авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |

«АIIГЛИЯ АВТОБИОГРАФИЯ Москва ~КCМ9) Санкт- Петербург МИДГАРД 2008 УДК 94(410.1) ББК 6З.З( 4Вел) ...»

-- [ Страница 11 ] --

Марширующие торжественно несли петицию жителей Джар­ роу, толстую книгу с подписей. Ее ноября, после ми­ 12000 тинга в лондонском Мемориальном зале, мисс Эллен Уилкин­ сон, депутат парламента от Джарроу, должна положить на стол палаты общин. Мисс Уилкинсон встретила нас сегодня возле Киллингхолла и стала единственной женщиной в шествии. Ее привезли из Манчестера, и из-за проблем с бензином она задер­ жалась. Интересно было видеть автомобилистов, которые, про­ езжая мимо, узнавали ее и высовывались из окон. Как и все мы, она подружилась с Падди, лабрадором, который без приглаше­ ния присоединился к шествию за пять миль от Джарроу. Тогда никто и представить не мог, что он проедает с нами весь путь.

отречение, 11 декабря 1936 года Сэр Генри Чсннон При всех невзгодах 19ЗО-х годов монархия оставалась на осо­ бо.м положении, демонстрировала близость к народу (посещение Георгом V финала розыlыыаa футбольною кубка), блюла тра­ диции (серебряный юбилей Георга и внедряла новые средства V) коммуникации (радиообращенuя монарха к стране). Положение монархии не пошатнуло даже отречение Эдуарда VIII (в семье «Дэвида»), который пожелал жениться на дважды разведенной американке Уоллис Симnсон. Кабинет министров, церковь и об­ щественность поставили короля перед выбором трон или лю­ бовь, и Эдуард выбрал любимую женщину.

Ченнон иначе Чип, как звали ею едва ли не все бьUl депу­ - татом nарламента от консерваторов и членом кабинета.

11 декабря 1936 года. «Король ушел, да здравствует король~.

Мы проснулись В правление Эдуарда VIII, а легли спать при Георге VI. Хонор [леди Хонор Ченнон, жена Чипа] и я прибыли в палату общин к одиннадцати... Акт об отречении в кратчай ll!ИЙ срок получил статус закона... Потом послали за Королев ской комиссией, и лорды Онслоу, Денман и еще кто-то покину­ ЛИ палату и вернулись в париках и мантиях. Призвали и спике­ ра, который, проследовав через палату общин, появился у барьера. Секретарь зачитал послание короля. Все три лорда по­ КЛОнились и сняли шляпы. После чего зачитали акт. Королем Все еще считался Эдуард. Секретарь поклонился, произнес: «Le Roi le veult» - такова королевская воля, - и Эдуард, красивый мальчик, веселый и честный, со своим американским акцентом Ангnин.Автобиограсрин и нервным тиком, со своими талантами и шиком, отошел в Ис­ торию. На часах было 1:52.

Печальные, отправились мы домой. На улице продавщица га­ эет кричала: «Церковь приставила пистолет к его виску!~ Вече­ ром мы ужинали в неприветливом и безликом доме Стэнли, И в десять часов по радио объявили «прощальную речь его королев­ ского высочества принца Эдуарда~, про из несенную с этим ха­ рактерным лонг-айлендским акцентом. Это было мужествеНное, искреннее прощание... В доме Стэнли повисла тишина. Я про­ слеэился и пробормотал молитву за того, кто когда-то был коро­ лем Эдуардом VIII.

Потом мы сели играть в бридж.

Согласно сэру Эрику Миевuллю, одному из секретарей Геор­ га VI, Эдуард VIII был «почти бесстрастен» в период отрече­ ния: «В последние дни перед тем, как зачитать по радио обра­ щение и покинуть страну, он обыкновенно сидел в своей спальне, пил виски с содовой и разглядывал собственные ногти».

вторая мировая война:

эвакуация детей из (JoMoHa, 1 сентября 1939 года ХиfIьда Марчант Вторая мировая война началась в 04:45утра 1 сентября юда, когда немецкие танки nересе1UlИ границу Польши. Британuя еще не участвовала в конфликте, но детей из Лондона все-таки эвакуировали в качестве меры предосторожности.

в редакции мне дали задание рассказать об эвакуации детей в одной из лондонских школ. Приготовления к этому меропри­ ятию были сделаны грандиозные и заслужили суровую крити­ ку. Эвакуация расколет британскую семью, разлучит родителей и детей, нарушит домашний уклад, в котором мы черпаем силу.

Ранним утром я подошла к многоквартирному рабочему дому на задворках Грейз- Инн-роуд и повстречала маленькую хруп­ кую девочку-кокни, идущую в школу. В py~e она несла большой коричневый бумажный пакет. Когда она обернулась, я увидела коричневую коробку, задевавшую ее худые ноги при ходьбе.

Коробка висела на тонком шнурке через плечо и болталась вверх­ Вниз на каждом шагу.

Это была Флоренс Моркэм, английская школьница, с газо­ вой маской через плечо вместо сумки.

Я пошла вместе с Флоренс к ее школе. Это была большая Муниципальная школа, и все классы оказались заполнены деть­ Ми с пакетами и газовыми масками. Парты и доски сложили в кучу в коридоре. Дети собирались не на уроки. Они собирались на праздник. Они были довольны и счастливы, потому что ро­ дители сказали им, что они поедут за город. Многие из них, как Маленькая Флоренс, никогда не видели зеленых полей. Местом Ангnия.Автобиографи~ их игр была бетонированная площадка или песочница на за­ дворках дома.

Я смотрела, как учителя вызывают их по именам, привязы­ вают багажные ярлычки к пальто, проверяют пакеты, чтобы удо­ стовериться в наличии чистой и теплой одежды. В воротах шко­ лы стояли два толстых полисмена. Они пропускали детей, но родителей вежливо просили дальше не ходить, чтобы не волно­ вать ребятишек. И вот мамы и папы говорят детям «пока~, рас­ чесывают волосы девочкам, сморкают носы мальчикам, быстро их целуют. Родители остаются за оградой, а дети идут на реги­ страцию в свои классы. Приходится довольно долго ждать, пока маленькая армия получит от совета Лондонского графства при­ каз выдвигаться. Все это время я сидела на школьном дворе и смотрела, как худые маленькие кокни играли на спортивной площадке в свои незатейливые игры. Охваченные беспокой­ ством, матери прижимали лица к высокой решетке, пытаясь раз­ глядеть в толпе своего ребенка. То и дело полицейским приходи­ лось вызывать кого-либо из детей, и мама, забывшая положить плитку шоколада или зубную щетку, получала последнюю воз­ можность напомнить своему чаду, что нужно хорошо себя вести, писать домой и поправлять чепчик.

Отмеченные ярлычками и построенные, дети начали выхо­ дить из школы. Я последовала за Флоренс, ее живое, умное ли­ чико выделялось белым пятном среди матросски-синих школь­ ных шапочек. Она болтала со школьницей старшего возраста, пытаясь выведать, как выглядит «загород~, куда они едут, и в какие игры они будут играть на траве.

По одной стороне улицы тянулась к станции метро неровная вереница построенных парами школьников. По другой стояли родители, они махали руками, подбегали, чтобы в последний раз взглянуть на своих детей. Полицейские просили их не идти сле­ дом, но они не могли удержаться.

Дети спускались в метро.

Позднuм утром 3 сентября nремьер-министр Невшut Чембер­ лен известил народ, что АнlЛИЯ находится в состоянии войНbl с нацистской Германией. В этом объявлении бьuta ирония Чем 61'Орая мировая война: эвакуация детей из f10ндона берлен являлся главным сторонником мира с Гитлером и всею юд назад предсказывал «мир надолю». За шесть месяцев изменилось немногое - народ юворил о «странной войне», и так продолжа­ лОСЬ до апреля 1940 юда, кozда Гитлер осуществил захват Нор­ вегии и Дании. Месяц спустя немцы вошли в Нидерланды и Фран­ цию. Нерешительность дискредитировала Чемберлена, и 1 мая nарламент назначил nремьер-министром Уинстона Черчилля.

ТаК начался «предсказанный путы Черчилля. Самой насущной nроблемой на этом пути оказался британский экспедиционный корпус, отступавший из Франции в порт Дюнкерк.

Дюнкерк: побережье Франции, мая года 30 Капитан Ричард Остин, британский экспедиционный корпус Эвакуация эксnедициО1t1tоzо корпуса началась26 мая. Пред­ стоЯJLO вывезти 224 585 британских и 112546 франко-белыий­ ских: солдат и офицеров. На помощь 222 военным кораблям бро­ сили 665 гражданских судов - от яликов до торговых кораблей, которыми управляли добровольцы.

Мы находились среди дюн, которые вставали из глубокой темноты, как горбы. На их фоне виднелись еще более черные очертания брошенных машин, наполовину увязших в песке причудливо изогнутые силуэты, обгоревшие скелеты, чудовищ­ ные обломки, сваленные взрывами бомб в немыслимые кучи.

Все эти черные тени проступали в воспаленно-красном сиянии неба, в котором отражал ась агония горящего Дюнкерка.

Мы медленно пробирались среди застрявших в песке разва­ лин, пока не добрались до гигантских скелетов, которые раньше были пансионами. Весь фронт казался сплошной линией горя­ щих зданий, высокой огненной стеной, ревущей, изрыгающей языки пламени, клубящейся поверху дымом и исчезающей в черноте неба. Со стороны моря темнота была плотной и мягкой, как черный бархат, лишь местами сгущалась в непрозрачные очертания миноносца или парохода. Перед нами огромная сте­ на мола протянулась от берега далеко в море, его конец был по­ чти невидим. За молом виднелся изумительный фон из гиганТ­ ского пожарища в сотни футов высотой пылали нефтехрани­ лища. На конце мола стоял обелиск, и вокруг него с монотонной регулярностью взрывались снаряды.

дюttкерк: побережье Франции,.30 мая 1940 года ~ Вдоль прогулочных дорожек группами по пятьдесят человек медленно двигались почти все оставшиеся. Песен не было вовсе, разговоров - очень мало. Каждый был слишком измучен, что­ бы тратить дыхание на слова. Временами из темноты слышались оклики:

- Группа ~эй~, Грин-Ховардс...

- Группа ~си~, Ист- Йорке...

Это кричали и бойцы, потерявшие свои части, и проводники, отводившие группы к молу для эвакуации.

Прилив кончился. На широкой полосе песка можно было различить отряды, которые повзводно двигались к краю моря.

Повсюду слышались крики:

Альф, ты где?

ЭЙ, Билл...

Сюда, Джордж...

Непросто было найти своего друга в темноте, среди многих, похожих одна на другую групп. Если остановишься на несколь­ ко секунд, чтобы оглядеться, то, скорее всего, при соединишься уже совсем к другой группе.

От границы моря на значительном расстоянии друг от друга в воду уходили три тонкие черные линии, издалека казавшиеся низкими деревянными волноломами. Это были протянувiпие­ ся далеко от берега очереди солдат, стоявших попарно в ожида­ нии, когда подойдет лодка и заберет очередную горстку людей на корабли и пароходы, набитые последними выжившими. Оче­ реди стояли ровно, будто в строю. Ни толкотни, ни сутолоки, какая бывает у турникетов, когда народ торопится на футбол.

Гораздо спокойнее, чем даже очередь в театр.

Б этот миг, боясь, что кто-то из наших мог отстать, я начал Выкрикивать:

2004-й полк, 2004-й полк!

Трупы и умирающие, которых мы заметили чуть в стороне, УСИлили наше желание поскорей сойти с дороги, и, пере шагнув через мертвецов, мы спустились на темный берег..

Мы направились В самую короткую из трех очередей, в голо­ Ве которой стояли уже по пояс в воде. Прошло полчаса. Вдруг АнГ{]ия. Автобиографи}!

появилась маленькая лодка. Первые в очереди забра.нись в нее и...

отплыли в темноту Во всей очереди не произносил ось ни слова. Люди только вглядывались в темноту, молясь, чтобы лодка появилась поско­ рее, и боясь, что она не появится. Лишь головы и плечи видне­ лись над водой. Неподвижные, будто скованные цепью. Тяжесть наполненных водой ботинок и намокшей одежды тянула вниз.

Мои бриджи, чудилось, надулись водой и стали тяжелы, как ртуть. Мне казалось, я так отяжелел, что, когда придет время, не смогу сдвинуться с места.

Вдруг из темноты выплыл белый призрак, который материа­ лизовался в спасательную шлюпку, буксируемую моторной лод­ кой. Она двигалась к нам, пока не остановилась в двадцати яр­ дах от головы очереди.

ЭЙ! ЭЙ! закричали все, боясь, что нас не увидят.

- Эгей! Эгей! последовал ответ.

- Подойдите поближе! кричали мы.

- Не можем. Это опасно. Можем сесть на мель. Они не -...

хотели рисковать из-за нескольких ярдов Четверо моряков в касках принялись вытаскивать солдат из воды. Это была непростая работа. Половина людей настолько измучилась, что без помощи забраться в лодку им было не под силу. Моряки прекрасно справились с задачей с помощью вере­ вок, угроз и крепких слов. Только так можно было заставить наши непослушные тела сделать последнее отчаянное усилие.

Ну давайте, ублюдки...

Залезай, разорви тебя...

Двигайся, тупица...

Планширь шлюпки поднима.пся на три фута над поверхностью воды. Дотянувшись до него, я просто повис на кончиках па.пьцев.

Я пыта.пся подтянуться, но не мог сдвинуться ни на дюйм. Вес на­ мокшей одежды, особенно шерстяной шинели, словно превратил меня в мешок свинца. Накатил страх, что меня бросят.

Две сильных руки стиснули мои запястья. Другая пара рук дотянулась и ухватила меня за ремень на спине. Прежде чем я успел это осознать, меня втащили и кинули на дно шлюпки.

дюнкерк: побережье Франции, 30 мая 1940 года - Иди сюда, бл... Поднимайся и помогай втащить осталь­ ных! крикнул моряк, когда я распростерся на досках. Это гру­ бое лекарство в тот момент подействовало как нельзя лучше.

Настало время, когда шлюпка оказалась переполненной, и еще хотя бы одного в нее было уже не вместить.

Поехали, мистер Джолли, поехали! крикнул моряк в кас­ - ке кому-то в моторке. И мы, тяжело нагруженные, отправились прочь, оставив очередь дожидаться следующей лодки.

«Кровавые чудеса» так назвала газета «Дейлимиррор» эва­ куацию из Дюнкерка.

Военные речи ЧеРЧИlIlIН, июнь года УИНСТОН Черчиппь, премьер-министр После падения Франции лишь Британия противостояла в Европе нацистской Германии. Выбрав сопротивление, страна не в nоследuюю очередь прислушалась к патриотическим выстуn­ ления.м Черчилля. Ниже приводятся отрывки из двух его речей, nроизнесенных в Иl0не 1940 юда.

я полон уверенности в том, что если все выполнят свой долг, если мы не будем пренебрегать ничем и если принять все меры, как это делал ось до сих пор, мы снова докажем, что способны защитить наш родной остров, перенесем бурю войны и пережи­ вем угрозу тирании, если потребуется в течение многих лет, и если потребуется одни. В любом случае, это то, что мы соби­ раемся сделать. Таково решение правительства Его Величе­ ства каждого члена кабинета. Такова воля парламента и на­ ции. Британская империя и Французская республика, объеди­ ненные общим делом и задачей, будут защищать свою родину, помогая друг другу, как хорошие товарищи, на пределе сил. Даже если огромные просторы Европы, многие древние и прославлен ные государства пали или могут попасть в тиски гестапо и дру­ гих гнусных машин нацистского правления, мы не сдадимся и не проиграем. Мы пойдем до конца, мы будем биться во Фран­ ции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражать­ ся с растущей уверенностью и наращивать силы в воздухе, мы будем защищать наш остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мыI будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмаХ;

~HHыe речи Черчиnnя. июнь года 1940 48. мы никогда не сдадимся и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот остров или б6льшая его часть окажется порабощенной и будет умирать с голода, тогда наша империя за морем, вооружившись и под охраной британского флота, будет продолжать сражение до тех пор, пока, в благосло­ венное Богом время, Новый мир, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение мира Старого.

***...то, что генерал Вейган назвал ~битвой за Францию~, за­ кончилось. Я надеюсь, что битва за Британию только начинает­ ся. От исхода этой битвы зависит выживание всего христианского мира. От него зависит надежность наших, британских, устоев и наша империя. Очень скоро на нас может обрушиться вся мощь и ярость врага. Гитлер знает, что ему придется либо сокрушить нас на этом острове, либо проиграть войну. Если мы выдержим, вся Европа будет свободна, и весь мир сможет устремиться впе­ ред по широкой, залитой солнцем равнине. Но если мы падем, весь мир, включая Соединенные Штаты, все, что мы знали и берегли, канет в бездну новых темных веков, которые окажутся более мрачными и, возможно, более долгими, благодаря извра­ щенной науке. Давайте же опояшемся на службу и будем дер­ жаться так, чтобы империя жила тысячи лет, чтобы и тогда бри­ танский народ смог о нас сказать: ~Это был их звездный час~.

Битва за Британию: «спитфайр»

в ·бою, 2 сентября 1940 года Ричард Хиnnари, ВВС Вепикобритании Фран.ция пала, Гитлер строш nлан.ы вторжен.ия в Ан.глию с м'оря. Фюрер nон.u.мал, что это возМ,оЖ1f.О толысо при условии, что британ.ские ВВС исчезн.ут с н.ебес н.ад nроливом'. Герин.г, шеф Люфтваффе, заверWl фюрера, что ею nШlота.м nон.адобится че­ тыре дн.я. Летчики Люфтваффе совершали М,н.оючислен.н.ые н.а­ леты, 11.0 в деЙствительн.ости воз.моЖ1f.Ости главн.оЙ боевой едUн.и­ цын.ем'цев, «Мессерш.митт Bf.109», бьUlИ огран.ичен.ы дальн.остью полета: н.ад осн.овн.оЙ арен.оЙ боевых действий юю-восточн.оЙ частью Ан.глии эти М,ашин.ы М,огли провести н.е более десяти м'ин.ут.

13 августа, н.а­ Битва за Британ.ию н.ачалась в «Ден.ь орла», летом' Люфтваффе н.а аэродром'Ы британ.ских ВВС.

Мы бросились к машинам и через две минуты поднялись в воздух. Два раза сделали круг над аэродромом, чтобы все две­ надцать самолетов успели занять место в строю. Мы шли четырь­ мя звеньями по трое: Красное звено ведущее, Синее и Зеленое справа и слева, три последних самолета образовывали звено прикрытия позади и выше нас.

Я шел под номером 2в Синем звене.

По радио послышался голос нашего оператора: «Прием, ве­ дущий KpaCHЫX!~ Последовали указания курса и высоты.

Как всегда, первые несколько минут мы шли обратным кур­ сом, пока не достигли высоты 15 000 футов. Потом разверну­ лись и пошли под 1100, резко набирая высоту. Благодаря этому БИТва за Британию: «спитфайр» в бою маневру мы заходили со стороны солнца и все время выигрыва­ ли в высоте.

Во время набора высоты Дядя Джордж постоянно держал связь с землей. Мы должны были перехватить двадцать истре­ бителей на 2S 000 футов. Я бросил взгляд на Стэпми и увидел, что он двигает губами. Значит, опять поет. Иногда он это делал, когда его радио было включено на передачу, в результате в ука­ зания с земли вторгались его хриплые интерпретации !: Ночи и дня~. Сейчас в эфире было довольно чисто, и я слышал, как взволнованно переговариваются немцы. Такое случалось неред­ ко и создавало ощущение, что они вплотную за спиной, хотя обычно они были еще довольно далеко. Я переключил радио на передачу и провозгласил: Maul!~* и столько обрывков !:Halts немецких ругательств, сколько смог вспомнить. К своему удо­ вольствию, я услышал один из их ответов: !:Фы крясный англи­ чанин, мы фас научим, как раскофарифать с доЙчландер~. Я-то знал, что это сплошная болтовня, и пропускал мимо ушей, а кое­ кто в нашей эскадрилье прислушивался и расслышал ответ пол­ ностью.

Я посмотрел вниз. Было совсем безоблачно, далеко внцзу лениво расстилались сельские пейзажи Англии, зеленые и пур­ пурные в свете заходящего солнца.

Я бросил взгляд на альтиметр. Мы были на высоте футов. В этот момент Шип крикнул: !:Тэлли-хой!~ и перед но­ сом Дяди Джорджа плавно ушел в пике в направлении прибли­ жающихся самолетов. Тут Дядя Джордж тоже их увидел.

Порядок. Держитесь в хвосте.

Я держался за Стэпми и разглядывал врагов. Они были под нами тысячах в двух. Расположение удобное, в то же время они Могли нас уделать, потому что построились В «круговую пору­ Ку», один за другим, строй, который трудно разорвать.

Эшелон вправо! раздался голос Дяди Джорджа.

- Мы веером разлетелись направо.

Вниз!

* Заткни пасть! (нем.) Ангnия. Автобиография Один за другим мы резко сорвались в пике. Я присмотрел одну машину и переключил предохранитель в положеНие «OГOHb~. За триста ярдов поймал его на прицел. За двести дал длинную, четырехсекундную очередь и увидел, как трасса про­ тянулась к его носу. Потом взял штурвал на себя так резко, что почувствовал, будто глаза вьщавливает через шею. Медленно идя восходящими кругами, я увидел, что строй мы разбили. Теперь все небо стало ареной поединков. Несколько самолетов уже сби­ ли. Я надеялся, что один из них сбит мною, но когда выруливал, полюбоваться на результат не смог. Слева я увидел, как Питер Пиз несется в лобовую атаку на «мессершмитт~. Они шли прямо друг на друга, и, казалось, огонь каждого бьет точно в цель. В по­ следний момент «мессеРIlIМИТТ~ свернул и поймал полное брюхо огня Питера. Он перевернулся на спину, желтое пламя вырвал ось из кабины, и он исчез.

Налеты на военные аэродромы nоказались Гитлеру слишком скромным средством достижения победы, и 7 сентября ~швер­ nункт»* nеренацелuли на авиаuалеты на Лондон. Кокни ирони­ чески называли эту тактику ~блицем».

* «Острие меча~ (нем.).

«БlIИЦ» в lIOMOHe, 7-8 сентября 1940 года Десмонд Фl1ауэр Внезапно все прервал и работу и уставились вверх. Сверка­ ющее небо от горизонта до горизонта перечеркивали дымные следы. Вид был совершенно фантастический. Мы зачарованно смотрели, всякая работа остановилась. Серебряные звездочки, мерцающие перед каждым дымным следом, поворачивали к во­ стоку. Они выглядели такими призрачными, безобидными, даже красивыми. Затем, с глухим грохотом, от которого по всему Лон­ дону содрогнулась земля под ногами, первые серии бомб удари­ ли по докам. Медленно поднялись гигантские грибы черного и коричневого дыма, в закатном небе их верхушки светились кро­ ваво-красным. Они повисли, расползаясь медленно, потому что ветра не было, а страшные пожары внизу часами IIодкармлива­ ли их дымом.

В пятницу И в субботу утром небо становилось темнее и тем­ нее по мере того, как маслянистый дым разрасталея в тяжелые, неподвижные колонны, закрывающие солнце.

Жизнь в бараках скоро пошла своим чередом. У нас было чем заняться, и мишенью были не мы, но мы не могли оторвать глаз от этих зловещих, плотных колонн, которые колыхались, будто ленивые змеи, в оцепеневшем небе.

Думаю, наши мастера посчитали, что хотя битва за Брита­ Нию только началась, худшее уже позади. Во всяком случае, они решили бросить в шляпу бумажки и троих, чьи имена вытащат, отпустить на выходные. Мое имя вытащили первым, и я позво­ нил родителям в Севеноукс, сказал, что еду домой. Мой отпуск Анrnия. АвтобиограФИJl начался с полудня субботы, и я добрался до центра Лондона На подземке. Бомбардировщики прилетали ровными интервалами.

Я пошел по Чаринг- Кросс. Там было очень шумно и дымно.

Когда я зашел на станцию, из репродукторов раздался приказ всем выйти, потому что самолеты были над нами, а станцию могли бомбить. Я побрел на верхнюю площадку той длинной каменной лестницы, которая спускается к Вильерс-стрит, сел на балюстраду и стал наблюдать.

В небе остался только один бомбардировщик, сверкающий серебром. Вот он выпустил серию бомб по ту сторону Темзы, прямо напротив меня. Позади, на станции, репродуктор сооб­ щал, что главный путь разрушен и в ближайшие часы поезда отправляться не будут. Сотни людей вокруг толпились, как стадо напуганных овец, и не могли решить, куда им идти.

Можно было видеть застывшую на их лицах маску нереши­ тельности, когда они озирались вокруг в надежде, что кто-ни­ будь подскажет им, что делать. Я ушел со станции, решив ехать на попутках. Мне повезло на южном берегу мотоцик­ лист, который ехал через Блэкхит, подобрал меня и посадил на заднее сиденье.

Теперь мы были ближе к докам. Колонны дыма сливались и превращались в чудовищный занавес, затмевавший небо.

Только огромные волны и вспышки пламени, понимавшегося на сотни футов, напоминали о том, что он реален, а вовсе не служит декорацией к какой-нибудь мрачной опере. Вдоль ули­ цы тянулись пожарные шланги, перепутываясь, как порция ма­ карон, с унылыми фонтанчиками, бьющими из прорех, как все­ гда бывает с пожарными шлангами. Каждые две-три минуты нам приходилось въезжать в канаву, когда позади внезапно ло­ пался шланг и пожарные с незнакомыми эмблемами принима­ лись его оттаскивать. Я видел коричневые, зеленые и синие значки с золотыми надписями: ~Пожарная бригада Бирминге­ ма» или «Борнмут». Ощущалось незнакомое доселе чувство­ восторг и радость, что пожарные прибыли на помощь из такоГО далека, а маслянистый, зловещий эапах огня и разрушения сте­ лился по земле.

«Бl1ИЦ» в Пондоне, 7-8 сентября 1940 года в целом все выглядело ужасно и безнадежно, но ощущал ось некое величие Gбttегdаmmегuпg*.

Домой я добрался без пересадки, и родители встретили меня превосходным обедом. Но в эту ночь Люфтваффе, которые уже бомбили круглосуточно, прилетели опять и сбросили серию бомб прямо на нашу тихую Севеноукскую дорогу. Первой бом­ бой разбило историческую площадку для игры в крикет в самом центре городка. Одна из последних приземлилась возле наших ворот, и последняя на углу улицы. Городская ратуша не по­ страдала, и я пытался понять, почему пилот выбрал именно эти цели. Думаю, он смотрел на главную ветку железной дороги Лондон Дувр, просто слишком рано бросил бомбы.

Воскресенье в Севеноуксе такое же, как воскресенье повсю­ ду в Кенте, Суррее, Сассексе и Эссексе. Жаркий летний воздух постоянно вздрагивал от разрывов, бомбардировщиков было не различить в ослепительной голубизне неба. Потом подоспели наши ввс. Монотонное гудение внезапно разорвало рычанье истребителя, разворачивающегося на большой скорости, дым­ ные следы стали складываться в огромные круги. Я лежал на спине в розовом саду и смотрел на дымные полосы. Когда они увеличивались и растворялись, на них накладывались новые.

Потом, не больше булавочной головки, раскрылся и полетел вниз, медленно вырастая, белый парашют. Я насчитал восемь одновременно.

В воскресенье ночью мне нужно было вернуться в бараки, и после ужина я отбыл в Лондон. Двадцатитрехмильная поезд­ ка заняла заметно больше двух часов, и никто не мог сказать, на какую станцию мы приедем. Когда наконец доехали, оказалось, что это Холборн. Я вышел в темноту, вернее, в то, что было бы темнотой, если бы не пожары. Но едва я очутился снаружи, по­ Слышался характерный звук падающих бомб, и я нырнул обрат­ но. Через некоторое время я понял, что пора двигаться. Торчать на станции мысль не слишком удачная, так что я пошел от Холборна пешком. Когда дошел до Гэмеджиз, пришлось вер Сумерки богов (нем.).

* АнгГlИЯ. Автобиографин нуться - дорогу завалило так, будто одновременно с ПРОТиво­ положных сторон начались два обвала. Стояла абсолютная ти­ шина, если не считать хруста, который издавали мои собствен­ ные ботинки, ступая по ковру битого стекла.

15 сентября 1940 юда при налете на Лондон Люфтваффе потеряли шестьдесят бомбардировщиков. Через два дня Гитлер отменил вторжение в АнlЛИЮ. qfOpcтKa» - 2500 пилотов истре­ бительной авиации заслужили всеобщее восхищение: они сбили самолетов, потеряв и нанесли нацистской Германии 832, первое nоражеnие.

БритаllUЯ сражаласъ с Гитлером в оди1ЮЧКУ еще юд, пока в вОЙllУ не вступил СССР, а затем и США.

ЯПОНЦЫ топят «Рипаас»

И «ПРИНЦ УЭnЬСКИЙ» у побережья Маnайи, 10 декабря 1941 года Сесип Браун С 7 декабря 1941 года, после наnаденu.яяnонцев на Перл-Хар­ бор, Вторая мировая война охватила u Дальний Восток. Через три дня лучшие военные корабли Королевскою флота ~Принц Уэльский» И ~Риnалс» оказались потоплены на выходе из гавани Синюnура, поскольку не имели воздушного nрuкрытия. Сесил БраУll бьUl репортером на борту ~Punалс».

Доложили, что за нами следует двухмоторный джап.

10:45 Он того же типа, что бомбили Сингапур в первую ночь войны.

Это «Мицубиси-96» из военно-морской авиации.

Облака разошлись, небо стало голубым, как яйцо ма.;

ГIИНОВКИ, солнце - светло-желтое. Наши корабли скользили по воде цвета зеленого горошка. белой, когда ее рассекал корпус корабля.

Из громкоговорителя раздалось: «Приближается 11:07 вражеская авиация, все по MeCTaM!~ Я увидел их: один два три четыре пять шесть - - - - - семь восемь- девять. Их было девять, и они летели в ряд, один за другим.

Я разглядывал их, летящих на высоте двенадцать тысяч фу­ ТОВ прямо на «Рипалс~.

И вот они долетели.

11: 14 Уже заработали пушки на «Принце». В тот миг, ког­ 11:15 да я увидел, как они изрыгают пламя, и наши разразились оглу­ Illительным грохотом. Ряд из девяти японских самолетов растя­ Нулся по голубому безоблачному небу, как звездные сапфиры На ожерелье.

Ангnия. Автобиография я следил, раскрыв в изумлении рот, как они идут прямо на нас, норовя пролететь над «Рипалсом~ от носа до кормы. Небо наполнилось черными пуховками от наших зенитных снарядов.

Казалось, это вопиющее осквернение прекрасного неба. Однако воздушный строй, проходивший над нами, не нарушился.

Теперь они были прямо над головой. Впервые я видел, как бомбы падают, внезапно материализуясь из ниоткуда, и устрем­ ляются вниз, как растущие на лету слезинки. Это магнетическое, гипнотическое, завораживающее зрелище.

Мне не пришло в голову прятаться или бежать. Будто при­ кованный к месту, с разинутым ртом я смотрел, как бомбы ста­ новятся все больше и больше. Вдруг в десяти ярдах от меня из воды поднялся мощный гейзер, пере валил через борт и облил меня и камеру.

Я инстинктивно согнулся в своего рода полупоклоне, и в тот же миг налетел мощный шквал. Весь корабль содрогнулся.

С мостика посыпались куски краски.

«Огонь на шлюпочной палубе. Огонь в трюме!~ 11:17 - Это из громкоговорителей. Вокруг корабля фонтаны воды.

Некоторые совсем близко. Большая часть бомб упала в воду за ярдов со стороны берега. Очень красивые фонтаны, гу­ 10- сто-белые у основания, они оканчивались изящным букетом.

Первая бомба была прямым попаданием. Кто-то на мостике сказал: «Огонь в кают-компании и aHгape~.

Бомба ударила по взлетной палубе, пробила ее и ВЗ0рвалась внизу. Пятьдесят человек убито.

11:45 -... Торпедоносцы на подходе. Мы поставили краси­ вый заградительный огневой вал, но бомбардировщики подхо­ дят на бреющем полете со всех сторон, не одновременно, а по­ одиночке. С носа, с кормы, с обоих бортов. Они выравниваются.

На расстоянии трехсот ярдов от корабля, с высоты ста ярдов они сбрасывают торпеды.

Торпеды кажутся маленькими, они шлепаются в воду и на­ чинают двигаться к нам. Эти бомбардировщики пролетают так близко, что, кажется, можно различить цвет глаз пилотов. Про­ летая, они обстреливают палубу из пулеметов.

япОНЦЫ топят «Рипа{]с» И «ПРИНЦ Уэ{]ьский» Капитан Теннант посылает сообщение.gПринцу~:

11:51:5 «Есть повреждения?~ Приходит ответ:.gПотеряли управление. Рулевой механизм вышел из строя~.

Палуба «Рипалса~ завалена пустыми гильзами. На лицах моряков смесь недоумения и сладострастного удовольствия, но страха я не заметил. Была восторженная. радость, а самое странное я не видел ничего хотя бы отдаленно похожего на ненависть к нападавшим. Для британца бой противоборство характеров. Выражения лиц моряков пояснил офицер. Он обер­ нулся ко мне и сказал:.gХрабрые ребята эти джапы. Атака выш­ ла гораздо красивее, чем я ожидал~.

Не прошло и часа, как с qРиnалсом» и qПринцем Уэльскuм»

было покончено. qЗа всю войну, - писал Черчилль, - я не получал более меткого удара». Сингапур пал через два месяца.

Эnь-мамейн:

отступпение Африканского корпуса, Северная Африка, 4 ноября 1942 ГOACJ Генерап Фриц БайеРf1ЯЙН, Африканский корпус Гермаllская точка зреllUЯ 1lа cmОЛК1l0веllие в Ливийской nу­ сmьmе.

Битва за Эль-АламеЙllllачалась в 21:40 безветреlmойлу~mой llОЧЬЮ 23 октября тысячenушечllЫ.М заградителыlмM залпом бри­ танцев. Немцы стОЛКllулись с серьеЗllы.ми nроблемами жесто­ кой llехваткой горючею и боеприпасов, так что за llеделю коли­ чество действующих та1lков в корпусе сократилось до девЯ1l0 ста. у бритаllцев же та1lков бьulO более 1l0ября геllерал 800. МОllтюмери приказал 1lа1lести два.мОЩllЫХ удара по ОnОРllЫМ точкам llемецкой позиции и осуществить прорыв. 3 1l0ября Гит­ лер запретил Роммелю отступать, 110 1lа следующий деиь у Ром­ меля ие осталось выбора.

Утром ноября остатки немецкого Африканского корпуса совместно с 90-й легкой дивизией незначительными силами обо­ ронялись по обеим сторонам широкой песчаной дюны под на­ званием Тель-эль-Мампсра. Этадюна высотой всего в 12 футов господствовала, однако, над всем районом. Южнее располагал­ ея обессиленный итальянский бронетанковый корпус. Незадол­ го до рассвета я доложил командиру Африканского корпуса ге­ нералу Ритгеру фон Тома, что направляюсь в район южнее Эль­ Дабы для оборудования тылового командного пункта. Генерал Тома впервые за время боевых действий в пустыне был одет по всей форме, с генеральскими знаками отличия, при орденах и медалях. Он сказал мне: «Байерляйн, приказ Гитлера чистое ~-Al1амейн: отступ{]ение Африканского корпуса безумие. Я не могу больше терпеть этого. Отправляйтесь на ко­ мандный пункт в Эль-Даба, а я останусь здесь и буду лично ру­ ководить обороной Тель-эль- Мампсра~.

Я видел, что Тома пришел в полное отчаяние, и не ожидал ничего хорошего. С генералом остался его адъютант лейтенант Гартдеген с радиостанцией. Генерал надел шинель и взял неболь­ llюй брезентовый мешок Я невольно подумал о том, что генерал собрался умирать. Вскоре я покинул Тель-эль-Мампсра и по­ ехал на автомашине в тыл.

Англичане начали атаку только в 8 часов утра, после почти часовой артиллерийской подготовки. Главный удар был нане­ сен по Тель-эль-Мампсра. Африканскому корпусу, бросивше­ му в бой все свои силы, удалось отбить две атаки, в которых уча­ ствовало около 200 английских танков.

В часов на моем командном пункте появился лейтенант Гартдеген. Он сказал: 4: Меня послал генерал фон Тома. При мне радиостанция -- генералу она больше не понадобится. Все наши танки, противотанковые и зенитные орудия уничтожены у Тель­ эль- Мампсра. О судьбе генерала я ничего не знаю~.

Я сел в небольшой разведывательный бронеавтомобиль и немедленно отправился в восточном направлении. Внезапно я услышал над собой свист бронебойных снарядов, а далеко впе­ реди различил в полуденной дымке бесчисленные черные чу­ довища. Это были танки гусарского полка Монтгомери.

10-1' Выскочив из бронеавтомобиля, я под палящим полуденным солнцем изо всех сил побежал к Тель-эль-Мампсра. Здесь ви­ тала смерть. Кругом горели танки, валялись разбитые зенит­ ные орудия. Я не видел ни одной живой души. И вдруг прибли­ зительно в 200 метрах от той ямы, где я лежал, зарывшись в пе­ сок, около горящего танка появился человек, который, видимо, Не обращал никакого внимания на свистящие вокруг него сна­ ряды и пули. Это был генерал фон Тома. Английские танки «Шерман~, подходившие к Тель-эль-Мампсра, остановились, образовав широкий полукруг. Что делать? Генерал, конечно, Сочтет меня трусом, если я не при соединюсь к нему. Но пы­ таться перебежать через огневую завесу, лежавшую между ге Ангnия. АВТОбиограФ~ нералом фон Тома и мной, - значит обречь себя на верну1о смерть. На мгновение я задумался. В это время английскре танки снова двинулись вперед. Тель-эль-Мампсра больше ~e обстреливалась.

Тома, выпрямившись, непреклонный и неподвижный, как гранитная скала, по-прежнему стоял около танка. В руках он Все еще держал брезентовый мешок Прямо на :него двигались транс­ портер для пулемета «Брен~ и два танка «Шерман~. Англий­ ские солдаты что-то кричали генералу, а тем временем 150 тан­ ков и бронетранспортеров, словно грохочущий горный поток, перекатывались через Тель-эль-Мампсру.

Мой бронеавтомобиль куда-то исчез, и я побежал обратно, на запад, с быстротой, на какую только были способны мои ноги. Вскоре я встретил штабную машину, которая и доставила меня на командный пункт в Эль-Даба. Там я нашел Роммеля и доложил ему обо всем увиденном. Юго-восточнее и южнее ко­ мандного пункта теперь были хорошо видны огромные тучи пыли. Танки 20-го итальянского корпуса вели свой последний упорный бой с сотней английских танков, нанесших удар по открытому правому флангу итальянцев. tIесмотря на отчаян­ ное сопротивление, итальянский корпус был полностью унич­ тожен.

Начальник связи Африканского корпуса передал Роммелю перехваченную и расшифрованную радиограмму командира английского 10-го гусарского полка. В ней сообщалось: «Нами только что взят в плен генерал Риттер фон TOMa~. Фельдмар­ шал отозвал меня в сторону и сказал: «Байерляйн, случилось то, что мы всеми силами старались предотвратить. Наш фронт прорван, и противник заходит нам в тыл. Теперь не может быть и речи об исполнении приказа Гитлера. Чтобы спасти остаткИ своих войск, мы должны немедленно отойти на позиции у Фука.

Полковник Байерляйн, продолжал Роммель, я назначаю - вас командиром Африканского корпуса. Никому, кроме вас, я не могу его доверить. Если за неповиновение Гитлер предаст нас суду военного трибунала, мы оба будем отвечать за это решение.

Прошу вас все силы и способности обратить на выполнение сво Э{lь-мамейн: ОТСТУП{lение Африканского корпуса ero долга. Все ваши приказы войскам будут отдаваться моей вла­ стью. Скажите об этом старшим офицерам, если у вас возникнут какие-нибудь недоразумения~. «Я приложу все силы~, отве­ ТИЛ я. Роммель сел в бронированную штабную машину и напра­ вился в другие части своей разбитой армии, чтобы отдать им приказ об отходе*.

Позже, слегка nреувеличив, ЧерчШUlЬ nроко.м.менmировал: «До Эль-АламеЙна.мы ни разу не побеждали, после Эль-АламеЙuа.мы ни разу не nроигрывали»-.

u др.

Цитируется по изданию: Весmфалъ З. Роковые решения.

* Перевод под редакцией д-ра исторических наук полковника П. А. Жи­ лина. М., Военное издательство МО СССР, 1958.

Бомбардировка дамбы на озере Мене:

Рурскаи ДОllина, маи года 16 Гай Гибсон, командир КРЫflа ВВС Девятнадцать бомбардировщиков ~ланкастер» приняли уча­ стие в знаменитом сбрасывании ~nрыгающих бомб» на дамбы Рурской долины. Восемь из них не САtOlЛИ вернуться. Две дамбы Мене и Эдер бьUlИ разрушены, что вызвало обширное наводне­ ние в nРОМЫИUlенном сердце Германии.

Внизу, молчаливое и черное, лежало озеро Мене. Я обратил­ ся к своему экипажу: ~Hy что, парни, я полагаю, пришло время начать игру в кегли~.

Взрыва энтузиазма не последовало.

~Хелло, все самолеты "Кулер". Я начинаю атаку. Остальным приготовиться атаковать в указанном ранее порядке».

Затем я обратился к Хоппи: ~Хелло, "Мамаша", приготовься принять командование, если что~.

В ответ раздался спокойный голос Хоппи: ~О'кей, лидер.

Удачи~.

Парни рассыпались по намеченным заранее точкам за хол­ мами. Они постарались укрыться, чтобы их не заметили с земли или с воздуха, а я начал выдвигаться на исходную позицию. МЫ описали широкий круг и зашли против луны, оказавшись над восточным концом озера. Мы легли на прямой курс и начали пикировать к неподвижной воде, мерцавшей в двух милях впе­ реди. Перед носовой турелью возник силуэт дамбы, четко обри­ совавшись на фоне затянувшего долину тумана. Мы могли ви­ деть башни. Мы могли видеть шлюзы. Мы могли видеть вообще Бомбардировка дамбы на озере Мене: Рурская доnина вес. Мой бомбардир Спэм заметил: «Чудесная картина. Просто волшебная~.

ОН немного волновался, как и все бомбардиры в тех случаях, когл.а они не видят точку прицеливания. Но когда мы переско­ чили через высокие ели, он отреагировал довольно быстро: «Ты собирался их срезать? Мы едва не зацепили деревья~.

«Спокойно, Спэм. Я сейчас наберу BЫCOTY~..

Затем я обратился к Терри: «Проверь высоту, Терри~.

К Палфорду: «Контролируй скорость, бортинженер~.

К Тревору: «l1риготовить пулеметы, стрелки~.

К Спэму: «Начали, Спэм~.

Терри включил прожектора и начал: «Ниже ниже ниже.

- РОВНО - pOBHO~.

Мы летели на высоте точно 60 футов.

Палфорд принялся колдовать со скоростью. Сначала он не­ много выпустил закрылки, чтобы притормозить самолет, затем чуть добавил газ, чтобы стрелка индикатора скорости установи­ лась точно на красной риске. Спэм начал ловить башни в свой прицел. Затем он щелкнул тумблером, ставя взрыватели на бое­ вой взвод. Я лег на боевой курс.

Вражеские зенитчики видели, как мы приближаемся. Они могли видеть свет прожекторов в двух милях от дамбы. Они от­ крыли огонь, и светящиеся трассы понеслись навстречу самоле­ ту. Это был ужасный момент. Мы тащились со скоростью четы­ ре мили в минуту, не имея права даже вильнуть, навстречу ору­ диям, которые собирались нас уничтожить. Парни не хотели этого, да я и сам не хотел. Я успел подумать: «Еще минута и все мы будем мертвы, не так ли?~ Затем я подумал: «3то ужас­ ное чувство страх. Жуткий CTpax~. Нам еще предстояло про­ лететь несколько сот ярдов, но я бросил через плечо Палфорду:

«Оставь в покое свои рукоятки и будь готов стащить меня с крес­ ла, если меня убьют~.

Когда я взглянул на него, бортинженер был немного оша­ рашен.

Но «ланкастер~ мчался вперед, и я начал вглядываться в спе­ циальный прицел на лобовом стекле. Спэм прилип к прицелу в Анmия. Автобиографи своем закутке, держа руку на кнопке сброса. Специальный М _ ханизм на борту уже заработал. Он должен был (как мы наде _ лись) сбросить мину в требуемой точке. Терри продолжал С1е дить за высотой. Джо и Трев начали вертеть стволы своих ПУfIе­ метов. Зенитчики могли видеть нас совершенно четко, но !-tы летели слишком низко. Во мне зашевелились дурные пред~в­ ствия относительно исхода операции в целом. Мой самолет та­ кой маленький, а эта дамба такая огромная. Она толстая и твер­ дая. А мой самолет ужасно мал. Мы скользили над гладью озе­ ра, и мои стрелки открыли огонь по вражеским зениткам. Те, в свою очередь, принялись поливать нас раскаленным СВИНЦОМ, снаряды так и свистели вокруг. По какой-то причине ни ощiн не попал в нас.

Спэм сказал: ~Левее еще чуть левее ровно ровно - - - ровно так держать~.

В следующие несколько секунд пра,ктически одновременно случилось несколько событий.

Затрещавшие пулеметы носовой турели Джо выплюнули све тящуюся трассу, которая ударила по левой башне на дамбе.

Палфорд съежился рядом со мной.

Запахло сгоревшим порохом.

Холод заполз под кислородную маску.

Мимо окна пролетела трасса все они казались одного цве­ та, выпущенная со здания электростанции. Но немцы стреля­ ли уж очень неточно.

Стена дамбы оказалась совсем рядом.

Спэм вскрикнул: «Мина сброшена!~ Хатч выпустил красную ракету, чтобы ослепить зенитчиков.

И все завертелось.

Кто-то сказал по радио: «Здорово выглядит, лидер. Прекрас­ ная работа~.

Затем все кончилось. По крайней мере, мы выскочили из-поД обстрела, и я облегченно перевел дух, испытывая наслаждение от чувства безопасности.

Тревор сказал: «Ну, сейчас я задам этим ублюдкам».

Он принялся поливать дамбу длинными очередями, пока та Бомбардировка дамбы на озере Мене: Рурская доnина не оказалась за пределами досягаемости пулеметов. Когда мы начали разворачиваться, то увидели столб воды высотой тыся­ чу футов, который показал, что наша мина взорвалась. Мы с удовлетворением отметили, что Спэм прицелился верно и взрыв произошел именно там, где требовалось. Когда мы подлетели ближе, то увидели, что взрыв мины вызвал большой водоворот, и вода кипит и пенится, как под ударами урагана*.

Гибсо1t бьUl убит в бою юд спустя.

* Перевод А. А. Больных.

fIaгepb Тэнко: анmичанка в нпонеком ПlIену, Кучинг, Борнео, ГОДЫ 1942- Агнесса Ньютон Кийт Наш барак был одной большой комнатой с чердаком навер­ ху, без всяких перегородок. На каждого приходилось около пяти квадратных футов, и если охранник желал занять их, не остава­ лось делать ничего другого, как подвинуться. Не то чтобы охран­ ники проводили все'время, полеживая возле нас, большую часть времени они пили в караулке.

Порой они шутили нормально, весело все-таки парни есть парни. Но иногда шутки становились грязными. Молодой че­ ловек с оружием мог подшутить, насмеяться, запугать, схватить, отхлестать по заду или по лицу. Присутствие оружия лишало игру легковесной веселости.

Из-за того, что существовали булочки, рис и привилегии в вольностях и поддержке со стороны охранников и не существо­ вало способов поставить этих охранников на место, они иногда использовали нас как проституток. Одним из хороших доводов против такого ~сотрудничестваi было то, что у охранников име­ лисьвши.

Они не были садистами или мазохистами. Они не были людь­ ми Востока или Запада. Они были просто бандой опустивших­ ся шалопаев, которые обладали неограниченной властью над сотней человек, не способных дать сдачи.

Раз в неделю приезжал потертый офицер в потертой мотор­ ной лодке, оба изрядно шумели. Он с равной дотошностью уст­ раивал осмотр и нам, и охранникам. Предупрежденные мотором, охранники успевали натянуть портки, добежать до пристани и стать во фронт. Мы успевали спрятать в траве и в туалетах за ~Pb Тэнко: аНГf1ичанка в японском П(Jену 50. прещенные дневники, книги и еду. Когда офицер уезжал, все пе­ реводили дух.

Жизнь на Берхале проходила согласно капризам охранников.

А они были капри:шы. Они могли быть очень добрыми. Один охранник каждый день отдавал свои булочки детям, другой раз­ давал им хлеб. Они часто подкармливали нас остатками своих продуктов, говорили, что наша пища ужасна. Иногда они позво­ ляли нам встречаться с нашими мужьями в открытую, а иногда били за мимолетную улыбку в их сторону.

Первые наши охранники на Берхале накануне своего отъез­ /{а составили речь. Они диктовали мне предложения на лома­ ном английском и велели писать их ~B литературном стиле~.

Результатом наших усилий стало следующее:

«ДЖСНТЛЬМСНЫ, леди и женщины. Нипонские солдаты очень добрые. Мы будем молиться за ваше здоровье, пока снова не повстречаемся с вами. Завтра мы возвращаемся в Сандакан. Нам вас очень жалко. Но если ВЫ будете зазнаваться, мы собьем вас, flO6bCM вас, изобьем вас и убьем Bac~.

Я сказала, что последнее предложение, пожа.'1УЙ, излишне жестоко, но они особенно на нем настаивали.

... На Кучинге мы нсеръез учились ЮJaНЯТЬСЯ. У нас были пе­ чатные инструкции, демонстрация и практика. Инструкции по «НИIюнскому~ поюIOНУ были такими: ~COГHYTЬ корпус в талии под углом в пятнадцать градусов с обнаженной головой, руки на боку, ноги вместе. Сосчитать до пяти (про себя) и выпрямить­ ся (сели не собьют с HOГ)~.

Первое время, когда нас учили кланяться на Кучинге, мы го­ Товились оказать достойную встречу генерал-лейтенанту, для которого выращивали картошку.

День настал, и нас построили рядами впереди монахини, Поэади женщины и дети, потому как считалось, что так мы при­ несем меньше вреда нашим неподобающим поведением. Про­ звучал приказ кланяться. Многие сестры обладали замечатель­ ными выступающими частями, и при ПОКJIOне эти части пода­ Лись назад. Мы стояли слишком тесно, кланялись слишком резко, так что выступающие части сестер столкнулись с наши­ ми головами. Какой конфуз, какая суматоха! Порядок так и не АнПlИЯ. Автобиография удалось восстановить. Генерал-лейтенант заторопился смотреть свиней, которые к генерал-лейтенантам относились почтитель­ нее либо просто еще не знали значения фразы «немая дерзость~, в отличие от нас. Нас больше никогда не собирали группой для.

ПОКJIOнов генералам... Все перемены были к худшему. Запретов становилось боль­ ше, еды - меньше, работы - больше, а сил - меньше. Растерян­ ность росла, а оптимизм ни разу не оправда.i'IСЯ. Сама надежда казалась лишь убежищем для тех, кто не хотел смотреть правде в лицо.

Дневной рацион, которым обеспечивали нас японцы, на че­ ловека составлял чашку жидкой рисовой похлебки, пять ложек вареного риса, иногда немножко зелени, немного сахара, иногда соли и чай. Вот на чем, как думали японцы, мы должны выжить.

Или они думали, что мы не должны выжить?

Добавкой к этой диете служили сладкие картофельные побе­ ги, которые мы проращивали сами. Мы ели побеги, потому что слишком голодали, чтобы дождаться, пока картофель вырастет и созреет. Каждый квадратный фут лагеря использовался под огород, но почва была истощена, и мы тоже. В последние восемь месяцев плена тяжелую работу выполнять было почти невоз­ можно, но мы ее делали. Мы вставали до восхода, чтобы выпол­ нить работу в лагере, потом шли из лагеря трудиться на японцев.

К девяти утра мы уже выбивались из сил.

Тогда стали торговаться с солдатами и покупать ободранных кошек и крыс, ели улиток и червей, все ели водоросли и траву, а многие из нас охотно съели бы друг друга.

Ньютон Кuйт u ее семья nережшlU войну.

День О: британский парашютист высаживается в Пормандии, б июня года, час ночи ДЖеймс Байром, параШlO1'ная м~ицинская СlIужба Высадка союзников в Нормандии стала величайшим морским десанто.М в истории. 160000 подразделений - британских, аме­ риканских, французских, nолъских и канадских - nогрузuлисъ на 5000 судов и nереnравuлисъ из южной АНlJlИИ во Францию. Мор­ ской десант nредварялся атакой 6-й воздушно-десантной диви­ зии для того, чтобы nрикрытъ восточный фланг будущею плац­ дарма на побережье. Первые британские nарашютисты спусти­ лисъ с нормандского неба в самом начале «дня D».

От ближнего дерева метнулась тень, и ко мне присоединился огромный пулеметчик со «стэном~. Его лицо было черным, бел­ ки глаз блестели в лунном свете, так что я при всей своей сдер­ жанности едва не рассмеялся.

Ты ведь болтаешь по-ихнему? Тогда иди, постучись в дверь, а мы тебя при кроем огнем. Я тут постою, а напарник зайдет с другой стороны двора, чтобы при крыть как следует.

При моем приближении залаяла собака. Краем глаза я заме­ тил, как темная фигура устроилась за стогом сена, в тени амбар­ ной двери. На первый стук никто не ответил. Очевидно, хозяева крепко спали. Я постучал громче и на этот раз услышал скрип лестницы и звуки французской речи. За дверью послышались шаги, отдалились, помедлили и приблизились снова. Дверь от­ ворилась.


По пути я подбирал слова, которыми должен буду нас пред­ ставить какую-нибудь спокойную, даже элегантную фразу, АнГflИЯ. Автобиографин подходящую к французской впечатлительности и склонности к драматизации. Но при виде по-матерински домашней крестьян­ ки средних лет рухнула пропасть времени, и я снова почувство­ вал себя туристом 1939 года, когда я стучался в дом попросить стакан сидра и ломоть камамбера.

- Excusez-nous, madame. Nous sommes de рагасhutistеs anglais faisant partie du Debarquement Лllie*.

Мгновенье испытующего взгляда, затем женщина заключи­ ла меня в объятия. Слезы текли по ее лицу, между поцелуями она кричала мужу, требуя света и вина. Потоком гостеприим­ ства я был мгновенно унесен в теплую, освещенную свечами кухню. На столе возникли бутылки коньяка и кальвадоса, по лестнице сбежали дети, нас страховидных головорезов в 'ка­ муфляже окружили и выплеснули на нас чувства, накопив­ шиеся за последние четыре года. Фермер и его жена хотели, что­ бы мы остались, и пили, и веселились, снова и снова пожимали нам руки. Они норовили потрогать нас, рассказать про оккупа­ цию, выразить свою бесконечную ненависть в бошам. Казалось, они так долго ждали этого момента, что не способны отвлечься ни на что другое, пока не выплеснут всех чувств до капли. Я был в восторге, почти таком же, как и они. Согретый огненной струй­ кой кальвадоса, я настолько проникся величием момента, что совершенно забыл о десанте, о маршах и батареях. Мои компань­ оны обезумели от наплыва эмоций и говорили без конца, маши­ нально опустошая стакан за.ст.аканом. Глядя на них, я внезапно вспомнил, зачем мы здесь. Я начал вежливо добиваться ответов на вопросы, которые были заданы уже не однажды. Где мы на­ ходимся? Как далеко отсюда до ближайших немцев? По началу вопросы проигнорировали:

Лh, топ Dieu, не HOUS quittez pas maintenal1t! Лh, - les pauvres таlhешеuх! Ils sont tous mouilIes!** * Простите, мадам. Мы английские парашютисты из десанта со­ юзных сил (фр.).

** Ах, боже мой, не уходите так быстро! Ах бедолаги! Они все промокли! (фр.) ~ О: британский парашютист высаживается в Нормандии Это было трогательно, но уже чересчур. Наконец я смог об­ рести то, что хотел карманный компас и обещание проводить нас через болото к Варавилю. ' Через четыре юда после Дюнкерка британцы вернулись во Францuю. 6 ИЮ1lЯ в 7:30 утра они высадuлись на пляжах Меча, Золотом u Джуно.

Пехотинец в Uормандии, июня года 6-14 Сержант Дж. Э. Хьюз, Хэмпширский коро{]евский по{]к Дневник июня года. Погрузились на десантно-штурмо­ 6 1944 06:00.

вое судно. Море очень неспокоЙное. На берег высадились в 7: утра. Огонь убийственный, большие потери. Мне повезло, сл[ а­ ва] богу. Заняли три деревни. Ужасная стрельба и омерзитель­ ныевиды.

июня. Пока идем. В окапывались. В вышли.

7 02:00 05: НЕЧЕГО ЕСТЬ. Несколько строк до того, как войдем в следу­ ющую деревню. К[ омандующий ] О[ фицер] выведен из строя, адъ­ ютант убит. Пропал штаб-сержант. Я [работаю] за него. Осталь­ ноепозже.

8 июня. 07:30. Из деревни стреляли. Деревню зачистили. Взя­ ли пленных. Очень хорошая ночь, но в лесу засели немецкие снайперы. Спал два часа. Второй отдых с 6-го числа.

июня. Вышли на зачистку леса. Немцы сбежали. За 9 06:30.

весь утренний бой убили только одного. Сейчас мы за 8-1 О миль от моря. Представлен к срж.

1О июня. Дорогая Джоан, не перестаю о тебе думать. Сл. богу, я до сих пор жив. Мы потеряли многих хороших людей. Только наша бригада достигла поставленных целей.

Французы встретили нас очень гостеприимно. Пили вино.

июня. Встреча с врагом. Из моего взвода потеряли троих.

Очень повезло, сл. богу. За 3 дня спали только 5 часов.

12 июня. Сегодня неописуемый минометный огонь и сраже­ ние в лесу. Много убитых. Сл. богу, я пережил еще один день.

пехотинец в Нормандии. июня года 6-14 1944 13 июня. Первый раз поел с утра понедельника. Всю ночь на ногах. Все еле держатся. Думаю о тебе.

14 июня. Контратака гансовиз леса. Минометный огонь. 13 че­ ловек из моего взвода убиты или пропали. После тяжелого вче­ рашнего боя ранены старшина и Джо. Убит КО. Я сам весь в по­ резах. Под прикрытием огня продвинулись на 3 мили. Оттесни­ ли гансов. Это ад, За ночь на позиции подошли три ~тигра~.

июня. [передышка]. Получил письмо из дома. Написал Джоан и маме.

17 июня. [передышка].

18 июня. Адский день. Контратака.

19 июня. Адский день. Контратака.

20 июня. Адский день. Продвинулись. Контратака.

21 июня. Спокойный день. Сражались возле Тилли. Штыко­ вая атака. Весь день артобстрел. Письма из дома.

22 июня. Был в дозоре. Оказался в 35 ярдах от~тигра~, преж­ де чем его заметил. Ушел невредим, сл. богу. Адский обстрел.

Вымотался.

23 июня. Прошлую ночь не спал. Перестрелка, весь день в до­ зорах, 4 часа сидел на НП. Всю ночь на ногах. Убитые.

Об этом уже хватит.

24 июня. Пришлось идти на эвакопункт. Малярия.

Сержант Хъюз бъUl lOсnиталuзирован с малярией почти до конца нормандской кампании.

«fIетающие бомбы» I июня года 12 {1аfЮНen Кинг Первый немецкий самолет-снаряд «летающая бом­ FZG-76, ба», упал на Англию 12 июня 1944 zoда. За ним последовали еще 9000 таких снарядов. Кинг тогда бьUl восьмилетним школьником.

Ночью на 12 июня первые немецкие самолеты-снаряды упа­ ли на Лондон и на Юго-Восток. Приходили новости С побере­ жий Кента и Сассекса о «ракетных соплах~, «огненных выхло­ пах~ и необычном звуке, издаваемом этими штуками. Над Кен­ том некоторые из этих снарядов упали со страшным взрывом.

Конечно, наши домашние воспринимали бомбежки уже по-свой­ ски. Мы приехали из Вест- Хэма в самом начале войны. Я про­ водил бесконечные ночи в садовом ПOl·ребе без сна, потому что Нэнни храпела. Теперь налет случился днем.

Первый прилетел после часу пополудни. В те прекрасные июньские дни наши окна и двери были распахнуты, и гудение приближающейся «летающей бомбы~ трудно было принять за что-нибудь другое. Нас это не сильно обеспокоило. Десять се­ кунд - и снаряд пролетел прямо над головами. За полмили про­ звучал разбудивший отдаленное эхо взрыв.

Вершок-Малышок, как мама его звала, сгонял туда на вело­ сипеде и доложил:

Кинг Эдвард-роуд сплошные развалины. Пожарные и - смотрители еще раскапывают. Я видел, как она прилетела. Я был на крыше. Я позавидовал, что он был на крыше. Оттуда моЖ­ но все разглядеть.

Мам, а где это Кинг Эдвард-роуд? спросил Дуг.

- - «петающие бомбы», 12 июня 1944 года Возле Кантри- Граунд. Это где живет мистер Гиббонс, ты его знаешь, он вместе с папой в ополчении.

На следующий день мы спрятались в погреб, едва услышали гудение. Опять снаряд пролетел, казалось, прямо над домом. Мы с Дугом громко рассмеялись, будто это была такая шутка. Мама сказала, чтобы мы пригнулись. Гудение прекратилось. Восемь секунд ожидания. Разочаровывающий, невыразительный бабах.

Пойду погляжу, куда свалилось, заодно загляну в лавку, - сказала мама. Никому на стук не открывайте.

Позже она рассказала, что снаряд упал на запасную ветку железной дороги, за мусоросжигателем. Железнодорожник ска­ зал ей, что разнесло три старых вагонетки.

Вскоре налетело столько самолетов-снарядов, что власти ста­ ли объявлять воздушную тревогу. Сирены звучали не переста­ вая. Когда сообщали, что приближается бомба, мы с Дугом ны­ ряли В rюгреб, не забывая прихватить кота Джимми, если тот по­ падался на глаза. Иногда мама выходила в лавку, и мы сидели в погребе одни. Ни разу мы не забеспокоились и не боялись в любом случае все решал ось за десять секунд.

В один из таких дней самолет-снаряд упал чуть дальше по шоссе. Мы повыскакивали из погреба и увидели огромный гриб из пыли и булыжников, вырастающий над крышами домов. Мож­ но было разглядеть даже отдельные кирпичи и доски, взмыва­ ющие в чистое, ясное небо. Через несколько секунд стало больше похоже на сложенный зонтик. На дороге восстановилось движе­ ние. Через дом мы бросились к переднему крыльцу. Толпы людей двигались по дороге по направлению к месту взрыва. Многие были на велосипедах, многие растеряны. Многих я знал в лицо.

Смотри, вон человек из керосиновой лавки! воскликнул - Дуг.

Мы еще ни разу не видали его иначе как за прилавком. Пыль­ ное облако уже осело. От Центра отдыха и от церкви напротив потянулись машины медпомощи. В них помогали забраться гряз­ Ным, трясущимся людям.

Появилась мама.

А ну, быстро домой! рявкнула она. Скоро НЭЮIИ вер­ - - нется с работы и все вам расскажет.

АНГl1ИЯ. Автобиографии Потом вернулась Нэнни. ~Летающая бомба» упала возле ее завода.

Достал ось миссис Ли бомба упала на ее дом на Ли -холл­ - роуд. Это в двух шагах оттуда. Когда взорвалась, бригадир отпу­ стил ее посмотреть, что с домом. Я пошла вместе с ней. Мы до­ брались уже через две или три минуты после того, как все слу­ чилось.

Для нас с Дугом и этот случай не обошелся без веселья.

Наблюдатель с крыши Дженкинсов видел, как она подле­ тает, и даже спрыгнул, а там до земли восемьдесят футов.

Несмотря на гитлеровские ~теX1l0логии террора», для наци­ стской Германии, размолотой жерновами России на востоке и наступлением союзников на западе, не оставалось выхода. 3 мая 1945zoда фельдмаршал Монтгомери принял в своей штаб-квар­ тире на Люнебургских лугах делегацию немецких офицеров:

Их привезли к моему фургону и построили под британским флагом, гордо развевавшимся на ветру. Я заставил их ждать не­ сколько минут, потом вышел из фургона и направился к ним.

Они все отсалютовали под британским флагом. Это был вели­ кий момент. Я знал, что немцы пришли сдаваться, а значит, ко­ нецвоЙне.

Документ о капитуляции Германии был подписан 7 мая 1945zoда.

День победы: lIондон, 8 мая 1945 года МошlИ Пэнтер-Даунс Репортаж корреспондента «Нью-Йоркер» из Лондона.


Когда этот день наконец настал, он не был похож ни на какой другой. У него был собственный, неподвластный течению вре­ мени дух, дававший ощущение грандиозного, счастливого дере­ венского праздника, где народ сидит, поет, спит, где ему вздума­ ется, на фоне летних деревьев, травы, цветов и воды. Люди го­ ворили, что в день перемирия в году было иначе, потому что не было такой истерической реакции. Не так было и в день коронации, потому что людей собралось больше, и их радость, томившаяся всю ночь, очевидно не подогревалась в пабах. Этот день удивил тех, кто предсказывал, что лишь молодежь будет 11.0статочно легка на подъем, чтобы праздновать на улице. Же­ лание поддержать лондонский праздник внезапно возникло в душе каждого члена каждой семьи, от маленьких детишек, чьи волосы были убраны красно-бело-синими лентами, до почтен­ ных пожилых пар, которые самозабвенно, держась за руки, бро­ дили взад-вперед по улицам в красно-бело-синих бумажных шляпах. Даже собаки ходили в больших трехцветных хомутах.

В мясных лавках, которые, как и прочие продуктовые лавки, открывались с утра на пару часов, сворачивали розаны из ку­ Сочков свинины. Практичные домохозяйки перед гуляниями запасались хлебом. Они выстаивали длинные очереди в пекар­ иях, держа в одной руке простую авоську, а в другой 4:ЮНИОН Джек~ по случаю счастливого события. и даже сами очереди в это утро стали добрее. Звонили колокола, и после ночной бури АнГlJИЯ. АвтобиографИЯ в Лондон входил прекрасный, теплый день английского лета, которое, как некоторые считают, существует только в вообра­ жении лирических поэтов.

Девушки в легких, светлых платьях усиливали ощущение, будто весь город собрался на огромный семейный пикник. Оби­ лие невероятно красивых, юных девушек, которые раньше пря­ тались по заводам и государственным учреждениям, поражало.

Они высыпали в парки и на улицы, как стайки щебечущих, ярко оперенных птах. В их свежезавитых волосах красовались василь­ ки и маки, а вокруг стройных талий были обернуты красно-бело­ синие ленты. Некоторые повязали ленты даже вокруг лодыжек.

Гуляя в обнимку с одетыми в униформу парнями, они утверж­ дали радостную и простую красоту грандиозных мгновений это­ го дня. Толпы бродили между дворцом, Вестминстером, Тра­ фальгарской площадью и Пикадилли;

когда люди уставали, они просто присаживались, где придется на траву, на крылечки, на тротуар, и любовались на других, либо прикрывали лица платком, чтобы вздремнуть. Каждый рассчитывал увидеть ко­ роля, королеву и мистера Черчилля вместе, и мало кто остался разочарован. Один мальчишка, державший за руку отца, хотел пойти в убежище в Грин-парке.

Тебе незачем ходить сегодня в убежище, убеждал отец.

- - Они нам больше никогда не понадобятся, сынок.

Никогда? В детском вопросе звучало сомнение.

- Никогда! Мужчина выкрикнул это почти с яростью. - Никогда! Понял?

На открытом пространстве перед дворцом, где речь премьер­ министра в три часа передавалась через громкоговорители, люди выглядели слегка напуганными соседством с символической глыбой серого камня. Те, кто решил открыть свою корзинку и начал жевать сандвичи среди цветущих тюльпанов, казались несколько подавленными. Пикадилли собирала более радост­ ную публику.

Во время обеда автобусы по площади еле ползли сквозь плот­ ную толпу смеющихся людей. Молодой человек в черном бере­ те танкового корпуса был первым, кто вскарабкался на малень­ кий пирамидальный Ангкор Ват, сложенный из лесов и мешКОВ День поб~ы: flондон, мая года 8 1945 с песком в начале войны, чтобы уберечь пьедестал статуи Эроса, в то время как сама фигура хранилась в безопасном месте. Па­ рень взобрался на самый верх и встал на цыпочки в позе Эроса, целясь из воображаемого лука под одобрительный рев толпы.

За ним последовал парашютист в малиновом берете. Забравшись наверх, он спустился обратно и подсадил светловолосую девуш­ ку в очень узких зеленых брючках. Когда та добралась до верха, танкист подхватил ее на руки и, вдохновляемый приветствен­ ными криками всей площади, казалось, изготовился сыграть классическую роль Эроса прямо на вершине постамента. Из это­ го ничего не вышло, потому что в следующий миг к нему присо­ единилась пара солдат, и вскоре вся пирамида оказалась усеяна парнями и девушками. Они сидели сплошной обнимающейся массой, свесив ноги по сторонам, примеряя друг на дружку фор­ менные головные уборы и осыпая толпу внизу шутками и ост­ ротами.

Боже, произнес кто-то, страшно подумать, что было - - бы, упади сейчас сюда ~летающая бомба~.

Когда пустили фейерверк, торговец оловянными брошками с головой Монти* радостно произнес эту успокаивающую, по­ рой ошибочную, фразу из ночей ~блица~:

Все в порядке, ребята, это один из наших!

Весь день люди укрывали смертельное прошлое слоем пре­ красного, надежного настоящего, так что правительство даже высказалось против победного сигнала сирен, опасаясь, что сами звуки сирен вызовут слишком много тяжелых воспоминаний.

По тем же причинам не было артиллерийского салюта - только колокольный звон и гудки буксиров на Темзе, сигналящих: ~ДYT дут дут ДYYYT~, да гул снующих над городом самолетов, посыла­ ющих красные и зеленые сигнальные ракеты тысячам улыба­ ющихся, запрокинутых к небу лиц.

Без сомнений, это был день Черчилля. Тысячи подданных короля Георга выстроились перед дворцом и весь день напролет распевали: ~Желаем видеть короля!~ Когда он, королева и их дочери появились, охрипшие голоса разразились приветствиями, * Имеется в виду фельдмаршал Монтгомери. Прuмеч. рвд.

Ангnии. АвтобиографИИ но когда люди увидели Черчилля, раздался многоголосый вопль почти религиозного восторга. Он шел во главе процес­ сии членов парламента к палате общин после традИЦИОННОго благодарственного молебна в церкви Св. Маргариты. Внезапно он оказался окружен людьми бегущими, встающими на цы­ почки, подымающими над собой детишек, чтобы те могли по­ том рассказать, что увидели, и восторженно кричащими, будто нянечки малышу: ~ Уинни! Уинни!~ Один из двух пьяных от сча­ стья, очень старых и невыразимо грязных кокни пригласил дру­ гого на медленный, заплетающийся танец, и эта парочка, будто шекспировские шуты, танцуя, подпевала: ~BOT он, вот он, вот его лысая головенка!~ Еще раз люди увидели Черчилля позже, когда он уезжал из палаты общин на заднем сиденье маленького открытого автомобиля, раскрасневшийся, улыбающийся и со­ вершенно счастливый. Эрнест Бевин, отъезжавший на следу­ ющей машине, тоже получил свою долю приветствиЙ. Какой-то восторженный житель Ист-Энда в скроенной из флага одежде закричал:

Господи, подумать только я приветствую Бевина, парня, - который заставил нас работать!

Герберт Моррисон, скромно пристроившиЙся.в уголке тре­ тьей машины, едва был узнан, не лучше обстояло дело и с про­ чими министрами. Глаза, уши и глотки толпы принадлежали только Черчиллю, только ему одному. Его формальное офици­ альное обращение, за которым последовал сигнал ~прекраще­ ние огня~, не вызвал того эмоционального накала, какой ожи­ дался, но это сделала последующая речь с балкона Уайтхолла:

~Мои дорогие друзья, это ваша победа... ~ Заслуженный военный лидер консервативной партии, Чер­ ЧШUlь не бьUl мирным лидером. Во время,«народной войны» страна столкнулась с неведомым ранее братством сословий и классов, когда стало правилом ~деление по справедливости» продоволь­ ственных карточек, газовых масок, удостоверений личности, несчастье бьUlО общим, и все жители страны оказались в одной лодке. Вскоре после победы лейбористы отказались продолжать сотрудничество в коалиции, созданной на время войны. На выбо ~eHb по~ы: {]ОНДОН, 8 мая 1945 года рах в июле лейбористы одержали полную победу - 393 места против 213 '/(онсерваторс'/(их. Лейбористс'/(ое nравительство во главе с Клементом Эттли провозгласило юсударство всеобщего блаюденствия (с подачи юсударственной службы здравоохра нения) и национализировало главные э'/(ономичес'/(ие отрасли:

уюльную nромышленность, гражданс'/(ую авиацию, эле'/(триче­ ство, радио и телеграф, железные дороги и даже Бан'/( АнlЛИИ.

Просто новый Иерусалим, хотя и не полноценный социализм!

В новой АнlЛИИ Эттли продолжали nроцветать частные пред­ приятия и частные ш'/(олы, и даже служба здравоохранения до­ nус'/(ала платное лечение. Компромисс между nолити'/(ой всеоб­ щею блаюденствия и смешанной э'/(ономи'/(ой '/(азался вполне эф­ фе'/(тивным или, по '/(райней мере, вполне жизнеспособным. К нему nрим'/(нули даже '/(онсерваторы. Серьезное сопротивление он встретил толь'/(о в 1970-х юдах, а после войны страна изнемога­ ла под бременем огромною военною долга и множества неудобств, означавших, что расход бензина, пищи, одежды и хозяйственных nринадлежностей придется ограничить. Одна'/(о недостат'/(а рабочих мест не бьuю, поэтому наниматься на работу приез­ жали даже жители Вест-Индии.

Иммиграция: на борту корабnя ссУиндраш», май-июнь года Вине Рейд Винсу Рейду бъuto тринадцать леm, когда он с родителями на борту ",орабля «Уиндрашр- отправился с Ямайки в АнZJlИЮ. В Анг­ лии уже проживали темнокожие (если вспомнить историю, то темно",ожие воины бьUlИ еще в римской армии), но на борту это­ го ",орабля uxнасчитывалось 500 человек - это БЬUlа первая круп­ ная партия темнокожих иммигрантов.

Когда родители меня вывезли, мне было тринадцать. Мой отец был рабочим-железнодорожником, а мать работала на спи­ чечной фабрике. Они были набожными, очень бережливыми людьми. Один из способов скопить большую сумму денег они называли !парднер~. Вкладываешь много денег, а потом тебя выбирает жребий. Думаю, только так и можно было добыть эти 28 фунтов. Это же безумные деньги! Думаю, очень многие, если им представлял ась такая возможность, продавали все, что у них было, использовали схему !парднер~;

многие также при бегали к помощи церковных кредитных союзов. Вот так и добывали деньги. Думаю, они считали, что быть рабочим в Англии уж точ­ но не хуже, чем на Ямайке. А может оказаться и лучше, потому что денег можно заработать больше. Потому и ехали.

Для меня это было большое приключение. В том смысле, что я никогда не бывал за пределами Кингстона, а тут поездка мо­ рем в Англию. Я и понятия не имел, где эта Англия и сколькО туда ехать. Я никогда не ездил на поезде, я никогда не выезжал из Кингстона. И вот я шагаю по огромному кораблю, который иммиграции: на борту кораб(JИ "Уиндраш» должен меня привезти в место, называемое АнглиеЙ. Мне было тринадцать, понимаете, и представьте, все эти люди на корабле были белыми, и офицеры на корабле были белыми, и команда.

И было это как сказка, потому что я нигде раньше не бывал.

Отправляясь в это путешествие, я понятия не имел, что станет­ ся со мною и моими родителями. Как ни интересно мне было, я НИ сном ни духом не ведал, через сколько времени мы доедем до Англии и все такое.

Я был одинок. Я думал, на корабле будет хотя бы парочка детей, нет, все были безнадежно взрослыми. Я не мог погово­ рить ни с кем моего возраста. Думаю, младшему после меня было лет девятнадцать. Конечно, кое-кто уже бывал раньше в Англии, они могли бы рассказать, но они все больше думали о работе, потому что, сами понимаете, на Ямайке с работой не очень. Вот люди и надумали уехать. Ехали плотники, люди многих других профессий и думали, сами понимаете, о том, чтобы добыть работу и заработать денег, чтобы приехать пови­ дать своих на Ямайке. Все были преисполнены восторга и на­ дежд на лучшее.

Что мне на корабле понравилось, так это что среди пасажи­ ров были несколько боксеров, которые всех побеждали, вроде Лефти Флинна очень хорошего бойца, Пола Силвера, Брен­ дона Соулса;

понимаете, мне доводил ось любоваться их боксом.

И это было восхитительно, потому что мне хотелось самому стать бойцом. Их вез белый по имени Дейл Мартин. «Дейл Мартин Промоушнс». И это было самое замечательное на корабле, не считая того, что приплыли на Бермуды, сошли на берег и пошли в кино. Нам сказали, чтобы мы сидели на специальных местах, понимаете? Конечно, жителям Ямайки, у которых есть своя иерархия по цвету кожи, попробуй объясни, что ты должен си­ деть на том месте, которое написано на билете. И конечно, нача­ лась драка, нам велели выйти из кино и вернуться на корабль.

И еще было другое событие, когда стали говорить, что британ­ ский военный корабль преследует «Уиндраlll» И что они могут нас взорвать, потопить, потому что кто-то не хочет, чтобы черно­ Кожие ехали в Англию. Боялись, что англичане запросто могут АнГlJИЯ. Автобиографии потопить корабль. Не знаю, насколько это правда, но говорят, ЧТО шли обычные маневры, поэтому военный корабль и шел за нами.

Когда 21 июня «Уиндраш» пришвартовался в порту Тилбери, «Дейли экспресс» опубликовала следующую заметку:

ПРИЕХАЛИ 450 - НА СОБРАНИИ ИМ СКАЗАЛИ: ~ЛЕГ­ КО НЕ БУДЕТ~. Четыреста пятьдесят жителей Ямайки сошли по сходням корабля ~Уиндраш~, бросившего якорь на Темзе прошлой ночью. Путешественники покинули свой остров из-за безработицы и добавили проблем колониальной службе и ми­ нистерству труда. Громкоговорители передали искателям работы речь мистера Айвора Каммингса, старшего чиновника колониальной службы, который их пригласил. Им сказали: ~Лег­ ко не будет~.

Правительство Эттли столкнулось и с другими nроблемами империи. С предоставления независимости Индии в 1947 юду Британия начала долгий путь отступления с имперских пози­ ций. Свободы добились Пакистан, Бирма, Цейлон, африканские юсударства, и накоuец от «империи, над которой никогда не за­ ходит солнце», осталась юрстка рассеянных по свету форпостов.

Даже такой ветеран u.м.nериализма, как Черчилль, воспринял де­ колонизацию «500 000 000 nодданны'Х» блаюсюlOННО, потому что любой друюй вариант разрушил бы uадежды Англии на свободу и самоуправление. В конце концов, за что сражались во время Второй мировой войны, как ни за свободу? Более тою, по сравне­ нию с кровавой баней, которую Франция устроила в Алжире, а Голландия в Индонезии, АнlЛИЯ сбросила «бремя белою челове­ ка» со всем возможным тактом, а кое-где и с пользой, если за меру брать демократию. Мало что удалось АнlЛИИ настолько, как рас­ ставание с империей, но на мировой арене деимnериализоваННaR Британия неизбежно стала играть более скромную роль. Зато nринциnиальное значение приобрели «особые отношения» Бри­ тании с аНlЛоюворящими США. На nрактике это означало, что nравительства лейбористов и тори отньmе преданы игре «сле­ дуй за Америкой».

Корейская война: пейтенанта Кертиса представnяют к медаnи за отвагу, река ИМДЖин, 22 апрenя 1951 года 3нтони Фаррар-Хокrш в конце Второй мировой войны Корею разделили вдоль 38-й параллели на коммунистическую северную часть и проамерикан­ скую южную. После дипломатических перепалок и мелких сты­ чек «холодная вОЙ1lа» раскалилась, и в 1950 lOду КОММУ1lисты Ким Ир Сена вторlЛИСЬ в Южную Корею. Шестнадцать стран чле­ нов ООН nРОlOлосовали за военную поддержку Юга американца­ ми, силами вплоть до двух миллионов человек;

в состав этих СW, вошел и существенный британский контингенm, сформированный из nРUЗЫ8ников и nрофессионалов. 22 апреля 1951lOда коммуни­ сты прорвали линию обороны войск ООН к западу от резервуара Чынnен, и только мужество lЛостерцев, устоявших на реке Им­ джин, спасло положение.

Рассвело. В небе поднимал ось бледное апрельское солнце.

Солнечный свет заглянул в каждую траншею между двумя ос­ новными укрепленными позициями на холмах, глядящими на север, на тот берег реки. В окопе защитники небритые, обвет­ ренные лица отмечены порохом, потные и запыленные, ску­ пые на разговоры, они смотрят в сторону врага красными от уста­ лости и бессонных ночей глазами. Лица угрюмы, но еще не на­ столько, чтобы не улыбнуться, когда кто-то отпускает шутку по поводу восхода. Здесь, среди оружия, начиненного взрывчатым кордитом, лежат предметы, оставленные ранеными, которых уже унесли: подшлемники, ботинок, намокшие в крови сигареты, фотография двух маленьких девочек, два ключа, сломанный Ангnии. Автобиографии карандашный огрызок. Бойцы спокойно расположились на по­ зиции, ожидая, когда подойдет к концу короткая передышка.

Они возвращаются, Тед.

Прозвучал выстрел, за ним последовал раскатистый взрыв.

Сержант отдал приказ минометному расчету. Уже слышались крики, здесь и там мелькали фигуры, выскакивая из укрытий, когда их поддерживал пулеметный огонь из свежезанятых раз­ валин. В обе стороны свистели пули, над головой почти лениво пролетали гранаты. Человек схватился с человеком, рука с ру­ кой. Это был всего лишь краешек битвы, растянувшейся по все­ му фронту, разгоравшейся и накалявшейся до крайней меры, достигшей кульминации, замершей на короткую передышку, а теперь снова набирающей силу.

В этот момент Фил звонил по телефону. В наушниках разда­ вался голос Пэта:

Фил, при таких потерях мы не удержимся, пока не займем холм обратно. Пулеметчики полностью доминируют над твоим взводом и над взводом Терри. Мы ни за что не остановим на­ ступления, пока не овладеем этой площадкой.

Фил взглянул через край окопа на развалины в двухстах яр­ дах, о которых продолжал говорить Пэт, давая инструкции. Он говорил, наверное, с минуту, дольше говорить просто не о чем, когда нужно горстку усталых бойцов бросить в контратаку под убийственный огонь. Каждый знал, что это необходимо, каждый знал, что это бесконечно опасно. Требовалось только обсудить детали огневой поддержки. Поскольку пулеметчики группы А убиты, Ронни поддержит с холма огнем группы Д. Пулеметчи­ ки проследят, чтобы враг не зашел с неприкрытого восточного фланга. Фил изготовил атакующую группу.

И настал момент, когда они ПОДНЯЛИСJ И бросились к колю­ чей проволоке, которая однажды уже защищала взвод Джона.

Двое упали, и Пэпуорт капрал медицинской службы устре­ - мился к ним. Через про волоку перебрались невредимыми не­ вредимыми! когда начал стрелять пулеметчик из бункера.

Фила тяжело ранило, он свалился наземь. Его как-то смогли оттащить назад, за проволоку, и пристроили за каким-то не осо Корейскан война бенно надежным укрытием. Отбросив контратаку, пулем~т за­ молчал, ожидая легкой цели.

Все в порядке, сэр, кто-то сказал Филу. Уже послали - - за медиком. Он вот-вот придет.

Фил приподнялся с земли, оперся о дружеское плечо и с огромным усилием встал на одно колено.

Мы должны взять холм, сказал он.

-- Остальные просили подождать, пока ему перевяжут раны.

Кто-то положил ему руку на плечо.

Подождите хотя бы, пока Пэпуорт вас осмотрит.

Но Фил пошел. Пошел к проволоке, за проволоку, к бунке­ ру. Остальные шли следом, глядя на него во все глаза. На не­ сколько ударов сердца показалось, что все на этом поле боя за­ мерло, восхищенно глядя, как одинокая фигура, мучительно преодолевая боль, бежит по направлению к бункеру, прикрыва­ ющему подступы к развалинам. Одинокая, маленькая фигурка, бросающая гранаты, стреляющая из пистолета, идет занимать холм.

Может быть, он бы сделал это несмотря на раны, несмотря на неравные силы, может быть, это бесконечно отважное дея­ ние завершилось бы успехом. Но пулеметчик из бункера стре­ лял в упор. Фил зашатался, упал, мгновенно убитый, граната, которую он бросил за секунду до смерти, влетела в пасть бунке­ ра и взорвалась. Пулеметчик больше не стрелял, и трое из взво­ да Фила подбежали к лейтенанту. Огневая точка была взорвана, расчет убит.

Дома, на Британских островах, публика сбрасывала с плеч mяготы военных лет. Новым веянием стал nроведеный лейбори стами Фестиваль Британии намеренное напоминание о Все­ мирной выставке 1851года. Гарольд Николсон, ветеран дипло­ матии и общественный деятель (а также ~tуж писательницы и садовницы Вайты Сэквuл-Уэст), записал в своем дневнике:



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.