищ а роменского типа — это самы е настоящие укрепленные родовы е поселки, воздвигнуты е родовой общ и ­ ной в первую очередь для защиты от соседних общин. Следовательно, носители рассматриваемой культуры ж или разделенны м и общ инам и.

В этом общ естве вооруж енная часты населения ещ е не отделилась от остальной его части, занимавш ейся сельским хозяйством и ремеслами.

В отличие от населения, бывшего носителем культуры полей погребений Черняховского типа, население городищ роменского типа не созд ал о ещ е никакой более или менее регулярной военной силы, тем более для з а ­ щиты значительной территории. Это как нельзя лучш е соответствует многочисленным высказываниям П севдомаврикия, касаю щ имся военной организации,и военного искусства антов.

Одновременно это указы вает и на отсутствие единой политической власти в бол ее или менее крупных м асш табах, что опять-таки н еодн о­ кратно отмечал Псевдомаврикий.

Городища типа М онастырищ а, Борщ евского, В ол ы нц евск ого44, П ет­ ровского представляли собой в прямом смысле слова замкнутый общ е­ ственный организм. В таком городищ е сосредотачивалась вся ж изнь сравнительно небольшой замкнутой общ ественной единицы. И м енно о таком общ естве мог современник писать, что м еж д у членами его нет единомыслия, что все они враж дебны др уг другу. Отмечая это, он имел в виду отдельные, часто враж дебны е друг другу роды и племена, не объединенные в одно целое единой политической властью.

Отсюда стремление располагать городищ а, как правило, в укромных малодоступных местах, с р ед и густых лесов и болот. Такие городищ а распространены на территории древних лесов л евобереж ья Д н еп ра.

Сообщение Псевдомаврикия о том, что анты «устраиваю т в своих жилищах много выходов» 45, обратило на себя особое внимание и ссл едо­ вателей. Общепринято истолковывать эту особенность домостроительства как наличие переходов м еж д у отдельными землянками, составляющ ими основной тип жилой постройки в городищ ах роменского типа 46. К ом ­ плексы землянок, связанных переходами или просто примыкающих др уг к другу и имеющих сообщ аю щ иеся ходы, были обнаруж ены в городи ­ щах данного типа неоднократно. Очень характерный комплекс был открыт в Большом Боршевском городищ е, исследованном П. П. Е ф и­ менко 47.

40 Б. А. Р ы б а к о в, Анты и Киевская Русь, стр. 323.

41 М. М а к а р е н к о, Городище М онастирище, «Н аук. зб. ic T o p. секцп УАН », т. XIX. 1924.

42 П. П. Е ф и м е н к о и П. Н. Т р е т ь я к о в, Д р евн ер усски е поселения на Д он у, Материалы и исследования по археологии СССР, № 8, М.— Л., 1948, стр. 14— 78.

43 П. Т р е т ь я к о в, Стародавщ слов’янсьм поселения у верхнш течп Ворскла, «Археолопя», т. I, Кшв, 1947, стр. 123— 140.

44 В. И. Д о в ж е н о к, Розкопки б м я с. Волинцевого, СумськоТ обл., Арх. пам.

УРСР, т. III, КиТв, 1952, стр. 251— 270.

45 «Стратегикон», стр. 253.

46 См., например, В. В. М а в р о д и н, О бразование древнерусского государства, Л., 1945, стр. 40— 41.

47 П. П. Е ф и м е н к о и П. Н. Т р е т ь я к о в, Д ревнерусские поселения на Д он у, стр. 14—71.

О б «антах» П севдом аври ки я Землянки с аналогичными переходами были найдены также П. Н. Третьяковым при раскопках Петровского городища^ н ад Ворск лой 48 и, повидимому, на роменском городищ е «К урган» у с. Волынцева (раскопки В. И. Д о в ж ен к а ) 49.

П ереходы сооруж ал и не только для создания запасных выходов, как это полагал П севдомаврикий, но и потому, что землянки ещ е были свя­ заны в единый хозяйственно-ж илой комплекс в силу наличия родствен­ ных связей у их обитателей. Зд есь мы сталкиваемся с любопытнейшим пережитком родовы х отношений. Это — комплексное жилищ е какой-то семейной организации типа «больш ой семьи», состоящей из ряда отдель­ ных, связанны х др уг с другом семейных ячеек.

Эта черта свидетельствует об относительной архаичности общ ествен­ ного ук лада носителей культуры городищ роменского типа. Архаичность общ ественного уклада в свою очередь базируется на архаичности хозяй ­ ственного и экономического уклада этого общ ества. Культура городищ роменского типа выглядит значительно более архаичной по сравнению с культурой полей погребений Черняховского типа. Например, в общ е­ стве, которое бы ло носителем культуры городищ роменского типа, ещ е не заверш ился процесс выделения рем есла в самостоятельную отрасль хозяйства. Л есной ландш аф т, в условиях которого протекала хозяйствен­ ная деятельность носителей данной культуры, обуславливал сравни­ тельно высокий удельный вес подсечного зем леделия и лесных промыс­ лов, хотя им бы ло известно и паш енное зем л еделие 50.

Архаический ук лад хозяйства обуславливал неразвитость имущ е­ ственных отнош ений, поэтому данная к ул ьтура‘ выглядит довольно б е д ­ но. П севдом аврикий отмечал: «необходим ы е для них вещи они (склави ны и анты.— М. Б. ) зары ваю т в тайниках, ничем лишним открыто не в л а д ею т » 51. Это указание нельзя рассматривать как намек на процесс накопления сокровищ: сокровищ а составляются вовсе не из необходи­ мых вещ ей. Весьм а вероятно, сообщ ая о хранении антами большого количества продуктов в п о сел ен и я х52, Псевдомаврикий имел в виду наличие каких-то общ ественных запасов. С оздание таких запасов опять таки является пережитком коллективных форм труда, свойственных ро­ довом у общ еству. В се это находит соответствие в характере культуры городищ ром енского типа.

Итак, дл я носителей рассм атриваемой культуры, как м ож н о судить по совокупности археологических данны х, были характерны общ ествен­ ные отнош ения п озднеродового строя. Р азлож ени е родовых отношений здесь ещ е не д о ш ло д о такого этапа, когда отдельные общины утрачивают хозяйственную и политическую самостоятельность. Это целиком соответ­ ствует данны м, сообщ аемы м об антах в «Стратегиконе».

П севдомаврикий пишет о ж естоком обычае погребения жены с ум ер­ шим м уж ем. «Скромность их (антов и склавинов.— М. Б.) женщин пре­ вышает всякую человеческую природу, так что большинство из них считают смерть своего м уж а своей смертью и добровольно удуш ают себя, не считая пребывание во вдовстве за ж изнь» 53.

В произведениях византийских писателей не встречается и намека на этот обычай. И действительно, в культуре полей погребений Ч е р н я ­ ховского типа ни разу не были обнаруж ены парные погребения, хотя 48 П. Т р е т ь я к о в, Стародавни слов’янсыи поселения у верхнш течп Ворскла, :тр. 123— 140.

49 В. Д о в ж е н о к, Розкопки б и я с. Волш щ евого, СумськоТ обл., стр. 251— 270.

50 В. й. Д о в ж е н о к, П рогрес зем леробства в древнш Pyci, « B i c h h k АН УРСР», 1952, № 4, стр. 28— 31.

51 «Стратегикон», стр. 253.

52 Там ж е.

53 Там ж е.

32 М. Ю. Б рай чевский в настоящее время известны многие сотни погребений этой культуры, принадлежащ ие лицам, относящ имся к разным общ ественным слоям н а­ селения.

В то ж е время, как ни плохо изучены погребения культуры городищ роменско-боршевского т и п а 54, следы подобного обычая налицо. В В о ­ лынцеве обнаружены датируем ы е V II— V III вв. н. э. погребения, сод ер ­ жащие останки нескольких лиц. В следствие того, что обрядом погребения было сож ж ение, полную картину восстановить трудно, но на основании инвентаря можно догады ваться, что среди сож ж енны х были лица как мужского, так и ж енского пола.

Любопытно отметить, что в бол ее п о зд н ее время, в эп оху дохри сти ан ­ ской Киевской Р уси, обычай погребения ж ен с м уж ьями п рослеж и вает­ ся археологически на территории левобереж ья Д н еп ра (в частности, на территории северян ), т. е. там, где была распространена культура горо­ дищ роменского типа. Н о этот обычай соверш енно не характерен для лесостепного правобереж ья, т. е. дл я той территории, где б й л а расп ро­ странена культура полей погребений черняховского типа.

Бытование такого обычая не м ож ет служ ить бесспорны м показателем особой архаичности культуры городищ роменского типа, но в то ж е время это не говорит и о высоком развитии данного общ ества. Такой обычай является, очевидно, пережитком эпохи патриархата. В период феодального строя на Р уси подобный обычай не бытовал.

Во всяком случае дан ная черта лишний раз подчеркивает соответ­ ствие сведений, сообщ аем ы х П севдомаврикием об антах, характеру куль­ туры городищ роменского типа.

* Таким образом несомненно, что по основным признакам носители культуры городищ роменского типа могли быть теми антами, о которых писал Псевдомаврикий.

Возникает вопрос, увязывается ли такое п редполож ение с той исто­ рической обстановкой, теми историческими условиями, которые нашли отражение в «Стратегиконе».

В отношении хронологии серьезны х препятствий для отож дествления антов Псевдомаврикия с носителями культуры городищ роменского типа не встречается. П равда, в литературе принято (,и эт о сп раведливо) отн о­ сить данную культуру в основном к V III— X в. н. э. 55, тогда как «Страте гикон» обычно датируют несколько бол ее ранним временем.

Однако уж е Б. А. Ры баков отмечал наличие во многих городищ ах роменского типа и более ранних слоев, относящ ихся к V I— V II вв. н. э., и д а ж е еще более древних. В качестве примера м ож н о назвать Гочев ское гор од и щ е56. В настоящ ее время, после открытия Волы нцева, п р ед­ ставляющ его ранний вариант культуры городищ роменского типа, д а т и ­ руемый V II— VIII вв. н. э. 57, древность данной культуры не вызывает сомнений. Совершенно очевидно, что корни ее уходят не только в ант ское, но и в гор аздо более древнее время.

54 П о сущ еству как следует, был раскопан только один могильник у с. Волын цево, давший около двух десятков погребений (см. Д. Т. Б е р е з о в е ц ь, Д о о п д ження на територп Путивльського району Сумсько! обл., Арх. пам. У Р С Р, т. III, Кшв, 1952, стр. 248— 2 5 0 ). »

55 И. И. Л я п у ш к и н, Раннеславянские поселения Д непровского лесостепного левобереж ья, «Советская археология», т. XV I, М.— Л., 1952, стр. 36.

56 Б. А. Р ы б а к о в, Анты и Киевская Русь, стр. 322— 325;

Д. Э д и н г, Э кспе­ диционная работа московских археологов в 1937 г., «Вестник древней истории», 1938, № 1. стр. 143.

67 Д. Т. Б е р е з о в е ц ь, Д о о п д ж е н н я на територп Путивльского району С ум сь­ ко! обл., стр. 242— 250.

О б «антах» П севдом аври ки я С ерьезны е трудности возникают при установлении территориального распространения культуры городищ роменского типа. Д ан н ая культура принадлеж ит, как это м ож н о считать доказанным современной наукой, племени с е в е р я н 58. А реал е е охватывает П одесенье выше Чернигова, П ссейм ье и верхнее течение левобереж н ы х притоков Д непра — Сулы, П ела, Вореклы, а та к ж е (частично) П одонье. Н а юг она распростра­ няется д о границы м еж ду зонам и л еса и степи. Никаких признаков этой культуры на п р авобер еж ь е Д н еп ра не обнаруж ено. Именно территори­ альная ограниченность ее в п ределах левобереж ья Днепра и застави ла пересмотреть точку зрения, согласно которой культура городищ ром ен ­ ского типа считалась антской 59.

Таким обр азом, территория распространения данной культуры н еп о­ средственно с территорией Византийской империи не соприкасалась.

Анггы, о которых идет речь у П севдомаврикия, территориально л ок а­ лизованы довольно точно, причем весьма далек о от северянского л ев о­ береж ь я Д н еп ра. И х территория приходится на Н и ж н ее Подунавье, на что в «Стратегиконе» имеется ряд соверш енно бесспорных указаний:

«Так как их (антов и склавинов.— М. Б. ) реки вливаются в Дунай, то перевозка на су д а х у д о б н а и т. д.». Или: «Н е нуж но, чтобы (наши отря­ ды) дер ж а л и сь близко от Д у н а я для того, чтобы, если враги заметят, что они малочисленны, т о стали относиться к ним с презрением;

но они не долж ны быть и очень дал ек о от реки, чтобы не задерж аться, если н еобходим ость призовет их на помощ ь п е р е в е д ш е м у на ту сторону войску;

одним словом, они долж ны дер ж аться от Д ун ая на расстоянии одного дневного п ерехода» 60.

Таким образом, то общ ество, которое П севдомаврикий называет ант ским, оби тало на Д у н а е и близ него. О тсю да следует, что, несмотря на все соответствия, этим общ еством не м огло быть население левобережья Д н еп ра, которое оставило нам памятники собственно роменского типа.

О днако, несовпадение территории является трудностью кажущейся и отп адает при учете исторических событий V I— V II вв. н. э.

П о письменным источникам известно, что в V II в. н. э. на Нижнем Д у н а е оби тал о какое-то племя северян. Ф еоф ан под 671 (1678) г. сооб­ щ ает, что А сп ар ух, перейдя со своей ор дой через Д ун ай, столкнулся с этим славянским плем енем в М алой Скифии (т. е. в Нижнем П одуна­ вье): «Болгары... преследовали их (византийских всадников.— М. Б.), весьма многих истребили мечом, многих ранили, гнались за ними до сам ого Д у н а я, переправились через эту реку и, прийдя к ‘так называе­ мой В арне, близ Одиссы, увидели здесь ровную зем лю, со всех сторон ограж денную : с ты лу — рекою Д ун аем, с боков — горными теснинами и Понтийским морем;

они овладели ж ивущ ими здесь семью племенами славян и поселили северян на восточной стороне в береговых теснинах, а прочих, облож ив данью, поселили к ю гу и за п а д у д о сам ой Аварии» 61.

Таким обр азом, во второй половине V II в. н. э. северяне во всяком случае обитали в П одун авье вместе с семью племенами, названия кото­ рых остались неизвестными (в некоторых источниках они именуются дунайцам и или подунавцам и) 62.

В опрос о появлении племени северян на Д у н а е и об отношении дунайских северян к северянам, обитавш им на левобереж ье Днепра и 58 Б. А. Р ы б а к о в, П оляне и северяне, «Советская этнография», т. V I—VII, М.— Л., 1947, стр. 94.

59 П. Н. Т р е т ь я к о в, Славянская (Д непровская) экспедиция 1940 г„ «К рат­ кие сообщ ения И И М К », вып. X, М.— Л., 1941, стр. 120— 124.

60 «Стратегикон», стр. 256 и 255.

61 Ф е о ф а н, Летопись, стр. 278.

62 В том числе и в древнерусской летописи (см. «Повесть временных лет».

М.— Л., 1950, стр. 13).

3 Советская э тн о гр а ф и я, № М. Ю. Б рай чевский бывших носителями культуры городищ роменского типа, давно интере­ совал исследователей, причем многие полагаю т, что дунайские северяне, имеют сам ое непосредственное отнош ение к днепровским сев ер я н а м 63.

Вряд ли могут быть какие-либо сомнения в том, что в движ ении славян на юг, в пределы Византийской империи принимали участие н е только собственно антские племена (носители культуры полей п огр ебе­ ний Черняховского ти п а ), но и бол ее северные и северо-восточны е их соседи. Важ но отметить, что среди племен, фигурировавш их в V II в.

на Балканах, помимо северян, были другие племена, которые по их н а­ званиям могут быть связаны с восточнославянскими племенами: драго киты (дреговичи), см оляне (смоленцы, см оленские кривичи), и т. д. П. Н. Третьяков собрал очень интересный материал, вскрывающий черты восточнославянского быта и восточнославянской культуры в бы ту и культуре болгарского населения Н иж него П о д у н а в ь я 65. О собен н о важно подчеркнуть, что все археологические факты, использованны е П. Н. Третьяковым для выявления восточнославянских черт, относятся к культуре городищ роменского типа. Это п р еж де всего данны е о ж и л и ­ щах типа полуземлянок, соединенны х переходам и. Такой тип ж илищ а как пережиток родовых отношений сохранялся, например, в Л ом ском округе Болгарии д о совсем недавнего времени. Точно так ж е ещ е совсем недавно близкие по типу (хотя и отличные от лом ских) зем ляны е ж и л и ­ ща встречались и в восточной части придунайской Болгарии — в Д о б р у д ж е 6б.

Выявленные П. Н. Третьяковым черты, родственны е восточнославян­ ской культуре, отмечены в п р едел ах довольно точно определенной т е р ­ ритории, совпадаю щ ей с территорией, которую заним али в V II в. н. э.

северяне вместе с семью безымянными племенами. Н а этой ж е террито­ рии распространена топонимика с корнем «рос» — Р оссав а, Р усе, Р оси ц а 67. Это важ но отметить потому, что термин «рос» первоначально не был общим для всех восточных славян, а охватывал только их ю го восточную ветвь. В частности, как вполне основательно полагает •П. Н. Третьяков, собственно антские племена, обитавш ие к за п а д у от Днепра, первоначально не соответствовали «росам », вследствие чего этот термин не имеет прямое» отнош ения к антским зем лям П однестровья, Подолии, Волыни, основной части п равобереж ья Д н еп ра б8. Н аличие на Нижнем Д ун ае указанной топонимики свидетельствует о каких-то вос­ точных связях населения данной территории.

Таким образом, с соверш енно определенной территорией Н и ж н его Подунавья, т. е. с той именно территорией, на которой П севдом аврикий помещает антов и склавинов, связываются определенны е признаки вос­ точнославянской культуры, причем им енно в ее ром енско-борш евском варианте. Отсюда вполне законом ерно заключить, что на данной терр и ­ тории, в процессе движения славянских племен на юг в пределы В и за н ­ тийской империи и колонизации ими Балканского полуострова, осела какая-то часть восточнославянского племени северян, бы вш его носителем культуры городищ роменского типа. И м енно к таком у вы воду приходит П. Н. Третьяков на основании своих н а б л ю д ен и й 69.

63 Б. А. Р ы б а к о в, П оляне и северяне, «Советская этнограф ия», т. V I— V II, карта-схема на стр. 95;

П. Н. Т р е т ь я к о в, Восточнославянские черты в быту н асе­ ления придунайской Болгарии, «Советская этнограф ия», 1948, № 2, стр. 173— 174.

64 Н. С. Д е р ж а в и н, И стория Болгарии, т. I, М.— JL, 1945, стр. 100.

65 П. Н. Т р е т ь я к о в, Восточнославянские черты в бы ту населения пр идуяай ской Болгарии, стр. 170— 183.

66 Там ж е, стр. 176— 182.

67 Там ж е, стр. 174.

68 П. Н. Т р е т ь я к о в, Анты и Русь, «Советская этнограф ия», 1947, № 4, стр. 71— 83.

6? П. Н. Т р е т ь я к о в, Восточнославянские черты в быту населения придунай­ ской Болгарии, ггр. 173, 183.

О б «антах» П севдом аври ки я Если обратиться к исторической обстановке, в которой дол ж н о было происходить это переселение, м ож н о отметить ряд весьма любопытных моментов. В 5 6 8 г. н. э. впервые в Европе (на ее крайнем юго-востоке) появились авары, которые к 568 г. в результате движ ения на зап ад осели в П аннонии, где основали свое примитивное государство — авар­ ский каганат. П рим ерно с этого времени начинаются длительные и тя­ желые аваро-антские войны, наш едш ие отр аж ение не только в произве­ дениях византийских п и са т ел ей 70, но и в древнерусской летоп и си 71. Эти войны, насколько м ож н о судить по Киевской летописи, продолж ались примерно д о середины V II в. н. э. (правление И раклия).

С ледовательно, в конце V I — н ачале V II в. н. э., т. е. как раз около того времени, к котором у относят написание «Стратегикона», анты, занятые борьбой с аварам и, ослабили* натиск против Византии и в связи с этим серьезной угрозы дл я нее в то время не представляли. П оэтому вообщ е в произведениях византийских писателей, сообщ авш их о вре­ мени правления М аврикия, Фоки, И раклия, анты упоминаются редко.

В собы тиях на Б алк анах 'фигурируют главным образом склавины, по большей части вы ступаю щ ие сою зниками аваров в борьбе против Византийской империи. Антские поселения непосредственно в Подунавье, надо полагать, весьма пострадали от набегов аваров.

У ж е отсю да м ож н о заключить, что анты П севдомаврикия — это не те анты, которы е столь реш ительно действовали против Византии до 568 г.

(главным о б р а зо м в эп оху правления Ю стиниана), а п озж е столь упор­ но отстаивали свою св о б о ду во время наш ествия аваров. Очевидно, в данном сл уч ае имеются в виду те восточнославянские племена, кото­ рые около р у б еж а V I— V II вв. н. э. зам енили антов.

В аж ны м ф актором в рассм атриваем ом процессе, по всей вероятно­ сти, бы ло и дви ж ен и е к Д у н а ю болгарских племен, начавшееся в VII в.

н. э. О чевидно, прав П. Н. Третьяков, когда пишет: «У себя на родине северяне являлись ближ айш ими соседям и приазовских болгар, и воз­ можно, что появление А сп ар уха п р еж де всего именно в их среде отнюдь не являлось простой случайностью » 72.

В связи с этим нельзя н е отметить следую щ его обстоятельства. Ф ео­ фан, описы вая п ер еход болгар через Д у н а й, отмечает, что А спарух о б ­ ложил данью сем ь безы мянны х племен, но ничего подобного не со о б ­ щает о с е в е р я н а х 73. О чевидно, с северянам и у болгар были какие-то особые отнош ения.

Указанны е племена — северяне и семь безымянных племен (дунай цы) составили основу древнейщ его болгарского царства. Н а занятой ими территории находились важ нейш ие города болгар П реслав, П лиска, Шумен, Тырнов. И з всех ю жнославянских народов болгары по языку и культуре стоят н аибол ее близко к восточным славянам. Н а д о пола­ гать, что это результат оседания на данной территории восточнославян­ ских этнических элементов —вначале собственно антских, а п озж е северянских.

Таким обр азом, соответствие данны х, приводимых Пеевдомаврикием для характеристики общ ества, именуемого им антским, характеристике населения, бывш его носителем культуры городищ роменского типа, т. е.

северян, имеет глубокое основание, хотя П севдомаврикий имеет в виду, конечно, не т у часть северян, которая обитала в бассейне Д есны, Сейма, Сулы, П ела и Ворсклы.

Совершенно очевидно, что северские племена, обитавш ие в пределах лесного и лесостепного левобереж ья Д н еп р а, принимали самое активное 70 М е н а н д р, Отрывки, стр. 247.

71 «П овесть временных лет», М.— Л., 1950, стр. 14.

72 П. Н. Т р е т ь я к о в, Восточнославянские черты в быту населения придунай ской Болгарии, стр. 173.

73 Ф е о ф а н, Л етопись, стр. 278.

3* 36 М. Ю. Б рай чевский участие в общ ем движ ении славян на юг, в пределы Византийской империи. Н а р убеж е V I— VII вв. н. э. в связи с аваро-антскими войнами и, вовможно, началом движ ения болгарских племен на зап ад, к Д унаю, произошло оседание значительных м асс северокого населения в нижнем Подунавье. Это наш ло отр аж ение в письменных источниках («Стратёги кон») и обнаруж ивается при изучении археологических и этнографиче­ ских материалов.

Как отмечает П. Н. Третьяков, «северянам, живш им дал ек о от Д у ­ ная, на отдаленной восточной окраине антского мира, если они действи­ тельно принимали участие в колонизации Балканского полуострова, неизбежно дол ж н а была остаться н аиболее северо-восточная и наименее благоприятная для ж изни часть полуострова» 74.

В дальнейш ем северяне продолж али дви ж ен и е на юг, вплоть до главного Балканского хребта, сталкиваясь при этом с византийскими войсками. Н е удивительно, что они привлекли к себ е внимание визан­ тийской правящ ей общ ественности, что и наш ло отр аж ен и е в произ­ ведении, именуемом «Стратегикон». Естественно, северяне, характеризо­ вавшиеся в ту эп оху по сравнению с антами несколько бол ее архаичным хозяйственным и общ ественным укладом, принесли эти архаические черты быта на новые места своего обитания. Автор «С тратегикона» не делал сущ ественных, принципиальных различий м е ж д у отдельными восточнославянскими племенами или группами племен. Н о ем у было отлично известно, что антами византийцы назы вали восточных славян — обитателей обширных зем ель м еж ду Д у н а ем, Д н еп ром, Д н естром и далее на восток 75, зем ель, л еж ащ и х к северу от причерноморских степей, заня­ тых различными гунно-болгарскими племенами. И м енно оттуда пришли северяне. Н ет поэтому ничего удивительного в том, что они были назва­ ны Псевдомаврикием антами. Стремясь изобразить их быт, обы чаи и в особенности общественный строй и военное искусство м аксимально точно, он показал своих «антов» отличных от тех, о которых писали Прокопий, Менандр, Агафий, И орнанд, Ф еофилакт и другие византийские писатели.

Таким образом, сличение сведений П севдом аврикия относительно общества, именуемого,, им «антам и», с другими источниками открывает любопытный эпи зод в истории славянской колонизации придунайских и балканских земель.

74 П. Н. Т р е т ь я к о в, Восточнославянские черты в быту населения придуна] ской Болгарии, стр. 173.

75 Ср. замечание П рокопия о том, что бесчисленные племена антов обитают северу от утигуров («О войнах с готами», IV, 4, стр. 24 2 ).

С. А. ТОКАРЕВ О ПРОИСХОЖ ДЕНИИ БУРЯТСКОГО НАРОДА Старый вопрос о происхож дении бурятской народности, о котором столько писалось, вновь привлек к се б е внимание исследователей. Это не случайно. О бщ ее ож ивлен и е интереса в советской науке к проблемам этногенеза связан о непосредственны м обр азом с лингвистической дискус­ сией на страницах «П равды » и с появлением блестящ их работ И. В. С талина по вопросам языкознания. П ом им о целого ряда статей общ еметодологического содерж ан и я (например, доклады на Совещании по методологии этногенетических исследований, ноябрь 1951 г.), совет­ ские этнографы, как и археологи, антропологи» лингвисты, вновь обр а­ щаются к конкретным вопросам происхож дения отдельных народов, осо­ бенно народов С С С Р.

П р ои схож ден и ю бурят посвящены: четвертая глава в недавно вышед­ шем I том е «И стории Бурят-М онгольской А С С Р» *, написанная Г. Н. Р у ­ мянцевым;

д о к л а д его ж е на специальном совещ ании по вопросам исто­ рии Бурят-М онголии 30/Х 1952 г.;

наконец, статья Б. О. Д олгих «Н еко­ торые данны е к истории образования бурятского н а р о д а » 2. Взгляды как Г. Н. Р ум янцева, так и Б. О. Д о л ги х заслуж и в аю т серьезного вни­ мания. В отличие от старых, по больш ей части бурж уазны х, авторов, писавших о происхож дении бурят, новые советские исследователи ста­ раются придерж иваться строго исторической точки зрения и руководятся указаниями классиков марксизм а, особенн о замечательными идеями И. В. С талина об истории языка в связи с историей народа^ Н о взгляды Г. Н. Рум янцева и Б. О. Д ол ги х все ж е весьма отличны друг от друга:

первый из этих исследователей старается обобщ ить все положительное, что добы то и старой наукой и современными учеными по вопросу с происхож дении бурят, Б. О. Д ол ги х ж е не ставит проблемы в целом, зато приводит обстоятельны е и точные данны е о родо-племенном соста­ ве бурятского населения в XVII в., с о времени прихода русских в П ри­ байкалье, о численности и расселении отдельных родовы х и племенных групп. И з этих данны х он дел а ет очень сущ ественный вывод по проблеме этногенеза бурят: бурятские племена, по мнению Б. О. Д олгих, не с о ­ ставляли ещ е в XVII в. единого народа. Они не имели ещ е общ енарод­ ного сознания, не имели д а ж е общ его названия. О бразование бурятской народности происходило, по Б. О. Д ол ги х, у ж е после вхож дения бурят­ ских племен в Р усск ое государство. Т огда появилось и название «бурят»

и «сознание принадлеж ности к одн ом у н а р о д у » 3.

И м енно эта последняя мысль, видимо, основная идея статьи Б. О. Д олгих, и представляется весьма спорной. Спорны и некоторые 1 «И стория Бурят-М онгольской А С СР», Улан-Удэ, 1951.

2 Б.' О. Д о л г и х, Н екоторые данны е к истории образования бурятского народа, «Советская этнография», 1953, № 1.

3 Там ж е, стр. 53;

см. такж е стр. 31.

С. А. Т окарев частные утверждения автора. Н есмотря на очень больш ую ценность р а з­ работанного в статье, соверш енно нового дл я науки и мастерски о б о б ­ щенного автором материала, статья тр ебует, дум ается мне, сущ ествен ­ ных поправок.

Древнейшая история П рибайкалья исследована в настоящ ее время сравнительно хорош о благодаря усиленной работе нескольких поколений археологов. О собенно много сдел ал в этом отнош ении в последние годы проф. А. П. Окладников, который подвел итоги всем прежним работам и на основе своих собственны х обш ирны х исследований построил серь­ езно мотивированную схем у периодизации культурной истории н асел е­ ния Прибайкалья, от конца палеолита и вплоть д о появления письмен­ ных памятников 4. О днако и после его работ, посвящ енны х главным о б ­ разом неолиту и раннеметаллической эпохе, остаю тся сравнительно с л а ­ бо изученными более поздние стадии развития человеческой культуры в Прибайкалье — век ж ел еза.


Что касается собственно этнической истории интересую щ ей нас о б л а ­ сти, то о ней исследования археологов позволяю т делать только п ред­ положения. в е с ь м а правдоподобна гипотеза А. П. О кладникова, подкре­ пляемая археологическими и сравнительно-этнографическими данны ми, с том, что с неолитическими культурами С еверного П рибайкалья III— II тысячелетий до н. э. связан процесс этногенеза эвенков 5. Очень ве­ роятно, что именно из П рибайкалья началась ш ирокая экспансия эвен ­ ков и их культуры, веерообразно направлявш аяся на сев ер о-зап ад, север, северо-восток и восток и приведш ая к том у, что в настоящ ее вре * мя эвенки (с родственными им эвенам и) расселены на огромнейш ем про­ странстве от бассейна р. Оби д о Тихого океана и от Л едовитого моря до Маньчжурии.

В последние века д о наш ей эры в П рибайкалье получила ш ирокое распространение ж ел езн ая металлургия. В озм ож н о, что это стояло в свя­ зи с подчинением народов П рибайкалья хуннскому племенному сою зу, объединившему вокруг себя м нож ество разноязычных племен и н ародн о­ стей ог Восточной М аньчжурии д о П риаралья. Хотя этнический состав хуннского племенного сою за остается не вполне ясным, но очень вероят­ но, что в нем значительную роль играли тюркские элементы 6. Ко вре­ мени хуннского господства, т. е. около н. э., сл едует, вероятно, приурочить и тюркизацию населения П рибайкалья.

Тот ж е А. П. Окладников очень убеди тельн о показал, и в настоящ ее время в этом согласны ве советские исследователи,— что характерная для Прибайкалья в I тысячелетии н. э. культура «курумчинских к узн е­ цов» принадлеж ала курыканам — народу, упом инаем ом у в орхонских надписях VIII в.;

в китайских источниках этот народ известен п од и м е­ нем гулигань. Это был сильный и многочисленный народ, который в VII в. находился в дипломатических снош ениях с К итаем. Курыканы занимались скотоводством и охотой, но знали и зем л едел и е. Н аходк и не­ скольких надписей орхонским письмом не оставляют сом нения в том, что курыканы были тюркоязычным народом 7.

4 См. А. П. О к л а д н и к о в, Неолит и бронзовый век П рибайкалья, «М атериалы и исследования по археологии СССР», № 18, 1950, и други е его работы.

° А. П. О к л а д н и к о в, Неолитические находки в низовьях Ангары, «Вестник древней истории», 1939, № 1, стр. 181— 186;

е г о ж е, Э поха первобы тно-общ инного строя на территории Бурят-М онголии, «История Бурят-М онгольской А С С Р», т. I, стр. 34.

6 К. И н о с т р а н ц е в, Хуину и гунны, 2-е д оп. и зд., Л., 1926.

7 Несколько странно то, что Г. Н. Румянцев считает их «монгольской группой племен», хотя и подвергш ейся тюркскому влиянию (Г. Н. Р у м я н ц е в, К вопросу о 3.-) О происхож оении бурят ского народ а С VI в. тю ркские языки вообщ е очень широко распространились в Центральной Азии и Ю жной Сибири. Тюркские рунические надписи най­ дены в разны х м естах М онголии, в Туве, на А лтае, в Хакасско-М инусин­ ском крае, в П рибайкалье. Политическое и культурное преобладание принадлеж ало вплоть д о начала X в. тюркоязычным народам, которые сменяли др уг друга, возглавляя крупные межплеменные объединения: с середины VI в. до середины VII I в.— орхоно-енисейские тюрки (« т у п о » ), с середины V III в. д о середины IX в.— уйгуры, с середины IX в. д о на­ чала X в. кыргызы (хак асы ).

Таким о б р а зо м, в V II— X вв. в П рибайкалье, по крайней мере З а ­ падном, ж или тюркоязычные племена. А в начале XVII в. русские, придя в П рибайкалье, застали здесь монголоязычных бурят. Следовательно, в промеж уток времени X — XVII вв. дол ж н а бы ла произойти монголиза ция населения страны. К огда ж е, как и почему она произошла? Когда и откуда появилась и как возобл адал а здесь монгольская речь? Это один из основных и в т о ж е время наименее ясных вопросов в проблеме про­ исхож дения бурят.

В науке д ол го дер ж ал ось мнение, что «монголы» — это вообщ е искон­ ное население Ц ентральной А зии, что в истории ее государств сменяли друг др уга только названия правящ их родов, этнический ж е облик всех этих государств был и оставался один и тот ж е: это были будто бы одни монголы. В зг л я д этот, высказанный вскользь ещ е в XVIII в. (Дегинь, П а л л а с), был н аиболее полно и последовательно развит, как известно, Иакинфом Бичуриным. Бичурин с полной ясностью высказал этот свой взгляд ещ е в одной из своих ранних р а бот «Записки о Монголий»

(1828) 8-и неуклонно д ер ж а л ся его д о конца ж изни. «Монголы с н еза­ памятных времен см еш анно ж или с китайцами на северных пределах К итая»,— писал он в последней своей больш ой работе. «В Средней Азии искони господствовала удельная систем а правления, т. е. государство делилось на мелкие владения, которые, в свою очередь, то сливались, то -снова дробились и переобразовы вались в новые государства. М онголь­ ский н ар од сверх того получал народное название от господствующего дом а. Сим обр азом один и тот ж е н арод под домом Хунну назывался хуннами, п од дом ом Д у л га (Тукю е) — дулгасцами;

под дом ом М онгол н азвался м онголам и и б у д е т д отол е носить сие название, пока вновь усилившийся какой-либо дом покорит его и сообщ ит ем у свое, другое народное, название» 9.

Эта точка зрения, хотя он а и была в известной м ере здоровой реак­ цией против б езу д ер ж н о миграционистских построений, излюбленных бур ж уазн ой наукой, в то ж е время страдала, конечно, явным недостат­ ком историзма. Ф актическая несостоятельность этой теории извечно мон­ гольского населения Ц ентральной Азии была обн аруж ен а открытием чисто тюркской письменности уйгуров и орхоно-енисейских тюрков тугю {которых Бичурин т о ж е считал монголами — « д у л г а » ). О днако вопрос о древности монгольских языков в Ц ентральной А зии и о происхождении их вообщ е остается все ж е нерешенным. П опреж нем у, повидимому, не док азан о наличие (а тем более преобладани е) монгольских элементов в происхож дении бурят-монгольского народа, Тезисы, см. Совещ ание по основным вопросам истории Бурят-М онголии при И н-те истории А Н СССР 27/Х 1952 г., Тезисы докладов, Улан-У дэ, 1952, стр. 26 ). Трудно себ е представить, какие могут быть доказательства в пользу мнения о монголизме курыканов.

8 И а к и н ф, Записки о М онголии, С П б., 1828, стр. 1— 2.

9 Н. Я. Б и ч у р и н (И ак и н ф ), С обрание сведений о народах, обитавших в Средней А зии в древние времена, I, М.—JL, 1950, стр. 8, 9, 10.

40 С. А. Т окарев языке или языках хуннов 10;

не док азан и монголизм сяньбийцев, ж уж ан.

Быть может, только о киданях есть основания утверж дать с большей уверенностью, что это был монголоязычный н а р о д 11. К идан е известны по китайским источникам с о времени династии Ю ань-Вей, примерно с конца V в. 12 П ервоначальная область их расселения находилась, судя по этим источникам, в Ю го-восточной М аньчжурии, что, правда, плохо согласуется с предполож ением об их исконном м онголизме. П о д именем «кытай» они упоминаю тся в орхонских памятниках: против них тюрки шли походами в 722 и в 734 гг. 13 О бразовав в дальнейш ем мощный племенной сою з, кидане покорили Северный Китай (династия Л я о) и заняли своими кочевьями Ц ентральную А зию, изгнав оттуда кыргызов хакасов (нач. X в. ). С этого времени, как полагаю т обычно историки 14, навсегда кончилось господство тюркоязычных народов в Центральной Азии и преобладание переш ло к монголоязычным народам: за киданями последовали (XII в.) считающ иеся монголоязычными татары, кераиты, найманы, а в X III в.— собственно монголы.

Собственно монголы, давш ие впоследствии свое имя величайш ей, хотя и недолговечной, империи, а в научной терминологии — целой сем ье язы ­ ков и д а ж е одной из тр ех основны х рас человечества, первоначально представляли собой, видимо, небольш ое племя. И м я «монгол» упом инает­ ся впервые в летописях Танской династии в ф орме M ong-u, а в хронике династии Л яо — в ф орме М ын-гу-ли. О них говорится, как о кочевниках охотниках и скотоводах, питающ ихся мясом и кислым молоком. И х зем ­ ля находилась в 4 тысячах ли о т «Ш ан-цина» («С еверной р ези ден ­ ции») 15. П оследнее указание, вероятно, не противоречит данным м он­ гольских преданий, согласно которым исконная область расселения м он ­ голов — бассейны рек Онона и К ерулена.

О бъединение и усиление монгольских племен при Темучине (Ч ингис­ хане), покорение ими соседних и родственны х племен — меркитов, тайд жиутов, татар, кераитов, найманов — все это привело к том у, что сам о название «монгол» распространилось чрезвычайно широко, охватив прежде всего целый ряд родственных по языку племен, раньше м онго­ лами себя не называвших;

вероятно, это соп ровож далось языковой асси ­ миляцией, монголизациея и многих других немонгольских по п р ои схож ­ дению племен. Это явление очень хорош о зам етил и выразил крупней­ ший историк начала X IV в. Р аш и д-ад-дин. «...В настоящ ее врем я,— писал он,— вследствие благоденствия Ч ингиз-хана и его рода, так как они суть монголы,— (разные) тюркские племена 16 п одобно дж ал аи р ам, татарам, сйратам, онгутам, кераитам, найманам, тангутам и прочим, из которых к аж дое имело определенное имя и специальное прозвищ е,— все они и з-за самовосхваления называют себя (то ж е) м онголами, несмотря на то, что в древности они не признавали этого имени. И х тепереш ние потомки, таким образом, воображают, что они у ж е издревле относятся к имени монголов и именуются (этим и м ен ем ), а это не так, ибо в древности 10 См. К. S h i r a t o r i, S in ologisch e B eitra g e zur G eschichte der Turk-Volker.

II. U eber die Spnaehe der H iungnu und der T hu ngti-Stam m e, «И звестия Академии Наук», т. 17, № 2, сентябрь 1902 г.;


К. И н о с т р а н ц е в, Хунну и гунны, Л., 1926.

1 К. S h i n a t o r i, Указ. соч.;

Е. М. З а л к и н д, К идане и их этнические связи, «Советская этнография» 1948, № 1.

12 О. К о в а л е в с к и й, Кидань, «Ж урнал М инистерства народного просвещ е­ ния», ч. 24, 1839, отд. 2;

Н. Я. Б и ч у р и н, Указ. соч., I, стр. 362.

13 W. R a d 1 о f f, D ie alttiirkischen Inschriften der M on golei, 3-te Lief., 1895, стр. 428.

14 См. В. В. Б а р т о л ь д, История турецко-монгольских народов, Ташк., 1928, стр. 9— 10 и др.

15 W. S c h o t t, A e lteste N achrichten von M on golen und T ataren, B erlin, 1846, стр. 13— 17.

16 Понятие «тюрки» Р аш ид-ад-дин употреблял в широком смысле, включая в него все степные кочевые народы Азии, по преимущ еству тюрко-монгольские.

О происхож дении бурят ского народ а монголы были (лиш ь) одним племенем из всей совокупности тюркских степных племен. Так как... Ч ингиз-хан и его род происходят из племени монголов и от них возникло много ветвей, особенно со времени Алан Гоа, около 300 лет том у н азад возникла многочисленная ветвь, племена которой назы ваю т нирун и которые сделались почтенны и возвеличены,— то все стали известны как племена монгольские, хотя в то время другие племена не назы вали м онголам и.— Так как внешность, фигура, прозва­ ние, язык, обычаи и манеры их были близки у одних с другими и хотя в древности они имели небольш ое различие в языке и обычаях,— ныне дошло д о того, что монголами назы вают народы Хитая и Д ж у р д ж е 17, нангясов, уйгуров, кипчаков, туркмен, карлуков, калачей, всех пленных и тадж икские народности, которые выросли в среде монголов. И эта совокупность народов для своего величия и достоинства признает п олез­ ным назы вать себя м онголами» 18.

О характеризованное здесь Р аш и д-ад-дин ом явление было очень сл о ж ­ ным процессом, в котором м о ж н о различать три стороны или три после­ довательных этапа, неодинаково протекавших в разные периоды и в р аз­ ных частях М онгольской империи: это, во-первых, этническая консолида­ ция собствен н о монгольских племен и народов, распространение первоначального племенного имени «монгол» на группу родственных по языку и происхож дению племен и народов;

во-вторых, языковая ассими­ ляция, м онголизация некоторых племен и народностей, немонгольских по происхож дению ;

в-третьих, распространение названия «монгол» в ка­ честве чисто политического на разны е народности, вош едш ие в состав Монгольской империи, но отнюдь не ассимилировавш иеся с монголами ни по языку, ни по культуре.

И з этих тр ех этапов последний вы деляется очень легко: среди пере­ числяемых Р аш и д-ад-дин ом народов ясно видна целая группа таких, которые никогда не были монголами и не превратились в таковых, а лишь временно усваивали с е б е это чисто политическое обозначение:

это кипчаки, туркмены, уйгуры и другие тюркоязычные народы зап ад­ ной части империи, а на востоке,— например, тангуты (тибетцы). Но первые два этапа разграничить гор азд о тр уднее, хотя это-то и пред­ ставляет самы й больш ой интерес для наш ей непосредственной темы.

Было бы чрезвычайно сущ ественно узнать, какие из племен и народов, известных нам (теперь или исторически) как монголоязычные,— дж а лаиры, татары, ойраты, кераиты и другие, были таковыми с сам ого н а ­ чала, а какие были монголизированы только в х оде монгольской экспан­ сии XIII в. 1Э.

Тут мы вновь обращ аем ся к основной нашей теме. К огда и как п од­ верглось монголизации население Прибайкалья? П роизош ло ли это еще до возникновения М онгольской империи Ч ингиз-хана, так что включение племен П рибайкалья в империю было лишь политическим закреплением этнических и культурных связей, установивш ихся у ж е раньше? Или мон­ голизация этих племен была, напротив, результатом присоединения их к Монгольской империи, причем эта монголизация могла произойти и не 17 То есть Китая и М аньчжурии.

18 Р а ш и д - а д - д и н. С борник летописей, т. I, кн. 1, М.— JL, 1952, стр. 102— 103;

см. такж е стр. 77.

19 С ледует обратить внимание историков на существенный пробел в изученности этнической истории Ц ентральной Азии: этот пробел — X— XII вв. Когда и как степи Монголии, где ещ е в начале X в. господствовали тюркоязычные народы, оказались заняты кочевьями монгольских.народов, которые в XII в. были здесь господами поло­ жения? И были ли все эти народы XII в.— найманы, кераиты, меркиты, татары и д р у ­ гие действительно уж е тогда монголоязычны? Эти чрезвычайно важные вопросы почти совершенно выпадали д о сих пор из поля зрения историков (см. В. П. В а с и л ь е в, История и древности восточной части С редней Азии от X д о XIII в., Записки ими.

Археол. об-!ва, т. 13, СП б., 1859).

42 С. А. Т окарев сразу, а постепенно, на протяжении нескольких столетий господства мон­ голов?

В литературе высказывались на этот счет разны е взгляды. А. П. Ок­ ладников на основании археологических данны х полагает, что монголи зади я населения П рибайкалья соверш илась в основном в X— XI вв.;

он выводит это из появления в П рибайкалье (на верхней Л е н е ), как раз около этого времени, нового типа погребальны х памятников («Сэгэнут ский могильник»), отличного от более ранних куры канских20. П о мне­ нию А. П. Окладникова, в эту пору могла иметь м есто передвиж ка н а­ селения в связи с образованием киданьской империи (Л я о ). Это п ред­ положение, однако, представляется очень с л а б о обоснованны м. Н е в д а ­ ваясь в об су ж ден и е вопроса (не будучи археологам, я не считаю се б я в этом отношении компетентным) о правильности хронологической д а ти ­ ровки «Сэгэнутского» могильника, а та к ж е и того вопроса, м ож н о ли на основании одного единственного памятника (а о сущ ествовании других А. П. Окладников не упоминает, и, видимо, их и нет) заклю чать о см ене всего типа культуры в целой стр ан е,— не входя в о б су ж д ен и е этих во­ просов, позволительно усомниться в допустимости делать из факта см е­ ны форм культуры вывод о см ен е и языка. В едь понятия «тюркский» и «монгольский» относятся исключительно к языкам. Н а с интересует сей ­ час вопрос.о времени вытеснения тюркской речи из П рибайкалья (куры каны V II— X вв.) монгольской речью (буряты X V II в. ). П оявление ж е нового типа археологических памятников в X — XI вв., сходны х с памят­ никами Монголии, говорит са м о е бол ьш ее о культурном влиянии со сто ­ роны Монголии, а не о см ене языка. Аналогичны е явления находим мы (в более позднее время) в Туве: тувинцы, находясь дол гое время под властью монгольских князей, подверглись в сильной степени культурно­ му влиянию монголов, но остались тюркоязычным народом;

только н е­ которые местные группы тувинцев, а именно дархаты у озера К осогола и «урянхайцы» монгольского А лтая — бассейна Черного Иртыша и вер­ ховьев р. Урунгу, монголизированы и по языку, притом «урянхайцы » — совсем недавно, около середины XIX в. Согласно другом у распространенном у в литературе взгляду — Н. Н. Козьмина, прониадовение монгольских элементов в П рибайкалье (и образование монгольского ядра бурятской народности) относится в основном к первой половине X IV в. и связано не столько с монгольски­ ми завоеваниями, сколько с прекращ ением этих завоеваний, когда для монгольских воинов закрылись источники обогащ ения в виде военных г р а б еж е й 22. Произвольность и искусственность такого «объяснения» с о ­ вершенно очевидны, но сам ую датировку нельзя отвергать с порога.

Таким образом, для убедительного реш ения вопроса о времени мон голизации населения П рибайкалья или, что то ж е, о времени о б р а зо в а ­ ния монголоязычного ядра бурятской народности не приведено д о сих пор достаточных оснований. В оп рос приходится пока оставить открытым.

Н аиболее правдоподобным при настоящ ем состоянии наш их знаний п р ед­ ставляется предположение, что именно монгольское завоевание при Чин­ 20 «История Якутии», т. I, Якутск, 1949, стр. 329— 331;

«И стория Бурят-М онголь­ ской А С С Р »,и т. I, стр. 82. К тому ж е примерно времени относил начало монголи зации Прибайкалья В. И. Сосновский {«К вопросу о б образовании бурятской н ар од­ ности», Верхнеудинск, 1929), но он исходил при этом из иных источников — и з д а н ­ ных фольклора и из соображ ений исторической этнонимики. Он считал племя хоринцев самым ранним из бурятских племен и относил проникновение его в П рибайкалье к началу X в. О днако доказательства Сосновского малоубедительны.

21 Г. Е. Г р у м м - Г р ж и м а й л о, Зап адн ая М онголия и Урянхайский край, т. III, ч. 1, 1926, стр. 19, 20— 21, 174— 175.

22 М. Н. Б о г д а н о в, Очерки истории бурят-монгольского народа, Верхнеудинск, 1926, стр. 25— 27. Глава «К вопр осу о времени переселения бурят в П рибайкалье»

написана Н. Н. Козьминым.

О происхож дении бурят ского народ а гиз-хане, соп р овож давш ееся массовыми передвижениями племен Ц ен­ тральной Азии и захвативш ее и области Прибайкалья, имело своим результатом и м онголизацию их населения;

иначе говоря, что начало образования монголоязычного ядра бурятской народности относится к первым десятилетиям XIII в.

Н еобходи м о особен н о подчеркнуть, что монгольские элементы, при­ ш едш ие с ю га, из степей М онголии, составили лишь один из компонен­ тов бурятской народности. Н ародность эта —•см еш анная, и в составе ее несомненно наличие и чисто местных, аборигенных элементов. Это лучше всего видно у зап адн ы х бурят, ср еди которых, м ож но думать, именно аборигенный элемент, видимо, связанный с курыканами, перевешивал, хотя при столкновении языков монгольский язык пришельцев одержал верх н ад тюркской речью аборигенов.

Антропологический тип зап адн ы х бурят наиболее близок к одному из преобладаю щ и х антропологических типов среди якутов. Установив этот факт, советские антропологи (М. Г. Левин, Г. Ф. Д е б ец ) 23 вполне пра­ вильно объ ясн яю т его тем, что в состав и якутов и бурят вошел один и тот ж е компонент-— курыканский. Кстати, этим ж е, вероятно, надо объ ­ яснить и наличие многих совпадений в отдельных чертах культуры у якутов и бурят, сходны х верований и пр. Этим ж е путем наиболее есте­ ственно объ ясн яется наличие зам етного монгольского слоя в тюркском языке якут^р. С другой стороны, в бурятском языке обнаруж ивается мно­ го слов тюркского происхож дения, главным обр азом в области термино­ логии зем л едел и я и оседл ого скотоводства 24.

Н а д о полагать, что общ ение тюркоязычного населения Западного П рибайкалья (условно — курыканов) с монголоязычными пришельцами бы ло достаточно длительным. У ж е подвергш иеся значительному м он­ гольскому влиянию, одн ак о сохранивш ие свой тюркский язык курыканы начали постепенно передвигаться на север, на средню ю Лену, образовав там сущ ественны й компонент якутской народности. Оставшаяся ж е часть курыканов была окончательно м онголизирована, и так образовались з а ­ падные буряты.

Н аличие м ощ ного аборигенного пласта в западнобурятском населении подтверж дается очень вескими фактами. Н е раз отмечалось, например, что бурятские предания — о предках-родоначальниках — приурочены в большинстве именно к П рибайкалью : с этой страной связаны и легенды о Х оридае и Б урядае, прародителях бурят, и легенды об Эхирите и Бу лагате, рож денны х от дв у х ш аманок, и предания о Б уха-Н ой он-Б абае, мифическом родоначальнике всех бурят, и п р.25. О днако надо отметить, что другие бурятские — генеалогические — предания говорят как раз о переселениях предков «и з-за Байкала» 26. И те и другие предания, види­ мо, отр аж аю т историческую действительность — наличие в составе бурят и аборигенны х и пришлых элементов.

25 М. Г. Л е в и н, Д ревние переселения человека в Северной Азии по данным антропологии, сб. «П роисхож дение человека и древнее расселение человечества», Труды И н-та этнограф ии А Н С С СР, т. X V I, М., 1951, стр. 492— 493;

Г. Ф. Д е б е ц, Антропологические исследования в Камчатской области, Труды Ин-та этнографии, т. XVII, М., 1951, стр. 80— 81.

24 «И стория Бурят-М онгольской А С С Р», т. I, стр. 80— 81.

25 М. Н Б о г д а н о в, Указ. соч., стр. 1— 4;

Б. Б. Б а м б а е в, К вопросу о про­ исхождении бурят-монгольского народа, Верхнеудинск, 1929, стр. 7;

П. Т. X а п т а е в, Краткий очерк истории бурят-монгольского народа, Улан-Удэ, 1942, стр. 9— 10.

26 Т. А. З е м л я н и ц к и й, Родословны е бурят (рукопись, хранится в библиотеке Об-ва изучения Вост. Сибири, И ркутск).

С. А. Т окарев Аборигенный пласт в бурятской культуре отразился и в известных преданиях об «эпохе зэгэтэ-а б а » (облавны х о х о т ), когда будто бы свое­ образный военно-охотничий строй л еж а л в основе всей структуры бурят­ ского общества. Известный бурятский собиратель-ф ольклорист М. Н. Х а н 1 алов, изучивший предания о зэгэтэ-аба наиболее полно, приурочивал их к лесной полосе, г д е и сейчас ж ивут северны е (т. е. зап адн ы е) буряты, и к эпохе преобладания охотничьего бы та, п о зж е см ененного скотовод­ ческим 27. М. Н. Богданов, отказы ваясь от реш ения вопроса о геогр аф и ­ ческом приурочении преданий о зэгэтэ-аба, полагал однако, что они в о з ­ никли в эпоху д о образования М онгольской империи Ч ингиз-хана 28.

Хозяйственный ук л ад западны х бурят ещ е в XVII в.— в момент при­ хода русских — очень во многом представлял продолж ение древней тр а­ диции, уходящ ей корнями в п олуоседлую «курумчинскую» культуру I тысячелетия, однако н аряду с этим были сильны и черты степного ск о­ товодческого уклада.

Охота утратила к этому времени преж нее значение. «А сам и мы, холопи ваши,— говорили илимские буряты в 1683 г.,— никаким зверем не промышляем, живем на степном пустом м есте, а близ нас, холопей ва­ ших, черных лесов н е т » 29. «А мы, холопи ваши, лю диш ка степны е,— писали в 1682/83 г. верхоленские буряты,— ж ивем в степи кочевьями переезжая, а на ваш, великих государей, ясак соболей и лисиц п р о­ мышлять не ум еем » 30. «А собою нам, холопем твоим, соболей и всякого зверя промыслить в ясак не м очно,— ж аловались балаганские буряты е 1695 г.,— потому что мы, холопи твои, иноземцы конные» 31. П оэтом у, между прочим, буряты не раз просили царскую администрацию взимать с них ясак не мехами, как это обычно делалось, а скотом. Эта просьба не была удовлетворена, одн ак о царские власти, учитывая неразвитость охоты у бурят, установили для них значительно более низкую норму ясачного облож ения, чем, например, дл я охотников-тунгусов: чащ е всего буряты платили в ясак одного, р еж е д в у х собол ей с человека, тогда как тунгусы обычно платили по 5 с о б о л е й 32.

Однако у отдельных групп бурят охота продолж ала сохранять в а ж ­ ное значение. Те ж е верхоленские буряты в 1701 г. ж аловались на р у с­ ских служилых лю дей и* пашенных крестьян, которые будто бы «всякие наши ухожья и зверины е осеки и ловуш ки отняли, от тех ловуш ек и от осеков тебе, великому государю, ясак промышляем, и от осеков и о т л о ­ вушек кормимся и сыты бываем, а пашни не паш ем» 33.

Некоторые бурятские роды, ж ивш ие около Байкала, промышляли главным образом рыбной ловлей. Так, в 1685 г. коринские и батулин ские шуленги сообщ али, что « м еж ими д е есть захребетны е лю диш ка, бесскотны, живут около Байкала моря и кормяцца ры бою» 34.

Очень важ но наличие у западны х бурят в XVII в. зем леделия, явно­ го наследия курумчинской эпохи, ч уж дого собственно монгольским н аро­ дам степи. Ещ е д о того как русские впервые соприкоснулись с бурятами, в Енисейск у ж е приходили сведения о том, что буряты — «лю ди паш ен­ ные» 33. В 1641 г. эхиритский князец К урж ум сообщ ал русским, что 27 Д. А. К л е м е н ц и М. Н. X а н г а л о в, О бщ ественные охоты у северных бурят, М атериалы по этнографии России, т. I, С П б., 1910, стр. 136, 148 и др.

28 М. Н. Б о г д а н о в, Указ. соч., стр. 15.

29 Ц Г А Д А (Центральный государственный архив древних актов), Сибирский при­ каз, ст. № 913, л. 421.

30 Там ж е, л. 244.

31 Там ж е, ст. № 1150, л. 471.

32 Там ж е, ст. № 402, л. 103;

кн. № 941, лл.389—433 и др.

33 Там ж е, кн. № 1292, л. 53 об.

34 Там ж е, ст. № 355, л. 170. Монголы,кстати, ещ е недавно рыбы соверш енно не ели.

35 Там ж е, ст. № 12, л. 108.

О происхож дении бурят ского народ а «просо сею т братдкие лю ди на А н г а р е » 36. Про сам их эхиритов, жив­ ших на р. Анге, т о ж е сообщ алось, что «хлеб у них родитца просо»,— и это ж е са м о е отм ечалось и по отнош ению к бурятам острова Ольхона 37.

После известного бегства ангарских бурят в М онголию в 1658 г. рус­ ские видели на покинутых ими м естах «арбы и решотки и сумишка оставливаны, и по Унге проса посеяны» 38.

У больш инства бурят на первом месте по значению стояло ското­ водство. Н о оно зам етн о отличалось по типу от степного табунного ско­ товодства М онголии. Е два ли не п реобладал по количеству у них рога­ тый скот. !В одной ж а л о б е верхоленских бурят мы находим сообщ ение, что у бурята Б а д ж и д а я в результате отнятия у него угодий около 1690 г. погибло 60 коров, 40 л ош адей и 50 о в е ц 39. Около 1700 г. был составлен проект взимания ясака с верхоленских бурят не мехами, а скотом, и именно трехлетними и 6 — 7-летними быками;

по мнению иркут­ ских служ илы х л ю дей, такой ясак был бы бурятам «не в тягость, пото­ му что у них скота м н о ж е с т в о » 40. Как известно, у чисто кочевых степ ­ ных народов рогатый скот обычно не заним ает первого места.

Н ар я ду с зимним выпасом скота, обычным для степных народов, бу­ ряты зн али и заготовку корма на зим у. У ж е в 1635 г. енисейские сл у­ ж илы е лю ди, выбирая м есто для постройки острога при слиянии Ангары и Оки, «присмотрели у го ж ее м есто на усть Оки реки... близко брацких юрт и летних ж ировищ и сенны х их покосов» 41. В 1684 г. балаганский бурят ж аловал ся на отнятие у него илимскими пашенными крестьянам!) «сенных покосов» по р. У де 42. В числе дош едш их д о нас 11 судебных дел бурят В ерхоленского района за 1699 г. три дел а так или иначе касаются покосов или кош енного сена 43. В челобитной тех ж е верхолен­ ских бурят 1701 г. мы находим ж а л о б у на отнятие пашенными кресть­ янами 600 копен сен а и отдельно ещ е 100 копен сен а 44. Подобных ука­ заний на сенокосное хозяйство бурят имеется немало.

Таким о бр азом, и по хозяйственном у ук л аду буряты, по крайней мере западны е, у ж е в X V II в. сущ ественно отличались от монголов, как о с о ­ бая этническая группа. Э то лишний р а з свидетельствует, что буряты — народ см еш анного происхож дения, а отню дь не простое ответвление монголов, как представляли себ е д ел о бурятские бурж уазно-национа­ листические ученые, введш ие по этом у поводу как раз и искусствен­ ное обозначение «бурят-монголы », вместо самоназвания народа — «буряты » 45.

К огда ж е сл ож и л ась бурятская народность как таковая? Сущ ество­ вала ли она ещ е д о прихода русских в П рибайкалье, т. е. в начале XVII в., или сф орм ировалась лишь, когда буряты у ж е находились в со ­ ставе Р усского государства? Большинство исследователей держ ится пер­ вого взгляда. М нение ж е об образовании бурятской народности только в эпоху после присоединения к России, вы сказывавш ееся раньш е лишь 36 Д А И (Д ополнения к актам историческим), т. 2, стр. 251.

37 Там ж е, стр. 247, 248.

38 Ц Г А Д А, Сибирский приказ, ст. № 589, л. 83.

39 Там ж е, кн. № 1292, л. 54 об.

40 Там ж е, лл. 59 об,-— 60.

41 Там ж е, ст. № 53, л. 19.

42 Там ж е, ст. Ка 913, л. 183.

43 Л О И И (Л енинградское отделение И н-та истории АН С С С Р ), кор. 231, № 4, лл. 1, 16 и последний лист.

44 Ц Г А Д А, Сибирский приказ, кн. № 1292, лл. 53, 54.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.