авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж- 4J3Z. | § 53 И ЗД А ТЕЛЬСТВО АКАД ЕМ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Автор со всей реш ительностью возр аж ает тем, кто уверяет, будто в Р о с­ сии не м ож ет быть народной поэзии. «Д ок аж и те мне, что русские не одарены живы м пламенным воображ ением, уверьте меня, что в нравах наших нет никакой отмены от други х народов,...что язык русской весь вылит из формы чуземны я,— и тогда я соглаш усь, что у нас нет и не будет своей народной п о э з и и » 39. О. Сомов доказы вает, что у нас имеют­ ся все возм ож ности для того, чтобы «иметь свою народную поэзию, неподражательную и независим ую от преданий чуж ды х» 40. Содерж анием такой поэзии м огут и долж ны послуж ить п р еж д е всего нравы, обычаи, поверья и предания различны х народов России, затем события русской истории и русские былины (изустны е предания о богатырях, сохранив­ 36 Ф. Н Г л и н к а, П исьма русского оф ицера (цит. по сб. «Декабристы», cip. 289).

37. «Русский вестник», т. 32, 1861, стр. 296.

38 В. К. К ю х е л ь б е к е р, О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие, Альманах «М немозина», ч. II, 1824.

39 О. Ф. С о м о в, О романтической поэзии, «Соревнователь просвещения и благо­ творения», т. XXIII, 1823, стр. 150.

10 Там ж е, т. XXIV, стр. 147.

142 В. К- С окол ова шиеся в сказках). Очень показательно, что, указы вая источники буду­ щей народной поэзии, О. Сомов не ограничивает их только русским материалом, а считает необходимы м изучать и воспроизводить в худо­ жественных произведениях быт, нравы и предания всех народов, живу­ щих в Р осш и. Богатство и р а зн ообр ази е этого м атериала открывают неисчерпаемые возмож ности дл я писателя, пож ел авш его им воспользо­ ваться. «Сколько разны х обликов, нравов и обы чаев представляются испытующему взору в одном о б ъ ем е России совокупной! Н е говоря уже о собственно Р усских, здесь являются М алороссияне, со сладостны ми их песнями и славными воспоминаниями;

там воинственные сыны тихого Д он а и отважны е переселенцы Сечи Запорож ской;

все они, соединяясь верою и пламенною лю бовью к О тчизне,— носят черты отличия в нра­ вах и наруж ности. Ч то ж е, если мы окинем взором края Р оссии, оби­ таемые пылкими П оляками и Литовцам и, народами финского и сканди­ навского происхож дения, обитателями древней Колхиды, потомками переселенцев, видевш их изгнание Овидия, остатками некогда грозных России Татар, многоразличными племенами Сибири и островов, кочую­ щими поколениями монгольцев, буйными ж ителями К авказа, северными Лапонцами и С ам оедам и?... Ни о дн а страна на свете не бы ла столь богата разнообразны ми поверьями, преданиями и мифологиями, как Россия. П оэт м ож ет в ней с роскош ью выбирать то, что ем у правится, и отметатб, что не нравится» 41.

С оздание национальной литературы, творчески развиваю щ ей лучшие традиции народной поэзии, декабристы считали основной задач ей, стоя­ щей перед передовыми русскими писателями. П о м ер е возможности они старались выполнить эту задач у. Полностью ж е выполнил ее А. С. Пушкин, глубоко изучивший язык и поэтическое творчество рус­ ского народа.

Д екабристы говорили о возм ож ности и д а ж е н еобходим ости исполь­ зования в национальной культуре, которую создаст освобож денны й народ, не только народной поэзии, но и други х элементов народной культуры, в том числе и материальной. Так, например, они указывали на ж елательность использования лучш их традиций народной одеж ды.

В утопии «Сон», п ринадлеж ащ ей, как предполагаю т, А. Д. Улыбышеву, рисуется будущ ий, изменивш ийся д о неузнаваем ости П етербург: «общ е­ ственные школы, академии, библиотеки всех видов заним али м есто бес­ численных казарм, которыми был переполнен город», и т. п. И зменилась и одеж да горожан. П ораж енны й и х необычными, богаты ми, изящными и удобными костюмами, автор при внимательном рассм отрении «узнал русский кафтан с некоторыми изменениями». «М не к аж ется,— ск азал я своем у спутнику,— что Петр Великий велел вы сш ему классу Русского общ ества носить немецкое платье,— с каких пор Вы его сняли?» 42 Ответ знаменателен: «С тех пор, как мы стали нацией,— ответил он,— с тех пор, как, перестав быть рабам и, мы б о л е е не носим ливреи господина».

Таким образом, декабристы считали, что нацией русские станут только тогда, когда станут свободными, и что только в действительно св обод ­ ном государстве м ож ет развиваться национальная культура, основанная на глубоком уваж ении к народной традиции и использую щ ая е е луч­ шие элементы.

Ставя п р обл ем у использования писателями народной поэзии, д ек а ­ бристы имели в в и д у не формальны е е е особенности, а п р е ж д е всего идейное содер ж ан и е. Они подчеркивали огром ное воспитательное и аги­ тационное значение народны х песен, особенн о героических. П о их мне­ нию, истинная народная поэзия всегда ставила своей основной задачей 41 О. Ф. С о м о в, Указ. раб., стр. 131— 132.

42 «Декабристы и их времена», т. I, Л., 1926, стр. 55. Ср. такж е монолог Чацкого.

В згл я д ы и исследован и я декабрист ов воспитание патриотизм а и граж данской д о б л е с т и 43. Она призывала к подвигам во имя родины, к борьбе с угнетателями. П оэтом у-то зав оев а­ тели и деспоты всегда пытались искоренить ее и преследовали народных певцов. А. Ф. Рихтер в статье «О бардах, скальдах и стихотворцах средних веков» указы вал, что «знаменитейш ие барды своими песнями одуш евляли м уж ество воинов». П оэтом у барды пользовались большим уваж ением. Н о «в Галлии орден сей скоро прекратился, не оставив по себе никаких сл едов. Ж естокий Э дуард, покорив сию страну, велел в 1284 году предать смерти всех Б ардов из опасения, чтобы они не вос­ пламенили д у х а н ар ода к м уж еству, к прежней независимости и не вну­ шили ем у ненависти к деспотизм у» 44.

Л учш ие соврем енны е народны е песни выполняют ту ж е задач у, вдох­ новляя народ на бор ьбу с угнетателями. Таковы, например, песни совре­ менных греков, борю щ ихся за национальную независимость. Эти песни, собранны е К. Ф ориэлем, были почти тотчас ж е после вы хода во Ф ран­ ции переведены Н. И. Гнедичем на русский язык, что свидетельствует о большом значении, придававш емся им декабристскими кругами. Фориэль подчеркивал высокий д у х и героизм современны х греков и с о всей р ез­ костью обруш ивался на тех, кому пыль старинных городов и храмов дор ож е соврем енной ж изни и борьбы. Современны е греки, по мнению Фориэля, сохранили все лучш ие черты древних греков и заслуж иваю т не меньш его внимания и уваж ения. Если бы изучили их и познакоми­ лись с их песнями, то «уверились бы, что Греки нынешние, д а ж е под гнетом Турок, бо л ее несчастные, чем оби ж ен н ы е,, никогда совершенно не теряли ни своих преимущ еств душ евны х, ни чувства независимости;

что они ум ели удер ж ать народность свою, отличную от их победителей».

П реимущ ественны м вниманием собирателя и переводчика пользуются песни клефтов, о которых турки и реакционные исследователи говорили как о диких разбой н и ках и в которых К. Ф ориэль и Н. И. Гнедич видят борцов против турецких угнетателей, за независимость греческого народа, мстителей за поруганное национальное достоинство.

Н. И. Гнедич снабдил книгу своим предисловием и комментариями, раскрывающими п обуж ден и я, ради которых бы ло предпринято издание.

Он подчеркивает сходство греческой народной поэзии с народными пес­ нями русских и украинцев. Д у х греческой поэзии — «родной для славя­ нина», утв ер ж дает Н. И. Гнедич, ж ел а я сказать этим, что и русский народ п од гнетом сам одер ж ави я сохранил свой вольнолюбивый, характер и что он столь ж е героически и сам оотверж енно будет бороться за свою свободу, как борю тся за нее сейчас греки. О сходстве новогреческих песен с русскими и украинскими историческими песнями говорил и А. А. Б естуж ев в отзыве на книгу Н. И. Гнедича.

Очень важ ны м дл я раскрытия идеологии декабристов является их внимание к так называемым «разбойничьим» песням, т. е. песням о 43 Н ельзя не отметить принципиального расхож дения декабристов с реакцион­ ными писателями, такж е говорившими о необходимости использования народной поэзии. Так, А. С. Ш ишков в «Р азговорах о словесности м еж ду лицами Аз и Буки» (С обр. соч. и перев., ч. III) говорит о б обязательном для молодых писателей знании народной поэзии. О днако основным источником, из которого писатели должны черпать высокие мысли и учиться высокому слогу, д о л ж н с быть, по его мнению, свя­ щенное писание. У народной ж е поэзии писатель дол ж ен учиться простоте языка и поэтической форме. О поэтике народной песни Ш ишков высказывает ряд интересных наблюдений. Н о он считает, что в народной поэзии имеют ценность лишь отдельные детали, сохранивш иеся от старых боянов, в целом ж е она искажена безграмотными передатчиками. Там ж е, где Ш ишков говорит о характере народных воззрений, cm делает это весьма тенденциозно. Так, нарочитым подбором пословиц он старается доказать, что важнейш ей добродетелью русских является богопочитание и «терпение во всяком состоянии» (стр. 131). О собенно удачным каж ется ем у сравнение царского гласа с золотой трубою, котор ое рядом с обращ ением к царю — «батюш ко право­ славный царь» — показы вает лю бовь н ар ода к цар ю и т. п.

44 А. Ф. Р и х т е р, О б а р д а х, скальдах и стихотворцах средних веков, стр. 158.

144 В. К. С ок о л о ва б о р ь б е крестьян со своими угнетателями, особенно к песням о Степане Р а зи н е. Этот интерес отличает А. С. Г р и б о ед о в а 45 и А. С. Пушкина, стоявших к народу бли ж е, неж ели основная м асса декабристов. В се это является несомненным достиж ением декабристской фольклористики.

Хорошо понимая ту важ н ую роль, какую н ародная п оэзи я может играть в борьбе народа за свое о свобож ден и е, декабристы впервые в России стали использовать ее в целях политической агитации, справед­ ливо полагая, что такая агитация б у дет сол датам особен н о близка и по­ нятна, а следовательно, и н аи бол ее действенна. С оответственно подо­ бранные народные тексты использовались декабристам и в ланкастерских школах. В. Ф. Раевский через руководим ую им в К иш иневе ш колу рас­ пространял среди солдат народны е песни о тяж елой д о л е и сочиненные в их стиле песни о солдатской ж изни. Ц ензурны й комитет уничтожил изданные в М оскве для школ взаим ного обучения «Таблицы букв, скла­ дов, отдельных слов и чтения», так как обн аруж и л, что они «содерж ат в себ е пословицы и изречения безнравственны е и п одаю щ и е п овод к соб л а зн у » 46. Среди отмеченных Ц ензурны м комитетом «безнравствен­ ных» пословиц имеются такие: «хоть хл еба крома, д а воля своя», «го­ ресть молчать не лю бит», «воды и царь н е уймет», «хоть би ту быть, а за реку плыть», «с кого судья (взял, тот и прав стал» и т. п. В стиле и на мотивы популярных русских песен К. Ф. Рылеев и А. А. Бестуж ев создали ряд агитационных сатирических песен, обличавш их царя и пра­ вящие круги и призывавших поднять н ож на «зл одеев вельм ож », «на князьков поляков», «на судей на плутов» и на сам ого царя («Ц арь наш немец русский», «Ах, где те острова», «А х, и тош но мне на родной сто­ роне», подблю дны е песни, «П одгул ял а я» и д р.). Эти песни распростра­ нялись в армии и флоте. О значении их хорош о говорит в «В осп ом и н а­ нии о Рылееве» Н. А. Б естуж ев. «Сколь ни бездельны к аж утся в лите­ ратурном отношении с первого взгляда» эти песни, «но намерение, с ко­ торым писаны и влияние, ими произведенное в короткое время, слишком значительны. Хотя правительство всеми мерами старалось истребить сии песни, где только могли находить их, но они были сделаны в простона­ родном духе, были слиш ком близки к его состоянию, чтобы м ож н о было вытеснить их из памяти простолю динов, которые видели в н и х верное изображ ение своего н Л тоя щ его полож ения и возм ож ность улучш ения в будущ ем... Р абство народа, тяж есть притеснения, несчастная солдатская жизнь изображ ались в них простыми словам и, но верными к р а ск а м и » 47.

И дальш е Н. Б естуж ев вспоминает, что, когда их, как м орских оф ице­ ров, возили для соверш ения над ними граж данской казни в Кронштадт, «бывший с нами унтер-офицер морской артиллерии сказы вал нам на­ изусть все запрещ енные стихи и песни Ры леева, прибавя, что у них нет канонира, который, ум ея грамоте, не имел бы переписанны х этого рода сочинений и особенно песен Ры леева» 48.

II Н овую страницу в истории русской энограф ии открывают статьи, очерки и заметки декабристов, написанны е в сибирской ссылке. Ж изнь на каторге и поселении заставила их вплотную столкнуться с местным населением русским и другими народностями Сибири, бл и ж е узнать их нужды и запросы.

45 См. А. С. Г р и б о е д о в, Загородная прогулка (П олное собрание сочинений, т. III, изд. А кад. наук, Птгр., 1917, стр. 116— 117), в которой д а н восторженны й отзыв песне «Вниз по матуш ке по Волге», связываемой А. С. Грибоедовым с движением Разина.

46 Цит. по кн. В. Базаноиа, «Вольное общ ество лю бителей российской словесно­ сти», П етрозаводск, 1949, стр. 73.

47 «Воспоминания Бестуж евы х», Р ед., статья и комментарии М. К- Азадовского, Акад. наук СССР, M.-JL, 1951, стр. 27.

48 Там ж е.

В згл я д ы и иссл едован и я декабрист ов О бщ еизвестна больш ая и разносторонняя культурная работа, которую они вели в Сибири, в уж асаю щ и х условиях царской каторги и ссылки.

Еще во время пребывания на каторжны х работах на Петровском зав оде декабристы сум ели организовать ш колу, оказывали ок руж аю щ ем у н асе­ лению м едицинскую помощ ь, вели возм ож ное в тех условиях изучение края. В одворенны е на поселение декабристы продолж аю т эту деятель­ ность в бол ее широких1 м асш табах. Они организуют школы, пытаются улучшить сельское хозяйство, вводя некоторые, дотоле неизвестные в С и­ бири сельскохозяйственны е, особенно огородные, культуры и орудия, и зу­ чают географ ические условия и природны е богатства края и т. п. В м е­ сте с этим ш ло изучение населения Сибири. Благодаря заботливому отношению, посильной помощ и и стремлению всячески поднять его б л а ­ госостояние и культурный уровень, декабристы снискали доверие и ува­ жение м естного населения. К ним шли со всеми нуж дам и, ничего не скрывали от них. Э то д а л о им возм ож ность изучить такие стороны быта и социальны х отнош ений, какие приезж им этнографам подметить не все­ гда удавалось.

Конечно, да л ек о не все сосланны е в Сибирь декабристы глубоко вникали в быт и культуру и особенно в сущ ность социальных отноше­ ний народов, ср еди которых им пришлось жить. Отнош ение к народу, смысл вы сказываний по вопросам, имею щ им отнош ение к этнографии, определялись политическими убеж ден и ям и их авторов. Если наиболее вдумчивые и стойкие в своих убеж ден и я х декабристы извлекли урок из восстания 14 дек абр я, то значительная часть мх г отош ла от прежних революционных убеж ден и й и переш ла постепенно на либеральные п о­ зиции. Э то ск азал ось и на описаниях н ар ода, особенно русских сибиря­ ков, о чем говорится дальш е.

Этнограф ические материалы декабристов содер ж атся в различных источниках. З д есь и специальные научные статьи, и очерки, и худож е­ ственные произведения, и отдельны е зам ечания в письмах и дневниках.

В. И. Ш тенгель составил «Статистическое описание Иш имского округа Тобольской гу б е р н и и » 4Э включившее и этнографические материалы,, записывал пословицы. К. П. Торсону принадлеж ит «Сельскохозяйствен­ ное и географ ическое описание местности крепости Акши на берегу реки Окона», п од руководством М. А. М уравьева-А постола бы ло составлено историко-статистическое описание Я луторовского округа. Быт, хозяйство, социальные отнош ения и культура селенгинских бурят описаны, Н. А. Б е­ стужевым в статьях «Г усиное озеро» и «Бурятское хозяйство». Он ж е составил грамм атику бурятского языка, а М. А. Б естуж ев «Б удди й ­ — скую космогонию ». О бурятах ж е говорит В. К. Кюхельбекер в своих дневниках и в письмах к А. С. Пуш кину. В письмах к родным и « Р а с ­ сказах о Сибири» А. А. Б естуж ева (М арлинского) содерж и тся ряд сведе­ ний о якутах, а якутский праздник И сы ах описан им в специальном очер­ ке. Обычаи и предания якутов использованы в п оэм ах Н. А. Чижова «Нуча» и «В оздуш н ая дева» и А. А. Б естуж ева-М арлинского «Саатырь», причем эти поэмы снабж ены примечаниями этнографического характера.

А. А. Б естуж ев ж е говорит в «Р а сск а за х о Сибири» о тунгусах, л ам у­ тах и чукчах, а п оздн ее на К авказе описал мусульманский праздник «Шах Г уссейн» и ш ироко использовал этнографический материал в своих повестях (например, «А м алат-Б ек» и д р.). Ф. Н. Глинка, сослан­ ный в П етр озаводск, первый перевел на русский язык несколько рун «Калевалы» 50 и использовал местные предания в поэм е «Карелия». Эти 49 О публиковано в «Ж ур нале М инистерства Внутренних дел», 1843, ч. 2 стр. 3— к 200— 255 за подписью «С ообщ ено Н. Черняковским, Ишимским купцом». В статье имеются и такие разделы, как «Семейные обычаи и нравы», «Суеверие» и др.

50 О переводах Ф. Н. Глинки см. в кн. В. Базанова «Карельские поэмы Федора Глинки», П етрозаводск, 1945.

10 С о в етс кая э т н о г р а ф и я, № В. К. С о к о л о ва разнообразны е произведения (и х список м ож н о ум нож ить) объединяет гуманное отношение к м естному населению, стрем ление понять особен­ ности его быта и культуры и помочь ем у поднять культурный уровень.

Когда декабристы бл и ж е узнали народы Сибири, они были пораже­ ны их высокой одаренностью и высокими моральными качествами. Они отмечали, что русское население Сибири несравненно заж и точн ее кре­ постных крестьян европейской части Сибири, отличается смышленно стью, наблюдательностью, предприимчивостью, трудолю бием и более высокой культурой. Е. А. ' О боленский писал, что соп ровож давш ие их казаки «удивили нас и разнородны ми познаниями, и развитием умствен­ ным, которое тр удно бы ло ож идать в таком дальнем краю, о коем весьма редко носились слухи, и то, как о м есте диком, где и лю ди и природа находились в первоначальной своей грубости. З д есь мы уви­ дели соверш енно противное» 51. С этим согласны и други е декабристы.

«Чем дальш е мы подвигались в С ибири,— писал Н. В. Б асаргин,— тем более она выигрывала в моих гл азах. П ростой народ к азался м не гораз­ д о свободнее, смыш леннее, д а ж е и образов ан н ее наш их русских крестьян, в особенности помещичьих. Он бо л ее понимал достоинство человека, более дорож ил правами своими» 52. Д екабристы говорили о смышленно сти и трудолю бии сибиряков, об их умении приспособиться к местным условиям.,Так, А. Е. Р озен говорит о приспособленном к местной почве плуге, встреченном им в Курганском и други х округах Зап адн ой Сибири, об усоверш енствовании молотьбы — м олотят зимой на специально устро­ енном ледяном токе, в некоторых м естах вм есто цепов применяю т изо­ бретенный здесь ж е специальный каток из лиственницы с зубц ам и, при молотьбе гороха привязывают н ебольш ие цепы к спицам телеги, кото­ рую катают взад и в п е р е д 53, и т. п. С реди русских Сибири декабристы выделяли «семейских» (сосланны х в X V III в. стар ообр я дц ев ), описыва­ ли их богатство, тр удолю бие, крепкий семейный уклад. Так описывает, например, А. Е. Р озен деревню Т арбагатай (описание это использовано, местами почти дословно, Н. А. Н екрасовы м в п оэм е « Д ед у ш к а » ): «Дома в несколько горниц, с большими окнами, крыши тесовы е, крыльца кры­ тые;

в одной половине д ом а обш ирная и зб а дл я рабочих с русской печкой для стряпаны^ и печенья;

.в другой половине от тр ех д о пяти чистых горниц с голландскими печками;

полы все покрыты коврами соб­ ственного изделия, столы и стулья краш еные, зерк ала с ирбитской ярмарки. И збы и до м а у них не только красивы углами, но и пирогами:

хозяйка наша Пестимья П етровна угостила нас на славу щ ами, ветчи­ ною, осетриною, пирожками и каш ицами из всех возм ож ны х круп от гречневой д о манной и рисовой. В о двор е под навесом стояли кованные телеги, сбруя была сыромятная, кони д ю ж и е и сытые, а лю ди, люди!

Н у право все молодцы к м олодцу... Д ен ь был воскресный, мужчины расхаж ивали в суконных синих каф танах, женщ ины — в душегрейках шелковых с собольими воротниками, а кокошники — один лучш е и богаче другого. Одним словом, все у них соответствовало о дн о другому:

от дом а д о плуга, от шапки д о сапога, от коня д о овцы,— все показы­ вало довольство, порядок, тр удолю бие» 54.

Описывая столь восторженно богатство сибиряков, декабристы не за­ мечали классового расслоения крестьянства (они нигде не говорят о классах, а только о сословиях). Они идеализировали кулачество, утвер­ ж дая, что все это достигнуто личным тр удом. И ногда, правда, они вы­ нуждены были отметить эксплуатацию бедняков и беглых;

так, 51 «О бщ ественное движ ение в России в первую половину XIX в.» т. I, СПб., 1905, стр. 278— 279.

52 Н. В. Б а с а р г и н, Записки. Р ед. и вступ. статья П. Е. Щ еголева, «Огни», Птгр., 1917, стр. 94.

53 См. А. Е. Р о з е н, Записки декабриста, С П б., 1907, стр. 187.

54 Там ж е, стр. 168.

В згл я д ы и исследован и я декабрист ов А. Е. Р озен, описывая Т арбагатай, зам ечает, что «это волш ебство вы­ звано тр удол ю би ем, но так ж е и деньгами и беглыми». Н о такие зам е­ чания делал и сь м им оходом, и когда рядом с крестьянами-богачами декабристы встречали бедн оту, то нередко обвиняли ее в нерадивости, лени и пьянстве. В этом ск азал ась идейная ограниченность многих декабристов. М имо их внимания прошло и уж асаю щ ее полож ение крепостных сибирских горнорабочих.

Н уж н о отметить, одн ако, что описанием богатства и культуры сибиря­ ков декабристы преследовали те ж е цели, что и описанием крепостного крестьянства,— показать необходим ость освобож дения крестьян. Н а о т ­ сутствие в Сибири крепостного права и дворян, как на главную причину благополучия сибиряков, указы ваю т в воспоминаниях и записках многие декабристы: «О тсутствие крепостного состояния благодетельно действует на быт низш его класса, т. е. крестьян»,— писал Н. В. Басаргин.— «Нельзя так ж е не признать, что полезно дл я края и то, что в нем нет дворянства или, лучш е сказать, помещ иков» 55. А. Е. Розен считал, что «залогом хорош ей будущ ности Сибири сл уж ат у ж е три обстоятельства:

она не имеет сословий привилегированных, нет в ней дворян-владельцев, нет крепостных, чиновников в ней немного» 56. А. П. Беляев, сравнивая зажиточны х сибиряков с нищими помещичьими крестьянами, отмечал, что «свобода сибиряков, никогда не знавш их крепостного права, свобод­ ный тр уд бол ее всего способствовал их п роц ветан и ю »57. О б этом ж е писали Д. И. Завалиш йн и другие.

Прогрессивны й характер воззрений декабристов по вопросам этно­ графии особен н о наглядно выявляется в отношении к нерусским народ­ ностям Сибири — бурятам, якутам и другим, среди которых им при­ шлось жить. Д екабристы не скрывали примитивности, «дикости» образа ж изни, представлений и обычаев ряда сибирских народов, но они р ас­ сматривали это как результат неблагоприятно сложивш ейся историче­ ской обстановки и притеснений со стороны как русских начальников, так и своих богаты х сородичей. Н о и в тяж елы х ж изненны х условиях эти народности сохранили прекрасные свойства своего характера, они разно­ сторонне одарены, способны воспринять все хорош ее и могут быстро догнать европейские народы. «Они крайне правдивы и честны, лукав­ ства в них нет и воровства они не знаю т» 58,— писал М. И. М уравьев Апостол о якутах. Э то п одтвер ж дает и А. А. Б естуж ев, отмечавший, что «якуты весьма понятны в рукоделиях и не лишены срособностей умственных» 59. Так ж е отзывается он о тунгусах: «тунгус беден, но че­ стен и гостеприимен. Ж ивучи день д о вечера одною ловлею, он нередко постится дни по три, ничего не убив, но готов разделить последний кусок с путником» 60. Вы соко оценивали декабристы (Н. А. и М. А. Б е­ стужевы, В. К. К ю хельбекер, А. Е. Р озен и др.) разносторонню ю ода­ ренность, честность и тр удол ю би е бурят. «Н есмотря на все стесняющие обстоятельства, бурят сметлив и на все способен, потому что наблю да­ тельность развита в нем в высшей степени,— заклю чал Н. А. Б естуж ев описание бурят в очерке «Г усиное озеро»... — Что ж е касается до умственных способностей бурят, то, по м оем у мнению, они идут наравне со всеми лучшими племенами человеческого р о д а » 61.

55 Н. В. Б а с а р г и н, Записки, стр. 189— 190.

66 А. Е. Р о з е н, Записки декабриста, стр. 213.

57 А. П. Б е л я е в, Воспоминания дек абри ста о пережитом и перечувствованном, СПб., 1882, стр. 265.

58 М. И. М у р а в ь е в - А п о с т о л, Воспоминания и письма. П ред. и прим.

С. Я. Ш трайха, Птгр., 1922. стр. 62.

59 А. А. Б е с т у ж е в, П исьмо к матери и сестрам от 10 апреля 1828, «Памяти декабристов», Л., 1926, I, стр. 196.

“ А. А. М а р л и н с к и й, С обрание сочинений, Птгр., 1914. стр. 83.

61 Н. А. Б е с т у ж е в, Гусиное озеро, «Вестник естественных наук», 1854, № 30, стр. 478.

10* L В. К. С о к о л о ва Декабристы правдиво описывали народ таким, каким он был, со всеми положительными и отрицательными сторонами его ж изни. Они видели, что быт сибирских народов п од влиянием сближ ения с русскими быстро меняется, и считали недопустимы м характеризовать их на основе уже устаревших в ряде случаев источников. Интересны зам ечания на статьи «Энциклопедического лексикона» В. И. Ш тейнгеля, посланны е им под псевдонимом Вл. Обвинений в редакцию «С еверной Пчелы». В. И. Штейн гель отмечает неточности и ошибки в ряде статей о п ри роде и народах Сибири в первых том ах «Энциклопедического лексикона» и протестует против архаизации быта народов, приписывания им таких обычаев и представлений, которые у них у ж е исчезли. К статье «Б аеч» он делает замечание: «В ообщ е мы такой веры, что греш но теперь сообщ ать сведе­ ния о Камчатке из Краш енинникова;

кроме неизменной природы там все переменилось, и всякое п одобное известие о к ам чадалах, написанное в «настоящем времени» б удет сущ ею клеветою на этот добры й, просто­ душный народ» 62.

Н аиболее прогрессивным характером отличаю тся статьи Н. А. Бе­ стуж ева о селенгинских бурятах «Г усиное о зер о» и «Б урятское хозяй­ ство». Эти статьи были опубликованы впервые анонимно;

введен­ ные в научный оборот М. К- А задовским. они пользую тся заслуж ен ­ ным вниманием. Ц енность их не исчерпывается богатым фактическим материалом. Они имеют и больш ое принципиальное значение, д а в а я воз­ можность раскрыть принципы и приемы описания этнографических явлений, отличающ ие русскую прогрессивную науку. Н. А. Бестужева интересуют не древности, не пышные будди й ск и е храмы, привлекавшие путешественников, а повседневная ж изнь просты х бурят. Он д а е т пере­ чень бурятских родов, располож енны х поблизости Гусиного озер а, описы­ вает их антропологический тип, убран ство юрты, подчеркивая при этом различие м еж д у юртами заж и точн ого и бедн ого бурята, домашнюю обстановку, утварь, хозяйство, рем есла, семейны е отношения, свадебный обряд и другие. Е м у ж е п ри надл еж ат и первы е записи бурятского фольк­ лора.

Описывая материальную культуру, Н. А. Б естуж ев особенн о п одроб­ но останавливается на. тех предм етах дом аш него быта и оруди ях произ­ водства, которые отличаются каким-либо своеобрази ем и типичны для бурят, так как, по его мнению, и «мелочи» важны дл я характеристики народа. «Извините за подробности,— зам еч ает он, описав бурятский топор, не похожий на русский, но сходны й, по его мнению, с топорами западноевропейскими,— но я дум аю, что иногда эти мелочи обрисовывают дух народа». И ногда Н. А. Б естуж ев дел ает сопоставления с другими народами. Так, приемы у бурят каж утся ем у сходны ми с киргизскими, описанными Небольсиным, и п оэтом у он отм ечает только то, что при­ сущ е лишь бурятам.

О собенно ж е важ но отметить, что Б естуж ев н е просто фиксирует наблю даем ы е явления или предметы, а д а ет им оценку, указывает, насколько целесообразны они или вредны. Он пользуется всяким слу­ чаем, чтобы показать способность и сообразительность бурят, их поло­ жительный опыт. Так, с интересом н абл ю дает он за работой старого слесаря-бурята, который припаивал отваливш ееся д н о м едного котла неизвестным русским способом, причем результат получился несравненно лучшим, чем при обычном сп особе починки. К ак ценный хозяйственный опыт бурят он отмечает их ум ение использовать к аж дую речку и ручеек для орошения. П ереняв от русских культуру зем леделия, они и здесь стали применять орош ение. « З ем л едел и е быстро распространилось меж ­ ду бурятам,— пишет он в статье «Б урятское хозяйство»,— они первые начали поливать свои пашни отведенными горными речками. Они вы 62 М. К. А з а д о в с к и й, Странич'ки краеведческой деятельности декабристов в Сибири, Сб. «Сибирь и декабристы», Иркутск, 1925, стр. 115.

В згл я д ы и иссл едован и я декабрист ов учились у русских пахать зем лю, з а то, в свою очередь, русские теперь переняли у них искусство орош ения» 63. В той ж е статье он указывает, что присы лаемы е из Европейской России косы слишком слабы для здеш них трав, и описы вает (с приложением рисунка) способ присадки кос бурятам и. О тмечая все положительное, что есть у бурят, Б естуж ев не скрывает и отрицательны х явлений. Он отмечает неопрятность бурят, их н евеж ество, указы вает вредность многих социальных институтов и религиозны х обрядов. У бедительно доказы вает он, например, вред к а­ лыма, разор яю щ его бедны х бурят, заставляю щ его их входить в долги и тем самым попадать в кабальную зависимость от богачей. О собенное внимание уделяет Н. А. Б естуж ев, как и др уги е декабристы, социаль­ ным отнош ениям бурят. Своим правдивым описанием он разбивает л о ж ­ ные представления о патриархальных отнош ениях внутри рода, об от­ сутствии у бурят социального расслоения и эксплуатации. «Наибольшие притеснения причиняют ем у [буряту.— В. С.] его родовичи: как Бурят­ ские начальники, избранны е одн аж ды, остаю тся в долж ности на всю ж изнь, то бедны е Буряты, которые ж алую тся на злоупотребления, п ла­ тятся за это дорого. Выговор тайш е, ош траф ование зайсана не лишает его м еста — и тот, кто был причиной выговора или оштрафования, все ж е остается под начальством тех ж е лиц. С удите ж е сам и, какова его судьба после ж ал обы » 64.

П ритеснения, произвол со стороны власть имущ их доводят народы Сибири д о нищеты и способствую т распространению м еж д у ними таких пороков, которые ран ее среди них не наблю дались. А. А. Бестужев (М арлинский) в «Отрывках из рассказов о Сибири» описывает, как русские купцы и скупщ ики спаиваю т чукчей и за стакан водки («хотя промен е е строго воспрещ ен — но украдкой чего не делается») получают чернобурую лисицу, как неутом им о идут они по следам тунгусов и л а ­ мутов, этих «мирных звероловцев Восточной Сибири», и обманывают их, пользуясь их наивностью и доверчивостью.

«В преж н и е годы воровство м еж д у бурятами бы ло неизвестно,— писал Н. А. Б есту ж ев.— Н ы не зачастую пропаж а скота, баранов обли­ чает крайность, д о которой доведены они б ед н ость ю »65. Притеснения сделали бурят скрытными, уклончивыми, вы нуж даю т их на хитрость. Так темные стороны ж изни н арода и их характера непосредственно связыва­ лись с условиям и их ж изни и объяснялись социальными причинами. Они не являются чем-то врож денны м, а возникаю т исторически, ц исчезнут, когда бу д у т уничтожены породивш ие их причины.

П риводя такие примеры, декабристы не делали на основе их вывода об отрицательном влиянии на народы Сибири русских вообщ е. Они не отож ествляли представителей царской администрации и буржуазии с русским народом и неизменно подчеркивали необходим ость и благо­ творность сбли ж ен ия с русскими, несущ ими передовую,культуру. Они полагали, что просвещ ение п ом ож ет народам России избавиться от вредных обы чаев и суеверий, поднимет их экономическое благосостояние путем введения усоверш енствований в хозяйстве и развития новых сель­ скохозяйственных культур и ремесл, а так ж е п ом ож ет бороться против беззаконий и плутней, которыми их стараю тся опутать.

Н аи бо л ее вдумчивые и ‘ прогрессивны е по убеж дениям декабристы отлично видели, что в изоляции от русских, сохранении невежества и вредных навыков заинтересованы как начальство и русские промышлен­ ники, так и местные богатеи и особенно служ ители религиозных культов 63 Н. А. Б е с т у ж е в, Б урятское хозяйство. Труды Вольного Экономического общества, С П б., т. I, № 2, смесь, 1853 стр. 100.

64 «Вестник естественных наук», 1854, № 30, стр. 477 (перепечатано в «Рассказах и повестях старого моряка», М., 1860).

65 Там ж е, стр. 427.

150 В. К. С окол ова (ламы, ш амавы), боящ иеся потерять свое влияние и доходы. Поэтому Н. А. Бестужев с такой страстностью ополчается в своем очерке против многочисленных ср еди бурят лам, которых он и зо б р а ж а ет как злейших врагов бурятского народа. « В ообщ е лам ск ое сословие есть язва бурят­ ского племени» 66,— заклю чает он и п одтверж дает это примерами. Он рассказывает, как один бурят, прозванный за богатство Марко-богатый, заболев, призвал лам и в результате их лечения «М арко богатый стал Марко нищий. Т огда ламы оставили его на произвол природы, которая не преминула в свою очередь без всякой платы поставить его на ноги, а те отправились искать новых ж ертв». Если ламы могли столь безза ­ стенчиво разорить богача, то неизмеримо больш е вреда они причиняют бедным бурятам. Боясь лишиться своего влияния и д оходов, ламы вся­ чески препятствуют сближ ению бурят с русскими и сп особствую т сохра­ нению их вредных привычек. Так, увидев, что нечистоплотность бурят отталкивает от них русских, ламы «из неопрятности сделали д а ж е рели­ гиозную обязанность, говоря, что умываться, а пущ е того ходить в баню, держ ать п о су д у в опрятности,— смертельный грех. Они очень хорошо понимают, что приближ ение к русским лиш ает их того влияния, которое имеют они на б у р я т » 67.

Борьба с суевериями и п редрассудкам и путем распространения про­ свещения вчиталась декабристам и важ нейш ей задач ей, поэтом у они и уделяют такое больш ое место описанию и обличению их. В очерке «Ш ах Гуссейн» А. А. Б естуж ев (М арлинский) описы вает праздник мусульман-шиитов в Д ер бен те, д о са д у я «на изуверство — непримиримого вечного врага всего до б р о го и полезного», и надеется, что распростра­ нение просвещ ения уничтож ит нелепы е и изуверские обы чаи, кончаю­ щиеся калечением лю дей. «Счастливы мы, что племя, от имени коего трепетала Европа и предки наши п олзали в п р ахе,—• внуш ает теперь только забавны е мысли;

нб ещ е б у д ем счастливее, когда победим их предрассудки, и найдем в них братий по просвещ ению » 68. П рогрессив­ ное влияние передовой русской культуры декабристы и видели преж де всего в распространении просвещ ения. П о м ере возм ож ности они сами действовали в этом направлении, обучая местное н аселение грам оте и прививая ем у культурные навыки, стараясь, насколько в озм ож н о огра­ дить его от произвола. О бр аз русского, др у га якутов и врага ш аманов и суеверий, создал Н. А. Ч иж ов в п оэм е «Н уча», написанной в форме рассказа старого якута:

Н уча был не таков.

П резирал он духов.

Он бесстраш но бродил Вокруг шаманских могил...

* * * Рассмотренны е статьи и высказывания д аю т основание говорить о декабристах, как о представителях передовой научной мысли, в част­ ности этнографической.

Декабристы впервые поставили ряд важ ны х теоретических проблем, имеющих больш ое значение и для этнографии. Они заговорили о з н а ч е ­ нии и возм ож ном использовании этнографических и фольклорны х м ате­ риалов и об обязательности критического отбора их. Больш ую ценность имеют высказывания декабристов о национальной культуре, ее источни­ ках и возмож ности ее развития. К описанию и объяснению отдельных 66 Н. А. Б е с т у ж е в, Гусиное озеро, стр. 427.

67 Там ж е.

68 А. А. М а р л и н с к и й, С обрание сочинений, Птгр., 1914, стр. 94.

В згл я д ы и и ссл ед ован и я декабрист ов сторон быта и культуры н арода они подходили исторически и в некото­ рых очерках (особен н о в очерках Н. А. Б естуж ева) убедительно пока­ зали историческую изм еняемость народного характера в соответствии с изменением экономических и политических условий жизни народа.

П оэтом у осн овн ое внимание в своих статьях и зам етках они уделяли общ ественному быту и социальным отнош ениям, видя в них ключ к п о ­ ниманию всех сторон народной ж изни.

Д ек абр и стам чуж ды были идеи национальной или расовой исключи­ тельности. Х арактеризуя народы Сибири, они отмечали накопленный ими положительный опыт и показали, чего могут эти народы достигнуть, если им б у д у т созданы благоприятные условия. Экономическая и культурная отсталость этих народностей, отрицательные стороны их ж изни, приво­ дившиеся реакционными писателями в доказательство их расовой непол­ ноценности, дл я декабристов были временным, преходящ им явлением, вызванным неблагоприятно слож ивш ейся исторической обстановкой и угнетенным п олож ением этих народностей. О тсю да делался вывод о необходимости изменения сущ ествую щ его порядка, облегчения п олож е­ ния н арода. Свою за д а ч у, за д а ч у русских лю дей они видели в том, чтобы по м ере возм ож ности поднимать материальный и культурный ур о­ вень всех народов России, содействовать их освобож дению от угнетения и произвола. Н абл ю даем ы е факты описывались декабристами не объек­ тивистски, а подвергались оценке и использовались в практической д ея ­ тельности.

Говоря о вначении идей декабристов дл я этнографии и фольклори­ стики, нельзя зам алчивать и их слабы х сторон, обусловленны х классо­ вым характером их идеологии, а та к ж е и состоянием гуманитарных наук в ту эпоху. К ак и все историки д о М аркса, они оставались идеалистами в области объяснения общ ественны х явлений, хотя наибо­ лее вдумчивы е из них и понимали важ ность учета экономики. Д екабри­ сты не понимали значения классов и классовой борьбы. Они говорили не о к лассах, а о сословиях, и считали возмож ны м установление соци­ альной гармонии при сохранении экономического неравенства. Они пере­ оценивали значение просвещ ения, п олагая, что распространение просве­ щения искоренит зл о б е з изменения основ сущ ествую щ его общ ественного строя. Н о в начале XIX в. декабристы представляли наиболее прогрессив­ ное направление в общ ественной науке. Они сумели в ряде вопросов стать выше не только современной им русской, но и западноевропей­ ской научной мысли. В области этнографии и фольклористики они наме­ тили те пути, по которым пош ла прогрессивная русская этнография, всегда отличавш аяся подлинным гуманизм ом, уваж ением к бы ту и куль­ туре всех народов, правдивым описанием их и активным, действенным отношением к описываемым фактам и явлениям.

Д И СКУССИ И И ОБСУЖ Д ЕНИЯ В. С. БАХТИН О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ ( В с в я з и с теоретическими п о ло ж е н и я м и к н и г и черки р у с с к о го народно-поэт ического творчества совет ской э п о х и » ) * гО З а последние полтора десятилетия наука о народном поэтическом творчестве уш ла далек о вперед. П артийная критика п оследователей бур­ ж уазно-либеральны х школ в литературоведении, постановления ЦК В К П (б ) 1946— 1948 гг. по идеологическим вопросам, гениальные труды И. В. Сталина по языкознанию и по экономическим проблем ам социа­ лизма в С ССР дали прочную теоретическую осн ову дл я дальнейшего развития фольклористики. С обран так ж е огромный фактический мате­ риал, позволяющ ий с больш ей уверенностью судить о процессах, которые д о Великой Отечественной войны только ещ е намечались. Д а в н о следо­ вало бы подытожить и обобщ ить успехи отдельны х исследователей, от­ межеваться от многих порочных и устаревш их взглядов и подвергнуть рассмотрению основные проблемы фольклористики. В се это объясняет тот интерес, с которым встречен коллективный тр уд «Р усск ое народное поэтическое творчество (Очерки русского народнопоэтического творче­ ства советской э п о х и ) » 1, созданны й группой специалистов Института русской литературы А Н СС С Р.

Тема «Очерков» — народное творчество советской эпохи — важная, очень ответственная и, без сомнения, трудная тем а. М н огое здесь еще не ясно. Д о сих пор не дан о д а ж е общ епризнанного научного оп ределе­ ния самого понятия «н ародное творчество советской эпохи», что, есте­ ственно, ведет к спорам о материале, п одл еж ащ ем исследованию. Ска­ ж ем сразу: книга не реш ает проблем, н а д которыми бью тся в се фоль­ клористы. Авторы (а трое из них и редакторы ) не пронизали статьи единой концепцией, отсю да нечеткость и противоречивость всей работы.

Р азум еется, у ж е сам материал представляет значительную ценность.

Так, заслуж и в аю т особенного внимания разделы, посвящ енны е колхоз­ ной и рабочей самодеятельности (написаны В. А. Кравчинской и П. Г. Ш иряевой );

больш ое научное и публицистическое значение имеют * От редакции. Автор настоящей статьи В. С. Бахтин, давая серьезную критику сборника «Очерки русского народнопоэтического творчества советской эпохи», вы­ двигает ряд положений, требую щ их специального обсуж дени я. Таковы положения о соотношении литературы и народного творчества, о природе и специфике народного творчества, о понятии коллективности народного искусства, о проф ессиональном и непрофессиональном искусстве. П убликуя статью В. С. Б ахтина, редакция журнала приглашает исследователей народного творчества принять участие в обсуж дени и и разработке указанны х вопросов.

1 Р усское народное поэтическое творчество (Очерки русского народного поэтиче­ ского творчества советской эпохи )». Редакторы А. М. А стахова, И. П. Дмитраков, А. Н. Л озанова. И зд. А Н СС СР, М.-Л., 1952.

О некоторых п р об л ем ах фольклористики многие части четвертой главы, в том числе, например, тексты, в кото­ рых п оказано отнош ение народа к англо-американской политике срыва второго ф ронта в годы О течественной войны (глава 'написана А. Л. Д ы м ш и ц ем );

привлекает своей обстоятельностью и обилием фак­ тов глава третья (написана А. М. А стаховой и С. И. М инц). Есть в книге меткие наблю дения, верные полож ения, но все это теряется в м ассе теоретически неосм ы сленного м атериала. М ногие ж е выводы авторов глу­ боко ош ибочны.

Оставив в стороне недочеты, имею щ ие непринципиальный характер, посмотрим, как решены в книге имею щ ие принципиальное значение во­ просы о советском эпосе, о творчестве известных всей стране сказителей, о м ассовой поэзии тр удящ ихся, о сам одеятельном и профессиональном искусстве и т. д. и т. п. С рассм отрения вопроса о том, какие ж е х у д о ж е­ ственные произведения, создан н ы е после Великой Октябрьской социали­ стической револю ции, являю тся произведениями н ародного творчества советской эпохи, мы и начнем.

В о введении, где излож ены исходны е позиции книги, А. М. А стахо­ ва и И. П. Д м итраков сп раведли во утверж даю т, что процесс творче­ ской ш лифовки есть «определяю щ ая черта народного творчества» 2. Н о дальш е авторы отходят от дан ного определения, неправомерно под­ меняют ег о другим. Н апример, освещ ая проблему так назы ваемого ска зительского творчества, А. М. А стахова и И. П. Д м итраков пишут, что для этого вида народной поэзии признак коллективной шлифовки вовсе не обя зател ен. О трицая литературный характер работы сказителей, ав­ торы говорят о б общ ности идейных устремлений, об идейно близких о бр азах, как о специфике народного творчества. Н о эти черты, д а и сам ая коллективная р азр аботк а тем, сю ж етов, мотивов, образов, поро­ ж денны х одной и той ж е исторической действительностью, в той ж е мере свойственны и писателям;

советская литература, как и фольклор, свидетельствует о б общ ности идейных устремлений народа, народна по сам ом у своем у сущ еству. Д ействительное отличие советской литературы от советского фольклора состоит не в содерж ании и д а ж е не в способе создания худож ествен ного произведения, а лишь в ф орм е последующ его бытования этого произведения. О дно д е л о — ж изнь фольклорного про­ изведения в н ароде, который, по определению товарищ а Сталина, «шли­ фует» ег о «в п родол ж ен и е столетий и доводи т д о высшей ступени искус­ ства» 3, и совсем др угое — ж изнь р а з создан н ого и закрепленного в той или иной ф орм е текста. П оследний могут печатать, передавать п о радио, сколько угодн о исполнять со сцены — от этого он не станет ни хуж е, ни лучше. Единичный, вполне законченный творческий акт никак не м ож ет быть приравнен к бесконечно множ ественному творческому процессу, который только и сп особен довести произведение «до высшей ступени искусства». Вспомним так ж е, что произведения ф ольклора, как бы дав­ но они ни были создан ы, всегда ощ ущ аю тся современными, поскольку они действительно непрерывно изменяются, обновляю тся и в содер ж а­ нии, и в худож ествен ной ф орме, и в языке. Сочинения ж е отдельных сказителей, будучи одн аж ды созданны м и, засты ваю т в первоначальном виде и, п одобн о творению рядового писателя, с годами становятся д о ­ стоянием истории науки, что у ж е и случилось со многими новинами.

Так, док азав сначала, что соверш енствование произведения в живом бытовании есть основной признак, специфика фольклора, авторы книги ?атем отбросили этот признак, зам енив его понятием «коллективного художественного мышления», иначе «общ ностью идейных устремлений».

В результате фольклор, как о с о б о е общ ественное явление, потерял свои отличительные признаки, а литература, которой так ж е свойственны 2 «Очерки», стр. 38.

3 «Советская музы ка», 1939, № 5, стр. 21;

цит. по «Очеркам», стр. 38.

В. С. Бахтин «общ ность идейных устремлений» и «коллективная разр аботк а тем», •может быть причислена к фольклору.

Разумеется, вопрос о творчестве оказителей слож ен, и последних не всегда и не во всем м ож но приравнять к другим поэтам — вы ходцам из народа. Тем не менее, творчество это с полным основанием по всем своим особенностям до л ж н о быть отнесено к литературном у творчеству.

Во всех статьях и исследованиях, посвященных н ародн ом у творчеству, много говорится о новой ж изни, способствую щ ей развитию народных талантов;

говорится о б изменении сознания советских лю дей, о росте их культуры. Н о эти мысли зач астую даны в отрыве о т сам ого исследова­ ния. То ж е получилось и в «О черках». П равильно отмечая факты, авторы не сделали из них верных обобщ ений. Р а с ц в е т л и ч н о с т и в усло­ виях социалистического общ ества, т. е. в условиях систематического по­ вышения материального и культурного уровня ж изни, в условиях все­ общ ей грамотности, привел к невиданному росту творческих сил народа, но проявляются эти силы не только в привычных традиционны х формах, а й в новой ф о р м е 4. Н овое творчество н арода, несмотря на отраже­ ние в нем мыслей и чувств коллектива,— по преим ущ еству творчество и н д и в и д у а л ь н о е (не «народн ое творчество»!). М огучие, но безы­ мянные силы, которые д о революции в си л у м нож ества п реград не имели возмож ности проявить себя в свободн ом личном творчестве, получили эту возмож ность.

М олодеж ь приходит в литературу «обычным» порядком — через га­ зету, литкружок, ш колу и вуз. А поколение старых м астеров фольклора прямо пришло в литературу — с о своими худож ественны м и традициями, старыми навыками, но и с новым опытам, с новым отнош ением к жизни и к своем у творчеству. Этот выход к литературе, к новой ф орм е творче­ ства целой массы одаренны х худож ников слова — небы валое, единствен­ ное в истории явление. П риниж ать его, по-старинке оставляя, хотя бы и со многими оговорками, в рамках отдельной народной литературы,— значит смотреть н азад, а не вперед.

Есть и ещ е одно серьезное возр аж ен и е против позиции «Очерков».

Сталинское определени е подчеркивает высш ую степень совершенства произведений н а р о д н о ю творчества и объ ясн яет, что о н о со зд а ет ся лишь в результате длительной шлифовки их народом. О тнесение индивидуаль­ ных произведений в разр яд ф ольклора д а е т оп равдание дл я зачисления в народное творчество л ю бого ан тихудож ественного произведения, поскольку факт признания ег о народом (творческая п ередача ег о с не­ избежной при этом ш лифовкой) становится необязательны м. Ошибочным представлением о народном творчестве и объясняется появление в ряде статей, сборников и в сам их «О черках» слабы х, беспом ощ ны х во всех отнош ениях текстов. Зач астую приводится д а ж е имя создател я текста, но почти никогда не говорится о ш ироте и ф орм ах распространения этих произведений (см., например, текст «песни» К. Бы ковой).

П од народным творчеством, фольклором мы привыкли понимать общ енациональное, т. е. ставш ее достоянием всего н арода, искусство.

Н о очень небольш ое число текстов, исследуем ы х в «О черках», может быть отнесено к такому искусству. Больш инство ж е п роизведений, даже бесспорно фольклорных, явно не «вы росло» ещ е из узк о местной тра­ диции. В связи с этим встает слож ны й вопрос о б отбор е народом луч­ ших текстов, вопрос о принципах и путях ф ормирования современного 4 Вопрос о новом качестве т ож е не всегда понимается правильно. Так, в «Очерках повторено распространенное забл уж ден и е, что произведения сказителей, вообще индивидуальное творчество трудящ ихся, есть фольклор нового качества. О днако на­ званные группы произведений — продукт литературного по своем у типу творчества.

Новые песни, частушки, пословицы, ш лифуемые коллективом, в которых отразилась советская действительность, п ередовое мировоззрение н ар ода, создаваем ы е в новой художественной форме — вот что, на наш взгляд, является фольклором нового каче­ ства, но фольклором, а не чем-то иным.


О некоторых п роб лем ах фольклористики общ енационального репертуара. П оследний ведь не составляется из арифметической суммы местных репертуаров. К сож алению, книга не касается этой проблемы.

П осм отрим, какие ж е тексты привлекают внимание исследователей народного творчества. Д л я этого приведем лишь одно ив рассуж дений В. А. Кравчинокой и П. Г. Ш иряевой о песне: «В новую песню нередко входят обр азы природы и п ей за ж как действенный фактор, что усиливает эмоциональность произведения. Такова, например, картина жатвы в пес­ не работницы К. Быковой «А лая заря облила рж ан ое поле»: «Скоро выйдет солнце ж ар к ое, сгонит капельки росы». Н о раньше солнца выхо­ дит на поле ж ница «золотисто-загорелая и румяна, как з а р я » 5.— В от и все, что ск азан о авторами. Н о ознакомим ся с полным текстом, который, кстати, озаглавлен иначе: « Р ж а н а я полоса».

Скоро выйдет солнце жаркое, Словно девуш ка кудрявая, Сгонит капельки росы, Р азм еталась полоса, Что-то маленькое, яркое О блила зар ею алою Заблестит у полосы.

Золоты е волоса.

Это — сильная и смелая Н а д м еж ой повисли локоны И румяна, как заря, Беспорядочной волной.

Золотисто-загорелая С бились хвойными волокнами, Выйдет юная жнея.

О кропленные росой.

5.

И в рук е е е мозолистой Серп горбатый заблестит, Острый, ж адны й и напористый П олосою п о б е ж и т 6.

Н е имеет значения, работница ли автор приведенных строк или нет.

Важно, что это произведение неопытного поэта ничего общ его не имеет ни с народной традицией, ни вообщ е с народной поэзией. Утверждения же о действенности о б р а зо в природы и т. п. в данном контексте поистине удивительны.

У дивляет и то, что здесь, как и в очень многих других м естах м и г и, авторы ссы лаю тся на печатную публикацию текста. Н о мало ли какие творения псевдокрестьянских и псевдорабочих поэтов издавались «К уз­ ницей», рапповцами и прочими вульгаризаторскими литературными груп­ пами и группками? Н ельзя вообщ е считать научным доказательством народности того или и н о ю произведения ссылку на публикацию, к тому же часто единичную и непроверенную.

В «О черках» значительное внимание удел ен о вопросам проф ессио­ нальности и непроф ессиональности искусства. С ними собственно связы­ вается понятие фольклорности произведений. К народном у творчеству, по концепции «Очерков», относится все непроф ессиональное искусство, а кое-что и из искусства п р оф есси он ал ьн ого7. IB связи с этим вновь приходится напомнить о реш аю щ ем значении творческой шлифовки произведений искусства народом. О тнош ение к непрофессиональному искусству в целом, как к фольклору, неправомочно, так как противоречит понятию коллективности творчества. Н ет никакого основания утверж ­ дать, что вся поистине бесконечно разн ообразн ая и по форме, и по 5 «Очерки», стр. 158.

6 «Красные зори», С б. песен, и зд. 3-е, M.-JL, 1929. I 7 Теоретические р ассуж дени я по этом у поводу см. в «Очерках» на стр. 37.

156 В. С. Бахтин содерж анию, и по уровню мастерства литературная продукция рабочие колхозников, интеллигентов, в подавляю щ ем больш инстве случаев со зданная на бум аге, а не устн о,— что в се эти произведения восприни­ маются м ассой, соверш енствую тся ею. Такие случаи, а они, 'безусловно, бывают, вполне равнозначны случаям усвоения народом «профессио нальных» произведений. С положениями о профессиональном и непро фессиональном искусстве связаны обращ ения авторов «Очерков» к ли тературной самодеятельности. Она действительно засл уж и в ает присталь-' ного внимания и изучения. М ногие тысячи хоров, круж ков, коллективов, все многочисленные виды помощ и начинающ им авторам (устны е и пись­ менные консультации, конкурсы и т. л.) являю тся формой приближения,;

а частично и превращ ения непроф ессионального м астерства в профес­ сиональное. У ж е теперь в нашей стране зал ож ен ы все материальные!

предпосылки для повышения уровня сам одеятельного искусства до) уровня искусства профессионального. Н о это ещ е только начало.

Имеются все данны е дл я заклю чения, что в дальнейш ем противопостав-i ление профессионального и непроф ессионального искусства станет не-i возможным.

Говоря о б условиях, необходим ы х дл я действительного перехода к коммунизму, И. В. Сталин указы вает, что н уж но добиться «такого куль­ турного роста общ ества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственны х способн остей, чтобы члены общ ества имели возм ож ность получить образовани е, достаточное для того, чтобы стать активными деятелям и общ ественного развития, чтобы они имели возмож ность свободн о выбирать проф ессию, а не быть прикованными на всю ж изнь, в силу сущ ествую щ его разделен и я труда, к одной какой-либо профессии» 8. Пятый пятилетний план, наметивший частичное введение обязател ьн ого ср ед н его обр азов ан и я,— первый шаг к осуществлению сталинских предначертаний. Таким обр азом, ненадеж­ ный, расплывчатый, исчезаю щ ий признак (п роф ессиональное — непро­ ф ессиональное) не м ож ет быть п ол ож ен в основу классификации про­ изведений искусства.

Если по разобранны м выше причинам мы считаем самостоятельные произведения сказителей, стихи, песни, поэмы рабочих, колхозников и интеллигентов формой литературного творчества, то у ж нет никаких оснований зачислять в фольклор так назы ваемы е устны е сказы. В се эти рассуж дения о «реалистической народной прозе», о ее становлении и развитии попросту ненаучны. Так, мы читаем:

«Рассказы эти больш ей частью строятся как личные воспоминания о пережитом и виденном. Н е кажды й из них представляет законченное целое и может считаться худож ественны м повествованием. О днако мас­ совое зарож дение этих рассказов в период революции свидетельствует о м ощ ном процессе словесного творчества. Это первые ростки советской народной прозы, из которой впоследствии — в годы расцвета народного творчества — будет оформляться законченный, стройный реалистический устный рассказ» 9.

Утверждения о «ростках» «советской народной прозы » и о преем­ ственности м еж д у рассказам и различны х периодов истории совершенно бездоказательны. Ещ е более странно читать, что «устны е рассказы яви­ лись о с н о в о й на которой поздн ее, в годы расцвета советского народ­ ного творчества, вырастают монументальные эпические п рои зведен ия »1. Получается, что н ар од ж ивет обособленной ж изнью, что нет у него ни литературы, ни кино, ни радио, или что советский фольклор может быть независим от всего этого, поскольку он развивается из себя: и 8 И. С т а л и н, Экономические проблемы социализм а в С С С Р, Госполитиздат, 1952, стр. 68— 69.

9 «Очерки», стр. 67.

10 Там ж е, стр. 124. Разрядк а наш а.— В. Б.

О некоторых п роб л ем ах фольклористики «стройный реалистический рассказ» и «монументальные эпические п ро­ изведения» якобы возникаю т из рассказов бол ее ранних.

П одавляю щ ее больш инство записанны х и опубликованных «устных расоказов» попало в блокноты собирателей из первых рук. Значит, воз­ можность шлифовки этих расоказов коллективом исключена. Значит, они не имели сам остоятельного хож ден и я в народе. Авторы «Очерков»

заявляют: ск аз — фольклорное произведение, потому что он бытует в народе, а ш лифуется он в процессе неоднократного повторения самим рассказчиком. Н о это звучит неубедительно, и здесь опять творчество коллектива приравнено к творчеству индивидуума. Приведем пример.

В тридцаты е годы, пишут А. М. А стахова и С. И. Минц, сложилось много расск азов о Чрезвычайном V III съ езд е Советов, который утвердил Сталинскую К онституцию. «Таков расск аз покойного П. Е. Хинейко, бригадира за в о д а имени Сталина в Л енинграде, бывшего делегатом съезда. Р аоск аз характерен тем, что вы разил в простых, правдивых сло­ вах мысли и чувства н арода. С этим расск азом Хинейко выступал не только у себ я на за в о д е перед товарищ ам и по работе, но много раз рассказывал он о Сталинской Конституции и м олодеж и своего завода, и работникам других промышленных предприятий Выборгской стороны.

Рассказ заканчивался словами: «И как ж е советский народ счастливо живет по С талинской Конституции! Что она дает? Право на труд, право на отды х, право на образование, право на лечение... Ни в одной бур ­ ж уазной стране не м ож ет быть такого положения и у молодых, и у ста­ рых л ю дей, как в наш ей зем ле, где ж ивет народ по Сталинской Консти­ туции» и. Итак, выступление дел егата съ езд а — фольклор?!

Это зам ечательны е слова, они действительно вы раж аю т мысли и чув­ ства н арода. И тем не м енее по своей ф орм е расск аз т. Хинейко не мо­ жет быть причислен к устном у народном у творчеству и вообщ е считать­ ся худож ественны м (литературным) произведением.

Специфика худож ествен ного произведения состоит в том, что оно от­ раж ает действительность не прямо, а опосредствованно, при помощи худож ественны х обр азов, обобщ аю щ их, типизирующ их явления жизни Авторы «Очерков», видимо, не согласны с этим. Стоит только записать любой рассказ, как рассказавш ий его колхозник и рабочий уж е стано­ вится ъ их гл азах м астером «народной прозы» и д а ж е «творцом нового эпоса». Л ю ди, оказы вается, говорят не только прозой, но ещ е и устными сказами, готовыми худож ественны м и произведениями! Настойчивые ук а­ зания на «реали зм », точность рассказов как раз и подтверж даю т наше мнение о том, что эти рассказы стоят вне процессов худож ественного творчества;


они непосредственно соотносятся с действительностью, п о ­ просту излагаю т факты.

Мы не м ож ем, конечно, вообщ е отрицать в народном творчестве на­ личия таких прозаических ж анров, как, например, бывальщина, легенда, историческое предание, расск аз легендарного характера о каком-либо историческом лице, историческом памятнике и т. п. В сем этим произве­ дениям свойственен ряд фольклорных признаков: ж ивое бытование в народе (или, что то ж е, отрыв от автора;

последнее отчасти характери­ зуется безы м янн остью ), наличие вариантов и т. п. П о сути дела это даже один признак л ю бого фольклорного текста, воспринятого и ш лифуе­ мого народом. Н ет нужды доказы вать отм ирание бывалыцин, легенд и тому подобны х произведений, связанны х со старым мировоззрением.

Нет нуж ды доказы вать и то, что распространение большинства легендар­ ных рассказов о дореволю ционной современности в царской России было во многом обусловлен о темнотой народа, его неграмотностью, плохим знанием ж изни внеш него мира (почти полное отсутствие газет и тому по­ добной инф орм ации).

11 «Очерки», стр. 247— 248.

158 В. С. Бахтин В наши дни грамотные лю ди, о бл адаю щ и е передовым мировоззре-, нием, читающие газеты, слуш аю щ ие радио, в лю бой момент могут conoj ставить слыш анное с реальными фактами. П оэтом у не о расцвете новы^ суеверных легенд и сказаний, основанны х на фольклорной фантастике и вере в чудесное, н адо было говорить в «О черках». Н овы е по содержа­ нию и идейным устремлениям рассказы -легенды (например, о Чапаеве) лишь продолж аю т старую традицию. М есто подобны х произведений в духовной ж изни народа неизбеж н о, хотя и постепенно зан и м ает действи­ тельный факт, действительное знание, газета и книга (тот ж е ромаа «Чапаев», ставший подлинно народной книгой).

Ош ибка авторов «Очерков» состоит не только в том, что они преуве­ личивают значение сказа, но и в том, что они д а ж е н е попытались наме­ тить границы этого необычайно пестрого, разнохарактерного ж анра. Они не ответили на вопрос, как выделить сказ и з многочисленных записей худож ественны х и нехудож ественны х р асск азов. Н е разр аботав общего п одхода к сказу, авторы и в конкретных случаях не проявили филологи­ ческой чуткости, не дал и ни одного примера подлинно научной критики текста (как, впрочем, и при рассмотрении др уги х п рои зведен ий ).

Выш е мы у ж е сдел ал и попытку наметить основны е признаки тех видов сказа, которые м ож но считать подлинными произведениями народног® творчества. Во-первых, это устное в основном бытование в коллективе (отрыв от ав тора), ш лифовка коллективом, что отличает все фольклорные жанры от ж анров литературы;

с этим связан момент ва­ риативности, хотя он, разум еется, не всегда д а ж е м ож ет быть зафикси­ рован;

во-вторых, отр аж ен ие коллективного сознания (отсю да историч­ ность в широком смысле слова и типичность содерж ан и я в целом и от­ дельных обр азов );

в-третьих, высокая худож ественность (зд есь легч( всего впасть в субъективизм, поэтом у считать худож ествен ность един ственным или по крайней м ере основным критерием, как это подчас де лалось, нельзя. В сегда н а д еж н ее объективные признаки, названньи вы ш е).

На протяжении книги, десятки раз, на все лады авторы говорят новом советском эпосе, о творцах эпоса наш их дней и т. д. и т. п. В это', также нужно разобраться — ведь мы имеем д ел о не с дилетантам и, а с специалистами, которые знаю т терм инологию своей науки и знаю т, ка кое значение имеет термин «эпос». Н агр ом ож дая один дом ы сел на дру гой, авторы «Очерков» пытаются охарактеризовать новый советский эпо( чертами особенного реализм а, особенной историчности, показывают еп новаторскую сущ ность. Н о все эти качества свидетельствую т только of одном: это уж е не эпос в исторически слож ивш ем ся понимании, а инди видуальное творчество, «худож ествен н ое творчество в собственно!

смысле», как говорит М аркс 12.

«Н аблю дения н ад русскими былинами показы ваю т,— совершен»

справедливо отмечал акад. Ю. М. С околов,— что былины ж или полти жизнью, когда творцы, создававш ие и создавш и е эти былины, глубок верили в то, что описывалось в них, верили в реальное существован»

чудесного, в мифы, чувствовали мифическую почву эпоса. Ясно, что то гда, когда мифы, как и все старое м ировоззрение народны х м асс, исчез ли, былина не м ож ет жить с тем идейным наполнением и в той форме в которых ж ила» 13.

Итак, меняется «идейное наполнение» нового эпоса, меняется еп форма, коренным обр азом изменился процесс его создан и я («художе ственное творчество в собственном смысле» вместо бессозн ательн ого кол лективного творчества). Тем н е м енее «...бесспорно, растет эп ос,— счи 12 Сб. «М аркс и Энгельс о б искусстве», М., 1933, стр. 45.

13 Ю. М. С о к о л о в, Основные линии развития советского фольклора, «Сове:

ский фольклор», 1941, № 7, стр. 48.

О некоторых п р об л ем ах фольклористики тает Ю. М. С околов,— со зда ет ся новый эпос, создаю тся новые х у д о ж е­ ственные эпические ж анры » 14. Э ту точку зрения приняли и авторы «Очерков», в частности А. М. А стахова. Н апример, в предисловии к «Былинам И. Г. Р ябинина-А ндреева» исследовательница пишет: «К и ж ­ ская волость вм есте с восточной частью П рионеж ья — П удож ьем — д о л ­ жны считаться н аибол ее значительными былинными гнездами с ж ивой эпической традицией, в которой не прекращ аю тся творческие процессы.

Д остаточно ук азать на то, что в К иж ах, как и в П удож ье, не только сохраняется и бы тует старая былина, но носителями ее создается новый, советский эпос, выросший на е е основе» 15.

Д л я этого и дл я других высказываний А. М. А стаховой характерно игнорирование принципиального отличия стар ого эпического творчества от нового, индивидуального. В главах «Очерков» (написанных А. М. А стаховой в соавторстве с И. П. Дмитраковым и С. И. М инц), м ож но найти подтверж ден ие этом у. К тридцатым годам, говорится во введении, относится «ф ормирование силами народны х сказителей и ска­ зочников (являвш ихся хранителями эпического и сказочного наследия) советского героического эп оса...» (сл едует перечисление других ж ан ­ ров») 16. М еж д у тем перенесение черт старого эпоса в повествование о современности ведет к разры ву формы и содерж ан и я. В о всех новых произведениях — в бы линах, сказках, ск азах,— где в новых условиях сохраняется архаика древн его русского эпоса, мы чувствуем фальшь Это признаю т сами авторы.

К- М аркс писал: «...такое общ ественное развитие, которое исключает всякое м иф ологическое отнош ение к природе, всякое мифологизирование природы, которое т р е б у е т о т х у д о ж н и к а н е з а в и с и м о й о т м и ф о л о г и и ф а н т а з и и, не [могло бы] ни в коем случае [обра­ зовать почву для греческого и скусства]» 17. Эта глубокая мысль, имею ­ щая непосредственное отнош ение к «проблемам нового искусства, пока­ зывает нам, что новое искусство, если это действительно искусство, создает свою худож ествен ную систему на почве нового мировоззрения (мы не касаем ся здесь проблемы классического н аследия).

Н ет никакого основания относить к эпосу произведения, созданные, по признанию сам их «Очерков», отдельными авторами, закрепленные в первоначальной ф орм е, распространяю щ иеся только печатно. П роизве­ дения, во всем подобны е литературны м текстам, и долж ны изучаться по законам литературы, а не фольклора.

В сам ом дел е, получается странное положение: авторы утверж даю т, что они заняты изучением фольклорных текстов, а сами выступают перед читателем в роли «чистых» литературоведов: исследую т биогра­ фию сказителя, говорят о творческой его эволюции, объясняя эту эво­ люцию не только изменением общ их условий, но и изменением личной судьбы сам о го н ародного поэта, его жизненными впечатлениями. О дна­ ко, поскольку такая работа ведется вслепую, без ясного представления о самом п редм ете исследования, фольклористы робко, буквально в еди ­ ничных случаях, переходят к конкретному худож ественном у анализу.

Чаще ж е все ограничивается привычным сличением вариантов, поиска­ ми источников и общ им разговором о б идейном смы сле произведения.

«Очерки» ещ е бол ее запуты ваю т дел о, утверж дая сначала, что удачные произведения сказителей — это новый эпос, а затем присоеди­ няя к нему и неудачные.

«С оздание поэм — одно из самых больш их достиж ений советского творчества в области героического эпоса... О днако, представляя в целом качественно новое явление и часто значительную творческую удачу в 14 Там ж е.

15 «Былины И вана Герасимовича Р ябинина-А ндреева», П етрозаводск, 1948, стр. 11, 16 «Очерки», стр. 47.

17 «Маркс и Энгельс об искусстве», стр. 46. Разрядка наша.— В. Б.

160 В. С. Бахтин худож ественном отношении, поэмы не всегда свободны от влияния уже устаревших эпических форм, не соответствую щ их новому содержанию.

В особенности это влияние сказалось в области другой разновидно­ сти современного героического эпоса тридцаты х годов — в попытках разработать новый тип «былины»... П роизведения эти не только слага­ ются, подобно поэмам, в ритмическом строе былин, но используют и другие элементы былинной поэтики — иногда д а ж е всю. композицию в целом, композицию отдельны х эпизодов, а так ж е образы и изобразитель­ ные и эмоциональны е средства былины... У порное использование эле­ ментов старого эпоса в новом неизбеж н о приводило в ряде случаев к разрыву м еж ду содерж ан и ем и формой, к ф орм ализм у» 18.

Д альш е сл едует вывод: «О ба этих типа новых героических произве­ дений — новый ж анр поэмы, свободно использую щ ий лучш ее из клас­ сического наследия, и произведения, отталкиваю щ иеся от старой были­ ны,— составляю т одну из основных частей соврем енного эп оса» 1Э Хорош.

эпос, значительная часть которого за в едо м о тяготеет к формализму!

Ещ е поразительнее сноска к слову «ф орм ализм », которая призывает фольклористов вести «сам ую реш ительную борьбу» «с такими проявле­ ниями эпигонства в народном творчестве».

Б езусловно, хорошими побуж дениям и руководствовались авторы, когда говорили о расцвете «советского эпоса», «советской сказки», «со­ ветской волш ебной сказки»,— но выглядит это как н еуваж ен и е и к великим, неумирающим ценностям прошлых эпох и ко всей наш ей но­ вой, социалистической культуре. Эпос есть эпос, сказка есть сказка, а замечательные поэмы, новины, поэтические сказы одаренны х творцов и эпигонские малохудож ественны е былины други х авторов, которые, кста­ ти, в изобилии представлены в книге,— есть произведения индивидуаль­ ные. Так и нужно относиться к ним. П ери од эпического творчества ми­ новал 20, его сменил новый период в худож ествен ном развитии нашего народа, дающ ий неизмеримо больш ий простор д л я творческих устремле­ ний личности 21.

М ожно ли сказать, что другие ж анры народного творчества, напри­ мер, песня, частушка и т. п., п одобно эпосу, н е могут развиваться в новых условиях? Конечно, нет.

Возьмем хотя бы песню. Если слож ны е и обш ирны е произведения, скажем, М. С. Крюковой, не имею т данны х дл я традиционного устного распространения (а следовательно, и для ш лифовки их коллективом ), то песня, даж е в пору всеобщ ей грамотности, легко п ередается с голоса.

Песня по природе своей рассчитана на устное исполнение. Следовательно, текст песни долж ен быть удобен для исполнения и запом инания — иметь простую композицию, припев, отчасти сохранить постоянные эпитеты и другие худож ественны е средства народной песни, помогаю щ ие легко воспроизвести ее в памяти.

18 «Очерки», стр. 311—313.

19 Там ж е.

20 П ри об зо р е советского фольклора авторы «Очерков», д а и не только они, за­ частую проводят полную аналогию м еж ду русским народным творчеством и творче­ ством других братских- народов. Р азум еется, социалистическая культура всех наших народов одна, но форма этой культуры, ее специфика, зависящ ая от глубоких исто­ рических причин, м ож ет и действительно является различной. В данном случае мы говорим только о творчестве русских сказителей.

21 Мы не считаем нужным особо говорить о новой сказке. Д ок азательства в пользу того, что все эти произведения (исключая сказку бы товую) такж е являются произве­ дениями личного творчества, т. е. литературными,— аналогичны. (Вспомним хотя бы аллегорию Е. И. Сороковикова-М агая «Богатырь и Орел», где, в отличие от тради­ ционного образа В. И. Л енина, автор рисует «красивого ю нош у»).

Отрыв формы от содерж ания, исчезновение веры в чудесное, на которой основана сказка, и т. д.,— все это дел ает невозможным ее реальное бытование. Понятно, что новые произведения, созданны е по типу сказок, соверш енно не вошли в устную тра­ дицию, а лучшие из них распространяю тся печатно.

О некоторых п р об л ем ах фольклористики П лохая песня вообщ е не будет петься. Х орош ая ж е, имею щ ая неко­ торые недостатки, зач астую на хо ду исправляется, соверш енствуется исполнителями. Р азум еется, ш ирокое распространение печатных текстов уменьшает эту возм ож ность, но не ликвидирует. Вот почему поэты-пе­ сенники в своем творчестве особенно легко усваиваю т народные тр ади ­ ции и сами в свою очередь обогащ аю т советский фольклор. П есня — живой ж анр н ародного творчества, который действительно необыкновен­ но развился в наш и дни. То ж е сам ое м ож но сказать и о частушке, в оз­ никшей сравнительно недавно и нисколько не потерявшей своей ж и зн е­ способности.

С пецифические особенности общ ественны х явлений, учит товарищ Сталин, «бол ее всего важ ны дл я н а у к и » 22. Н о именно внимания к специфике н ародного творчества и не проявили исследователи. В больш инстве случаев книга ограничивается пересказом текстов. Почти никакого анализа худож ественны х особенностей произведений не дано.

Н еясность в определении предм ета науки ведет и к неясности в прак­ тической деятельности фольклористов и работников культурно-просвети­ тельных учреж ден ий. В едь если стать на точку зрения авторов книги, то окаж ется, что мы, фольклористы, мож ем быть только пассивными регистраторами явлений, потому что нельзя непооредственМо воздей ­ ствовать на творца ф ольклора — народ. Если ж е мы признаем, что м ассовое творчество трудящ ихся есть творчество индивидуальное, то в каж дом данном сл у ч а е мы имеем возмож ность выступить не только в роли и сследователя, но и в роли критика, оказать прямую помощь автору-непроф ессионалу, направить его искания по правильному руслу.

Конечно, «Очерки» не декларирую т отрыва от практики. В тексте книги мы найдем много хорош их слов о необходим ости вторгаться в жизнь, например, «призыв бороться с ф орм ализм ом в эпосе». Н о ясно, что эти слова никак не вы текают из теоретических позиций авторов.

О становим ся ещ е на опы те периодизации н ародного творчества совет­ ской эпохи. Он та к ж е представляется нам неудовлетворительным. Слиш­ ком д р о б н о е дел ен и е заставляет мельчить проблемы, суживать, обеднять идейное и худож ествен н ое значение произведений и отдельных образов, прикрепляя их к вполне определенны м, хронологически точно устанав­ ливаемым ф актам и событиям. О бъективно это ведет к повторению ошибок исторической школы. М еж д у тем подлинные творения народа, постоянно соверш енствуем ы е им, имеют долгую жизнь. В кажды й дан ­ ный отр езок времени они удовлетворяю т современные запросы, творче­ ски п ерерабаты ваю тся, переосмы сляются и д о некоторой степени могут считаться порож дением современности.

В настоящ ей статье мы касаем ся только двух основных вопросов, именно: предмета и м етода советской науки о народном творчестве.

Нужно сказать, что «Очерки» не ответили на эти вопросы. Теоретиче­ ски авторы не решили, что такое народное творчество советской эпохи.

Они не показали ни практически, ни теоретически, как нужно исследо­ вать. В от почему, книга, содерж ащ ая богатый, частью новый материал, книга, в основном верно объясняю щ ая отдельны е факты, не явилась но­ вым словом в науке о народном творчестве, не смогла стать вровень с высокими требованиями наш его времени.

* * * П одведем некоторые итоги. Авторы «Очерков» собрали обширный материал, объединив произведения фольклора с произведениями ли те­ ратурного типа. П ервая группа произведений определяется следующ ими основными чертами: коллективностью создания, что проявляется в н е­ 22 И. В. Сталин, М арксизм и вопросы языкознания, Госполитиздат, 1950, стр. 35.

11 С о в е т с к а я э т н о г р а ф и я, № 162 В. С. Бахтин прерывном соверш енствовании текста при его бытовании;

отсю да появ­ ление вариантов, устной по преим ущ еству формы бытования, чему не,, мешает наличие текстов, закрепленны х письмом;

устная ф орма — н о р ­ м а л ь н а я форма сущ ествования фольклорных произведений, наиболее способствую щ ая процессу ш лифовки текста 23. П ри общ ем идейном со­ держ ании, определяю щ ем ся советской действительностью, передовым ми­ ровоззрением нового советского человека, вторая группа произведений имеет свои специфические особенности. К о второй группе мы относим произведения м ассового творчества трудящ ихся — стихи, песни, поэмы, рассказы, новины, стихотворные сказы и т. п., создаваем ы е в самых разнообразны х худож ественны х традициях, как правило, в письменной форме, не бытующие устно. Эти произведения п опадаю т в стенгазеты, в местные издания (например, районны е, городские, зав одск и е, газеты и т. п.), сохраняю тся в тетрадях, дневниках, альбом ах и т. п.;

в про­ цессе овладения худож ественны м м астерством многие талантливы е авто­ ры поднимаю тся д о создания больш их, обобщ аю щ и х действительность произведений, становятся вровень с профессиональны м искусством и в этих случаях обычно профессионализирую тся. М ассовы й характер этого творчества свидетельствует о возросш ем культурном уровне советского народа, о большом духовном п одъ ем е н арода, о благоприятных объек­ тивных условиях для творчества, создан н ы х в наш ей стране. Э то обес­ печивает такж е приход в советскую литературу в се новых и новых да­ рований, обеспечивает расцвет советской литературы.

Н елепо было бы рассуж дать, сл едует ли фольклористике собирать и изучать произведения м ассового творчества трудящ ихся: вопрос этот давн о и положительно реш ен сам ой практикой. Н о, поскольку мы раз­ личаем в настоящ ее время д в е названны е группы, обл адаю щ и е своей спецификой, фольклористам н еобходим о осознать, что литературные и фольклорные тексты и надо изучать как литературны е и как фоль­ клорные. Следовательно, на данном этапе, при всей схож ести литерату­ ры и фольклора как проявлений еди ного словесн ого искусства, в совет­ ской фольклористике не м ож ет быть униф ицированного м етода иссле­ дования.

Советская наука о. творчестве народа выросла в борьбе с многочис­ ленными школами и школками л и берал ьн о-бурж уазн ой науки. Фольк­ лор, как воплощ ение чаяний и ож иданий народны х, как расск аз о дей­ ствительной ж изни и борьбе н ар ода, фольклор, как соверш енное худо­ ж ественное создние коллектива,— таков круг вопросов, реш аемы х, не ещ е во многом не реш енных советской фольклористикой. П артия ука­ зывает нам конкретные пути работы: и сследование произведения в егс идейно-худож ественном единстве, в конкретных исторических рамках;

анализ языка, как основы национальной формы социалистического пс содерж ан и ю произведения (речь идет о советском п ер и оде);

раврешение проблемы типического в народном творчестве;

взаим ообогащ ение лите­ ратуры и фольклора;

проблем а сатиры в фольклоре;



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.