авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

«АIIГЛИЯ АВТОБИОГРАФИЯ Москва ~КCМ9) Санкт- Петербург МИДГАРД 2008 УДК 94(410.1) ББК 6З.З( 4Вел) ...»

-- [ Страница 12 ] --

я поехал на Ватерлоо и встретил ВаЙти. Потом мы отправи­ лись на выставку южного берега [центральная часть Фестиваля Ангnин.Автобиограqpин Британии ]. Мы были захвачены с первого же мгновения. пря­ мо там мы повстречали короля с королевой и вынуждены были ходить с ними, но несмотря на это, мы радовались от души. ЭТО самая разумная выставка, какую я когда-либо посещал. Никогда не видел таких увлеченных и довольных людей, несмотря на постоянную морось и шотландский туман.

Дела определенно шли на лад.

Покорение Эвереста:

Гимаnаи, маи года 29 Эдмунд Хиппари Высочайшая вершина мира, юра Эверест (8844 метра) в кон­ це концов nокорилась британским альпинистам, KOmopbLX вел сэр Джон Хант. Эдмунд ХWUlари и Тенцинг Норгей совершили фи­ налЬ'Ный штурм.

я лежал на маленьком скальном выступе и задыхался. По­ степенно в голове прояснилось, я поднялся И ощутил такой при­ ступ гордости, что он развеял остатки минутной слабости. Впер­ вые с начала экспедиции я понял, что в самом деле доберусь до вершины. Я подумал: ~Попробовал бы кто-нибудь остановить нас теперы. Но полностью игнорировать усталость я не мог.

Чудом было, что мне вообще удавалось бороться с этой бедой на восьми тысячах, даже имея запас кислорода.

Восстановив дыхание, я встал над краем и помахал Тенцин­ гу, чтобы он поднимался. Он ушел в трещину, и я подтянул ве­ ревку, приняв на себя часть его веса. Потом он стал карабкаться, а я для подстраховки потягивал, делая перерывы, чтобы поды­ шать. Гребень над нами высился, как и прежде, огромные на­ висающие карнизы справа и крутой снежный склон слева спус­ кались к скалистым склонам. Но крутизна склонов уменьшалась.

Я продолжал рубить ступени, хотя было довольно безопасно, и, чтобы сберечь время, можно было бы идти рядом. Гребень вы­ сился над нами огромным рядом волнообразных выступов, ухо­ Дящих вправо так, что один выступ заслонял следующий. Было совершенно непонятно, где же вершина. Я нарубил ступени во­ круг одного выступа, передо мной оказался следующий. Мы впа Ангnия. Автобиография ли в отчаяние, устали, и Тенцинг шел очень медленно. Я рубил уже почти два часа, мои руки и спина начали уставать. Попро­ бовал идти по склону на «кошках~, без ступеней, но нога поеха­ ла по склону, и пришлось вернуться к рубке. Казалось, мы идем уже очень долго, моя самоуверенность быстро улетучивалась.

Изгиб следовал за изгибом со сводящей с ума регулярностью.

Еще отрезок засыпанного щебенкой пути, я тупо лезу вверх и начинаю рубить ступени вокруг очередного выступа. Тогда я вообразил, что это последний выступ, потому что гребень передо мной круто уходил по кривой, а вдали различались пастельные тени и кудрявые облака горного Тибета.

Справа по склону от меня, футах на сорока над нашими го­ ловами вздымался снежный купол. Однако всю дорогу меня не покидала мысль, что вершина может оказаться гребнем или кар­ низом. Рисковать не стоило. Я попросил Тенцинга как следует меня подстраховать и осторожно стал рубить ступени на гре­ бень. Перекатываясь с боку на бок и опираясь на ледоруб, я по­ пробовал обнаружить возможный карниз, но все как будто было твердым и прочным. Я помахал Тенцингу, чтобы он поднимал­ ся ко мне. Еще через несколько взмахов ледорубом и несколько осторожных шагов мы были на вершине Эвереста.

Часы показывали 11:30. Моим первым чувством было облег­ чение облегчение от того, что долгое восхождение закончено, что мы достигли вершины раньше, чем наши запасы кислорода дошли до критической отметки. Облегчение от того, что гора оказалась добра к нам, приготовив на вершине аккуратно за­ кругленный конус вместо страшного, неприступного карниза.

Но к облегчению примешивалось смутное чувство разочарова­ ния от того, что я один такой счастливчик, стяжал всю славу многих отважных и решительных альпинистов. Очень трудно в двух словах передать, что мы там чувствовали. Я слишком устал и слишком хорошо представлял себе долгий спуск обратно, что­ бы бурно изливать свои чувства. Однако, когда осознание наше­ го успеха уложилось у меня в голове, я почувствовал наплыв буквально физического удовлетворения удовлетворения, не столь громкого, но гораздо более мощного, чем я когда-либо ощущал на покоренной горе. Я обернулся к Тенцингу. Даже под покоренне Эвереста: Гнмаnан. мая года 29 1953 кислородной маской и сосульками, свисающими с волос, была заметна его заразительная радостная улыбка. Я протянул ему руку, и мы молча обменялись рукопожатием в добром англо­ саксонСКОМ духе. Но для Тенцинга этого было мало. Он поры­ висто обнял меня за плечи, и мы ПОXJIопали друг друга по спине во взаимных поздравлениях.

Но терять время было нельзя! Сначала нужно сделать фото­ графии, а затем спешить вниз. Я снял со спины кислородный баллон и снаряжение. Конечно, я помнил предостережения о том, к каким гибельным последствиям это может привести, но почему-то чувствовал, что сейчас ничего серьезного не случит­ ся. Я вытащил фотоаппарат из кармана ветровки и с трудом от­ крыл его руками в толстых рукавицах. Навинтил объектив и ультрафиолетовый фильтр и прошаркал чуть ниже по склону, чтобы поймать вершину в видоискатель. Тенцинг терпеливо ждал, но потом, по моему знаку, развернул флаги, обернутые вокруг его ледоруба, и поднял их над головой. Облаченный во все свое объемное снаряжение, с флагами над головой, которые жестоко трепал ветер, он представлял собой драматическую кар­ тину, и у меня мелькнула мысль, что фотография достаточно хороша. Я не позаботился о том, чтобы Тенцинг сфотографиро­ вал меня насколько я знал, он никогда раньше не фотографи­ ровал, а вершина Эвереста не самое подходящее место для обучения фотографии.

Весть о nокореllИИ ХWlЛари и ТеlIЦИНго,М Эвереста достигла Лондона, когда готовuлась коронация.

Коронация Е{(изаветы Второй, июня года 2 Джоан Ридер Елизавете Виндзор бьuLO двадцать шесть леm, '/(огда она взо­ шла на nрестол. Ридер - '/(орресnондент «Деши.миррор».

Часы показывали 1О: 15. Вошла старшая принцесса, герцогиня Глостерская, два ее маленьких сына медленно шагали по обе сто­ роны от матери. За ними шла герцогиня Кентская и трое ее детей.

Принцесса Маргарет выглядела принцессой из волшебной сказки. Королева Елизавета, королева-мать, торжественно-ве­...

личественная, вся ее разноцветная аристократическая свита Снова музыка. Принц с лепными чертами лица, разодетый в золотой и темно-синий цвета королевского флота и поверх в мантию волшебно-алого бархата. Адмирал флота, его королев­ ское высочество герцог Эдинбургский, кавалер ордена Подвяз­ ки, кавалер ордена Чертополоха муж королевы, отец наслед­ ника престола, четырехлетнего принца Чарльза.

Мы встали все 8000 человек. Мы чувствовали отстранен­ ность, напряжение. Аббатство наполнялось звуками органа и скрипок Чисто, уверенно прозвучали звенящие голоса вестмин­ стерского хора: «Виват, регина Елизавета! Виват, виват, виват!~ И вдруг нам не захотелось ее видеть.

Уже нет. Это будет слишком странно. Счастливая девушка, которую мы все знали, смеющаяся с детьми, машущая рукой из автомобиля, удящая рыбу в броднях на шотландской речке она будет королевой.

Но неумолимое шествие могущества и величия приближа­ лось. Высшие церковные чины стояли прямо, отстраненно. Го­ сударственные чиновники несли регалии, которые сегодня ста коронация Е{lИзаветы Второй, июня года 2 1953 нут тяжким грузом для девушки, известной нам под именем Лилибет.

И вот наконец вошла она королева!

На челе диадема с драгоценными ~амнями. С плеч спуска­ ется королевская мантия алого бархата, отделанная горностаем и золотым галуном, ее тяжелый, длинный шлейф несут шесть фрейлин в белом с золотом.

Архиепископ вывел ее к нам.

Не знаю, как звучали наши голоса, но мы все в едином поры­ ве закричали: ~Боже, храни королеву Елизавету!.

Она подошла к трону, на глазах матери и семьи. Села, держа в руках книгу. Архиепископ зачитал текст присяги:

Клянешься ли торжественно и нерушимо править народом Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирлан­ дии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза, Пакистана и Цейлона, и владений и прочих территорий, буде сыщутся на них подданные, в согласии с законом и обычаем?

И недрогнувшим голосом она ответила: ~Клянусь •.

Что чувствовала она - прекрасное создание посреди малень­ кого золотого поля, под направленными на нее взглядами смя­ тенной нации, девушка, ставшая средоточием власти? Могла ли она чувствовать что-нибудь, кроме ощущения нереальности про­ исходящего? Колотилось ли от волнения ее сердце? Увлажня­ лись ли ее ладони, дрожали ли губы?

Раздалась величественная музыка Генделя. Лорд обер-гоф­ мейстер и хранительница гардероба подошли к королеве и сня­ ли с нее мантию, диадему и драгоценности.

На отделанное камнями и вышивкой платье накинули про­ стое льняное одеяние, оставили ее неукрашенноЙ.

Вдруг она вновь стала той Елизаветой, которую мы знали.

Одетая в простое белое платье, со светло-каштановыми, слегка вьющимися волосами, обрамляющими молодое, серьезное лицо, ожидающая от нас сочуьствия в главный момент службы - по­ мазание, благословение и посвящение.

Теперь это был храм. Теперь мы могли молиться. И это все, что мы могли, хотя нам хотелось протянуть к ней руки, дотро­ Нуться до нее, ободрить, сказать, что она не одинока. Она смот­ релась такой беззащитной.

Ангnин. Автобиографин Ее муж, мать, сестра смотрели, как она подходит к старинно­ му, с высокой спинкой, сиденью. Они тоже чувствовали ее оди­ ночество это читал ось по их лицам.

Четверо рыцарей ордена Подвязки с серебряными жезлами, держа за четыре угла полог из золотой ткани, приблизились к трону.

Теперь ее лица не видел никто, кроме епископов и архиепи­ скопов.

Мы четко видели лишь одно лицо Джеффри, архиеПИСкопа Кентерберийского, принимавшего от декана Вестминстера свя­ щенное мира, которое тот наливал из золотого флакона в ложечку.

Мы смотрели, как он серьезно и сосредоточенно погрузил пальцы в миро и помазал сперва руки Елизаветы Второй, затем грудь и голову, и слушали слова священного таинства.

-...да будет глава твоя помазана священным миром, яко цари, священники и ПророкИ помазаны были, иже царь Соло­ мон священником Цадоком, иже Натан Пророк, тако будь по­ мазана и ТЫ,царица над человеками, коих Господь Бог твой вве­...

ряет в твое управление Все, что можно было сказать, все, что хотелось произнести, было:.Господи, помоги ей и нам •.

Вот и все. Облаченную в белое женскую фигуру, колено­ преклоненную, будто Жанна д'Арк, благословили, накинули на нее, как стихарь, белый Colobium Sindonis*, поверх него золо­ тую одежду с длинными рукавами, супертунику** и пояс.

Ей был передан и принят обратно государственный меч, она коснулась золотых шпор.

Она протянула маленькие запястья, и на них закрепили зо­ лотые.браслеты искренности и мудрости •. В королевской ман­ тии она совершенно утонула.

* Покровная накидка, белое льняное одеяние без рукавов, симво­ лизирует отрешение от суеты мира и обнаженность перед богом. ПрUJUеч. перев.

** Верхнее ритуальное одеяние британского монарха из золотого шелка, длина достигает лодыжек, имеет широкие рукава, украшена на­ циональными символами и заколота пряжкой в виде меча. прuм еч.

перев.

коронация Е{\изаветы Второй, июня года 2 195.3 5. Мы стояли в ожидании. Архиепископ взял огромную сия­ ющую корону и возложил ее на алтарь. Она тоже ждала, в золо­ том облачении, с нагруженными руками, затерявшись на мощ­ ном деревянном троне.

Выше, еще выше взмывала корона в руках архиепископа над ее головой.

Вот его руки плавно опустились. Вдруг послышался шелест, будто внезапный ветер зашевелил листву. Тысячи благородных господ и дам подняли свои короны.

Тяжелая корона на все время земной жизни была водружена на голову королевы. Целый лес лилий расцвел в воздухе и плавно осел - это мелькнули белые руки пэресс, надевающих свои короны.

И громкий возглас исторгся из самого сердца нации: ~Боже, храни королеву!~ Два юда спустя более nрозаический трон консервативной партии перешел от Черчилля его nреемнику Энтони Идену. Изве­ стный ранее своей вежливостью и здравым смыслом, Иден наблю­ дал крупнейший приступ мании величия послевоенной Британии.

После наl~ионалuзации Египтом Суэцкою канала в Лондоне (и в Па­ рuже) сработал старый политический рефлекс - отправить вой­ ска на подавление -«.мятежа». 5 ноября 1956 юда ВВС высадили де­ сант в Порт-Саиде, ВМФ - днем позже. Суэцкая операция оказа­ лась военным успехом и дипломатическим провалом. Британский nремьер-министр не сумел понять, что новая, послевоенная Бри­ тания является участником -«Большой тройки» лишь номиналь­ но Соединенным Штатам nРИШJlась не по нраву суэцкая авантю­ ра, и Британию выставши домой, как напроказившего школьника.

6 ноября 1956 юда - дата, когда Британия перестала быть повелительницей мира. января 1957 года Иден, униженный и больной, оставш пост nремьер-министра.

Суэц1Сая операция привела к росту оппозиционности:

-«серди­ тые молодые люди», воспетые Джоном Осборном в его бессмерт­ Itой пьесе -«Оглянись во гневе», ШJlи в новые университеты, слуша­ ли скиффл * и устраивали акции борьбы за мир.

* Скиффл - тип народной музыки, пение под импровизирован­ ный аккомпанемент. Прuмеч. рвд.

Запретить бомбу: оnдермастонский марш, апреля года 4 АнОНИМНЫЙ ИСТОЧНИК Движение за ядерное разоружение возникло в 1958 году. Пер­ вое вре.мя ею участники устраившLU ежеюдные.марши от Тра­ фалыарской площади до Олдер.мастона в Беркшире, где находит­ ся центр по исследованию ядерною оружия. Первый.марш прошел на Пасху 1958года.

Человек пятьсот мужчин, женщин и детей прошлой ночью расстелили спальные мешки и благодарно омывали ноги в разных церквях в Ханслоу после одиннадцати миль пути от Трафальгар­ ской площади до первой остановки на пути к Олдермастону. Еще около тысячи вернулись в свои дома в Лондоне, возможно, чтобы продолжить марш сегодня. На митинге при свете фонарей на зна­ менитой Трити-роуд в Ханслоу первые за день одобрительные возгласы раздались, когда мистер Майкл Фут провозгласил госу­ дарственную программу обороны ~caMЫM позорным документом, когда-либо принятым британским правительством~.

Именно мистер Фут кричал с цоколя колонны Нельсона ут­ ром, когда холодное солнце едва осветило тысячи четыре лиц:

«Это будет величайший марш в английской истории!~ Чем бы этот марш ни обернулся, он уже собрал множество англичан, большинство из которых твердо убеждены, что ядерное оружие есть зло и его нужно контролировать или вовсе уничтожить.

Это была счастливая толпа, толпа лондонского праздника в благодушном настроении - благодушном, пока погода была хорошей, пока не пришел после обеда серый, промозглый хо запретить бомбу: оnдермастонский марш лод, не более воодушевляющий, чем пустые лондонские улицы, по которым длинная процесс ия двинулась от Трафальгарской площади до памятника Альберту, а потом в Чизик И Ханслоу первые остановки на четырехдневном пути к управлению ядер­ ной энергетики, обосновавшемуся в Олдермастоне. Единствен­ ный инцидент произошел, когда остановившиеся перекусить освистали полицейского, который попытался задержать группу исполнителей народных танцев, ввосьмером отплясывавших рил перед статуей Альберта.

Марш производил впечатление тщательно спланированного мероприятия. Колонна с плакатами «Что запретить Н -бомбу или человечество?~ выступила вовремя, и длинный хвост, рас­ тянувшийся по Пикадилли, Кенсингтон-Хай-стрит и Чизик­ Хай-роуд, продвигался почти без помощи полиции, не мешая движению. Матери катили в колясках детей, мистер Кеннет Тай­ нан с сигаретой наизготовку возвышался над окружающими.

Позади ехали около пятидесяти автомобилей и экипажей, в од­ ном из них везли столь нужный для поднятия духа предмет, как бак для кипячения чая.,:С нами едут 500 MaTpaцeB~, - сказала мисс Пэт Эрроусмит, симпатичная девушка с большими глаза­ ми, в белом жакете и с рюкзаком, организатор марша.

Однако с утра марш решили продолжать молча, чтобы не оскорблять ничьих религиозных чувств. Где-то в Найтсбридже это оказалось слишком тяжело для веселой компании молодых людей из Бермондси в котелках, камуфляжных куртках и джин­ сах и девушек с,:конскими хвостами~, на высоких каблуках и в мужских рубашках навыпуск поверх юбок. Они заиграли,:Тап­ nenbaum~ на самодельной дуделке и банджо.

Тут же примчалась мисс Эрроусмит и дала указания по по­ воду тишины.

После ланча мы можем наслаждаться любой музыкой, но сейчас придется подчиниться, если, конечно, вы с нами.

Не волнуйтесь, не волнуйтесь! крикнул один из модни­ - ков в котелке. Музыка в наших сердцах.

Они оказались фанатами джаз-банда, который собирался иг­ рать во время марша по Кенсингтону и Чизику.

Антия. Автобиография Миссис Энн Коллинз из Джиллинхема тащила на себе тюк и катила перед собой колясочку с маленькой дочкой.

Я думала об этом десять лет. В ее взгляде запечатлелось - смирение. Если я стану бабушкой, не хочу, чтобы бомба упала на дочку и ее детей. Не хочу, чтобы на русских тоже падали бом­ бы. Уж лучше пусть коммунисты победят.

Смешно запинаясь, она пошла дальше. Такие же чувства мяг­ ко и трогательно изложила мисс Джин Кинг, шестиклассница из Энфилда с глазами, как у лани, и рюкзаком за спиной. Кипя от гнева, то же сказала миссис Фрэнк Мэннинг из Барнета, до­ мохозяйка в берете из белой ангоры, с горячей уверенностью идти до конца в сердце и мужем и двумя детьми в машине поза­ ди. Им всем было какое-то откровение, кажется, два года назад.

А мисс Кинг только в прошлый вторник Обычно я очень ленива, говорит она виновато. Я сижу - - дома и читаю.

Для нас важнее дела нет, заявляет миссис Мэннинг, - она же секретарь комитета по ядерному разоружению Барнета, окруженная тремя единомышленницами, пришедшими сегодня вместе со своими друзьями с автостоянки Барнета.

Другие тоже высказывали свою точку зрения. Преподава­ тель географии из Королевского колледжа считает, что мы должны вовсе отказаться от бомбы, и это поможет другим на­ родам сделать то же самое. Его мягко прервал манифестант, который пристроился к маршу в Чизике, а теперь взялся под­ держивать группу, кричащую: ~Раз, два, три не хотим вой­ ны;

три, четыре, пять лучше торговать!\) ~Раз, два, три не - хотим войны!\) эхом повторяли двое сорванцов, взобрав­ шихся на дерево.

В это время демонстранты уже покидали Чизик, их было меньше двух тысяч. Над ними реяли символы кампании за ядер­ ное разоружение подобия стилизованной бабочки, в очерта­ ниях которой можно было разглядеть ~ND\)*. Скиффл звучали и здесь. На углу Гайд-парка группа противников, собранная па * Nuclear Disarmament (ШllЛ.) - ядерное разоружение.

Запретить бомбу: оnдермастонский марш старом лютеран, бывшим узником русского лагеря, собрала ка­ ких-нибудь тридцать человек, и марширующие вообще их не услышали. Гораздо больший успех имел водитель проезжавшей по Чизику машины, который высунулся в окошко и кричал:

,Страусы! Глупые страусы!»

Идеализм и оптимизм стОРО1тиков :запрета бомбы скоро вы­ лuлся в мощный ветер перемен, насквозь продувший АнlЛИЮ в «свU1uующие шестидесятые».

Суд над lIеди ЧаттеРlIИ. Оnд-БеНlIИ, ноибрь 1960 года Кеннет Тайнан в Англии начало складываться ~тepnu.мoe» общество. Нача­ ло сексуальному раскрепощению бъulO положено в ноябре 1960 юда в Олд-Бейли, когда суд вьmес постановление в пользу издатель­ ства ~Реngиin Books», напечатавшею неnристойный, по общему мнению, роман Д. г. Лоуренса ~Любовник леди Чаттерли».

Теперь, когда дело закрыто и приключения леди Чаттерли разошлись двухсоттысячным тиражом по всем торговым точ­ кам страны, трудно поверить, что суд мог вынести иное реше­ ние. Но в это очень даже легко верилось во вторник днем тем, кто просидел на судебном разбирательстве все шесть дней, все эти долгие часы, потребовавшиеся судьям, чтобы принять ре­ шение, многим из многих. Знал это и защитник Джеральд Гардинер, который выглядел мрачно и рыскал как раненый лев в ожидании, пока двенадцать непредсказуемых присяжных вы­ несут вердикт. Как мы все на них смотрели, ловя каждую улыб­ ку, каждую морщинку, любую случайность принимая за при­ знак симпатии или враждебности в деле Лоуренса. Сухощавый мужчина средних лет с правой стороны заднего ряда выглядел весьма угрюмым. Можно ли это принять за признак щепетиль­ ности или сверхщепетильности? И оживленное эксцентричное поведение женщины справа озадачило - она загадочно улыба­ лась и вставляла замечания.

Перед нею сидела молодая женщина, спокойная и приятная, возможно, учительница. При виде ее вспоминался Генри фон суд над nЕЩИ Чатгерnи. Оnд-Бейnи да - вежливой настойчивостью она так же убеждала своих кол­ лег, как он в фильме ~ДBeHaдцaTЬ разгневанных мужчин».

В наших ушах все еще звенел голос обвинителя Мервина Гриффит-Джонса, скуластого и чопорного ветерана Итона, кем­ бриджского Тринити-холла, Королевского гвардейского полка и многих дел о непристоЙностях. Его голос сочился презрением, либо в нем звучала вера в незыблемость традиции и дисципли­ ны. Медленный, словно ползучий голос убеждал, что если сей­ час оправдают ~Penguin Books», то проститутки начнут танце­ вать на улицах, как было после осуждения Оскара Уайльда.

Обвинитель явно прошел хорошую голосовую подготовку дома, как настоящий артист (я думаю о нем как о голосе, потому что с моего места была видна только его голова). ~Это ли искус­ ная, художественная проза?» многократно повторил голос, цитируя абзац из книги Лоуренса. Воображение так и рисовало человека, кладущего один кирпич на другой и вопрошающего:

~Это ли искусная, художественная архитектура?» Голос харак­ теризовал Лvуренса, будто это была экзаменационная работа, да и перекрестный допрос сильно отдавал экзаменом.

Как воздухом, он дышал классовым сознанием. Хотели бы вы, чтобы ваши слуги прочитали роман Лоуренса? И неужели для хозяйки большого особняка естественно ~сбегать и совокуп­ ляться с лесником мужа»? Голос обрел положительно ядови­ тые интонации, допытываясь у людей, видят ли они разницу между сексом, как его рисует Лоуренс, и сексом как обычным развлечением. Верно ли, что под ~нежностью» автор подразу­ мевает ласкание гениталий? (Хотелось бы знать, как еще голос мог трактовать это слово.) И может ли кто- нибудь отрицать, что во время ~любовных припадков» акцент делается на ~удоволь­ ствие и удовлетворение»? Неторопливо и намертво он заклей­ мил Конни Чаттерли как изменницу своему классу за то, что она не просто наслаждалась сексом, но наслаждалась им со лже­ крестьянином. Относительно той части романа, где она перед тем, как заняться любовью, снимает ночное платье зачем не­ обходим этот ~стриптиз» ? Стоит, правда, снисходительно отме­ тить, что этот вопрос был задан небрежно, между делом.

Ангnия. Автобиография Во время судебного заседания очень хотелось, чтобы кто-ни­ будь из свидетелей повторил фразу Лайонела Триллинга, кото­ рая бросила бы вызов мистеру Гриффиту-Джонсу: «Я не вижу моральных или эстетических причин для того, чтобы в литера­ туре не существовало эротических произведений. Эротическое желание - один из приемов, может быть, одна из функций ли­ тературы, и я не нахожу оснований утверждать, что сексуаль­ ные удовольствия не должны стоять в ряду таких идей, пред­ ставляемых нам литературой, как героизм, добродетель, мир, смерть, пропитание, мудрость, Бог и т. д.~.

И никто не смог этого произнести. Могли все, но только бес­ покойно судачили в кулуарах, убеждая сами себя, что никакой суд не устоит перед напором мистера Гриффита-Джонса и Лоу­ ренса не оправдают.

Оглядываясь назад, думаю, что можно выделить переломный момент. Это случилось на третье утро, во время свидетельских пока.заниЙ Ричарда Хоггарта, который назвал роман Лоуренса пуританским. Мистер Хоггарт низкорослый, темноволосый молодой учитель из центральных графств, воплощенное шко­ лярство и непреклонная честность. Давая свидетельские пока­ зания, он произнес слово, которое мы до сих пор слышали только из уст мистера Гриффита-Джонса. Он отметил, что Лоуренс ста­ рается очиститься от подспудных, высокомерных и паразитных подтекстов и использует самое простое, нейтральное слово.fuck~. Никакой бурной реакции, никакого шока в зале суда не возникло, столь спокойно было это слово произнесено и столь.

литературно подано • Что мы выиграем, - спросил мистер Гардинер, защитник, если напечатаем "f... "? Мы получим множество грязных пред­ положениЙ~.

Проводя перекрестный допрос, мистер Гриффит-Джонс по­ желал узнать, что мистер Хоггарт имел в виду, называя роман пуританским, и получил ответ, что под действием пуританства глубокие чувства человека приходят в соответствие с его разу­ мом. Затем был зачитан ряд мнений экспертов о романе. По слу­ чаю он выбрал наиболее впечатляющие пассажи, наиболее па Суд над {]еди Чатгер{]и. О{]д-Бей{]и тетические, о ~первичных корнях истинной KpaCOTЫ~ и о ~cы­ новьях мужчин И дочерях женщин~, но по тому, как он их зачи­ тывал, верилось, что он искренне считает их непристойными и вызывающими.

С каждой интонацией голоса он терял часть слушателей, оче­ видно не понимая, что попытками добиться презрительной ре­ акции он толкает нас в совершенно другом направлении. Он продолжал, вкрадчиво, насмешливо, не подозревая о все возра­ стающем одиночестве. Он закончил речь, триумфально вопро­ шая свидетеля, может ли пуританин испытывать такое.благо­ говение перед мужскими яЙцами~.• Разумеется, дa!~ сказал мистер Хоггарт почти с сочувствием.

Я вспомнил, что раньше он отвечал на предположение, что свою интрижку с Меллорсом леди Чаттерли затеяла исключи­ тельно из-за импотенции мужа. ~Это не TaK~, сказал он, и в этих словах мы впервые за время заседания услышали упря­ мый, бескомпромиссный голос радикального английского мо­ ралиста.

По мере того как шел перекре~тнь;

:~ допрос, его громкость и уверенность возрастали, и в скором времени и судьи, и слуша­ тели поняли, что наконец началась настоящая битва между тем, за что стоял Хоггарт, и тем, за что выступал Гриффит-Джонс.

Между Англией Лоуренса и Англией сэра Клиффорда Чаттер­ ли, между сближением и разделением, между дружбой и конт­ ролем, между любовью и смертью.

Интересно, что среди главных творцов «свингующux шести­ десятых» выделялся «квадрат»'". Это nремъер-МИllИстр от КОll­ серваторов Гарольд Макмиллан, чья знаменитая фраза: «Так хорошо вам еще не бывало!» стала почти nризывом к удоволь­ ствиям. ИмеН1l0 Макмиллан отменил воинскую повинность (дав каждому МУЖЧИllе дополнительные два гада ЖИЗllИ) и именно Макмиллан в 1961 году ввел в обращение КОllтрацеnтивы.

... ~KBaдpaT" презрительное прозвище английских консервато­ ров. Прu.меч. перев.

Лнтия. Автобиография Гедонистическая терпимость Мак.мшиюна принесла ему мало пользы. Его nравление бьulO омрачено сексуальным скандалом из­ за связи между военным министром Джоном Профьюмо и nро­ ституткой Кристин Килер. Но Профьюмо настроил против себя nарла.мент не только отношениями с Килер, он еще и nроюво­ рился, что девушка также обихаживала капитана Иванова, рус­ скою шпиона. Сраженный скандалом Профьюмо и тяжелой бо­ лезнью, Мак.мuллан в 1963 юду подал в отставку.

ВЫС1УПlIение «5иmз»: «Пещера», lIивеРПУlIЬ, 9 ноибри 1961 года Брайан Эпстейн СКРО'мный владелец ливерпульского,Магазина 'музыкальных пластинок, Брайан Эnстейн бьUl nервы'м 'менеджеро'м группы «Битлз», в которую входили Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Пит Бест (позже ею с,Менил Риню Старр, он же Ричард Старки). «Великолепная четверка» стала олице­ творение'м буйства и вседозволенности шестидесятых дерз­ кие, длинноволосые, накачанные наркотиками и распутные.

Самое забавное в истории о том, как «Битлз~ вошли в мою жизнь, я много раз встречал их в магазине и не подозревал об этом.

Я был несколько обеспокоен частыми визитами группы за­ пущенного вида парней в коже и джинсах, которые зависали в магазине под вечер, болтая с девочками-продавщицами, и тор­ чали у прилавков, слушая пластинки. Они были довольно сим­ патичными мальчиками, неопрятными, диковатыми, и им очень нужен был парикмахер.

Я сказал девочкам, что ливерпульская молодежь, пожалуй, могла бы про водить время где-нибудь в другом месте, но они меня заверили, что мальчики ведут себя хорошо, слушают и вре­ мя от времени покупают пластинки. А еще девочки сказали, что они, похоже, отличают плохой диск от хорошего.

Хоть я этого и не знал, но эти четверо парней были «Битлз~, они У меня коротали время между обедом и вечерними выступ­ лениями в лучших кабаках.

Ангnия. Автобиография октября Раймонд Джонс вышел из магазина после того, как я принял у него заказ. Я записал на дощечке: ~The Beatles "Му Воппiе". На понедельник».

Но прежде чем наступил понедельник, в магазин зашли две девушки и тоже спросили диск этой группы с забавным назва­ нием. Вот таков был спрос на диск ~Битлз~ в то время в Ливер­ пуле, несмотря на легенды. Неправда, что вокруг магазина ~NEMS~ собралась толпа, дравшаяся в ожидании, когда же при­ везут диск.

В тот день я позвонил нескольким агентам, закупавшим дис­ ки, рассказал им, что ищу, выяснил, что ни один из них о таком не слышал, и решил закупить его сам. Я бы мог забросить эти хлопоты, если бы не придерживался твердого правила никогда не отказывать клиенту.

И еще я был уверен, что в трех заказах на один неизвестный диск за два дня кроется что-то очень важное.

Я проверил по своим каналам в Ливерпуле и обнаружил, что, оказывается, это ливерпульская группа и что они только что вернулись из поездки по клубам и каким-то злачным местам Гамбурга, где хорошо известны и имеют большой успех. Знако­ мая девчонка сказала: ~"Битлз"? Они самые классные. На этой неделе они играют в "Пещере"... ~ ~Пещера~. Бывший джаз-клуб, имевший бешеный успех в середине 1950-х, а теперь принадле­ жащий Раймонду Макфоллу, бывшему счетоводу, который на­ полнял некоторые джазовые программы из ряда «Сделано в Ливерпуле~ бит-музыкой с громкими гитарами и ударными.

~Пещера~ помещалась в заброшенном складе по Мэтью-стрит, и Я трепетал при мысли о том, что придется идти туда посреди толпы тинейджеров, одетых соответственно, разговаривать на их языке и слушать им одним понятную музыку. Тем более я не был членом клуба.

Так что я попросил замолвить в ~Пещере~ словечко за меня, чтобы я мог забежать к ним девятого ноября после обеда, и меня не остановили бы в дверях. Терпеть не могу сцен с вышибалами и людьми, спрашивающими: ~Вашу клубную карту, пожалуй­ cTal~ или что-нибудь в этом роде.

Выстynnение «Битnз»: «Пещера», {]иверпуnь По скользкой лестнице я спустился в огромный подвал, пре­ дусмотрительно про пустив толпу фанатов бита, и прошел к сто­ лу, за которым крупный человек проверял клубные карточки.

Он знал мое имя и кивнул на проем, который вел в один из трех туннелей, украшавших запутанную ~Пещеру».

Внутри клуба было темно, как в могиле, сыро, промозгло и зловонно, И я уже пожалел о своем решении прийти. Человек двести молодых людей трепались, болтали и поглощали местные деликатесы суп, рулеты, кока-колу и прочую ерунду. Из всех динамиков громко звучали свежие хиты, главным образом аме­ риканские, и я заметил некоторое соответствие между здешней ~топ-20~ и моей.

Я заговорил с одной девочкой. ~ Тише, зашипела она, - сейчас будут "Битлз"~. И на платформу в дальнем конце подва­ ла вышли четверо парней. Я ринулся поближе к сцене, чтобы разглядеть их получше.

Они не были ни особенно опрятными, ни особенно чистыми.

Но опрятнее и чище, чем кто-либо, встреченный мною на этом концерте, да и чем большинство из тех, кого я встречал потом на других концертах. Никогда еще я не видел на сцене ничего по­ хожего на «Битлз~. Во время игры они курили, ели, разговари­ вали, пытались отвесить друг другу тумака. Они поворачивались к зрителям спиной, кричали на них, смеялись шуткам из зала.

Но они дали честное, захватывающее шоу, владели мощной, притягательной силой. Я восхищался их импровизациями, меня околдовала эта новая для меня музыка с дробными басами и всеохватывающим голосом. Ясно, что в этом неприглядном ка­ земате они пользовались успехом, хотя он расположен был до­ вольно далеко от таких серьезных заведений, как ~Ливерпуль Эмпайр~ или ~Лондон Палладиум». Хотя впоследствии я по­ нял, что в тот момент популярность ~Битлз~ в Ливерпуле шла на спад ребята, как и я сам, не видели направления дальней­ шего роста, и потому скучали.

Я об этом не подумал, но присутствие директора ~NEMS~ на ливерпульской поп-сцене выглядело событием важным, и пос­ ле выступления ~Битлз~ мне сделали сюрприз. Диск-жокей Боб АнГlIИЯ. Автобиография Вулер, впоследствии ставший моим другом, объявил в микро­ фон, что в клубе присутствует мистер Эпстейн из «NEMS~ и пусть ребята его поприветствуют.

Такое представление смутило меня, и я слегка робел, когда забирался на сцену, чтобы поговорить с «Битлз~ О «Му Bonnie~.

Первым ко мне подошел Джордж. Худой бледный парень с длиннющей шевелюрой и очень приятной улыбкой. Он пожал мне руку и сказал: «Приветствуем. Что привело сюда мистера Эпстейна?~ Я объяснил, что у меня есть заказы на их немецкий диск.

Он подозвал остальных Джона, Пола и Питера Беста и - сказал: «Этот человек хочет послушать наш диск~.

Пол посмотрел довольно и ушел в крохотную комнатку за сценой, чтобы поставить диск. Я ожидал, что тот будет хорош, но оказалось, что ничего особенного. Тем не менее я стоял в «Пещере~, слушал вторую часть программы, и «Битлз» нрави­ лись мне все больше и больше. Было в них непередаваемое оча­ рование. Они очень увлекали, а их грубое «возьми или посторо­ нись~ очень притягивало.

В жизни не думал, что буду раскручивать и представлять ар­ тистов или окажусь вовлечен в закулисные интриги. И никогда не думал, что когда-нибудь скажу эксцентричной группе пар­ ней, что дальнейшие встречи с ними будут полезны для них и для меня.

Но какая-то искра между нами проскочила, потому что я на­ значил следующую встречу в магазине на Уайтчепел 3 декабря года, в 16:30, «просто поболтать~, не упоминая ни о каком менеджменте, и ничто в моей памяти не запечатлелось так четко.

Ронни Крэй убивает Джорджа Корнеапа, маи года· 9 РОННИ Крэй Близнецы Крэй, Ронни и РЭllИ, устраивали бандитские нале­ ты в лондонском Ист-Энде. Джордж Корнелл состоял в конкури рующей банде Ричардсона и бьUl связан с убийством Ричарда Харта из банды Крэев.

За Ричарда Харта следовало отомстить. Никто не мог убить парня Крэев и надеяться, что это ему сойдет с рук. Проблема в том, что оба Ричардсона и Безумный Фрэнки Фрейзер загреме­ ли под стражу, и, похоже, надолго. Оставался Корнелл. Ему од­ ному и платить по счетам. Посмотрим, кто лучше. Все, что мне нужно было, это найти его. На следующую ночь, 9 марта, мне донесли, что он напивается в ~Слепом оборванце~.

Типичное для подонка поведение. Еще суток не прошло, как убит Кэтфорд, и вот, пожалуйста, Корнелл жрет в пабе, кото­ рый официально под нашей ~крышеЙ~. Будто напрашивается, чтобы его кончили.

Я распаковал свой девятимиллиметровый автоматический «маузер~ и достал наплечную кобуру. Ко мне пришел Шотлан­ дец Джек Диксон, и я велел ему пригнать машину к моей квар­ тире и связаться с Иэном Бэрри, здоровенным шотландцем, что­ бы тот собрался. Когда мы подъехали к ~Слепому оборванцу~, я на всякий случай убедился, что Бэрри тоже взял оружие.

Точно в 8:30 вечера мы вошли в паб и быстро огляделись, не засада ли тут. Я велел Диксону ждать в машине с заведенным мотором, а мы с Бэрри пошли в ~Оборванец~. Я был спокоен, Анг(IИЯ. Автобиография.

i как никогда, потому что меня прикрывал Бэрри. Лучшего при крытия и не придумать.

Внутри было тоскливо и тихо. Один старикан сидел в общем баре, трое кантовались поблизости от стойки: двое за столом, а Джордж Корнелл у дальнего конца стойки. Когда мы входи­ ли, барменша как раз ставила пластинку. Это были ~ Уокер Бра­ зеРС$, песня ~Никогда не засияет больше солнце$. Для Джор­ джа Корнелла так оно и вышло.

Когда мы подошли к нему, он обернулся и изобразил что-то вроде усмешки: ~HY-HY, поглядите-ка, кто припеРСЯ!$ Я вообще ничего не сказал. Я просто разозлился на этого на­ смешника. Достал пистолет и ткнул ему в рожу. Он промолчал, но по его глазам читалось, что он все принял за блеф. Тогда я выстрелил ему в лоб. Он повалился вперед, на барную стойку.

На книгу счетов потекла кровь. Так все и произошло. Ничего больше. Все остальное можете прочитать в газетах.

Все произошло очень быстро. Вокруг стояла тишина. Все куда-то делись барменша, старикан из зала и парни из-за сто­ лика. Будто это был бар призраков. Иэн Бэрри стоял за мной.

Он тоже ничего не сказал.

Я был чертовски доволен. Никогда я не чувствовал себя та­ ким живым, ни до этого, ни потом. Прошло двадцать лет, а я могу вспомнить каждую секунду убийства Джорджа Корнелла.

Я прокручивал его в голове миллионы раз.

Через пару минут мы вышли, сели в машину и поехали в ист­ эндский паб моего друга по имени Мэдж. По пути мы слышали вопли и сирены полицейских машин. Когда добрались до паба, я нескольким друзьям рассказал, что произошло. Рассказал и Рэгу, который слегка встревожился.

Потом мы поехали в паб в Сток- Ньюингтоне, он назывался ~KapeTa и КОНИ$. Там я отдал пистолет надежному другу, кото­ рого мы звали Кот, чтобы он от него избавился. Вдруг я заме­ тил, что мои руки покрыты пороховыми точками, пошел в ван­ ную и отскреб. Потом принял душ и надел чистую одежду белье, костюм, рубашку и галстук. (У нас были припрятаны ~аварийные$ костюмы в разных местах города.) Всю старую Ронни Крэй убивает Джорджа Корне[([\а, мая года 9 1966 одежду забрали, чтобы сжечь. Наверху, в отдельной комнате, я немного выпил с некоторыми ребятами Рэгом, Диксоном, Бэрри, Ронни Хартом и остальными. Мы послушали радио и узнали, что в Ист-Энде застрелен человек Когда объявляли новости, я почувствовал, что все в комнате смотрят на меня с уважением. Я убил человека. Я надавил на кнопочку, как гово­ рят янки. Теперь я стал человеком, которого боятся, Полков­ ником.

Анmия побеждает на Кубке мира:

стадион «Уэмбnи», 30 ИЮnЯ 1966 года ДЭВИД МИl1l1ер Состав анlЛИЙСКОЙ сборной: Бэнкс, Коэн, Дж. Чарлтон, Мур, Уилсон, Стайлс, Р. Чарлтон, Литере, Болл, Хант, Херст. Сбор­ ная ФРГ: Тильковски, Хетгес, Шульц, Шнеллингер, Беккенбауэр, Халлер, Оверат, 3еелер, Хельд, Э.м.ыерux.

Зрители встали, аплодируя, Гривс с тоской огляделся. Трав­ ма стоила ему места в составе, и хотя он поправлялся, Рэмси справился с почти неодолимым искушением сменить победив­ ший состав. Это было то, чего он добивался с 1963 года, когда готовилась не команда, а рабочая бригада, чтобы любого выбыв­ шего участника можно было заменить без большого ущерба.

В начале розыгрыша я писал, что если Англия хочет побе­ дить, ей ПО надобятся решимость, физическая подготовка и спло­ ченность, продемонстрированные сборной Западной Германии в 1954 году, а вот все ~кружева~ бразильцев, показанные в двух последующих первенствах, не имеют особого значения. Так и вышло, а вдобавок получилось, что сами немцы, ощетинивши­ еся, как ежи, всеми своими многочисленными достоинствами, пали жертвой методичного и блестящего футбола. Перед полу­ финалом, когда другие упирали на современные приемы защи­ ты, я сказал, что решающим фактором в этом чемпионате станет характер и характер каждого английского игрока озарял игру ясным светом. Малейшая слабость, моральная или физическая, могла сотни раз про валить этот матч, но после того, как суматоха и волнение поблекнут в памяти, долго еще будет вспоминаться, как держались в этот день Болл без сомнения, герой дня, У ил АнГnИЯ побеждает на Кубке мира: стадион "Уэмбnи» сон, Стайлс, Питерс, Бобби Чарльтон и, конечно, Мур. Недаром Мур был признан лучшим игроком. Его внезапное возвращение в форму в критический час стало краеугольным камнем победы.

Все оценки великих событий должны поверяться абсолют­ ными стандартами, а не свидетельствами современников, и по­ тому следует признать, что у Англии не было великой команды, что сборная даже, возможно, не была лучшей в мире - в зави­ симости от того, что понимать под лучшей.

Н у и что? Ведь они стали лучшими в ~ У эмбли~ в этот июль­ ский день, с солнцем и проливным дождем, стали лучшими, ког­ да осела пыль схватки. Ведь значение имеет прежде всего резуль­ тат, именно он заносится в анналы. К тому же Рэмси создавал не самую зрелищную, а самую успешную команду. Мог ли он позволить себе романтику в мире, где заправляют твердолобые победители любой ценой? Мог ли предпочесть своим игрокам условных нападающих, которые много обещают и мало делают?

В конце концов, тренер хорош настолько, насколько хороши его игроки. Ограниченный недостатком талантов мирового класса, таких как южноамериканцы, итальянцы, венгры или его собствен­ ный Бобби Чарльтон, и пере избытком игроков среднего уров­ ня, Рэмси постепенно отсеял всех, кто не считал нужным стре­ миться к сплоченности. Величайшей демонстрацией единства сборной стал тот факт, что основной состав команды, несмотря на все эмоции, захлестнувшие игроков после победы, настоял на том, чтобы запасные тоже взошли на пьедестал почета и разде­ лили приз в 22 000 фунтов.

Некоторые выражали недовольство тем, что Англия все мат­ чи сыграла на ~ У эмбли~ мол, это облегчило победу, но, думаю, в той физической форме и при том настроении игроков англи­ чане могли победить где угодно. Кроме того, при Рэмси Англия добилась невиданных ранее успехов за рубежом. Этот розыгрыш Кубка мира, проникший благодаря телевидению почти в каждый дом, должен убедить критиков, циников и записных ворчунов, что футбол на островах главный вид спорта, а финал Кубка стал достойной кульминацией сезона.

Англичане сразу показали себя хозяевами - Бобби Чарльтон завладел центром поля, несмотря на плотную опеку Беккенбау АнггlИЯ. Автобиография эра, и принялся забрасывать мяч на Питерса в свободные зоны между тремя немецкими защитниками. Однако неожиданно на тринадцатой минуте Англия впервые в этом розыгрыше пропу­ стила гол. Это была невынужденная ошибка: мяч слева пришел в центр, Уилсон находился в одиночестве и внимательно следил за мячом, собираясь скинуть тот головой Муру, но подвела координация, мяч отлетел прямиком к Халлеру, который четким ударом отправил его в сетку мимо растерянного, беззащитного Бэнкса.

Здоровяки-немцы и их размахивавшие национальными фла­ гами болельщики запрыгали от радости, но через шесть минут Англия сравняла счет. Подача из центра на левый край немец­ кой обороны, Оверат валит Мура и прежде чем рефери успе­ вает наставить палец на Оверата, Мур замечает брешь в защит­ ных порядках соперника. Он одним движением останавливает мяч и бьет, мяч пролетает 35 ярдов, его встречает набегающий справа Херст и исполняет элегантный кивок головой, как в мат­ че с Аргентиной.

Характер игры еще раз меняется за десять минут до конца первого тайма. Трое немецких нападающих рыщут, точно хищ­ ные рыбы, нагнетая напряжение, и их набеги удается пресечь только ценой немалых усилий. Между тем Хант после прекрас­ ного паса Бобби Чарльтона мощно бьет в левый угол, но попа­ дает прямо в Тильковски. В целом по первому тайму можно ска­ зать, что это англичанам отчаянно повезло: быстрый перевод Зеелера перехватил Бэнкс, поймав мяч в воздухе, будто ястреб свою добычу.

Почти двадцать пять минут после перерыва ничего не проис­ ходило. Затишье нарушалось только выкриками в адрес судьи, когда господин Динст напоминал о себе игрокам и публике.

Когда до конца матча оставалось около двадцати минут, англи­ чане снова стали наращивать темп. Бобби Чарльтон, Болл и Питерс доводили немцев до изнеможения, раздавая пасы, выво­ дившие Херста и Ханта едва ли не на пустые ворота. За один­ надцать минут до конца Болл подал угловой, мяч вынесли из штрафной, но Херст вернул его обратно;

мяч отскочил от защиТ­ ника, и Питерс вонзил его в сетку.

АнГflИЯ побеждает на Кубке мира: стадион «Уэмбnи» Англичане, почувствовав близость победы, продолжали да­ вить, и Хант упустил великолепный шанс, когда в штрафной три красных английских футболки оказались против одной бе­ лой немецкой, испортил все неточным пасом. За минуту до конца, казалось, случилось непоправимое - Джек Чарльтон сфолил на Хельде, и был назначен свободный. Эммерих подал, в штрафной кто-то из немцев явно сыграл рукой, на что судья не обратил внимания, и в конце концов Вебер протолкнул мяч в ворота.

На дополнительное время англичане вышли раздосадован­ ными, однако быстро успокоились, как того и требовал бес­ страстный Рэмси. Болл, по-прежнему невероятно подвижный, носился по полю и не давал сопернику ни минуты передышки;

Бобби Чарльтон попал в штангу, и на тринадцатой минуте Анг­ лия снова вышла вперед. Стайлс отправил мяч на фланг Бол­ лу, к передаче последнего успел Херст. Мяч ударился о пере­ кладину, отскочил вниз, выкатился в поле;

после консульта­ ции с русским судьей на линии Бахрамовым рефери засчитал гол. У меня имелись сомнения, которые лишь усил.ились после просмотра записи, но в тот миг гол означал победу обе ко­ манды валились с ног от усталости, и отыграться в третий раз у немцев не нашлось сил. Англичане занялись перепасовкой по­ перек поля, сохраняя КОНТРОЛЬ над мячом и вынуждая немцев расходовать впустую последние силы. Бедняга Уилсон после удара по голове едва понимал, где находится. Медленно исте­ кали минуты, как в агонии, рефери поглядывал на секундомер;

Херст получил очередной проникающий пас от Мура, доплел­ ся до немецких ворот и ударил, мяч вонзился в сетку, закрепив победу Англии со счетом солидным и убедительным, как сам английский футбол.

Пnощадь Гровнор-сквер, марта года 17 ДИК Паунтин и МИК Фаррен Лондон, конечно, не Парuж и не Беркли, но демонстрации про­ тив войны во Вьетнаме на лондонской площади Гровнор-сквер, где расположено посольство США, стали кулъ.минациеЙ студен­ ческих протестов 1968 юда в АнlЛИИ.

Мик Фаррен вокалист культовой группы 1960-х ~Social De viants» и журналист радикалъной газеты ~Интернеш1tЛ таймс».

Дик Паунтин принадлежал к ~Международным ситуациони­ стам», nолитизирова1t1tOМУ крылу абсурдистов.

ПАУНТИН: Первая демонстрация на площади Гровнор в марте показала последствия настоящей вседозволенности: раз­ громленные автомобили, разбитые окна вдоль по Парк-леЙн.

Мы, ситуационисты, участвовали в этом марше. Мы несли огром­ ный плакат «Штурмуй реальность и верни себе вселенную~.

Желтые буквы на голубом фоне... очень профессионально сде­ лано. Мы присоединились к шествию, левые распевали: «Хо! Хо!

Хо Ши Мин!~ А мы запели: «Шо! Шо! Шоколад!~, и нам все больше и больше доставал ось от леваков вокруг. Когда прошли мимо Гайд-Парк-корнер, от толпы отделилась фигура, с ног до головы затянутая в черную кожу, и присоединилась к нам. ЭТО был Микки Фаррен, именно тогда мы познакомились.

ФАРРЕН: В ночь на воскресенье мы играли в заведении вроде клуба матерей в Бирмингеме, а когда возвращались, то патруль доблестной полиции перетряхнул все наше снаряжение. Мы спросили, какого рожна им надо, а они ответили, что ищут ору Пnощадь Гровнор-сквер, марта года 17 1968 жие. Мы вернулись в Лондон и решили на следующий день по­ участвовать в безобразиях. В обед поднялись, как обычно, в два часа, и собрали в кучу свое дерьмо. Никто особо не торопился, потому что мы еще не проснулись. Спустились по лестнице, а там человек, наверное, пятьдесят копов на мотоциклах, да еще по Эндел-стрит идут автобусы, полные этих уродов, будто вы­ ращенных на водке и сыром мясе;

их, верно, никуда больше не выпускали, только бунтовать. Я подумал: ~MaTЬ твою за ногу, да что же такое творится?~ Конечно, танков на бульварах не видно, но, знаете, словно в Чили очутился! Мы дошли вместе с толпой до ~ Сентрепойнта~ *, там столкну лись с Майлсом и при­ соединились к народу где-то у перекрестка Тоттнэм- Корт-роуд и Оксфорд-стрит.

Мы шли туда, где, говорят, видели Мика Джаггера, по доро­ ге случал ось всякое, непременно, как говорится, из ряда вон.

Там были немцы, которые всех доставали, потому что все вре­ мя хватались за руки и принимались бегать, как придумали японцы. Нам вовсе не хотелось водить хороводы, мы ведь тол­ ком еще не проснулись, нам не было дела до того, что вытворяют безумные СОСИ сочники в японском танце. Разрушительные, как зулусские импи**, они кружили И кружили, народ начал заво­ диться. Какой-то придурок решил выехать на машине с Бервик­ стрит, и Майлс саданул ногой ему по фарам. ~Боже!~ поду­ мал я. Мы с Сэнди помаленьку сбавляли шаг, потому что вовсе не хотели становиться такими же, как толпа вокруг. Мы просто IУЛЯЛИ.

Так мы добрались до Саут-Одли-стрит, вдруг все останови­ лись, почему никто не знал, поползли слухи, будто полиция при мен ила газ (на самом деле такого не было). Посольства США еще не было видно, но уже стали поговаривать, что там * Офисное здание в Лондоне, на перекрестке Нью-Оксфорд­ стрит и Чаринг- Кросс-роуд;

последняя за этим перекрестком пере­ ходит в Тоттнэм- Корт-роуд. Прuмеч. рвд.

** у зулусов импи - отряд войска, шире общее наименование зулусских воинов. Прuмеч. рвд.

Анrnия. Автобиография вооруженные морпехи и они Hat поубивают, если мы взаправду попытаемся войти. Потом все снова зашенелились, мы высыпа­ ли на Одли-стрит, наверное, полиция отступила. Мы встали на газоне на Гровнор-сквер, и нас, хотя я этого сам не видел, сразу же взяли в оцепление. Тысячи людей расположились на газо­ нах, хотя толпы особой не было, гуляй, коли хочется, разве что у посольства, где было настоящее столпотворение. Мы стали ждать, что будет дальше, и я сказал Сэнди: ~Это уже гребаный лав-ин~*. Потом послышался стук копыт, появилась легкая бригада, выглядела охренеюю жутко. Я немного знал историю и вспомнил, из наполеоновских войн, что нужно прятаться под дерево, потому что верховому мешают ветки. Так мы и сдела­ ли, а конные кое-кого побили, особенно отличился урод на бе­ лой лошади он ударил по голове одну девочку. Народ так разозлился, что его стянули с лошади и хорошенько накосты­ ляли. Пару раз он пытался вырваться, но его окружали и снова принимались бить. Потом народ начал кидаться дерном, кам­ нями, палками, копы отступили, снова поперли, немало народу гюкалечили, и тогда мы пошли домой. Ну, примерно так. И Ста­ ли смотреть себя по телевизору.


Протесты на площади Гровнор стaJlИ nроявленuем болезни роста, скрывавшейся под мнимым благоnолучием Англии шес­ тидесятых. Росли инфляция и безработица. В 1970 году консер­ вативное nравительство Эдварда Хита хваталось за различ­ иые финансовые рычаги, но безрезультатно. Столкнувшись со сuижением уровня жизни, nрофсоюзы стали nрименять грубую силу, и шахтеры бьUlИ их главuым оружием. НаЦИОНaJlЬНaR за­ бастовка шахтеров прокатилась по стране в 1972 и 1974 юдах.

На выборах Хит выступал под лозунгом «Кто правит Брита­ uиеЙ?». Оказалось, что не Эдвард Ричард Джордж Хит из Сид­ капа. Электорат nоверuулся к лейбористам: nравительство возглавШI Гарольд Уилсон, который, как змея, загиnuотизировал * Лав-ин - половой акт в общественном месте как форма проте­ ста. При.меч. перев.

~aдь Гровнор-сквер, марта года 17 1968 nрофсо1ОЗЫ «общественным договоро'м'», и они У'м'ерши свои притязания в об'м'ен на заверения что-нибудь для них сделать.

Нес,М,отря на гипноз Ушсона, инфляция и безработица брали исторические рубежи. Соединенное Королевство называли «но­ вы'м' больным Европы». В самой же Англии нигшиз,М, ро,М,антизи­ ровался, и предвестники nанк-рока пели визгливыми голосами:

«Нет будущеюl У вас нет будущеюl»

Не беспокойся о х... не:

«Секс ПИСТО1I3», ноябрь 1975 - апреаь 1976 года ДжОН Пайдон и По{] Кук До сих пор точно не установлено, с какой целью Малькольм Ma1UlapeH создал группу «Секс nистолз»;

возможно, чтобы от­ рекламировать магазин «Секс» магазин одежды, которым Ma1UlapeH владел вместе с модельером Вивьен Вествуд. Джон Лайдон настоящее имя Джонни Роттена. Пол Кук бьUl удар­ ником группы.

КУК: Глен Мэтлок обхаживал колледж Св. Мартина, и в но­ ябре 1975 года мы дали там первый концерт. В этот день мы ка­ тили все оборудование по Чаринг Кросс-роуд и репетировали по пути. Около шести мы добрались и поиграли двадцать ми­ нут. Полный хаос. Никто из нас не знал, что делать. Мы очень нервничали, и все остальные тоже. Мы играли кавер-версии та­ ких песен, как «No Lip», «Satellite», «Substitute», «Seventeen», «What'cha Gonna Do ЛЬоut It». Мы только учились.

ЛЛЙДОН: Не единого хлопка.

КУК: Народ ждал, пока мы свалим, они хотели своего Базуку Джо. Мы чуть не подрались с ним. Они считали, что мы не правы.

ЛЛЙДОН: Публика в колледже никогда ничего подобного не видела. Им просто было не воткнуться, наша музыка - такой анти-поп, такое анти-все. Адам Лнт теперь улыбается, говорит, что распустил свою группу, когда увидел, как мы играем, но на самом деле он тогда разозлился на нас, как и большинство групп, с которыми мы играли. Группа Адама просто завидовала нам, потому что они потратили столько времени, пока шили свои дурацкие серебряные пиджаки.

Не беспокойся о Х ••• не:.. Секс пистоnз» КУК: Мы были не слишком милы. И тем от всех отличались.

ЛЛЙДОН: Да мне побоку. Мы ничего не делали ради того, чтобы нас любили.

КУК: ДЛЯ 1975 года это было возмутительно. Вы поймите, в это время все было таким традиционным...

ЛЛЙДОН: Таким английским. Никто никого не хотел оби­ деть, каждый жалел и сочувствовал, но никто ни хрена не делал.

Если твои слова могли кого-то задеть, это было не по-британ­ ски, с этим полагал ось бороться. Сказать по правде, сегодня все опять к тому возвращается. Каждый снова хочет быть милым для всех.

КУК: Мы тогда играли концерты в колледжах с хипповски­ ми группами. На этих концертах выручали немного, потому что нас не принимали. Мы могли сыграть без объявления в таких местах, как Центральная школа искусства и дизайна в Холбор­ не. В Холборне заправлял друг Глена Ал Макдональд. Потом были Финчли, Колледж Королевы Елизаветы, Школа искусств Челси, Чизлхерст- Рей вен, Сент-Олбанс, Олдгейт и Кенсингтон.

Мы учились давать концерты. Странно, что народ о нас узна­ вал. Куда бы мы не приехали, везде нас встречали.

ЛЛЙДОН: Нас здорово напугали эти концерты, потому что все это было внове. Но уж лучше так, чем торчать по полгода в студии, обучаясь, чтобы стать музо*. Нам надо было учиться у жизни, по-другому нельзя. Это беда большинства групп они слишком много совершенствуются.

КУК: Было множество концертов, когда мы начинали играть, а нас просто выставляли.

ЛЛЙДОН: Обычно мы начинали с худшего, лучшее прибе­ регали под конец. В нашем случае, чем хуже мы были, тем луч­ ше для остальных. У нас было кое-что, чего не имели они энер­ гетика и прямая, нахальная честность. Мы не заботились о том, какого хрена скажут люди, потому что знали, что то, что мы го­ ворим, гораздо важнее. Иногда случались угрозы. Мы дали пару вечеров у Энд'рю Логана. За несколько месяцев до этого мы там играли концерт. На второй раз оказалось, что меня не пригласи * Музо - музыкант, уделяющий главное внимание технике игры.

Ангnия.Автобиограсрия ли. Малькольм позвонил своему другу, чтобы тот все соргани­ зовал, пока я сидел в пабе напротив. Когда я пришел, Малькольм уже решил, что звать меня было глупо, потому что Вивьен не хотела меня видеть. Я так обиделся, что заварил большой скан­ дал. Что-то происходило меЖдУ Малькольмом и Вивьен, а я стал у них разменной монетой. Это же черт знает что такое Маль­ кольм позвонил, зазвал меня сюда, а когда я пришел, мне сказа­ ли, чтобы я уматывал. Он даже не вышел к двери.

КУК Концерт в -«Марки-клубе:j с «Eddie and the Hot RodS:j в феврале 1976 года был просто супер. Они решили, что это хо­ рошая мысль - поставить ~ПИСТОЛЗ:j в программу, потому что мы, как обычно, что-нибудь отчудим.

ЛАЙДОН: Откуда-то я узнал, что у Эдди и его парней в этот вечер подготовка к записи диска. Они знали нашу репутацию и хотели нас видеть. -«Запросто можете пользоваться нашими мо­ нитораМИ:j. У нас никогда не было своих мониторов, нам всегда приходилось полагаться на чужую технику, и если ты ее запо­ решь, тебе конец. А если не можешь расслышать, что делаешь, это вешалка. Но когда доходит до концерта, мониторы почему­ то оказываются отключены. Это я называю промышленным са­ ботажем и мириться с этим не согласен. Поэтому, когда Эдди и его парни стали возбухать, я продел в один из их мониторов микрофонную стойку.

КУК Группы вроде считали, что -«Eddie and the Hot RodS:j существует некое общее движение, хотели, чтобы все собирались кучей. А мы всегда были самодостаточны~ нам до этого дела не было. Это другие группы носились с идеей общего движения.

ЛАЙД О Н: Эдди и его парни для меня означали все, что было в живой музыке неправильного. Вместо того чтобы ставить на уши стадионы, они играли в кабаках. Вся этаджинса, рубашки в клеточку, драные джинсы и длинные сальные волосы... Выгля­ дит кошмарно, как не знаю что... как -«Нирвана»! Вот какие они были. Они меня по-настоящему разозлили пятнадцать лет спу­ стя, когда заявили, что вдохновлялись -«Секс ПИСТОЛЗ:j. Такого, понятно, быть не могло. Они что-то упустили. Нельзя носить драную одежку и рядиться в вежливость, если вам вообще инте­ ресны ~ПИСТОЛЗ:j. Хотите быть собой? Будьте охренителыю Не беспокойся о х... не: «Секс писто{]з» индивидуальны. Как группа, !:Секс пистолз~ полностью отли­ чалась от всех одеждой, и вообще. Мы не придумывали инди­ видуальность, чтобы стать !:Пистолз~. Но именно она и сделала нас такими, а это совсем другое дело.

Иконоборческая nec1-lЯ ~Боже, храни королеву» (~Это фаши­ стский режим / Она дура / Потенциальная Н-бомба») за1lЯЛа первое место в чартах 1977 года и прошла под М2на Би-би-си:

корпорация не стала смущать королеву в юд ее серебряною юби­ лея. По крайней мере, так утверждает теория заювора.

В Соединенном Королевстве не бъuLO анархии (как любой дру­ юй культурный протест, nанк-рок занял свое место в заведен 1l0М порядке в даllНОМ случае стал ярмарочной картИllКОЙ 1lа открытке для туристов), а в УимблдОllе к чаю все еще подавали клубllИКУ со сливками.

Уэйд выигрывает Уимбпдон, июnя года 1 Фрэнк Китинг Итак, Вирджиния Уэйд наконец стала чемпионкой, и совер­ шенно неважно, что это был один из худших финалов на моей памяти. День надолго запомнился восторженными сценами, когда, под самый его конец, королева вручала приз, даже расфу­ фыренные дамы и господа всей Англии убрали с лиц напыщен­ ные мины и позволили прозвучать громогласному: «For she's jolly good fellow~ *. И не имело значения, адресовано это восхва­ ление королеве или мисс УэЙд. Главное - победила Англия.

Но боже, как мисс Уэйд заставила нацию помучиться! Она пыталась победить шестнадцать лет и лишь в тот вечер ее не побили. Она обыграла громадную голландку Бетти Стуве со счетом 4:6, 6:3, 6:1.

Первое участие мисс У эйд в У имблдонском турнире в 1962 го­ ду совпало с первым визитом королевы. Потом Вирджиния го­ ворила, что у королевы был такой веселый голос, что она даже не расслышала всего, что монархиня ей говорила. «Это было не важно, достаточно было видеть, как движутся ее губы~.

Если отбросить дешевый патриотизм, можно ска.."шть, что это был ужасно унылый, скучный матч, с грубыми ошибками с обе­ их сторон. Хорошо известное отвращение королевы к большо­ му теннису не изменилось. В самом деле, она надела белые пер­ чатки и весь третий сет оправляла подол и поглядывала на часЫ в ожидании, когда станут известны результаты скачек.

«Она добра и весела~ (Фал.), одна из традиционных формул * английского поздравления. - Прuмеч. перев.


УЭЙД выигрывает Уимбt1ДОН, 1 июnя 1977 года с самого начала обе финалистки нервничали, как полевые мыши в осеннюю страду;

голландка, похоже, волновалась мень­ ше, потому что выиграла первый сет, в конце которого тишина стояла, наверно, на милю вокруг. Казалось, близится нечто ужас­ ное, как если бы ~ Титаник~ вновь вышел из порта навстречу своей злосчастной судьбе.

Во втором сете было 3:3, когда до мисс У эйд донеслись нако­ нец молитвы 14000 человек. И это сработало! Она разошлась и выиграла второй сет, да и в третьем взялась за дело так, что по­ вела в счете 4:0.

Вот она, сила молитвы! Отец мисс Уэйд, отставной архидья­ кон, тоже внес свой вклад. ~Дa, заверил он перед матчем, - конечно, я молился утром за Вирджинию~. Потом немного по­ думал и добавил: ~Ho я каждое утро молюсь за всех людеЙ~.

Во время «зимнею недовольства» юдов доювор 1978- лейбористов с nрофсоюзами перестал действовать, и волна за­ бастовок государственных служб обернулась невывезенным му­ сором и невыкопанными могилами. Инфляция достигла 20%.

Лейбористы не сnравлялись. Электорат это понял, и на выбо­ рах 1979 юда победили консерваторы.

Маргарет Тэтчер становится премьер-министром, мая года.

4 Маргарет Тэтчер Маргарет Хильда Тэтчер (р. 1925) стала лидером коисерва­ тив1tой партии в 1975 юду. Это первая же1tщи1tа - nартий1tый лидер в истории брита1tСКОЙ политики.

Мы знали, что победим еще с самого утра пятницы 4 мая, но большинство мест мы завоевали только после полудня - 44, как оказалось. Следующее правителъство будет формировать кон­ сервативная партия.

Долгие часы мы с многими друзьями провели в центральном офисе партии в ожидании результатов. К чувству одиночества примешивалось ожидание телефонного звонка, приглашающе­ го прибыть во дворец. Я очень беспокоилась о деталях процеду­ ры и правилах этикета. Просто удивительно, как в экстраорди­ нарных случаях рассудок фокусируется на вещах, которые при спокойном рассмотрении выглядят вполне заурядными. Но мне не давал покоя один досадный момент - когда бывший премьер­ министр оставляет свой кабинет, а новый въезжает туда. Речь NS? 10. Я не могла не посочув­ шла опереезде Теда Хита из дома ствовать Джеймсу Каллагэну, который чуть раньше в короткой речи признал нашу победу величественной и плодотворной.

Какие бы разногласия у нас не возникали, я считаю, что в душе он остается патриотом Британии, хотя его партия и принесла стране худшие из бед.

Приблизительно в 2:45 звонок прозвучал. Сквозь толпу сто­ ронников я прошла по центральному офису к машине, которая _м_а~р-га-,р=--ет--Т-эт-ч-е....:р-ст-а-н-о-в-и-тс-я-п-=ре,---м-ь-е....:р--_м_и_н_и_ст---=--р_о_м_ _ _ _ _ повезла нас с Деннисом во дворец, на последнюю мою аудиен­ цию в качестве лидера оппозиции.

Аудиенции, на которой даются королевские полномочия сформировать новое правительство, большинство премьер-ми­ нистров удостаивается раз в жизни. Если действующий премьер побеждает на выборах, эти полномочия подтверждаются, за все годы моей службы они не обновлялись. Все аудиенции у коро­ левы происходил и в строго конфиденциальной обстановке конфиденциальность была жизненно необходима как для пра­ вительства, так и для соблюдения конституции. Мне на такие аудиенции предписано было являться раз в неделю, обычно по вторникам, когда королева бывала в Лондоне, а иногда в другие ДНИ, если королевское семейство находилось в Виндзоре или Балморале.

Пожалуй, уместным будет уточнение относительно этих ауди­ енций. Всякий, воображающий, что они наполнены пустыми формальностями и милыми светскими пустячками, ошибается.

Они вполне деловые, и ее величество вносит существенный вклад в насущные решения и практические действия. И хотя пресса не оставляет попыток вообразить разлад между королев­ ским дворцом и Даунинг-стрит, особенно но вопросам обще­ ственным, я всегда находила отношение королевы к работе пра­ вительства абсолютно корректным.

Конечно, под влиянием обстоятельств размолвки между «двумя могущественными женщинаМИi слишком лакомы, что­ бы их не приукрасить. Вообще-то, большей чепухи, чем то, что написано о так называемом «женском фактореi, я не читала ни за время моего правления, ни вообще когда-либо. И еще меня постоянно спрашивают, каково чувствовать себя женщиной пре­ мьер-министром. Я отвечаю так: «Не знаю. Не с чем сравнивать».

После аудиенции сэр Филип Мур, секретарь королевы, от­ вел меня в свой офис по так называемой «лестнице премьер­ МИНИСТРОВi. Я обнаружила, что там ожидает мой новый лич­ ный секретарь Кен Стоу, чтобы проводить на Даунинг-стрит.

Кен приехал во дворец вместе с покидающим свой пост Джейм­ сом Каллагэном всего час назад. Гражданские службы уже не АИГnI1И. Автобl10граФl1И мало знали о нашей политике и успели старательно изучить ма­ нифест оппозиции с кое-какими заготовками по администра­ тивно-законодательной про грамме. Конечно, я скоро ПОняла, что некоторым чиновникам недостаточно даже внимательно прочитать манифест, а некоторые сразу ухватывают самую суть изменений, которые мы намеревались осуществить. Также по­ требовалось время, чтобы построить отношения с сотрудника­ ми, от формальных до доверенных и надежных. Но подлинный профессионализм государственных служащих, который позво­ ляет правительствам при ходить и уходить С минимальным ущербом и максимальной пользой для страны, вот то, что стремятся перенять у нас другие страны с разными системами управления.

Деннис и я отправились из Букингемского дворца на маши­ не премьер-министра. Моя предыдущая машина отошла мисте­ ру Каллагэну. Когда мы выезжали через дворцовые ворота, Ден­ нис заметил, что на сей раз гвардейцы салютуют мне. В эти дни гораздо теснее приходится работать со службой безопасности из-за страха перед террористами, туристами, толпами доброже­ лателей, прессой и камерами, поджидающими на Даунинг-стрит.

Толпы растянулись по всей улице и даже внутри Уайтхолла. Мы с Деннисом вышли из машины и пошли навстречу людям. Это дало мне время продумать, что я буду говорить за пределами домаN!! 10.

Когда мы развернулись к камерам и репортерам, приветствен­ ные крики стали такими оглушительными, что никто не расслы­ шал моих слов. К счастью, их записали микрофоны и они попа­ ли на радио и телевидение.

Для начала я припомнила известную молитву, которую при­ писывают Франциску Ассизскому, со слов: ~И туда, где нена­ висть, дай нам принести единство~. Впоследствии о моем выбо­ ре поговаривали с сарказмом, но в тот момент остальная часть цитаты не вспоминалась. Святой Франциск молился не только о мире, молитва продолжается так: ~И туда, где заблуждение, дай нам принести истину, и туда, где сомнение, дай нам прине­ сти веру, и туда, где отчаяние, дай нам принести надежду~. СИЛЫ Маргарет Тэтчер становится премьер-министром «заблуждения, сомнения и отчаяния~ столь жестоко раздирали британское общество, как показало «зимнее недовольство~, что победить их было бы невозМожно без малой толики ненависти.

Именно Маргарет Тэтчер разрушила политический консен­ сус, установленный Клементом Эттли в далеком 1945 году. Она решительно сдвинула консерваторов вправо, привязав экономи­ ку к ры1tчныыM отношениям и запустив nриватизацию частною сектора. Одним словом, внедрила mэтчеризм. Возникло мною путаницы, но стойкость Тэтчер не единожды становилась nо­ ложителЬ1tЫМ фактором, обеспечивавшим победу британским солдатам.

Спецназ снимает бnока,ду посоnьства:

Принсез-Гейт, {lOMOH, 5 мая 1980 года Анонимный спецназовец апреля года иранское посольство и его сотрудники 30 оказались в осаде террористов. Пять дней спустя, когда Иран отказался предоставить независимость Хузистану (nровинция на юга-западе Ирана), террористы начали убивать пленников.

Дежурный отряд 22-го десантного полка особою назначеllИЯ по­ лучил приказ штурмовать здание посольства.

Мы занимали позицию за низкой стеной и, когда был подан условный сигнал, побежали и заложили заряд взрывчатки под большую застекленную дверь посольства. Вот тогда мы и заме­ тили верхолаза, спускающегося на веревке сквозь пламя к пер­ вой двери. Бы.'ю много шума, суматохи, автоматной стрельбы.

Можно было расслышать женские крики. Боже! Все пошло не так, подумал я. Теперь нельзя взорвать заряд, не задев верхола­ за. Внезапная перемена тактики. Вперед побежал человек с ку­ валдой. Одного удара над самым замком хватило, чтобы открыть дверь. Говорят, смелым везет. Нам просто повезло! Будь она на засове или завалена, у нас бы возникли большие проблемы.

~Пошел, пошел, пошел! Внутрь, в боевом порядке!~ Голос звучал в моем ухе. Все восемь бойцов поднялись, как один, и мы влетели внутрь через разбитую дверь. Теперь сомнения исчез­ ли. Я сыпал проклятиями. В крови кипел адреналин. Я испытал приступ страха, самый сильный за всю свою жизнь. На мне был тяжелый бронежилет с подвижными пластинами спереди и сза­ ди. На тренировках он весил тонну, сейчас же ощущалея, как футболка. Найти и уничтожить! Мы были в библиотеке. Нас Спецназ снимает бnокаду посоnьства: Принсез-Гейт, {10НДОН окружали тысячи книг. Когда глаза привыкли к полутьме, кото­ рую усугублял конденсат на очках респиратора. пришла мысль, что если мы взорвем заряд, оl'онь может пере кинуться на книги.

Тогда у нас будут большие проблемы все посольство загорит­ ся за считанные секунды.

Адреналин придавал уверенности, ободрял. Сознание было кристально-ясным, когда мы пробрались через библиотеку и подошли к первой цели. Я добрался до верха лестницы в под­ вал, ко мне быстро подбежали Сек и двое других. Вход на ступе­ ни преграждали две приставные лестницы. Я лихорадочно ис­ кал признаки заминирования. Времени на тщательный поиск не было. Приходилось рисковать. Мы привязали I лестницам ве­ ревки и оттащили их с дороги;

К счастью, никакого взрыва не произошло. Лестница была свободна, и мы утонули во мраке подвала. Я нашарил в карма­ не жилета шумовую гранату и вытащил чеку. ~Аудио Армагсд­ ДOH~, - подумал я, бросив гранату в темноту. Мы спустились по ступеням, вглядываясь в темноту подвала, ожидая какого­ нибудь внезапного движения, какого-нибудь признака врагов.

Так мы вышли в главный коридор подвала. Кувалды у нас не было, зато был «ремингтон~, так что замки приходилось дыря­ вить 9-миллиметровкой, выносить двери и методично зачищать комнаты по мере продвижения по коридору. Минуты оберну­ лись секундами это была моя самая быстрая в жизни зачист­ какомнат.

Едва я вошел в последнюю комнату. как заметил темную фигуру, притаившуюся в углу. Боже! Вот оно, подумал я. Мы сорвали джекпот. Мы нашли террориста. Я переключил «МП -5~ в боевое положение и сделал двадцать выстрелов. Раздался лязг, и притаившаяся фигура опрокинул ась и покатилась. Это была мусорка!

Ничего, пусто. Подвалы были пусты. Теперь я почувствовал, как взмок от пота. Он заливал глаза, и резина респиратора из­ нутри стала скользкой. Рот пересох, и чувствовалась пульсация крови в висках. Не задерживаясь, мы поднялись из подвала и пошли в холл посольства. Когда проходили через холл, до нас донеслись запах дыма и звуки суматохи. Остальные ребята штур Ангnии. Автобиографии 5б мовали здание с балкона и прокладывали себе дорогу по BTOPO~ му этажу, взрывая спецзарядами двери и систематически отпи­ рая все комнаты. Каждая комната подвергалась обработке по­ бедным сочетанием ошеломляющего эффекта от первоначаль­ ного взрыва, ударной дозы дыма с газом.си-эс~, безупречными маневрами бойцов и подспудным ужасом, в который вгоняет внезапное появление жутких фигур в черных масках. По ходу дела отравленными оказывались и мы. Теперь уже нас ничто не могло остановить.

Сквозь мрак виднелись силуэты в масках, идущие цепочкой по лестнице. Мой наушник напомнил о себе:.Идут заложники.

Выводите с заднего выхода. Повторяю, с заднего Bыxoдa~.

Я встал рядом с Секом на шесть-семь ступенек выше холла.

Снова взрывы. Сверху донеслись истерические женские голоса.

На шее у меня висел.МП-5~, пистолет я убрал в кобуру и осво­ бодил руки, чтобы помочь заложникам, ободрить их, направить к выходу. Они выглядели шокированными, потерянными, со сле­ зящимися от газа глазами. Напуганные и растрепанные, они ска­ тились по лестнице. Блузка одной женщины была разорвана, грудь обнажена. Я сбился со счета на пятнадцати, а они все шли, спускались, метались, и их направляли в сторону библиотеки, к свободе.

• Это террорист! ~ Надрывный крик прорезал атмосферу, как сирена, добавляя суматохи. В поле зрения показались темное лицо, африканская стрижка, потом фигура в хаки, согнутая вдвое, неестественно скорченная на бегу;

он проскочил сквозь строй фигур в черных масках. Пока он бежал вниз по лестнице, его толкали и били. Он бежал в страхе - понимал, что смерть от него в двух шагах.

Он поравнялся со мной. Тогда я заметил ее русскую оско­ лочную гранату. Мне даже был виден колпачок детонатора, тор­ чавший из его кулака. Я схватился за.МП-5~ и переключил огонь на автоматический. Сквозь дым и мрак на нижних ступе­ нях лестницы показался боец. Черт! Стрелять нельзя они ока­ зались на одной линии, и пули сквозь террориста полетят пря­ мо в своих. Нужно было обездвижить ублюдка. Я должен был что-нибудь сделать. Инстинктивно я занес.МП -5~ над головой Спецназ снимает бnокаду посоnьства: Принсез-Гейт, Пондон и одним резким движением ударил его сзади по шее. Я бил изо всех сил. Голова его запрокинулась назад, и на какое-то мгнове­ ние я увидел мучительное выражение на исполненном ненави­ сти лице. Он свалился, кубарем пролетев оставшиеся ступень­ ки, ударился о ковер и обмяк бесформенной грудой. Смолк грохот в него разрядили сразу два магазина. Пока он дергал­ ся, граната выкатилась из его руки. В это мгновение разум был кристально ясен, адреналин позволил увидеть рукоятку и чеку, будто в объективе с эффектом приближения. Мгновение, что я смотрел на гранату, показалось вечностью, но то, что я увидел, наполнило меня надеждой и облегчением. Чека все еще на мес­ те. Вот и все, дальше все должно было пойти хорошо.

Но отдыхать не было времени шла заключительная, самая важная часть операции. Именно здесь гибнут новички. Радио напомнило о себе: 4:Покидайте здание. На других этажах пожар.

Выходите через библиотеку боевым порядком. Посольство очи­ щено. Повторяю, посольство очищено».

Вместе с Секом мы прошли библиотеку, заполненную дымом и заваленную мусором. Мы повернули налево, миновали ком­ нату N!! 14, заложников, которых выводили и сажали на газон, заполняя документы, миновали невзорванный заряд, брошен­ ную кувалду и прочие приспособления все, что осталось от сражения, проходившего посреди Южного Кенсингтона. Было 8:07 вечера.

Когда мы выходили через застекленную дверь комнаты N!! 14, Гонсе, бывший парашютист, спросил ирландского полицейско­ го сержанта, стоявшего на дежурстве у дверей, не была ли эта история с посольством обыкновенным надувательством. Маска тотального недоверия приклеилась к лицу сержанта, но он лишь покачал головой.

В комнате, где хранился мой вещмешок, я начал переклады­ вать снаряжение и вдруг почувствовал, как по телу разливает­ ся усталость. Это не только иссякла энергия последнего штур­ ма, сказал ось напряжение шести дней, на протяжении которых разыгрывалась эта драма, сон урывками в шумном помеще­ нии, злость и волнение за успех операции. Я взглянул налево.

Уже вернулся Тоуд. Он выглядел очень усталым, запыхался, Анrnин. Автобиография лицо его рас краснел ось. Он взглянул на меня и покачал голо­ вой: ~Я становлюсь слишком старым для таких приключениЙ~.

~Я тоже~, ответил я.

Черсз пятнадцать минут большая часть команды ПОСНимала штурмовое снаряженис, уложила его в вещмешки и упаковала ~МП -5» в пластиковые пакеты для судебной экспертизы. Когда мы стояли у дверей комнаты N!! 14, ожидая погрузки в свой фур­ гон, к нам пожаловал министр внутренних дел Уильям Уайт­ лоу, сам БледноглазыЙ. Он стоял перед нами, не скрывая слез радости, и жал руки и благодарил всю команду за то, что мы се­ годня сделали для страны. «3та операция показала, что в Бри­ тании террористов не потерпят. Пусть мир это запомнит~. 31'01' прекрасный жест ознаменовал конец операции.

Фоакпендский конфаикт:

первый британец в Порт-Стэнаи, 14 июня 1982 года Макс гастингс Один из nоследl-tUX пережитков UJlmерии - далекие и пустын­ Hыe Фол1Utендские острова, апреля 1982 года были аахвачены Аргентиной. Если не международное право, то националЬ'Ная zoр­ дость требовала вернуть потерю, и консервативное nравитель­ cmво Маргарет Тэтчер отправило в ЮЖ'Ную Аmлантику военные силы. Несмотря на ожесточенное сопротивление аргенти1-tцев в Фитцрое, Гуа-Гри1-t, Маунт-Хэрриеm, Уайрлесс-Ридж, Тамблда­ ун, Ту-Систера и Лонгдоне, кампания на островах близилась 1( успешному завершению. ию'НЯ британские войска достигли столицы.

Макс Гастингс бьUl корреспондентом «Нвнинг стэндард:i.

Британские силы вошли в Порт-Стэнли. В пополудни 2: по британскому времени 2-й десантный полк остановился на окраине, закончив марш-бросок к столице.

Мы сидели на ипподроме, я наблюдал за дорогой, на которой уже двадцать минут не было никакого движения. Я тогда поду­ мал. что раз я не военный, почему бы мне не пойти посмотреть, как там идут дела, тем более что особого сопротивления не ощу­ щалось.

Так что я снял военную одежду и побрел по направлению к Стэнли в голубой гражданской куртке, с поднятыми руками, размахивая платочком.

Никаких враждебных действий не последовало, так что я невредимым добрался до хорошо укрепленного дома праI3И­ тельства.

АнГlJИЯ. Автобиография, я изобразил что-то наподобие улыбки в надежде, что если там есть аргентинские солдаты, то они меня не застрелят.

Никто не подал голоса, пока я бродил взад и вперед;

через несколько минут я заметил в нескольких ярдах группу граждан­ ских и окликнул их. Я закричал:

Вы британцы?

И они ответили:

Да, а вы?

Я сказал:

-Да.

Эта группа только что вышла из здания администрации, по­ хоже, говорили они, что их собирались использовать как при­ крытие.

Мы немного поговорили, потом я подошел к зданию и побе­ седовал с аргентинским полковником, стоявшим на лестнице.

Он не выказывал никаких признаков враждебности.

Очевидно, их здорово помяли. Они смотрелись, как люди, уже проигравшие войну. После нескольких минут разговора я спро­ сил полковника:

Вы что, собираетесь сдать и западные острова, и восточ­ ные?

Полковник ответил:

Все может быть, но нужно подождать четырех часов, когда наш генерал Менендес встретится с вашим генералом.

Я спросил:

Можно мне прогуляться, поговорить с людьми?

Он разрешил, и я принялся беседовать на главной улице с местными, которые все высыпали на улицу.

Все кричали и радовались, и первый же, кого я встретил, ка толический священник, монсиньор Дэниэл Спрэггон, сказал:

Боже, как я рад вас видеть!

Это относил ось не ко мне лично, но к британской армии.

Я ходил там, где бродили сотни, может быть, тысячи арген­ тинских солдат, колоннами по улицам. Некоторые из них име­ ли довольно серьезные раны, и вообще они смотрелись полно­ стью побежденными.

Фоnкnендскии конфnикт: первыи британец в Порт-Стэнnи Повсюду валялось оружие и прочее снаряжение, его собира­ ли на специальные пункты перед капитуляцией.

Я дошел даже до знаменитого отеля ~Горный гycь~. Мы три месяца мечтали о том, как зайдем в ~Горный гycь~ И выпьем в баре. Внутри все было прекрасно, все кричали и хлопали в ла­ доши.

Мне налили джина в уверенности, что это традиционный напиток британских журналистов, но я попросил вместо джина виски и поднял стакан за здравие присутствующих.

Десмонд Кинг, владелец ~ГOPHOГO гуся~, сказал:

Мы никогда не сомневались, что британцы вернутся. Мы все ждали этого момента.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.