авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«АIIГЛИЯ АВТОБИОГРАФИЯ Москва ~КCМ9) Санкт- Петербург МИДГАРД 2008 УДК 94(410.1) ББК 6З.З( 4Вел) ...»

-- [ Страница 9 ] --

Переnись 1851года также была обставлена весьма торже­ ственно. Она подтвердила, что население nеремещается в города (более половины из 17 927609 аНlJlичан и валлийцев составляли горожане) и что страна привержена секуляризму. Пять с полови­ ной миллионов подданных короны оставались дома по воскресе­ ньям и только пять миллионов переступали nороги аНlJlиканских церквей. За статистикой nереnиси скрывался либерализм с его доктриной свободной торговли, индивидуализма и mаучнЪtХ усо­ вepшeHcтвoвaHий». Применительно к внешней политике либера­ лизм означал сдержанность, дипломатию и поддержание мирны­ ми средствами сложившегося мирового порядка.

Разумеется, время от времени случал ось, что вместо дипло­ матии приходилось прибегать к традИЦИОНllЫМ. средствам.

Атака lIегкой каваlIерийской бригады, Крым, 25 октября 1854 года Э. А. Кук Причиной Крымской войны (1854 -1856) считают страх бри­ танцев и французов перед экспансией России в Европе.

Несмотря на ~coвpeMeHHocты Британии, ее Крымская армия была плохо экипирована, а командир, лорд Рэглан, неэффекти­ вен. Обе эти трудности драматически освещались алчущей воен­ ных новостей английской публике с помощью новою средства телеграфных сводок, введенных в обиход Уильямом Говардом Рас­ селом из ~ТаЙМс».

Отчет о печально известной атаке легкой бригады у Балак­ лавы составлен офицером, nринuмавшем в ней участие.

Севастопольские высоты 1 декабря 1854 года Дорогой отец!

Со времени моего предыдущего письма не было решительно ничего сделано, чтобы закончить нашу кампанию, которая те­ перь уже стала по-настоящему жалкой. Из моего последнего письма видно по дате, что я не участвовал во взятии Инкермана по той простой причине, что я тогда еще не добрался. Я был в Черном море, на борту корабля, стоявшего в ту пору в заливе Варны. По поводу этого сражения ты можешь полностью дове­ рять новостям не думаю, чтобы газеты преувеличивали, это - была, без сомнения, одна из самых кровопролитных битв. Я, ко­ нечно, услышал много рассказов, когда сошел на сушу. И сейчас есть очевидные доказательства этой отчаянной резни. Уже из­ вестно, что русские потеряли человек они атаковалИ 20 000 Атака nегкой каваnерийской бригады, Крым 40 000 наших под командованием обоих великих герцогов на рассвете. Это позволило им в темноте подвезти множество тя­ желых пушек. Дурак-унтер все время их слышал, но не доло­ жил. Они напали и одолели англичан. К несчастью для нас, мы были одеты в шинели, и русские приняли нас за турок и атако­ вали особенно жестоко.

У нас оказались только гвардейцы и четыре других полка. Они держали оборону, сколько могли, но потом, конечно, пришлось отступить за подмогой. В это время подоспели французы. Они подбили нас атаковать этих рабов, а те оказались со всех сторон, и пошла ужаснейшая резня. Наши ребята сбрасывали их в залив, прямо со скал. Дезертиры донес­ ли, что в тот день они получили славный урок, сделали несколь­ ко попыток, да так и ушли, не добившись успеха. Вряд ли они нападут еще. Теперь о другой бойне, 25 октября. Я воздержусь от отчета об этом деле, кроме упоминания о том, что мне чудом удалось спастись, и что я был легко ранен случайной пулей, а боль­ ше тревожить тебя не буду, тем более что невозможно описать это дело иначе, как совершенно бесполезное и глупое. Кроме того, про эту бойню можно почитать в номере ~Таймс», где она описана правдиво, это я могу подтвердить. Отчет «Таймс» столь хорош, что я напишу только о том, что было со мной.

Приказ к атаке нам принес полусумасшедший капитан Но­ лан, приказ такой, что его очень трудно было правильно понять.

На вопросы лорда Лакена был дан единственный ответ, дескать, вот вам враг, а вот приказ. Враг насчитывал 15 000 пехоты и конницы, защищенной пушками. Чтобы до них добраться, Нужно было пройти через лощину между двух гор, на каждом склоне которой ждали 1О пушек и куча стрелков. Мы выступили очень стойко. Огонь был ужасающий, казалось, спастись невоз­ Можно. Мы все время были в прекрасной досягаемости картеч­ Ного обстрела с каждого бока, не считая огня спереди. Я проехал мимо пушек невредим, порубил, до кого смог добраться, и огля­ нулся на кавалерию, но к своему ужасу увидел, что тяжелая бри­ гада не пошла за нами, и мысль о том, что нас перережут в строю, 110казалась вполне осуществимой. Ничего не оставалось, кроме как прорубаться назад тем же путем, что мы сюда пришли. У ла­ вы, с которыми мы рубились, почти не сопротивлялись, видимо, АнГflИЯ. Автобиография удивленные дерзкой атакой в столь жалком положении, как наше. Мы пробились через них с очень небольшими потерями.

Едва я миновал этих оборванцев, как мне показалось, что я слы­ шy позади шум. Я оглянулся, и черт, как раз вовремя. Нас пре­ следовали, и когда я оглянулся, московит замахнулся своим клинком и уже собирался меня зарубить. Я выставил палаш, мы обменялись ударами, и он дернул поводья и дал мне проехать.

На хорошей лошади можно было не бояться ехать между этими адскими пушками - на расстоянии в четверть мили от батарей я чувствовал звук выстрела икрами ног. Но тут мою бедную лоша­ денку подстрелили, и она начала падать. Я соскочил в мгновение ока, держа в одной руке пистолет, в другой клинок, и имел удо­ вольствие увидеть моих старых «друзей~ всего в десяти ярдах от меня, скачущих во весь опор. Дела складывались очень плохо,.И, несмотря на хромую ногу, я побежал так быстро, как никогда в жизни не бегал, преследуемый «друзьями~ до тех пор, пока их же огонь не сделался таким плотным, что они решили оставить эту затею. Теперь я был между двух батарей и мог идти только пеш­ ком. Я провел на ногах под огнем около четверти часа и очень удивил своих настоящих друзей, из которых уцелели немногие, вернувшись через полчаса после остальных. Так закончилось мое романтическое приключение, ибо мое спасение было и вправду почти романтическим, хотя и не достойным печати, как у некоторых из моих храбрых товарищей.

Наевшись войной, несмотря на жизнь в палатке в такое вре­ мя года, когда внутри 3 дюйма грязи, а снаружи 12, я не пал ду­ хом. Две недели на море привели мои ноги в порядок, а эти два дурня, которые нами командуют - Лакен и К, - были так доб­ ры, что разместили нас на приличном расстоянии от складов.

Дороги совсем размокли, и теперь они не могут накормить жал­ кие остатки бригады. Как следствие, люди умирают по 8-1 О че­ ловек на дню, и не нужно быть математиком, чтобы посчитать, что долго так продолжаться не может, поскольку лошади ослабе­ ли настолько, что вряд ли хоть одна из них протянет милю. В но­ вое сражение нас вести нельзя. Завтра мы отступаем к Балакла­ ве, чтобы встать поближе к складам, а если повезет, то и обрести какой-нибудь кров для людей и животных.

АТака nегкой кавзnерийской бригады, Крым у русских дела еще хуже, чем у нас, если только это возмож­ но. Они мрут от голода в Севастополе и вокруг, но все еще от­ стреливаются столь ожесточенно, что мы не можем их взять без серьезной перегруппировки - на нас сразу бы напала армия сна­ ружи. Думаю, перегруппировки не случится еще долго, а мне вы­ падает возможность в ближайшие два месяца отправиться до­ мой командовать учебной частью. Вот так обстоят дела. Газеты приходят очень нерегулярно, скажи, пожалуйста, об этом, и пусть посылают через Марсель. Еще очень хочется «Иллюстрейтед ньюс~. Не клади больше денег в банк, только на счет, под 15%.

Твой любящий сын Э.А. Кук По сообщениям nрессы, из 600 солдат, nринuмавших участие в атаке, 156 бьulU убиты или пропали без вести, 122 ранены. Об этом сражении Альфред ТеН1lИСОН в 1854 году написал стихотво­ рение «Атака легкой бригады».

Атака БЬUlа грубым просчетом. Но она также стала нагляд­ ным npuмepoM беззаветною чувства долга и чрезвычайною бес­ страшия английского солдата вuхторианской эпохи.

Правительство лорда Абердина запустило Крымскую войну настолько, что в 1855 году ею сменила либеральная коалиция чрезвычайно самоуверенного, но очень способною лорда Пальмер­ стона. Год спустя побежденные русские подписали Парижский мир.

Фпоренс Пайтингейп в Крыму, ГОД Фnоренс Найтингейn Дочь сквайра из Гемnшира, Флоренс Найтингейл (1820-1910) пошла против воли семьи и против традиций сословия, а заодно нарушила патриархальный устав викторианскою общества, став медсестрой в «приличном обществе» о медсестрах обык­ новенно отзывались с те.м же выражением лица, что и о прости­ тутках. Она добровольно вызвалась отправиться на фронт и вместе с другими 38 сестрами nрибъuю в Скутари в 1854 юду;

предложенные ею улучшения радикально снизили уровень смерт­ Hocти в армейском госпитале. По возвращении в Англию пожерт­ вования в сумме 50 000 фунтов стерли1tюв позволили «леди с фо1tарем» oC1tOBamb учеб1tые заведе1tия для медсестер при боль 1tицах Святого Фомы и Королевскою колледжа.

Вспоминая о том, что принесла нам эта зима и сколько труд­ ностей пришлось преодолеть, я не могу не поражаться не тому, что армия понесла такие потери, но тому, что армия вообще со­ хранилась;

не тому, что через наши руки в Скутари прошло столько раненых, но тому, что у нас перебывали не все, как го­ ворит сэр Джан Макнил. Представьте себе пять ночей в неделЮ в окопах, однажды - 36 часов подряд, а ведь стоит декабрь, го­ ловы не поднять, иначе нарвешься на пулю, 48 часов без еды, не считая солонины, посыпанной сахаром, да рома с галетами, го­ рячей пищи нет изможденные солдаты просто не в силах со­ бирать хворост для костров, чего от них требуют армейские пра­ вила. И нельзя не изумляться тому, что в подобных условиях армия сохранила мужество и боеспособность и по-прежнему ф{lOренс Найтингейn в Крыму, ГОД 1855. готова занимать окопы, причем ветераны выказывают даже боль­ шее рвение, нежели молодые. И даже в нынешнем положении находится место для проявления человеческих чувств. Доблест­ ный 39-й полк, чьи лазареты лучшие из всех, какие я видела, проводил меня троекратным «ypa~, когда я уезжала. Я была ра­ строгана до глубины души, поскольку знала, что это «ypa~ - от чистого сердца. Знала, что это - подтверждение нашей дружбы, нашиХ взаимных теплых чувств, благодарность за все, что мне удалось сделать. Я поклялась Господу ничем и никогда не вы­ звать разочарования и тем более отвращения этих людей. И среди всего того, что было сказано обо мне, «ypa~ 39-го полка стоит особняком и наиболее для меня ценно.

Что касается здешних трудностей, то в «Таймс~ нет ни слова преувеличения.

Отсюда открывается замечательный вид на Севастополь а над головой свистят пули и пролетают снаряды. Посылаю вам пулю, которую подобрала на земле, поистине перепаханной пу­ лями и снарядами, а также маленький букетик: здесь в изоби­ лии всевозможных полевых цветов, причем встречаются и та­ кие, которых я прежде не видала. Этот букетик нарвал для меня 97 -го полка. Мне довелось спасти его жизнь сержант я нашла его около полуночи, лежащего в воронке с пулей в глазу и с тре­ щиной в черепе;

я доставила его в лазарет и подняла с постели хирурга, чтобы тот удалил пулю. Пожалуйста, никому об этом не рассказывайте, потому что хирург потом дезертировал, а мне пришлось давать показания против него.

Индийское народное восстание:

Канпур ПОСlIе избиения, ИЮlIЬ года Ричард Бартер Слухов о том, что британская армия использует патроны, смазанные свиным и ювяжьuм жиром (это оскорбляло и мусуль­ ман, и индусов), оказалось достаточно, чтобы в мае 1857 юда началось восстание против британского правления. Три недели спустя восстание охватило весь бассейн Ганга, Канnур и Лакх­ нау оказались в осаде. Резиденция в Лакхнау бьuю восстановлена 26 сентября 1857 юда. Через месяц британские части вошли в Канnур.

Бартер бьUl адьютантом 75-ю полка юрцев Гордона, части резервных сил генерала ХеЙвлока.

Мы добрались до Канпура, места резни, устроенной Нана Сахибом, не щадившим ни европейских мужчин, ни женщин, ни детей. По дороге мы задержались у чудесного дома, однако пустого, и в ожидании приказа выступать зашли внутрь. Даже здесь творилось убийство, судя по брызгам крови на стенах и отпечатку окровавленной руки. Наш лагерь раскинулся по обе стороны дороги, и вечером мы совершили визит в ДО сто про­ славленное и т. д. место дом, где были заключены обреченные женщины и дети. Домик небольшой, насколько я помню, там была одна длинная комната с верандой, смотрящей на женскую половину двора, с трех других сторон огороженного стенами с дверью, ведущей наружу, и тропинкой к колодцу. В самом дво­ ре росла акация, а между домом и колодцем три-четыре боль­ ших дерева и несколько щеток колючих кустов. В доме, конеч­ но, никакой мебели, не было и ковра, вместо него кровь. Весь индийское народное восстание: Канпур посnе избиения - пол был нокрыт, как юфтью, спекшейся кровью, ею же забрыз­ ганы стены на высоту трех-четырех футов. Некоторые места за­ литы так, будто на них выплеснулся целый поток. Тут и там вид­ нелись следы убийцы вытирали о стены окровавленные руки.

Местами были видны глубокие следы клинков, будто бедная жертва уклонялась от ударов. Еще там имелись несколько ка­ рандашных надписей: даты пленения, пред смертные записки друзьям и родственникам или короткие мольбы о помощи. Чеп­ чики, тапочки, шляпки, корсеты и другие части женской одеж­ ды разбросаны вперемешку с косами, прядями волос и останка­ ми книг - в основном, библий и молитвенников. Некоторые чепчики и шляпки висели на брусьях на веранде, где, как и на заднем дворе, все покрывал толстый слой запекшейся крови.

Путь к колодцу был отмечен следами тел, которые волочили по земле, на колючих кустах остались длинные волосы и обрывки одежды. Одно из больших деревьев слева от этих следов выгля­ дело так, будто об его ствол разбивали детские головы, потому что ствол этот был покрыт толстым слоем крови, в его шерша­ вой коре попадались клочки детских волос, и глаз, остекленев­ ший и сморщенный, впечатался в кору. Еще несколько шагов - и колодец, ставший вместилищем искалеченных тел несчастных.

Он выглядел старым, полуразрушенным, кирпичи и раствор по низкому краю во многих местах вывалились. Наверное, он вы­ сох или был очень к тому близок. Если в него заглянуть, через некоторое время, когда глаза привыкали к сумраку, можно было различить части человеческих тел, ноги и руки, вытянутые, ко­ ричневые и высохшие, как у мумий. Но трупного запаха не было.

Мертвые руки наших убитых сограждан, казалось, тянулись к нам с немым призывом из подземной тьмы. Красноречивее лю­ бых слов взывали они к небу об отмщении жестоким злодеям за несказанные зверства. И много над этим колодцем было дано Клятв не щадить злодеев, когда те встретятся нам в надвига­ ЮЩейся битве за Лакхнау. Мы знали, что на четырех коротких переходах, которые остались до этого города, гарнизон со мно­ Жеством женщин и детей каждый день может разделить участь убитых в Канпуре, и тысячи головорезов готовы вновь совер Ангnия.Автобиограсрия шить ужасы, которые мы видим. Но нам следовало обуздать не­ терпение, мы должны были дождаться прибытия сэра Колина Кэмпбелла, нового главнокомандующего, с подкреплениями.

Предводителей восстания lсазнили выстрелили ими из пушки. Владения Ост-Индской компании отошли короне. Вес­ тернuзация Индии, против которой и было главным образом направлено восстание, быстро продолжил ась, включая введение высшею образования на английском языке. Это имело большое значение для последующего широкою распространения аНlЛИЙ­ скою языка.

Между тем королева Виктория требовала от nарламента nрuзнать ее императрицей Индии.

Сэмюеа Уайт Бейкер находит исток "ипа, 14 марта 1864 года СЭМЮel1 Уайт Бейкер Типичный английс'/(ий исследователь ви'/(торианс'/(ой эпохи (джентльмен, любитель и патриот: ~ Толь'/(о англичане разделя­ ют nриверженность правде, справедливости и сосmязанuя.м., до­ стойным мужчин»), Бей'/(ер путешествовал по Афри'/(е в сопро­ вождении своей жены-венгер'/(и Флоренс фон Сасс, '/(оторую он вы'/(уnил на невольничьем рын'/(е. Первый исто'/( Нила озеро ви'/(­ тория уже бьUl от'/(рыт Джоном ХэннинlOМ Сnи'/(ом в 1858 году, но Бей'/(ер взялся найти предполагаемый второй источни'/( - озе­ ро, известное среди местных жителей '/(а'/( Лута Нциге.

Солнце еще не взошло, а я уже подгонял своего быка вслед за проводником, который был полон энтузиазма, помня об обе­ щанной двойной порции бус, если доберемся до озера. Занимался прекрасный погожий день, и, преодолев глубокую долину меж­ ду двух холмов, мы с трудом дотащились до ее противополож­ ного края. Я спешил к вершине. Наша славная цель внезапно открыл ась передо мной! Там, далеко внизу, словно море ртути, лежало огромное водное пространство. Бескрайний морской горизонт на юге и юго-западе, блестящий под полуденным солн­ цем, а на западе, на расстоянии пятидесяти или шестидесяти миль, на высоту около 7000 футов над поверхностью озера под­ нимались синие горы.

Невозможно описать восторг этого мгновения. Здесь была и гордость за наш труд, за те годы упорства, что мы тащились че­ рез Африку. Англия покорила источники Нила! Когда-то дав­ но, воображая себе этот миг, я предполагал дать в английском Ангnин.Автобиограqpин стиле троекратное ~ypa~ в честь открытия. Но сейчас я смотрел на великое внутреннее море в сердце Африки и думал о том, сколь тщетно человечество пытал ось достичь этого источника долгие годы, понимая, что стал скромным инструментом, раскры­ вающим эту часть великой тайны, а сколько еще не раскрыто!

И я почувствовал, что момент слишком серьезный, чтобы давать волю эмоциям пустыми выкриками о победе. И я искренне по­ благодарил Бога за то, что Он вел и поддерживал меня через все опасности к удачному завершению предприятия. Я находился на высоте 1500 футов над озером и глядел с крутого гранитного утеса на эти желанные воды - огромный резервуар, питающий Египет и дающий плодородие всему живому, - на великий ис­ точник, столь долго бывший тайной для человечества, источ­ ник, дарящий радость и благодать миллионам человеческих жизней. И я решил, что один из величайших природных объек­ тов достоин носить великое имя. В честь нерушимой памяти любимого и оплакиваемого милосердной королевой и почитае­ мого каждым англичанином я назвал это великое озеро ~Аль­ берт Ньянца~. Озера Виктория и Альберт источники Нила.

Извилистая тропа, спускающаяся к озеру, была такой кру­ той и опасной, что нам пришлось оставить быков проводнику, чтобы тот отвел их в Магунго и ожидал там нашего возвраще­ ния. Мы начали спуск пешком. Я шел впереди, опираясь о сте­ бель бамбука. Моя жена в крайне ослабевшем состоянии опира­ лась на мое плечо и останавливалась передохнуть через каждые двадцать шагов. После изнурительного двухчасового спуска, ослабленные годами лихорадки, но в тот миг воодушевленные успехом, мы достигли плоской поверхности под утесом. Путь в милю длиной по чистым песчанистым лугам с редкими деревь­ ями и кустами привел нас к краю воды. Волны накатывались на пляж, покрытый белой галькой. Я бросился в озеро, исполнен­ ный жажды от жары и усталости. С благодарностью в сердце я пил из самого источника Нила.

За четверть мили от озера была рыбацкая деревня под назва­ нием Ваковия, в которой мы обосновались. Все вокруг про пахло рыбой и все выглядело, как рыболовные снасти - но не для ~бла­ городного искусства~ Англии с удочкой и наживкой. Гарпуны СэМЮell Уайт Бейкер находит исток l1иnа тОЛЩИНОЙ почти в мизинец выстроились рядами у стен хижин на просушку. Они имели крюки размера, говорившего о том, какие монстры водятся в озере Альберта. Войдя в хижину, я нашел там множество странных снастей. Леса искусно сплетена из волокон подорожника, очень гибкая и готовая выдержать первый рывок тяжелой рыбины. Крючки были очень грубыми, но хорошо за­ остренными, размером от двух до шести дюймов. Ряд гарпунов и поплавков на гиппопотама содержался в идеальном порядке, и вся хижина целиком, казалось, принадлежит спортсмену.

Я расспросил парочку ребятишек за несколько голубых бу­ син о вожде. От предводителя Паркани я получил быка в обмен на бусы и браслеты и устроил своим людям праздник в честь открытия. Я обратился к ним, объяснив, скольких трудностей нам удалось избежать благодаря тому, что мы доверились услу­ гам проводников, и что мы обязательно вернемся сюда через несколько месяцев. Еще я рассказал им, что это великая честь счастливо достичь этого озера столь малыми силами, в тринад­ цать человек, что миссис Бейкер выздоравливает, что я прощаю все прошлые обиды, что я вычеркиваю из моих заметок все, что написал о них дурного. Это понравилось моим людям, они вос­ кликнули: ~Эль амд эль Илла!» (благодарение Богу) и набро­ сились на бычье мясо.

С восходом следующего дняя взял компас и, сопровождае­ мый главой деревни, моим проводником Рабонгой и женщиной Бачитой, пошел к озеру разведать местность. Было ясно, и в мощный телескоп я смог разглядеть два больших водопада, раз­ резающих стену гор на противоположном берегу. Хотя очерта­ ния гор выделялись на фоне голубого неба и тенью были отме­ чены глубокие теснины, я не смог разобрать других деталей, кроме этих водопадов, смотревшихся серебряными нитями на темном лике гор. Основания гор не было видно, даже с высоты 1500 футов над поверхностью озера, откуда я смотрел в первый раз, цепь высоких гор на западе возникала сразу из воды. Такую видимость создавало большое расстояние, основание гор скрыва­ лось за линией горизонта, об этом говорили плотные столбы дыма прямо над поверхностью воды. Наверное, у подножья гор горели прерии.

Ангnия. Автобиография Проводник И глава Ваковии известили меня, что нас отвезут на каноэ в Магунго, в место, где Сомерсет, покинутый нами в Каруме, впадает в озеро, но подняться по нему мы не могли из­ за сильных ливней, заливавших путь от самой Карумы. Выход в Нил возле Коши был судоходным на не котором расстоянии, и каноэ могли спуститься до самого Мади.

Оба согласились, что уровень озера никогда не был ниже, чем сейчас, и никогда не поднимался выше отметины на пляже, что на четыре фута выше нынешнего уровня. Пляж состоял из совер­ шенно чистого песка, по которому катились волны, подобные морским, с обрывками водорослей, в точности такими же, какие можно встретить на английском берегу. Величественным зрели­ щем был вид огромного резервуара могучего Нила, катящего на пляж тяжелые волны в то время, как на юго-западе глазам пред­ ставлялся далекий горизонт, будто Атлантика. Торжественное зрелище переполняло мои чувства. Жена, терпеливо следовав­ шая за мной, стояла в стороне, бледная и измученная разва­ лина на берегах великого озера Альберта, к которому мы столько стремились. Ни один европеец не ступал по этому песку, ни од­ ному белому человеку не доводил ось видеть эту водную ширь.

Мы были первыми,: Это ключ великой тайны, которую даже Юлий Цезарь тщетно пытался разгадать. Именно отсюда огром­ Hый бассейн Нила получал каждую каплю воды, из ревущих гор­ ных потоков Центральной Африки, бегущих к северу. Вот он, великий источник Нила!

в 1866zoду Бейкера nосвяmWlИ в рыцари.

Стенаи встречает lIивингстона, Уджиджи, Африка, 10 ноября 1871 года Сэр Генри Мортон Сreн{]и Британские миссионеры, одним из которых бьUl доктор Ливинг­ стон, исцеляли больных' боролись с работорговлей и nроnоведова­ ли христиа1lство. Экспедиция Сте1lЛИ иа поиски Ливи1lгстО1lа, nро­ ФИ1lа1lcuрова1l1lая газетой «Нью-Йорк герольд», стала извест1lей­ шим ава1lтЮР1lЫМ предприятием викториа1lСКОЙ эпохи.

Мы торопились, поскольку весть о нашем приближении могла достичь Бундер- Уджиджи прежде нашего появления, и были го­ товы к встрече. Мы остановились у маленького ручья, потом поднялись ПО длинному склону на голый гребень, последний из мириада тех, какие нам пришлось преодолеть. Этот гребень заго­ раживал от нас озеро. Мы поднялись на вершину по западной стороне гребня и увидели внизу, всего в каких-нибудь пяти­ стах ярдах от нас, порт У джиджи, окруженный пальмами. В этот великий миг мы думали не о сотнях миль, оставленных за спи­ ной, не о сотнях холмов, на которые мы взбирались и с которых спускались, не о множестве лесов, сквозь которые продирались, не о джунглях, изрядно замедлявших путь, не о соленых равни­ нах, от которых ноги покрывались волдырями, не о безжалост­ ном солнце, не об опасностях и затруднениях, с которыми мы с честью справились. Нет, мы думали о том, что наконец-то настал желанный миг и все наши чаяния, упования и надежды вот­ вот сбудутся. Широко раскрытыми глазами мы вглядывались в пальмы на берегу, пытаясь угадать, в какой именно хижине жи­ вет белый человек с седой бородой, о котором нам поведали в Малагарази.

Ангnия.Автобиограсрия До деревни оставалось не более трехсот ярдов, когда нас окру­ жила густая толпа. Внезапно я услышал справа от себя англий­ скийголос:

Доброе утро, сэр!

Пораженный подобным приветствием в сердце Африки, я резко обернулся и увидел неподалеку чернокожего с широкой улыбкой на лице, облаченного в длинную белую рубаху и с тюр­ баном из американского на вид полотна на голове.

Кто ты такой, проказник? спросил я.

- Я Суси, слуга доктора Ливингстона, ответил он, продол - жая улыбаться, и сверкнул великолепными зубами.

Что? Так доктор Ливингстон здесь?

-Да,сэр.

В этой деревне?

Да, сэр?

Ты уверен?

Конечно, сэр. Я только что от него...

Ну-ка, Суси, беги и скажи доктору, что я пришел к нему.

-Да,сэр.

И он умчался прочь.

Вскоре Суси вернулся и справился, как меня зовут;

он пере­ дал доктору мои слова, но доктор так удивился, что не поверил ему и спросил, кто я такой, а Суси не нашелся с ответом.

Пока Суси отсутствовал, доктору сообщили другие черноко­ жие, что в деревню и вправду пришел белый человек с ружьем и флагом;

арабские магнаты Уджиджи Мохаммед ибн Сали, Сайд ибн Маджид, Абид ибн Сулейман, Мохаммед ибн Гариб и прочие собрались у дома доктора, и доктор спустился к ним с веранды обсудить новости и дождаться моего прибытия.

Тем временем мои люди встали на берегу, хангози знаме­ носец отошел в сторонку, а Селим сказал мне:

Я вижу доктора, господин. Он такой старый! У него белая борода.

Сам я отдал бы все на свете, чтобы оказаться в одиночестве в дикой местности, где можно было бы поистине обезуметь от ра­ дости прокусить себе руку, перекувырнуться через голову, начать палить по деревьям, словом, выкинуть что-нибудь эта стеН(1И встречает (]ивингстона, Уджиджи, Африка. кое, чтобы дать выход чувствам, грозившим затопить меня с го­ ловой. Сердце колотилось, но я не мог допустить, чтобы эмоции отразились на моем лице ведь не подобает белому человеку вести себя недостойно на глазах у арабов и чернокожих.

И потому я сделал то, что казалось мне наиболее подобающим:

растолкал толпу и двинулся к скоплению домишек. Наконец я подошел к выстроившимся полукругом арабам, перед которы­ ми стоял белый человек с седой бородой. Он был бледен, выгля­ дел изможденным, борода ниспадала на грудь, на голове у него была синяя выцветшая шляпа с золотым кантом, наряд дополня­ ли красный жилет с рукавами и серые твидовые брюки. Мне бы следовало броситься к нему, но я испытывал смущение перед толпой;

я бы обнял его, но, поскольку он был англичанином, я не знал, как он к этому отнесется. И потому я поступил так, как подскаэывали мне смущение и гордыня решительно подошел, снял шляпу и спросил:

Доктор Ливингстон, я полагаю?

Да! ответил он с улыбкой и приподнял край своей шляпы.

- Я надел шляпу, он протянул руку, мы обменялись рукопо­ жатием, а потом я громко сказал:

Хвала небесам, доктор, которые привели меня к вам.

Миссионеры выступали невольными проводниками uмnериа­ лизма они вызвали в обществе интерес к Черному континенту.

3а нuми пришли торговцы, потом солдаты, и к 1880-м годам чет­ верть мира отдавала честь британскому флагу. Империализм БЬUlне столько целенаправленной политикой, СКОЛЪ1со результа­ том стечения обстоятельств. Лишь в редчайших случаях - на­ npuмep, в ходе опиумных войн в Китае -- британское оружие ис­ пользовалось для завоевания новых рынков.

Сеаьский бунт, 7 февраnя 1872 года ДжозефАрч Ряд неурожайных леm, дешевые импортные продукты (бла­ годаря появлению все более крупных и быстрых nароходов), а также использование североамериканских nрерий для выращи­ вания зерновых вызалии в английской деревне t:великую депрессию», длившуюся с 1872года и до конца столетия. Итогом стали ни­ щета и вымирание деревень. За тридцать лет 40% селян-мужчин бросили землю. Именно об этом разрушении деревни рассказыва­ ют романы Томаса Харди, именно поэтому Джозеф Арч основал в Уэллсбурне Национальный союз батраков. Арч (1826-1919) впоследствии стал членом nарламента от Северо-Западного Норфолка.

Было 7 февраля 1872 года. Стояло раннее утро, и я плотни­ чал дома - делал ящик. Пришла жена и говорит:

Джо, к тебе три человека пришли, не знаю зачем.

Зато я скоро узнал. Они вошли все трое - и оказались бат­ раками с Уэллсбурнекой дороги. Я бросил работу, и мы разго­ ворились. Они сказали, что пришли просить, чтобы я поддер­ жал митинг в У эллсбурне сегодня вечером. Они хотели со­ брать народ, чтобы начать работу Союза. Я сказал, что если они хотят образовать Союз, им придется хорошенько за это побо­ роться, могут пострадать они сами и их семьи. Они ответили, что батраки готовы и бороться, и страдать. Дела идут хуже не­ куда жалование такое низкое, а пропитание такое дорогое, что им грозит голодная смерть, если только фермеры не повы­ сят плату. В просьбах толку нет, только воздух трясти, значит, сenьскиЙ бунт, 7 февра{]я 1872 года надо собраться вместе и бороться, пока фермеры не уступят.

Когда я увидел, что они настроены серьезно, готовы к трудно­ стям и будут стоять плечом к плечу, пока не выжмут из своих работодателей достойную плату, и что они говорят от имени других единомышленников, я сказал, что выступлю на митин­ ге в 7 часов вечера. Я сказал, что уже многие годы откладываю по девять шиллингов в неделю, и раз сам не нуждаюсь, то охот­ но помогу им тоже. Я сказал:

Раз вы готовы объединиться, я рискну приду и помогу - вам.

Я помню этот вечер, будто он был вчера. Когда я вышел, то был одет в вельветовые брюки, вельветовый жилет и старый фланелевый пиджак. Теперь этот пиджак хранится у меня дома, и я им очень дорожу. Когда я топал по грязной дороге в Уэллс­ бурн, то очень волновался, и множество вопросов мучило меня.

Может, это фальстарт, тайное движение, из которого ничего не выйдет и которое принесет больше вреда, чем пользы? Если Союз встанет на ноги, будут ли фермеры воспринимать его всерьез?

Когда я добрался до Уэллсбурна, надо же, там жизнь бурли­ ла, как в пчелином улье в июне. Мы решили, что я буду гово­ рить под старым каштаном, и я ожидал найти там человек трид­ цать-сорок. Как же я удивился, увидав не несколько десятков, а много сотен батраков. Всего было около двух тысяч. Новость о том, что я буду выступать, распространилась, и пришли люди со всех деревень округи. Не писал ось объявлений, не печаталось воззваний, но от дома к дому, от фермы к ферме передавали на словах, и вот, здесь собрались сотни. Была деревня Уэллсбурн, каждый мужчина из Мортона, из Локсли и Чарликоута, из Хэм­ птон-Люси И Барфорда пришли послушать, что я скажу. Уже стемнело, но люди взяли жерди и повесили на них фонарики, поэтому видно было неплохо. Смотрелось очень необычно, и я никогда этого не забуду, до самой смерти. Я взобрался на старые ясли, и в мерцании фонариков увидел честные, обращенные ко мне лица братьев моих, лица, изможденные голодом и нуждой.

Все готовы были внимать словам, которые слетят с моих губ. Все эти белые рабы Англии стояли в темноте, как сыны Израиля, Лнгnия.Автобиограсрия. ожидая того, кто выведет их из Египта. Я предупредил, что если они ошиблись и пошли не тем путем, то это не моя вина. И вот, я стоял на яслях и держал речь о Союзе, прямо и честно. Моя речь длилась около часа, минуты я не считал. Под конец люди сгрудились и начались вопросы, меня буквально забросали, слов­ но я под град попал. Мы решили образовать Союз здесь и сей­ час, установили имена людей, которых пока нельзя принимать.

В ту ночь в Союз вступили две или три сотни человек Это было хорошее начало, и прежде чем разойтись, мы решили, что дол­ жен быть еще один митинг, на том же месте, ровно через две недели. Теперь я понимал, что за пламя здесь зажглось, оно при­ мется, распространится и побежит, будто по сухой траве. Я чув­ ствовал, что этой ночью мы зажгли огонь на маяке, который ста­ нет путеводным знаком для батраков по всей стране.

Новости о митинге действительно вскоре распространились, как пожар, и пресса этому сильно помогла. В результате, когда я подошел к старому каштану две недели спустя, февраля, то нашел там толпу еще более многочисленную и, наверное, всех полицейских страны. Они думали, что будут беспорядки, но вмешательство полиции не потребовал ось. Я всегда проповедо­ вал сдержанность и призывал по возможности держаться закона.

Теперь тем более я призывал к умеренности и в самых простых словах объяснил, что если они стремятся к насилию, мятежу и подстрекательству или просто хотят уничтожить чью-нибудь собственность, то им не стоит просить Джозефа Арча встать во главе. Я буду мирным Уотом Тайлером с полей, но предводите­ лем мятежников не стану. Если я буду помогать им, ни я, ни они не должны носить кандалы и смотреть на тюрьму изнутри. Мы должны стряхнуть заржавленные цепи, которые опутывали нас, а до того наших отцов, и не допустить новых. Мы обретем сво­ боду законными способами не для того, чтобы потерять ее, совер­ шив беззаконие. Мы будем бороться за наши права, мы будем требовать справедливости, и мы ее добьемся. Но от первого до последнего мы должны оставап,ся законопослушными гражда­ нами, а не революционерами с обагренными кровью руками.

Роркс-Дрифг, ЮЖНая Африка, января года 21 Генри Хук 21 января 1879 юда - скорбная и славllая дата в истории бритаllСКОЙ армии викторианской эпохи. Поутру бритаllС1СИЙ ла­ герь у местечка Исандлуана бьUl стерт с лица земли 10000 зулу­ сов. ПоследllИЙ приказ гарllИЗОНУ гласил:

-«Прuмкнуть штыки и умереть как бритаllские солдаты!» Потом ЗУЛУСbl1lаnали 1lа гар­ НИЗОIl и юсnиталь в Роркс-Дрифm, там llаходились 120 солдаm, включая ра1lеных..за оборону Роркс-Дрифт 11 солдат наградили крестом Виктории, это больше, чем за любое другое сражеllие с участием британской армии. ГеllРИ Хук - один из llагражденllЫХ.

Аllгло-зулусская война БЬUlа вызвана отказом зулусов от про­ тектората Британии.

Около половины пятого мы услышали пальбу, и вдруг из-за конической горы, называемой Оскарсберг-Хилл, из-за ее лед­ никового наноса высыпали пять или шесть сотен зулусов. Не­ ожиданно аборигены-кафры, которые нам очень помогли при сооружении вокруг лагеря баррикады из повозок, маисовых меш­ ков и ящиков с галетами, бросились бежать к Хельпмакаару, и, что хуже всего, офицер и сержант-европеец побежали с ними.

Для некоторых из нас их дезертирство ока.1алось последней кап­ лей, и мы стали стрелять им вслед. Сержант был убит. Полдюжи ны наших расположились в госпитале с приказом удерживать его и защищать раненых. Торцы у здания были каменные, боко­ вые стены из обычного кирпича, а внутренние перегородки из высушенной на солнце глины. Эти фальшивые кирпичи внут­ ри, как вы увидите, спасли нам жизнь. Жалкое одноэтажное зда Ангnин. Автобиографии ние даже трудно описать на словах, мы окопались в нем, как крысы в норе, поскольку все дверные проемы, кроме одного, были заложены мешками с маисом, и окна тоже. Внутри перего­ родки имели весьма хлипкие двери. Койки пациентов были ско­ лочены из простых досок и поднимались над полом всего на полфута. Слова о госпитале и койках наводят на мысль о боль­ шом здании, но в действительности это было что-то вроде сарая или бунгало, поделенное внутри на комнатки, такие маленькие, что в них с трудом можно было орудовать штыком. Человек де­ вять вообще не могли двигаться, а всего нас было тридцать. Прав­ да, большинство было не в состоянии защитить даже себя.

Когда наши кафры сбежали, стало очевидно, что форт, кото­ рый мы по началу себе устроили, слишком велик, чтобы мы мог­ ли его удержать, поэтому лейтенант Чард решил уменьшить пространство, сложив по центру лагеря ряд галетных ящиков около четырех футов в высоту. Это было наше внутреннее укреп­ ление, и послужило оно очень хорошо. Зулусы ударили диким натиском, и хотя многих из них постреляли, они проникли яр­ дов на пятьдесят за нашу стену из мешков, ящиков и повозок.

Они оказались между двух огней из госпиталя и из здания склада и здесь были остановлены. Но они захватили в каче­ стве укрытия здание кухни и стали палить оттуда залпами. Во время боя они использовали любое укрытие: муравейники, за­ росли кустов, убрать которые у нас не было времени, садик, на­ подобие оранжереи, который был неподалеку, скальный выступ и некоторые пещеры в Оскарберге, которым едва ли исполни­ лась сотня лет. Они не пренебрегали ничем и продолжали па­ лить по нашим слабеньким укреплениям.

Но именно на госпиталь они нападали особенно яростно.

Вместе с человеком, которого мы называли Старина Капустный Король, мы оказались в маленькой комнатке с еще одним паци­ ентом. Когда начался бой, мы некоторое время держались вме­ сте, потом Капустный Король сказал, что не может больше си­ деть здесь. Он вышел наружу и был тут же убит зулусами, а я остался наедине с пациентом, туземцем со сломанной ногой. Он все время кричал: ~Сними мои повязки, чтобы я мог уйти!~ Но отвлекаться на что-либо, кроме драки, было невозможно, и я роркс-Дрифг. Южная Африка. января года 21 1879 отбивался как мог. На это время я остался единственным защит­ ником комнаты. Бедолага Капустный Король лежал снаружи мерт­ вый, а позади меня стонал больной. Зулусы вились вокруг, как мухи, стоял ужасный грохот от барабанящих по ящикам пуль, и слышались глухие удары, когда пули попадали в мешки с маи­ сом. Визжали и втыкались ассе гаи, с которыми мне пришлось познакомиться во время КаФрской войны 1877 -1878 годов. Бо­ еприпасов у нас было множество, но говорили, что нужно их беречь, поэтому при каждом выстреле целились очень тщатель­ но, и промахи бывали редки. Рядовой Данбар подстрелил не меньше девятерых зулусов, один из которых был вождем.

Враги, с самого первого, добежавшего до госпиталя, и до по­ следнего, старались поджечь толстый слой травы, из которой была сложена крыша. Это поставило бы нас в ужасное положе­ ние, поскольку означало бы, что мы должны либо сгореть зажи­ во, либо покинуть здание.

Все время зулусы пытались пролезть в комнату. Их ассегаи со свистом резали воздух, один ударил меня спереди по шлему.

Мы тогда носили белые тропические шлемы. Шлем сбился на­ зад, погасив удар, а я отделался порезом скальпа, который меня тогда не особо обеспокоил, хотя потом часто доставлял непри­ ятности. За раз в дверь мог пройти только один человек. Боль­ шущий зулус выпрыгнул вперед и схватился за мое ружье, но я не стал тянуть, а зарядил патрон и застрелил его, не целясь. Раз за разом зулусы добирались буквально до самой мушки и пыта­ лись вырвать ружье из моих рук, но каждый раз я отбирал его назад, потому что моя хватка была сильнее. Все это время У иль­ ямс выводил раненых через дыру Б другую комнату, за исключе­ нием солдата из 24-го полка по имени Конли, у которого была сломана нога, поэтому он не мог двигаться. Испытывая удачу, я бросился прочь от двери, схватил Конли и втащил его в дыру.

Его нога сломалась снова, но с этим уже ничего нельзя было поделать. Как только мы покинули комнату, ЗУЛУСЫ жутко за­ вопили от растерянности и ярости.

Пришлось вновь прибегнуть к тактике защиты прохода, с той разницей, что защищать нужно было не дверь, а дыру в стене, в то время, как Уильямс проделывал дыру в дальней стене, чтобы Ангnия. Автобиография можно было уйти в следующую комнату. Это была отчаянная и, казалось, безнадежная борьба, но большая часть раненых все же.

пролезла в дыру... Все это время, конечно, остальной гарнизон доблестно за­ щищал склад. Когда мы добрались до внутреннего форта, я за­ нял пост вместо двух убитых. Пока я там был, еще одного челове­ ка застрелили в шею, видимо, пулей, которая пролетела между двух ящиков, не совсем плотно друг к другу стоявших. Было около шести вечера, прошло почти два часа с начала боя. То здесь, то там зулусы ПРОРЫВaJlИСЬ внутрь. Нам приходилось выбивать их обратно. К тому времени стемнело, госпиталь весь был охва­ чен пламенем, но это давало нам хорошее освещение. Я думаю, огонь нас и спас. Мы могли видеть, как они наступают, а они наших выпадов не видели и внезапно получали удары со всех сторон. Они уже не могли атаковать, поэтому отошли и десять­ пятнадцать минут плясали боевой танец. Это подняло их дух, они дошли до такого исступления, что под ними буквально со­ дрогалась земля. Затем, взвинченные до крайней степени, они снова бросились на нас. В свете пламени они были хорошо нам видны, так что мы целились спокойно. Теперь они не могли до­ браться до баррикады мы подстреливали их раньше, на бегу.

Все же то здесь, то там кто-нибудь из них, добравшись, пытался вскарабкаться на заграждение из мешков. Их закалывали шты­ ками.

Больные и раненые стонали и просили пить. У нас была по­ возка с цистерной, полной воды, она осталась возле брошенного госпиталя, и нам нечего было и надеяться добраться до нее, пока не рассветет тогда, может быть, зулусы растеряют решитель­ ность и прекратят свои атаки. Однако слушать крики больше сил не было, и трое или четверо перепрыгнули через ящики, побе­ жали и принесли воды.

Миновала долгая ночь, и настал рассвет. Когда мы огляде­ лись, вокруг не было ни одной живой души, которая не обрадо­ валась бы, увидев, что с зулусов достаточно и они скрылись за горой, на юго-западе.

Финап Кубка, «КеннинМ'Он овап», nOMOH, 30 марта 1882 года «Бпэкберн Тайме»

Футбол, когда -то забава средневековых монастырей и дворов публичных школ, стала игрой nрофесcuоналов, для нее бьUlИ nриду­ маиы правила. Из nубличuыхUlКОЛ tмуксулистые хриcmиаuе» nри­ uесли ега в школы рабочие. Некоторые 1Ulубы, в том числе -«Астои Вилла», вышли из воскресиых школ. Кубок Футболыюй ассоциа­ ции учреждеu в 1872 году, Премьер-лига - в 1888 гаду. С тех пор nосещеuие футбольuых матчей стало обычным отдыхом для JНУЖЧИН nромbtшле1l1ЮЙ АUlJlИИ.

После того как капитаны команд обменялись приветствия­ ми, состоялась жеребьевка ворот, и ~POBepc,) не повезло. Итон­ цам выпало играть по ветру и со стороны солнца. Мяч сбросил Страхан в восемь минут четвертого. Легкой передачей влево мяч послан Брауну, который отправил его вперед, но соперник от­ бился. Итонцы ринулись В наступление, и за несколько секунд Шевалье выполнил пару угловых ударов, каждый из которых был отбит от самых ворот. Из нападающих ~POBepc» выделя­ лась пара правого фланга. Прикрывая мяч, Дж. Харгривс с по­ мощью Звери сделал хороший проход, но когда противополож­ ные ворота были уже почти рядом, вмешался Маколей и выбил мяч обратно. Сьютер дважды ловко защитил ворота, но Хауорт был вынужден использовать руки, и нападавшие пробили еще один угловой, впрочем, столь же безуспешно, как и предыдущие.

Свободный удар, назначенный за использование рук, позволил Сьютеру выбить мяч нападающим на правую половину поля, и сразу Дуглас пробил от угловой отметки. До самых ворот никто Анmия. Автобиография смог завладеть мячом, кроме капитана ~POBepc~, который сразу пере правил мяч. Киннерд защищал фланг, МаколеЙ.рванулся вперед при поддержке Дан на, который отдал пас Андерсону, и этот игрок боковым ударом на исходе восьмой минуты открыл счет.

Сьютер и Макинтайр, успешно передавая мяч друг другу, позволили Страхану, Дугласу и Дакуорту атаковать цитадель ~Итона~. Мяч попал в руки Роулинсона, который успел его вы­ бросить до того, как влетел с ним в ворота. Свободный удар с близкого расстояния позволил итонцам возобновить атаку, но она оказалась неудачной, и мощный удар Маколея направил мяч выше ворот. Следующий удар нанес Андерсон, и на какой-то миг ворота Хауорта оказались в серьезной опасности.

За нарушение итонцев использование рук - был назначен свободный удар, но Макинтайр не достал мяч, удачно послан­ ный Фредом Харгривсом, нападающие противника ринулись вдоль поля, И Данн пробил прямо в руки Хауорту.

Еще одна атака была сорвана Макинтайром и Фредом Харг­ ривсом, и мячом заладел Эвери. Фоу ли пере крыл ему путь и нанес Эвери сильный удар в бедро, который вывел того из строя на несколько минут и отчасти расстроил остальную игру.

Доктора Портьюс и Морли оказали помощь на траве за пре­ делами поля и вскоре сообщили, что никаких серьезных повреж­ дений у него нет.

Игра переместилась на половину итонцев и шла там несколь­ ко минут, пока Дж. Харгривс, Эвери и Дуглас атаковали, но мяч внезапно вылетел за линию ворот. У дар Андерсона был отбит Сьютером как раз, когда прозвучал свисток на перерыв. Игра до сих пор шла на удивление быстро;

играя против ветра, «POBepc~ не могли слишком часто переходить на половину противника, но их защита была хороша и предотвратила не один гол.

При столь малом перевесе в счете болельщики ~POBepc~ ожи­ дали окончательного результата с надеждой. В четыре минуты четвертого Гудхарт, приняв мяч в центре, неожиданно был ата­ кован Страханом, который дал пас влево Дж. Харгривсу и Эве­ ри. Путь преградили, и форварды итонцев вернулись, но силь­ ным ударом послали мяч далеко вперед, и Хауорт выбежал из фина(J Кубка, «Кеннингтон oвa(J», {lоtЩОН ворот, чтобы его отбить. Свободный удар Киннерда не принес результата, его перехватил Страхан, который вел мяч очень хо­ рошо, и игра снова перешла.на половину lИтона».

Несколько сложных передач позволили нападающим lИТО­ на» достичь ворот lPOBepc», но их скоро оттеснили, снова отли­ чились Дуглас и Дакуорт. Вратарю пришлось ловить мяч, но он сразу же прицельно отправил его вперед, Фред Харгривс про­ махнулся, а нападающие итонцев не упустили случая оторвать­ ся от противника, и Шевалье пробил за линию ворот.

Маколей сразу же попытался взять реванш, но Хауорт оста­ новил мяч руками. Через несколько секунд Дакуорт дал пас Дугласу, тот отправил мяч выше итонских ворот, а со второй попытки - мимо. Поскольку времени осталось мало, болель­ щики lPOBepc» чувствовали себя менее уверенно, с главной три­ буны доносились крики: lИграй, Блэкберн!», на что противни­ ки отвечали: lИ-И-ИТОН!» Но среди зрителей из Ланкашира ца­ рила зловещая тишина. Почти за двадцать минут до конца итонцев практически загнали на их половину, и lPOBepc» рину­ лись к победе, но были обескуражены: то мяч улетал за линию, то его ловил вратарь. Однако все удары были красивы, и Роу­ линсон не жалел ног. Отчаянная борьба продолжал ась до свистка судьи, означавшего, что время вышло, и итонцев объявили побе­ дителями со счетом один ноль. Сьютер играл прекрасно, Стра­ хан и Дакуорт тоже замечательно. Макинтайр отметился пере­ дачами, другие играли хорошо, но в целом игра получилась не слишком выразительной. Из старых итонцев лучшими были капитан и Фоули, также хорошо играла защита. Роулинсон да­ леко превзошел ожидания и заслужил самых теплых слов, а Маколей, Данн, Новелли и Андерсон настоящие тараны.

Может, «ИтО1l» U побеждал, но будущее nрuнадлежало за­ водской, nрофессuональной команде «Блэкберн Роверс».

Бриппиантовый юбипей, июня года 22 Коропева Виктория Дневник 22 июня. Незабываемый день. Думаю, еще никому не доста­ валось такой овации, как мне, когда я проезжала эти шесть миль улиц, включая Конститьюшн- Хилл. Толпа собралась поистине неописуемая, энтузиазм народа прекрасен и трогателен. Привет­ ствия были просто оглушительны, и каждое лицо, казалось, све­ тилось искренней радостью. Я была очень тронута и благодарна.

В четверть двенадцатого вместе с остальными, севшими в эки­ пажи заранее и следовавшими за мной на небольшом расстоянии, я отправилась через главные ворота в правительственном откры­ том ландо, запряженном восьмеркой кремовой масти. Дорогая Аликс [будущая королева Александра] очень мило смотрел ась в сиреневом, Ленхен [принцесса Элен] сидела напротив меня.

Я чувствовала себя очень взволнованной, я волновалась все эти дни, боялась, что что-нибудь забудется или пойдет не так. Берти [принц Уэльский, будущий король Эдуард УН] и Джордж к.

[ второй герцог Кембриджский] ехали но обе стороны экипажа, Артур [герцог Коннахтский] при всем бuевом параде - немного в стороне. Мой эскорт составлял 2-й лейб-гвардейский полк и офицеры туземного индийского полка, они ехали перед моим экипажем. Почетный караул из матросов, гвардия и 2-й Суррей­ ский (королевский) полк были построены во дворе и перед дворцом.

Перед тем как выехать, я нажала электрическую кнопку и тем самым отправила телеграфное сообщение всей империи. Оно Бриnnиантовый юбиnеЙ. 22 июни 1897 года гласило: «От всего сердца благодарю мой любимый народ. Да хранит его Бог! ~ В этот миг показалось солнце. Вики [старшая дочь] ехала в ближайшей ко мне карете, потому что ранг пове­ лительницы не позволял ей ехать спиной к лошадям, в то время как мне надлежало сидеть одной. Ее экипаж везла четверка во­ роных, убранных красным. Мы проехали по Конститьюшн-Хилл И Пикадилли, на площади расставили сиденья, где сидели мои слуги, дворцовые работники, пенсионеры Челси и дети из школ герцога Йоркского и Гринвича. Сент-Джеймс-стрит превосход­ но украшена... Трафальгарская площадь поразительна... Повсю­ ду толпа. но порядок прекрасно соблюдался. Улицы Стрэнда довольно широкие, одна проходит мимо Темпл- Бара. Здесь лорд-мэр подал мне руку и предложил свою шпагу, которой я коснулась... Когда мы проезжали мимо собора Святого Павла, процессия часто останавливалась, и народ начинал петь «Боже,...

храни королеву~ Перед собором зрелище было самое волнующее. Вокруг пло­ щади выстроились колониальные войска. Мой экипаж, окружен­ ный всеми принцами крови, подъехал к лестнице, на которой собралось духовенство, епископы в богатых ризах и с жезлами, flрхиепископ Кентерберийский и епископ Лондонский, каждый со своим изящным жезлом. Пели «Те Deurn~...


Я остановилась перед особняком, где супруга лорд-мэра вру­ чила мне красивую серебряную корзину, полную орхидей. Здесь я оставила лорд-мэра. Они с супругой были очень Мы ernus*.

проследовали по Лондонскому мосту, куда зрители не допуска­ лись только войска, затем по Боро-роуд, где жили очень бед­ но, но где, как и везде, царили воодушевление и порядок. Очень милыми были декорации... Снова через реку по Вестминстер­ скому мосту... В последний час стояла сильная жара, и бедному лорду Хау, который нес золотой жезл, стало плохо, и он упал в обморок, но серьезно не ушибся.

В четверть второго добрались домой... Спокойно пополдни­ чали с Вики, Беатрис и ее тремя детьми. Войска продолжали * Растроганы (фр.).

Ангnия.Автобиограqpия идти. Потом отдохнули и выпили чаю с Ленхен в саду. Большой обед проходил в комнате для ужина... Потом я пошла в танце­ вальный зал и села перед сценой. Чувствовала себя очень уста­ лой, но беседовала с принцами и принцессами... Утром я надела платье черного шелка, отделанное IIолосками серого атласа, за­ вуалированное черной сеткой и покрытое стальной вышивкой с черной тесьмой, а на шею надела мою любимую бриллианто­ вую цепочку, подаренную мне младшим из детей. Мой капор был украшен кремовыми цветочками, белым эгретом и черной тесьмой.

Охота на lIИС, Кент, ноябрь 1898 года Зигфрид Сассун в середине XVIII столетия охота на лис стала элитным спортом английской аристократии. Из всех классов английскою общества именно высший менее всею поменял свои нравы, образ жизни и развлечения за долюе время индустриального развития страны. "Поразительно твердая материя», - заметила об ари­ стократии основательница "Фабианскою общества» Беатрис У.эбб.

Сассуну бьulO двенадцать, когда он побывал на этой, первой в ею жизни охоте на лис.

Похоже, полуденная охота оборачивалась серьезным делом.

Сомнений на этот счет не возникало. Количество участников сводилось к сорока всадникам, остальной щебечущий контин­ гент, похоже, отправится по домам. Мы забрались в убежище и плотно скучились. Диксон спешился и подтянул мне подпругу, которая слишком уж разболтал ась (я должен был заметить сам).

Опрятно одетая леди в высокой шляпе сделала добрый глоток из фляжки, которую передал ей грум, и опустила вуаль. Муж­ чины с грубыми чертами лица натягивали шляпы и тихо усажи­ вались в седла с видом людей, чрезвычайно занятых. Мое серд­ це выпрыгивало из груди, и на то были причины. Лорд Дамборо пристально следил за дорожкой, проходя щей посередине убе­ жища.

Отрежь путь с того конца, Чарли, сказал он, не повора­ - Чивая головы, и рыжий сухопарый мужчина в линялом розовом плаще мгновенно поскакал в ту сторону.

Ангnия. АвтобиографИя Это MaкдorгapT, сказал Диксон тихо, и мое восхищение - только возросло, когда легендарная Фl;

!гура растаяла, исполняя таинственное пор учение.

Загонщик, главным образом, с пронзительными криками двигался по другому краю леса. Вдруг подбадривающие крики сменились на восклицания: «Хойк-холлар, хойк-холлар, хойк­ холлар!» Он напал на след и теперь громко трубил в рог. После этого окликание собак прекратилось, и вскоре они уже приволь­ но мчались по лесу. Я сидел, будто превратившись в камень.

Шейла не подавала признаков волнения, только насторожила уши и прислушалась.

И тогда я услышал звук, от которого трепетали поколения охотников на лис. От дальней стороны леса донесся пронзитель­ ный визг (название которому невозможно подобрать), это зна­ чило, что кто-то из псарей заметил лисицу, бегущую к норе. Визг означал «вышла». Прежде чем я успел собраться с мыслями, лорд Дамборо уже скакал по дорожке, и остальные бросились за ним так, будто ничто не могло их остановить. Я остался стоять посреди леса, и Шейле пришлось взять бразды правления на себя. Поток увлек меня, и к другой стороне леса я подскакал в числе первых.

Не могу утверждать, будто чувствовал восторг или реши­ мость, когда мы через открытые ворота понеслись по лугам вниз, под уклон. Я ничего не соображал, кроме того, что дыхания не хватает, ветер бьет мне в лицо, а я вишу на поводьях в уверенно­ сти, что мистер Макдоггарт прямо передо мной. Моей тактикой было непротивление. Я уже привыкал принимать жизнь в том виде, в каком она мне являлась, а в этом частном случае я чув­ ствовал, что нахожусь в самой гуще событий. Оказывается, не­ достаточно было следовать за MaKдorгapToM, равняясь на обра­ зец охотника. Когда он исчез, перемахнув ограду, мне, конечно, требовалось сделать то же самое. На мгновенье LТlейла замед­ лила галоп. (Диксон потом говорил мне, что я ее подстегнул, ког­ да мы приблизились к ограде, но я такого не помню.) Затем она собралась и перепрыгнула ограду, забавно изогнув спину. С при­ землением на другой стороне встряска получилась хорошая.

IIIейла все сделала безошибочно, но когда мы приземлились, я охота на nис, Кент, ноябрь 1898 года вылетел из седла и кувыркнулся через ее голову. Я бросил по­ вод, но она остановилась и ждала, пока я поднимусь с мокрой земли. Через несколько мгновений Диксон выскочил через про­ лом в ограде и подоспел ко мне на помощь. Я увидел, что за ним едет мальчик на каштановом пони, решительно, но неторопли­ во. Я поднялся на ноги, чувствуя себя изрядно посрамленным.

Зачем ты это сделал? спросил расстроенный Диксон.

- Я увидел, как мистер Макдоггарт это сделал, и не стал останавливаться, ответил я, запинаясь. Охота исчезла, не слышно было ни звука.

Ладно. Тогда, я думаю, можно продолжать. - Он засмеялся и подал мне стремя. - И вздумалось же тебе прыгать за Макдог­ гартом через самое высокое место ограды. Хорошо, что миссис IJ1epcToH тебя не видит.

Мысль о моей тете, казалось, его рассмешила. Он хлопнул себя по коленке, усмехнулся и повел мою лошадь в поводу.

Втайне убитый собственной слабостью, я изо всех сил разыгры­ вал воодушевление, но из головы никак не выходил тот маль­ чишка. Каким смешным казался я тогда, когда он меня увидел катающимся по земле. Я чувствовал, будто весь ПО крыт грязью.

Через полчаса мы снова нашли охоту, но я уже ничего не помню, кроме того, что стало темнеть, и охотник по имени Джек Питт, че­ ловек средних лет, с багровым лицом, трубил в рог, сидя в окруже­ нии своих собак. Тот мальчишка действительно с ним говорил привилегия, которой я так и не смог удостоиться. В тот миг я по­ чти ненавидел его за самоуверенность.

Потом, к моему удивлению, сам хозяин подошел и спросил, далеко ли мне до дома. В смущении я смог только пролепетать, что не знаю, а Диксон в своей лучшей манере вставил, что ~OKO­ ло двенадцати миль, м'лорд~.

Я слышал, он пробивной парень.

Великий человек посмотрел на меня с любопытством, прежде чем развернуться и уйти. Не зная, что это значит, я покраснел, решив, что он надо мной посмеялся.

Омдурман, 2 сентября 1898 года УИНСТОН ЧеРЧИl1l1Ь При Омдурмане аНlЛичане стремWlИСЬ отмстить за смерть генерала Гордона, убитою мятежниками Махди, и заново nоко­ рить Судан, а также обезопасить Суэцкий канал ворота им­ перии в Индию.

Черчилль воевал в составе 21-ю уланскою полка, одновремен­ но имея контракт на цикл газетных статей в качестве военного корреспондента. Командовал анlЛИЙСКИМ корпусом при Омдур­ мане генерал -майор Горацио Герберт Китченер.

Сирдар и его генералы были согласны в одном. Они должны занять Омдурман прежде, чем туда вернется армия дервишей.

Они могли противостоять любому количеству дервишей, сколь­ ко бы их не вышло на равнину, однако уличные бои были бы совсем иным делом. Сейчас арабы были снаружи, в пустыне.

Значительная часть их армии была еще дальше от города, у Кер­ рери. Наши войска могли перемещаться по внутренней лини.

Они должны были достичь Омдурмана первыми. Поэтому был отдан приказ немедленно двигаться к городу. Но сперва необ­ ходимо было провести разведку на высотах Сургэма, а террито­ рию между зерибой (круглой оградой. Ред.) и Омдурманом следовало очистить от дервишей, используя, если нужно, пехо­ ту, но лучше при помощи кавалерии, так как это было бы быст­ рее. Для 21-го уланского полка снова нашлось дело.

Когда стрельба стихла, уланы выстроились у своих коней.

Затем позади линии пехоты и батарей проскакали генерал Га­ такр, капитан Брук и другие штабные офицеры, и позвали ОмдУрман, 2 сентября 1898 года полковника Мартина. Последовало короткое совещание, был отдан приказ, мы все вскочили в седла и выровняли линию. Мы двинулись рысью, два или тр'и патруля галопом вырвались впе­ ред и поскакали к холмам, а весь полк последовал за ними, дви­ гаясь огромным квадратом нескладные коричневые фигуры на маленьких лошадках, со всех сторон увешанных флягами с водой, седельными сумками и прочим снаряжением, утратив­ шие весь лоск мирного времени, но все же это был полк легкой кавалерии, участвующий в военной операции в боевой обста­ новке.

Гребень холма был всего в полумиле. Он оказался никем не занят. Скалистая масса Сургэма препятствовала обзору и скры­ вала огромный резерв, собравшийся вокруг черного знамени. Но к югу, между нами и Омдурманом, просматривалась вся равнина.

Она была заполнена небольшими отрядами дервишей, человек по десять-двадцать, как пешими так и конными, переходивши­ ми с места на места. В трех милях дальше был виден широкий поток беженцев, раненых и дезертиров, двигавшийся от армии халифы к городу. Это зрелище пробудило в кавалерии самые свирепые инстинкты. Только разбросанные по равнине отряды, казалось, препятствовали ей немедленно броситься в погоню.

Офицеру связи было велено передать сирдару по гелиографу, что гребень не занят и что можно видеть несколько тысяч дерви­ шей, бегущих к Омдурману. Мы стали ждать ответа и, обернув­ шись назад, на север, за фронтом зерибы там, где была отра­ жена первая атака, увидели какое-то серо-белое пятно шири­ ной примерно в милю. Глядя в бинокль, можно было различить детали: сотни маленьких фигурок, двигавшихся то кучками, то вразброс. Некоторые из них подпрыгивали, некоторые ползли;


среди мертвых тел стояли несколько лошадей;

немногие уцелев­ шие помогали тащить раненых. Затем гелиограф с зерибы заго­ Ворил, то вспыхивая, то затухая. Пришел важный приказ. ~Ha­ ступайте, передал гелиограф, очистите левый фланг и все­ - ми силами помешайте врагу вернуться в OMдypMaH~. Это было все, но этого было достаточно. Вдали можно было различить, как сотни солдат противника входят в Омдурман. Их нужно Ангnия. Автобиография было остановить, а заодно смести те небольшие отряды, кото­ рые усеивали равнину. Мы вскочили в седла. Местность каза­ лась ровной и непересеченной, однако желательно было все же провести рекогносцировку. Были высланы два патруля. Один устремился к Омдурману и стал пробираться между рассеян­ ными по равнине дервишами, которые стреляли из ружей и были очень возбуждены. Другой патруль, под командованием лейте­ нанта Гренфелла, был послан ознакомиться с характером мес­ тности дальше по гребню и на нижних склонах Сургэма. Он успешно выполнил это опасное задание. Вернувшись, они сооб­ щили, что там, примерно в трех четвертях мили к юго-западу, проходит сухое русло (хор), и в нем, между полком и беженца­ ми, засели около 1000 дервишей. Полковник Мартин, получив эту информацию, принял решение наступать и атаковать эти силы, единственные, находившиеся между ним и линией отступ­ ления арабов. Затем мы двинулись вперед...

Мы двинулись шагом в плотном строю и прошли так около 300 ярдов. Рассеянные отряды дервишей отошли назад и скры­ лись из вида, и только одна неровная линия людей в темно-си­ них одеждах осталась стоять примерно в четверти мили от нас, чуть левее нашего фронта. Их было около сотни. Полк выстро­ ился в линию, каждый эскадрон образовал свою колонну, и мы продолжали двигаться шагом, пока не приблизились к этому небольшому отряду дервишей на 300 ярдов. Стояла полная ти­ шина, особенно впечатляющая после недавнего шума. Вдали, за тонкой синей линией дервишей, видны были толпы беглецов, спешивших укрыться в Омдурмане. Но неужели эта горстка вер­ ных своему делу воинов сможет задержать полк? И все же было бы благоразумно осмотреть их позицию с другого фланга, прежде чем послать против них эскадрон. Головы эскадронов медленно развернулись налево, и уланы, перейдя на рысь, двинулись ко­ лонной через фронт дервишей. Тогда, как по команде, все люди в синем опустились на колени и открыли ружейный огонь. Про­ махнуться по такой цели и с такого расстояния было невозмож­ но. Люди и кони стали падать один за другим. Оставался только один простой путь, приемлемый для всех. Полковник, который омдурман, 2 сентября 1898 года был ближе к линии фронта противника, чем весь остальной полк, уже успел разглядеть, что находилось за рядом стрелков. Он приказал протрубить сигнал: ~развернуться в линию вправо~.

Труба издала резкий звук, который был едва различим за шу­ мом стрельбы и грохотом копыт. Мгновенно все шестнадцать эскадронов развернулись и сомкнулись в одну линию, которая понеслась на врага галопом. 21-й уланский полк пошел в свою первую атаку в этой войне.

В двухстах пятидесяти ярдах от нас люди в темно-синем стре­ ляли как сумасшедшие, окутанные тонкой пленкой голубовато­ го дыма. Ударяясь в землю, пули поднимали в воздух клубы пыли и осколки камней. Чтобы защитить лицо от жгучей пыли, уланы надвинули на глаза шлемы, как кирасиры при Ватерлоо.

Движение было стремительным, а дистанция короткой. Но прежде, чем мы покрыли ее наполовину, ситуация изменилась.

Там, где только что была видна ровная местность, показалась глубокая складка пересохшее русло. И оттуда неожиданно, как в театральном представлении, с громкими криками выско­ чила плотная белая толпа, по ширине почти такая же, как наш фронт, и глубиной человек в двенадцать. Десятка два всадников и дюжина ярких знамен поднялись из- под земли как по волшеб­ ству. Несколько фанатичных воинов вырвались вперед, чтобы принять удар. Остальные твердо стояли на месте, ожидая его.

У ланы при виде этого явления только ускорили шаг. Каждому необходимо было набрать скорость, достаточную для того, что­ бы прорвать столь плотную преграду. Эскадроны на флангах, заметив, что они частично перекрывают друг друга, немного изогнули линию вовнутрь, образовав полумесяц. Все это дело заняло всего несколько секунд. Стрелки, которые до последне­ го момента храбро вели огонь, были кувырком сметены в овраг.

За ними, на полном скаку и в плотном строю, туда же устреми­ лись британские эскадроны, которые врезались в строй врага с яростным криком. Столкновение было страшным. Около трид­ цати улан, люди и кони, и не менее двухсот арабов были опро­ кинуты на землю. Удар ошеломил обе стороны, и секунд десять трудно было разобрать, где друг и где враг. Испуганные кони Ангnия. Автобиография врезались в толпу, люди, свалившиеся в кучу, поднимались на ноги и в недоумении озирались по сторонам. Несколько упав­ ших улан успели снова сесть на коней. Кавалерия по инерции увлекла их дальше.

Упорная и непоколебимая пехота редко встречается с упорной и непоколебимой кавалерией. Либо пехота бежит, а кавалерия ру­ бит бегущих, либо, если пехота не теряет голову, она остается на месте и успевает перестрелять почти всех всадников. В данном же случае действительно столкнулись две живые стены. Дерви­ ши сражались мужественно. Они пытались подрезать лошадям поджилки. Они стреляли в упор, едва ли не упирая стволы ру­ жей в тела противников. Они перерезали поводья и стремянные ремни. Они умело кидали свои длинные копья. Они использова­ ли все приемы, известные искушенным в военном деле и знако­ мым с кавалерией людям;

кроме того, они орудовали тяжелыми острыми мечами, глубоко врезавшимися в плоть. Рукопашная схватка у противоположной стороны русла продолжалась, веро­ ятно, около минуты. Затем кони вновь набрали скорость, уланы ускорили шаг и вырвались из толпы врагов. Через две минуты после столкновения все уцелевшие в схватке освободились от облепивших их дервишей. Тех, кто упал, рубили мечами до тех...

пор, пока они подавали признаки жизни Кавалерия у дервишей была слабой, на поле боя находилось не более 2000 всадников. Около 400 из них, в основном люди из свиты разных эмиров, образовали иррегулярный полк, сражав­ шийся под знаменем Али Вад -Хелу. Когда эти всадники увиде­ ли, что никаких надежд на победу не осталось, они сомкнули ряды и атаковали левый фланг бригады Макдональда. Они ата­ ковали с дистанции в 500 ярдов, и каким бы беспорядочным ни был огонь суданцев, стало очевидно, что надежды на успех у ата­ кующих нет. Тем не менее, даже не имея в руках никакого ору­ жия, они нахлестывали коней, несясь навстречу верной смерти.

Все они были убиты и пали, как только вошли в зону огня, и их коричневые тела покрыли песчаную равнину. Только несколь­ ко потерявших всадников коней прорвались сквозь ряды нашей пехоты.

ом,дурман, 2 сентября 1898 года После того, как атака со стороны Керрери была отбита, вся англо-египетская армия повела наступление на запад, растянув­ шись в линию почти на две мили. Штыками и артиллерийским огнем дервиши были оттеснены в пустыню, где у них не было возможности перегруппироваться и перестроиться. В половине двенадцатого сэр Герберт Китчинер сложил свой полевой би­ нокль и, заметив, что, по его мнению, враг получил ~хорошую взбучку~, приказал бригадам продолжить прерванный марш на Омдурман.

в этом сражении дервиши потеряли ранеными и убитыми не меuее 20 000 человек. Потери британцев составили 500 человек.

После Омдурмана корпус двинулся к Хартуму, где останки гене­ рала Гордоuа предали nогребению по христианскому обряду.

Осада Мафекинга, Южная Африка, апреаь--май года Дж. Э. НеЙ{](IИ Во время шtlло-бурской войны (1899-1902), начавшейся из-за нападений африкандеров на британские золотые прииски, в оса­ де, nродолжавшейся с 12 октября 1899 юда по 17 мая 1900 года, оказался город Мафекинг с гарнизоном в 700 человек. Командовал гарнизоном полковник Баден-Пауэлл, который позже основал дви­ жение скаутов (1908) и герл-гайдов (1910).

Не очень-то приятно ходить среди этих людей из краалеЙ. Го­ лод стиснул их стальной хваткой, и многие из них казались черны­ ми призраками и живыми скелетами. Мужчины, женщины, дети.

Я смотрел, как они перебирают ногами, похожими на хорошо обугленные трубки. Торчащие ребра чуть ли не пропарывали сморщенную кожу. Я видел, как они падают в вельде и уже не вста­ ют, не в силах идти дальше. Больше всех страдали дети от четы­ рех -пяти лет и старше. Когда сюда пришел голод, родители выбро­ -...

сили их из хижин жить или умирать, утонуть или выплыть Когда полковник узнал о положении дел, он приказал уста­ новить полевые кухни, в которых варили крепкий бульон из лошадей и спасительным варевом пинтами, квартами оде­ - ляли всех приходящих. Некоторые те, кто работал платилИ - за пищу. Остальные, большинство, получали ее бесплатно. одна из таких кухонь стояла в форте, и я несколько раз приходил по­ смотреть, как кормят несчастных.

Не описать словами это зрелище страданий. Могу лишь по­ просить представить себе пять или шесть сотен человеческих су­ ществ обоих полов и всех возрастов, начиная от самого нежноГО осада Мафекинга, Южная Африка детского, в остатках изорванных лохмотьев стоящих в очередях.

каждый держит перед собой закопченную консервную банку, мучительно дожидаясь своеЙ.очереди доковылять до кухни, где раздается еда. Представьте, как, получив конского супа, они от­ ходят на несколько ярдов и садятся наземь, чтобы заглотить жи­ вительную похлебку и вылизать банку, когда та закончится. Это одно из самых душераздирающих зрелищ, какие мне доводил ось...

видеть, а повидал я немало Когда прилетала стая саранчи, ее встречали, как манну не­ бесную, эту напасть, которую любой фермер почтет за беду похлеще коровьей чумы или засухи. Голодаюшие собирали на­ секомых тысячами, отрывали им головы, ноги и крылья и по­ едали остальное. Они подбирали консервные банки и вылизы­ вали их, ели, как бродяги без крова. Они были хуже бездомных собак. Ведь когда собаке достается кость, она полирует ее добе­ ла и на том оставляет. День за днем я слышал за дверью повто­ ряющийся тяжелый стук. Его производил и живые скелеты, ко­ торые, обглодав кости снаружи, разбивали их камнями и пожи­ рали костный мозг. Повсюду на дорогах они выискивали в пыли кости, и я уверяю, что сам видел парня, который, выбившись из сил, тащился за собакой с камнем, а когда догнал, стал колотить ее по ребрам. Пришлось голодному животному выпустить из пасти кость и спасаться, а кафр унес добычу на обочину, разбил камнем и удовольствовался ее содержимым.

Когда МаФе'/{И1ilна'/{онец освободили, викторианс'/{ую Брита­ нию охватила та'/{ая nатриотичес'/{ая гаряч'/{а, что nонадоби­ лось новое слово, чтобы ее выразить: «мдффи'/{ингi.

Мафе'/{И1il бьUl спасен. Британцы победили. В м,ире все бьUlО хорошо '/{онечно, '/{ром,е тога, что бьUlО плохо. Длительное бес­ nо'/{ойство общественности за Мафе'/{ингна деле бьulO спровоци­ ровано нарастающим осознанием, тога, что nревосходство Бри­ та нии подорвано. Данные э'/{оном,ичес'/{ой статисти'/{и на рубеже ве'/{ов это подтверждают: доля Вели'/{обритании в м,ировом, nро­ uзводстве составляла 18,5%, доля Америки - 23%, а доля uзвеч­ nОго соnерни'/{а, Герм,ании, достигла 13,2%.

Кончина '/{оролевы Ви'/{тории 22 января 1901 гада в Осборне, lЩ острове Уайт, о:mам.еновала '/{онец славной эпохи.

Похоронная процессин короnевы Виктории от острова Уайт до lIoMoHa, февраnн года 1-2 Графиня денбай Полагаю, Вам захочется услышать рассказ о том, как я езди­ ла в Саутгемптон про водить нашу дорогую королеву из Осбор­ на в Портсмут.

Я отправилась на судне ~CKOT~, который принял на борт обе палаты парламента. Мы отчалили и заняли положение между последним британским и первым иностранным военным кораб­ лем, на южной стороне двойного строя, через который должна проходить процессия. Стоял восхитительный солнечный день, небеса лучились нежной синевой. Вскоре через строй прошел черный миноносец, сигналя о том, что ~Альберта» покидает Ос­ борн, и с каждого корабля, будь то английский или иностранный, выстрелила сигнальная пушка, после чего все орудия замолчали на час, пока процесс ия нас не достигла. Солнце, а было три попо­ лудни, начало садиться, в небе разлилось волшебное розовое зо­ лото, пушечный дым медленно поднимался в небо, пока не обра­ зовал над Хэсларом длинную дымную гирлянду того же оттенка, что и пурпурная драпировка, заказанная королем.

Затем вдоль строя медленно скользнули восемь темных си­ луэтов миноносцы, а за ними белая ~Альберта~, казавшая­ - ся маленькой и беззащитной рядом с громадами боевых кораб­ лей. Нам были видны неподвижные фигуры, стоящие вокруг белого покрова с короной, скипетром и державой, которым был укрыт гроб. Медленно и торжественно двигалась ~Альберта~ по спокойной голубой воде в сопровождении трех других судов, и перехватывало горло, и замирало сердце, когда память возвра­ щалась к триумфальному появлению того же корабля на параде похоронная процессия коропевы Виктории в честь последнего юбилея королевы. Медленно и молчаливо кортеж перемещался под ежеминутное буханье пушек до само­ го Портсмута. Зрелище волшебное и очень впечатляющее, в нем красота и умиротворение и неизбывная грусть.

Потом, 2 февраля, в субботу, процессия прошла через Лон­ дон, Вы можете подробно прочитать об этом в газетах.

Молли, Дороти, леди Денбай и я смотрели из Букингемско­ го дворца, и видно было очень хорошо. Народ застыл в почти­ тельном молчании, король Португалии сказал Денбаю, что в Гайд-парке собралась толпа едва ли не IIОЛМИЛИ глубиной. Толь­ ко одно омрачало светлую грусть упряжь лошадей кремовой масти, запряженных в орудийный лафет с гробом: алый и золо­ то резали глаз. Поведение нашего нового короля в его благород­ ной печали поистине поразительное. Уж конечно, люди чаще всего смотрели на него, на гроб с белым покровом и регалиями и на кайзера. Медленный торжественный марш моряков с ору­ жием стволами книзу очень меня тронул, хотя я и не могу срав­ нить его с тем;

что был в прошлом году в Дублине, когда мор­ ской контингент шел мимо королевы, печатая шаг и вскинув под­ бородки.

Из толпы не слышал ось ни звука, гроб словно окутывало все­ ленское молчание.

Когда все закончилось, мы немного подождали, пока разойдет­ ся народ, потом попытались добраться до Конститьюшн -Хилл И Сент-Джеймса безуспешно, поэтому поехали по Гровнор­ Плейс, но обнаружили, что у больницы Св. Георгия улица пере­ крыта кавалерией. Тогда отправились на Альберт-Гейт через Белгрейвию, но там увидели толпу, идущую столь плотным по­ током, что нам пришлось отступить на лестницу французского посольства и прождать час. Только после этого с большими трудностями добрались мы до парка и до дома.

Вшсторuя правила почти 64 юда. Ей наследовал старший сын, который БЬUlкоронованкак Эдуард Седьмой, но для семьи он бьUl «Там-там», а для политических соперников «старым добрым Тедди». Ею nравление (1901-1910) совпало с nереходом.отлибе Ангnин. Автобиографин рализма свободного nредnринuм.ательства к либерализму ~иHтep­ венционному». В частности, либеральное nравительство провело целый nакет социальных законов: бесплатное школьное питание, nенсия по старости, биржи труда, нациОllальное страхование;

так С1СЛадывалось будущее юсударство всеобщею блаюсостоя­ llUЯ. Разумеется, творцы этих реформ преследовали не вполне альтруистические цели. Реформы nризваuы были обеспечить поддержку новой, лейбористской партии, основаюlOЙ в 1900 году, и отчасти утихомирить становившиеся все более воинственны­ ми nрофсоюзы, численность состава которых возросла между 1910 и 1913 годами иа две трети. Впрочем, в nозднеэдвардианской АUlЛии недовольством рабочих социалb1tый протест не ограни­ чивался.

ПРИНУДИ'reЛьное кормаение суфражистки, тюрьма Уоатон, 18 {Iиверпуаь, января года П~И Констанс Питтон Основа1l1-lЫЙ ЭJltМелин Панкхерст в 1903 юду, Женский соци­ ально-политический союз выступал за избирательные права для женщин. Ею активисток неоднократно арестовывали за пося­ гательство на чужую собственность и отказ платить налоги.

Как и большинство заключенных-суфражисток, Констанс Лит­ тон начала голодовку, чтобы привлечь больше внuм.анuя.

Меня снова посетил старший медицинский чин, он спросил, как долго я уже нахожусь без пищи. Я ответила, что ела лепеш­ ку с маслом и банан, присланные мне в полицейский участок друзьями в пятницу, около полуночи. Он сказал: ~Ox, значит, уже четвертый день. Это слишком долго. Я накормлю вас. Я дол­ жен наконец накормить Bac~. После чего вышел, и до шести ча­ сов вечера ничего не происходило, потом он вернулся, кажется, С пятью военными и аппаратом для кормления. Он предложил мне принять пищу добровольно. Я сказала, что это даже не об­ Суждается. Пока наши законодатели сопротивляются избира­ тельному праву для женщин, я должна отказываться от приема пищи в тюрьме. Он не проверял ни мое сердце, ни пульс, не про­ СИЛ меня что-либо делать, и я не сказала ничего, что навело бы его на мысль, что я отказываюсь от обследования. Я вообще не оказывала сопротивления, но добровольно легла на дощатую койку. Двое военных взяли меня за руки, один держал мои ноги, один голову. Пятый военный помогал вливать пищу. Док­ тор выпрямил мне колени, наклонился, чтобы добраться до рта.

Я закрыла рот и стиснула зубы. Думая о предстоящем, я заранее Ангnия. АвТ()биография настолько беспокоилась, как бы не произошло посягательство на мою честь, что, когда этот миг настал, была чуть ли не рада.

Было ощущение, что меня пересилили во всем, хотя я всего лишь не разжимала губ. Доктор предложил мне на выбор деревянный или стальной роторасширитель. Он досконально объяснил мне, как обычно поступают, сказал, что стальной может меня пора­ нить, а деревянный нет, и он просит меня не вынуждать его при менять стальной. Но я ничего не говорила и рта не открыва­ ла. После пары попыток с деревянным он перешел к стальному.

Он, казалось, был удивлен моим сопротивлением и впал в ярость, разжимая мне зубы стальным орудием. Он обнаружил, что зад­ ние зубы с каждой стороны у меня искусственные, поставленные на мост, который не вынимался. Человек в военной форме спро­ сил, фальшивые ли у меня зубы, а если да, то их нужно вынуть.

Я не отвечала, и процесс продолжался. Доктор копался своим инструментом в фальшивых зубах и ужасно давил на десны. Он говорил, что если я буду так сопротивляться, ему придется кор­ мить меня через нос. Было очень больно, и мне все же пришлось позволить ему вставить расширитель. Когда он это сделал, то раскрыл мне рот гораздо шире, чем требовалось, и мои челюсти раздвинулись шире, чем могли бы раскрыться естественным путем. Потом он заправил мне в горло трубку, по ощущениям, очень толстую, а длиной она была около фута. Это было крайне мучительно, я была шокирована, когда трубка вошла мне в гор­ ло и стала опускаться внутрь. Затем полилась пища. Мне от этого стало плохо, а через несколько секунд тело начало непроизволь­ но корчиться, а ноги поджиматься, но военный снова прида­ вил мне голову, а доктор выпрямил колени. Я была в неописуе­ момужасе.

Поимка доктора Криппена, ИЮnН года.31 Капитан Г. Дж. Кендепп Отравив жену экзотическuм ядом гиосцииом, Криnnен пытал­ ся сбежать в Канаду на борту лайиера ~Монтроз~. Но бегство ие удалось - Криnnен и его любовница Этель Ле Нев, переодетая мальчиком, стали первыми в мире людьми, nОЙМа1l1lЫМИ с по­ мощью беспроволочною телеграфа.

Кеиделл - каnитаи лайиера ~Моитроз~.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.