авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |

«АIIГЛИЯ АВТОБИОГРАФИЯ Москва ~КCМ9) Санкт- Петербург МИДГАРД 2008 УДК 94(410.1) ББК 6З.З( 4Вел) ...»

-- [ Страница 7 ] --

Пока не было воды, я не очень страдал от жажды, но вдруг она возросла чрезвычайно. У нас не было возможности передать воду в темницу, но наши шляпы проходили сквозь решетку. Я, месье Коль и Скотт (невзирая на то, что оба страдали от ран) стали их передавать так быстро, как только было возможно. Однако те, кто испытывал особенно сильную жажду или знаком с причи­ ной и природой этого явления, прекрасно знают, что пока суще­ ствует ее причина, можно получить лишь сиюминутное облег­ чение. Хотя мы передавали через решетку полные шляпы воды, из-за них завязывалась ожесточенная борьба, и часто спор при­ водил к тому, что шляпа, доходившая до чьих-нибудь губ, со­ держала не больше чайной чашки. Эти посылки были подобны брызгам в огонь и только разжигали пламя.

Ах, дорогой сэр, как смогу я описать, что я чувствовал, слыша Крики несчастных из дальних углов, нечастных, у которых не Ангnия. Автобиография было и тени возможности получить хотя бы каплю этой воды!

Несчастных, которые уже не могли отказаться от тщетного ожи­ дания. Они взывали ко мне с напоминаниями о дружеских чув­ ствах, и они действительно были мне дороги. Представьте, если сможете, что я испытывал, видя и слыша их несчастье и не имея возможности помочь им из-за смятения, ставшего ужасным и всеобщим. Некоторые отошли от другого окна (единственного шанса остаться в живых) и стали прокладывать дорогу к воде.

Толкотня и давление под окном были непереносимые - многие из прокладывавших себе путь из дальней части комнаты зада­ вили тех, кто был слабее, и затоптали их насмерть.

Приблизительно с девяти до одиннадцати часов я переносил зрелище этой жестокой сцены и мучительное положение, про­ должая передавать воду, хотя мои ноги едва не ломались под тяжестью, навалившейся на них. За это время меня самого чуть не задавили до смерти, а двух моих компаньонов и мистера У иль­ яма Паркера, взобравшегося на окно, задавили.

Долгое время они сохраняли почтительность и уважение ко мне, дольше, чем я мог ожидать в наших обстоятельствах, но теперь все различия исчезли. Мой друг Бейли, господа Дженкс, Ревели, Ло, Бьюкенен, Симпсон и некоторые другие, к кому я питал искреннее уважение и теплые чувства, лежали мертвыми у моих ног, и всякие капралы и солдаты по ним топтались. Бла­ годаря более крепкому сложению они про клады вали путь к окну и цеплялись за решетку надо мною, так что скоро, прижатый и раздавленный, я совсем потерял возможность двигаться.

Решив наконец уступить им, я закричал и взмолился. В каче­ стве последнего проявления вежливости они услышали, давле­ ние на меня ослабло, и мне позволили отойти от окна, чтобы уме­ реть спокойно. С большим трудом пробрался я к центру тюрьмы, где давка была меньше из-за большого количества мертвецов (на­ верное, треть от общего числа) и из-за того, что многие висели на окнах, потому что воду теперь давали и через второе окно.

В этой черной дыре была платформа, как в казармах. Я пере­ брался через трупы и умостился на дальнем ее конце, как раз напротив другого окна. Здесь ко мне подошел, перелезая через мертвых, мой бедный друг мистер Эдвард Эйр и со своим обыч­ ным добродушием осведомился, как я себя чувствую. Не успел Черная дыра Каnькугты, июня года 20-21 1756 я ему ответить, как он упал и скончался. Я лег на платформу, на кого-то мертвого позади меня и, препоручив себя небесам, по­ старался поверить тому, что.мое удушье продлится недолго.

Жажда моя стала нестерпимой, а дышать становилось все труднее, я больше не мог оставаться в этом положении. Навер­ ное, десять минут я пытался справиться с болью в груди и серд­ цебиением, то и другое было очень сильным. Они и заставили меня снова встать, но боль, сердцебиение, жажда и тяжесть ды­ хания только усилились. Тем не менее я оставался в сознании.

Горько было видеть, что смерть ко мне не так близко, как я наде­ ялся, терпеть дальше эти мучения и не пытаться от них изба­ виться было невозможно. Я знал, что свежий воздух, и только он, сможет дать мне избавление. Вдруг я обнаружил, что проталки­ ваюсь к окну напротив и делаю это с силой, вдвое большей, чем когда-либо ранее. Я достиг третьего от окна ряда, схватился ру­ кой за решетку и так продвинулся во второй, хотя изначально между мною и окном было рядов шесть или семь.

На несколько мгновений боль, сердцебиение и одышка ослаб­ ли, зато жажда стала невыносимой. Я громко закричал: ~Boды, ради Бога!~ Я уже совсем умирал, но меня заметили и были столь обходительны, что закричали: ~Дайте ему воды! Дайте ему BOДЫ!~, и никто не помешал мне, пока я пил. Но от воды облег­ чения не было, жажда только усилилась, так что я решил боль­ ше не пить и терпеливо ждать развития событий. Я смачивал рот, время от времени обсасывал рукава рубашки, мокрые от пота, и ловил языком капли, которые катились, как крупный Дождь, с головы и лица. Вам трудно представить, как я был не­ счастен, когда некоторые из этих капель катились мимо рта.

В тюрьму я вошел без мундира и жилета - время было слиш­ ком жаркое, чтобы их носить, и на них польстился один из ох­ ранников, который забрал их, пока мы сидели в заключении.

Когда я стоял возле второго своего окна, то заметил, что това­ рищ по несчастью справа от меня перенял мой опыт утоления Жажды при помощи рукавов рубашки. Время от времени он скра­ дывал значительную часть моего запаса. Когда я это заметил, то стал обрабатывать рукав с этой стороны в первую очередь, и мои резервуары существенно восполнились. Но наши рты и носы часто встречались в споре. Этого мародера я нашел впоследствии, Ангnия. Автобиографии это оказался способный молодой джентльмен из нашей службы, мистер Лашинггон - один из немногих, избежавших смерти. Он с тех пор осыпает меня комплиментами и верит, что обязан жиз­ нью тем многим удобным глоткам, которые он совершил с моих рукавов. Перед тем как додуматься до этой уловки, я испытал такой неудержимый приступ жажды, что попытался пить свою мочу, но она была настолько горькой, что второй попытки не по­ надобилось, притом никакая бристольская вода не была такой приятной, как влага с пропотевших рукавов.

Многие справа и слева падали, не выдержав давления, и вско­ ре задыхались. От тел, живых и мертвых, поднимались такие испарения, как если бы наши головы силком держали над кув­ шином с крепким нашатырем, пока мы не задохнемся. Миазмы того и другого нисколько не отличались, и, чтобы не задохнуть­ ся, когда я уставал держать голову и плечи как можно выше и ближе к окну, мне приходилось тут же поднимать их снова.

Когда кончился день и джентльмены поняли, что ни на какие просьбы двери не откроют, одному из них (кажется, это был сек­ ретарь, мистер Кук) пришло в голову поискать меня в надежде, что моего влияния хватит, чтобы завершить эту прискорбную сце­ ну. Согласно господам Лашинггону и Уолкоту, меня нашли среди мертвых тел по моей рубашке, вытащили и, увидев, что я подаю признаки жизни, отнесли к окну, у которого я стоял вначале.

Но поскольку жизнью дорожит каждый, а зловонные испаре­ ния от мертвых тел стали совершенно непереносимыми, никто не уступил мне своего места у окна, так что они были вынуждены отнести меня назад. Однако вскоре капитана Миллза (сейчас он капитан яхты компании), который занимал сидячее место в окне, посетила человеколюбивая мысль уступить это место. Я был снова перенесен теми же господами и помещен в окно.

В это время суба (вице-король Бенгалии), которому доло­ жили, какое опустошение произвела среди нас смерть, послал одного из своих джамадаров вести переговоры, если выжил на­ чальник. Ему указали на меня и сказали, что я еще жив и смогу восстановить силы, если дверь откроют в самом скором време­ ни. Он ответил, что вернется к субе, чтобы услышать от него решение о нашей судьбе. Это было около шести утра.

черная дыра КаnЬКУТТЫ, июня года 20-21 1756 Поскольку дверь открывалась внутрь, а мертвые тела были навалены возле нее и покрывали всю остальную поверхность пола, никакими усилиями снаружи открыть дверь было невоз­ можно. Сперва требовалось убрать тела от двери несколькими оставшимися внутри, а они так ослабели, что не могли выпол­ нить эту работу, хотя она и была условием их выживания, иначе как с великим трудностями, и прошло двадцать минут, прежде чем дверь смогли открыть.

Около четверти седьмого утра не более двадцати бедолаг из 146 душ вышли живыми из Черной дыры. Впрочем, было очень сомнительно, что они увидят утро следующего дня. Среди жи­ вых оказалась г-жа Карли, но бедный Лич остался среди мерт­ вых. Тела были вытащены солдатами и беспорядочно сброшены в канаву недостроенного равелина, которую впоследствии за­ сыпали землей.

Отомстить за Черную дыру довелось Роберту Клайву (1725 1774), сьmу шnроnширскоzo сквайра и офицеру Ост-Индской ком­ пании. 23 июня 1757zoда при Плесси силы Ост-Индской кампании в 3200 человек под командованием Клайва разгромили 50-тысяч­ ную армию (включая французских стрелков) бенгальского набо­ ба. Клайв написал директорам компании: кОни (армия набоба) uесколько раз пытались вывезти свои пушки, но наши передовые части действовали столь решительно, что им каждый раз прихо­ дилось увозить их обратuо. Благодаря этому их конница оказа­ лась uезащищенной и многие в ней бьUlИ убиты. Этим БЬUlа замет­ но обескуражена вся их армия, началось смятение. Воодушевлен­ ные этим, мы решились одновременно атаковать возвышенность и угол лагеря, 1Соторые бьUlИ взяты почти или совершенно без потерь. Тут началось беспорядочное бегство, и мы преследовали противника шесть миль».

Битва при Плесси стала поворотной точкой колонизации.

Решительность британцев остановила французов и утвердила Британскую империю в Индии. Сам Клайв бьUl возведен в пэры.

Предотвратив французское госnодство в Индии, Британия постаралась сделать то же самое в Америке.

Смерть генераlIа ВОlIьфа на высотах Абрахама. Квебек, 13 сентября 1759 года Капитан Джон НОКС Речь о то,М самО,М блестяще'м, но эксцентрично,МДжеЙ,Мсе Воль­ фе, о которо'м Георг Второй заметил: «Ою! Он бешеный, верно?

Тогда, я надеюсь, он nокусает кое-кою из,Моих генералов». Победа Вольфа над французами под Квебеко'м обеспечила Британии кон­ троль над Канадой и восточной Америкой. В это'м сражении гене­ рал бьUl с.мертелb1tо ранен. Нокс бьUl OaHU.JU из офицеров Вольфа.

Этим утром, до рассвета, мы совершили высадку на северный берег, около получетверти мили к востоку от Силлери. У нас было тридцать плоскодонных судов и шестнадцать сотен чело­ век. Это оказалось большим сюрпризом для противника, кото­ рый, надеясь на естественную труднодоступность этого места, не ожидал нападения, а значит, не мог противостоять такому мощ­ HoMy напору. Как только мы высадились, суда сразу же ушли за подкреплением. Генерал с бригадирами Монктоном и Мюрреем был на берегу с первой дивизией. Мы больше не теряли здесь времени, а вскарабкались на крутейший склон, который был по­ чти перпендикулярным и неимоверно высоким. Когда мы до­ брались до вершины, все было тихо, не было слышно ни выстрела, благодаря тому, что легкая пехота полковника Гау прошла пре­ восходно. К тому времени уже рассвело. Здесь мы построились заново, развернулись направо и пошли к городу строем, пока не добрались до равнин Абрахама - ровного участка земли, кото­ рый выбрал мистер Вольф, - и под горой сформировали строй.

Погода была дождливой. Около шести часов противник впер­ вые показался на высотах между нами и городом. Мы туда под смерть генера{]а Во{]ьфа нялись И раз вернулись направо, формируя линию фронта. Про­ тивник тоже сформировал линию, он располагал несколькими пушками, которые стали палить по нам ядрами и картечью. Но больше всего нас возмутил отряд индейцев и прочих дикарей, который прятался в посевах напротив нашего правого крыла.

Однако полковник Хейл сделал несколько залпов, после чего этим следопытам пришлось ретироваться. Теперь нам приказа­ ли залечь и некоторое время находиться в этой позиции. Около восьми мы стали палить по врагу из двух короткоствольных медных шестифунтовых пушек, которые привели их в замеша­ тельство. Около десяти часов противник начал оживленно ата­ ковать тремя колоннами, громко крича и потрясая оружием. Две колонны уклонились к левой части нашей армии, а одна - к пра­ вой, ведя косой огонь по двум краям нашей линии с расстояния сто тридцать ярдов, пока не приблизились до сорока ярдов. Тогда наши войска поднялись с великой твердостью и неустрашимо­ стью, держа вражеский огонь и строжайше подчиняясь офице­ рам. Эта необычайная стойкость вместе с уроном, который на­ несла им крупная картечь из наших полевых орудий, повергли их в сильный беспорядок. Атака нашего маленького войска была так строго выдержана, своевременна, упорядочена ижестока, что они не смогли больше ей противостоять. Они сдали назад и побежали так стремительно, что быстро исчезли в клубах дыма.

Наши солдаты снова построились и осуществили преследование противника почти до ворот города и моста перед речкой, усилив огонь с великим старанием и взяв в плен многих офицеров и солдат. Погода прояснилась, кстати показалось солнце. Радость от нашего успеха омрачалась потерей один из величайших героев, которыми когда-либо гордилась армия, генерал Джеймс Вольф получил смертельное ранение, когда выступал во главе гренадеров Луисбурга. Пленные офицеры говорили, что Квебек капитулирует через несколько дней. Несколько дезертиров, кото­ рые перебежали к нам вечером, согласились с этим и сообщили, что месье де Монкальм умирает в страшной агонии из-за раны, полученной сегодня во время отступления.

Когда нашего славной памяти генерала, раненного, вынесли Из боя, он пожелал, чтобы его уложили. Его спросили, нужен ли Ангnия. Автобиография ему врач, на что он ответил: «Нет нужды, со мной покончено •.

Вдруг кто-то стал кричать: «Они бегут, посмотрите, они бегут!.

«Кто бежит? спросил наш герой серьезно, как только что разбуженный человек. Офицер отвечал: «Враги, сэр, ей-богу, они бегут повсюду!. Тогда генерал ответил: «Ступайте, ребята, кто­ нибудь к полковнику Бартону, скажите, чтобы полк Уэббса как можно скорее шел к реке Чарльза, чтобы отрезать беглецов от моста •. Потом он повернулся и добавил: «Слава Богу, теперь я умру спокойно., и затем опочил.

Похороны Георга Второго, 13 ноября 1760 года Хорас Уоnпоn Георг наш Первый страшен был всегда нам;

Георг Второй не меньшим слыл тираном Уолтер Сэвидж Лэндор Георг Второй (nраВШl в 1727-1760 гадах) бьUl нелюбим и нenри­ метен;

ошеломительная экcnансия Британии под руководством Клайва, Вульфа и государственного деятеля Питта Старшего происходила без ега участия. Так сказать, проблеск национально­ уважения Георг Второй заслужил тем, что был последним lO британским монархом, который лично повел в бой свои войска (подДеттингеном в 1743 году).

Хора с Уолпол сын сэра Роберта Уолпола, первою и дольше всех прослужившего nремьер -министра Англии.

(1721-1742) Осуществленная молодым Уолполом qготификация» дома извоз­ ЧИКа в Туикнеме в nсевдозамок Строберри-Хuлл положили нача­ ло национальной моде, но самое яркое и внушительное наследие Уолпола - ею переписка. Только одной мадам дю Дефан он от­ правил более 1600 писем.

ВЫ знаете, как интересно было в ту ночь сходить на похоро­ ны! Я никогда прежде не видел королевского погребения, вот и пришел в качестве прессы, которая, как мне казалось, должна там присутствовать, и это был самый простой способ туда по­ пасть. Это очень величественное зрелище. Покои принца заве­ шаны пурпуром и множеством серебряных светильников, гроб АнГf]ИЯ. Автобиография стоял под навесом пурпурного бархата, и шесть огромных се­ ребряных канделябров на высоких подставках были очень эф­ фектны. Посмотреть на это великолспие привели посланника из Триполи и его сына. Процессию пронизывал строй пеших гвардейцев, каждый седьмой нес све1'ИЛЬНИК. Строй конных гвардейцев по бокам, их офицеры с обнаженными саблями и траурными лентами, приглушенные барабаны, дудки, звонящие -- все выглядело очень торжествен­ колокола, сигнальные пушки но. Но настоящее чудо началось, когда вошли в Аббатство, где нас встретили настоятель и каноники в богатых ризах. Хор и убогие держали лампады, все Аббатство было освещено так, что стало видно лучше, чем днем: надгробия, длинные приделы и узорчатый потолок -- все виднелось ясно, с прекраснейшей све­ тотенью. Только и требовалось, что ладан да маленькие часо­ венки тут и там со священниками, служащими за упокой души новопреставленного, еще никто не мог посетовать, что он не­ достаточно католик. Меня напугали известием, что сопровож­ дать меня будет некий мальчик десяти лет, но вестники были неточны, и я шел с Джорджем Грснвиллом, достаточно рослым и взрослым, чтобы я мог держаться хладнокровно. Когда мы пришли к часовне Генриха торжественность и пышность VH, исчезли. За порядком больше не следили, люди стояли и сидели кто где мог, начальник стражи, придавленный непомерной тя­ жестью гроба, звал на помощь, епископ читал грустно и наты­ кался на молящихся, прекрасная часть, «Человек, рожденный женою», не была прочитана, и псалом, и так безмерно скучный, мог бы послужить разве что для свадьбы. По-настоящему серь­ езно выглядел герцог Камберлендский, возвышавшийся над прочими скорбящими. На нем был темно-коричневый адонис (парик) и плащ из черной ткани с пятиярдовым шлсЙфом. При­ сутствие на похоронах отца, как бы мало ни было у него причин его любить, удовольствия ему не доставляло. Он еле держался на ногах, про стояв уже около двух часов, лицо его распухло и перекосилось из-за последнего приступа паралича, от которого пострадал его глаз. Он стоял над пастью склепа, куда, по всей вероятности, вскоре должен будет сойти сам, что уж тут при­ ятного! Все это он выносил величественно и с достоинством. Эта похороны Георга Второго, 13 ноября 1760 года погребальная сцена полностью контрастировала с бурлеском герцога Ньюкасла. Оп ударился в рыдания в тот миг, когда во­ шел в часовню, и упал на сиденье. Архиепископ помахал над ним бутылочкой с благовониями. На две минуты любопытство уси­ лило его лицемерие, и он обежал часовню со своим флакончи­ ком, чтобы разведать, кто там есть, а кого нет, одним глазом шпионя, по другому размазывая слезы. Потом вернулся из бо­ язни простудиться, И герцог Камберлендский, у которого был жар, почувствовал себя плохо и, обернувшись, увидел герцога Ньюкасла, который стоял на его шлейфе, чтобы не простудить­ ся на мраморе. Очень драматично выглядела внутренность скле­ па, куда положили гроб, сопровождаемый плакальщиками с лам­ падами. Клеверинг, камердинер спальни, отказался сидеть с те­ лом и был разжалован королевским указом.

у двадцатидвухлетнею внука и наследника короля, Георга Третьею (правил в 1760-1820 юдах) лучше получилось быть анг­ личанином. Ею прозвали ~Фермер Джордж» за любовь к сельской природе. Однако ею популярность падала по мере тою, как ста­ но вились очевидными упрямство и некомnетентность правите­ ля, особенно в грустные десятилетия 1763 -1783 юдов, когда ока­ зались потеряны американские колонии.

Бостонекое чаепитие, 16 декабря 1773 года ДжОН Эндрюс Чтобы защитить свои владеuия в Америке, британское nра­ вительство сuарядило десятитысячную армию и предложило систему укреnлеuиЙ. Тот факт, что жители колоuий долЖ1lЫ сами оплачивать свою безоnасuость (это выражалосъ в иеnомер­ ио высоких nошлиuах иа импорт), из Лондоuа выглядел вполне обоснованно. Как и то, что все печатные докумеиты, циркулиро­ вавшие в Америке, долЖ1lЫ иметь печать об уnлачеuном налоге.

Обобранные, обложеuuые nошлиuамu nредnриuиматели коло­ ний бойкотировали бритаuские товары, иа которые nравитель­ ство отменило nошлиuы. Свободuым от пошлины БЪUl чай. Не очень тщательuо nереодевшиеся индейцами колонисты-патрио­ ты устроили акцию протеста в порту Бостона иа трех аНlJlий­ ских кораблях, перевозивших чай.

Эндрюс, член городскою управления, описывал эти события родственнику.

Все было проделано с изрядной четкостью и сноровкою. Со­ звали общий сбор из нашего и соседних городов, и в четверг, к 1О часам, в Старом Южном доме собраний сошлись пять или шесть тысяч человек Они тайным голосованием постановили, что груз чая должен в тот же день покинуть гавань. В таможню были посланы делегаты с мистером Ротчем (владельцем одного из кораблей с чаем) с требованием выдать груз, но сборщик нало­ гов ответил, что не в его власти это сделать, пока не будут упла­ чены налоги. Тогда мистера Ротча отправили к Милтону С просьбой о разрешении губернатора, на что пришел губернатор БостоtlСКое чаепитие, 16 декабря 1773 года СКИЙ ответ: дескать, «в соответствии с правилам и и долгом пе­ ред королем он не может этого допустить, пока они не получат разрешениr из конторы». Когда Ротч вернулся с этим письмом, 1:1 доме зажгли свечи, а когда он его читал, поднялся такой крик, что Я, пивший дома чай, прибежал узнать, что случилось. Дом собраний был заполнен так, что я не смог продвинуться далее крыльца, где обнаружил председателя собрания, который уже призывал разойтись. Этот призыв снова вызвал общий шум внутри и снаружи и троекратное «ура». Об этом и последующих криках насчет прекращения собрания можно было бы подумать, что на свободу вырва.лись обитатели преисподнеЙ.

Ч то до меня, то я спокойпо отправился домой допивать чай, но скоро меня известили, что кое-что готовится. Я, однако же, не мог в это поверить, не увидев собственными глазами, поэтому решил убедиться сам. Они собирались на Форт- Хилле, всего около двух­ сот человек, и пара за парой проходили к причалу Гриффина, где стояли ~Холл», «Брюс» и «Коффин» со 114 ящиками злополуч­ ного товара на борту. Два корабля доставили только означенный товар, а последний, пришедший всего лишь за день до того, был загружен большим количеством других товаров, с которыми обо­ шлись с величайшей осторожностью, чтобы ни в малейшей степе­ ни их не повредить. К девяти часам вечера каждый из ящиков с трех кораблей был разбит на части и выброшен за борт.

Говорят, что исполнители сего были индейцами с Нарраган­ сета. Так это или нет, но стороннему наблюдателю они таковы­ ми казались, поскольку одеты были в одеяла, головы закутаны, лица медного цвета, каждый вооружен тесаком или топором и парой пистолетов. Их говор не отличался от того, что я слышал, когда эти местные разговаривают между собою, поскольку их жаргон непонятен ни для кого, кроме них самих. Ни единый человек не пострадал, кроме капитана Коннора, который, не так много лет назад разлученный с милой его сердцу Ирландией, Сдавал внаем лошадей. Ему разрезали под мышками камзол и жилет и с его согласия набили разрезы чаем. Когда это обнару­ Жилось, с ним жестоко расправились: не только раздели, но и БывlJIялии il грязи, предварительно поколотив, и лишь отвраще­ Ние Ilомешало извалять его в смоле и перьях.

Ангпия.Автобиограqpия Не смея более беспокоить Вас, думаю, Вы захотите узнать об этом происшествии более подробно, чем из письма. Если мой рассказ хоть немного развлечет моего брата, я буду более чем вознагражден за свой труд.

После БостОllа стало ЯС1l0, что вОЙllЫ 1lе избежать. Слабо­ УМllЫЙ Георг Третий и по-собачьи nредmmый ему nремьер-ми­ llистр Фредерик Норт отомстили, nРИ1lЯв «реnрессивllые зако­ llЫ», nрuзваllllые nоказать, кто в доме ХОЗЯИll. Упрямые КОЛОllИС­ ты, од1lако, 1lе сдавались, и в апреле 1775 юда произошли стычки между «краСllЫМИ МУllдирами» ашлийскими солда­ тами и америкаllСКИМ оnолчеllием при ЛексиштОllе и КОllКОР­ де. ВОЙllа за llезависимость как америкаllЦЫ llазовут эти стОЛК1l0веllИЯ развивалась таким образом, что британский комаllдующийлорд Корнуоллис упустил победу, позволив амери­ канцам замаllить себя в ловушку на суше, а флот попал в тща­ тельно сnланироваllllУЮ фраllЦУЗами западню на море.

Британия признала llезависимость Америки в 1783 юду.

Разрушитепи машин, lIанкашир, октябрь 1779 года Томас Бентnи Англичане пребывали в убеждении, что широко внедрение ме­ хаНШН1Ов на nроизводстве в ходе первой в мире nромышленной революции приведет 1с безработице. Новые технологии спрово­ цировали появление движения ~разрушителей», крайней формой которою в 181О-х юдах явился луддизм.

в прошлый раз я писал моему дорогому другу из Болтона и упоминал толпу, которая собралась неподалеку, 110 они не чи­ нили никаких беспорядков, только сломали один или два не­ больших механиэма вблизи Чаубента. Мы встретились с ними в субботу утром, но я понял, что те, кого я увидел, - не основная сила. В тот же день, после обеда, около Чорли напали на глав­ ную машину, или мельницу Аркрайта, или что-то в этом роде.

Но из-за ее особого расположения подойти к ней возможно толь­ КО в одном месте. Это обстоятельство позволило владельцу с несколькими соседями отогнать толпу и на время спасти мель­ ницу. Двое из толпы были застрелены насмерть, один утонул, несколько ранены. У толпы не было огнестреш)ного оружия, и такого яростного отпора они не ожидали. Они были очень обес­ куражены и жаждали мщения, поэтому все воскресенье и утро понедсльника провели, собирая оружие, изготавливая патроны и переплавляя свои оловянные тарелки на пули. Теперь они объединились с шахтерами герцога Бриджуотерского и други­ Ми, числом, как говорят, до восьми тысяч, и шли под барабан­ ный бой и с развевающимися знаменами на мельницу, от кото Ангnия.Автобиограqpин рой их отогнали в субботу. Их встретил сэр Ричард Клейтон, охранявший мельницу с полусотней отставных солдат, но эта горстка ничего не могла поделать против разъяренных тысяч, и им пришлось наблюдать, как толпа полностью разрушила ряд мельниц, оцененных в 10000 фунтов.

Это случилось в понсдельник. Утром во вторник, незадолго до того, как уехать из этого места, мы слышали их барабан при­ близительно в двух милях от Болтона. У них имелось намере­ ние взять Болтон, Манчестер и Стокпорт по пути К Крамфорду и разрушить все машины не только в этих местах, но и повсеме­ стно в Англии. Как далеко смогут они зайти, покажет только время.

Движение ~разрушителей» бьulO обречено, потому что спрос на машины бьUl поистине безумным. Машины nроизводuли то­ вары быстрее и дешевле, чем ~разрушители» и кустари МОlЛи представить себе в кошмарном сне. А юродское население Анг­ лии, выросшее с 5,2 миллиона в 173 1г0ду до 7,1 миллиона человек в 1780 году, нуждалось в одежде, пище и тепле. Вдобавок населе­ ние не только росло, но и rlереJtещалось.

Мноzие аНlЛичане съезжали с зеJ1UlU, производительность ко­ торой блаlOдаря машинам возросла, ltO уже не требовала столько зеJUlеnашцев. К середине XVIlI столетия 30% населения АнlЛИИ проживало в городах. Друшми словами, АнlЛИЯ стала самой ур­ баllизироваllНОЙ страной Северной Европы.

Урбанизация nорождала спрос 1lа товары, nроuзводwtые ма­ шинами. МаШИIlЫ требовали фабрик и энерzии. Эта взаимосвязь БЬUlа исключительной nРИЧИ1l0Й вступления А1llЛИИ, первой в Ев­ ропе, в эпоху nРОМЫUUlенной революции. Так к середИ1lе XVIIl сто­ летия империя сделал ась весьма агрессивной, добывая торгово­ му предприятию ~А1tlлия» дешевое сырье и обеспечивая ры1lии сбыта. Налицо двОЙ1lая экономическая выгода.

БьUlИ и друzие nрuчи1lы' способствовавшие ранней иuдустри­ ализации АльБИОllа. Это ~блаlOслове1l1lblе nятllа» - nриродиые залежи камеиноzo уzля, столь необходимоzо для nаровых машИ1l и КУЗ1lИl~. Это сверхприбыли от торговли рабами и сахаром, 1(0 РазрУШИтели машин, f1анкашир, октябрь 1779 года mоруЮ начал 'Когда-то Джон Хоу'Кинс. Это 'Кромвелевское огра­ ничение э'Ксnансии мер'Кантuлuз.wа и утверждение протестант­ ства, от'Крывшие дорогу индивидуализму и научным исследова­ ниям. Это «хорошо выдержанное» аНlJlийс'Кое lOсударство, 'Ко­ торое сформировало внутренний РЫНО'к, nра'Ктичес'Ки свободный от 'К-ультурных барьеров. И это традиция лондонс'К-их богачей рис'К-овать своими деныами.

Тем не.менее nромышленная революция 1lеИ.1беЖ1l0 вела 'к не­ приглядным социальньt.М. конфли'К-там.

Бунт Гордона, июня года 8 Джордж Крабб Лорд Джордж Гордон вОЗlЛавшt в Лондоне nятидес,ятитыс,яч­ ную толпу, требовавшую отмены закона 1778 гада о предостав­ лении католикам гражданских прав. Толпа оnолчшtась не столько на папизм, сколько на наплыв дешевых разнорабочих из католи­ ческой Ирландии. За неделю бунта в столице бьUlИ убиты около 300 человек.

Вчера я по своим делам был в Вестминетере около трех ча­ сов дня и видел парламентариев, которые паправлялись в пала­ ты. Толпа останавливала многих, но всем, кого я видел, давала проехать, кроме лорда Сэндвича, с которым обошлись жестоко, разбили стекла его экипажа, порезали лицо и заставили вернуть­ ся. Немедленно послали за конной и пешей стражей, но те не смогли ничего поделать, так как растущая толпа их прогнала.

Я покинул Вестминстер и направился домой, когда все про­ пущенные парламентарии вошли в здание. По пути мне повстре­ чалась шайка решительно настроенных парней разбойничьего вида. Они были грязны, оборваны, грубы и вооружились дуби­ нами, намереваясь присоединиться к своим товарищам. По пути домой я встретил восемь или десять таких отрядов в разных местах Сити.

Около семи вечера я снова вышел на улицу. У Вест мин стера толпа стала меньше, спокойнее и сдержаннее в проявлении чувств. Я пересек Сент-Джордж-Филдз, где было пусто, и на­ правился домой через мост БлэкфраЙарс. Если идти оттуда к Бирже, нужно пройти мимо Олд- Бейли, здесь я и увидел пер Бунт Гордона, июня года 8 1780 вую ужасную сцену, которую представил мне бунт. Новая тюрь­ ма очень просторное, могучее и красивое здание с двумя кры­ льями, размах которых трудно представить тем, кто там кварти­ рует. Возле нее располагался дом смотрителя мистера Эйкер­ мана, столь же крепкое вспомогательное строение, как и прочие, которые я описывать не буду. Эйкерман держал под надзором четверых, арестованных во время бунта;

толпа направилась к его дому и потребовала их освободить. Он просил послать за шери­ фом, но ему не позволили. Как ему удалось скрыться и куда он делся, я не знаю, но за время, не большее, чем требуется, чтобы рассказать об этом, они подожгли дом, взломали двери, разнес­ ли в щепки всю мебель и подожгли ее тоже. Приехали пожар­ ные, но они только отгоняли огонь от частных домов вокруг тюрьмы.

Пока я стоял, подошел новый отряд, человек пятьсот, и подъе­ хал лорд Гордон В экипаже, сопровождаемый толпой. Он направ­ лялся к олдермену Буллу, и толпа расступалась перед ним. Вы­ глядел он бодрым молодым человеком, ничего более, хотя до сих пор его превозносят как героя.

В восемь часов дом Эйкермана пылал. Я подошел поближе и увидел ужасающее зрелище. Тюрьма была, как я уже говорил, весьма прочным зданием, но охваченные идеей штурма бунтов­ щики сломали ворота при помощи ломов и других инструмен­ тов и вскарабкались на наружную часть решетки, соединявшей оба крыла здания, где содержались преступники. Оттуда, где я стоял, все было видно как на ладони. Они проломили крышу, вытащили стропила и сделали лестницы, чтобы спуститься вниз.

у самого Орфея не было столько смелости и удачи окружен­ ные пламенем, ожидая появления солдат, они смеялись над все­ ми попытками сопротивления.

Узники бежали. Я стоял и смотрел, как двенадцать женщин и восемь мужчин выходят на волю из заточения;

закованных в цепи, их повели по улице. Троих из НИХ в пятницу должны были Повесить. Вы не представляете себе, какое помешательство охва­ тило большинство людей! Когда все это завершилось, а дом Эй­ кермана больше походил на печь, они продолжали поддержи­ вать огонь уже для иных целей. Дом раскалился докрасна, а Ангnия.Автобиограqpин двери и окна выглядели, как жерла вулканов. С некоторыми трудностями подожгли долговую тюрьму, сломали двери и по­ зволили оттуда тоже всем сбежать.

у став от этого зрелища, я направился домой и вернулся в семь утра. Мне встретились большие отряды пеших и конных солдат, которые шли защищать Банк и несколько домов като­ ликов поблизости от него. Ньюгейт (тюрьма. Ред.) в это вре­ мя был открыт для всех всякий мог войти и, что совершенно невиданно, всякий мог выйти. Я проделал то и другое на глазах у людей, которые, главным образом, наблюдали. Творились бе­ зобразия, и те, кто желал действовать, устремлялись в другую часть города.

Но я не знал, что меня ожидает худшее потрясение. Десять или двенадцать человек из толпы взобрались на крышу долго­ ВОЙ тюрьмы, все еще горевшей, чтобы криками подбадривать сотоварищей. Окутанные клубами дыма и вспышками пламе­ ни, они выглядели как мильтоновские инферналы*, которые бо­ лее сродни огню, чем друг другу. Сравнивая с соседями наши впечатления, я обнаружил, что видел лишь небольшую часть беспорядков. Говорят, дом лорда Мэнсфилда горит до сих пор.

Двадцать один участник беспорядков БЪUI nовеUlен. Гордона, благодаря мастерству юриста Томаса Эрскина, оправдали и не стали судить за измену. Впоследствии он принял иудаизм, писал памфлеты против Марии-Антуанетты и умер в Ньюгейте от лихорадки.

* Имеются в виду демоны и бесы, описанные Дж. Мильтоном в его эпической поэме ~Потерянный раЙ~. Прuмеч. ред.

саучайная встреча с Безумным Георгом, сады Кью, февpalIЯ года 2 Фанни Берни Слабоумие Георга III могло быть вызвано бременем монархии u отцовства (Гаllноверская дИllастия страдала llаследствеllllЫ­ ми llедугам.и), порфирией или даже отравлеllием свИllЦОМ - от тарелок, в которые на1Ulадывали его любимую кислую капусту.

Так или иначе, он бьUl nодвержеll nристуnам. безумия. Близо­ рукая ФаllllИ БеРllИ, хранителыlцаa гардероба королевы, повстре­ чалась с БеЗУМllЫ.м Георго.м в Кью.

Дворец Кью.

Что СО мной произошло сегодня утром! Это повергло меня в такой ужас, какого я в жизни не испытывала.

Поскольку сэр Лукас Пипс настаивал, что упражнения и све­ жий во:щух абсолютно необходимы, чтобы уберечь меня от болез­ ни, я продолжала мои прогулки, чередуя сады от Ричмонда до Кью. Мне сообщили, что там может прогуливаться король, но раз­ решение на прогулки дала ее величество по просьбе сэра Лукаса.

Утром, получая сведения о короле от доктора Джона Уилли­ са, я спросила, где мне можно без опасения гулять. Он ответил:

«В садах Кью, поскольку король будет в Ричмонде~.

«Если когда-нибудь несчастный случай столкнет меня с ко­ - ролем, попросила я, пожалуйста, не упоминайте моего име­ ни, не окликайте и не зовите, позвольте мне убежать~. Он пообе­ щал. В самом деле, всем было приказано не попадаться королю на глаза.

Так, отпросившись на возможно большее время, я прогули­ Валась в садах. Быстрым шагом я прошла почти полкруга, как Аития. Автобиография вдруг увидела за деревьями две или три фигуры. Полагаясь на инструкции доктора Джона, я решила, что это, должно быть, рабочие или садовники. Я была уже слишком усталой, чтобы четко видеть, к тому же фигуры были видны лишь отчасти. И вдруг я поняла, что вижу особу его величества!

Пораженная этой мыслью до крайности, я не стала медлить и выяснять, но развернулась и побежала изо всех сил. Каков же был мой ужас, когда я услышала, что меня преследуют! Услы­ шала голос самого короля, голос, который громко и хрипло звал меня: ~Мисс Берни! Мисс Берни!~ Умереть я еще не была готова. Кто знает, в каком состоянии он мог находиться в тот миг? Я лишь знала, что приказ не попадаться ему на глаза касался всех, что королева с величайшим неодобре­ нием воспринимает любые незапланированные встречи и что мое бегство могло глубоко оскорбить короля в его нынешнем рани­ мом состоянии. Тем не менее я бежала, страшась остановиться, и пыталась найти удобный проход, поскольку сад был полон ма­ леньких лабиринтов, через которые я могла бы скрыться.

Меня все еще преследовали, и несчастный хриплый и преры­ вистый голос все еще звенел у меня в ушах. Больше и больше шагов раздавал ось позади - сопровождающие пустились бе­ жать, чтобы поймать своего ретивого повелителя. Голоса двух докторов У иллисов громко уговаривали его не мучить себя так немилосердно.

О небеса, как я бежала! Если бы я чувствовала горячую лаву Везувия (уж, по крайней мере, не горячие угли), не знаю, бежала бы я так во время извержения. Я не чувствовала, как ноги касаются земли.

Вскоре я услышала и другие голоса, резкие, хотя и менее встревоженные: «Стой! Стой! Стой!~ Этого я никак не могла выполнить я не знала, что меня ожидает, но вспомнила свой утренний договор с доктором У ил­ лисом о том, что я должна убежать и меня не назовут по имени.

При мысли о том, чтобы не убегать, мой страх и отвращение удвоились. Может быть, при виде меня его болезнь усилится и вызовет обиду. Итак, бежать;

и такова была моя прыть, что труд­ но себе это представить или даже вспомнить. Думаю, никто не сnучаАная встреча с Безумным Георгом, сады Кью. догнал бы меня, если бы моего слуха не достиг крик одного из сопровождающих короля: «Доктор У иллис умоляет вас остано­ виться!~ «Я не могу! Не MOГY!~ отвечала я, продолжая бежать, а он взывал ко мне: «Вы должны, мэм, королю вредно бегать!~ Тогда я и вправду остановилась в состоянии ужаса, близ­ кого к агонии. Обернувшись, я увидела, как оба врача подхвати­ ли короля, а трое слуг доктора Уиллиса вьются вокруг. Все они замедлили шаг, когда увидели, что я остановилась. Я была до того перепугана, что совсем не ощущала последствий гонки, после которой при других обстоятельствах мне пришлось бы приходить В себя не менее часа.

Когда они приблизились, немножко здравого смысла, к сча­ стью, еще отыскал ось в моем распоряжении. Ведь мне нужно было как-то загладить гнев короля на мое бегство, поэтому я должна была выказать уверенность. Я развернулась к нему так бесстрашно, как только могла, оставив между им и собой лишь одного человека из свиты.

Когда нас разделяло всего несколько шагов, король спросил:

«Почему вы убежали?~ Застигнутая врасплох вопросом, на который невозможно от­ ветить, но слегка ободренная мягким тоном, я вдруг устреми­ лась к нему навстречу. Внутреннее чувство подсказывало мне, -- лучшее средство унять его подозрения, но мне это сто­ что это ило такого нервного напряжения, что я могу считать этот порыв самым храбрым поступком в жизни.

И не зря! Я увидела лицо, исполненное доброты, хотя что-то дикое порой мелькало в его глазах. К моему удивлению, он об­ нял меня за плечи и поцеловал в щеку!

Я желала только не упасть в обморок, так испугал он меня, раскрывая объятия. Невольно я решила, что он хочет меня раз­ давить, однако эти У иллисы, никогда не видевшие его до зло­ счастной болезни и не знавшие, как необычно такое поведение для этого человека, улыбались и довольно смотрели, полагая, что таково обыкновенное приветствие.

Все же, я думаю, это была игра необузданного сердца под спу­ ДОМ установленных правил и трезвых причин. Видеть одну из Ангnии. Автобиографии. своих знакомых означает приблизиться к свободе, к выздоров­ лению, и наша случайная встреча потому скорее воодушевила его, чем расстроила.

Он стал говорить, что рад меня видеть, и употреблял такие сло­ ва, что я скоро позабыла весь свой страх. Удивление видеть его в добром здравии, удовольствие от его любезности разогнали все тяжелые чувства, появились радость и уверенность в его выздо­ ровлении. Я готова была шагать туда, куда направит стопы он.

Что за разговор последовал! Когда король увидел, что я не пугаюсь, он повел меня прочь от свиты, и даже Уиллисы, чтобы угодить ему, отошли. Я чувствовала себя не вполне уверенно, но страх больше не мешал.

Он говорил первое, что приходило в голову. Казалось, им пра­ вит легкомыслие, его воображение разогревается, и речь течет без каких-либо преград, однако ясность мысли сохранялась, и ум его находился в прекрасном состоянии.

О чем он только не говорил! Он открыл мне свое сердце пол­ ностью: раскрыл все свои чувства и посвятил во все свои наме­ рения.

Темы этого разговора я должна описать вкратце, поскольку уверена, что вам будет очень любопытно о них узнать. Так бы­ вает, когда человек говорит в состоянии отравления.

Он заверил меня, что с ним все в порядке, как всегда. Спро­ сил, как себя чувствую я и удобно ли мне.

Если эти вопросы и удивили меня, представьте, как возросло мое удивление, когда он стал пояснять! Он, смеясь, спросил про коадьютрису* и сказал: ~He думайте о ней! Не унывайте я ваш друг! Не позволяйте ей вас угнетать! Я знаю вам тяжело, но не думайте о ней!~ Я была поражена, словно ударом грома, и лишь сделала ре­ веранс, не в силах произнести ни слова.

* Имеется в виду Элизабет Дж. Швелленберг хра­ (1728-1797), нительница гардероба королевы Шарло'ГГы и непосредствениая на­ чальница Ф. Берни при дворе;

отличалась тираническим характером и деспотическими повадками. В своих мемуарах Ф. Берн и часто име­ нует ее ~ЦербероЙ •. Прuмеч. ред.

С(Jучайная встреча с Безумным Георгом, сады Кью Затем он важно добавил: ~Держитесь отца, держитесь своей семьи. О них беспокоЙтесь~.

С какой готовностью я согласилась!

Затем он повторил то, что я уже описала, примерно в тех же самЫХ выражениях, но завершил речь более серьезно. Внезап­ но он остановился и меня остановил, приложил руку к груди и с самым торжественным видом, медленно и серьезно произнес:

~Я буду защищать вас! Обещаю вам. В дальнейшем - положи­ тесь на меня!»

Я поблагодарила его. Уиллис, сочтя, что король чересчур воз­ бужден, подошел и предложил мне пройтись. ~HeT, нет, HeT!~ прокричал король раз сто на одном дыхании. Его капризу усту­ пили и позволили гулять дальше со своей неожиданной спут­ ницей.

Тогда он поведал мне историю своих пажей, изображая по­ чти с яростью, как он относится к этим типам, как он ими не­ доволен, особенно мистером Эрнстом, который, как он сказал, невежа. Надеюсь, подобные мысли об этом человеке навеяны болезнью.

Затем он задал несколько очень смутивших меня вопросов о том, что говорят в разных кругах о его болезни, каковая, как он надеется, ложь, и, как я знаю, у него есть причины на это наде­ яться. Опаснее всего для меня было сказать что-нибудь, что мог­ ЛО быть неверно истолковано. Я была так осмотрительна, как ТОЛЬКо могла, и надеюсь, что не сделала ни одной ошибки, но эт() была самая трудная часть разговора.

Дальше он рассказал многое о моем дорогом отце и задал тысячу вопросов, касающихся его ~Истории музыки~. Это на­ пело короля на любимый предмет разговора на Генделя. Он рассказывал бесчисленные анекдоты о нем, и в частности, зна­ менитую фразу Генделя о нем самом, когда он был мальчиком.

«Если существует такой мальчик, моей музыке никогда не по­ надобится протекция~. Это же, сказал он, верно и по отноше­ Нию к моему отцу.

Потом он припомнил разные оратории, пытался спеть раз­ ЛИЧНЫе места из главных партий и хора, но так хрипло, что по­ ЛУЧИлось ужасно.

Ангnия.Автобиограqpия Доктор Уиллис, обеспоко'ённый таким поведением, испугал­ ся, что король может навредить себе, и предложил разделиться.

«Нет, нет, нет! воскликнул он. Еще нет. Я еще должен ска­ - зать кое-что~. Доктор Уиллис вынужден был согласиться, хотя и неохотно, и мы двинулись дальше.

Добрый король меня очень тронул. Он заговорил о моей ува­ жаемой старой подруге, миссис Дилени, и с такой теплотой го­ ворил о ней! «Она была моим другом! плакал он. Я любил - ее как друга! Когда мы ее потеряли, я составил меморандум, сей­ час я его вам покажу~.

Он вытащил карманную книжку и некоторое время ее тере­ бил, ничего не находя.

В его глазах стояли слезы. Он их вытер, и доктор У иллис сно­ ва стал тревожиться. «Извините, сир, сказал он. Теперь-то - вы позволите этой леди продолжать прогулку, вы разговарива­ ли достаточно долго, и нам пора возвращаться, если ваше вели­ чество соблаговолит~.

«Нет, нет! Я хочу задать еще несколько вопросов. Я так дол­ го не слышал ни словечка, я ни о чем не знаю!~ Он заплакал.

Это меня тронуло до глубины души. Мы продолжали идти вместе, и он расспрашивал меня о разных людях, в частности о миссис Боскоуэн, потому что она была подругой миссис Диле­ ни. Потом, по той же причине, о мистере Фредерике Монтегю, о котором он сказал с теплотой: «Я знаю, он слишком многого от меня требовал, потому и ушел в оппозицию~. Дальше последо­ вали расспросы о лорде Грее де Уилтоне, сэре Уоткине Уинне, герцоге Бофоре и многих других.

Потом он рассказал, как недоволен многими чиновниками и что решил устроить совершенно новый распорядок. Он выта­ щил листок из своей карманной книжки и показал мне новый список.

Это было уже немыслимо, и доктор Уиллис всерьез озабо­ тился нашим расставанием, однако король все не соглашался.

Он говорил, что ему нужно сказать еще три слова, и врачи опять уступили.

Теперь он снова заговорил о моем отце, даже с еще большей теплотой, и пообещал ему должность капельмейстера вместо с()учайная встреча с Безумным Георгом, сады КЬю : этого бедного музыканта Парсонса, который никуда не годен.

«Но лорд Солсбери, кричал он, пренебрегает вашим отцом!

- И мне плохо служит! Я вычеркнул его имя, а вашему отцу по­ могу, как только опять освобожусь!~ «ОIIЯТЬ~ - как это было трогательно!

«Ч то получил ваш отец? продолжал он кричать. Ничего, - кроме пустяка в Челси! Какой стыд! Но не беспокойтесь. Я о нем позабочусь. Уж это я могу сделать caM!~ Затем он вдруг добавил: «Что касается лорда Солсбери, ЭТО уже не в моей власти, как и меморандум, который я вам показы­ вал, как и многое другое. Мне служат очень плохо, но однажды я выберусь, и тогда я буду править железной рукой!~ Это было так на него не похоже, что оба добрых доктора по­ спешили к королю, но не смели его перебивать, и потому все вздохну ли с облегчением, когда я заверила, что рада его выздо­ ровлению, хотя все еще нелегко бывает уследить за переходом от шутки к серьезному.

Поняв, что пора расставаться, он остановился, чтобы попро­ щаться, и снова вспомнил коадьютрису: «Не беспокойтесь о ней!

Положитесь на меня! Пока жив, я буду вашим другом! Ручаюсь вам в своей дружбе!» Он попрощался со мной таким же обра­ зом, как приветствовал, и позволил мне уйти.

ДЖеннер изобретает прививку от ОСПЫ, ГОД Эдуард Дженнер ДжеllJlер (1749-1823) - глостершuрскuй сельскuй врач u уче­ llый-любuтель, 01l потратил двадцать лет 1lа uзучеlluе ОСПЫ.

Во время изучения отдельных случаев коровьей оспы меня посетила мысль, что это заболевание можно распространять при помощи приви:вки вначале от коровы, затем и от одного челове­ ка к другому. Некоторое время я с тревогой ожидал согласия на практическую проверку моей теории. Наконец время пришло.

Первый опыт был произведен на юноше по имени Фиппс, в руку которого ввели вытяжку из руки молодой женщины, случайно заразившейся от коровы. Несмотря на схожесть с пустулой, ос­ пенная прививка на его руке была едва заметна. Я уверился, что моему пациенту оспа не страшна. Этот случай внушил мне уве­ ренность, и когда я опять смог запастись вирусом от коровы, я сделал серию прививок. Несколько детей были при виты один от другого и несколько месяцев спустя подвергнуты заражению оспой, одни путем прививки, другие через зараженный воздух, третьи обоими способами. Все остались здоровы. Естественное недоверие и скепсис, возникшие в медицинских кругах, когда я впервые заявил о своем неожиданном открытии, почти исчез­ ли. Многие сотни врачей на опыте убедились, что прививка ко­ ровьей оспы позволяет уберечься от оспы человеку, и я не оши­ бусь, если скажу, что тысячи готовы повторить этот опыт. Мас­ штабы таких прививок огромны уже сейчас. По самым скромным подсчетам, в наших краях привиты сотни тысяч человек.

Сражение при Абукире, августа года 1 ДЖОН Нико{] Прошло всею десять лет с окончания Войны за незавиcu.fttость А.черики и Британия снова в-зялась -за оружие. Враг все (1783), тот же Франция, -зато времена другие революционные на­ - строения, экспорт республиканской идеологии на штыках. Вы­ учка и рвение новой францу-зской армии позволили ей разгромить британцев и их союзников на суше, и лишь Королевский флот при Ушаllте и Кемпердауне смог предотвратить вторжение на ост­ рова. Несмотря на жестокость и нищету, царившие в ~деревян 1I0ммире» гeopгuaHcкoгo флота (вспомнu.м..м.ятежu в Норе и Сnит­ хеде), О1llЛийских моряков отличали патриотизм и nрофесcuо­ lIализм. В ~ревОЛ1ОциОllНblХ вОЙllах» флот увенчал себя победой в битве в Абукирском заливе, северо-восточнее Александрии. Битва у Нила утвердила Средuзе.м.номорье господство Британии и (J Горацио Нельсона.

дЖО1l Никол служил в орудийном расчете на корабле Ею Ве­ личества ~Голиаф».

Когда мы вышли в залив, солнце уже садилось и было крас­ ным и раскаленным. Я мог, если хотел, оставаться на палубе, откуда было видно, как мы идем, и время тянулось не так томи­ тельно. Зато каждый нес свою вахту с воодушевлением, даже сели это было дежурство на скотобойне или складе. (Моряки на~Зывают нижнюю палубу у грот-мачты скотобойней, потому Что это место посреди корабля и весь огонь противника прихо­ Дится, главным образом, туда.) Мой пост был на пороховом скла­ де, вместе с канониром. Когда вышли в залив, мы разделись до АНГ[JИЯ. Автобиография. исподнего, открыли порты, вычистили пушки и давали каждо­ му кораблю, мимо которого проходили, бортовой залп и трое­ кратное ~ypa~. Все сведения мы получали от мальчиков и жен­ щин, которые приносили порох. Они вели себя как мужчины и за свою храбрость получили награды от Важной Персоны. Ког­ да взорвался французский адмиральский корабль, «Голиаф~ так тряхнуло, что мы решили, будто это взорвались мы, пока наши мальчики не рассказали, как было дело. Тотчас же они поведали и о том, что другой французский корабль побит (он сдался), и мы радостными возгласами послали наше приветствие палубе.


В разгар боя выстрел угодил прямо в склад боеприпасов, но не причинил ни малейшего вреда, плотники заделали дыру и оста­ новили вливавшуюся внутрь воду. Я очень признателен жене канонира, которая то и дело давала своему мужу и мне глоток вина, спасавший нас от усталости.

Некоторые из женщин были ранены, а одна женщина из Лита умерла от ран, и ее похоронили на одном из островков в заливе.

Одна женщина из Эдинбурга родила сына прямо в разгар боя.

Когда мы перестали стрелять, я вышел на палубу поглядеть на оба флота, и зрелище было ужасным. Весь залив был покрыт мертвыми телами, изувеченными, ранеными, обгоревшими, без клочка одежды помимо исподнего. Множество французов с ~Ориента~, адмиральского корабля, добрались до ~Голиафа~, и теперь они толпились на баке. Бедолаги! Их подобрали, и капи­ тан Фоли приказал им спуститься к баталеру за одеждой и про­ визией. У этих французов я подметил то, чего мне не приходи­ лось видеть ранее. В Американскую войну, когда мы взяли фран­ цузский корабль ~Гepцoг Шартрский~, пленники были довольны, будто это они нас захватили, повторяя только: ~Fortune de сегодня ты меня, завтра я тебя». Те же, кого мы взяли guerre* на борт теперь, благодарили нас за доброту, но были угрюмы и расстроены, будто каждый из них потерял собственный корабль.

Вот два случая, о каких я слышал. Место одного матроса было на ящике с солью. Сидя на нем, он подавал заряды, это однооб­ разная работа. У него попросили заряд, а он не послушался, хотя * Удача в бою (фр.).

сражение при Абукире, 1 августа 1798 года сидел с открытыми глазами. Кто-то его пихнул, и он вытянулся во весь рост на палубе. Никакого позора на нем не было -.:. он был совершенно мертв, и его выбросили за борт. Другой матрос держал в руке фитиль, чтобы поджечь запал. Вдруг выстрелом у него оторвало руку, и она повисла на полоске кожи. Фитиль упал на палубу. Он поглядел на свою руку, увидел, что случилось, подобрал фитиль левой рукой и выстрелил, а потом пошел на перевязку. Мы с ними ели за одним столом, иначе я мог бы ни­ когда не услышать об этом. Двое из-за нашего стола были уби­ ты, но об этом я узнал только на следующий день. Так закончи­ лось славное первое августа, самая трудная ночь в моей жизни.

Говоряm, что перед этой битвой Нельсон (р. сын свя­ 1758), щенника из Норфолка, сказал своим офицерам, что от Нила он отправится либо в могилу, либо в палату лордов.

Он был возведен в достоинство пэра как барон Нельсон Ниль­ с'КиЙ.

Uельсон не ВИДИТ сигнаlIа, Копенгаген, 2 апреля 1801 года Попковник Уиnьям Стюарт Нарушив приказ об отступлении своего шестидесятидвухлет­ иеzo '/(омаuдира, ад.~tирала Хайда Пар'/(ера, Нельсон одержал зuа­ меuитую победу иад датчанами, участни'/(ами антибрuтанс'/(ой '/(оалиции на Балтu'/(е.

Нельсон, как обычно во время боя, прохаживi:lЛСЯ по шкан­ цам у правого борта, порою оживляясь, В остальное время выка­ зывая мужество и точность наблюдений. Выстрел попал в грот­ мачту, и в нас полетели щепки. С улыбкой он сказал мне: «Се­ годня жаркий денек, он может стать последним для любого из нас». Ненадолго остановившись у сходней, он сказал с выраже­ нием, которое никогда не изгладится из моей памяти: «Но за­ метьте, я бы ни за какие тысячи не согласился оказаться где­ нибудь в другом MeCTe~. Когда был подан сигнал лейте­ N!! 39, нант-сигнальщик доложил. Нельсон продолжал ходить, не обратив никакого внимания на сообщение. На следующем по­ вороте его светлости лейтенант спросил, следует ли запросить повтор сигнала. подтвердите получение», сказал iHeT, - Нельсон. Офицера, возвращавшегося на корму, его светлость окликнул: «Все еще поднят (сигнал к ЩОНЧaIIИЮ боя)?~ N!! Лейтенант ответил утвердительно, и лорд Нельсон сказал:

«Пусть таю). Он очень воодушевился, что всегда было заметно по движению культи его правой руки. После круга или двух он быстро спросил меня: iЗнаете вы, что означает сигнал N!! 39 на борту главнокомандующего?~ Я спросил, что это значит, и он ответил: iОставить сражение!~ iОстаюпь сражение! - IIOBTO нельсон не видит сигнаnа, Копенгаген рил он и добавил, пожав плечами:

- Будь я проклят, если сей­ час это сделаю~. Еще он сказал, обращаясь к капитану Фали:

4Знаешь, Фали, у меня только один глаз, я имею право иног­ да быть слепым~. Затем со свойственной ему насмешливостью он приставил трубу к слепому глазу и воскликнул: 4Я в самом деле не вижу сигнала!~ Победа Нельсона над датчанами при Копенгагене (враги по­ теряли семнадцать боевЬL"С кораблей) позволила nрекратить вой­ ну с Балтийской лигой и заставила Францию подписать Амьен­ ский договор о мире в марте 1803 года. Но передышка бъuю крат­ ковременной. С новой континентальной агрессии Франции в мае 1803 года начались наполеоновскиевойны. И снова Королевский флоm, будто кит, стал повелителем морей.

ВеаlIИНП'ОН встречает Пenьсона, 10 сентября 1805 года Сэр Артур Уэ(](]Cl1И в ту пору Уэллсли еще не одержал тех побед, которые при­ несли ему заслуженную славу и титул герцога Веллингтона.

Я отправился в Колониальный офис на Даунинг-стрит, где меня проводили в маленькую приемную по правую руку от входа, и там я обнаружил также ожидавшего приема у государственного секретаря некоего господина, в котором, благодаря сходству с портретами и отсутствию одной руки, тут же узнал лорда Нельсо­ на. Меня он тогда не знал, но сразу же завязал беседу, если, конеч­ но, это можно назвать беседой, ибо говорил фактически он один и лишь о себе, что отдавало не только тщеславием, но и глупостью и сильно раздражало. Скорее всего какая-то реплика, которую мне удалось вставить, заставила его заинтересоваться собеседником:

он сразу же вышел из прием ной, очевидно намереваясь выяснить, кто же я такой, и когда через мгновение вернулся, передо мной предстал совершенно иной человек, и по существу, и по манере поведения. Все, что я про себя назвал шарлатанским стилем, куда­ то мгновенно испарилось, и теперь он говорил о положении в стране, о перспективах развития событий на континенте, обнару­ живая и здравый смысл, и знание предмета. Министр заставил нас ждать довольно долго, и эти пол- или три четверти часа оказались заняты интереснейшим общением. Окажись министр более пуНК­ туальным и прими он лорда Нельсона в первые четверть часа, я бы, наверное, подобно другим, унес бы с собою впечатление о пус­...

товатом и поверхностном малом Шесть недель спустя Нельсон встретился с объединеннымИ силами француаского и испанскою флотов у побережья Испании.

Трафапьгар: битва начинается, утро 21 октября 1803 года Мичман КОРОlIевского фlIота Бэдкок Победа Британии над обьединенным флотом Франции и Ис­ пании у Трафалыара стала решающим морским сражением на­ полеоновских войн. Эта победа сделала Британию владычицей морей на целых два столетия. Обьединенный флот насчитывал тридцать три линейных корабля и семь фрегатов. У Королев­ ского флота бъulO тридцать два линейных корабля и пять фре­ гатов. Согласно роману Д. Ховарта ~ Удар Нельсона», британцы атаковали врага под прямым углом, строем в две колонны. Мич­ МШl Бэдкок служил на корабле Ею Величества ~HenтYH».

За это время противник построился двойной линией в фор­ ме полумесяца. Когда построение завершилось, взору предста­ ло очень красивое зрелище. Борта были развернуты к нам, по­ казывая свои железные зубы. То тут, то там делался выстрел для пристрелки по расстоянию. В тот же миг, как мы вошли в зону обстрела (около шестисот ярдов), они открыли огонь по наше­ му авангарду, несомненно, в надежде уничтожить несколько наших головных кораблей до того, как смогут подойти и поло­ мать наш строй.

Некоторые корабли противника были раскрашены, как наши с двойной желтой полосой по бокам, некоторые с ши­ рокой одиночной красной или желтой полосой, некоторые Полностыо черные. Благородная «Сантиссима Тринидада! о четырех красных полосах с белой лентой между ними выгляде­ ла прекрасной воительницей, каковой и была. Ее появление было внушительно, нос причудливо украшен огромными бе АнпlИЯ. Автобиография. лыми фигурами, изображающими Святую Троицу, в честь ко­ торой она и была названа. Могучему кораблю было суждено стать нашим противником. Он шел под марселями, брамселя­ ми, бом-брамселями, кливером и бизанью, приведенными к ветру, и его величественно парящие паруса смотрелись очень красиво, вырисовываясь из-за дыма, пока корабль готовился к атаке. Флаги Франции и Испании в ряд величественно разве­ вались, бросая вызов флагу Британии.

Быстро подняли на форштагах, фор-марсель-штагах и на би­ занях наш «Юнион Джек» и знаки различия помимо главного флага, чтобы мы отличали своих среди дыма и чтобы показать врагу нашу решимость сражаться. Наши две линии из одиннад­ цати кораблей были сформированы лучше, но еще оставались большие IIромежуткц в дивизионе вице-адмирала Коллингву­ да. Авангард лорда Нельсона был силен: три трехпалубника «Виктори~, «TeMepep~ и «Нептун~ и четыре семидесятиче­ тырехпушечника, их утлегари возвышались почти над всеми гакабортами. Оркестры играли «Боже, храни королеву~, «Правь, Британия, морями!~, «Бритты, к победе!~. Когда враг начал стре­ лять, носовые расчеты кричали приветствия кораблям перед собой, вселяя в наши сердца уверенность в победе. Примерно без десяти двенадцать наши противники открыли огонь по «Рой­ ял COBepeH~. Вице-адмирал Коллингвуд, который, по крайней мере, десять минут самым храбрейшим образом сражался без цоддержки, повел в бой свой дивизион. Он сошелся с «Санта­ Анной~, окрашенной целиком в черное, под флагом адмирала Гравины, и в это время весь неприятельский строй палил по нему из всех своих пушек. Он вызвал восхищение у всех англичан.

Чтобы показать величие и гений Нельсона, который думал обо всем даже в час битвы, когда умы обыкновенно поглощены совсем другими материями, можно вспомнить, как он заметил, что мачты вражеских кораблей охвачены железными обручами, выкрашенными черным. Тут же последовал приказ побелить наши обручи, чтобы мы могли отличить наши корабли, если все другие знаки сорвет огнем, по беЛЬП\I мачтам и обручам.


Трафаnьгар: смерть Пen:ьсона, 21 октября 1805 года Доктор Уи(]ьям Битги у Трафалыара франко-испанский союз потерял потопленны­ ми Wlи захваченными двадцать кораблей, Британuя ни одно­ ю. НО за победу в Трафалыарской битве Британuя заnлатWlа дорогую цену жизнь сорокасеМWlетнею адмирала лорда Гора­ цио Нельсона.

Битти был судовым врачом нельсоновского флагмана «Вик­ тори».

Через полчаса после того, как враг открыл огонь, по теле­ графу был передан знаменитый сигнал: ~Британия ждет, чтобы каждый выполнил свой долг~, который флот принял с боль­ шим энтузиазмом. Ни один язык не опишет, в какой восторг пришла команда ~Виктори~, когда узнала об этом воззвании к отваге и доброй воле. Уверенность и решительность были на­ писаны на каждом лице, выражая общую мысль, что наконец настал день, когда они смогут выполнить свой долг перед стра­ ной, идя в бой под командованием любимого и уважаемого ад­ мирала.

Без десяти двенадцать враг открыл огонь по флагману. Они начали сражение очень вяло. Когда ~Виктори~ приблизился к их строю, корабли, стоявшие непосредственно перед ним, стали Стрелять одиночными выстрелами, только чтобы удостоверить­ ся, что он все еще вне зоны обстрела. Огонь продолжался с вось­ ми или девяти кораблей до тех пор, пока мы не подошли на рас­ стояние, с которого был прострелен грот-брамсель. У видев дыру, ОНИ открыли жестокую и яростную пальбу.

Ангnия. Автобиография. Вскоре после этого во время разговора с капитаном Харди пушечным выстрелом был убит секретарь главнокомандующе­ го мистер Скотт. Лорд Нельсон был возле них. Капитан мор­ ской пехоты Эдейр с помощью матроса попытался убрать тело незаметно от его светлости, но тот успел заметить гибель свое­ го секретаря. Он спросил с тревогой: ~Неужели бедный Скотт скончался?» Капитан Эдейр подтвердил, и он промолвил:

~Бедняга!»

Еще некоторое время лорд Нельсон и капитан Харди ходили по шканцам и разговаривали, пока враг осыпал нас непрекра­ щающимся шквальным огнем.

Залп в два ядра попал в одну из групп моряков, собравшихся на корме, и убил восьмерых. Увидев это, его светлость приказал капитану Эir.еЙру рассредоточить людей по кораблю, чтобы уменьшить потери.

Несколько минут спустя ядро попало в наконечник фок-браса на шканцах и прошло между лордом Нельсоном и капитаном Харди. Щепки от наконечника ударили капитана в ногу и ото­ рвали пряжку с его башмака. Оба вдруг остановились, как рас­ сказывали офицеры с палубы, и оглядели друг друга, не ранен ли собеседник. Его светлость улыбнулся и сказал: ~Слишком жарко, Харди, чтобы их хватило надолго». И заявил, что ~сколь­ КО он видел сражений, а такой отваги, какую выказывает в этом бою команда "Виктори", видеть не приходилось».

За это время ~Виктори», приблизившись к вражескому аван­ гарду, не сделал ни одного выстрела, но сильно пострадал. Око­ ло двадцати человек было убито и около тридцати ранено. Би­ зань со всей оснасткой, лиселя, гики были отстрелены. Враги сосредоточили огонь главным образом на такелаже в расчете на то, что корабль удастся вывести из строя, прежде чем он при­ близится.

В четыре минуты первого был открыт огонь по врагу с обоих бортов. Тогда капитан Харди представил лорду Нельсону своИ соображения: ~MHe кажется непрактичным проходить сквозь вражеский строй и не взять на абордаж ни одного корабля». Лорд Нельсон ответил: ~ Тут я ничем не могу помочь, я никого брать не приказывал. Если угодно, идите на абордаж, выбирайте сами».

!рафаnьгар : смерть Нenьсона, 21 октября 1805 года. в двенадцать минут' первого выстрелом перебило штуртрос.

Штурман мистер Аткинсон скомандовал лево руля, и, когда это было исполнено, «Виктори~ пошел на абордаж семидесятиче­ тырехпушечного корабля «РедутаблЬ..

Когда подошли к этому кораблю и уже почти начали абордаж, он дал бортовой залп по «Виктори~ и покалечил нижнюю палу­ бу с левого борта. Как известно, эта мера позволяет помешать абордажу. После из больших пушек они больше не стреляли.

Через несколько минут «TeMepep~ таким же образом напал на «РедутаблЬ. с противоположной от «Виктори~ стороны. На его абордаж с другой стороны, в свою очередь, пошел другой вражеский корабль, говорят, «Ля Фуге~. Сложились необычные, беспрецедентные обстоятельства, когда посреди боя четыре ко­ рабля в ряд шли на абордаж друг друга, встав так тесно, будто пришвартовались один к другому. Носы всех смотрели в одну сторону. «TeMepep~, как уже было сказано, находился между «РедутаблЬ. и «Ля Фуге~.

«РедутаблЬ. начал яростную мушкетную пальбу с возвышен­ ных точек. Она продолжалась значительное время и произво­ дила среди команды «Виктори~ разрушительное действие. Од­ нако пушки молчали, и несколько раз предполагалось, что враг захвачен. Из-за этого предположения по команде со шканцев «Виктори~ огонь по кораблю дважды прекращали.

В это время на «Виктори~ мало кто из попавших под муш­ кетный огонь остался невредим, зато из межпалубного простран­ ства часто раздавались радостные крики, означавшие, что за­ хвачен еще один корабль врага. Непрекращающийся огонь вел­ ся с обоих бортов «Виктори~: слева - по кораблям «Сантиссима Тринидада~ и «Буцентавр~, справа пушки нижней и средней палуб палили уменьшенным зарядом пороха и по три ядра в зал­ пе в «РедутаблЬ.. Такой способ стрельбы ввели лейтенанты Уильямс, Кинг, Йул и Браун, чтобы ядра не пробили «Реду­ таблЬ. насквозь и не повредили «TeMepep~, как случилось бы, если бы пушки заряжали обычным зарядом.

При этих обстоятельствах произошел случай, показавший удивительную храбрость людей, дежуривших на нижней палу­ бе «Виктори~. Когда там выкатили пушки, их жерла уперлись в Ангnия.Автобиограqpия : борт ~Редутабль~, следовательно, при каждом выстреле следо­ вало опасаться, что «Редутабль» загорится, тогда пламя охватит и ~Виктори~, и ~TeMepep~. Удивительным зрелищем были по­ жарные, стоявшие у каждой пушки с бадьей воды наготове. Как только пушка стреляла, вода выливалась в пробоину, сделан­ ную выстрелом.

Именно с этого корабля ( ~Редутабль» ) лорд Нельсон полу­ чил свою смертельную рану. Около четверти второго, в самый разгар сражения, он ходил по шканцам с капитаном Харди и как раз поворачивал возле люка лицом к корме, когда роковая пуля была выпущена с бизань-топа. Она пролетела чуть к корме, из­ рядно вниз, к грота-рею ~Виктори~, и не более чем через пятнад­ цать ярдов достигла той части палубы, где стоял его светлость.

Пуля ударила в эполет на его левом плече и проникла в груд­ ную клетку. Он упал ничком на палубу. Капитан Харди, кото­ рый стоял от него с правой стороны, противоположной от врага, и шел на несколько шагов впереди его светлости, обернулся, увидел старшину Секера с двумя матросами, спешащими с па­ лубы. Его светлость упал на том же месте, где незадолго до это­ го испустил свой последний вздох его секретарь, одежда его свет­ лости намокла в крови покоЙного. Капитан Харди выразил на­ дежду, что рана не особенно серьезна, на что благородный вождь ответил: ~Они добрались до меня~. ~Надеюсь, это не таю, сказал капитан Харди. ~ Так, ответил его светлость, мне про­ - стрелили позвоночник~.

Капитан Харди приказал морякам отнести адмирала в лаза­ рет. При этом произошло два случая, которые показывают, ка­ кая энергия, какой героический разум обитали в этом великом человеке, даже в таких обстоятельствах достигая немыслимых высот. Когда его несли по трапу со средней палубы, его свет­ лость заметил, что штуртрос так и не заменен, и повелел одному из мичманов, дежуривших там, подняться на шканцы и напом­ нить капитану Харди, чтобы замену сделали немедленно. Отдав этот приказ, он достал из кармана платок и закрыл себе лицо, чтобы команда не узнала о его ранении, пока его несут.

Моряки ~Виктори~ радостно кричали всякий раз, когда ви­ дели, что какой-нибудь вражеский корабль сдался. В одно из Трафаnьгар: смерть Непьсона, 21 октября 1805 года.32. таких мгновений лорд Нельсон с тревогой спросил, что значат эти крики. Когда раненый лейтенант Паско, который лежал по­ близости от его светлости, приподнялся и объяснил, что это по­ бежден еще один корабль, его светлость очень обрадовался. По­ том на него напала горячка. Он часто просил пить и обмахивать его листом бумаги, говорил «пить, пить» И «подуть, подуть~. Это повторялось несколько раз, когда он хотел пить или освежиться прохладным воздухом, за то недолгое время, пока он еще не умер.

Его светлость попросил хирурга, который вначале отсутство­ вал, оказывая помощь мистеру Риверсу, вернуться к раненым и оказывать помощь тем, кому она может пригодиться. «Потому - что для меня, сказал он, вы уже ничего не сможете сделать~.

Хирург уверил его, что помощники сделают все, что нужно для этих бедняг, но его светлость несколько раз повторил свое пове­ ление оставить его, поскольку вокруг него остаются доктор Скотт, мистер Берк и двое родственников. Некоторое время врач отсутствовал, оказывая помощь раненым лейтенантам Пику и Ривсу, затем доктор Скотт призвал врача к его светлости, кото­ рый сказал: «Ах, господин Битти! Я послал за вами, чтобы пове­ дать то, что забыл сказать прежде. Моя грудь теряет чувстви­ тельность, руки не слушаются. Вам хорошо известно, что мне осталось жить всего чуть-чуть~. Выражение, с которым он про­ изнес эти слова, не оставило у хирурга сомнений, что его свет­ лости вспомнился случай, когда за несколько месяцев до того человек получил на борту «Виктори~ смертельное ранение в позвоночник и как он описывал тогда сходные ощущения. Тот случай произвел на Нельсона сильное впечатление, и сейчас он примерял на себя судьбу того человека. Врач ответил: «Милорд, вы уже говорили мне это раньше~, но принял меры, чтобы удо­ стовериться в серьезности ранения. Его светлость сказал: «Ах, Битти! Я совершенно уверен в этом: Скотт и Берк уже провери­ ли. Вам известно, что я умираю~. Хирург ответил: «Милорд, если для вас ничего нельзя сделать, это великое бедствие для нашей CTpaHЫ~. И эти слова так подействовали на него самого, что он отвернулся и отошел на несколько шагов, чтобы скрыть свои чувства. Его светлость сказал, приложив руку к левому боку:

«Я знаю, но чувствую, как болит моя грудь, предвещая мне близ Ангnия. Автобиография. кую кончину». Ему предписали обильное питье, а доктор Скотт и мистер Берк обмахивали его листами бумаги. Он часто вскри­ кивал: «Слава Богу, я выполнил СВОЙ долг!» На вопрос хирурга, не стала ли боль слабее, он отвечал, что боль остается такой, что он хотел бы уже быть мертвым. «Однако, - сказал он тихо, еще немного пожить тоже хочется». И после паузы в несколько минут добавил тем же голосом: «Что же станется с бедной леди Гамильтон, когда она узнает о моем положении!»

Капитан Харди во второй раз пришел в лазарет повидать его светлость, через пятьдесят минут после окончания первого ви­ зита. До того, как покинуть палубу, он послал лейтенанта Хиллза уведомить адмирала Коллингвуда о прискорбных обстоятель­ ствах ранения лорда Нельсона. Лорд Нельсон и капитан Харди вновь поздоровались за руку. Пожимая руку, капитан поздра­ вил его светлость, хоть тот и был при смерти, с великой побе­ дой, «которая», как он сказал, «была полной». Хотя ему еще не известно число взятых в плен, потому что невозможно пересчи­ тать все корабли, однако захвачено тех четырнадцать или пят­ надцать. Его светлость ответил: «Хорошо, но я спорил о двадца­ ти». Затем воскликнул с чувством: «Командование, Харди, ко­ мандование!» Капитан ответил: «Я полагаю, милорд, что теперь адмирал Коллингвуд возьмет его на себя». «Нет, пока живу­ надеюсь, ответил умирающий вождь, безуспешно пытаясь подняться с постели. Нет, будьте командующим вы, Харди».

Тогда Харди сказал: «Следует ли нам подать сигнал?» «Да! ответил Нельсон. Пока я жив, я буду командовать». Эти по­ следние распоряжения, которые он в своей энергичной манере отдавал капитану Харди, сопровождались попытками поднять­ ся, ясно показывавшими, что он не оставит командование, пока способен держаться благодаря удивительной силе духа. Он ду­ мал, что капитан Харди, говоря о победе, выдает предположе­ ния за действительность, и чувство долга пересилило в нем смер­ тные муки. Потом он сказал капитану Харди, что чувствует, буд­ то через несколько минут его не станет, и добавил тихо: «Не выбрасывайте меня за борт, Харди». Капитан ответил: «О нет, конечно нет». «Ну, тогда, продолжил он, вы сами знаете, - что делать. И еще позаботьтесь о бедной леди Гамильтон.

Трафаnьгар: смерть Неnьсона, 21 октября 1805 года : Поцелуйте меня, Харди». Капитан встал на колени и поцеловал его в щеку. Тогда его светлость сказал: «Вот теперь я доволен.

Благодарение Богу, я выполнил свой долг». Капитан Харди по­ стоял с минуту в нерешительности, затем вновь упал на колени и поцеловал его светлость в лоб. Его светлость спросил: «Кто это?» Капитан ответил: «Это Харди», и его светлость сказал:

«Благослови тебя Бог, Харди!» Потом жар усилился, и он снова начал просить «пить, пить», и «подуть, подуть», и «растереть, растереть», обращаясь в последнем случае к доктору Скотту, который рукой растирал ему грудь, отчего его светлость чувство­ вал некоторое облегчение. Эти слова он произносил быстро, ар­ тикуляция была затруднена, но то и дело, когда обострялась боль, он делал над собой огромное усилие и отчетливо произносил свои последние слова: «Благодарение Богу я исполнил свой долг». Эти слова он выговаривал, пока уста его слушались.

Как Нельсон и завещал, ею тело не выбросили за борm, вопре­ ки морскому обычаю. Тело адмирала поместили в бочку сбренди и доставили в АНlЛИЮ для торжествеmюю захоронения. Горе и скорбь британцев были беспрецедентными, такою больше не случалось вплоть до смерти Дианы, nринцессы Уэльской, почти 200 лет спустя.

Пиренейская война: ограбпение мертвого французского сопдата "оспе битвы у Вимейру, 21 августа 1808 года СтрегlOК Харрис Пиренейская война (1808 -181З) стала основным вкладом Британии в сухоnутuую камланию против Бонапарта. Война на­ чалась как результат недовольства испанцев попыткой возвести на испанский трон брата Наполеона, Жоэефа. По nросьбе испан­ цев Британия высадила на Иберийском полуострове экспедици­ онный корпус под командованием сэра Артура Уэллсли.

В Португалии, под ВШtейру, Уэллсли тщателъно выбрал обо­ ронительную nоэицию и позволил противнику атаковать.

Французы потеряли 2000 человек погибшими. 3начиm, бъulO вдо­ воль добычи для английских солдаm, которые бродили по полю боя, как стервятники.

Стрелок Харрис служил в 95-м стрелковом полку.

После боя я шата.пся по полю в надежде поживиться чем-ни­ будь у мертвецов. Первое, что я отыскал, четырехзубую се­ ребряную вилку, которая лежала сама по себе. Скорее всего, ее потерял какой-нибудь тип, который прошел здесь раньше меня.

Немного погодя я увидел французского солдата, который сидел на небольшой земляной кочке. Он был ранен в глотку и выгля­ дел совсем бледно, полы мундира намокли в крови, которая ли­ лась из раны. Возле него валялась шапка, а рядом с ней связка золотых и серебряных крестов, которые он явно награбил в ка­ ком-нибудь монастыре или церкви. Он выглядел, как картинка про святотатца, сраженного гневом Божьим и гибнущего без надежды. Я перевернул ногой его шапку, которая тоже была полна награбленного, но что-либо брать у него побрезговал.

пиренейекая война : Побоялся навлекать на себя гнев Божий таким преступлением, оставиЛ его и пошел дальше. Чуть дальше лежал офицер 50-го полка. Я знал его в лицо и узнал среди лежащих. Он был вполне мертв и лежал на спине. Его уже успели обчистить, одежда была разодрана. Три дыры от пуль, одна к одной, зияли в его животе, рядом валялся пустой бумажник и сорванный с плеча эполет.

Я уже прошел несколько шагов, как вдруг подумал, что баш­ маки офицера могли бы еще послужить мне, мои-то уже совсем не годились. Вот я и вернулся, стащил с него один башмаки встал на колено, чтобы при мерить. Башмак, однако ж, был не­ многим лучше моего, и все же я решил забрать их у этого парня.

Когда я этим занимался, послышался треск кремневого замка, и в тот же миг пуля просвистела у самой моей головы. Вскочив, я посмотрел в том направлении, откуда стреляли. В этой части поля никого вокруг меня не было. Вповалку лежали мертвые и умирающие, но никого больше я не видел". Я озаботился тем, что­ бы зарядить мое ружье, и опять вернулся к мертвому офицеру из 50-го. Видимо, какой-нибудь негодяй-мародер выпалил по мне, и то, что он это сделал, причисляло его к врагам. Различить его среди тел было невозможно, а может, это был кто-то из раненых.

Едва я завершил обмен, надел офицеровы башмаки и зарядил ружье, как раздался другой выстрел и другая нуля просвистела мимо меня. На сей раз я был наготове и, быстро обернувшись, увидел стрелка. Он тут же распластался за насыпью шагах в двадцати от меня. Я воспользовался случаем пальнуть по нему и, как оказалось, прибил его. Тут же я к нему подбежал он лежал ничком. Я перевернул его на спину, распластал тело и вытащил свой штык-баЙонет. Однако эта предосторожность не понадоби­ лась, потому как его уже били предсмертные судороги.

С облегчением я увидел, что не ошибся. Это был француз из легкой пехоты, значит, я мог спокойно брать у него трофеи он покушался на мою жизнь и потерял свою. Такова боевая удача, и присев, я штыком перерезал зеленую лямку, на которой кре­ Пилась его фляга, и хорошенько утолил жажду.

После того как я подстрелил французского пехотинца, уто­ лил жажду из его фляги, обнаружив, что он мертвее мертвого, я попробовал обыскать его. Пока я его обшаривал, пытаясь найти Ангnия. Автобиография. что-нибудь ценное, и уже решил, что его обобрали еще при жиз­ ни, подошел офицер из 60-го полка и окликнул меня.

Ну что? Ищешь деньги, дружок, а?

Да, сэр, ответил я, только не могу найти, где у этого - - парня мошна.

Ты здорово его свалил, дружок, в лучшем виде, и заслужи­ ваешь награды за свой выстрел. Здесь, продолжал он, при сев и ощупывая подкладку французского мундира, вот место, в котором это жулье обычно хранит монету. Отрежь ему подклад­ ку и найдешь там кошелек. Я их знаю лучше, чем ты думаешь.

Поблагодарив офицера за любезность, я штыком разрезал подкладку мундира и тут же был вознагражден за труды жел­ тым шелковым кошельком, завернутым в старый черный шел­ ковый платок. В кошельке лежали несколько дублонов, три-че­ тыре наполеона и немного талеров. Когда я считал монеты, цены которых, за исключением талеров, я тогда не знал, я услышал сигнал для стрелков к построению и, отдав честь офицеру, вер­ нулся к своим.

Солдаты стояли вольно, перед ними офицеры. Когда я к ним подошел, майор Трэверс, командовавший четвертой ротоЙ, подозвал меня.

Что вы там добыли, сэр? спросил он. Покажите-ка.

- - Я протянул ему кошелек, ожидая выволочки за все мои стра­ дания. Он, однако ж, посмеялся, когда разглядел монеты, обер­ нулся и показал братьям-офицерам.

Ты молодец, Харрис, сказал он, жаль, что кошелек не - - набит потуже. Иди в строй.

Так сказав, он отдал мне кошелек, и я вернулся в строй. Вско­ ре был объявлен привал, нам всем приказали лечь и немного отдохнуть после дневных трудов.

Пиренейекая война: штурм Бадахоса, апреан года 6 Роберт Бnэкни Бадахос креnостъ lШ юге оккупированной Францией части Испании. Всеzo за три месяца до этоzo британские части взяли штУРМОJЧ другую французскую твердъl1tю на Пиренейском полу­ острове Съюдад Родриzo.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.