авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж- 4J3Z. | § 53 И ЗД А ТЕЛЬСТВО АКАД ЕМ ...»

-- [ Страница 9 ] --

Н а основе старинной тематики Тарусская артель выполнила ряд интересных вы­ ставочных работ: большую диванную подуш ку с комплексным узором — птица, жен­ ская фигура, всадник и пр.;

портьеры и скатерти с вышитыми птицами и геометри­ ческим орнаментом.

В условиях социализма народ получил возмож ность развивать все то лучшее, что составляет основу национального худож ественн ого мастерства. Советское народ­ ное искусство, проникнутое живым ощ ущ ением современности, от р аж ает мысли и чувства советских лю дей;

вместе с тем он о органически связан о с традиционными орнаментом и техникой.

И спользуя с большим успехом старинную сю ж етику, тарусские вышивальщицы активно осваиваю т новые темы, новый орнамент. В свои узоры они с лю бовью вво­ дят мотивы и эмблемы советской действительности: Кремль, серп и молот, пяти­ конечную звезду и другие.

Ко дню семидесятилетия И. В. Сталина артелью был изготовлен подарок — вышивка: изображ ение Кремля с зубчаты ми стенами, баш нями, с богато орнамента Т арусск ая артель вы ш ивальщ иц Р и с. 3. У зор «К ремль». Тарусская артель Рис. 4. Выш ивальщица М. Г. К олоскова за работой рованными подзорами;

на ф оне вышиты салют в стилизованной форме и надпись:

«М осква моя, ты сам ая лю бимая» (рис. 3 ).

В связи с этим подарком вышивальщицы артели слож или песню:

Д а кому ж этот ковер, Ш или девуш ки ковер Кому достанется?

Ш или, вышивали.

Доставался ковер Вышиваючи ковер, Сталину родному, П есни распевали.

Отцу дорогому.

Ты прими, товарищ Сталин, П одарок заветный!

188 М. Е. Ш ереметева Вышивка — подарок Тарусской артели И. В. Сталину выполнена на полотне алыми, белыми, голубыми и золотистыми нитками;

р аботу выполняли искусные масте­ рицы артели — М ария К олоскова, М ария Бочкова и А лександра М ельникова.

Артель создала ещ е одну вышивку с изображ ен ием Кремля. Э тот вариант «Кремля» шит по ш елковому полотну голубыми и золотыми нитками с надписью из песен Д ж ам бул а:

Ж иви, сияй, моя М осква, Столица красная моя!

Н ароды мира, вся земля С н адеж дой смотрят на тебя.

К советской тематике относится худож ественн о переданная в тарусском шить?

эмблема «Серп и молот». И зобр аж ен и е их дается преимущ ественно внутри трех со­ единенных ромбов;

м еж ду гербами тучные колосья пшеницы;

реалистически даны крупные с усиками зерна, вышитые для больш ей убедительности выпуклым желтым настилом. Расцветка приятная, радостная, сочная: ромбы в розоваты х обрамлениях, фон в боковых ром бах темносиний, в среднем — голубой. Вышитые белой штуковкой эмблемы оттенены настилом золотистого оттенка.

Д ругую композицию на тему советской эмблемы представляет вышивка, шита»

белой штуковкой. Крупный желтый колос пшеницы вы ступает на ф оне темноголубой сетки с наугольным орнаментом геометрического стиля (рис. 5 ).

Узоры «Серп и молот» в различных вариантах и тонах — синих, голубы х, кир­ пичных — очень удачно применяются тарусскими мастерицами для орнаментации скатертей и други х крупных изделий на углах и в каймах.

Х орош и исполненные той ж е пе ревитью вышивки-картинки для дет­ ских садов и други х детских учреж дений. В таких у зор ах, как «Ц ыпленок и подсолнечник», просто и вместе с тем правдиво дан о изо­ браж ени е ж елтого птенчика и рас­ крытой чашки цветка;

хорош и так­ ж е вышивки «Зайчик м еж ду дерев­ цами», «Ц ыпленок и сорока» и некоторые другие.

Д екор ати вное искусство таруся нок, неразрывно связанн ое с новой ж изнью в Советской стране;

явля­ ется частью наш ей социалистиче­ ской культуры.. Ш ироко известные и лю бимы е народом тарусские вы­ шивки служ ат для украш ения одеж ­ ды и предметов быта советского человека, для оф орм ления общ ест­ Рис. 5. Узор «Серп и молот». Т арусская артель венных и ж илых зданий. П о линии дальнейшего развития деятельности артели ж елательно, чтобы тарусские мастерицы еще шире, еще см елее внедряли в свои работы м ногообразную, звучную, яркую советскую тематику.

Н о одновременно с введением новых узор ов на советские темы Тарусской арте­ ли необходимо продолжать творческую разработку старых национальных мотивов — ценного фонда народных декоративных элементов, а именно мотивов, взятых из природы (растительный орнамент, птицы);

особенно тщ ательно следует использовать богатство геометрических узоров, красота которых неоспорима. П ри выполнении же тех или иных мотивов на ткани дол ж н о иметь место продум анн ое согласован ие темы вышивки с назначением того или иного изготовляем ого орнаментированного изделия.

('-вязь тарусского вышивального мастерства с народным творчеством представ­ ляется вполне ясной и закономерной. Ц еннейш ие элементы народного искусства, кото­ рые отвечают требованиям современной ж изни, растущ им эстетическим зап росам ши­ роких масс, ж ивут века. Осваивая новые сырьевые материалы, творчески разрабаты ­ вая русские орнаментальные мотивы и создавая новые композиционны е построения, внедряя советскую тематику, тарусские вышивальщицы содействую т дальнейшему подъему наш его народного декоративного искусства.

РАБО ТА И НСТИТУТА ЭТН О ГРА Ф И И АКАДЕМ ИИ НАУК СССР В 1952 году В 1952 г. советская наука обогатилась новым гениальным творением марксист­ ской мысли — работой И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

Состоявшийся в 1952 г. XIX съ езд Коммунистической партии Советского Сою за утвер­ дил директивы по составлению пятого пятилетнего плана, который означает новый крупный ш аг на пути перехода от социализм а к коммунизму. XIX съ езд партии при­ звал советских ученых развивать передовую советскую науку, поставив перед ними зад ач у занять первое место в мировой науке.

Коллектив И нститута этнографии обсудил эти исторические документы на за се­ даниях секторов и Ученого совета и наметил пути перестройки этнографической науки в соответствии с новыми задачами. Ученый совет признал, что критические замечания в адрес советских историков, сделанные с трибуны партийного съезда, относятся и к этн ограф ам. В резолю ции Ученого совета указы вается, что советские этнографы в больш ом д ол гу перед народом: мало издано ещ е серьезных исследований по важ ­ нейш им р аздел ам этнограф ической науки, не разработано на этнографическом материале полож ение И. В. Сталина о развитии «от языков родовых к языкам пле­ менным, от языков племенных к языкам народностей и от языков народностей к языкам национальным», в области этногенетических исследований непростительно отстает изучение вопросов происхож дения великого русского народа, слабо разрабо­ тана методология использования этнографического материала для разрешения проблем этногенеза, отстает теоретическая разработка проблем социалистической культуры и быта народов С С СР — имею щ иеся публикации по этом у вопросу представляют все ещ е простые описания наблю даем ы х явлений, б е з углубленной их интерпретации, без долж ны х научных выводов.

Центральной задачей этнограф ов Ученый совет признал решительное повышение теоретического уровня исследований, обеспечиваю щ ее переход от н а у ч н о г о описания этнографических явлений к раскрытию закономерностей развития этих явлений. Э тно­ графы долж ны дать такие новые научные исследования, которые непосредственно содействовали бы ускорению темпов переустройства всего быта народов СССР, кото­ рые, с другой стороны, являлись бы примером для этнографов стран, п оздн ее всту­ пивших на путь социалистического переустройства жизни;

в т р уд ах этнографов долж на убеди тельно разоблачаться гнусная клевета империалистической пропаганды о ж изни нар одов СССР;

эти исследования долж ны помочь прогрессивным силам бур ж уазн ого мира в их борьбе с силами реакции. В результате обсуж дени я глав­ нейших зад ач этнографической науки были выработаны конкретные научно-органи­ зационные мероприятия, необходим ы е для перестройки работы как во всесоюзном м асш табе (укрепление этнографических учреждений в сою зны х республиках, восста­ новление М узея народов СССР в М оскве, улучш ение подготовки кадров и д р.), так и в сам ом Институте.

П ретворение в ж изнь решений, принятых Институтом этнографии в связи с XIX съ ездом КПСС и выходом в свет труда И. В. Сталина «Экономические про­ блемы социализм а в СССР», началось с пересмотра в первую очередь работы в обла­ сти этнограф ического изучения социалистической культуры и быта народов СС СР.

Как известно, эта тематика у ж е ряд лет заним ает основное место в плане научно-ис­ следовательских работ Института. В частности, в 1952 г. закончены полевые иссле­ дования и представлена основная часть текста коллективной монографии «Культура и бы т тадж икского колхозного крестьянства», написанной на материале одного из колхозов Л енин абадек ой области Тадж икской СС Р;

начата работа н ад подобной ж е монографией, посвящ енной быту колхозников-кирш зов Иосык-Кульской области;

коллектив сектора славяно-русской этнограф ии и фольклора у ж е второй год и зу ­ чает современный быт русского колхозного крестьянства в В оронеж ской и Тамбов­ ской областя х РС Ф С Р.

190 Х рони ка К роме работы над этими тремя больш ими монографиями, отдельные сотрудники аспиранты Института, в соответствии со своими планами, в 1952 г. были также и заняты этой тематикой. Велись этнограф ические исследования в колхозах рес­ публик Прибалтики, в Коми А С СР, в Д агестан е, в К ара-К алпакской А С С Р, в Бело­ руссии и др.

Учитывая, что этнографические учреждения всей страны в настоящ ее время так­ ж е в значительной степени заняты разработкой актуальнейш их вопросов развития и становления национальных по форме, социалистических по содерж ан ию культуры и быта различных народностей и социалистических наций нашей страны, Институт этно­ графии созвал в ноябре 1952 г. координационное совещ ание, на котором были обсуждены новые задачи в области исследования быта колхозного крестьянства и рабочего класса, наметивш иеся после выхода в свет труда И. В. Сталина. Н а этом совещании присутствовали представители этнографических учреж дений больш ей части академий наук союзных республик и филиалов А Н СССР (Украинской, Белорусской, Грузинской, А зербайдж анской, Армянской, Латвийской, Эстонской, Туркменской, Казахской, Таджикской академий, Казанского, Дагестанского, М олдавского филиалов).

Участники совещ ания подчеркнули, что центральной задачей советских этнографов является исследование путей развития национальных форм культуры и быта народов СССР в условиях мощного роста социалистической промышленности, крупного меха­ низированного социалистического сельского хозяйства, постепенной ликвидации суще­ ственных различий м еж ду городом и деревней, быстрого роста материального благо­ состояния и культуры народов СССР, определяемого основным экономическим законом социализма. Признание объективного характера законов развития общественной жизни обязы вает советских этнографов к исследованию закономерностей развития культуры и быта в условиях социализма и постепенного перехода к коммунизму.

Совещ ание подвело итоги дискуссии о методах изучения социалистической культу­ ры и быта народов СССР, развернувш ейся в течение 1952 г. на страницах журнала «Советская "этнография», и выделило из м ногообразной тематики для углубленного теоретического этнографического исследования две основные темы — «Семья и семей­ ный быт» и «Современное н ар одное ж илищ е». Р азработк а этих трудов будет вестись совместно с академиями наук союзных республик и некоторыми ф илиалами АН СССР — по материалам различных н а р о д о в 1.

В свете решений XIX съ езд а КПСС был пересмотрен план научных работ Инсти­ тута этнографии на 1953 г.

И сходя из необходимости разреш ения целого ряда важ нейш их теоретических проблем в области изучения истории первобы тного общ ества, И нститут включил в план 1953 г. новую тем у — «Б ази с и надстройка в первобытном общ естве». В то же время в пятилетний план Института реш ено включить вторую, не менее важ ную е теоретической точки зрения тему по истории первобытного общ ества — « Р о д и пле­ мя». Эта работа будет начата в 1954— 1955 гг. и заверш ится в следую щ ем пятиле­ тии. — ------------------- В целях усиления борьбы с реакционной империалистической идеологией, прояв­ ляющейся столь ярко в современной зар убеж н ой этнографии, И нститут запланировал на 1953 г. подготовку сборника «Американская этнограф ия на сл у ж б е подж игателей войны».

1952 год в ж изни Института был годом дальнейш его творческого освоения труда И. В. Сталина «М арксизм и вопросы языкознания» и преодоления порочных влияний в этнографии так называемого «нового учения о языке» Н. Я. Марра. Сотрудники Института опубликовали ряд статей, посвященных как критике концепций М арра, так и пересмотру некоторых вопросов, ранее запутанных М арром и его последователями.

Так, Н. Н. Чебоксаров, в работах которого были допущ ены марристские ошибки, опубликовал статью «К вопросу о происхож дении народов угрофинской языковой группы» («Советская этнография», 1952, № 1);

Г. Ф. Д е б е ц и Т. А. Трофимова, такж е допустившие марристские ошибки, опубликовали в соавторстве с М. Г. Л е­ виным статью «Антропологический материал как источник изучения вопросов этноге­ неза» (там ж е );

критике порочных взглядов Н. Я. М арра и его последователей в области фольклористики была посвящ ена статья В. И. Чичерова («Советская этно­ графия», 1952, № 3 ). Однако ещ е не все разделы этнограф ической науки, в которых сказывалось влияние М арра, подвергнуты критическому пересм отру;

ещ е не все со­ трудники И нститута, допустившие марристские ошибки, выступили в печати с кри­ тикой своих взглядов (например, А. Ф. А нисим ов). Затянулось заверш ен ие о б с у ж д е ­ ния выдвинутой проф. С. П. Толстовым и (подвергнутой резкой критике с о стороны языковедов гипотезы первобытной языковой непрерывности. В современной этногра­ фии как в некоторых сою зны х республиках, так и в И нституте этнограф ии АН СССР, имеют место проявления, кроме м арризма, и других антимарксистских извра­ щений. Так, например, ст. научный сотрудник Института этнограф ии С. М. А брамзон 1 Отчет о совещании и принятую им резолюцию см. «Советская этнография», 1953, № 1.

Х рони ка допустил в своих работах ряд серьезны х ош ибок —• в вопросе о присоединении Кир­ гизии к Р оссии, в оценке киргизского эпоса «М анас», в характеристике общ ествен­ ного строя киргизов д о Великой Октябрьской социалистической революции, в трак­ товке вопросов современной культуры и быта ки рги зов— ош ибок, играющих наруку бурж уазны м националистам. И нститут н е провел достаточно активной и решительной критики указанны х отклонений от марксизма.

В целях усиления борьбы за высокий идеологический уровень современной совет­ ской этнографии И нститут включил в план 1953 г. подготовку сборника статей — «Против извращ ений марксизма в этнографии, антропологии и фольклористике».

В сборнике буд ет д а н детальный разбор и конкретная критика трудов, отраж аю щ их антимарксистские полож ения в области этнографии (в частности, в вопросах этноге­ неза, в трактовке истории одеж ды и д р.), антропологии и фольклористики.

В 1932 г. в ж изни И нститута имело место значительное оживление борьбы мне­ ний и научной критики. Д искуссии п о вопросам изучения социалистической культу­ ры и быта народов СС СР, формирования новых социалистических наций, по основ­ ным проблем ам этнической антропологии и други е — заняли в работе коллектива научных работников довольно значительное место, вскрыли различные точки зрения, помогли уяснению многих проблем. В связи с разработкой проблемы консолидации народов Ю ж ной Сибири (руководитель — доктор историч. наук Л. П. Потапов) выявилась необходим ость обсуж дени я вопроса о грани, отделяющ ей социалистиче­ скую нацию от народности социалистического типа. Этот вопрос встал в центре дискуссии на заседан и и Ученого совета Института по докладу Потапова.

О днако, несмотря на проведение в 1952 г. шести дискуссий по актуальным теоре­ тическим проблемам, следует признать, что дискуссии и обсуж дения не стали ещ е органической составной частью ж изни Института и особенно его секторов. О рганиза­ ция дискуссий и совещ аний страдает рядом недочетов (плохо ведется подготовка к выступлениям участвующ их в дискуссиях сотрудников Института, не привлекаются к дискуссиям ученые смеж ны х дисциплин и т. д.), и потому в отдельных случаях они оказываются недостаточно плодотворными. Неудавш имися следует признать дискус­ сии п о статье П. И. К уш нера «О б этнографическом изучении колхозного крестьян­ ства», по д о к л а д у А. И. К озаченко «Н ародность как этап этнической истории», по вопросам антропологии,— в итоге которых не были разреш ены основные, принципи­ альные вопросы, связанны е с обсуж даем ы м и проблемами.

В конце 1952 г. сектора и дирекция Института разработали общ ую программу дискуссий и совещ аний на 1953 г., обеспечивающ их разреш ение теоретических проблем, предусмотренных планом научно-исследовательских работ.

С р еди разрабаты вавш ихся в 1952 г. научно-исследовательских проблем, как уже указывалось, одно из центральных мест занимало изучение современной социалисти­ ческой культуры и быта народов СССР. Значительно -продвинулось за год исследо­ вание проблемы формирования социалистических наций в СССР, ведущ ееся на базе изучения этого процесса у народов Ю жной Сибири и Дагестана. Кроме экспедицион­ ных исследований в Хакасской и Тувинской автономных областях, начата авторская работа по этой теме: написан один из вводных разделов будущ ей монографии, посвя­ щенной происхож дению бурятского народа (автор Б. О. Д олги х);

на материалах Дагестанской экспедиции р 1952 г. написаны этнографические очерки истории культу­ ры и быта ряда народностей Д агестан а (рутульцев, цахуров, агулов), а такж е очерк социалистической культуры и быта аварцев.

Больш ое место уделен о было в 1952 г. исследованиям этнографии русского на­ рода, выразившимся как в упоминавш ихся выше экспедициях в колхозы Воронежской и Тамбовской областей, так и в работе по подготовке этнографического атласа русского и ар од а. Авторский коллектив «А тласа» проделал больш ую кропотливую работу для выявления типологии сельскохозяйственных орудий, одеж ды и жилища, для определения объектов, п одлеж ащ и х картографированию по тем е «Поселения».

О ж ивленному обсуж дени ю подверглись первые авторские эскизы нескольких карт «А тласа», составленны е в течение года. Собран большой литературный и архивный материал — изучались архивы Географического общ ества, Вольно-экономического общ ества, Р усского музея и др. Н аписан раздел исторического введения, посвящен­ ный древнерусской народности.

Н аряду е этим больш ое внимание уделялось тематике, связанной с этнографией народов зарубеж ны х стран. П родолж ая работу по подготовке к печати серии «Народы мира», И нститут сдал в И здательство том «Народы Африки», являющийся первым в истории русской и советской науки обобщ енным трудом по истории и этнографии народов Африки. П одготовлен к сдаче том «Н ароды Австралии и Океании». Близко этой серии стоит подготовляю щ ийся И нститутом к печати «Индийский этнограф и­ ческий сборник», а такж е сборник «И ндейцы Америки», в который входит ряд ста­ тей, характеризую щ их историю завоевания, колонизации и современное положение индейцев Северной, Ц ентральной и Ю жной Америки, и десять очерков, посвященных описанию отдельных племен и локальных групп индейцев. Публикация этих трудов явится существенным вкладом в этнограф ическую науку. Впервые в них освещ ается с марксистских позиций быт нар одов колониальных и полуколониальных стран, из­ нывающих под гнетом империализма, и борю щ ихся вместе со всеми демократиче­ скими силами мира за свою национальную независимость.

192 Х рони ка Н е менее важны и актуальны результаты работ 1952 г. в области изучения этни­ ческого состава населения зем ного ш ара и этнического картограф ирования. П о новому методу П. Е. Терлецкого, позволяю щ ему сочетать показ национального состава и плотности населения, составлена и подготовлена к печати «Этнографическая карта Индии и Пакистана». Карта основана на статистических первоисточниках (переписи населения) и будет служить важным пособием при изучении национальных проблем Индии и Пакистана;

в частности, она является наглядным опроверж ением двух рас­ пространенных бурж уазны х теорий — о «расовом хаосе» и о «двух нациях» в Индии.

Кроме завершения этой карты, в 1952 г. под руководством П. Е. Терлецкого составлен авторский эскиз этнографической карты И ндонезии и «дчат сбор материалов для карт П ередней и Ю го-Восточной Азии.

П родолж алась работа над этнографическими монографиями: В. Н. Белицер напи­ сала половину своего труда «К оми-зы ряне и коми-пермяки»;

С. М. А брам зон завер­ шил в авторской части работу «Семья и брак у киргизов»;

Б. О. Д ол ги х изучал архивные материалы XVII в. по Н ерчинскому и Якутскому уездам для своего этни­ ческого исследования «Родоплеменной состав народов Сибири в XV II веке»;

К. В. Вяткиной написаны разделы по монгольскому ж илищ у, о д еж д е, пищ е и т. д.

для ее монографии, посвящ енной культуре и быту монголов М Н Р и основанной на новейших м атериалах, собранны х историко-этнографической экспедицией А Н СССР.

Написана часть статей, запланированны х для коллективного труда «Очер­ ки по истории русской этнографии, антропологии и фольклористики». В число этих ра­ бот вошли: «Взгляды и исследования д ек абр и стов в области этнограф ии и фольклора»

(В. К. С околова);

«Этнографические и фольклорные материалы у Н. В. Гоголя»

(она ж е );

«П роблемы этнограф ии и фольклористики в р аботах револю ционны х демо­ кратов середины XIX века» (В. И. Ч ичеров);

«Э тнографические и фольклорны е мате­ риалы в произведениях писателей-ш естидесятников» (Л. Н. П у ш к а р е в а );

«Р оль рус­ ских исследователей в изучении этнограф ии Зап адн ой Европы X V II— X V III вв.»

(И. Н. Г роздова);

«Антропологические исследования К. М. Б эра» (М. Г. Левин);

«Этническая антропология в работах русских антропологов» (Г. Ф. Д е б е ц ). К ром е того, С. А. Токаревым написан общий очерк «Развитие этнограф ической науки в России до Великой Октябрьской революции» для «И стории науки и техники в С С С Р с древней­ ших времен до наших дней» (издание, подготовляем ое рядом институтов А Н СССР).

С ледует отметить заверш ение в 1952 г. в авторской части учебного пособия «Курс общ ей этнографии для вузов», подготовленного совм естно с к аф едрой этно­ графии Исторического факультета МГУ.

Научные исследования в области антропологии велись по нескольким темам.

Лаборатория пластической антропологической реконструкции лаур еата Сталинской премии М. М. Герасимова выполнила новую серию скульптурных реконструкций по черепам эпохи ранней бронзы степной полосы СССР, которые затем войдут в «Атлас антропологических типов древнего населения территории С С СР». М. Г. Левиным про­ должались исследования по этногенезу народов Сибири на антропологическом мате­ риале — проведены экспедиционные работы в Ю жной Сибири и написана глава «Ан­ тропологические типы А му^а и Сахалина». П родолж ались такж е краниологические исследования В. В. Бунака, связанны е с разработкой проблемы формирования особен­ ностей черепа в процессе становления и развития человека.

В 1952 г. в разных республиках и областях С С С Р работали ш есть экспедиций Института: Хорезмская археолого-этнографическая, П амиро-Ф ерганская археолого­ этнографическая, Балтийская комплексная антрополого-этнографическая, Д агестан ­ ская, Русская и Саяно-Алтайская этнограф ические экспедиции (см. об этом ни ж е — М. Г. Левин, «Полевые исследования И нститута этнограф ии»).

Институт принимал участие в работах на Сталинских стройках коммунизма.

Основные силы Хорезмской экспедиции (руководитель С. П. Толстов) в 1952 г. были сконцентрированы в зоне строительства Главного Туркменского канала, где семь отрядов экспедиции проводили стационарные исследования и раскопки. Изучались стоянки первобытной культуры на древнем русле Узбоя, древняя и средневековая оросительная сеть и исторические памятники земель древнего орош ения Таш аузской области Туркменской ССР, расположенные близ трассы будущ его канала. Сделан ряд научных открытий в области хозяйственной ж изни, архитектуры и искусства;

впервые найдены остатки средневековых стекольных мастерских;

обнаруж ена д о сих пор не известная средневековая система орош ения при посредстве цепи водоподъем ­ ных сооруж ений, поднимавших оверную в од у на береговы е террасы Сарыкамышской котловины. Научные результаты экспедиции имею т практический интерес для работы проектировщиков канала и последующ его за строительством освоения примыкающих к трассе территорий. Коллектив экспедиции заверш ает работу н ад II томом «Трудов Хорезмской экспедиции», который посвящен историческим памятникам трассы Глав­ ного Туркменского к а н а л а 2.

В 1952 году состоялось 23 заседания Ученого совета И нститута этнографии, кроме вопросов, связанных с плановой работой, на Ученом совете обсуж дали сь задачи советской этнографии в свете работы И. В. Сталина «Экономические проблемы ср ниализма в СССР» и решений XIX съ езд а КПСС и другие.

2 Отчет о работе экспедиции см. «Вестник древней истории», 1953, № 2.

Х рони ка Ученый совет И нститута обсудил и подверг критике ошибки С. М. А брамзона в области истории и этнографии киргизского н а р о д а 3. Заслуш ан и обсуж ден доклад об издании «К раткие сообщ ения И нститута этнографии». Это обсуж дение было, однако, плохо подготовлено, и в нем приняло участие лишь 3— 4 человека. М еж ду тем это издание н уж дается в серьезном критическом разборе. «Краткие сообщ ения» не всегда отвечают установленным задачам и нередко содерж ат случайный материал. Идейный и научный уровень этого издания е щ е ни р а зу н е был предметом критической оценки.

Н а заседан и ях Ученого совета в 1952 г. защ ищ ено 18 диссертаций;

обсуж дались и были представлены к печати 10 работ Института этнографии.

Н аучно-организационное сотрудничество с академиями наук союзных республик и филиалами А Н СС СР приняло вполне конкретные формы. Выше уж е упоминалось о координационном совещ ании по тем е «И зменения в культуре и быте народов СССР»

и о начале совместной разработки девятью академиями и филиалами коллективных трудов по отдельным этнографическим проблемам. Связь с Дагестанским научно-иссле­ довательским институтом обусловливается работами Дагестанской экспедиции И нсти­ тута этнографии. Однако увязку работы обоих институтов следует признать недоста­ точной. В связи с разработкой темы «Этногенез народов Прибалтики» и работами Балтийской экспедиции установлено тесное сотрудничество с научно-исследователь­ скими учреж дениями республик Прибалтики. В этой работе участвуют все академии наук П рибалтийских республик. В порядке подготовки экспедиции весной 1952 г. в П рибалтику вы езж али руководители экспедиции —доктор исторических наук Н. Н. Ч ебоксаров, доктор исторических наук П. И. Кушнер и кандидат исторических наук Л. Н. Терентьева. В м ае в М оскве состоялся семинар для участников экспеди­ ции. -этнографические отряды экспедиции собирали материал одновременно как для темы «Э тногенез народов Прибалтики», так и по современной культуре и быту наро­ дов П рибалтийских республик. М атериалы экспедиции обрабатываются. Представлены отчеты всех экспедиций. В ф еврале 1953 г. результаты работы экспедиции обсуж да­ лись н а специальном совещ ании (см. ниж е информацию Л. Терентьевой).

В 1952 г. И нститут этнографии принял участие в научной сессии по вопросам мор­ довского языкознания в гор. Саранске. Н а совещ ание была “командирована ст. науч­ ный сотрудник В. Н. Белицер. В 1953 г. В. Н. Белицер, по просьбе М ордовского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, примет участие в организуем ой И нститутом экспедиции.

П о распоряж ению П резидиум а А Н СССР, в апреле 1952 г. в научной конферен­ ции по истории Осетии, языкознанию и литературе принял участие сотрудник Инсти­ тута проф. В. И. Чичеров. Он прочел два доклада: 1) «Некоторые вопросы теории эпоса и современны е исследования нартских сказаний осетин» (опубликовано в «И зве, стиях отделения литературы и языка А Н СССР», 1952, № 5 );

2) «О порочных взглядах М арра и его последователей в области фольклористики» (опубликовано в ж урнале «Советская этнография», 1952, № 3 ).

В 1952 г. ст. научный сотрудник Института этнографии проф. Г. Ф. Д ебец выез­ жал в А зер бай д ж ан и Грузию, где, по приглашению Грузинской и Азербайджанской академий наук, осущ ествлял научное руководство антропологическими экспедициями, предпринятыми местными силами. В начале 1952 г. профессор Д еб ец выезжал в Т би­ лиси дл я помощи в обработке экспедиционных материалов, собранных при его уча­ стии в 1950— 1951 гг. * Таким образом, фактически работа, проводимая Институтом этнографии совместно с республиканскими академиями наук, не ограничивается темой «И зменения в куль­ туре и быте народов С С С Р», но захватывает гораздо более широкий круг проблем.

В частности, больш ое место в совместной работе занимаю т проблемы происхождения народов СС СР (работа Балтийской экспедиции, антропологические исследования на Кавказе, и проч.) • В 1952 г. вышли из печати издания Института: «Труды Х орезмской экспедиции», т.

I, посвящ енные археологическим и этнографическим исследованиям экспедиции, проведенным в период с 1945 по 1948 г. В написании тома участвовал большой кол­ лектив сотрудников экспедиции — около 20 чел. В 1-ю часть книги — «Археологические работы» вошла вступительная статья начальника экспедиции С. П. Толстова и 12 ста­ тей по различным темам, связанным, главным образом, с раскопками дворца хорезм­ ских ш ахов III в. н. э. Топрак-кала, а такж е несколько публикаций, являющихся результатом анализа краниологического материала и остатков фауны первобытного, античного и средневекового Х орезм а. 2-я часть — «Этнографические работы» включает научные отчеты этнографических отрядов Х орезмской экспедиции: Североузбекского, Ю жноузбекского, Туркменского, Каракалпакского. В «П риложениях» дана подробная хроника многолетних исследований Хорезмской эк сп еди ц и и — с 1937 по 1948 г. и би б­ лиография советской и иностранной литературы, касаю щ ейся исследований экспеди­ ции. Общ ий объем богато иллюстрированного труда — 66,8 п. л.

Вышедший в свет в 1952 г. «Сибирский этнографический сборник» содерж ит статьи крупнейших советских сибиреведов (Л. П. Потапова, С. А. Токарева, Б. О. Д олгих, О. В. Ионовой, А. А. П опова и д р.), посвященные вопросам этнографии 3 Отчет об обсуж дени и см. «Советская этнография», 1952, № 4.

13 С оветская этн о гр аф и и, № ?

(происхождения, социального строя, материальной культуры) нганасанов, селькупов, алтайцев, хакасов, долган, якутов и других народов Сибири.

Вышли из печати: очередной том собрания сочинений Н. Н. Миклухо-Маклая (т. III, ч. 2 ), а такж е четыре выпуска «Кратких сообщ ений Института этнографии»

и четыре номера ж урнала «Советская этнография».

Однако план выпуска изданий на 1952 г. не выполнен. Р я д книг не вышел в свет вследствие задерж ки их в И здательстве и Редакционно-издательском совете А Н СССР, другие по вине Института. Некоторые рукописи, сданные в И здательство, оказа­ — лись плохо подготовленными, потребовали неоднократной переделки и исправлений.

Ученому совету'И нститута следует сделать из этого соответствую щ ие выводы и уде­ лять долж ное внимание серьезном у критическому рассмотрению представляемых к печати рукописей.

Несмотря на больш ую работу, проводимую Институтом по п одбор у и подготовке кадров, в этой области имеются ещ е серьезные недостатки. Д о сих пор Институт не обеспечен кадрами по ряду специальностей, в частности, по странам народной демо­ кратии, по Юго-Востор'ной Азии.

В 1952 г. несколько сотрудников Института защ итили кандидатские диссертации (И. А. Золотаревская на тему «И стория конфедерации криков», С. П. Русяйкина — «Народная о д еж д а таджиков Гармской области», М. К. Кудрявцев — «Происхождение мусульманского населения Северной И ндии »), один — докторскую (Н. А. Кисляков — «Семья и брак у тадж иков»), В составе аспирантуры в 1952 г. было 44 чел., в том числе 1 докторант и 43 аспиранта, из них прикомандированных академиями наук союзных республик (Латвийской, Литовской, Эстонской, А зербайдж анской, Узбекской, К азахской) и филиалов А Н (Киргизского, М олдавского, Башкирского, Якутского, Карело-Финского, К азанского)% 21 человек.

— Защ итили диссертации 8 аспирантов И нститута и 6 сотрудников други х научно исследовательских этнографических учреждений: «Социалистические преобразования в хозяйстве, быту и культуре латыш ского крестьянства» (Л. Н. Т еретьева);

«Мате­ риальная культура колхозников Бобруйской области Б С С Р» (О А. Ганцкая);

«Посе­ ления Заон еж ья в XV I— XVII вв.» (М. В. Б и тов);

«П ольская народная одеж да»

(О. В. П челина);

«М атериальная 'Культура уйгуров С оветского С ою за» (И. В. За­ харова);

«М атериальная культура русского (сельского) населения Татарской АССР»

(Е. П. Бусыгин);

«Киргизская народная медицина» (Г. Г. Н уров);

«Цыганы Европей­ ской части С ою за ССР и их п ереход от кочевания к оседлости» (Т. Ф. Киселева);

«Социалистическое переустройство хозяйства и быта крестьянства Закарпатской обла­ сти Украинской ССР» (А. А. Л е б е д е в а );

«Социалистическое пр еобразование культуры и быта даргинцев Сергокалинского района Д агестан ск ой АС СР» (А. И. Алиев);

«Каякентские кумыки в XIX— XX вв.» (С. Ш. Г адж и ева);

«Р усское народное жили­ ще Верхнего П оволжья» (Л. Н. Ч иж икова), «Ж илищ е и хозяйственные постройки Восточной Литвы» (Г. И. Г озин а), «П ахотные орудия на территории Болгарии и их этническое определение» (Ж. Н. В ы ж арова).

С выпуском аспиранЛ в Институт не справился: план выпуска был выполнен только на 40%. Это объясняется недисциплинированностью некоторой части аспиран­ тов и недостаточной ответственностью научных руководителей, в результате чего на­ рушаются установленные сроки подготовки диссертаций к защ ите. С другой стороны, следует отметить, что в наиболее ответственный период подготовки и окончательного редактирования диссертаций, приходящ ийся на третий квартал года, основной науч­ ный состав Института отсутствует, будучи в экспедициях. И нституту, в связи со специ­ фикой его работы, следует поставить вопрос об изменении сроков приема в аспиран­ туру и ее окончания, перенеся их на весну.

В заключение необходим о отметить деятельность М узея антропологии и этногра­ фии при Институте этнографии А Н СССР. В 1952 г. М узеем открыты новая экспози­ ция «Индейцы Южной Америки» и д в е выставки: «Китайский политический плакат»

и «Древний Хорезм». П осещ аемость М узея составила свыше 80 тыс. человек.

Новые задачи, вытекающие из решений XIX съ езда КПСС, требую т решительного улучшения всей работы Института. В центре внимания дол ж н а быть задача повышения качества научной продукции и идеологического уровня исследований.

Т. Ж данко П О Л Е В Ы Е И С С Л ЕД О ВА Н И Я И НСТИТУТА ЭТН О ГРА Ф И И В 1952 году Как и в преды дущ ие годы, экспедиции Института в 1952 г. проводились в различ­ ных районах. В центре внимания экспедиций стояло изучение современных фори культуры, исследование процессов социалистического переустройства быта и культуры колхозного крестьянства различных народов нашей многонациональной страны. Наря­ ду с этим, проводились исследования, посвященные вопросам происхож дения и этни­ ческой истории отдельных народов, истории их культуры, вопросам культурных взаи­ моотношений различных народов.

Хорезмская экспедиция под руководством проф. С. П. Толстова в 1952 г. широка развернула археологические работы в зоне трассы Главного Туркменского канала.

Х рони ка Эти работы проводились шестью отрядами. Три из них вели исследования на землях древнего орош ения Таш аузской области Туркменской ССР;

два отряда работали на верхнем У збое;

ш естой отряд вел раскопки городищ а Куня-Ургенч — средневековой столицы Хорезма (начальники отрядов: М. А. И тина, Е. Е. Неразик, Ю. А. Рапопорт, О. А. Виш невская, Н. Н. Вактурская, Б. В. А ндрианов). О бследованы многочислен­ ные памятники различных эпох, начиная от неолитических стоянок, открытых вдоль русла В ерхнего Узбоя, и кончая памятниками позднего средневековья. Н аиболее круп­ ные работы проводились на городищ ах Гяур-кала (крепость кушанского времени, примерно II— III вв. н. э.), К уня-У аз (многослойный памятник, древнейший слой кото­ рого датируется первыми веками д о н. э.), Ш ахсенем (городищ е сущ ествовало со в ре­ мени ранней античности — IV — III вв. д о н. э. д о монгольского наш ествия), Куня Ургенч. В доль древнего канала Чермен-яб проводилась археолого-топографическая съемка древних ирригационных систем.

О бследовани е древних ирригационных сооруж ений по берегам Сарыкамыша по­ зволило установить сущ ествование в X V I— XVII вв. больш ого Сарыкамышского прес­ новодного озер а и наличие грандиозной оросительной системы, созданной здесь турк­ менским земледельческим населением. П роведена археологическая разведка в районах к северу от Сарыкамышской котловины и вдоль русла А дж аи б — южного протока Н иж него У збоя, где впервы е открыты многие древние памятники.

Собранный Х орезмской экспедицией в зоне трассы Главного Туркменского канала материал позволяет по-новому осветить многие исторические и историко-географические вопросы, в частности, историю Сарыкамыша и Узбоя.

В 1952 г. экспедиция пр одолж ала такж е начатые в предыдущ ие годы раскопки известного памятника IV — III вв. д о н. э.— крепости Кой-Крылган^кала'.

Североузбекский этнографический отряд Хорезмской экспедиции (начальник отряда К. Л. Зады хина) провел значительные полевые исследования среди узбеков левобереж ны х районов Кара-Калпакской АС СР.

Этнографические работы П амиро-Ф ерганской экспедиции в 1952 г. были связаны в основном с пополнением материалов для подготовляемой Институтом монографии по культуре и быту тадж икского колхоза (командировка Е. М. П ещ еревой). Я. Р. Вин­ никовым собирались материалы к составлению этнографической карты Ферганской долины. В И ссык-Кульской области Киргизской СС Р проводилось изучение культуры и быта киргизского колхозного крестьянства (начальник отряда С. М. А брам зон, участ­ ники отряда — сотрудники И нститута этнографии Г. П. Васильева, Е. И. Махова, аспиранты И нститута Р. Г. К узеев, Е. И. Тощ аиова, сотрудник М узея национальной культуры К иргизского филиала А Н СС СР К. И. Антипина и другие). О бъек­ том изучения был избран колхоз им. Ворош илова Покровского района, в 47 км от областного центра г. П рж евальска. Собирались материалы по производственному быту колхозников, по материальной культуре, по истории селения, по тем е «Семья и брак у киргизов*, по культурному строительству.

Работы в тадж икском и киргизском колхозах входят в общий комплекс тех иссле­ дований, которые проводятся Институтом этнографии и другими этнографическими учреждениями страны по тем е «И зменения в культуре и быте колхозного крестьянства народов С С СР». В 1952 г. был осущ ествлен ряд мероприятий для координации этих работ, для выработки согласованной программы исследований, были обсуж дены мето­ дические и организационны е вопросы.

П ер ед советскими этнограф ами стоит сейчас важ нейш ая и нелегкая задача: перей­ ти от описания фактов, о т простой фиксации наблюдаемых явлений к анализу их, к вскрытию закономерностей тех процессов, которые протекают в культуре и быте раз­ личных народов нашей страны. Это м ож ет быть осущ ествлено только на основе дан ­ ных, собранны х в различных районах, на базе детального сравнительного изучения различных сторон культуры и быта.

Д агестан ск ая экспедиция Института проводит свои исследования уж е в течение ряда лет. Центральными тем ам и работ экспедиции являются: изучение национальной по ф орме и социалистической по содерж ан ию культуры народов Д агестан а и иссле­ дование процессов этнической консолидации, протекающ их среди различных групп этой многонациональной республики. В прошлые годы проводились исследования в авар­ ских, лакских и даргинских районах. В 1952 г. велись работы по изучению ругульцев (начальник экспедиции Л. И. Л ав р ов ), агульцев (Б. А. К алоев) и цахуров (3. А. Н и­ кольская) групп, почти не исследованных д о настоящ его времени в этнографиче­ — ском отношении. Сотрудник экспедиции Л. А. Д обрускин, разрабатывающий тему по экономике Д агестана и направлению хозяйства по отдельным районам республики, продолжал изучение материалов в архиве Д А С С Р. К сожалению,' исследования Д а ге ­ станской экспедиции не увязаны с работами местных этнографов, что неминуемо при­ водит к распылению сил, нередко к дублированию работы.

Саяно-Алтайская экспедиция (руководитель проф. Л. П. Потапов) имеет своей основной темой изучение процессов национальной консолидации у народностей Алтае Саянского нагорья. Эти вопросы тесно связаны с вопросами происхож дения и этни­ ческой истории этих народностей. В 1952 г. работы экспедиции проводились тремя отрядами.

1 О работах Хорезмской экспедиции см. «Вестник древней истории», 1953, №№ 1 и 2.

13* 196 Х рони ка Хакасский отряд (Л. П. Потапов, П. И. Коралькин, Р. Ф. И тс) вел исследования в Усть-Абаканском районе, собирая материалы по культуре и быту в хакасских национальных колхозах. П роведена значительная работа в архивах гор. Абакана.

Л. П. Потапов собирал материалы по хозяйственному и культурному строительству, в Тувинской автономной области, в областном центре —• гор. Кызыле.

Тувинский этнографический отряд под руководством Е. Д. Прокофьевой работал в Тоджинском районе — северо-восточном районе области. Значительная часть тувин цев-тоджинцев д о недавних лет вела кочевой обр аз ж изни, занимаясь охотой и олене­ водством. З а годы коллективизации, которая началась здесь лишь в 1949 г., куль­ тура и быт тодж инцев неузнаваемо изменились. Н аряду с подробным обследованием современной культуры и быта тодж инцев, экспедицией собраны ценные материалы для решения слож ного вопроса о тувинско-самодийских древних этнических связях, в частности, по самодийским элементам в языке тоджинцев.

Антропологический отряд Саяно-Алтайской экспедиции в составе М. Г. Левина и студента кафедры антропологии М осковского университета В. Г. Властовского охва­ тил своими работами широкую территорию. Работы начались с антропологического обследования бурят в Баяндайском районе Усть-Ордынского национального округа.

В июле — августе проводилось обследование тоф аларов (к ар агасов), данны е о кото­ рых в антропологической литературе полностью отсутствовали. На третьем этапе работы были проведены исследования в Тувинской автономной области, где обследо­ ваны четыре группы: центральная (в Тандынском районе), западная (в Дзун-Кемчин ском рай оне), южная (в Эрзинском и Самагалтайском районах) и северо-восточная (в Тоджинском районе). Собранный антропологический материал, обработка которого далеко ещ е не закончена, позволяет по-новому осветить некоторые вопросы антропо­ логии Ю жной Сибири, существенные различия в антропологическом типе между тувинцами-^годжинцами и другими группами тувинцев, близость антропологического типа тофаларов к типу тувинцев-тоджинцев и д р.).

В 1952 г. начала свои работы Балтийская этнографо-антропологическая комплекс­ ная экспедиция. Эта экспедиция проводится И нститутом этнограф ии совместно с этнографическими учреждениями академий наук Л итовской, Латвийской и Эстонской союзных республик и ставит себе целью всестороннее этнограф ическое и антропологи­ ческое исследование народов Советской Прибалтики. В тематику экспедиции входит изучение вопросов происхож дения, этнической истории, культурных взаимоотношений народов Прибалтики, изучение процессов социалистического переустройства культуры и быта литовского, латышского и. эстонского крестьянства. Р абота экспедиции в 1952 г.

(руководитель проф. Н. Н. Чебоксаров) проводилась несколькими отрядами. Литовский этнографический отряд работал в трех северо-восточных районах Литвы: Рокишском, Пандельском и Обяльском. Латвийский этнографический отряд проводил исследования в Неретском и Акнистском оайонах Даугавпилской области. Эстонский этнографиче­ ский отряд охватил обследованием территорию вдоль границы с Л атвийской ССР и РСФ СР: Вастселинаский район Тартуской области и Иыхвиский район Таллинской области, а такж е Печерский и Качановский районы Псковской области. И з сотрудников Института этнографии А Н СССР в составе этнографических отрядов принимали уча­ стие Л. Н. Терентьева, О. А. Ганцкая, а так ж е аспирантки Н. В. Ш лыгина и Н. Н. Гра­ цианская.

Антропологический отряд в составе проф. Г. Ф. Д ебец а, М. В. Витова, К. Ю. Марк и В. Д. Дяченко охватил обследованием 18 групп во всех трех П рибалтийских респуб­ ликах, а также в Печерском районе Псковской области Р С Ф С Р и Сморгоньском районе Молодечненской области БССР.

Работами 1952 г. полож ено начало ш ирокому комплексному исследованию наро­ дов Прибалтики, которое будет продолж ено в 1953 и последую щ ие годы 2.

Воронеж ская экспедиция под руководством проф. П. И. К уш нера проводила свою работу в селениях Старая Тойда и Старая Чигла Анненского района Воронежской области. Эти работы связаны с подготовляемой коллективом экспедиции монографией по культуре и быту русского колхозного крестьянства. Сотрудниками экспедиции (В. Ю. Крупянской, М. Н. Ш мелевой, Л. А. П уш каревой и С. Б. Рождественской) собраны материалы, характеризую щ ие производственный и семейный быт колхозни­ ков, различные стороны материальной и духовной культуры.

В 1953 г., наряду с продолж ением работ в В оронеж ской области, будут прово­ диться исследования в русских колхозах Тамбовской области. Эти работы входят составной частью в указанный выше комплекс исследований по культуре и быту колхоз­ ного крестьянства народов СССР.

Н адо признать, что в работе наших экспедиций имею тся ещ е очень серьезные недостатки в 'О б л а с т и как научной, так и технической их подготовки. И зуч ен ие важ­ нейших и сложнейш их вопросов, связанных с исследованиями по современной культуре народов СССР, не выходят во многих случаях за пределы простого описания. Н едоста­ точно подробно и тщательно разрабаты ваю тся зачастую программы полевых исследо­ ваний. Далеко не все экспедиции имеют в своем составе худож ника и фотограф а, что 2 П одробнее о работах Балтийской экспедиции см. в статье Л. Терентьевой и О Ганцкой, «Советская этнография», 1953, № 1.

Х рони ка очень сниж ает уровень доставляемого иллюстративного материала и, сказывается и на полноте фиксации наблю даемы х явлений.

П омимо названных выше экспедиций, в 1952 г. был осущ ествлен ряд научных ком андировок на научных сотрудников, так и аспирантов Института.

Ст. научный сотрудник В. Н. Белицер соверш ила поездку в Удорский район Коми АССР с целью пополнения полевых материалов для монографии «Коми-зыряне и коми пермяки». О сновное внимание при сборе материалов было обращ ено на темы: «П осе­ ление и ж илищ е» и «Д уховн ая культура». Были проведены командировки аспирантов:

Н. В. Ш лыгиной в Эстонскую С С Р, Р. Х одж аевой в Уйгурский район Алма-Атинской области К азС С Р, В. В. Вострова в Уральскую область РСФ СР, У. X. Ш алекенова в Чимбайский район К ара-К алпакской А С С Р, М. И. Атакишиевой и Г. Гулиева в А зер ­ байдж анскую СС Р. Собранные ими материалы лягут в основу их диссертаций. Аспи­ ранты Л. В. М аркова и В. С. Зеленчук приняли участие в Молдавской экспедиции, организованной каф едрой этнографии И сторического факультета Московского гос. уни­ верситета. М ногие аспиранты участвовали в Хорезмской, Балтийской и других экспе­ дициях И нститута.

И з года в год крепнет содр уж ество Института этнографии с этнографическими и антропологическими учреж дениями сою зны х республик, растет число совместно про­ водимых экспедиций. Таковы работы Балтийской комплексной экспедиции, работы Памиро-Ф ерганской экспедиции, в которой принимали участие этнографы Таджикской и Узбекской академий наук. Связана в своей работе с местными научными учреж де­ ниями С аяно-Алтайская экспедиция Института. М естные работники принимали уча­ стие и в работах други х экспедиций. Проф. Г. Ф. Д еб ец, по приглашению академий наук А зербайдж анской и Грузинской ССР, осущ ествлял научное руководство антро­ пологическими исследованиями в А зербайдж ане и Грузии. Эти работы будут продол­ жены в 1953 г.

О днако координация работ различных этнографических учреждений ещ е далеко не достаточна. Усилить координацию, наладить повседневную связь Института этногра­ фии с местными этнографическими учреждениями — важная задача, успеш ное разре­ шение которой буд ет во многом способствовать плодотворности полевых исследований.

М. Г. Л еви н К О Н Ф Е Р Е Н Ц И Я ПО ИТОГАМ РАБОТЫ К О М П Л Е К С Н О Й БАЛ ТИ Й СКОЙ А Н Т Р О П О Л О Г О -Э Т Н О Г РА Ф И Ч Е С К О Й Э К С П Е Д И Ц И И ЗА 1952 год В январе-феврале 1953 г. в И нституте этнографии АН СССР и соответствующих институтах академ ий наук трех П рибалтийских республик были проведены отчетные конференции по итогам работы комплексной Балтийской антрополого-этнографической экспедиции за 1952 год. 1Э— 22 января состоялась первая конференция в г. Вильнюсе.


И нститут истории и права А Н Л итовской ССР привлек для участия в ней не только членов экспедиции, но и представителей других республиканских и районных уч реж де­ ний, ведущ их этнограф ическую работу (работников кафедры археологии и этнографии Вильню сского государственного университета, сотрудников Вильнюсского худож ествен­ ного музея, работников некоторых краеведческих м узеев ), а такж е специалистов смеж ны х областей науки — археологов, историков, архитекторов, филологов.

Р аботой конференции руководил вице-президент Академии наук Литовской ССР проф ессор И. И. Ж ю гж д а. С докладом «Н екоторые вопросы этнической истории на­ родов П рибалтики в свете новейш их антропологических данных» выступил начальник экспедиции проф ессор Н. Н. Ч ебоксаров. Д о к л а д вызвал оживленный обм ен мнений.

Выступавш ие подтвердили основные положения, высказанные Н. Н. Чебоксаровым в его докладе.

Участниками Л итовского этнографического отряда было прочитано пять докладов.

Начальник отряда А. И. Виш няускайте сделала обобщ аю щ ий д ок л ад по итогам рабо­ ты этнограф ов. Основываясь на реш ениях XIX съ езд а КПСС, она наметила перспек­ тивы дальнейш ей работы отряда и выдвинула для дискуссии ряд вопросов по мето­ дике исследования. Д иректор этнографического музея А Н Л итовской ССР В. С. Ж и ленас сделал подр обн ое сообщ ение о типе поселений и о ж илищ е в обследованных районах. Научные сотрудники Института истории и права О. В. Пчелина и Ж. М. Г лем ж ай те ознакомили в своих док л ад ах с собранными материалами по од еж де и дом аш ней обработк е льна и ш ерсти. Аспирант Института К. Григас харак­ теризовал в своем сообщ ении устное народное творчество сельского населения П ан дельского, Рокиш ского и О бяльского районов Л итовской ССР.

Н а конференции были заслуш аны такж е доклады двух преподавателей кафедры археелогии и этнограф ии Вильню сского государственного университета — П. Д ун дул ен е и А. И. М икенайте, ознакомивш их с этнографическими материалами, собранными сту­ дентами университета во время полевой практики. И нтересное сообщ ение о работах по фиксации памятников народного зодчества сделал заведую щ ий каф едрой К аунас­ ского политехнического института т. Ш еш елгис.

К открытию конференции в помещ ении Этнографического музея была организо­ вана выставка материалов, собранных во время экспедиции. На выставке были пред­ 198 Х рони ка ставлены вещевые экспонаты: орудия труда, мебель, предметы домаш ней утвари, одеж да, образцы льняной и шерстяной домотканной материи (2 альбом а с 560 образ­ цам и), предметы народного искусства (скульптура на д ер еве, предметы с росписью на д ер ев е ), а такж е значительное число иллюстративного материала — рисунки, планы жилищ и усадеб, фотоснимки и другое.

И тоговая конференция участников Л атвийского этнограф ического отряда экспеди­ ции состоялась в Риге 22—23 января. П омимо этнограф ов — сотрудников Института этнографии и фольклора АН Латвийской СС Р, в ней приняли участие работники музеев (М узея народного быта Л С С Р, Государственного исторического м узея ЛССР), историки и археологи Института истории А Н Л С С Р, работники О тдела охраны памят­ ников Управления по делам архитектуры при С овете М инистров Л С С Р и другие.

В день открытия конференции, после вступительного слова действительного члена АН Л С С Р директора Института этнограф ии и фольклора проф. Р. А. П ельш е, с до­ кладами выступили профессор Н. Н. Ч ебоксаров 1 и и. о. зав ед ую щ его сектором этно­ графии Института этнографии и фольклора АН Л С С Р Э. П. Л асе. В своем докладе, посвящ енном итогам работы этнографического отряда, т. Л а се п одвергла резкой критике имевшие место недостатки в научно-организационной и исследовательской работе отряда. Н епродолжительность пребывания в поле отдельных работников и вызванная этим их сменяемость, а такж е несогласованность в работе этнограф ов и фольклористов отразились весьма отрицательно на работе отряда. В результате этого, исследования по некоторым темам (производственный и семейный быт, духовная кульура) н е дали ожи­ даем ы х резульатов. Н аиболее существенным пробелом в работе отряда в 195Э г., ука­ зала т. Ла-се, следует считать недостаточное внимание с о стороны отдельных его участников к изучению коренных социалистических преобразований в хозяйстве, быту и культуре латышского крестьянства, неумение найти типическое в исследуем ы х явле­ ниях, обнаружить и зафиксировать ростки нового, проклады ваю щ ие с е б е путь в борьбе со старым, отживающим.

Н а утреннем и вечернем заседан и ях 23 января были заслуш аны доклады.по от­ дельным этнографическим темам, а так ж е по устном у и музы кальному народному творчеству.

Научный сотрудник Института этнографии А Н С С СР Л. Н. Терентьев, руково­ дивш ая в экспедиции темой «П оселение и ж илищ е», остановилась в своем докладе преимущественно на методике исследования, показав на примере собранны х полевых и архивных материалов по поселениям и ж илищ у, как велики возм ож ности использо­ вания этих памятников для исследования общ ественных и семейных отношений, а также для изучения этнической историй народа.

Научный сотрудник Института этнограф ии и фольклора А Н Л С С Р А. К. Коасты ня ознакомила с крестьянским ж илищ ем Н еретского и Акнистского районов ЛССР, рассматривая его как памятник народного зодчества. Д о к л а д е е был богато иллюстри­ рован чертежами, рисунками и фотограф иями. Научный сотрудник того ж е Института М. К. Славе сделала сообщ ение о собранны х м атериалах по современной одеж де колхозников и ее ор н ам е^ ац и и. Д о к л а д такж е сопровож дался богатыми иллюстра­ циями. С докладам и об устном и музыкальном народном творчестве, записанном в Н еретском, Акнистском и Вентспилском районах выступили научные сотрудники т. т. Анцелане и Витолиньш. В Р иге, как и в Вильню се, к открытию конференции была организована выставка полевых материалов, на которой, кроме материалов Института этнографии и фольклора А Н Л С С Р, были представлены копии с рисунков и чертеж ей О тдела охраны памятников Управления по д ел ам архитектуры при Совете Министров ЛССР.

26— 27 января в Тарту состоялась научная конференция по итогам работы Эстон­ ского этнографического отряда Балтийской экспедиции. Н а конференции был повто­ рен д ок л ад Н. Н. Чебоксарова о б этнической истории народов Советской Прибалтики в свете данных антропологии (со значительными дополнениями по Э стони и), а также прочтены доклады научных сотрудников Института истории и Э тнограф ического музея АН Эстонской ССР: К. И. Т и хазе («И з истории эстонского народного ж илищ а»), А. X. М оора («К вопросу о культурных связях эстонцев северо-восточны х оайонов Эстонской С С Р с русскими по данным материальной культуры »), А. А. Вольмаа («Н ародная од еж д а смеш анного русско-эстонского населения И ыхвиского района»), Т. М. П аэв ер е («Ж илой дом крестьянского населения Вастселинаского района»), Е. В. Р ихтер. («Этнографические работы у сет у летом 1952 г о д а » ), К конференции была организована выставка этнограф ических материалов, собранны х эстонскими от­ рядами Балтийской экспедиции. 2 9 января Н. Н. Ч ебоксаров прочел свой доклад вще раз на расш иренном заседании Ученого совета Института истории А Н Эстон­ ской ССР в г. Таллине. Д ок л ад, получивший в целом положительную оценку, вызвал оживленные прения.

И тоговая объединенная конференция в М оскве состоялась 13— 18 февраля. В кон­ ференции приняли участие работники Балтийской экспедиции — этнограф ы и антро­ пологи, многие научные сотрудники И нститута этнограф ии А Н СС СР, археологи 1 Тема доклада та ж е, что и на конференции в И нституте истории и права АН Литовской С С Р, но с бол ее подробным освещ ением вопросов, относящ ихся к этнической истории Латвии.

Х рони ка И нститута истории материальной культуры АН СССР и Институтов истории Литов­ ской и Эстонской СС Р, некоторые языковеды Института языкознания А Н СССР и И нститутов язы ка и литературы Литовской, Латвийской и Эстонской С С Р, а также историки П рибалтики, находивш иеся в это время в М оскве на сессии Совета по координации. В течение 5 дней на конференции было заслуш ано 30 докладов.

Первый д ок л ад — об итогах работы экспедиции в 1952 г. и о ее дальнейш их пер­ сп ек ти вах— сдел а л начальник экспедиции профессор Н. Н. Чебоксаров на вечернем заседан ии 13 ф евраля. В сл ед за тем были заслуш аны отчеты всех трех начальников республиканских этнографических отрядов.

14 февраля на утреннем заседании выступили с докладами антропологи и ар хео­ логи. П роф ессор Н. Н. Ч ебоксаров повторил свой доклад «Некоторые вопросы этни­ ческой истории народов Прибалтики в свете новейших антропологических данных», прочитанный на республиканских конференциях, значительно расширив его. П роф ес­ сор X. А. М оора выступил с докладом «Некоторые вопросы этногенеза эстонского народа по данным археологии».

Научный сотрудник Института истории Эстонской ССР антрополог К. Ю М арк сд ел а л а д ок л ад о новых данны х по палеантропологии Эстонской ССР, представля­ ющий собой основны е выводы подготовленной ею к защ ите кандидатской диссертации.

К андидат исторических наук П. 3. К уликаускас сделал информационное сообщение о б археологических исследованиях в Литовской СС Р.

Вечернее заседан и е 14 февраля было посвящ ено докладам языковедов. Все три докладчика: В. П. М аж ю ли с (Л итва), Э. Я- Ш мидт (Л атвия) и А. Я- Универе (Эсто­ ния) — подробно ознакомили с диалектами литовского, латышского и эстонского языков и с работами по диалектологии в своих республиках. Кажды м из докладчиков демонстрировались карты с границами распространения диалектов и говоров. Докла­ ды лингвистов Прибалтики, впервые выступавших на конференции, вызвали особенно больш ой интерес.


О тмечая значительную работу, проделанную лингвистами по диалектологии, вы­ ступавш ие этнограф ы, археологи и антропологи указывали вместе с тем на недоста­ точную увязку выводов язы коведов с данными истории народов Прибалтики и выра­ ж али настоятельное пож елан и е бл и ж е контактировать свою работу с языковедами пу­ тем совместны х вы ездов в экспедиции, участия в заседан иях, разработки общ их про­ грамм дальнейш их исследований и т. д.

С 16 по 18 февраля на утренних и вечерних заседан иях были заслуш аны этно­ графические доклады. К ром е поименованных выше докладов, прочитанных этногра­ фами — участниками экспедиции на республиканских конференциях, значительно дополненны х и переработанных, в повестку дня М осковской конференции было вклю­ чено ещ е несколько новых: д ок л ад директора М узея народного быта Латвийской ССР Н. П. Типайниса о работах М узея по изучению народного жилища, доклад научного сотрудника названного м у зея С. Я. Ц имерманиса о ж илищ е латвийских батраков в конце XIX — начале XX века, док л ад преподавателя кафедры этнографии историче­ ского факультета М осковского государственного университета К. И. К озловой о б этнографических работах у русских побереж ья Ч удского озера (Эстонская С С Р);

доклад научного сотрудника И нститута этнографии А Н СССР О. А. Ганцкой об этно­ графическом изучении русского населения северо-восточной Литвы, доклады аспи­ рантов И нститута Г. О. Калнини о б изучении национального состава населения Н ерет ского и Акнистского 'районов Латвийской СС Р и В. К. М илюса об опыте изучения пищи и дом аш ней утвари литовских крестьян.

В за л е заседан и й конференции была организована выставка материалов каж дого из этногрф ических отрядов экспедиции. Большинство докладчиков пользовались, кро­ ме того, при чтении док л ада проекционным фонарем или сопровож дали доклады д е ­ монстрацией карт, схем, альбом ов с иллюстрациями.

В заклю чение работы конференцией была принята развернутая резолю ция, в кото­ рой д ан а оценка работ, проведенных этнографическими и антропологическим отря­ дам и в 1952 г., и определены задач и дальнейш ей работы экспедиции. Н аряду с поло­ ж ительной оценкой работы, в резолю ции отмечается ряд существенных недочетов в деятельности экспедиции в 1952 г.

Культурно-бытовые преобразования социалистической эпохи, отмечено в резолю ­ ции, изучались преимущ ественно описательно, путем констатирования тех или иных фактов и явлений, б ез глубокого раскрытия закономерностей их развития в наши дни.

Н е все стороны культуры и быта исследовались с необходим ой полнотой, мало вни­ мания было удел ен о, в частности, производственной ж изни колхозников, их семейному быту (в Латвийской и Эстонской С С Р ), духовной культуре. Координация м еж ду от­ дельными группами работников не всегда была полной. Н е удалось обеспечить уча­ стия в р аботах экспедиции язы коведов-диалектологов, очень важного для исследова­ ний в области этнической истории. Н екоторы е недочеты имелись такж е в методике полевой фиксации материалов (съемка планов и разрезов памятников архитектуры, чертежей и выкроек одеж ды, ф отограф ирование).

Учитывая ответственные задач и, стоящ ие п ер ед советскими этнографами в свете гениальных работ И. В. Сталина «М арксизм и вопросы языкознания» и «Экономиче­ ские проблемы социализма в С С СР», а так ж е в свете исторических решений XIX съ езда партии, совещ ание по итогам Балтийской этнографо-автропологической экспедиции признало, что в центре работ экспедиции 1953— 1955 гг. долж но стоять всестороннее изучение т ех коренных изменений культуры и быта, которые происходят Х рони ка у народов Советской Прибалтики, как и у всех народов СС СР, в настоящ ее время — в период постепенного перехода от социализма к коммунизму. Вм есте с тем признано необходимым продолж ить и углубить исследовательскую р аботу по проблемам про­ исхождения народов Советской П рибалтики, их этнической истории и культурных связей как м еж ду собою, так и с другими народам и, в первую очередь с русскими и белоруссами. П ри разработке всех указанны х вопросов, отмечается в резолюции, особое внимание долж но быть обращ ено на установление основных закономерностей развития изучаемы х явлений в различные исторические эпохи, на показ успехов и достижений социалистического строительства в СССР во всех областя х культуры и быта, на разоблачение и критику с фактами в рук ах всевозм ож ны х реакционных антимарксистских концепций этногенеза и этнической истории, в особенности буржу­ азно-националистических теорий, которые были широко распространены в Прибалтий­ ских республиках в годы бурж уазн ой диктатуры.

Чтобы обеспечить выполнение этих задач, устранить отмеченные выше недостатки и добиться дальнейших успехов в этнограф ической работе в Л итовской, Латвийской и Эстонской ССР, совещ ание наметило провести следую щ ие мероприятия.

Организовать в Литовской, Латвийской и Э стонской С С Р — в рай онах работы Балтийской экспедиции — стационарное комплексное исследование хозяйства, культуры и быта сельского населения в передовы х кол хозах, выбранных по согласованию с местными партийными и советскими органами. Н аряду со стационарными работами развернуть маршрутные тематические исследования различ­ ных элементов материальной культуры,— в первую очередь, поселений, жилищ а и одеж ды,— необходимые для освещ ения вопросов этнической истории народов Совет­ ской Прибалтики, с тем расчетом, чтобы в течение текущ ей и следую щ ей пятилеток охватить всю территорию Литовской, Латвийской и Эстонской С С Р. В 1953— 1955 гг.

заверш ить предусмотренные планом Балтийской экспедиции работы.в восточных райо­ нах Прибалтийских советских республик, характеризую щ ихся наи более древними и глубокими связями с соседним восточнославянским, п озд н ее русским населением.

О собое внимание в р аботах всех этнограф ических отрядов экспедиции обратить на всестороннее исследование двух тем — современного колхозного ж илищ а и семейного быта колхозников,— рекомендованных Институтом этнограф ии им. Н. Н. Миклухо М аклая Академии наук СС СР д л я координированного изучения во всех республиках Советского Союза. И зучение этих тем б у д ет вестись по единым програм м ам, разра­ ботанным Институтом этнографии, с учетом местных особен ностей каж дой из рес­ публик Советской Прибалтики.

В резолюцию включен такж е пункт о координации работы комплексной Балтий­ ской экспедиции с работами этнограф ов, археологов и язы коведов А кадем ии наук Белорусской ССР и о б увязке с работами Русской экспедиции И нститута этнографии АН СССР, начинающей в 1953 г. работу в соседних с Л итовской и Э стонской ССР Н овгородской и Псковской областях РС Ф СР.

Участники конференции одобрили опыт И нститута этнограф ии А Н Латвийской СС Р по проведению выездных сессий Ученого совета и вы сказали пож елани е про­ вести в 1953 г. выездные сессии в районах работ всех трех этнограф ических отрядов.

Вместе с резолюцией на конференции был обсуж д ен и получил одобр ен и е план подготовки трудов комплексной Балтийской антрополого-этнографической экспедиции.

В результате деятельности экспедиции намечено издать «Труды экспедиции». П арал­ лельно с этим принято решение осущ ествлять публикацию м атериалов экспедиции в периодической печати Института этнографии А Н СССР. В частности, намечено под­ готовить к печати доклады, прочитанные на данной конференции.

Республиканские и особен но объединенная итоговая конф еренция в Москве имели большое положительное значение для обмена опытом и координации всей этнографической работы по изучению народов Советской П рибалтики, а такж е для увязки этой работы со смежными науками — археологией и лингвистикой. Работа конференции показала, что за три года, прош едш ие с момента первого совещания этнографов Советской Прибалтики, проведенного Институтом этнограф ии А Н СССР в 1950 г. 2, имеются значительные сдвиги в постановке исследовательской этногра­ фической работы в Советских республиках П рибалтики, а такж е, что за эти годы во всех трех республиках выросли молоды е кадры этнограф ов. И з 26 докладов, под­ готовленных литовскими, латышскими и эстонскими этнограф ам и, 18 прочитано моло­ дыми, начинающими работниками. П одавляю щ ее больш инство из них выступали с докладам и в М оскве впервые. С ерьезное внимание республиканскими академиями наук уделяется подготовке молодых научных кадров через аспирантуру. В настоящее время в республиканских институтах и в Институте этнограф ии А Н СССР проходят аспирантскую подготовку 9 человек. Р я д научных работников готовят кандидатские диссертации б ез отрыва от основной работы.

М ожно не сомневаться, что в результате дальнейш ей совместной работы москов­ ских и прибалтийских этнограф ов и антропологов буд ет осущ ествлена разработка ряда важнейш их научных проблем и обеспечена подготовка кадров этнограф ов и антропологов для Союзных Советских Р еспублик Прибалтики.

Л. Терентьева 2 См. хронику совещания в ж урн але «Советская этнограф ия», 1950, № 2, стр. 189.

Х рони ка XII СЕССИЯ СО ВЕТА ПО К О О Р Д И Н А Ц И И НАУЧНОЙ ДЕЯ ТЕЛ ЬН О СТИ А К А Д Е М И И НАУК СО Ю ЗН Ы Х РЕС П У БЛ И К (Подсекция этнографии) 4— 12 февраля 1953 г. в Академии наук СССР состоялась XII сессия Совета по координации научной деятельности академий наук союзных республик.

5 февраля состоялось совместное засед ан и е подсекций истории, археологии, этн о­ графии и истории искусств. В своем док л аде на этом заседан ии заместитель дирек­ тора И нститута этнограф ии А Н СССР М. Г. Л евин подробно остановился на итогах научной деятельности в области этнограф ии за 1952 г., сообщ ил о сводном коорди­ национном плане этнограф ических исследований и мероприятиях на 1953 г. по про­ блемам, принятым к постоянной координации. О собое внимание М. Г. Левин уделил разбор у недостатков в работах советских этнограф ов и задач ам этнографии в свете основных полож ений классического труда И. В. Сталина «Экономические проблемы социализм а в С С С Р » и решений XIX съ езда КПСС.

П ланы на 1953 г. научно-исследовательских работ академий наук союзных рес­ публик по этнограф ической тематике детально обсуж дали сь на заседаниях секторов подсекции этнограф ии. К ак пок азало обсуж ден и е этих планов, этнографическая ра­ бота в больш инстве сою зны х республик за последнее время значительно усилилась, почти во всех планах предусмотрены исследования по центральной координируемой теме — «И зм енения в культуре и быте народов СССР». О днако в ходе обсуждения был вскрыт ряд серьезны х недостатков и пробелов в работе как Института этногра­ фии А Н CCGP, так и этнограф ических учреж дений союзных республик. Общим недо­ статком обсуж денн ы х планов является то, что в них не предусмотрены работы, по­ священные разоблачению реакционных направлений зар убеж н ой этнографии, показу современного полож ения народов колониальных и полуколониальных стран, критике антимарксистских извращ ений, имевших место в исследованиях советских этнографов.

Ш ирокому разверты ванию этнографических работ препятствует недостаточная обес­ печенность научно-исследовательских институтов квалифицированными кадрами этно­ графов. З а исключением Академии наук Грузинской С С Р, где имеется большой кол­ лектив квалифицированных работников, и Академии наук Тадж икской ССР, где в последние годы ш тат этнограф ов значительно пополнился, положение с кадрами специалистов-этнографов в академ иях наук союзных республик все ещ е остается тяжелым. И з-за отсутствия этнограф ов в И нституте истории Академии наук А зер­ байдж анской С С Р и в И нституте истории, археологии и этнографии Академии наук Туркменской ССР в планах этих институтов этнограф ическая тематика вообще не представлена.

Н а заключительном заседан ии подсекции этнографии была принята резолюция,, в которой нашли отраж ен ие вопросы планирования этнографической работы и вскры­ тые в результате обсуж ден и я недостатки Учитывая исключительную политическую актуальность исследований, посвящ ен­ ных п ок азу изменений в культуре и быте народов СССР, показу расцвета их социа­ листической по содерж анию, национальной по ф орме культуры,— совещ ание реко­ мендовало всем этнографическим учреждениям академий наук союзных республик в кратчайшие сроки подготовить статьи по этой тематике для публикации их в ж ур ­ нале «Советская этнограф ия» либо отдельными выпусками. Этнографическим учре­ ж дениям академий наук Закавказских республик сделано предлож ение подготовить в 1953 г. сборник, посвященный показу расцвета культуры народов Закавказья, тор­ ж ества ленинско-сталинской национальной политики;

высказано пож елание, чтобы эту работу организационно возглавил Институт истории Академии наук Грузинской ССР. И нституту этнографии (АН СС СР совместно с Д агестанским филиалом реко­ мендовано подготовить аналогичный сборник по народам Д агестан а.

В резолю ции указано на необходим ость созыва в И нституте этнографии АН СССР осенью 1953 г. совещ ания этнограф ов, работаю щ их по координируемым темам — «Семья и семейный быт народов СС СР» и «С овременное народное жилище».

Считая одной из важ нейш их зад ач этнограф ов выявление порочного влияния концепций М арра и его последователей в области этнографии, совещание призвало все этнограф ические учреж дения академий наук союзных республик подготовить ряд критических статей по этом у вопросу для публикации их в журнале «Советская этнография», на страницах которого борьба с антимарксистскими извращениями ведется все ещ е недостаточно.

П одсекция сочла необходимы м обратить особое внимание на подготовку кадров квалифицированных этнограф ов и в связи с этим — просить П резидиум Академии наук С С СР об увеличении числа мест в аспирантуре Института этнографии.

Итоги работы подсекции были долож ены заместителем директора Института этнографии А Н СССР М. Г. Левиным 9 ф евраля на пленарном заседании секции истории и философии, принявшем общ ее постановление.

О. Г анцкая, Н. Листова 202 Х рони ка ЗА Щ И ТА Д И С С Е Р Т А Ц И Й В ИНСТИТУТЕ ЭТН О ГРА Ф И И 15 марта 1952 г. старшим научным сотрудником И нститута этнографии Н. А. К и с л я к о в ы м защ ищ ена докторская диссертация на тем у «Семья и брак у тадж и ков»1. Официальные оппоненты — чл.-корр. А Н СССР ) А. Ю. Якубовский) и доктора историч. наук М. О, Косвен и М. М. Дьяконов очень положительно оценили эту работу, подчеркнув ее теоретическое и практическое значение. Э та работа, сказал А. Ю. Якубовский, отр аж ает хорош ее знание автором общ ественной ж изни таджиков в прошлом и в советское время. Семью и е е институты автор рассматривает как часть общ ественной ж изни н ар ода, объясняя семейные установления и обычаи, а также взгляды тадж иков на семью и брак, исходя из сущ ествовавш их у них на разных исторических этап ах общ ественны х отнош ений. Во введении автор, давая характеристику общ ественных отнош ений у тадж и ков д о Великой Октябрьской социалистической революции, отмечает резк ое различие в этих отнош ениях у таджи­ ков, живших в Бухарском ханстве и в областя х, вош едш их в состав Российского государства. Автор убедительно показал, что дореволю ционный тадж икский кишлак Восточной Бухары представлял собой сельскую общ ину, характерную для страны, еще не вышедшей за пределы натурального хозяйства и почти не знавш ей товарно денежных отношений, причем застойны е формы хозяйства и общ ественного устройства сознательно консервировались ф еодально-деспотическим государством эмирской Бу­ хары. Д р угая картина выявлена автором в отнош ении таджиков, населявш их Зе равшанскую долину и другие области, присоединенные к Р оссии. Включение этих областей в состав Российского государства имело для их населения весьма положи­ тельные последствия, выразивш иеся в уничтожении рабства, передаче издольщикам земель, арендовавш ихся ими у крупных ф еодалов, в вовлечении тадж иков в сферу капиталистических отношений, что вместе с тем приводило к углублению классового расслоения тадж икского кишлака. Эти различия в общ ественны х отнош ениях обусло­ вили различия в ф ормах семьи, в брачных установлениях и обы чаях, сложившихся у таджиков тех и других областей. В следую щ ей главе охарактеризованы покоившая­ ся на неразделенном хозяйстве патриархальная семья, а затем м алая индивидуаль­ ная семья, в которой, в условиях сл або развитого товарн о-денеж ного хозяйства, в той или иной мере сохранялись патриархальные отнош ения. Д ан н ая автором харак­ теристика патриархальной семьи, по мнению А. Ю. Я кубовского, п р едставляет интерес не только для этнограф ов, но и для историков и археологов, так как излож енны е и проанализированные автором этнографические факты позволяю т осветить и правиль­ но истолковать данные археологических памятников, касаю щ иеся сущ ественны х черт патриархальной семьи в далеком прошлом, о которых исторические источники дают мало сведений. В главе о калыме и приданом, Н. А. К исляков на таджикском ма­ териале показал, что калым возник в эпоху патриархата и по своем у происхож дению был не -чем иным, как куплей невесты у патриархальной семьи, которая с уходом работницы из дом а терпела материальный ущ ерб, требовавш ий возм ещ ения. У гор­ ных таджиков калым продолж ал сущ ествовать и после р асп ада партриархальной семьи вследствие сохранения ее пережитков в малой индивидуальной семье;

среди ж е равнинных тадж иков, у которых натуральное хозяйство в значительной степени сменилось товарно-денеж ны м, а затем возникли и капиталистические отнош ения, ка­ лым как купля-продаж а невесты, по мнению Н. А. Кислякова, прекратил свое сущ е­ ствование. Против этого положения А. Ю. Якубовский в озр аж ал, считая, что калым сохранялся и у равнинных тадж иков и узбеков вплоть д о первых лет советской власти, являясь очень живучим пережитком, активно поддерж иваем ы м мусульман­ ским духовенством. Оппонент подверг критике полож ение Н. А. К ислякова о том.

что «патриархальная семья сопутствует ф еодальном у способу производства на всем протяжении его существования». Н ельзя, ск азал оппонент, переносить застойны е фор­ мы социально-экономической ж изни горной Бухары конца X IX — начала XX в. на все периоды ф еодализма. В Средней Азии X I— XV вв., где хозяй ство н е было чисто натуральным, где товарно-денеж ны е отнош ения играли значительную роль не только в караванной торговле, но и в систематическом обм ене гор ода и деревни, в городах патриархальная семья у ж е перестала сущ ествовать. Спорно, по мнению оппо­ нента, и утверж дение автора о том, что брак умыканием практиковался лишь в отдельных случаях в качестве экстраординарной формы, что он не нахо­ дит себе места в истории человеческого общ ества, что его невозм ож н о связать ни с одним периодом развития человечества, так как при м атриархате его не могло быть, а при патриархате уж е сущ ествовал брак путем купли-продаж и. Н е разделяя взгляда о б универсальности брака путем умыкания невесты, А. Ю. Якубовский ук а­ зал на то, что такая ф орма заключения брака сущ ествовала у целого ряда пле­ мен, о чем имеются многочисленные свидетельства. Хорош о, ск азал А. Ю. Якубовский далее, показано автором бесправие тадж икской женщины в дореволю ционном прош­ лом. О днако здесь автор явно увлекается, перенося это полное бесправие женщины 1 Автореферат диссертации см. «Краткие сообщ ения Института этнографии XVII, М., 1952.

Х рон и ка в Бухарском ханстве на бол ее отдаленны е времена. Археологические памятники гово­ рят о том, что в согдийском общ естве ж енщ ина была свободна и ничем не напоми­ нала рабыню. У худш ение е е полож ения пришло с торжеством ф еодализма, под боль­ шим давлением реакционной идеологии ислама. П оследняя глава диссертации, где говорится о тадж икской ж енщ ине Сталинской эпохи, по мнению А. Ю. Якубовского, имеет особое значение;



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.