авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |

«АIIГЛИЯ АВТОБИОГРАФИЯ Москва ~КCМ9) Санкт- Петербург МИДГАРД 2008 УДК 94(410.1) ББК 6З.З( 4Вел) ...»

-- [ Страница 8 ] --

Началась страшная схватка. Громогласное «ypa~ британских солдат, которые перебирались через внешний ров, и вопли вра­ гов, устремившихся им навстречу, сливаясь, создавали ужаса­ ющий звук. А если тот вдруг прекращался, пауза заполнял ась душераздирающими криками затаптываемых раненых и про­ тяжными стонами умирающих. Трижды проломы в стенах очи­ щались от французов доблестной британской армией, лишь на кончик штыка не доходя до самой вершины, но каждый раз ата­ ка откатывалась перед не менее доблестным врагом, оставляя мертвых и раненых солдат и офицеров, которых враги потом сбрасывали под ноги. Во время этого ужасного боя наши горны беспрерывно трубили атаку. Крики «Браво! Браво!~ раздавались во рвах и под брешами, но изнутри стен Бадахоса не раздав а­ лось никаких криков британцев, кроме криков отчаяния, изда­ ваемых храбрейшими, кто, несмотря на все препятствия, вер­ шил свой путь к сердцу твердыни, обреченный сгинуть, испу­ стив последний стон исколотого бесчисленными ранами тела.

Снова и снова с удвоенной яростью атаковались бреши и защи­ щались с равным упорством и жестокой решимостью, которую поддерживало все, что могли придумать наука или мрачный ге Ангnия.Автобиограсрия.3. ний. Вниз сбрасывали мешки и бочонки пороха с коротким за­ палом. Они взрывались перед брешами или под ними и уничто­ жали наступающих. Тысячи снарядов, ручных гранат, огненных шаров и всяческих взрывчатых и разрушительных приспособ­ лений выбрасывались в бреши и через стены. Падая во рвы, они мгновенно взрывались и вспыхивали, подобно грому и молни­ ям в небесах. Между вспышками воцарялась непроницаемая тьма, будто в преисподнеЙ. Доблестные враги смеялись над смер­ тью, сталкивались, сражались, лили кровь и валились на землю, а с самой земли взрывающиеся мины выбрасывали вперемешку друзей и врагов. В мучительных объятьях пламени они сталки­ вались и кричали в воздухе. Полуобгоревшие, они падали об­ ратно в воду, беспрестанно озаряемую огнем взрывов.

Наконец, горны 4-й дивизии и дивизии легкой пехоты сыгра­ ли к отступлению. Я поскакал к ставке лорда Веллингтона. Ее хорошо было видно в свете двух огненных шаров, выпущенных из крепости в начале атаки. Они все еще ярко горели, их свет отражался в воде. У края канала за земляным бруствером, но в пределах досягаемости снарядов лорд Веллингтон со своим шта­ бом наблюдал за прямым огнем неприятеля. Один из его людей сидел со свечой, чтобы генерал мог читать и писать письма и приказы. Я остановился неподалеку от его светлости. Мы не подходили к нему слишком блиэко из уважения, а также чтобы ненароком не услышать донесений, которые он получал беспре­ станно. Было очевидно, что сведения, которые он получает, не­ утешительны. Сигнал к отступлению повторялся снова и снова.

Около половины двенадцатого на полном скаку подъеха.ТI офи­ цер на взмыленной лошади и сообщил радостную весть о том, что генерал Пиктон закрепился в замке, забравшись туда при помощи лестниц, и просит выводить из окопов солдат, чтобы удержать столь дорого приобретенную позицию. Лорд Веллинг­ тон был явно доволен. Я сел на лошадь и, как только мог, по­ спешил к стенам крепости. Их высота была весьма зловещей, и продольный огонь все еще продолжался. Лестницы были теп­ лыми и скользкими от крови и мозгов множества доблестных солдат.

пиренейекая война: штурм Бадахоса, апрenя года 6 1812 После захвата Бадахоса «отбросы общества» Уэллсли впали в боевое безумие в за.:r:вачешюм городе. Джеймс Макгригор, воен­ НЫЙ медик Веллингтона, войдя в юрод, обнаружил, что «все сол­ даты наnились до умопомрачения. На каждой улице, на каждом углу МЫ видели их, врываlОЩИХСЯ в дома как фурии. Проходя мимо домов, в которые они ворвались, МЫ СЛЫШШlИ женские крики, а иног­ да стоны, не оставлявшие сомнений в том, что там происходит ре,1НЯ». Только через двадцать девять часов войска удалось обуз­ дать.

Ватерпоо: ппенение, июня года 18 Прапорщик Эдмунд Уитпи Битва при Ватерлоо подвела итог наполеоновским ~ 100 д1tЯ.М», стала последней попыткой Бонапарта вновь ухватить удачу. Он командовал армией в 80000 человек, армия союзников под коман­ дoвaHиeM Веллингтона насчитывала 67000 человек. По своему обыкновению Уэллсли - теперь герцог Веллингтон - очень тща­ тельно расположил войска вдоль линии холмов. Аванпостов бьulO два: Ля-Э-Сент и Угумон.

Около десяти часов поступил приказ вычистить и перезаря­ дить ружья. Выдали половинный паек рома, и мы спустились на равнину и построились в каре. Нам было приказано оставать­ ся в этой позиции, но, если потребуется, с разрешения офице" ров дозволялось и прилечь.

Я осмотрел наше расположение. Единственной возможностью устоять против кавалерии и артиллерии было отличное сохра­ нение строя, чтобы все стояли, как по мановению волшебной палочки. Вся конная гвардия расположилась позади нас. Что до меня, я бы отправил их в казармы Найтсбриджа или марширо­ вать по Сент-ДжеЙмс-стрит.

В воздухе просвистело ядро, мы одновременно встали. Я по­ смотрел на часы было уже одиннадцать... Воскресенье. Через пять минут раздался оглушительный грохот, и началась страш­ ная бойня.

Можно было ощутить, как по воздуху прокатываются горя­ чие волны от многочисленных пушечных залпов. За пять чело­ век справа от меня упал первый из нас. С пере кошенным лицом ватеРllОО: Пllенение, июня года 18 лежал он на боку и, дергаясь всеми мышцами тела, вращал и вращал локтем в жестокой агонии, затем безжизненно затих, приняв, как это называется, славную смерть на поле брани. Dieu m'engarde!*.

Вскоре показалась плотная черная масса, в которой по мере приближения проглядывлии редкие вспышки отраженных сол­ нечных лучей. Это была железная кавалерия врага. Крики «Сплотить ряды! Тесней становись!! послышались из малень­ ких каре вокруг, и очень скоро эти великаны до нас добрались.

Никакими словами не описать, что мы испытали, когда смот­ рели, как эти закованные в броню туши галопом несутся на нас, размахивая саблями, ударяя рукоятями по блестящим на солн­ це доспехам. Вид длинных конских грив, развевающихся на вет­ ру, поражал воображение и приводил разум в замешательство.

Но мы отбросили их так же сурово, как твердые скалы отбрасы­ BaюT морскую пену. Острозубый штык побил множество глу­ пых авантюристов, и со всех сторон мы ощетинились остриями, подобно тому как сердитый дикобраз отгоняет шумных собак.

Тогда вышла конная гвардия и погнала их прочь, и хотя в целом зрелище было ужасным, конный бой всегда смотрится красиво.

Несколько раз французы повторяли такие атаки, но мы сто­ яли твердо, как скала, и отражали их выпады долгих два часа.· Около двух часов кавалерия выдохлась, и сражение получи­ ло новый виток. Чтобы разрушить наши каре, враг наполнил воздух снарядами из пушек и бомбами, так что каждые пять­ шесть минут весь батальон ложился ничком, чтобы подняться, когда опасность минует.

Примерно в это время сражение пошло на убыль, множествен­ ная пушечная и ружейная пальба развлекала нас полтора часа. За это время я прогулялся вдоль строя, болтая и подтрунивая над молодыми офицерами, которые до того не нюхали пороха.

Возле нас взорвалась повозка с боеприпасами, поубивав лю­ дей и коней. Я осмотрел поле вокруг и был поражен видом поло * Боже, упаси! (фр.) Ангnия. АвтобиограФИ~ манного оружия, безжизненных тел, убитых лошадей, разбитыk колес, шапок, шлемов, клинков, ружей, пистолей, брошенных и безмолвных. Тут и там пере пуганная лошадь неслась через рав­ нину, наступая на мертвых и умирающих. Три-четыре несчаст­ ных раненых животных стояли на трех ногах, держа на весу чет­ вертую. Мы добили некоторых бедных тварей, и было бы мило-.

сердием проделать то же с корчащимися, стонущими, смертельно искалеченными солдатами, когда те валились наземь.

Около четырех битва возобновилась с невиданной силой. Мы все еще держали строй. Побоище было чудовищным. Ядра, ми­ новавшие нас, косили голландцев, стоящих за нами, а многие доставались тесно за ними стоявшей кавалерии.

Я видел, как ядро снесло полковника Нассауского полка так чисто, что лошадь ПОД ним и не двинулась. Пока я был занят поддержанием строя, затыканием дыр, пробитых в строю ядра­ ми, проверкой упавших на предмет обмана и уклонения, полк кирасиров обрушился на нас как молния. Эскадрон конной гвар­ дии бросился на выручку. В минуту замешательства я побежал защищать знамена, и оказалось бесконечно трудно опять по­ строить людей.

По счастливой случайности мне удалось отразить удар с раз­ маху, который пришелся по мне от всадника, следующим уда­ ром он оставил глубокий порез на голове капитана Сэндера.

Батальон снова построился в каре, которое мы держали весь день.

Я чувствовал, как пыл сражения вырастает во мне до отчаян­ ной ярости. Я подобрал ружье убитого солдата и стал стрелять, пока не отнял ось плечо, а рот не разукрасился порохом, так что я стал на себя не похож.

Ничто не сравнится с величием и ужасом этой картины. За­ ряд за зарядом попадали в цель. Звон клинков, грохот пальбы, свист пуль, крики и вопли создавали шум, парализующий чув­ ства, будто дьявол устроил дебош в аду.

В это время герцог Веллингтон, возвращаясь из кавалерий­ ской атаки к конным гвардейцам, помахал шляпой, их привет­ ствуя.

ватерnоО: пnенение, июня года.3. 18 Вся наша артиллерия по переднему краю попала под власть французов, бомбардиры прятались под повозками. Однако че­ рез пять минут она снова отошла в наши руки, люди вылезали, прикладывали фитили и палили по отступающему врагу.

Несколько раз атаки повторялись, но часто захлебывались.

Атака встречалась с атакой, и все перемешивалось. Солнечные блики играли на скрещенных клинках, когда два войска встре­ чались в жестокой схватке, и наши пули сыпались на блестящие вражеские кирасы, как град.

Пока я стоял в каре, чтобы сохранить чуточку здравого смыс­ ла, то вспоминал старую балладу, которую когда-то слышал.

В ней престарелая няня рассказывает ребенку о славных бит­ вах Мальборо. После каждого упоминания о храбрости и побе­ де, дитя говорит:

Так десять тысяч сражено!

За что же их убили?

О том забыли все давно, Но славно победили.

Поле было усеяно кучами тел и сломанного оружия. Тела людей и животных лежали в беспорядочных переплетениях.

Подкрепление двигалось с невообразимой скоростью. Все были озабочены и неустанно подбадривали друг друга. Маленькие каре справа от нас вели непрерывный огонь, битва велась так же упорно, как и вначале.

Дважды мимо нас проехал герцог Веллингтон, медленно и спокойно.

Пока не было заметно преимущества ни одной из сторон.

Французской кавалерии стало заметно меньше - бравые атаки обошлись им очень дорого.

Около шести передали по рядам: не дрогнуть, слева на под­ могу идут пруссаки. Новости о них мы получили из громких криков. Глядя налево, я увидел, как из густого леса выдвигается темная толпа. Через двадцать минут началась новая канонада, такая же, как когда мы стояли против французов. Сражение ра­ зыгралось с новой силой.

АнГflИЯ. Автобиография Французский пехотный полк только теперь вышел от фе мы, называвшейся (Ля-Э-Сент) ~Святая защита~ и находивше:­ ся перед нами, и открыл по нашему батальону разрушительныЙ огонь.

Полковник Омптеда приказал нам строиться к атаке, стро­ жайше запретив идти вперед, пока не будет команды. Когда до врага оставалось шестьдесят ярдов, он крикнул: ~Вперед!~, и мы побежали с криками ~ypa~. Затрубил рожок, и только солдат может описать дрожь, которая охватила нас в этот ужасный миг.

По сигналу трубы французы остановились, когда мы уже почти добежали до них. Я бежал с полковником Омптедой, который крикнул: ~Хорошо, Уитли!~ Я столкнулся с французским офицером, но прежде чем мы смогли сразиться, он пал от чьей -то руки. Тогда я побежал к бара­ банщику, но он перемахнул через канаву к изгороди, за которой укрылся. Послышался крик: ~Кавалерия! Кавалерия!~ Но в тот миг я был так распален, что не понял, и видя перед собой спину убегающего француза (шапка с железными наклепками спасла его от удара), больше ни очем не помнил. Когда ко мне вернулись чувства, я обнаружил себя без головного убора, в глинистой кана­ ве и с жесточайшей головной болью. Возле меня на спине лежал полковник Омптеда с вытянутой шеей, разинутым ртом и дырой в горле. Поперек моих ног валялась отрубленная рука француза.

Я так растерялся, что забыл, что нахожусь на поле сражения.

Немного поднявшись, я выглянул из канавы и увидел спины французского полка. Все события этого дня вдруг всплыли в моей памяти. Я вдруг различил голоса и услышал, как кто-то сказал: ~Еп Еп voici!~* voici!

Я лег, будто мертвый, затаив дыхание, представив, как меня застрелят в затылок Внезапно кто-то крикнул: ~ Voici ип autre!~ **, и рывок за мой эполет обнаружил его намерения. Я подумал, что сейчас он перевернет меня, чтобы обчистить мои карманы.

Я поднялся и полез из канавы, но поскользнулся и почти упал обратно, когда француз схватил меня рукой за горло, прорычав:

* Сюда, сюда! (фр.) ** ВОТ еще один! (фр.) ватер(юо: П(Jенение, июня года 18 1815.3. tu, chien?~ * Я попросил его позволить мне поднять мою ~Oи vas' шапку, после чего он поволок меня в дом.

Ферма внутри была полностью разрушена, ничего не оста­ лось, кроме балок и стропил. Пол, покрытый кирпичной клад­ кой и землей, был устлан телами германских пехотинцев и фран­ цузских стрелков. У двери лежал майор в зеленом мундире. В этом месте сражение было очень жестоким.

Меня от всех этих тел увели в дверь направо, через сад, к зад­ ней стене дома, где я увидел несколько офицеров и солдат. Вне­ запно они окружили меня. Один из моих эполетов еще держал­ ся, другой был полу оторван. Через плечо у меня висел промас­ ленный кожаный ранец, шапка была·заткнута за пояс.

Эти люди задали мне множество вопросов, пока я вытаски­ вал свою шапку: ~Vous etes cllef de bataillon, monsieur?~**...

Уиmли не повезло его взяли в плен за несколько минут до того, как Веллингтон пошел в наступление, которое в конце кон­ цов и привело к победе в ~nРО'КJlЯтой рукопашной».

* Куда полез, собака? (фр.) ** Вы командир батальона, месье? (фр.) Ватерnоо: посnедняя атака, J/ наступпение стрenковой бригады, 7 часов попоnyдни, 18 июня 1815 ГОД Капитан Дж. Кинкейд, стрenковая бригада I Никогда не забуду сцену, которую представляло собой поле боя в семь вечера. Я чувствовал себя утомленным и измучен­ ным, не столько от усталости, сколько от беспокойства.

Наша дивизия, которая насчитывала больше 5000 человек на начало сражения, сократилась до одной-единственной линии бойцов. 27-й полк лежал буквально замертво в каре в несколь­ ких ярдах позади нас. Мой конь получил одну пулю в ногу, а дру­ гую в луку седла. Пуля застряла в его теле, открыв ему путь к пенсионному листу. Дым вокруг нас сгущался так, что ничего не было видно. Я немного прогулялся в одну сторону, затем в другую в надежде разглядеть, что происходит, но взгляд не встре­ чал ничего, кроме искалеченных останков людей и коней, и я почел за лучшее вернуться на свой пост.

Никогда я не слышал о битве, в которой бы все были убиты, но кажется, этот случай становился исключением.

Вдруг далеко справа послышались оглушительные воинствен­ ные крики, определенно британские. Это лорд Веллиютон отдал долгожданный приказ о наступлении. Постепенно крики прибли­ жались, становясь громче. Мы подхватили, перебрались через за­ граждение и скатились со старого холма, отправляя врага в бег­ ство на остриях наших штыков. Вдруг нас галопом настиг лорд Веллингтон, и мы принялись его приветствовать. Он крикнул:

~He надо приветствий, ребята, но - вперед, и завершите дело!~ Этот порыв вырвал нас из дыма, и для людей, которые долгие часы были заключены во мраке, посреди разрушения и тревоги за исход дня, сцена, открывшаяся их глазам, была самой лучшей наградой, какую только можно вообразить. Стоял прекрасный ватергюо: ПОС(Jедняя атака летний вечер перед самым заходом солнца. Французы бежали беспорядочной массой. Британский строй наступал в строгом порядке справа, насколько хватало глаз. Пространство слева было заполнено прусекими войсками. Враг предпринял еще одну, последнюю попытку остановиться на восходящем склоне справа, но атака бригады генерала Адама снова повергла их в со­ стояние бегства, на сей раз непрерывного, и их поражение стало полным. Артиллерия, обозы и все, что им принадлежала, попало в наши руки. Мы преследовали их до темноты и остановились в двух милях от поля боя, оставив пруссакам завершить победу.

Британия выиграла «Великую войну» (так современники на­ звали упорный двадцатилетний конфликт с Бони и экспансио­ низмом республиканской Франции) блаюдаря военному гению Нельсона и Веллингтона, а таЮlCе тому, что nРОМЫ1Шlенная рево­ люция обеспечила избыток средств для оплаты военных расходов и огромные возможности для военною nроизводства. (Неоспори­ мость этою nризнавал сам Наполеон, который распорядился сиа­ рядить фраllЦУЗСКУЮ армию бритаllСКИМИ сапогами, nривезеUllЫ­ ми КОllтрабаllдой из Германии, когда французские производите­ ли не СМОlЛи обеспечить nотреб1l0сти Великой армии.) Победа же обеспечила бесnрenятствеllUУЮ экспансию империи в юлландскую Ост-Иllдию, Цейлоu, Египет и Южную Африку. АнlЛИЯ стала МОЩllейшей державой 1lа Земле.

Но не одни лишь розы цвели в аlllЛИЙСКОМ саду. нациоllалыlйй долг достиг 861 000 фУllтов стеРЛИllюв, в городах и деревнях воз­ llИКали беспорядки, порой кровавые, 110 которые власти подавляли 1lе менее агрессив1l0. Как УnОМИllал Фауэелл Бакстон в палате об­ щиH в 1819 году, в nравлеllие Георга /II «рассмотрено nрестуnле­ llИЙ, карающuxся смертью, больше, чем в nравление всех Плантаге 1lетов, Тюдоров и Стюартов вместе взятых.. К счастью, nоследllИЙ оплот здравою смысла и свободы аlllЛичан система правосудия - в большинстве случаев не решалась выносить смертные nриюворы.

В этот период парадоксов аНlЛичане стали nриме1lЯть христиан­ скую этику к социальным потребностям. Не бьulO llичею 1l0вою в мысли о том, что есть пороки общества (в конце КОllцов, трущобы в ЛОllдоне существовали со време1l Средневековья);

lювы.м бьulO убеждеllие, что ими моЖ1Ю u должно заниматься.

Фабричные усnовив, ГОД ЭlIИзабет БеНТlIИ Свидетельство работницы перед nарла.ментскоЙ комиссией.

Сколько вам лет?

Двадцать три.

Где вы живете?

ВЛидсе.

На чьей фабрике вы работали?

Мистера Берка.

Какого рода устройство там было?

Льнообрабатывающая машина.

Кем вы были на этой фабрике?

Я была младшей съемщицей.

Какое у вас было рабочее время?

С пяти утра до девяти вечера, когда мотали нить.

Сколько вы всего проработали сверхурочно?

Около года.

Каково ваше обычное рабочее время?

С шести утра до семи вечера.

Сколько времени уделялось на еду?

Сорок минут днем.

Был ли у вас перерыв на завтрак или возможность выпить воды?

Нет, нам приходилось это делать как получится.

Вы рассматриваете работу съемщицы как рабочую про фессию?

-Да.

ФабрИЧНblе усnовия, ГОД - Объясните, что вы должны были делать.

- Когда станок заполнялся, его нужно было остановить, убрать банкоброш, снять полные катушки, отнести их на конвейер, поста­ вить пустые катушки и снова запустить станок.

-- Все время вы проводили на ногах?

- Да, станков очень много, и они работают очень быстро.

- Вы были загружены работой?

- Да, ни на что другое времени не оставалось.

-- Если вы, предположим, немного провинились или опозда ли, что с вами делали?

- Пороли ремнем.

- И был обычай пороть последнего из съемщиков?

-Да.

Постоянно?

-Да.

Как мальчиков, так и девочек?

-Да.

- Вас когда-нибудь пороли?

-Да.

-Жестоко?

-Да.

- Ремень использовался, чтобы сильнее поранить ?

- Да. Я видела, как надзиратель шел в дальний конец комна ты, где была каморка для провинившихся девочек. Он брал ре­ мень и насвистывал, а иногда брал цепь и порол их цепью и рем­ нем и гонял по всей комнате.

- Почему он так делал?

- Он был очень злой.

- Вы жили далеко от Фабрики?

- Да, за две мили.

- У вас есть часы?

- Нет, нету.

- Вы обычно приходили вовремя?

- Да, мать просыпалась в четыре утра или даже в два часа.

llIaxTepbl обычно уходили на работу в три ИЛИ в четыре часа, Когда она слышала, как они возятся, она вставала с теплой кро­ вати, выходила и спрашивала у них время. А иногда, когда был Ангtlия. Автобиография. сильный дождь, я садилась в два часа на поезд, и надо было ждать, пока фабрика откроется.

- :и когда вы начали работать?

Мне было около тринадцать лет, когда это началось, и с тех пор становилось только хуже. С тех пор, как умерла мать, прошло уже пять лет, а мать никогда не могла достать мне хоро­ шего корсета, пришлось добывать его самой.

До того, как стали работать на фабрике, вы были совер шенно здоровы, держались прямо?

Да, я была обычной девочкой, когда бегала по городу.

Вы держались прямо до тринадцать лет?

-Да.

Искривление сопровождалось болью?

Да, просто сказать не могу, как было больно все время, пока это происходило.

Знаете ли кого-нибудь, чье здоровье пострадало сходным образом?

Здоровье да, но не многих так скривило, как меня.

- Часто ли встречаются слабые лодыжки и искривленные колени?

Да, в самом деле очень часто.

Это случается из-за остановки машин?

-Да.

Где вы сейчас живете?

В богадельне.

Скажите, что вы думаете об условиях, в которых вы рабо тали все это время, можете ли вы назвать их тяжелыми, жесто­ кими?

Свидетельница слишком разволновалась, чтобы ответить.

Реформаторы заставши nарламеuт принять в 1819году фаб­ ричное законодательство, 'Которое заnретшо использовать труд детей до девяти лет на льнообрабатывающux фабриках. С по­ дачи лорда Шефтсбери фабричный закон 1833 юда зафиксиро­ вал максuмалЪ1tую 48-часовую рабочую неделю для детей от де­ вяти до тринадцати и 68 -часовую - до 18-летнею возраста.

Маnьчики-верхоnазы, ГОД Джон Кук Использование мальчиков-верхолазов для трубочистных ра­ бот было официально запрещено еще в 1788 lOду, но запрет со­ вершеll:НО не соблюдался. Кук бьUl хозяином трубочистов, он давал показания перед особой комиссией по мальчикам -верхолазам при палате общин.

Верно ли, что вы больше платите изящно сложенным маль­ чикам, которые, следовательно, больше годятся, чтобы проле­ эать в узкие дымоходы?

Чем они меньше, тем обыкновенно хозяин их больше при­ вечает, потому что они, значит, более сноровисты.

Выходит, маленький мальчик получает больше, чем под­ росшиЮ Да, если он достаточно силен для работы и выглядит здо­ ровым.

Среди хозяев не принято афишировать то, что они нани­ мают маленьких мальчиков для прочистки труб?

Почти у каждого в документах значится, что они задвига­ ют заслонки или еще что-нибудь в этом роде. Я не припомню, чтобы о них писали в газетах, но в документах указывают.

Как вы удостоверяете возраст мальчика, когда к вам по­ ступает новичок? Спрашиваете ли вы родителей?

Родители часто говорят, что он старше, чем на самом деле.

Есть ли у вас правило подтверждать возраст каким-либо свидетельством помимо слов родителей?

-Нет.

Лнгnия.Автобиограсрия. Мальчики когда-нибудь моются?

Да, я своих мою регулярно, но некоторые, родом пониже, не моются по полгода.

Они где-нибудь учатся?

Многие нет.

Посещают ли они церковные службы?

Очень многие и не моются, и по воскресеньям в церковь не ходят.

Получают ли мальчики-верхолазы ссадины, ушибы, раны или ожоги бедер и коленей во время прочистки дымоходов?

Да, потому как новенькие, необученные мальчики очень сильно обдирают себе локти и колени. Зато, когда они как сле­ дует обучатся, эти места делаются у них очень грубыми, и их снова обдирают очень редко, разве если несчастный случай про­ изойдет. Иногда они обжигаются, если огонь плохо потушен.

Комиссия так понимает, что поверхность коленей и лок­ тей становится твердой, как подошва у человека, который ходит босиком?

-Да.

Сколько времени должно пройти, чтобы эти места загру бели?

Шесть месяцев.

Не замечали ли вы, что многие мальчики поначалу сопро тивляются, не хотят работать?

- Да, большинство.

-- Если они сопротивляются, упираются, каким образом вы их понуждаете?

Говорю, что мы отправим их обратно к отцу и матери, по­ том опять посылаю работать. Обыкновенно родители их содер­ жать не могут.

Значит, они боятся возвращаться к родителям из страха быть битыми?

Да. Перед тем, как попасть к нам, они уже повидали нема­ ло трудностей.

Пользуетесь ли вы более суровыми методами?

Иногда розгами. Когда я был новичком, подмастерья обык новенно держали в кармане веревочную кошку, толстую, что Маnьчики-верхоnазы, год 1817. твой большой палец, и с пряжками на концах, чтобы сечь маль­ чиков. Думаю, это и сейчас встречается.

- Вам известно, чтобы подмастерья когда-либо злоупотреб­ ляли детьми?

Да, за малейшую провинность они часто раздают им пин­ ки И затрещины. Мальчики боятся их больше, чем хозяев.

Вы сказали, что колени и локти мальчиков поначалу силь­ но обдираются. Эти мальчики продолжают трудиться в таком состоянии?

Зависит от того, какой им достался хозяин. Нужно давать работу, хоть немного, иначе они не освоят дела, пусть и обдерутся.

- Обычно при этом кожа лопается?

-Да.

Несмотря на заключение особой комиссии, только в 1875 юду по закону о трубочистах лорда Солсбери использование мальчи­ ков-верхолазов бьulO запрещено де-факто.

ПитеРПОО, августа года 16 Сэмюеп Бамфорд Около 60 000 человек собрались на Сент-Питерс-Фuлд в Ман­ честере в поддержку избирательной реформы. Одиннадцать че­ ловек были убиты, когда по приказу местною магистрата отря­ ды чеширских волонтеров, манчестерских йомеuов и 15-ю гусар­ скою полка врубuлись в толпу, чтобы арестовать организатора собрания Генри Ханта.

Бамфорд поэт и социальный реформатор.

Примерно через полчаса после нашего прибытия звуки му­ зыки и повторяющиеся крики известили нас о приближении мистера Ханта и его партии. Через МИНУТУ-ДРУГУЮ стало видно, как они едут от Динсгейта в сопровождении оркестра и разно­ цветных флагов. На облучке ландо сидела опрятно одетая жен­ щина, державшая флажок с какими-то эмблемами и надписями.

В экипаже ехали: мистер Хант - стоя, мистер Джонсон из Смед­ ли- Коттедж, мистер Мурхаус из Стокпорта, мистер Карлайл из Лондона, мистер Джон Найт из Манчестера и мистер Сэкстон, помощник редактора «Манчестер обсервер~. Их приближение сопровождалось всеобщим криком примерно человек.

80 Они медленно проследовали сквозь толпу, на КОТОРУЮ Хант взи­ рал, казалось, с удовольствием. На его взгляд, зрелище должно было быть не иначе как впечатляюще-торжественным. Такого скопления народа он еще не видел. Ему стоило взвесить своИ возможности. Такая мощь, добрая или злая, неукротима, кто же направит эту мощь? Только он, собравший ее воедино. Эта участь велика и небезопасна. Митинг был и в самом деле внушитель питерnоо, 16 августа 1819 года. НЫМ. Хант взошел на трибуну, музыка стихла. Мистер Джонсон предложил Ханту кресло, его передали под возгласы одобрения.

Хант прошел к краю помоста;

снял белую шляпу и обратился к народу.

Пока он все это проделывал, я обратился к собеседнику, пред­ положив, что в речах и резолюциях ничего нового мы не услы­ шим, а почитать их сможем в газетах, поэтому сейчас можем пойти проветриться. Этого мне хотелось уже давно, поскольку я себя не очень хорошо чувствовал. Он согласился, и мы уже почти вышли ИЗ толпы, когда со стороны церкви послышался неясный ропот. Кто-то сказал, что идет народ из Блэкберна, я встал на цыпочки, посмотрел в том направлении и увидел кава­ лерийскую часть, гарцующую в сине-белой униформе, с саблями наголо. Они выезжали из-за угла садовой ограды и выстраива­ лись в линию вдоль ряда новых ДОМОВ.

Там солдаты, сказал я. Мы должны вернуться и по­ - - смотреть, что это значит.

Да ну, ответили мне, они просто дежурят, чтобы никто - - не мешал митингу.

Ладно, пойдем назад, сказал я, и мы стали прокладывать - дорогу обратно к флагам.

Кавалерия выдвинулась вперед, призывая, как я понял, к благоразумию. Потом они закричали, размахивая саблями над головой. Затем, отпустив поводья и пришпорив лошадей, дви­ нулись вперед и начали рубить.

Держитесь! сказа71 я. Они едут прямо на нас, держи­ - - тесь на ногах.

Вокруг все стали кричать: ""Держитесь!~ Кавалерия была в растерянности очевидно, даже совокупной массой лошадей и всадников они не могли пробиться сквозь плотную толпу. Их сабли летали, прорубая дорогу сквозь вскинутые руки и безза­ щитные головы. Уже были видны отрубленные конечности и рассеченные черепа. Стоны и крики слышались среди страш­ ного смятения. Кричали: ""Ай! Ай! Позор! Позор!~ Потом:

«Стой! Стой! Они убивают перед собой, а выбраться не MOГYT!~ Потом всеобщий крик: ""Стой! Стой!~ На секунду толпа засты­ ла, затем был натиск, тяжкий и неотразимый, как безудержная Ангnия.Автобиограqpия морская волна, и шум, подобный близкому грому, с криками, мольбой и проклятьями раздавленных толпой и зарубленных саблями.

Хант и его компаньоны исчезли с трибуны;

а некоторые из йоменов, возможно менее буйно настроенные, чем другие, сре­ зали флаги и повергали их наземь.

К разгону толпы подключились йомены, они пробирались всюду, где было свободное место, расталкивали и ранили людей.

Жалобные душераздирающие вопли, казалось, могли обезору­ жить любую человеческую жестокость, но здесь они звучали впустую. Женщин, девиц и юнцов безвинно рубили и топтали и, надо полагать, мало бывает случаев, в которых так слезно умо­ ляли бы о снисхождении.

Через десять минут после начала резни поле напоминало пустыню. Солнце сияло в жарком, неподвижном воздухе. Што­ ры и занавеси на всех окнах были закрыты. Порой кто-нибудь случайно выглядывал из окон вышеупомянутых новых домов, возле которых собрал ась группа констеблей. Другие помогали раненым и уносили мертвых. Над трибуной торчали несколько поломанных древков и обрывки знамени. Все поле было завале­ но шапками, чепчиками, шляпами, платками, башмаками и про­ чими частями мужской и женской одежды, окровавленными и рваными. Йомены спешились, некоторые из них ослабляли под­ пруги, кто-то приводил в порядок амуницию, кто-то вытирал саблю. Отдельные кучки людей, смятых и задушенных, все еще лежали там, где попадали. Одни продолжали стонать, другие, изумленно глядя, пытались отдышаться, третьи уже не дышали вовсе. В тишине слышались приглушенные голоса, случайный хрип и стук копыт. Иногда люди выглядывали из чердачных окон и из-за коньков крыш, но быстро исчезали, будто боялись, что их заметят, либо не в силах наблюдать такую отвратитель­ ную картину.

Бойня, быстро прозванная ~Питерлоо» - по аналогии с Ва­ терлоо, вдохновила Перси Биши Шелли, всегда откликавшеlO­ ся на социальную несnраведливость, на написание политическоЙ питерnОО, 16 августа 1819 года поэмы «Маскарад анархии» со знаменитым nрuзывом к nроведе­ lluю массовой и ненасuльственной кампании за избирательную реформу:

Восстаньте ото сна, как львы, Вас столько ж, как стеблей травы, Развейте чары темных снов, Стряхните тет своих оков, Вас мною - скуден счет врагов!

Сэмюел Бамфорд при Пuтерлоо бьUl арестован и nриюворен к юду тюремного заключения.

Черная страна, ГОД Джеймс Нэсмит Эпицентр nромышленной революции центральные граф­ ства прозвали Черной страной из-за повсеместного налета чернога дыма. Именно в Коулбрукдейле, графство Шроnшир, Аб­ рахам Дерби в 1713 гаду разработал сталеплавильный процесс, и мастерские Коулбрукдейла стали производить цилиндры для nаровой машины Ньюкамена. Первый железный мосm, возведен­ ный в 1778 гаду, стоит на реке Северн и nоньmе.

Нэсмит - инженер, изобретатель nаровога молота.

Черная страна живописна, как никакая другая. Кажется, зем­ ля вывернулась наизнанку, и ее внутренности разбрызгались вокруг. Почти вся поверхность земли усыпана головешками и шлаком. Уголь, который добывается из-под земли, блестит на поверхности. Этот район переполнен сталеплавильными печа­ ми, пудлинговыми печами и печами угледобывающих карьеров.

Днем и ночью страна озаряется пламенем, над ней висит дым литейных заводов. Кругом царит грохот и лязг кузниц и враща­ ющихся мельниц. Рабочие, покрытые сажей, блестя белками глаз, движутся среди раскаленного железа под мерный стук куз­ нечных молотов.

Между пылающими, коптящими и гремящими заводами я заметил руины некогда счастливых сельских домов, теперь раз­ рушенных и заброшенных. Земля под ними просела из-за добы­ чи угля, и они развалились. Когда-то они были окружены зарос­ лями, теперь от деревьев остались только скелеты, поломанные, голые и черные. Трава сожжена и погублена сернистыми испа Черная страна, 1830 год рениЯМИ, извергаемыми из дымовых труб. Каждое растение жут­ ко-серого цвета, как символ растительной смерти в ее печаль­ нейшем проявлении. Вулкан увлек Цереру. Кое-где мне слыша­ лись чирикающие звуки, будто несчастная птица тосковала над развалинами родного дома. Но нет! Это чириканье подлый обман. Его производят цепи транспортеров угля, размещенных в неглубоких тоннелях под неогражденной дорогой.

Я заходил в некоторые кузни, чтобы посмотреть, как там ра­ ботают. Не было нужды никуда заходить - работы велись у всех на виду, без всяких стен или оград. Я видел добела раскаленное железо, выползающее из печи. Я видел, как его скручивали в полосы с удивительной быстротой и легкостью. Это делали тя­ желые молоты и прокатные станы. Я беспрепятственно перехо­ дил от одной кузни к другой. Я до темноты бродил между пыла­ ющих печей, глядя, как то здесь, то там вытекает расплавленное железо. Когда спустилась ночь, сцена стала еще более впечатля­ ющей. Казалось, будто люди работают посреди пламени, словно это пандемониум. Горизонт вокруг был огненным поясом, на его фоне бледнели даже звезды. Наконец я неохотно продолжил свой путь к Дадли. До города я добрался поздно, измотанный умом и телом, хотя день выдался удивительный и полный впе­ чатлений. Крепкий сон освежил меня, и рано утром я возобно­ вил мое познавательное путешествие.

Я отправился к живописным руинам замка Дадли, остаткам очень древней крепости, изначально возведенной Дадом из сак­ СОВ. Замок расположен на заросшем лесом холме. Он такой об­ ширный, что больше напоминает развалины города, чем отдель­ ного здания. Входя в тройные ворота, видишь остатки рва, двор, центральную башню, главную залу, караульню и часовню. Долж­ НО быть, когда-то это были волшебно красивые строения. В цент­ ральных графствах он известен как «Замок в лесу~. Сейчас он брошен владельцами и окружен Черной страной. Под него ко­ пают шахтеры, даже попали в его канализацию. Иногда стены заМка трясутся, когда в недрах горы под ним про водятся взрыв­ Ныеработы.

Первая поездка по жмезной дороге lIиверпуnь--Манчестер, года 25 aBrycTa Фанни Кембn Первой в мире обществе1l1ЮЙ железной дороzoЙ·БЪUla ветка Стоктон-Дарлингтон, второй ветка Ливерпуль-Манчестер.

Актриса Фанни Кембл оказалась среди nриглашенных в поездку из Ливерпуля в Манчестер. Гостей везла «Ракета» Джорджа Сте­ фенсона. «Ракета» имела такой успех (она БЬUlа надежна, могла достигать скорости 3 1 миля в час), что за двадцать дней после рейса, в котором побывала Фанни Кембл, перевезла пассажиров и грузов больше, чем национальные дороги и каналы. Более того, железные дороги произвели революцию в сознании англичан: те осознали, что машины могут быть полезными, спасительными, освобождающими от тяжкого труда.

Группу в шестьдесят человек пригласили на просторный вок­ зал, где под крышей стояли несколько экипажей забавной кон­ струкции, один из них был готов принять нас. Это было длин­ номерное транспортное средство с сидениями поперек, распо­ ложенными спина к спине. В том, куда мы зашли, было шесть таких скамеек, своего рода открытый шарабан. Колеса помеща­ лись на двух железных полосах, которые образовывали дорогу, специально изготовленную так, чтобы колеса скользили по ней без малейшей опасности соскочить, будто шарик в желобке. Ва­ гон привели в движение сильным толчком, и получив такой пи­ нок, он покатил по наклонной плоскости к туннелю, который об­ разовывал начало железной дороги. Туннель был, я думаю, ярдов четыреста дл:иной и освещался газовыми фонарями. В конце нас вынесло из темноты, поверхность стала горизонтальной, и мы Первая поездка по жепезной дороге остановИЛИСЬ. Параллельна этому шел другой туннель, гораздо шире и длиннее. Он расширялся с того места, которого мы до­ стигли, оттуда вагоны начинали свой путь от Ливерпуля за го­ род, к докам. Это туннель для тяжелых вагонов, а поскольку паровозы, которые должны их тащить, не могут в него войти, ностроено специальное большое здание, в котором поселились паровозы. В нем есть разные приспособления для паровозов, проезжающих дальше, и для паровозов, которые прибыли в ко­ нечный пункт, например чтобы разворачивать их, не выводя из здания. Длина параллельного туннеля, я думаю, ярдов.

Надеюсь, я рассказываю понятно. Нас представили маленькой машине, которая должна была везти нас по рельсам. Она (пото­ му что это настоящая забавная огненная лошадка) состоит из котла, печи, маленькой платформы, скамейки, а позади скамей­ ки у нее бочка с водой, достаточно вместительная, чтобы уто­ лять ее жажду на протяжении пятидесяти миль. Вся машина не больше обычного парового котла. Она ходит на двух колесах это ее копыта, их движут две блестящие стальные ноги, называ­ емые пистонами. Они вращаются паром, и чем больше пара на высоких скоростях, тем быстрее пистоны крутят колеса. Если нужно снизить скорость, то пар свободно выпускается в воздух, потому что, если не давать пару выхода, он взорвет котел. У з­ дечка, удила и вожжи этого чудесного зверя маленькая сталь­ ная рукоятка, которая подает пар к его ногам или выпускает.

Даже ребенок управился бы. Уголь, лошадкин корм, хранится под скамейкой, а к котлу прикреплена стеклянная трубка с во­ дой. По ее полноте или пустоте можно узнать, когда зверь хочет воды, чтобы тут же подать ее из резервуаров. У печи есть труба, но поскольку топят коксом, нет жуткого черного дыма, который обычно сопровождает чудеса технического прогресса. Эту фыр­ чащую зверюшку, которую хотелось приласкать, теперь впряга­ ли в наш экипаж, и мистер Стефенсон взял меня на скамью ма­ Шиниста, к себе. Мы поехали на десяти милях в час. Паровая Лошадка плохо была приспособлена к езде с горки на горку, по­ это~ дорогу делали как можно более прямой, так что местами она уходила под поверхность земли, а местами взлетала над зем­ лей. Почти с самого начала она прошла через твердую скалу, которая с обоих сторон возвышалась, как стена шестидесяти Ангnия.Автобиограqpия футов высотой. Вы представить себе не можете, как странно ка­ залось без всякого видимого источника движения, кроме малень­ кой машины с белыми облачками ее дыхания и постоянным ритмичным пыхтением, ехать между этими скальными стена­ ми, которые уже укрыты землей и травой. Когда я представила, что эти толщи камня были прорублены вглубь для того, чтобы мы смогли проехать, то подумала, что ни одна волшебная сказ­ ка не расскажет и половины чудес, которые я вижу. Местами через ущелье были переброшены мосты, и люди, глядящие на нас сверху, казались пигмеями в небе. Но мне стоит писать по­ короче, а то не хватит места. Мы проехали пока только пятнад­ цать миль. Этот отрезок пути был нужен, чтобы разогнать ма­ шину и показать самые красивые и чудесные места по пути. По­ сле про хождения скальной преграды мы вдруг обнаружили, что едем по переправе 10-12 футов высотой. Мы ехали по болоту или трясине, по которой не сможет пройти нога человека. И вот уже она несет дорогу, которая несет нас. В палате общин этот проект вызвал серьезное сопротивление, но мистер Стефенсон сумел его преодолеть. По болоту проложено основание из гати, или, как мой спутник его назвал, плетенки. Промежутки запол­ нены мхом и другими упругими материалами. На все это сверху положены глина и почва, и мы ехали на скорости двадцать пять миль в час по дороге;

которая плавала, и смотрели, как болотная вода брызжет из-под поверхности земли по обе стороны от нас.

Я надеюсь, вы меня понимаете. Переправа постепенно подни­ малась выше и выше, и в одном месте, где почва недостаточно слежалась, чтобы образовать берег насыпи, Стефенсон приду­ мал изящную деревянную конструкцию, которая удерживает земляной берег. Он рассчитал, что к тому времени, как деревян­ ная конструкция сгниет, земля уже достаточно уплотнится, что­ бы выдерживать дорогу.

Теперь мы проделали пятнадцать миль и остановились в ме­ сте, где дорога пересекала широкую и глубокую долину. Сте­ фенсон подал мне руку и помог спуститься на повеРХfЮСТЬ зем­ ли. Для того чтобы провести свою дорогу на одном уровне, он протянул через нее волшебный виадук на девяти арках. Сред­ няя из них семидесяти футов высотой, и с нее видна вся эта чу­ десная долинка. Это было прекрасно, очаровательно, выше вся первая поездка по железной дороге ких слов. Здесь он рассказал мне много интересных вещей. Как он верит, что однажды здесь якобы пролегало русло Мерси. Как почва в долине оказалась нестолько неподходящей для этого моста, что тот пришлось возводить на сваях, вбитых в землю на чудовищную глубину. Как, укладывая фундамент, откопали де­ рево, лежащее в земле на глубине четырнадцати футов. Как воз­ никают приливы и как может случиться второй потоп. Все это я запомнила и записала гораздо пространнее, чем можно изложить здесь. Он объяснил мне устройство паров ой машины и сказал, что скоро сможет сотворить из меня знаменитого инженера. Гля­ дя на те чудесные вещи, которые он уже сделал, не вижу в этом ничего невозможного. Сам его способ объяснения забавен, но объяснения очень образны, и я без труда поняла все, о чем он говорил. Когда отдых закончился и машина пополнила запас воды, вагон был прицеплен за нею, поскольку развернуться она не могла. Мы пошли на самой большой скорости, 35 миль в час - быстрее, чем летит птица (это проверяли на примере бекаса).

Вы представить себе не можете ощущение, будто разрезаешь воздух, к тому же движение до невозможности плавное. На ходу я читала и писала. Потом встала, сняла капор и упивалась вет­ ром. То ли ветер был такой сильный, то ли это было сопротив­ ление встречного воздуха из-за нашего движения, только мои веки совершенно опустило потоком ветра. Когда я закрыла гла­ за, возникло тончайшее ощущение полета. Как ни странно это звучит, но еще более странно, что при этом было чувство беэо­ пасности - ни малейшего страха. Один раз, чтобы показать мощь машины, когда нам встретился другой паровоз, оставшийся без воды, мистер Стефенсон позволил прицепить его спереди от нас.

Более того, к нам был еще прицеплен вагон, груженый лесом.

Вот так, толкая заглохший паровоз и груженный лесом вагон перед собой и таща позади экипаж, полный людей, наша храб­ рая дракошка продолжила свой путь. Потом ей встретились еще три повозки, она прицепила их спереди и поволокла без всякого Труда. Если добавить, что эта милая зверюшка может с равной легкостью двигаться как вперед, так и назад, то, наверное, отчет об ее способностях будет полным.

Паnата общин принимает биnnь о реформе, 3 часа утра, марта 1831 года Томас Макопей Билль о реформе nарламентскою nредставительства, пред­ ложенный вигами лорда Грея, бьUl направлен на то, чтобы умень­ шить число nарламентариев - сельских землевладельцев (с их ~lНuлыми местечками» * и ~карманными» избирателями) в пользу представителей от новых юродских центров, nорожденных nро­ мышленной революцией. Также билль предусматривал расшире­ ние избирательною ценза.

Поэт и историк Томас Б. Маколей бьUl членом (1800-1859) nарламента от Кэлна. Ниже приводятся его воспоминания об обсуждении билля во втором чтении.

Сцены, подобной той, что разыгралась в прошлый четверг, я ранее не наблюдал и надеюсь, что никогда более не увижу... Тол­ па поистине затопила палату. Когда посторонних наконец вы­ вели и заперли двери, выяснилось, что присутствуют шестьсот восемь парламентариев на пятьдесят пять человек больше, чем обыкновенно. Те, кто был.. за», и те, кто.. против», выстроились, точно пушечные батареи на противоположных концах поля бра­ ни. Когда оппозиция стала выходить в холл, что заняло двад­ цать минут или даже более, мы расселись на скамьях по обеим сторонам от прохода, поскольку в тот вечер многим из нас не удалось сразу найти свободное место. Когда двери закрыли, мы *.. Гнилое местечко» - до реформы представительства город, при­ шедший в упадок, но сохранивший право представительства в пар­ ламенте. Прuмеч. ред.

Па{lата общин принимает БИ{l{lЬ о реформе : принялись обсуждать наши шансы. Кое-кто впал в отчаяние:

«Все потеряно, У нас только двести восемьдесят голосов. Да нет, всего двести пятьдесят. Нет, триста! Это олдермен Томпсон по­ считал. Он говорит, двести девяносто девять... ~ Так говорили на скамьях... Что касается меня, на триста голосов я не надеял­ ся... Мы от беспокойства пребывали уже в изнеможении, когда Чарльз Вуд, стоявший подле дверей, вскочил на скамью и вос­ кликнул: ~y них всего триста один голос!~ Мы издали вопль сродни тому, какой можно услышать на Чаринг- Кросс, приня­ лись кидать шляпы, топать ногами и хлопать в ладоши. Счетчи­ ки едва пробились сквозь толпу, поскольку в палате было не протолкнуться, как если бы мы вдруг очутились В театре на по­ пулярном представлении. Однако, когда Данкеннон стал зачи­ тывать результаты, установилась такая тишина, что упади бу­ лавка и то было бы слышно. Затем снова раздался дружный клич, многие из нас заплакали. Я сам едва сдержал слезы. У сэра Роберта Пиля отвисла челюсть, лицо Туисса сделалось физио­ номией заблудшей души в загробном мире, а Херрис выглядел так, будто Иуда тянет его за галстук Мы пожимали руки, хло­ пали друг друга по спине, смеялись, плакали и, чрезвычайно обрадованные, вывалились в холл. И едва распахнулись наруж­ ные двери, как крикам внутри палаты ответил многоголосый вопль: все проходы, лестницы и приемные были заполнены людьми, которые ждали исхода голосования до четырех утра.

Мы прошли узким коридором между радостными зрителями, и нас приветствовали подбрасыванием шляп и взмахами рук, пока мы не вышли на свежий воздух. Я подозвал экипаж, и возница тут же спросил меня: ~Билль прошел?~ ~Дa, одним голосом~.

~Хвала Господу, сэр!~ И с этими словами мы нокатили по на­ правлению к Грейз- Инн.

Противодействие тори в палате лордов удалось преодолеть ЛИшь после того, как лорд Грей при грозил учредить 100 доnол1/,И­ тель1/,ЫХ nэрств для вигов.

По зако1/,У о реформе 1832 юда 1/,аиболее nроl1tившие из ~l1tилых.чесmечек» лишились nредставительства, а право юлоса nредо­ ставШlИ фермерам -аре1/,даторам в графствах и в юродах сьемщи АнГf1ИЯ. Автобиографии кам домов с ежеюдной платой, nревышаffШей 10 фунтов стерлингов в юд. Тем самым численность электората возросла на 50 процентов.

Закон получил повсеместное одобрение, даже при том, что боль­ шинство рабочих, выступавших за ею nРИ1lЯтие, не вошли в число указанных съемщиков по имущественному nоказателю. В ходе дальнейшей борьбы за свои права они поддерживали движение чар­ тистов и nрофсоюзы, которые приобрели официалb1lЫЙ статус по закону о nрофессионалb1lЫХ союзах 1871 юда.

Дарвин на ГаlIапагосских островах, год ЧаРl1ЬЗ Дарвин До Дарвина (1809-1882) все были убеждены, что Творец соб­ ствеююручно создал каждую тварь на планете;

после публика­ ции труда «О nроисхождении видов посредством естественного отбора» (1859) общество, пусть неохотно, вьmуждено было nри 31ють, что эволюция в целом и естественный отбор в частности немало поспособствовали развитию· живого на Земле. Дарвин, вllУК фаянсового матата Джозайи Веджвуда (по материнской линии) и вольнодумца Эразма Дарвина, утверждал, что своим открытием обязан посещению в 1835году Галаnагосского архи­ пелага в составе экспедиции на корабле «БиlЛЬ».

Естественная история этих островов в высшей степени инте­ ресна и вполне заслуживает внимания. Большинство органиче­ ских произведений создания аборигенные, нигде в других местах не встречающиеся;

даже между обитателями отдельных островов существует разница;

впрочем, все они обнаруживают ЯВное родство с обитателями Америки, хотя острова отделены от этого материка пространством открытого океана шириной от 500 до 600 миль. Архипелаг представляет собой замкнутый ми­ рок, вернее, это спутник Америки, откуда он получил несколько случайных колонистов и позаимствовал общие черты своих ме­ стных произведений. Принимая во внимание малые размеры Этих островов, мы тем более изумляемся многочисленности этих аборигенов и ограниченности их распространения. При виде кра­ теров, венчающих каждую вершину, и еще отчетливых границ у большинства лавовых потоков нам приходится заключить, что АнГtJия. Автобиография еще в геологически недавний период тут расстилался совершен~ но пустынный океан. Итак, и во времени, и в пространстве мы подходим тут, по-видимому, несколько ближе к великому факту, этой тайне из тайн первому появлению новых существ на на­ шей земле...

Из наземных птиц мне удалось собрать 26 форм;

все они свой­ ственны этому архипелагу и не встречаются больше нигде, за исключением одного похожего на жаворонка вьюрка из Север­ ной Америки... К остальным 25 птицам относится, во-первых, один дневной хищник, по строению своему любопытная переходная форма между сарычом и американской группой трупоядных Во-вторых, две совы, представляющие здесь коротко­ Polybori...

ухих и белых сипух Европы. В-третьих, крапивник, три тирана­ мухоловки... и голубь все виды, аналогичные американским, но отличающиеся от них. В-четвертых, ласточка... В-пятых, здесь имеются три вида дроздов-пересмешников формы, в высшей степени характерной для Америки. Остальные наземные птицы образуют совершенно своеобразную группу вьюрков, родствен­ ных между собой одинаковым строением клюва, короткими хво­ стами, одинаковой формой тела и оперением;

всего их ви­ дов... Все эти виды встречаются только на этом архипелаге...


Самым любопытным обстоятельством является правильное постепенное изменение размеров клюва у различных видов начиная с клюва большого, как у дубоноса, и кончая Geospiza, клювом зяблика и даже славки... Наблюдая эту постепенность и различие в строении в пределах одной небольшой, связанной тесными узами родства группы птиц, можно действительно пред­ ставить себе, что вследствие первоначальной малочисленности птиц на этом архипелаге был взят один вид и видоизменен в раз­...

личных целях До сих пор я не отметил еще самой замечательной особенно­ сти естественной истории этого архипелага, а именно что раз­ личные острова в значительной степени населены различным составом живых существ. Впервые мое внимание обратил на это обстоятельство мистер Лоусон, вице-губернатор, заявивший, что черепахи на разных островах различны и что он наверняка мог бы сказать, с какого острова какая привезена. Сначала я не 06 ~вин на Га(Jапагосских островах, ГОД 18.35. ратИЛ должного внимания на это утверждение и даже отчасти смешал коллекции, собранные на двух из этих островов. Я и не помышлял, чтобы острова, отстоящие миль на пятьдесят-шесть­ десят один от другого и по большей части находящиеся в виду друг у друга, образованные в точности одинаковыми породами, лежащие в совершенно одинаковом климате, поднимающиеся почти на одну и ту же высоту, могли иметь различное населе­ ние;

вскоре, однако, мы увидим, что именно так и обстоит дело.

Удел почти всех путешественников не успевши познакомиться с тем, что всего интереснее в какой-нибудь местности, уже спе­ шить оттуда;

но я, быть может, должен быть благодарен судьбе за то, что собрал материалы, достаточные для установления этого наиболее удивительного факта в распределении органических существ*.

в 1871году Дарвин опубликовал работу ~Происхождение чело­ века», в которой утверждал, что люди nроuзошли от npuмaтoв.

* Перевод с. л. Соболя.

Коронации короnевы Виктории, июни года 29 Чарnьз ГреВИnn Когда Виктория взошла на трон, ей бьuю восе'мнадцать лет.

Маленькой -,Менее пяти футов росто,М - женщине предстояло выносить девятерых детей, пережить се,Мь nокушеuий, nравить дольше любою друюzо английскою 'монарха и дать свое имя эпохе, в которую Англия являл ась величайшей империей 'мира.

ГревШUl член Тайною королевскою совета.

Коронация (которая, слава Богу, закончилась ) прошла очень хорошо. День выдался прекрасный, без жары и без дождя, бес­ численные толпы, заполонившие улицы, были СlIОКОЙНЫ И до­ вольны. Служба в Вестминстерском аббатстве была превосход­ ной, в особенности скамьи пэресс, сверкавших брильянтами.

Поразительным был приезд Сульта (маршал Наполеона. - Ред.).

Его приветствовали возгласами любопытства и аплодисмента­ ми, когда он прошел через неф и когда про шествовал вдоль хора.

Он появился здесь как ветеран войны и прохаживался один, многочисленная свита следовала за ним на почтительном рас­ стоянии, далее герольды и лакеи, которые слушали его с под­ черкнутым вниманием, более, чем любого из послов. Королева смотрелась несчастной, впечатление от самой процесс и и ском­ кала чрезмерная скученность. Не удалось выдержать расстоя­ ние между королевой, лордами и другими, кто шел впереди.

Епископ Лондона (Бломфилд) прочитал очень хорошую служ­ бу. Различные участники церемониала пренебрегли своими ро­ лями и оставляли желать лучшего. Лорд Джон Тин, назначен­ ный деканом Вестминстера, сказал, что кроме него самого (он коронация КОРОlIевы Виктории, июня года 29 - готовился), архиепископа, лорда Уиллоуби (который имеет опыт в этих вопросах) и герцога Веллингтона, никто не ведает, что нужно делать, следовательно, возникали постоянные затрудне­ ния и королева все время не знала, что ей делать дальше. Ее под­ няли с кресла и привели в капеллу Св. Эдуарда до того, как за­ кончилась молитва, чем немало смутили архиепископа. Коро­ лева сказала Джону Тину:

- Умоляю, говорите, что я должна делать, они этого не знают.

И наконец, когда ей вложили в руку державу, она спросила:

Что дальше?

- С вашего позволения, Ваше Величество должны держать это в руке.

В самом деле? сказала она. Она очень тяжелая.

- - Перстень с рубином был сделан для мизинца вместо безы­ мянного пальца, как предписано правилами. Надевать его пола­ галось архиепископу, и королева протянула ему мизинец, одна­ ко архиепископ сказал, что нужно надевать на безымянный. Она ответила, что кольцо слишком мало, и она не сможет его надеть, но он ответил, что так следует. Поскольку он настаивал, коро­ лева позволила, сняв сперва другие кольца, надеть себе перстень на безымянный палец. Это кольцо поранило ее так сильно, что, едва церемония закоичилась, ей пришлось держать палец в ле­ дяной воде, чтобы снять перстень.

Проститутки И пэры: сцены из «джин-дворца», ПоНДон, год ФlIора Тристан ВЗlЛяд французской социалистки.

Снаружи эти «джин-дворцы~ с их тщательно закрытыми став­ нями выглядят довольно сонными, но, как только портье при­ глашает войти в маленькую дверку для новичков, вас ослепляет свет тысяч газовых ламп. Поднявшись по лестнице, можно уви­ деть просторный салон, разделенный посредине. Одна полови­ на представляет собой ряд столов, отделенных друг от друга де­ ревянными ширмами. Как и во всех английских ресторанах, по обе стороны от каждого столика расположены мягкие сидения вроде диванов. На другой стороне устроен помост, по которому проститутки прогуливаются в роскошных нарядах, завлекая мужчин взглядами и замечаниями. Когда отыскивается галант­ ный джентльмен, они уводят его к одному из столиков, застав­ ленных холодными закусками, ветчиной, курятиной, выпечкой и всевозможными видами вин и крепких напитков.

Развлекательные заведения это храмы, в которых англий­ ский материализм обретает своих богов. Их служащие одеты в богатые ливреи, и хозяева-капиталисты почтительно привет­ ствуют гостей, которые пришли обменять золото на разврат.

Ближе к полуночи начинают прибывать постоянные клиен­ ты. В некоторых заведениях часто появляются сливки высшего общества, там собирается цвет аристократии. Поначалу юные аристократы восседают на диванах, курят и обмениваются с жен­ щинами любезностями. Затем, когда выпито уже достаточно и мадера и шампанское ударяют им в головы, славные отпрыски.' !!ЕОСТИТУГКИ И пэры: сцены из «джин-дворца»

благородных семейств Англии, очень заслуженные члены пар­ ламента снимают мундиры, развязывают галстуки, стягивают жилеты и перевязи и устраивают частный будуар в публичном месте. Неужели нельзя заниматься совращениями дома, если они платят такие огромные деньги за право выказать свое презре­ ние? Какое при этом внушают презрение они, их нимало не за­ ботит. Оргия близится к своему крещендо и в четыре-пять утра достигает высшей точки.

В это время нужно немало смелости, чтобы оставаться зри­ телем всего происходящего, не по кидая своего места. Что толку этим английским лордам в их безмерной славе! Какие они утон­ ченные и благородные, если теряют рассудок и платят пятьде­ сят, а то и сто гиней проститутке, предложившей себя для тех непристойных целей, что порождаются пьянством!

Меж тем праздник не угасает. Здесь считается любимым «спортом~ напоить женщину, чтобы она свалилась на пол без чувств, затем заставить ее наглотаться смеси уксуса, горчицы и перца. Это неизменно вызывает у несчастной жуткие конву ль­ сии, а ее спазмы и судороги повергают честную компанию в при­ падки хохота и бесконечное веселье. Другая забава этого феше­ небелыюго общества состоит в том, чтобы вылить содержимое ближайшего стакана на лежащую на полу бесчувственную жен­ щину. Я видела атласное платье неопределенного цвета, меша­ нину из вина, бренди, пива, чая, кофе, сливок и т. д., размазанных тысячей разноцветных бесформенных пятен, се рукоделие разврата!

Манчестерские трущобы, 1844 ГОД Фридрих ЭНretIЬС i I ВЗlJlЯд немецкою социалиста. Энгельс nрибьUl в АнlЛИЮ в 1842 юду изучать семейное дело на бумажной фабрике «Эрмен и Энгельс» в Манчестере. Одновременно он подбирал материал для своей книги «Положение рабочею класса в АнlЛИИ».

Добавлю еще, что почти все фабричные здания расположе­ ны вдоль трех рек и различных каналов, пересекающих город, и перехожу к описанию самих рабочих кварталов. Это прежде всего манчестерский Старый город, расположенный между северной границей торгового квартала и рекой Эрк. Здесь ули­ цы, даже лучшие из них, как Тодд-стрит, Лонг-Миллгейт, Уити-Гров и Шед-Хилл, узкие и кривые, дома грязные, старые и ветхие, а постройки в переулках и совсем отвратительны.

Если пойти от старой церкви вдоль улицы Лонг-Миллгент, то справа сейчас же начинается ряд старомодных домов, в ко­ тором не сохранил ось ни одного не покривившегося фасада,­ это остатки старого Манчестера, Манчестера допромышлен­ ной эпохи, обитатели которого вместе со своими потомками переселились в лучше застроенные части города и предостави­ ли эти дома, ставшие для них слишком неудобными, населе­ нию из рабочих, среди которых много ирландцев. Здесь нам представляется рабочий квартал в почти неприкрытом виде, ибо даже магазинам и трактирам на главной улице никто не пытается придать сколько-нибудь опрятный вид. Но это все еще ничто в сравнении с переулками и дворами, которые рас манчестерские трущобы, 1844 ГОД - положены во втором ряду и куда можно попасть только через узкие крытые проходы, в которых даже два человека не могут разминуться. Такого беспорядочного, наперекор всем прави­ лам разумной архитектуры нагромождения домов, такой тес­ ноты, вследствие которой дома буквально прилеплены один к другому, просто нельзя себе представить. И дело здесь не толь­ ко в постройках, сохранившихся со времен старого Манчесте­ ра. Беспорядок был доведен до апогея лишь в самое последнее время, когда повсюду, где способ настройки, свойственный бо Фенел-стрит лее ранним эпохам, сохранил хотя бы вершок незастроенного пространства, стали достраивать и пристраивать, пока, нако­ нец, между домами не осталось ни одного кусочка, на котором еще можно было бы что-нибудь построить. Для подтвержде­ ния своих слов я даю здесь рисунок небольшой части плана Манчестера. Это - далеко не худший участок, и он составляет менее десятой части всего Старого города.


Рисунок этот в достаточной мере дает представление о нера­ Зумном способе застройки всего района, особенно вблизи реки Эрк. Берег реки здесь, на южной стороне, очень крут и достига­ ет от 15 до 30 футов вышины;

по этому крутому склону лепятся большей частью три ряда домов, причем нижний ряд поднима­ ется из самой воды, тогда как фасад верхнего находится уже на Ангnия.Автобиограqpия ) уровне гребня холма и обращен на улицу Лонг- МиллгеЙт. Кро!

ме того на берегу реки стоят еще фабрики - одним словом, И.

здесь постройки расположены так же тесно и беспорядочно, K~K и в нижней части улицы Лонг-МиллгеЙт. Справа и слева M~O I u жество крытых проходов ведут с главнои улицы в многочислен ные внутренние дворы;

когда заходишь туда, сталкиваешься с такой грязью, с такой отвратительной неопрятностью, с кото­ рой ничто не сравнится;

особенно это относится к диорам, спус­ кающимся к Эрку;

здесь находятся, бесспорно, самые ужасные жилища, которые мне когда-либо ПРИХОДИЛОСI видеть. В одном из этих дворов у самого входа, там, где кончается крытый ход, находится отхожее место, лишенное дверей и столь грязное, что обитатели двора могут попасть домой или выйти на улицу толь­ ко черед стоячую лужу гниющей мочи и испражнений. Это пер­ вый двор у реки Эрк выше моста Дюси-брндж, сообщаю это - на случай, если кому-нибудь захочется убедиться в справедли­ вости моих слов;

ниже, у самой реки, находится несколько ко­ жевенных предприятий, заполняющих всю окрестность запахом разлагающихся животных отбросов. Но дворы, находящиеся ниже моста, спускаются большей частью по узким, грязным ле­ стницам, и попасть в дома можно только через кучи мусора и грязи. Первый двор ниже моста называется Алленс-корт;

во вре­ мя холеры он был в таком состоянии, что санитарная полиция приказала его очистить и окурить хлором;

доктор Кей дает в одной брошюре* вызывающее ужас описание тогдашнего состо­ яния этого двора. С тех пор он, по-видимому, был частично сне­ сен и заново отстроен;

по крайней мере, если смотреть с моста, то и сейчас можно увидеть остатки развалившихся стен и высо * ТЬе Moral and Physical Condition of the Working Classes, employed in the Cotton Manufacture the Manchester. Ву James РЬ. Кау, МD. 2nd edit. 1832. Доктор Кей 1Моральное и физическое положение рабо­ чих, занятых в хлопчатобумажной промышленности в Манчестере!, 2-е изд., 1832 г. - Автор не делает различий между рабочим классом вообще и фабричными рабочими, но в остальном это превосход­ ная книга (Прuмеч. Ф. Энгельса).

Манчестерские трущобы, 1844 год. кие кучи мусора рядом с несколькими домами более новой по­ стройки. Открывающийся с этого моста ландшафт каменная с])ена в человеческий рост заботливо скрывает его от взоров не очень высоких прохожих вообще характерен для всего рай­ она. Глубоко внизу течет или, вернее, застаивается Эрк, узкая, черная, вонючая речка, полная грязи и отбросов, которые она откладывает на правый, низменный, берег. В сухую погоду на этом берегу остается целый ряд отвратительнейших, зеленова­ то-черных, гниющих луж, из глубины которых постоянно под­ нимаются пузыри гнилостных газов, распространяя запах, не­ выносимый даже наверху, на мосту, на высоте 40 или 50 футов над уровнем реки. Сама река к тому же на каждом шагу перего­ рожена высокими запрудами, у которых ил и отбросы скапли­ ваются толстым слоем и гниют. Выше моста расположены ко­ жевенные заводы;

далее, еще выше, расположены красильни, костомольни и газовые заводы, жидкие и твердые отходы кото­ рых сплавляются в ту же речку Эрк, которая кроме того прини­ мает содержимое всех окрестных клоак и отхожих мест. Легко себе представить, какого рода осадки оставляет эта река. Ниже, за мостом, открывается вид на мусорные кучи, нечистоты, грязь и развалины во дворах на левом, высоком, берегу;

дома высятся один над другим и вследствие крутизны склона видно по кусоч­ Ky от каждого из них;

все они закопченные, ветхие, старые, с раз­ битыми стеклами и расшатанными оконными рамами;

на заднем плане стоят старые казарменного вида фабричные здания. На правом, низком, берегу виден длинный ряд домов и фабрик.

Второй дом с краю - развалина без крыши - заполнен мусо­ ром, а третий построен так низко, что нижний этаж необитаем и поэтому не имеет ни окон, ни дверей. На заднем плане здесь на­ Ходятся кладбище для бедных, вокзалы Ливерпульской и Лидс­ ской железных дорог, а позади них работный дом, манчестерская ~бастилия для бедных», которая, подобно цитадели, грозно смот­ рит с холма из-за высоких зубчатых стен на расположенные на другом берегу рабочие кварталы.

Вверх по реке за Дюси-бридж левый берег становится более отлогим, а правый, наоборот, более крутым, но состояние жи Ангnия.Автобиограqpия ) лищ на обоих берегах ничуть не лучше, а скорее хуже. CBepHYTV здесь с главной улицы, все той же Лонг- Миллгейт, влево - зшf чит заблудиться;

попадаешь из одного двора в другой, иде какими-то закоулками, узкими, грязными переулками и про дами, пока через несколько минут окончательно не запутае ся, уже не зная, куда повернуть. Везде наполовину или совс м разрушенные здания, в некоторых действительно никто уже е живет, а здесь это очень много значит;

в домах редко встретифь дощатый или каменный пол, но зато почти везде сломаННЬ1е, плохо прилаженные окна и двери, и какая грязь! Везде кучи мусора, нечистот и отбросов, стоячие лужи вместо канав и за­ пах, которого достаточно, чтобы сделать жизнь здесь невозмож­ ной для человека хоть сколько-нибудь культурного. Недавно, при продлении Лидсской железной дороги, пересекающей здесь Эрк, некоторые из этих дворов и переулков были снесены, но зато другие впервые открылись взору наблюдателя. Так, возле самого железнодорожного моста расположен двор, далеко пре­ восходящий все другие своим грязным, отвратительным видом именно потому, что он раньше был так застроен со всех сторон, что с трудом можно было в него попасть;

не будь бреши, проби­ той постройкой железнодорожного моста, я сам никогда не на­ шел бы этого двора, хотя мне и казалось, что я прекрасно знаю всю эту местность. По изрытому берегу, мимо кольев и протя­ нутых на них веревок для сушки белья, попадаешь в этот хаос маленьких одноэтажных домиков, большинство которых не имеет иного пола, кроме самой земли, и где одна-единственная комната является и кухней, и жилой комнатой, и спальной решительно всем. В одной такой дыре, имевшей не более шести футов в длину и пяти в ширину, я видел две кровати и что за кровати и постели! которые, помещаясь между лестницей и очагом, как раз заполняли всю комнату. Во многих других лачу­ гах я не увидел ровно ничего, хотя дверь была широко открыта и обитатели стояли у входа. У порога везде грязь и мусор;

что под этой грязью есть нечто вроде мостовой, нельзя увидеть, она только ощущается то здесь, то там под ногами. Все это нагро­ мождение населенных людьми хлевов с двух сторон окружено домами и фабрикой, а с третьей рекой. Кроме узкой тропинки Манчестерские трущобы, 1844 ГОД вдОЛЬ берега оттуда ведет наружу только один узкий крытый проход, выходящий в другой, почти так же скверно застроен­ ный и такой же неопрятный лабиринт домов.

Но довольно! Так застроен весь берег реки Эрк. Это на­ громожденный без всякого плана хаос домов, более или менее близких к разрушению;

запущенность внутри домов целиком соответствует окружающей грязи. Как могут живущие здесь люди быть чистоплотными? Ведь даже для удовлетворения са­ мых естественных и повседневных потребностей нет необходи­ мых условий. Отхожих мест здесь так мало, что они каждый день переполняются;

или же они расположены слишком дале­ ко, чтобы большинство обитателей могло ими пользоваться.

Как этим людям мыться, когда поблизости имеется только грязная вода реки Эрк, а водопровод и колонки есть лишь в «ПрИЛИЧНЫХ1 частях города! Поистине нельзя винить этих илотов современного общества, если их жилища не чище сви­ нарников, расположенных кое-где между их хижинами! Не стыдно же домовладельцам сдавать в наем такие жилища, как шесть или семь подвалов на набережной ниже Скотланд­ бридж, пол которых находится по меньшей мере на два фута ниже уровня воды при низкой воде реки Эрк, протекаю­ - щей в каких-нибудь шести футах отсюда, или как верхний этаж в стоящем на противоположном берегу, немного выше моста, угловом доме, нижний этаж которого необитаем и не имеет ни окон, ни дверей! А ведь подобные случаи нередки во всех этих местах, причем нужно заметить, что этот открытый нижний этаж за неимением лучшего постоянно служит отхожим местом для всего околотка!

Не только нищета и грязь, оrrz.меченные Энгельсом, заботили r:захОЖИХ:i социалистов. Пропасть между богатыми и бедными побудила Бенджамина Дизраэли, в ту пору молодою тори, а впо­ следствии nремьер-министра от консерваторов, употребить в романе r:Сибuлла» (1847) выражение r:две нации».

-- Что ж, общество и вправду может пребывать во младенче­ Стве, - :заметил Эгремонт с легкой улыбкой, - однако, что ни Ангnия.Автобиограсрия говорите, наша королева правит величайшей нацией из всех, ( i когда -либо существовавших. J - Какой именно нацией? - уточнил молодой незнакомец.

Ведь она-правит двумя. Да-да, двумя, - прибавил он после н продолжительной паузы, - двумя нациями, которые не поддер­ живают взаимоотношений и не испытывают друг к другу COCTP~­ дания, которые не ведают пристрастий и привычек друг друга, мыслей и чувств, как если бы они проживали на разных конти­ нентах или обитали на разных планетах;

эти нации по-разному воспитывают детей, по-разному питаются, по-разному ведут себя, хотя подчиняются одним и тем же законам.

Вы говорите о?. справился Эгремонт нерешительно.

- О богатых и бедных!

Лишь одно зачаровывало викторианскую АнlЛИЮ и юстей страны едва ли не сильнее, чем контраст между достатком и нищетой, научный и технический nрогресс.

XlIороформ В хирургии, ГОД ЧаРl1ЬЗ ГреВИl1l Медицина и хирургия в викторианскую эпоху развивались се­ мимильными шагамu. До открытия хлороформа хирургия была, в лучшем случае, невыносима, в худшем убийственна.

Вчера я ходил в больницу Св. Георгия, посмотреть, как при­ меняют хлороформ. Мальчику двух с половиной лет удаляли камень. В сон его погрузили за минуту. Камень был такой боль­ шой, а пузырь такой сжатый, что врач никак не мог его захватить.

Операция длилась уже больше двадцати минут, пытались ис­ пользовать разные инструменты, время от времени давали хло­ роформ. Ребенок не подавал ни малейших признаков сознания, это было все равно что оперировать мертвое тело.

Я наблюдал удивительный образец того, что в этой профес­ сии называется этикетом. Врач (чье имя я забыл) никак не мог извлечь камень, наконец он передал инструмент Кийту, лучше­ му из хирургов, и тот взял камень. Когда он сообщил, что проде­ лал это, первый врач попросил его отдать обратно пинцет. Пин­ цет был передан, но во время передачи камень выскользнул, и его IIРИШJIОСЬ захватывать снова. Наконец, все было сделано, прав­ да, ценой местного воспаления и угрозы жизни ребенка. Я спро­ сил Кийта, почему, когда захватил камень, он не вытащил его сам? Он ответил, что если бы человеку не позволили закончить то, что он начал, пострадало бы его достоинство!

у меня нет слов, чтобы выразить восхищение этим изобре­ тением величайшим благом для человечества, и изобретате­ лем величайшим из благодетелей, достойным того, чтобы па Ангnия.Автобиограqpия. мять его почиталась бесконечные миллионы лет. Все великие научные открытия блекнут в сравнении с ним. Это великая при­ вилегия жить во времена пара, электричества, а теперь еще и эфира, когда все разрабатывается и используется на благо че­ ловека, ради увеличения удовольствий и уменьшения боли. Но как бы ни велики мощь паровых машин и достижения электри­ ческого телеграфа, хлороформ далеко опережает их все, благо­ даря операциям, дарящим добро и утешение.

Шесть лет спустя королева Виктория пользовалась хлорофор­ мом при родах. Королевское одобрение (действие бъuю в высшей мере успокаивающим, восхитительным и мяl'кuм») принесло нар­ козу широкую популярность.

Марш чартистов, апрепя года 13 ЧаР{1Ь3 ГреВИ{1{] Так называе-мая Народная Хартия, чартистское движение, родuлась из отчаяния nролетариев, вызванного ограничениями рефор-мы 1832 года. Хартия, написанная главным образом Улъя­ МО-М Ловетто-м, содержала шесть требований: общее избиратель­ ное право для всех -мужчин, ежеюдные перевыборы nарла.мента, тайное юлосование, оплата работы депутатов nарла-мента, запрет имущественною ценза и равные избирательные округа.

Цели бьUlИ благими ( и в 1918 юду реализова.лись), lLO лидеры чартистов Джеймс Бронтер О'Брайен и Фергюс О 'Коннор ока­ зались де-маюга.ми. Первая чартистская петиция с 1 200 000 под­ писей бьuta подана в 1839 году. Третью, nоследuюю, принесли в Лондон в апреле 1848 юда.

13 апреля 1848 года. Понедельник прошел на удивление спо­ койно, и часть правительства и мирная и лояльная часть обще­ ства сочли это за добрый знак. Приготовления велись поистине чудовищные, армия, полиция и особые констебли были нагото­ ве. В Лондоне все ходили обеспокоенные, а полицейские, когда их спрашивали, обычно отвечали, что у них дежурство. К дви­ жению чартистов относились пренебрежительно, но всех радо­ вало, что проведена демонстрация силы, что это преподаст су­ ровый и запоминающийся урок, как недовольным и бунтовщи­ кам, так и законопослушным и мирным гражданам. Вдобавок это произведет сильное впечатление на другие страны и пока­ Жет, сколь крепок фундамент, на котором мы стоим. Мы выка­ ЗЫваем изрядную решимость и изрядную силу, делаем верные Ангnия.Автобиограqpия шаги, так что если смута поднимет голову в этой стране, она встретит жестокое сопротивление правительства и столкнется с усердным сотрудничеством всех классов общества. Все чарти­ сты презренны, от первого до последнего. Делегаты, прибывшие сегодня вечером, отчаянно преисполнены осознанием собствен­ ной важности. Они с негодованием отвергли предположение правительства, что процессия может и не состояться, покляв­ шись, что готовы, если понадобится, умереть, защищая свои пра­ ва. Один из них сказал, что любит свою жизнь, свою жену, своих детей, но скорее пожертвует всем, чем отступит.

С утра (прекраснейшая погода) все поднялись, как по тревоге.

Парки закрыты, наше здание укреплено, даже возвели баррикаду в комнате для посетителей на первом этаже, все оружие приспо­ соблено для обороны здания. Однако около полудня вдоль по Уайтхоллу к северу потекли толпы, и было объявлено, что все за­ кончилось. Обещанная трагедия обернулась нелепым фарсом.

Чартисты, числом 20000 человек, собрались на Кеннингтон- Ком­ мон. Внезапно появился мистер Мэйн, он послал одного из своих инспекторов сказать, что хотел бы поговорить с Фергюсом О'Кон­ нором. Фергюс решил, что его хотят арестовать и очень испугался, но к Мэйну пришел. Мэйн сообщил, что митинг переноситься не будет, но шествие не разрешается. Фергюс, дрожа от страха, клял­ ся Мэйну В дружбе и с готовностью и благодушием обещал само­ лично выступить перед толпой с призывом не провоцировать кон­ фликты и разойтись спокойно. Таким вот образом все обратилось в дым. Сам Фергюс явился в министерство, встретился с сэром Джорджем Греем, сказал, что все закончилось, и поблагодарил правительство за проявленную снисходительность, уверяя, что правь сейчас конвент*, даже он не был бы столь снисходителен.

Грей спросил, вернется ли он на митинг. Фергюс ответил, что нет, потому как ногу он себе растер и теперь хромает, и кошелек у него вытащили, и нечего ему теперь там делать.

Петиция днем была доставлена, ее вручили вполне мирно.

После этого ее вскрыли, над авторами смеялись и стыдили. Ока * Имеется в виду общенациональное собрание чартистов. - Прu­ меч.ред.

МарШ чартистов, 13 апреля 1848 года Зl.'10СЬ, что она подписана едва ли двумя миллионами, вместо шести, как утверждал Фергюс, и, конечно, не счесть было вы­ мышленных имен и всевозможных грубостей, дерзостей и не­ пристоЙностеЙ. Чартисты были совершенно раэдавлены осозна­ нием того, как жалко они выглядят, но еще пытались угрожать и лгать, как они это делают на своих сборищах. Они говорили о других петициях и митингах, но это уже никого не беспокоило.

Третья петиция потерпела такое фиаско, что в дальнейшем чартизм быстро утратил свое общественное значение.

По остальной Европе революция nронеслась как буря. По за­ мечанию Карла Маркса, издавшега в том же гаду в Лондоне ",Ком­ мунистический манифест», АНlЛИЯ с самым многачисленным и развитым nролетариатом в мире оставалась стабильной.

Революции аНlличане предпочли патриотизм и зрелища.

Визит на Всемирную выставку, июня года 7 Шарпотта Бронте Всемирная выставка проходила в Хрустальном дворце Джо" зефа Пэкстона в лондонском Гайд-nарке (iослеnительная арка чистейшего стекла» бьuta возведена всею за полгода). Число по­ сетителей смущает воображение бъuю продано более шести миллионов входных билетов!

Вчера я во второй раз отправилась в Хрустальный дворец.

Мы провели там около трех часов, и должна сказать, что сейчас он поразил меня более, нежели в первый раз. Это удивительное место простор но е, чужеродное, новое, его невозможно опи­ сать. Величие его заключается не в чем-то одном, но в уникаль­ ном сочетании всего на свете. Там можно найти все, что приду­ мал человеческий разум и создали человеческие руки, от залов, где стоят паровозы и паровые котлы, где работают мельницы, где выставлены замечательные экипажи с различными приспо­ соблениями, и до стеклянных витрин с бархатом внутри, на ко­ тором выложены поистине чудесные работы мастеров золотых и серебряных дел;

тщательно охраняемые корзинки заполнены настоящими алмазами и жемчугами стоимостью в сотни ТЫСЯЧ фунтов стерлингов. Можно назвать выставку базаром или яр­ маркой, ибо такое великолепие мог сотворить только восточный гений. Подобное изобилие чудес со всех концов земли собрать в одном месте возможно разве что волшебством поневоле во­ ображаешь, как некие сверхъестественные руки располагают экспонаты, подбирая наилучшее окружение, размещают одно подле другого, а третье напротив, по контрасту. Люди, во мно Вtl3ИТ на Всемирную выставку. июня года 7 1851. жестве заполнившие проходы, казалось, подчинялись некой не­ зримой силе, которая их направляла. Среди тридцати тысяч душ, посетивших дворец в тот день, никто не разговаривал громко, никто не порывался отделиться от упорядоченной массы: жи­ вой прилив катился чинно и неторопливо, с тихим гулом, напо­ минавшим отдаленный рокот прибоя.

Всемирная выставка стала вызывающим символо.М виктори­ анСКОго благоnолучия и самодовольства, ОC1l0ванного на процвета нии экономики (К концу столетия заработная плата, например, выросла вдвое).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.