авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«АIIГЛИЯ АВТОБИОГРАФИЯ Москва ~КCМ9) Санкт- Петербург МИДГАРД 2008 УДК 94(410.1) ББК 6З.З( 4Вел) ...»

-- [ Страница 5 ] --

По возвращении в Англию Дрей'/(а посвятили в рыцари '/(а'/( че­ лове'/(а, nрисоединившега '/( владениям,/(ороны Калифорнию. К не­ счастью, испанцы nроиl1tорировали притязания англичаНllа Ка­ лифОРIlИЮ;

английс'/(ая '/(ОЛОllизация А.меРИ'/(llначалась с Восточ­ нога побережья в 1584 году сэр Уолтер Рэли высадился в ВиргИIlИИ, а гад спустя бьuю основа1l0 nоселеllие Роа1l0'/(.

Казнь Марии, короаевы шотааНДской, февраая года 8 Р. К. УИНКфИ{1Д После восстания в 1567году подданных ее 1СОрОllЫ Мария Стю­ арт предалась милости своей двоюрод1l0Й сестры Елизаветы, 1Соторая держала Марию в «бархат1l0М заточении» в 1Соролев­ С1СИХ зам1Сах Карлайл, БолтОll, Тилбери, УИlllфилд, Ковеllтри, Чатсуорm, Шеффилд, Ба1Сстон, Чартли и ФодерингеЙ. Присут­ ствие Марии в стране 81lушало беСnО1Сойство министрам Елиза­ веты: будучи 1Сатолич1СОЙ, Мария олицетворяла чаяния меНblUИll­ ства, жаждавшею восстановления nрежней религии (когда папа Пий Пятый отлучил Елизавету от цеР1Сви, это.ченьшинство отказалось признавать в ней свою 1Соролеву). Министры предла­ гали казнить узницу, пока она «что-нибудь не натворила», но лишь участие Марии в заюворе БэбиигтОllа и nО1Сушении на жuзнь Елизаветы заставило анlЛИЙС1СУЮ 1Соролеву прислушаться 1с до­ водам своею 01Сружения. Марию Стюарт обезглавили в зам1Се Фодериигей;

ей быi'lО сорок пять лет.

Когда завершила она свои молитвы, палачи, встав на колени, попросили у ее милости прощения, а она ответила: «Прощаю вас от всего сердца и надеюсь, что вы положите предел моим бед­ ствиям». Потом палачи и две женщины, что состояли при ее милости, помогли ей подняться и стали ее раздевать;

она сняла и положила на стул распятие, один из палачей забрал у нее на­ грудный крестик, каковой она просила передать одной из при­ служивавших женщин, и сказала палачу, что он ответит деньга­ ми, если крестик пропадет. После чего охотно разделась, сняла ожерелье из ароматических бус и держала себя скорее радостно, Казнь Марии, короnевы шотnандской чем печально, и даже поторапливала невольных помощников, как если бы ей не терпелось расстаться с жизнью.

Пока снимали с нее одежды, выражение лица ее ни раэу не изменилось;

с улыбкой проговорила она, что никогда прежде не было у нее таких фрейлин и никогда прежде не разоблачалась она перед столь многолюдной компанией.

Потом, оставшись в одном исподнем, ИЗJa чего прислужи­ ваВII1ие женщины горько заплакали, она, глядя, как они кре­ стятся. обливаются слезами и молятся на латыни, повернулась к ним, обняла по очереди и молвила по-французски: ~Ne crie рготе ронг осенила крестом и расцелова.J.Ia и VOHS, j'ay VOHS»*, попросила, чтобы они возрадовались и перестали плакать ведь ныне их госпожа обретет избавление от всех тягот и напастей.

Затем, с тою же улыбкой, повернулась она к слугам, Мелви­ ну (своему гофмейстеру. Дж. Л. -с.) и прочим, что стояли под­ ле эшафота, плакали, не стесняясь слез, и крестились и моли­ лисъ па латыни;

перекрестила их, мановением руки попроща­ лась с ними и попросила молиться за нее, пока они ее помнят.

Когда с этим было покончено, одна из женщин взяла плат, загнутый с трех углов, поцеловала его и возложила на голову королевы шотландцев, а затем прикреllила к ее при ческе. После чего женщины-прислужницы уда:IИЛИСЬ, а она опустилась ко­ ленями на подушки и, не выказывая ни малейшего признака страха, прочитала вслух молитву на латыни: ~In Те Dominc cOllfido, поп сопfuпdаг in eternam» **. Потом, опершись на плаху, опустила го}юву и обхватила ее обеими руками, каковые навер­ няка отрубили бы, не заметь палач неладного. Уже на плахе, почти неподвижная, она про стерла руки и трижды или четыреж­ ды произнесла:,!п Dошiпе»***. Один палач при­ manus THas, держивал ее рукой, а второй нанес два удара топором, и она из­ дала едва ли единый звук и ни единожды не пошевелилась;

палач отрубил ей голову, оставив лишь хрящ, и поднял голову, чтобы * Не плачьте, я заступлюсь за вас (фр.).

** На Тебя, Господи, уповаю - да не постыжусь вовек! (лат.) (Пс 70:1).

*** В руце Твои. Господи, предаю лух мой (лат.) (Лк 23:46).

Анrnия. Автобиография все могли видеть, и молвил: ~Боже, храни королеву!. Плат, ко­ торый возложили ей на голову, соскользнул, и вдруг почуди­ лось, будто это платье десятилетней девочки, у коей видна лишь головка, а лицо ее на мгновение так исказилось, что всякий, кто знал ее при жизни, ни за что бы ее не признал. Губы ее продол­ жали шевелиться и четверть часа спустя после казни.

Потом декан (доктор Флетчер, декан Питерборо. Дж.л.-с) сказал громко: ~TaK погибнут все враги королевы!!, а граф Кент подошел к мертвому телу, встал над ним и громко произнес: ~ Так погибнут все враги королевы и Евангелия!!

Один из палачей, снимавший с тела подвязки, заметил со­ бачку Марии, каковая забралась ей под одежды и не желала ухо­ дить от мертвой хозяйки;

ее было не оттащить даже силою она легла у основания обезглавленной шеи и вся перемазалась в крови, так что потом пришлось эту собачку отмывать. Все про­ чее, что было в крови, сожгли или отстирали, а палачи послали за деньгами, не желая оставлять себе ни единой вещи из тех, ка­ кими владела она. После чего из залы вывели всех, кроме шери­ фа и его людей, которые перенесли покойную туда, где ожидали врачи, готовые ее забальзамировать.

непобедимая армада: ДOКlIaды адмирапов, июпя года 21-29 Сэр Говард Эффингем и ДжОН Хоукине Не считая предания о том, как Дрейк играл в боулинг, когда исnаuцы пересекали Ла -Маuш, фактическая история гибели Ар­ мады во мноюм соответствует сложившейся вокруг этою со­ бытия легеuде.

Желая лишить троиа ~еретичку» Елизавету, nрекратить nи­ ратские набеги англичан иа колонии Нового Света и лишить аи­ глийской помощи протестантов оккуnироваuuых испанцами Нидерлаuдов, Филипп Второй Испанский (бывший супруг Марии Кровавой) отправил к берегам Аuглии флот из 130 кораблей;

этой Армаде uадлежало забрать Э1Ссnедициоuuый корпус в Нидерлаu­ дах и вторmуться в Аuглию.

девятuадцатого июля Армаду заметили у островов Сuлли.

Лорд Говард Эффиuгем комаuдовал аuглийским флотом, кото­ рый IlQсчитывал 197 кораблей, меuьше исnаuских, ио более верт­ ких и ходких, лучше вооружеuuых и имевших оmличuых каuоuи­ ров. (Некоторые же иcnаuские галеоuы, вышедшие из JIa-Коруньи, с трудом уnравлялись с бортовым залпом.) Приводимые депеши поступали сэру Фрэuсису Уолсиuгему, главuому государствеmю­ му секретарю.

Сэр, не стану отвлекать Ваше внимание подробным донесе­ нием, ибо в сей миг у нас достаточно иных забот, помимо напи­ сания писем. В пятницу, находясь в Плимуте, я получил изве­ стие о множестве кораблей, замеченных у мыса Лизард, вслед­ Ствие чего, хотя ветер был слаб, мы тем же вечером вышли из гавани, а в субботу двинулись навстречу врагу ветер уже дул с АнГflИЯ. Автобиография зюйд-веста, и около трех пополудни мы заметили испанский флот и принялись ловить ветер, чтобы перехватить врага, флот коего насчитывал сто двадцать вымпелов, в том числе четыре галеаса и множество тяжело груженых кунцов.

В девять мы сошлись с ними, и бой продолжался до часа.

В этой стычке мы заставили некоторых из них выкатиться из строя, чтобы устранить протечки;

в целом же мы не отважи­ лись сблизиться, ибо их флот был слишком многочисленен.

Однако поскольку мы ничем не пренебрегли и все предусмот­ рели, исход сражения должен был решиться в нашу пользу.

Сэр, капитаны кораблей Ее Величества проявили доблесть и отвагу, как и их команды, и я не имею ни малейших сомнений в том, что так будет и впредь. И засим, полагая, что своим успе­ хом мы в немалой степени обязаны Вашим молитвам, позволь­ те откланяться. С борта фрегата ~Арю в гавани Плимута 21 июля 1588 года, Ваш добрый друг Ч. Говард Р. Сэр, южный ветер от берегов Испании разметал враже­ S.

ский флот. Господь одарил нас своею милостью. Сэр, ради Гос­ пода и нашей страны, пусть небеса пошлют нам попутные ветра и удачу, ибо война грозит затянуться надолго, а еIl.:(е поболь­ ше пороха.

Да соблаговолит Ваша светлость выслушать своего покор­ ного слугу последний нечасто утруждает себя сочинением писем в сию грозную пору, но ныне очевидно, что милорду ад­ миралу надлежит узнать обо всем случившемся. Сходно пола­ гают и все те, кто разделяет мой опыт минувших дней. Мы встре­ тились с этим флотом западнее Плимута поутру в воскресенье июля и ближе к полудню имели с ним столкновение. Один испанский корабль, бискаец по обводам, потерял грот-мачту и бушприт и был оставлен своим флотом, а следующим утром его захватил сэр Фрэнсис ДреЙк. Тем же воскресеньем случился пожар, вызванный взрывом бочонка с порохом, на борту друго­ го бискайца;

команда бросила корабль, а мы его захватили.

Непобедимая армада: докnады адмираnов Во вторник на траверзе Портленда имели мы ожесточенную и затяжную стычку с врагом, в каковой истратили большую часть наших запасов пороха и ядер. Так что, прежде чем возобновлять бой, необходимо было пополнить наши погреба.

В четверг, по воле случая отрезав от вражеского флота один большой корабль, который мы надеялись захватить, пришлось нам выдержать жаркий бой и вновь истратить порох, а после мало что происходило, покуда не подошли мы к Кале, где стоял на якоре флот испанцев;

мы тоже бросили якорь, а поскольку нельзя было позволять им пополнить припасы и согласовывать дей­ ствия с партией герцога Пармского, милорд адмирал принял решение напасть, как мы и поступили, и в сражении, каковое воспоследовало, их главный галеас лишился руля и был при­ нужден выброситься на берег близ Кале, где им и завладели наши люди, но стащить обратно в воду не сумели.

Утром в понеделыIИК июля мы преследовали испанцев и весь день напролет вели с ними ожесточенную перестрелку, в ка­ ковой наши моряки выказали отменную доблесть и умение. В этой перестрелке истратили мы много пороха и ядер, а ветер начал задувать с запада и крепнуть, и испанцы взяли курс к северу;

мы двинулись за ними и не отставали. В бою удалось нам причи­ нить испанцам некоторый урон. Большой португальский гале­ он лишился руля и был оставлен флотом. Не сомневаюсь, что другие опишут Вашей светлости все случившееся куда подроб­ нее и красочнее, я же излагаю лишь то, что действительно важно.

Наши корабли, хвала ГОСIIОДУ, почти не понесли ущерба и настроены продолжать погоню, и таковым преимуществом над­ лежит воспользоваться: пополнив запасы ядер и пороха, мы, Милостью Господа, сможем разгромить испанцев и запереть их...

в ИХ портах Остаюсь покорным слугой Вашей светлости, джон Хоукинс Армада: обращение Епизаветы к анmийским воинам, августа года 9 Е(]изавета Первая Елизавета nроизнесла эту речь в Тuлбери, городке на Темзе под Лондоном, где собралась анzлийская армия. Речь королевы исполнена патриотизма и любви к подданным.

Мой возлюбленный народ!

Нас убеждали те, кто заботится о нашей безопасности, осте­ речься выступать перед вооруженной толпой из-за страха пре­ дательства;

но я заверяю вас, что не хочу жить, не доверяя моему преданному и любимому народу.

Пусть тираны боятся, я же всегда вела себя так, что, видит Бог, доверяла мои власть и безопасность верным сердцам и доб­ рой воле моих подданных;

и потому я сейчас среди вас, как вы видите, в это время, не для отдыха и развлечений, но полная ре­ шимости в разгар сражения жить и умереть среди вас;

положить за моего Бога, и мое королевство, и мой народ мою честь и мою кровь, [обратившись] в прах.

Я знаю, у меня есть тело, и [это тело] слабой и беспомощной женщины, но у меня сердце и желудок короля, и я полна презре­ ния к тому, что Парма (герцог ПармскиЙ. Ред.), или Испания, или другой монарх Европы может осмелиться вторгнуться в пределы моего королевства;

и прежде, чем какое-либо бесчестье падет на меня, я сама возьму в руки оружие, я сама стану вашим генералом, судьей и тем, кто вознаграждает каждого из вас по вашим заслугам на поле [боя]... Без сомнения, вашим послуша­ нием моему генералу, вашим согласием в лагере и вашей ценно Армада: обращение Еnизаветы к аНГl1ИJ1СКИМ воинам 19. стью на поле [боя] мы вскоре одержим славную победу над вра­ гaMи моего Бога, моего королевства и моего народа*.

Славная победа уже БЬUlа не за юрами. Армада, разгромлен­ ная в столкновениях 28 - 29 июля, бежала в Северное море, ускольз­ нув от англичан (последние отказались от погони из-за нехват­ ки nороха, еды и воды;

морякам приходилось даже пить собствен­ ную мочу), и угодила в яростный шторм. Обогнув Шотландию и отступая вдоль побережья Донегала, Армада потеряла больше кораблей, чем в сражениях с англичанами. Лишь восемьдесят шесть кораблей вернулись в Сантандер. Филипп Второй объявил траур по 9000 погибших.

Тем временем nротестантскаяАнlЛUЯ возносила хвалы небе­ сам. Дело бьUlО не только в том, что анlЛИЙСКИЙ флот изрядно nо­ терзал испанцев. ~Гocnoдb ниспослал ветер, и они рассеялись~, гласила надпись на памятной медали в честь уничтожения Ар­ Maды.

* Перевод А. Филиппова.

Пытки священника-иезуита в тауэре, апреая года 14-15 ДжОН Джерард Попытки католических монархов nодорватъ могущество про­ тестантской Аиглии ие ограиичивалисъ военными действиями.

Иезуиты, обучавшиеся вДуэе, проникали в страну и подстрека­ ли иедоволъиых к мятежу, развязывая идеологическую войну.

Иезуита Джерарда предал его слуга.

На третий день смотритель пришел ко мне сразу после ужи­ на. Пряча глаза, он поведал, что прибыли лорды-дознаватели и королевский прокурор и что мне надлежит немедля отправиться кним.

Я готов, сказал я, повольте мне лишь прочитать «Отче - - наш~ и «Богородица, Дева, радуЙся~.

Он разрешил, я помолился, а затем мы двинулись в покои старшего смотрителя. Там ожидали пять человек, никто из ко­ торых, кроме Уэйда (комендант Тауэра. - Ред.), ранее меня не допрашивал. Уэйд, по-видимому, был старшим среди собрав­ шихся.

Королевский прокурор извлек лист бумаги и начал торже­ ственно зачитывать подобие обвинительного заключения. Об­ винения не касались веры, но все затрагивали политические во­ просы, и я отвечал на них, как и прежде. Я сказал, что иезуитам запрещено вмешиваться в государственные дела, и я строго сле­ довал этому запрету, и подтвердить это несложно. Ведь я про­ вел в заточении три года, меня допрашивали снова и снова и не предъявили ни клочка бумаги, ни заслуживающего доверия сви­ детеля, каковые показали бы, что я злоумышлял против прави­ тельства.

Пытки священника-иезуита в Тауэре Затем меня спросили о письмах, которые я недавно получил от братьев из-за рубежа, и тут я впервые понял, почему меня заклю­ чили в Тауэр. Я ответил, что если и получал письма из-за рубежа, они были о чем угодно, только не о политике. В основном речь в них шла о финансовом положении католиков на континенте.

Разве не получали вы некоего пакета, который передали через посредника Генри Гарнету? спросил уэйд.

Если я и вправду получил такой пакет и передал его далее, значит, я должен был это сделать. Но повторяю, в письмах, ко­ торые я получал и отправлял, говорилось о деньгах для католи­ ков на континенте.

Отлично, сказали мне, тогда назовите имя вашего по­ - - средника и скажите, где он живет.

Не знаю, а если бы и знал, то не сказал бы, - ответил я, в ко­ торый уже раз.

Вы утверждаете, что не злоумышляли против правитель­ ства, сказал прокурор. Тогда скажите нам, где отец Гарнет.

- Он враг государства, и вы не должны его защищать.

Он не враг государства, возразил я. Совсем наоборот.

- - Я уверен, что, представься такая возможность, он с радостью отдал бы свою жизнь за королеву и эту страну. Но я не знаю, где он находится, а если бы и знал, то не сказал.

-- Мы примем меры, чтобы вы все нам рассказали прежде, чем мы уйдем отсюда.

Во имя Господа, не нужно! воскликнул я.

- Они предъявили мне приказ, разрешающий применение пы­ ток. Судя по всему, сей приказ заготовили заранее, а теперь дали мне прочитать.

у видев, что приказ составлен по всем правилам и подписан, я сказал:

- С Божьей помощью не совершу я ничего, что обременило бы мою совесть или противоречило католической вере. Я в ва­ шей власти. Если Господь попустит, чтобы со мною обошлись несправедливо, значит, так тому и быть.

Они принялись меня убеждать, что не нужно упрямиться и вынуждать их делать то, что противно им самим. Еще сказали, что будут мучить меня каждый день, пока я жив, до тех пор, по­ Куда я не поделюсь желаемыми сведениями.

Ангnия. Автобиография - я верую в милость Господа, ответил я, и в то, что Он - убережет меня от греха обвинить невинных. Все мы - твари Гос­ подни, и потому не убоюсь я ничего, чем бы вы мне ни грозили.

Именно в таком духе я отвечал своим мучителям, насколько мне вспоминается сейчас.

В комнату пыток мы отправились своего рода торжествен­ ной процессией, служители шагали впереди со свечами.

Меня привели в подземную клеть, в которой имелись все мыс­ лимые и немыслимые инструменты и приспособления для пыток.

На некоторые мне указали и поведа.пи, что скоро я с ними позна­ комлюсь поближе. Потом спросили, не готов ли я признаться.

Мне не в чем признаваться, ответил я.

- Я опустился на колени, чтобы помолиться. Потом меня под­ вели к большой деревянной подпорке, поддерживавшей крышу.

К ней, снизу до высоты среднего человеческого роста, были при­ деланы кандалы, способные выдержать немалый вес. Мои руки сунули в железные рукавицы и велели мне подняться на две или три этих жутких ступени. Потом заставили поднять руки и про­ пустили железный прут сквозь кольцо на рукавице, сквозь кан­ далы и сквозь кольцо на второй рукавице. Затем прут закрепи­ ли, чтобы он не выскользнул, после чего выдернули подпорку у меня из-под ног, и я повис с руками, вытянутыми над головой.

Впрочем, мысками я все еще доставал до пола, и им пришлось выкопать углубление в полу, ведь я и без того висел на самом высоком крюке, так что выше поднимать было некуда.

Я начал молиться. Люди, обступившие меня, спросили, не готов ли я признаться.

Не готов и не стану, отвечал я.

- Слова давались мне с великим трудом, потому что тело ПРОII­ зила жесточайшая боль. Сильнее всего болело в груди и в живо­ те, а также страдали руки. Казалось, вся кровь, каковая имеется в моем теле, прихлынула к рукам и будто стекает с кончиков пальцев и сочится наружу через поры кожи. Но это было мни­ мое чувство, вызванное мучениями плоти. Боль была столь же­ стокой, что я поневоле усомнился в том, что способен ее вытер­ петь. Внутренний голос твердил мне, что следует сдаться. Но я не имел ни малейшего желания сознаваться в чем бы то ни было.

Пытки священника-иезуита в Тауэре Господь узрел мою слабость и не позволил искушению взять надо мною верх, но послал мне облегчение в муках и страданиях, ода­ рил мыслью, исполненной милосердия: худшее, что они могут сделать, это убить меня, а ведь я всегда хотел отдать свою жизнь за Господа. Бог видит мои мучения, Он всеведущ и все­ могущ, и я В Его руках. Этой мыслью Господь укрепил мой дух, и, желая умереть (в чем искренне сознаюсь), я препоручил себя Его милостям и заботам. С этого мгновения искушение отсту­ пило и даже физическая боль сделалась вдруг не такою острой, хотя, конечно же, чем дольше я висел на этом крюке, тем силь­ нее она должна была становиться.

Когда дознаватели поняли, что я не собираюсь отвечать на их вопросы, они покинули пыточную камеру, оставив меня па­ лачам, и лишь посылали время от времени справиться, как об­ стоят дела.

Трое или четверо крепких мужчин наблюдали за мною, а так­ же мой тюремщик. Думаю, он остался из добрых побуждений, потому что каждые несколько минут вытирал тряпкою пот с моего лба и остального тела. Это немного помогало, зато когда он заговорил, все стало только хуже. Он говорил и говорил, умо­ лял меня сжалиться над собою и поведать дознавателям то, что они желают знать. Он приводил множество доводов в пользу того, что мне надлежит сознаться, и, думаю, ему или нашепты­ вал дьявол, или мои мучители оставили его в камере намерен­ но, чтобы обольстить меня добротой. Однако все его слова и мольбы до меня не доходили, не проникали в мою душу. Не еди­ Ножды я прерывал его:

Ради всего святого, прекратите! По-вашему, я погублю свою душу ложным признанием? Вы меня утомляете.

Но он не отступался, а время от времени к нему присоединя­ лись и другие.

- Вы останетесь калекой на всю жизнь. И вас будут мучить до тех пор, пока вы не признаетесь.

Я же лишь молился, насколько хватало сил, и взывал к Иису­ суи Марии.

После часа пополудни, если мое суждение верно, я лишился Чувств. Сколь долго я был без сознания, не ведаю, но не думаю, Ангnия. Автобиография что слишком долго, потому что мне под ноги подставили под­ порки, и я очнулся. Когда же палачи услыхали, что я опять мо­ люсь, они выдернули подпорки. И так случалось всякий раз, когда я лишался чувств, восемь или девять раз, прежде чем пробило пять.

До этого времени вернулся УэЙд. Он подошел ко мне и спро­ сил:

Вы готовы повиноваться королеве и ее Совету?

Вы хотите, чтобы я взял грех на душу, ответил я. Ни за - - что.

Как угодно, сказал Уэйд. Вам требуется лишь побесе­ - - довать с Сесилом, секретарем ее величества.

Мне нечего ему сказать, ответил я, кроме того, что вы - - уже слышали. Если я соглашусь, меня заподозрят в том, что я не вынес мук, что в конце концов сказал то, что говорить не следо­ вало.

В ярости он повернулся ко мне спиною и выбежал из каме­ ры, воскликнув напоследок:

Тогда виси тут, покуда не сгниешь!

Думаю, все дознаватели покинули Тауэр, ибо в пять зазво­ нил колокол сигнал для всех покинуть крепость, если они не желают оказаться запертыми в ее стенах до утра. Немного по­ зднее меня сняли с крюка. Мои ноги не пострадали, но стоять прямо было чрезвычайно затруднительно.

Меня отвели обратно в камеру. По пути нам встретились не­ которые узники, и я заговорил со своим тюремщиком, надеясь, что меня услышат и другие.

Что меня удивляет, так это просьба лордов-дознавателей сообщить, где находится отец Гарнет. Разве им неведомо, что обвинять невинного - грех? Я никогда им не скажу, даже если мне предстоит умереть.

Я поступил так, чтобы не распустили слух, как часто бывало, что я под пытками сознался. Еще мне хотелось. чтобы среди узни­ ков стало известно, что меня в основном спрашивают насчет отца Гарнета;

он наверняка узнает об этом и сумеет позаботиться о себе. Я видел, что тюремщик мною недоволен, но это не имело никакого значения.

пытки священника-иезуита в Тауэре Когда меня довели до камеры, мой тюремщик решил про­ явить радушие развел огонь и принес немного еды, потому что наступило время ужина. Я лег на подстилку и пролежал так до утра.

Поутру, едва ворота Тауэра отворились, тюремщик сообщил, что прибыл Уэйд и требует меня. Я накинул плащ с широкими рукавами руки настолько раздулись, что в рукава моего соб­ ственного плаща не пролезали и вышел из камеры.

Завидев меня, У эйд произнес:

Я здесь по воле ее величества королевы и королевского секретаря Сесила. Нам известно наверняка, что Гарнет замешан в политических интригах и является угрозой государству. Ко­ ролева дает слово государыни, а Сесил клянется в этом своей честью. Если вы не хотите опровергнуть их обоих, вам надле­ жит выдать отца Гарнета.

Откуда им знать, что все именно так? возразил я. Они - - никогда не видели этого человека. Я давно с ним знаком и могу вас уверить, что он не может быть злоумышленником.

Послушайте, сказал Уэйд, ну почему бы вам не со - - знаться?

Не могу, ответил я, и не стану.

- - Вам же хуже.

С этими словами он позвал человека, ожидавшего в соседней комнате. Это был крепкий мужчина, к которому Уэйд обращал­ ся: ~MaCTep палач~. Я знал, что такой человек существует, но позже выяснил, что этот мужчина на самом деле носил титул мастера-канонира, а ~палачом~ Уэйд назвал его, чтобы запугать меня.

По приказу королевы и Совета, сказал он этому госпо­ - дину, передаю вам этого человека. Вам надлежит пытать его сегодня дважды и далее каждый день, покуда он не сознается.

Мастер палач принял меня, и Уэйд удалился. Мы, как и на­ кануне, отправились в камеру пыток.

На меня снова надели железные рукавицы, причем плоть моя настолько раздул ась, что рукавицы налезли только на то место, где имелось небольшое углубление между вздутиями. Едва их надели, я ощутил жуткую боль.

Ангnия.Автобиограqpия Но Господь вновь помог мне, а я препоручил Ему свою жизнь и участь. Меня подвесили на крюке, как и прежде, и теперь грудь и живот болели меньше, зато руки страдали немилосердно. Воз­ можно, причина в том, что я этим утром не позавтракал и пото­ му не ощущал тяжести в животе.

Подвешенный, я начал молиться, то вслух, то про себя, воз­ носил молитвы Господу нашему Иисусу Христу и Его благо­ словенной Матери. На сей раз понадобилось больше времени, чтобы я лишился чувств, но когда все же потерял сознание, им пришлось пр ил ожить немало усилий к тому, чтобы я очнулся, и меня даже сочли было мертвым и позвали старшего смотрите­ ля. Не ведаю, как долго он пробыл в камере и сколь долго я был без чувств. Очнувшись наконец, я увидел, что сижу на скамье, а с обоих боков меня поддерживают палачи. В камере было много людей, кто-то насильно разжал мне зубы то ли гвоздем, то ли иной железной штуковиной и влил мне в рот горячую воду.

Увидев, что я очнулся, смотритель сказал:

Разве нужно претерпевать такие муки? Сделайте то, чего от вас ждут.

По воле укрепившего мой дух Господа я ответил тверже, чем на самом деле себя ощущал:

- Нет, ни за что! Я лучше умру, чем приму на себя такой грех.

Значит, вы не сознаетесь?

Нет, ответил я. Я ни в чем не сознщось, пока в этом - - теле есть хоть крупица жизни.

Что ж, тогда мы снова вас подвесим, а после обеда во - второй раз.

Тон у него был такой, будто он извинялся за полученный приказ.

произнес я. У меня только - Eamus in nomine Domine*, - одна жизнь, но будь их несколько, я бы все пожертвовал ради правого дела.

Я кое-как поднялся и хотел было пойти к той подпорке, на которой висел второй день, но колени мои подломились. Я был очень слаб, и только Господь придавал мне сил, каковых у меня самого почти не оставалось.

* Ступайте во имя Господне (лат.).

Пытки священника-иезуита в Тауэре Меня снова подвесили. Боль была жгучей, однако я ощущал некое спокойствие, вызванное, должно быть, предвкушением смерти. Про истекало ли оно из истинной любви Христовой или из себялюбивого желания воссоединиться с Христом - то ведо­ мо одному лишь Господу. Так или иначе, я был уверен, что уми­ раю. И сердце мое возрадовалось великой радостью, ибо я пре­ дался воле Господней, каковая превыше людских устремлений и желаний. О если бы Господь наделял меня таковою силою все­ гда, пусть даже она в Его глазах далека от совершенства! Впро­ чем, жизнь моя оказалась длиннее, чем я полагал тогда, и Бог даровал мне возможность сделать ее более угодной небесам.

Должно быть, управитель Тауэра осознал, что пытками от меня он ничего не добьется;

возможно, он подобрел после еды или же проникся ко мне искренней жалостью - как бы то ни было, он приказал снять меня с крюка. Вероятно, второй раз я провисел на крюке не более часа. Думаю, им двигало сострадание, ибо вскоре после моего побега один знатный господин поведал мне, что, как он слышал, этот человек по имени сэр Ричард Беркли отказался от своей должности, поскольку не желал далее мучить невинных.

Отставка его не подлежит сомнению, и случилась она всего три или четыре месяца спустя после его назначения. Место сэра Ри­ чарда занял другой рыцарь, при котором я и совершил побег.

Тюремщик привел меня обратно в камеру. На глазах у него были слезы. Он заверил меня, что его жена, которую я никогда не видел, целыми днями плачет и молится за меня.

Он принес мне еды. Я немного поел, и ему пришлось порезать еду на мелкие кусочки, чтобы я мог ее проглотить. Еще много дней я был не в состоянии держать нож а в тот день не мог даже пошевелить пальцами. Мой сторож все делал за меня. Тем не менее, по приказу властей, он забрал мои нож, бритву и нож­ ницы;

я думал, они опасались, что я могу покончить С собой.

Впрочем, позднее я узнал, что так заведено в Тауэре для всех уз­ ников, обреченных на пытки.

джерард бежал из Тауэра через полгода: спустился по кана­ ту, nеребраJlСЯ через ров - и nримкнул к участникам ПороховоlO заговора. Последние десять лет жизни он возглавлял Английский колледж в Риме.

Встреча с коропевой Епизаветой, ГОД Пауnь Хентцнер Встреча состояласъ в Гринвиче. Хентцнер германский пу­ тешественник, приехавший в АнlЛИЮ.

Елизавета, правящая королева Англии, родил ась в королев­ ском дворце Гринвич, и здесь она обычно и пребывает, в особен­ ности летом, ибо здешняя природа весьма привлекательна. Нас приняли в соответствии с протоколом, каковой мистер Роджерс получил от лорда-канцлера, и провели в приемную, богато укра­ шенную шпалерами, с полом, по английскому обычаю покрыто­ му тростником, по которому королева обыкновенно совершает путь в часовню. У дверей стоял некий господин в бархате и с зо­ лотой цепью на груди;

в его обязанности входило представлять королеве любого знатного человека, прибывшего на аудиенцию.

Было воскресенье, и во дворце собрался весь цвет английского дворянства. Также присутствовали архиепископ Кентерберий­ ский, епископ Лондонский, множество советников, военных и прочих, которые ожидали появления королевы;

она вышла из своих покоев, когда настало время идти к молитве, причем ее выход был обставлен следующим образом.

Первыми шли сквайры, бароны, графы, рыцари ордена Под­ вязки, все в богатых одеждах и с непокрытыми головами;

сле­ дом выступал лорд-канцлер Англии, держа в руках алый шел­ ковый кошель с государственными печатями, в сопровождении двоих военных, один из которых нес скипетр, а второй госу­ дарственный меч в алых ножнах с изображением золотой герапь­ дической лилии, острием вверх;

далее шла королева как нам Встреча с короnевой Еnизаветой, 1598 год 20. сказали, ей идет 65-й год, она весьма величественна, лицо удли­ ненное, миловидное, но в морщинах, взгляд маленьких черных глаз доброжелательный, нос немного крючковат, губы узкие, зубы темные (этому дефекту англичане подвержены в целом, вероятно потому, что слишком любят сахар);

в ушах две жемчу­ жины на роскошных подвесках, волосы у нее золотистые, но это парик;

на голове маленькая корона, частично изготовленная, по слухам, из люнебургского золота *, грудь открыта, как у всех анг­ лийских женщин после замужества, на шее ожерелье из чудес­ ных самоцветов. Руки у королевы изящные, пальцы довольно длинные, ростом она не высока и не низка, держится величаво, говорит мягко и убедительно. В тот день она облачилась в бе­ лый шелк, отделанный жемчугами размером с горошину, а по­ верх накидка черного шелка с серебряными нитями, шлейф платья очень длинный, его несет фрейлина, шею облегает пыш­ ный воротник, украшенный золотом и самоцветами. Шагая по зале во всем великолепии, она мило беседовала то с одним, то с другим (будь то посланники или придворные) на английском, французском и итальянском языках;

будучи весьма сведущей в греческом, латыни и языках, которые я уже упомянул, она вла­ деет испанским, шотландским и голландским. Всякий, кто го­ ворит с нею, преклоняет колено, некоторых она поднимает ма­ новением руки. Пока мы находились там, Вильгельм Славата, богемский дворянин, вручил королеве письма, и она, сняв пер­ чатку и сверкнув кольцами с драгоценными камнями, протяну­ ла ему правую руку для поцелуя это знак особого благоволе­ ния. Куда бы она ни поворачивалась, всюду люди опускались на колени. Следом за королевой шли придворные дамы, отменно сложенные и пригожие, большей частью одетые в белое. Госу­ дарыню охраняли ветераны числом пятьдесят, с золочеными алебардами. В помещении рядом с залой, в которой мы находи­ лись, королеве подавались прошения, и она принимала их весь­ ма милостиво под возгласы: ~Боже, храни королеву Елизавету!~ Она отвечала: ~Благодарю тебя, добрый человек~. В часовне зву * Имеется в виду столовое золото из германского города Люне­ бург. - Прuмеч. рвд.

АНГIlИЯ. Автобиография чала великолепная музыка, едва она смолкла и служба завер­ шилась, продлившись не более получаса, королева не менее ве­ личественно прошествовала обратно, готовиться к ужину. Пока она молилась, мы наблюдали за тем, как для нее накрывают стол.

Б залу вошел господин с жезлом, за ним другой, со скатертью, каковую они, прежде трижды преклонив колени, с величайшим почтением расстелили на столе, потом снова преклонили коле­ ни и удалились. Потом появились двое других, один опять с жезлом, второй с солонкой, блюдом и хлебом, тоже преклонили колени и поместили принесенное на стол, после чего удалились с теми же церемониями, что и предыдущие. Затем появилась незамужняя дама неописуемой красоты (нам сказали, что это графиня), а с нею замужняя, с ножом в руках;

первая, облачен­ ная в белый шелк, трижды простершись перед столом, в самой изящной манере приблизилась и протерла блюдо с хлебом и со­ лонку столь почтительно, как если бы королева присутствова­ ла. Некоторое время спустя вошли йомены, все с непокрытыми головами, в алых платьях с золотой розой на спине, они принес­ ли двадцать четыре перемены блюд, поданных в основном на серебре;

особый человек принимал эти перемены в том порядке, в каком их вносили, и расставлял на столе, а дама с ножом дава­ ла каждому йомену отведать толику того, что он принес, это делается из страха перед ядом. Пока стража, каковая состоит из самых высоких и крепких юношей Англии, числом всего сто человек, отбираемых по всей стране, вносила яства, двенадцать фанфар и две литавры наполняли залу музыкой. Б завершение сей церемонии появились незамужние дамы, с особой торже­ ственностью поднявшие со стола блюда с мясом и отнесшие их в личные покои королевы, где, после того как государыня насы­ тится, остальное поглощают фрейлины. Королева обедает и ужи­ нает в очень узком кругу, и крайне редко случается, чтобы кого­ либо, будь то местный или чужестранец, пригласили к столу;

такое возможно лишь по просьбе особо знатной персоны.

Эпоха Шекспира: театраnьная ЖИЗНЬ, ГОДЫ 1599- Томас П(lаттер и сэр Генри Уотюн УИЛЬЯМ Шекcnир (1564 -1616), родившийся в Стратфорде-на­ Эйвоне, присоединился к труппе Бербеджа в 1592году как актер и драматург. В 1598году он стал совладельцем театра «Глобус».

До елизаветинского периода, когда стали строить театральные сцены, пьесы обычuо разыгрывали во дворах трактиров.

Томас Платтер, приехавший в Лондон из Базеля, посетил пред­ ставление шекспировского «Юлия Цезаря» в 1599 году.

сентября после обеда, около двух часов пополудни, я с моими спутниками перебрался через реку и в театре с соломен­ ной крышей видел трагедию о первом римском императоре Юлии Цезаре, в которой было занято не менее пятнадцати акте­ ров, игравших очень хорошо. После окончания пьесы двое акте­ ров, как это у них заведено, в мужских костюмах и двое в жен­ ских платьях очень ладно исполнили танец. В другой раз, тоже после обеда, я смотрел пьесу, которую, если мне не изменяет память, давали поблизости от нашей гостиницы на окраине воз­ ле БишопсгеЙта. Здесь они изображали разные народы, с каж­ дыми из которых англичанин дрался за свою дочь и неизменно выходил победителем, уступил только германцу, который и за­ воевал девушку. Потом англичанин и немец сели вместе со слу­ гой последнего, и англичанин напоил обоих допьяна. Слуга ки­ нул башмаком в голову хозяину, после чего оба крепко заснули.

Тем временем англичанин пробрался в шатер, ограбил немца и так пере хитрил и его тоже. Под конец они еще танцевали весьма изящно на английский и ирландский манер. Ежедневно около Ангnия. Автобиография двух часов пополудни в Лондоне играется две, а порой даже три пьесы в различных помещениях, чтобы развеселить публику, поэтому те, кто лучше делает это, собирают наибольшее число зрителей. Эти помещения построены таким образом, что игра происходит на высоком помосте и каждому все отлично видно.

Однако там есть отдельные галереи с сидячими местами получ­ ше и поудобней, но и плата за них выше. Ибо тот, кто стоит вни­ зу, платит всего лишь одно английское пенни, если же он хочет сидеть, его проводят через другую дверь, где с него берут допол­ нительное пенни, если же он желает сидеть на подушках, на са­ мых удобных местах, где не только он все видит, но где все видят его, тогда, войдя в еще одну дверь, он платит еще один англий­ ский пенни. А во время представления среди публики разносят еду и напитки, так что каждый к тому же может подкрепиться за свои деньги.

Актеры одеты весьма изысканно и элегантно, поскольку, по английскому обычаю, высокопоставленные лица или рыцари, умирая, завещают чуть ли не самые лучшие наряды своим слу­ гам, а те не носят такую одежду, ибо это им не подобает, и в кон­ це концов продают ее актерам за несколько пенсов.

Как много времени они [лондонцы] ежедневно проводят, та­ ким образом, на спектаклях, хорошо известно всякому, кто хоть раз видел их [актеров] искусство и игру...

Таким вот и иными способами англичане проводят время;

из комедий они узнают о том, что происходит в других краях, при­ чем нет необходимости беспокоиться, муж и жена смотрят пред­ ставление вместе в знакомой обстановке. Поскольку в большин­ стве своем англичане не расположены к путешествиям, но со­ гласны узнавать о зарубежных делах, сидя дома, это для них отличный способ провести время с пользой.

Сэр Генри Уоттон вспоминал знаменитый пожар, уничтожив­ ший театр -«Глобус» во время представления шекспировскою -«Генриха Восъмою» 29 июня 1613 юда.

Теперь отвлечемся от государственных дел;

позволю себе повеселить вас известием о том, что случилось на этой неделе на правом берегу. Королевские актеры поставили новую пьесу Эпоха Шекспира: теаТраl1ьная жизнь, 1599-161.3 rOAbJ под названием ~Bce это правда~, изображающую главные собы­ тия правления Генриха VIII;

представление было исключитель­ но пышным и торжественным, вплоть до того, что сцену устла­ ли циновками;

кавалеры орденов выступали со своими знаками отличия - изображением Георгия (Победоносца) и подвязка­ ми, гвардейцы были обряжены в расшитые мундиры, и все та­ кое прочее, чего было достаточно, чтобы сделать величие обще­ доступным, если не смешным. Во время маскарада во дворце кардинала Уолси появился король Генрих, и его приветствова­ ли салютом из пушек;

пыж, сделанный из бумаги или чего-то еще, вылетел из пушки и упал на соломенную крышу;

но дыма, который при этом появился, никто не заметил, так как все глаза были обращены на сцену, а между тем огонь разгорелся и быстро охватил все здание, так что меньше чем за час оно сгорело до са­ мого основания. Что забавнее всего, сгорели только дерево и со­ лома, да несколько забытых плащей;

одному человеку подпали­ ло штаны, и он, пожалуй, сгорел бы вместе с ними, когда бы не природная смекалка - он догадался облить горящие штаны элем из бутыли.

Смерть Епизаветы, марта года 24 Педи Саутве{({] Леди Саутвелл была одной из фрейлин королевы. Упомяну­ тый ниже Сесил, на котором королева сорвала свой легендарный mев, Роберт Сесил, наследовавший своему отцу Уильяму Се­ силу в должности первого МИllистра королевы. Елизавета умер­ лa во дворце Ричмонд, графство СурреЙ.

в крайне плохом состоянии просидела она два дня и три ночи в своем кресле, полностью одетая, и уже не суждено ей было отправиться ни на один из своих советов, ни лечь в постель, ни есть, ни пить. Только милорд адмирал единожды убедил ее вы­ пить немного бульона. Всем остальным она не изволила отве­ чать на вопросы, лишь мягко сказала милорду адмиралу в ответ на его настойчивые увещевания, что если бы он знал, что она видела в своей кровати, он бы так ее не упрашивал. Слушавший ее министр Сесил спросил, видела ли ее величество каких-ни­ будь духов, и она сказала, что не пристало ей отвечать на такой пустой вопрос. Тогда он сказал, что ее величеству следует лечь в постель, чтобы доставить удовольствие людям. В ответ на это она одарила его прекрасной презрительной улыбкой и сказала, что не надо употреблять слово ~следует~ по отношению к осо­ бам королевской крови, а затем прибавила: ~Маленький чело­ вечек, будь жив твой отец, ты не дерзнул бы столько говорить, но ты знаешь, что я должна умереть, и это делает тебя таким бесцеремонным». и приказала ему и прочим выйти из комнаты, а милорду адмиралу повелела остаться. Ему, покачав головой, она сказала несчастным голосом: ~Милорд, я устала от желез Смерть Е(Jизаветы, марта года 24 160. ной цепи на моей шее~. Он воззвал к ее знаменитой стойкости, и она ответила: 1Сейчас не тот случаЙ~.

Оставленная всеми в канун последнего вдоха, сохраняя спо­ койствие и давая внятные ответы, хотя говорила редко из-за язвы в горле, она пожелала промыть рот, чтобы свободно отвечать на вопросы совета, который желал знать, кого она назовет наслед­ ником. Видя, как сильно болит ее горло, королеву попросили просто поднять палец, когда назовут того, кто ей по нраву. За­ тем назвали короля Франции, короля Шотландии она не ше­ лохнулась. Назвали милорда Бошана, на что она сказала: 1Не бывать на моем троне сыну плута, но один достоин быть коро­ лем~. И тут внезапно она умерла.

Наследником королевы -девственницы все же назвали Якова VI Шотландскою, сына двоюродной сестры Елизаветы Марии и лорда Дарнли. Он воссел на анlЛИЙСКИЙ трон под именем Якова 1.

Так началось nравление династии Стюартов, пожалуй, самой неудачливой из всех, когда-либовластвовавшux в АнlЛИИ.

Портрет КОРОПЯ ЯКОва Первого, годы 1603- Сэр Энтони Уэ{]Дон Не.М1югое подготовило Якова Первого (р. 1566) за долгое nрав­ ление истощенной, малонаселенной Шотландией к сложностям управления Англией. Особенно постарался самоуверенный nар­ ламент, с которым король вскоре поссорился из-за nривилегий ко­ роны. Привычка Якова запечатлевать сочные поцелуи на устах мужчин-фаворитов, таких как Бэкин.гем (~y Христа бьUl его Иоанн, а у меня есть мой Джордж/»), вызывала отвращение у многих. И в Англии, и за пределами страны заnомнились грубость короля, его беспечная расточительность, nренебрежение внешней угрозой. Подобно папе римскому он посчитал мятежным новое учение гуманистов в частности, труды Рэли и Бэкона.

Уэлдон СЛУЖШl секретарем гофмаршальской конторы. Его уво­ лили с этой должности, когда обнаружили в документах конто­ ры написанную Уэлдоном сатиру на шотландцев. В гражданской войне он nри'Н.ЯЛ сторону nарламента.

Он был среднего роста, грузным казался более из-за одежды, чем из-за дородности тела, впрочем, был довольно толст. Одеж­ ду он всегда носил свободную и простую: дублеты, простеган­ ные против удара стилетом, набивные бриджи, плиссированные крупными складками. От природы был он боязлив, по каковой причине и носил стеганые дублеты. Глаза его, широко распах­ нутые, следили за всем, что казалось подозрительным, так что многие из стеснения покидали покои, считая, что король в дур­ ном настроении. Его борода была очень жидкой, а язык слиш­ ком велик для рта, из-за чего он говорил будто с набитым ртом, портрет КОРО[JЯ Якова Первого, годы 1603-1623 пил же весьма неприглядно, будто ел, а не пил, и напиток струй­ ками стекал по губам. Его кожа была мягкой, как шелковая таф­ та, поскольку он никогда н'е мыл рук, только слегка протирал кончики пальцев влажной салфеткой. Его ноги были очень сла­ быми, как он считал, из-за неудачных развлечений в юности, скорее же всего от рождения, потому что в семилетнем возра­ сте он еще не мог стоять. Эта слабость заставляла его опираться на плечи других, так что прогулки всегда превращались в хож­ дение по кругу, пальцы короля во время этих прогулок тереби­ ли гульфик.

Он был очень умерен в празднествах и в питании и сдержан в питии. Однако в старости на развеселых ужинах Бэкингема, где им можно было вертеть как угодно, он иногда перебирал лиш­ него, о чем на следующий день вспоминал со слезами раская­ ния. Верно, что пил он часто, но скорее по привычке, чем для удовольствия, и напитки его были из укрепляющих фронти­ на к, канарское, голландское вино, слабое красное испанское вино и шотландский эль. Имея слабую голову, мог он ежедневно пе­ ребирать лишнего, хотя редко выпивал более четырех ложек за раз, чаще же не более одной или двух.

Он соблюдал постоянство во всем, кроме фаворитов, кото­ рых любил менять, и даже никого не низверг, однажды возвы­ сив, иначе как за откровенное неисполнение обязанностей. В еде, привычках и поездках был постоянен, и, случись самому наблю­ дательному придворному нашего времени, как говорится, про­ спать семь лет и проснуться, он не ошибся бы, сказав, где бывал король все эти годы и какие блюда ему подавали.

ОН не слишком был при вязан к своей жене, и, хотя королева была весьма отважна, она никогда не перечила его желаниям, не вмешивалась в государственные дела и всегда уступала ему... при смене фаворитов. И чувствовал он себя тем лучше, чем дальше был от своей королевы, так что угодья, казалось бы, сперва за­ брошенные, вдруг снова оказывались привычными. Он совершен­ но не любил солдат и вообще людей храбрых.

ОН был очень остроумным человеком. Для каждого у него наХодилась шутка, но сам он не улыбался и отпускал остроты с самым серьезным видом. К тому, чего не имел, относился он Ангnия.Автобиограсрия спокойно, и скорее расстался бы со 100 фунтами, которые ему кто-то пообещал, чем с 20 шиллингами в собственном кармане.

Он много тратил и охотно пользовался кошельками подданных, что приводило к стычкам в парламенте, каковые, впрочем, не­ изменно завершались вежливым примирением.

в глазах пуритан Яков Первый обладШl единственной добро­ детелью. После nереюворов в ХЭ'мnтон-Корте в 1604 юду он по­ велел сделать перевод Библии (знаменитая Библия короля Яко­ ва) на английский язык;

этот перевод стШl шедевро'м аНlЛИЙСКОЙ словесности. В оcmШlьно,М же пуритане чувствовШlИ себя уще'м­ ленны,Ми и не одни они: католики nрезирШlИ Якова за сохране­ ние прежних положений Уlоловною права.

Пороховой заговор, 5 ноября 1605 года гай ФОКС Пороховой заговор бьUl попыткой восстановить католицизм в АнlЛИИ, подорвав короля и обе палаты nарламента. Предосте­ режение, вовремя nолучеmюе лордом МонтиlЛОМ, сорвало заго­ вор и привело к аресту заговорщиков, которыми руководил Роберт Кейтсби и в числе которых бьUl Гай Фокс.

Признаю некоторое участие в общем деле против Его Вели­ чества в пользу католической церкви, кое ранее было мне вме­ нено и мною не замышлялось и не зачинялось. А было оно мне предложено около прошлой Пасхи, двенадцать месяцев назад, за морем, в Нижних землях, где правит эрцгерцог, Томасом Уин­ тером, который впоследствии приехал со мною в Англию, где объединили мы наши усилия с тремя другими господами, а имен­ но Робертом Кейтсби, Томасом Перси и Джоном Райтом. Впя­ тером мы и держали совет, как лучше это осуществить, принеся между собою клятву хранить тайну. Кейтсби предложил сделать это при помощи пороха, заложив мину под верхнюю палату, и мы сочли выбор места за наилучший, поскольку вера там бес­ правно подавляется и справедливое возмездие должно постиг­ нуть еретиков.

Как было решено промеж нас, Томас Перси взял внаем для этих целей в Вестминстере один дом, близко прилегающий к зданию парламента, и мы начали делать наш подкоп около 11 де­ кабря 1604 года.

Пятерыми, кто сперва вошел в работу, были Томас Перси, Роберт Кейтсби, Томас Уинтер, Джон Райт и я сам. Но вскоре Ангnия. Автобиография мы взяли к себе еще одного Кристофер Райт принес присягу и также дал клятву.

Когда дошли мы до самого основания стены, которая была толщиною около трех ярдов, то нашли ее предметом великого затруднения и взяли к себе еще Роберта У интера с тою же клят­ вою и присягою, как выше сказано.

Близилось Рождество, когда мы подвели нашу мину под сте­ ну, и на Сретенье мы прорыли подкоп на половину толщины стены. Пока прочие работали, я стоял на страже, чтобы окли­ кать любого проходящего мимо, давая предупреждение, чтобы прекратили работу, пока я не подам сигнала продолжать.

Всемером мы залегли в доме, держали там порох и дробь, ре­ шив умереть на месте прежде, чем придется сдаться или нас схватят. Когда во время работы со стеной из погреба послышал­ ся шорох разгребаемого угля, мы испугались, как бы нас не рас­ крыли. Будучи отправлен в погреб, я нашел, что уголь распрода­ ется, а погреб будет освобожден. Для удобства достижения на­ шей цели Перси договорился о том, что берет дом внаем на год.

Мы приготовили заранее и принесли в дом двадцать бочон­ ков пораху, каковые убрали в погреб и укрыли поленьями и хво­ ростом, заготовленными для этой цели.

На Пасху парламент ушел на каникулы вплоть до октября, мы разъехались, и я отбыл в Нижние земли по совету и указа­ нию остальных, чтобы ознакомить Оуэна с деталями заговора и чтобы, оставаясь долее, я не сделал:ся чрезмерно подозритель­ ным для властей и не повредил бы делу.

Тем временем Перси, хранивший ключ от погреба, заложил в него еще пороху и дров. Я вернулся в начале сентября, полу­ чил ключ, как и Перси, мы принесли еще пороху и поленьев, чтобы его укрыть, и я уехал на время за город до 30 октября.

Было решено меж нами, что в тот самый день, когда наше дея­ ние будет совершено, некоторые другие наши союзники должны захватить леди Елизавету, старшую дочь короля, каковая пре­ бывала в У орикшире в поместье лорл:а Харрингтона, и тотчас же объявить ее королевой, имея наготове проект воззвания, где мы не упоминали о смене религии и не присягали на верность Пороховой заговор, 5 ноября 1605 года нашей вере до тех пор, пока не набрали бы сил достаточно, что­ бы создать крепкую партию, а уж тогда провозгласил и бы и то и другое.

Относительно же герцога Карла, второго сына короля, мы имели различные мнения о том, как захватить его особу. Но по­ скольку мы не нашли способов, как это совершить (герцог пре­ бывал вблизи Лондона, где мы не располагали достаточными силами), то порешили осуществить нашу замену с леди Елиза­ ветой.


Имена прочих лиц, участвовавших в этом ужасном заговоре, были скрыты от публики.

Преодолев соблазн взорвать короля Якова, пуритане вместо этОlО начали избавляться от аНlЛиканской церкви и от самой АНlЛИИ.

Высадка в Повой Анmии, 11 ноября 1620 года Уи{]ьям Брэдфорд 16 сентября 1620 юда отцы -пилигримы, юнимая пуританская секта, отnльUlИ на корабле ~Мэйфлауэр» из Плимута в Америку.

Они высадились вблизи современною Провинстауна и исследова­ ли мыс Код, прежде чем официально основать Плимутскую ко­ лонию 21 декабря тою же года.

Прибыв ноября к мысу Код, были мы вынуждены необхо­ димостью (а также понуканиями капитана и матросов) искать место для жилья;

а так как привезли мы из Англии большую шлюпку, которая хранилась в кормовой части корабля, то и ве­ лели своим плотникам оснастить ее;

однако она столь сильно пострадала от бурь, что пришлось бы долго ее чинить. Тут не­ сколько человек вызвались, покуда идет починка, разведать окрестности по суше;

тем более что. входя в гавань, приметили мы в 2-х или 3-х лье нечто, по мнению капитана, похожее на устье реки. Попытка могла оказаться опасной, но, видя реши­ мость людей, их отпустили;

было их 16, хорошо вооруженных, во главе с капитаном Стэндишем, который получил соответ­ ствующие наказы. В путь они вышли 1S ноября и, пройдя бере­ гом моря примерно милю, увидели пять или шесть человек и собаку, шедших им навстречу;

то были дикари, которые кину­ лись в лес;

англичане за ними последовали, частью чтобы по­ пытаться с ними заговорить, частью затем, чтобы убедиться, не сидит ли кто-либо еще в засаде. Индейцы, видя, что за ними следуют, выбежали из леса и помчались по прибрежным пес высадка В НОВОЙ АнгГlИИ, 11 ноября 1620 года кам с такою быстротой, что приблизиться К ним не удалось;

од­ нако, идя по следам их, увидели, что пришли они именно отту­ да. Надвигалась ночь;

наши остановил,ИСЬ на ночлег, выставив часовых;

ночь прошла спокойно, а наутро, идя дальше по сле­ дам дикарей, достигли широкого речного устья и свернули с берега в лес. Дальше пошли наудачу, надеясь найти жилье ди­ карей, но вскоре потеряли их след, да и забрели в такую чащу, что могли изорвать одежду и доспехи;

но более всего страдали от жажды. Вода наконец нашлась;

первая новоанглийская вода, какую они отведали, показалась им, истомленным жаждою, сла­ ще вина или пива прежних дней. Затем стали они пробираться к другому берегу залива, видя, что для этого надо перейти через косу;

и вышли наконец на берег моря в поисках предполагае­ мой реки, а по пути встретилось им озеро с чистой пресной во­ дой, а вскоре затем расчищенное место, где прежде индейцы рас­ тили маис;

было там и несколько их могил. Идя далее, увидели свежее жнивье, где маис рос еще в том же году, и тут же остатки дома, доски, уцелевший большой котел и кучи песку;

порыв­ шись в нем, нашли несколько красивых индейских корзин, пол­ ных маиса, частию в початках, отменно хорошего и разных цве­ тов, которым они подивились (ибо прежде таких не видели).

Было это вблизи той самой реки, которую они искали;

к ней они и вышли и обнаружили, что она делится на два рукава, а в устье высокий утес из песчаника;

однако вода была там скорее всего соленая;

был и хороший причал для шлюпки;

в шлюпке они и постановили прийти, когда та будет готова. Так как отве­ денное им время истекло, они вернулись на корабль, чтобы о них не тревожились;

прихватили с собой часть маисовых зерен, остальное же закопали;

и... принесли плоды земли братьям сво­ им, которые и плодам, и возвращению их несказанно обрадова­ лись и воспрянули духом...

Возблагодарив Бога за свое избавление, собрали они пучок стрел, которые после отправили в Англию с капитаном кораб­ ля, а место нарекли местом первой схватки. Оттуда поплыли они дальше вдоль берега, но удобной гавани не нашли;

поэтому Поспешили туда, где, по словам одного из моряков (некоего м-ра Ангnин.Автобиограqpин Коппина, уже побывавшего в тех краях), была хорошая гавань;

он там бывал, и можно было поспеть туда до ночи;

это их обра­ довало, ибо погода становилась ненастной. Так плыли они не­ сколько часов;

пошел снег с дождем, а к концу дня ветер уси­ лился, море разбушевалось, у них сломался руль, и два челове­ ка с великим трудом правили с помощью весел. Моряк, однако, ободрял их, ибо завидел уже гавань;

но буря крепчала, надвига­ лась ночь, и, пока еще можно было что-то разглядеть, они по­ ставили паруса. Тут сломалась в двух местах мачта, парус упал за борт, в высокие волны, так что не миновать было крушения;

однако, по милости Божьей, они не пали духом, и волны вы­ несли их в гавань. Тут оказалось, кто моряк ошибся и сказал:

помилуй нас Господь, никогда я этого места не видал;

он и ка­ питан хотели причалить, при попутном ветре, в бухте, где би­ лись волны. Но бравый матрос, который был за рулевого, крикнул гребцам: поворачивайте, кто из вас мужчины, не то ра­ зобьемся;

и они это быстро проделали. А он велел не унывать и грести веселей, ибо по звукам угадал, что есть места, где при­ стать можно безопасно. И хоть было очень темно и лил дождь, им удалось подойти с подветренной стороны к какому-то ост­...

ровку и там заночевать И хотя минувший день и ночь полны были тревог и опасно­ стей, Бог послал им наутро отдохновение (как обычно посылает детям Своим), ибо день настал солнечный;

на острове были они в безопасности, могли просушить вещи, вычистить оружие и отдохнуть;

и возблагодарили Бога за многие милости его. А так как был это последний день недели, приготовились справить его.

В понедельник осмотрели гавань и нашли ее пригодной для ко­ рабля;

потом пошли в глубь суши, нашли маисовые поля и ру­ чьи, то есть место (как показалось им), пригодное для жилья;

во всяком случае, лучшее из всего, что сумели найти;

а время года и крайность, в которой находились мы, вынуждали на этом оста­ новиться. С такой вестью посланные возвратились к кораблю и немало порадовали остальных.

15 декабря подняли якорь, чтобы идти к найденному месту;

не дойдя двух лье, вынуждены были снова отойти, однако 16-го высадка В НОВОЙ Анrnии, 11 ноября 1620 года ветер нам благоприятствовал, и мы вошли в гавань. После чего оглядели местность получше и решили, где быть жилью;

а 25-го начали возводить первый общий дом, который должен был при­...

ютить нас и все имущество наше В то первое трудное время случалось слышать ропот, а то и мятежные речи;

но все преодолевала мудрость, терпеливость и справедливые решения губернатора и лучших людей, которые держались согласно и дружно. Наиболее прискорбным было то, что за два-три месяца умерла у нас половина, особенно же за январь и февраль, ибо не имели мы в зимнюю стужу крова и многого необходимого;

а после долгого пути и всяческих не­ удобств страдали цингою и другими недугами;

и бывало, что в день умирало по два-три человека;

так что из ста с лишком вы­ жили едва пятьдесят. А из них в самое тяжкое время оставалось всего шесть-семь здоровых, которые, к чести их будь сказано, трудились денно и нощно, не покладая рук;

с опасностью для собственного здоровья ходили за больными, приносили дрова, разводили огонь, готовили пищу, стелили больным постель, стирали их одежду, запачканную нечистотами, одевали их и раздевали;

словом, оказывали им все неприятные и необходи­ мые услуги, о каких люди брезгливые и привередливые не по­ зволяют даже упоминать;

и совершали все это с охотой и радо­ стью, без малейшего неудовольствия, выказывая тем истинную любовь к друзьям и братьям своим. Особо заслуживает упоми­ нания один пример. В числе этих семерых были почтенный старейшина м-р Уильям Брюстер и военный начальник капи­ тан Майлс Стэндиш, коим я и многие другие, в беспомощном нашем состоянии, весьма были обязаны. И Господь хранил этих людей, так что среди общего бедствия не заразились они и не покалечились. Сказанное о них мог бы я повторить о многих других, скончавшихся во время общего тяжкого испытания или переживших его;

пока были они в силах, не отказывали в помощи никому из нуждавшихся в ней. Не сомневаюсь, что Господь наградит их...

Между тем индейцы бродили поблизости и иной раз показы­ вались, но стоило к ним приблизиться, как они убегали. Однаж Ангnия. Автобиография ды они похитили инструменты у работавших, пока те обедали.

Но около 16 марта некий индеец смело подошел к нам и загово­ рил ломаным английским языком;

его понимали без труда и очень тому дивились. Из беседы с ним выяснилось, что был он не здешний, а с восточного побережья, куда английские корабли приходили ловить рыбу;

он с ними спознался, иных мог назвать по именам и у них-то и выучился языку. Он оказался весьма полезен, много поведав о крае, где жил, что позднее очень при­ шлось кстати;

а также о здешних жителях, об их именах, чис­ ленности и силе;

и сколь далеко живут, и кто их вождь. Индейца этого звали Самосет;

рассказал он также о другом индейце, по имени Скуанто, который родом был из здешних мест, побывал в Англии и умел по-английски лучше его. Угостив и одарив ин­ дейца, поселенцы отпустили его, но вскоре он явился снова, а с ним еще пятеро, и принесли все инструменты, украденные преж­ де, а также возвестили о прибытии их великого сахема по имени Массасойт, который явился через четыре-пять дней со свитой, где был и упомянутый Скуанто. Для них устроили угощение и поднесли дары, после чего заключили мир (и вот уж 24 года, как он длится), а условия были следующие:


Ни он, ни люди его не станут чинить поселению вреда.

1.

Если же вред будет кем-либо из них причинен, виновного 2.

обязуются выдать для примерного наказания.

3. Если будет что похищено, вождь заставит похищенное вер­ нуть;

то же обязуются делать и поселенцы.

4. Если кто начнет с ним несправедливо войну, поселенцы ока­ жут ему помощь;

если кто пойдет войной на них, он им поможет.

S. О договоре обязуется он известить союзные племена, дабы и они не чинили поселенцам вреда и также к договору присо­ единились.

Приходя к поселенцам, они не станут брать с собою луков 6.

...

и стрел Стали собирать свой небольшой урожай и готовить жилища к зиме, ибо все выздоровели, и запасов было довольно;

а пока одни совершали эти походы, другие промышляли треску, окуня и иную рыбу и запасли ее столько, что хватило каждой семье.

высадка В НОВОЙ Ангnии, 11 ноября 1620 года Все лето нужды ни в чем не терпели. С приближением зимы ста­ ли добывать и дичь, которая в этих местах в первое время изо­ биловала (хотя позже ее стало меньше). Кроме водоплавающих птиц, много было диких индеек, которых добыли множество, не считая оленины и др. В неделю приходилось на душу по чет­ верть бушеля муки, а когда собрали урожай, вышло по стольку же маиса. Многие написали тогда друзьям в Англию о том, как сытно живут, и то была истинная правда*.

* Перевод З. А. Александровой.

Посмертное, ГОД Уипьям Гарвей Гарвей обращение крови в человеческом теле и бьUl OmKpbUl 1, 1.

врачом как Якова так и Карла Ниже он описывает вскры­ тие тела Томаса Парра, предположительно умершею в возрасте 154 лет.

Внешне тело вполне упитанное, на груди имеются волосы.

Волосы на предплечьях все еще черные, хотя голени безволо­ сые и гладкие.

Половые органы в хорошем состоянии. Пенис ни тонкий, НИ оттянутый, также и мошонка, в отличие от большинства пожи­ лых, пораженных водяной грыжей. Яички крупные и объемные, что говорит о правдоподобности истории, которую Парр любил рассказывать о том, что в столетнем возрасте был уличен в пре­ любодеянии и наказан. Более того, его вдова, на которой он же­ нился, когда ему было сто двадцать лет, отвечая на вопросы, не могла отрицать, что он имел сношения с ней, в точности как у других супругов, и было это в последний раз за двенадцать лет до его смерти.

Грудь широкая и объемная, легкие не губчатые, но, особенно с правой стороны, прикрепляются к ребрам волокнистыми по­ лосками. Также легкие в значительной степени наполнены кро­ вью, как обычно бывает при легочной чахотке (перипнеВМОIfИЯ), так что, когда кровь отвели, оказалось, что часть ее почернела.

Синеватый цвет лица я приписал той же причине затрудне­ ние дыхания и крайняя степень одышки перед самой смертью.

Подводя итог, по ряду обычных признаков, обнаруженных при Посмертное, 1636 год исследовании тела, очевидна смерть в результате удушья. Я за­ ключил, что он задохнулся и что смерть наступила из-за невоз­ можности дышать, сходный отчет был дан Его Величеству всеми присутствовавшими врачами. Позже, когда кровь из легких вы­ пустили и вытерли, стала видна довольно белая, почти молоч­ ного цвета паренхима.

Сердце крупное, развитое и волокнистое, со значительной массой жира вокруг его стенок и отделов. Кровь в сердце черно­ ватая, жидкая и слабо крупитчатая. Только в правом желудочке обнаружил ось несколько сгустков.

Когда рассекли грудину, хрящи оказались не более окосте­ невшими, чем у других людей, скорее гибкими и мягкими.

Кишки в прекрасном состоянии, мясистые и сильные, желу­ док такой же. Тонкий кишечник мускулистый, однако в нем ока­ залось несколько кольцеобразных сужений из-за того, что Парр ел днем и ночью, не соблюдая правил питания и определенного времени принятия пищи. Он довольствовался полуиспорченным сыром и всеми видами молочных продуктов, серым хлебом, пи­ вом, а чаще всего кислым молоком. Живя скромно и просто, без всякого лечения, в стесненных обстоятельствах, он таким спо­ собом продлевал себе жизнь. Он принимал пищу около полуно­ чи, незадолго до смерти.

Биограф дЖОll Обри, друг Гарвея, отмечал, что когда «Цир­ куляцию крови» опубликовали, Гарвей «с юловой ушел в свои nрак­ тики, а люди llевежествеllllые считали его сумасшедшим. При­ неся немало пользы в далыlйшем,' ею учение за 20 или ЗО лет было nРИ1lЯто всеми Уllиверситетами мира, а Томас Гоббс говорит в своей Кllще (О теле»), что это, пожалуй, едИll­ "De Corpore" ствеlЩЫЙ человек, учеllие которою было nРИЗllа1l0 при жизни ав­ тора».

Кромве{)ь в пар{)аменте, ноябрь 1640 года Сэр Фиnип Уорик Яков 1 умер 27 Jrtapma 1625г0да от дизентерии, ему наследо­ вал ею сын Карл 1. Карл, к счастью, не nере1lЯЛ zрубых nривычек отца, но был не менее Якова привержен абсолютизму и католи­ цизму, что и спровоцировало столкновения с пуританским nар­ ламентом, стремившимся к настоящему демократическому правлению.

Среди nарламентариев не бъulO критика более серьезноzо и nоследовательноzо, чем Оливер Кромвель. Родившийся в 1599 юду в Хантинzдоне, представитель младшей ветви дворянскою рода, Кромвель обратился в пуританство после тою, как побывал, по его собственным словам, «предводителем zрешников». После об­ ращения он разделил общее убеждение пуритан, что католиче­ ство Карла дьявольская отметина на теле АнlЛИИ, боzоиз­ 1 бранной страны. Имея хорошие политические связи (не меньше девяти ею кузенов были членами nарламента), он сперва избрался от Хантинzдона, а затем, в 1640 юду, от Кембриджа. Именно в Долюм nарламенте сэр Филип Уорик обратил внимание на «фер­ мера» Кромвеля.

я не отметил дурного характера Кромвеля, поскольку в раз­ говоре со мной он был даже дружелюбен. Хотя, когда позже, к концу дня, он счел меня неисправимым и имеющим побужде­ ния, позволяющие подозревать во мне вредителя, он сделался презрительно холоден. Впервые я обратил на него внимание в самом начале заседаний, в ноябре 1640 года;

я тщеславно мнил себя подобающе одетым молодым человеком (мы, придворные, KPOMBelIb В паР(Jаменте, ноябрь 1640 года прежде всего ценим красивую одежду). Однажды утром я явился в парламент прекрасно одетым и увидел господина, который дер­ жал речь (и которого я не знал): выглядел он весьма обыденно, поскольку был в мешковатом костюме, казалось, сшитом плохим деревенским портным. Нижняя рубаха простая и не слишком чистая, даже несколько пятнышек крови на маленьком банте, который был не намного шире воротника. Его шляпа была без ленты. Он был среднего роста, носил шпагу, лицо красноватое и одутловатое, голос резкий и пронзительный, речь была испол­ нена страсти. Предмет выступления разумностью не отличался.

Он вещал о слуге мистера Принна, который распространял пас­ квили на королеву из-за ее танцев и прочих невинных придвор­ ных развлечений. Кромвель до такой степени старался увели­ чить срок тюремного заключения для этого человека, словно тот представлял страшную опасность для всего правительства.

Карл 1 созвал Долгий nарламенm, поскольку у нею не бъulO дру­ гих способов добыть денег. К возмущению короля, Долгий nарла­ мент оказался даже еще более враждебным, чем предыдущий.

Этот nарламент отменил корабелЪ1tый сбор (пошлину, введенную Карлом во время бесnарламентской «одиннадцатилетней тира­ нии» 1629-1640 годов) как незаконный, выразил недоверие королев­ ским министрам Страффорду и Лоду и утвердил законоnроекm, запрещающий роспуск nарламента без ею согласия. Долгий nар­ ламент также отменил юридическое всевластие королевских су­ дов, деспотично исnользовавшееся Карлом для заключения под стражу членов nарламента.

В декабре 1641 юда nарламент принял 159юлосами против 148 Великую ремонстрациlО, которая требова,ла, чтобы король удалил из nарламента всех епископов, этих «злых советчиков»

(считалось, что они намереваются восстановить католичество), и реформировал церковь в протестантском духе.

Как и ожидалосъ, Карл отверг Великую ремонстрацию.

Попытка ареста пяти чпенов паРllамента, января года 4 ДжОН Рашуорт Разрыв между Карлом 1 и nарламентом стал очевиден 4 янва­ pя 1642 юда, когда король попытался арестовать пятерыхчле­ нов палаты общин Пима, Хэмnдена, Хесuлриджа, Холл са и Строуда за измену.

Рашуорт был секретарем палаты общин, а позже Оливера Кромвеля.

Пятеро обвиненных пришли в тот день в палату после обеда и явились согласно приказу и директиве палаты, изданной в от­ ношении их накануне, о ежедневной явке. Их появление было..

внесено в протокол Не успели сесть по местам, как палата была оповещена не­ ким капитаном Лэнгришем, позже армейским офицером во Франции, что он пришел с офицерами и солдатами из Уайтхол­ ла. Он пояснил, что его величество направляется сюда с гвар­ дейцами, ему с большим трудом удалось их обогнать. Затем кто-то из членов палаты получил частное сообщение от графи­ ни Карлайл, сестры графа Нортумберлендского, что будет пред­ принята попытка арестовать этих пятерых. От них потребовали покинуть палату, чтобы избежать кровопролития, если солдаты вздумают применить силу. В ответ на приказ четверо с готовно­ стью подчинились, но мистер Строуд воспротивился, и сэру Уолтеру Эрлу, его давнему знакомому, пришлось вытолкать его силой. В это время король входил в Новый дворец. Его величе­ ство прошел через Вестминстер-холл, офицеры, ветераны и про­ чие, его сопровождавшие, образовали проход, встав по обе сто попытка ареста пяти чnенов парnамента роны;

его величество миновал этот коридор и поднялся по сту­ пеням палаты общин, а офицеры и ветераны выстроились перед гвардейцами и алебардщиками, которые также сопровождали королевскую особу. Двери палаты открыли, его величество на­ правился к месту председателя. Он взглянул на место с правой стороны, возле барьера, где обычно сидел мистер Пим, но не увидев там своего старого знакомого, произнес: «С вашего по­ зволения, мистер спикер, я ненадолго одолжу у вас кресло~.

Спикер покинул кресло, а его величество встал на кресло с но­ гами, постоял немного, разглядывая членов палаты, которые обнажили головы, но не усмотрел никого из пятерых, хотя их нелегко было бы различить, будь они здесь, среди стольких лиц.

Тогда его величество молвил:

Джентльмены! Я сожалею, что мне пришлось прийти к вам.

Вчера я направил своего сержанта с поручением арестовать кое­ кого из моих людей, обвиненного в измене, и ожидал исполнения этого приказа, а не письма. Должен сказать вам, собравшимся здесь, что хотя ни один король Англии не относился уважитель­ нее к вашим привилегиям, а я всегда стремился их соблюдать, так вот, вам известно, что в случае измены привилегий нет ни у кого. И я пришел узнать, присутствует ли здесь кто-либо из обви­ няемых. Поскольку до тех пор, покуда лица, обвиняемые мною не в мелких преступлениях, а в измене, находятся здесь, я не могу считать, что палата лояльна, как бы мне этого ни хотелось. Сле­ довательно, я пришел сюда, чтобы их найти, и, значит, я их найду.

Но поскольку я вижу, что птички упорхнули, то ожидаю, что вы мне их пришлете, едва они сюда вернутся. Даю слово короля, что не собирался использовать силу, что процесс против них будет настолько законным и честным, насколько это возможно.

И раз уж я не могу сделать того, зачем пришел, думаю, будет неЛишне повторить то, что я говорил ранее. Что бы я ни совер­ шил во благо моих подданных, я намерен поступать так и впредь.

Не стану более вас отвлекать, только пообещайте, что при­ шлете их мне, едва они появятся;

в противном случае мне при­ дется воспользоваться иными способами их отыскать.

Пока король обращался к палате, спикер стоял за креслом.

Король спросил у него, укрывается ли кто-нибудь из означен Ангnия.АВтобиограсрия ных лиц В палате. Может быть, он видел кого-нибудь из них?

И где это было?

Спикер опустился на колени перед свэим королем и отве­ чал так:

Если будет угодно вашему величеству, нет у меня ни глаз, чтобы видеть, ни языка, чтобы говорить, поскольку палата об­ щин, служителем которой я являюсь, приносит извинения ва­ шему величеству и повелела мне на то, что ваше величество из­ волили спросить, не давать иного ответа, нежели этот.

Король спустился с кресла и вышел из палаты, в которой уста­ новилось смятение. Многие закричали громко, так, чтобы он мог услышать: !:Привилегии! Привилегии!~ Заседание тотчас за­ крыли до часу следующего дня.

До этою дм llИ одИllгосударь 1lе доnускался в палату оБЩИll.

НеудаЧllая попытка Карла и массовые nротестЫllа улицах ЛОllдОllа 1lа следующий деllЬ (толпа кричала: ~Привилегии nар­ ламеllта!») вьmудили короля оставить столицу. Поскольку ко­ роль охот1l0 прибегал к физической силе, nарламеllт, чтобы за­ щитить себя, nоста1l0вил создать оnолчеllие и стал собирать вооружеllllые отряды по всей стра1lе.

Созыв оnолчеllИЯ оказался мудрой nредуnредитеЛЬ1l0Й мерой, потому что августа года Карл 1 поднял королевский 22 штаllдарт в НоттИllгеме, по сути дела объявив вОЙllУ собствеll 1l0Й стра1lе. Бьuю М1l0го случаев, когда граждаllСКая вОЙllа остав­ ляла семьи ~разделеllllЫМИ мечом»;

М1l0Ю, КОllеч1l0, слу'Ц,алось и личlIых трагедий, главllая ЛИllИЯ раздела пролегла 1lа самом деле 1lе между родствеllllИКами. 01lа разделила сословия, регИОllЫ и религии. Так, большая часть стОрОllllиков nарламеllта проис­ ходила с Юга и Востока (более развитых коммерчески, более 1lа­ селеlIlIых зажитОЧlIЫМИ джe1tтpu и купечеством, которые букваль 110 nодnисывались под nротестаllтской этикой труда), тогда как БОЛЬШИllство своих стОрОllllиков король обрел 1lа lIеразвитых ка­ тoличecKиx Севере и Западе, а королевская армия силЬ1l0 зависела от llаеМllиков.

ПОllачалу обе стОРОllЫ обмеllивались uзошреllllЫМИ оскорбле­ llИЯМИ. Роялисты прозвали nарламеllтариев ~круглоголовыми», попытка ареста пяти чnенов парnамента nредnоложителыlO за пуританскую стрижку «под юршок»;

nар­ ламентарии дразнили роялистов «вредителями» и «кавалерами»

(прозвище принца РуnертаРейнскою, известною гуляки, племян­ ника Карла и генерала кавалерии). Если верить одному пуритан­ скому щелкоперу -насмешнику, «кавалера» можно бьulO оnоз1tать по двадцати «смехотворным nривычкам и обезьяньим ужимкам»:

Фасон шляпы напоминает ночной юршок.

На макушке пучок, как петушиный гребень.

Повяза1t телячьим хвостом и пучком лент.

Плюмаж шляпы свисает, как лисий хвост.

Длинные волосы, перевязанные леиточками.

Рябое лицо.

Борода на верхней губе и лезет в рот.

Подбородок торчком, поет на ходу.

Бант торчит во все стороны.

Громадные завязки банта сплетены в громоздкий узел.

Длинный необъятный дублеm, наполовину расстегuутыЙ.

Маленький подол.

Рукава не застегuуты.

Одной рукой nоигрывает стеком, на друюй висит плащ.

Штаны не застегивает и всегда готов их скинуть.

Рубашка не заправлена.

Гульфик раскрыт, к нему привязан огромный пучок лент.

Пояс болтается на бедрах.

Шпага болтается у ног, как хвост у обезьяны.

Множество пятен на коленях (слишком усердно молится. Ред.).

Эта война БЬUla хороша для словесных nереnалок, но не юди­ ласъ в качестве образца военною искусства, потому что анlЛИ­ чане не участвовали в серьезных наземных кампаниях уже сот­ Hю лет. Подтверждением тому стала первая крупная схватка.

Гражданская война: сэр Ричард Баастроуд в бою при Эджхиаае, 23 октября 1642 года Сэр Ричард Ба{]строуд Балстроуд сражался при ЭдЖXUJUlе за роялистов под коман­ дованием Карла 1и принца Руnерта, nарламентариев вел граф Эссекс. С каждой стороны было около 14000 человек.

Вся наша армия была построена по три лошади глубиной на каждом фланге и по шесть человек пеших в центре. Полк прин­ ца Уэльского был расположен на правом фланге, которым ко­ мандовал принц Руперт, и полковник Вашингтон со своими дра­ гунами был у нас справа. По центру была пехота под командо­ ванием генерала Рутвена и сэра Джейкоба Эстли под ним. Граф Линдсей шел пешком во главе полка королевской пешей гвар­ дии вместе со своим СЫНОМ, лордом Уиллоби, и сэром Эдмун­ дом Вернеем, несшим королевский штандарт. Левым крылом нашей конницы командовал генерал-интендант Уилмот с под­ полковником Эдвардом Филдингом и еще несколькими стар­ шими офицерами. Подполковник Джордж Лайл с подполков­ НИКОМ Джоном Эннисом были на левом фланге в драгунском полку, чтобы защищать рогатки с этой стороны, и был у нас ре­ зервный корпус из шести сотен лошадей под командованием графа Карнарвона. Когда наша армия выстроилась у подножия холма и готовилась выступить, все генералы пришли к королю, который намеревался выступать вместе с армией, и выразили желание, чтобы он вместе с принцем Уэльским, герцогом Йорк­ ским и конной охраной из лейб-гвардии отошел за возвышение, на некоторое расстояние, на правый фланг, где можно наблю­ дать за исходом сражения, не подвергаясь опасности. С другой rpaжданскан война: в бою при Эджкиnnе 2. стороны, эта часть армии не будет наступать на врага. Король очень неохотно был вынужден на это согласиться.

Перед самым началом' нашего выступления принц Руперт проехал с одного фланга на другой, давая указания коннице дви­ гаться как можно плотнее, держа строй и с мечом в руке. Вра­ жескую стрельбу встретить, не отвечая огнем ни из карабинов, ни из пистолетов до тех пор, пока не врубимся в строй врага, а там уже использовать огнестрельное оружие по мере надобности.

Эти приказы были в точности соблюдены.

Противник стоял наготове в таком же расположении, как то, что я только что описал. Мы двинулись на врага под пушечную пальбу с их стороны. Они разрядили в нас три пушки со своего левого фланга, которым командовал сэр Джеймс Рамсей. Выст­ релы прошли над головами войска без вреда, за тем исключени­ ем, что вторым ядром убило квартирмейстера в тылу части гер­ цога Йоркского. Вскоре завязались схватки, и драгуны с нашего правого фланга отбили врага от рогаток. Принц Руперт повел наше правое крыло вперед столь яростно, что после небольшого сопротивления мы опрокинули их левое крыло и овладели их пушкой. Принц, неистовый в своем натиске, скорее мог взять, чем сохранить взятое, не довольствовался пушкой и взятием по­ зиции, но жадно преследовал врага, который бежал за Кайнтон по направлению к Уорику. И мы С полком принца Уэльского, ко­ торый был сильно рассеян, гнались тоже, пока не встретились с двумя пешими полками Хэмпдена и Холлса и конным полком, которые шли из У орика к своей армии и заставили нас поспешйть назад столь же быстро, как до того мы гнались за бежавшими.

В этой погоне я был ранен в голову человеком, который ока­ зался возле меня, ударил меня секирой и готовился повторить удар, когда сэр Томас Байрон, ока.завшиЙся рядом, застрелил его из пистолета, благодаря этому я вернулся. В конце концов, встре­ тив эти три полка, мы были вынуждены вернуться к нашей ар­ мии и тут обнаружили, что совершили большую ошибку, оста­ вив пехоту незащищенноЙ. В наше отсутствие за нее взялись вражеские пехота и конница вместе, они обрушились главным образом на королевский полк пеших гвардейцев, которые поте­ ряли одиннадцать из тринадцати штандартов.

Ангnия.Автобиограqpия Королевский знаменосец сэр Эдмунд Верней был убит, ко­ ролевский штандарт захвачен. Позже его отвоевал капитан Джон Смит, который за это был посвящен в рыцарское достоинство королем под королевским штандартом и про изведен в знаме­ носцы со всеми положенными церемониями. После всего ему была вручена большая золотая медаль с изображением короля с одной стороны и знамени на другой. До последних своих дней он ее носил на широкой зеленой муаровой ленте через плечо.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.