авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«ЦЕНТР НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК EAST FINANCIAL SERVICES AND CONSULTING ООО «ИСТ ФАЙНЕНШИЭЛ СЕРВИСИЗ ЭНД КОНСАЛТИНГ» ДИСКУССИЯ ТЕОРЕТИКОВ И ПРАКТИКОВ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Однако, учитывая то, что рост знаний описывается экспоненциальной кривой 1, а темпы роста информации ещё выше, потребность в знаниях ос таётся постоянной. Таким образом, компенсационный гомеостат модифи цируется следующим образом: связь, отражающая потребность объекта в тематической систематизированной информации, не является ни положи тельной, ни отрицательной, а становится перманентной, что отражено на рис. 2 в виде сумматора-константы ©.

Сформированный рассмотренным образом «знаниевый» тип мышле ния находит отражение в социальной действительности и закрепляется в материальной сфере посредством увеличения доли образовательных услуг в экономике, что, в конечном итоге, приводит к созданию «суб_общества»

знаний.

Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. – М.: Академия, 1999, с. 74.

Литература 1. Горский, Ю.М. Основы гомеостатики / Ю.М. Горский. – Иркутск:

Изд-во ИГЭА, 2. Иноземцев, В.Л. Современное постиндустриальное общество: при рода, противоречия, перспективы / В.Л. Иноземцев. – М.: Логос, 2000.

3. К обществам знаний. Всемирный доклад ЮНЕСКО. – М.: Изд-во ЮНЕСКО, 2005.

4. Козлова, К.С. «Услуга» как индикатор развития общества / К.С. Козлова // Личность. Культура. Общество. – 2009. – Т. 11. – Вып. 3. – С. 414- 5. Майданский, А.Д. Векторы и контуры общества знаний / А.Д. Майданский // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2005. – № 2. – С. 4-12.

6. Разумов, В.И. Категориально-системная методология в подготовке учёных / В.И. Разумов. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2004.

Претворение фольклорных истоков в фортепианных сонатах В. Загор ского (вопросы типологии и специфики) Лифанова Н.В. * Санкт-Петербургская Государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова Василий Загорский внёс весомый вклад в молдавскую культуру как композитор, педагог и музыкально-общественный деятель. Среди его со чинений: две симфонии, кантата на народные тексты «Кто по утрам росу сбивает?», музыка для фортепиано и струнного оркестра – «Диафонии», два балета: «Рассвет», «Перекрёсток», две фортепианные и скрипичная со наты, два струнных квартета, пять картин для струнного оркестра – «Стан сы»… Проследим динамику развития авторского письма на примере двух его фортепианных сонат, написанных в разное время 1. Первую Сонату композитор создал ещё в 1950 г. Сочинение высоко оценено в Молдове.

Оно опубликовано и неоднократно исполнялось пианистами. Второй опыт * © Лифанова Н.В., К сожалению, работ, посвящённых композитору, очень мало (одна брошюра монографической направленности и несколько статей, не рассматривающих фортепи анные сонаты).

в области сонатного жанра появился спустя тридцать семь лет (1987) и от разил поиски новых путей в развитии композиторского стиля. В настоящей статье предпринята попытка проанализировать оба фортепианных сочине ния с точки зрения особенностей претворения национальных истоков.

Фольклор, как известно – главный аккумулятор народных традиций, позволяющих понять мировоззрение, душу народа, его характер. Не уди вительно, что композиторы, в том числе и Загорский 1, всегда активно об ращались к национальным песням и танцам, обогащая образную палитру, арсенал музыкально-выразительных средств. Опора на фольклорное нача ло в творческой практике стала одним из важнейших стилеобразующих источников. «Осознание фольклора, как концентрата народно национальных ценностей, – утверждает Н. Шахназарова, – создаёт в музке важнейшую предпосылку зарождения и окончательного формирования ка тегории национального стиля» 2. Как видим, выявляется закономерная по следовательность связей между фольклором, композитором и композиторской школой страны.

Эта последовательность стала наиболее очевидной в сложных перипе тиях ХХ века, когда в мировой социально-экономической обстановке ус корились процессы информационного обмена, что повлекло за собой радикальные изменения и в музыкальной сфере, где ведутся активные по иски обновления выразительных средств.

Рассмотрение названных сонатных циклов Загорского помогает обна ружить характерные векторы эволюции стиля автора, познать достижения и направления развития молдавской композиторской школы. Как правило, претворение национальных истоков в профессиональном творчестве музы кантов Молдавии проходит несколько стадий. В первой – условно опреде лим её как «этнографическую» – фольклорное начало передано Василий Георгиевич Загорский (1926-2003), в 1952 г. закончил Государствен ную Кишинёвскую консерваторию (с 1957 г. Кишинёвская консерватория имени Гав риила Музическу, с 1963 г.– Институт искусств, с 1984 г. – Молдавская Государственная Консерватория, с 1993 г. – Академия музыки имени Г. Музическу) по классу композиции у Л.С. Гурова. В 1947-1956 гг. преподавал музыкально теоретические дисциплины и был завучем в Кишинёвской музыкальной школе им.

Ш. Няги. С 1952 г. являлся членом Союза композиторов МССР. В 1956-59 гг. Загор ский работал лектором, зам. директора Государственной Кишинёвской консерватории.

В 1959-62 гг. музыкант был руководителем Национального театра оперы и балета Рес публики Молдова. Долгое время (1964-90) Загорский стоял во главе правления Союза Композиторов. С 1978 по 1990 г. – был членом Международного Музыкального Коми тета при Юнеско (International Music Council UNESCO). С 1983 г. назначен зав. кафед рой теории музыки и композиции в Кишинёвском институте искусств.

Знаменательное для Молдовы событие 2010 года – 70-летие со дня основания Союза композиторов и приближающаяся дата 85-летия со дня рождения Загорского, побудили к освещению особенностей претворения народных истоков в творчестве из вестного молдавского композитора.

Шахназарова, Н. Проблема народности в советском музыкальном искусстве на современном этапе / Н. Шахназарова. – М., 1987. – С. 39.

средствами, определённо отсылающими к молдавской национальной му зыке: цитирование, стилизация, подражание звучанию народных инстру ментов, типичная для бытовых жанров гармонизация, мелизматика, характерный ритмический пульс. Иными словами, в произведениях под чёркиваются, наиболее репрезентативные, очевидные этнические особен ности, узнаваемый колорит. Показательно, что в исследовании, посвящённом молдавской симфонии, музыковед З. Столяр определяет данный период термином – «обработочный» (возникновение симфониче ской музыки Бессарабии 1 датируется им 20-30-ми гг. ХХ века, что на не сколько десятилетий раньше формирования жанра фортепианной сонаты).

Первые опыты использования молдавского фольклора принадлежат укра инским композиторам (они были, своего рода наставниками для молдав ских авторов). При этом, Столяр отмечает, что в этих «пробных»

национальных опусах украинцев В. Золотарёва, В. Денбского, Н. Вилин ского, Л. Гурова, В. Косёнко, а позднее и молдаван Ш. Няги, Е. Коки, Д. Гершвельда, С. Златова «…на первый план выступают первичные свой ства жанров в их чисто бытовом значении: подражание народным приёмам гармонизации и инструментовки, чередование импровизационной дойно образности 2 с вихревым пульсом жока 3, подчёркнутое выражение специ фических особенностей того или иного народного лада, ритмики, характера мелодики – то есть того, что составляет сущность колорита мол давской музыки» 4. Начальный этап развития молдавской советской сим фонической музыки, по мнению исследователя, «характеризуется преобладанием чисто жанрового, этнографического подхода к народному мелосу» 5.

В отличие от начального периода формирования симфонических со чинений, активное становление камерно-инструментальных жанров в Молдавии наблюдается в 40-50-е гг. Появляются опусы, характеризую щиеся явно «этнографическим подходом». К ним относятся сонаты Загор ского и Стырчи, Каприччио на молдавские темы для арфы и «Молдавское каприччио» Гурова, «Молдавские сюиты» Гершвельда, «Румынское ка приччио» Коки, «Дойна» для гобоя и струнного оркестра Няги и др.

С 1918 по 1940 правобережная часть реки Днестр относилась к Румынии, назы валась Бессарабия. Левобережье Днестра было Молдавской Автономной Советской Социалистической Республикой.

Дойна – старинный вокальный и инструментальный жанр, занимающий особое место в молдавском народно-музыкальном творчестве. Представляет собой элегиче скую или лирико-повествовательную музыку импровизационного склада, с характер ной ритмической свободой, сочетанием напевности с речитацией.

Термин «Жок» – синоним народных молдавских (нередко хороводных) танцев и самих праздников.

Столяр, З. Молдавская советская симфония / З. Столяр. – Кишинёв: Картя мол довеняскэ, 1967. – С. 18- Там же. – С. 20.

Следующий этап в развитии камерно-инструментального (сонатного) творчества в Молдавии приходится на 60-е гг. Симптоматично, что в 60 – 70-е гг. композиторы всё интенсивнее работают в области камерных жан ров. В молдавском музыковедении на подобный феномен обратила внима ние И. Милютина, отметив плодотворность развития данной сферы профессионального искусства, показав, что жанр камерного ансамбля име ет существенное значение: «Своей эволюцией он наглядно демонстрирует огромный качественный сдвиг, произошедший в молдавской музыке … Расширилась палитра выразительных средств, углубилось преломление свойств народного мелоса» 1.

Появляются произведения, отходящие от прежней «традиционной»

манеры письма. Молдавские композиторы чутко воспринимали метамор фозы социокультурного пространства, что отразилось на радикальных из менениях в области творческих умонастроений, понимания традиций и особенностей их претворения в композиторской практике. В искусстве ре гиона осваивается новая тенденция. Подобное явление типично не только для Молдовы, но и для других культур. Возникнув на мировой музыкаль ной арене практически одновременно (середина ХХ в.), композиторские школы Средней Азии, Татарии, Башкирии и Молдовы проходят во многом сходные эволюционные процессы.

Иное внедрение характерных фольклорных элементов в структуру ткани побудило к детальному рассмотрению способов переинтонирования и определению стилевых тенденций. Шахназарова констатирует карди нальные изменения в искусстве 60-70-х гг.: «Новым был метод обращения с фольклорным первоисточником – смелое включение его в систему выра зительных средств ХХ века». По её мнению путь развития композиторско го творчества «был направлен на то, чтобы подняться над чисто этнографическим музыкальным сознанием». Целью становится стремление «избежать обращения к откровенным действующим «в лоб» приметам на ционального – фольклорным цитатам, попевкам, имитации народных обра зов» 2. Исследователь подчёркивает тенденцию выявления глубинных, опосредованных связей с национальной традицией.

В сочинениях молдавских авторов нашли отражение стилистические принципы, предполагающие такие факторы, как:

- подчинение закономерностям национального музыкального мышле ния;

- значение фольклорного начала, как одного из стилеобразующих при знаков;

Милютина, И. Камерный инструментальный ансамбль в молдавской музыке 60-70-х гг. / И. Милютина // Музыкальное творчество в Советской Молдавии. – Киши нёв: Штиинца, 1988. – с. 7.

Шахназарова, Н. Национальная традиция и композиторское творчество: эво люция взаимодействия / Н. Шахназарова. – М.: Композитор, 1992. – С. 170-171.

- субъективное, индивидуализированное претворение фольклорной традиции;

- раздвижение хронологических рамок, достигающих архаической му зыкальной культуры и веяний нового времени;

- совмещение особенностей разных фольклорных жанров, расширение жанрового диапазона;

- введение контекста народного музицирования;

- воссоздание исполнительской манеры;

- применение новых музыкально-выразительных средств.

Названные специфические особенности корреспондируют с влиянием «новой фольклорной волны» советского периода 1. Напомним о таких со чинениях, как: вокально-инструментальный цикл «Курские песни» (1964) Г. Свиридова, опера «Виринея» (1967) С. Слонимского, концерт для орке стра «Озорные частушки» (1963) Р. Щедрина.

Вышеизложенные факторы обусловили возникновение большого ко личества инструментальных сонат, в которых явственно проявились отме ченные поиски. Одно из ведущих мест здесь принадлежит произведениям Загорского.

Сравнивая его первую и вторую сонаты, обнаруживаем те способы претворения национальных истоков, которые были характерны для «этно графического» периода и времени «новой фольклорной волны» 2.

Драматургическое построение Первой фортепианной сонаты Загор ского сочетает в себе принципы классических циклов. Три части следуют друг за другом согласно традиционным канонам и выполняют функции, характерные для структуры сонатных жанров (показ драматических собы тий в первой части, лирическая медленная вторая и подведение итогов в финале).

Данный опус – раннее произведение, обозначившее направлен ность творчества молодого композитора в образно-эмоциональной сфере, музыкально-выразительных приёмах. Это проявилось в подчёркнутой ли ричности мировосприятия и в непосредственном влиянии молдавской на родной музыки. Индикатором введения национального звучания здесь послужила ориентация на конкретные особенности фольклора: жанровые, метроритмические, ладовые, мелодико-интонационные и фактурные приё мы. Например, смещение метрических акцентов в половинном и завер шающем кадансах (тема главной партии первой части) свидетельствует о влиянии танцев типа бэтута-хора 3, в которых синкопированная ячейка Однако не стоит упускать из вида и преемственность с явлениями более ран ними, а именно, фольклорными тенденциями начала ХХ столетия (в творчестве Стра винского, Бартока, Яначека).

В нашем исследовании рассматривается и последующая стадия воплощения молдавских народно-национальных истоков, охарактеризованная нами, как «отражение архетипов». См.: Лифанова Н.В. Природа бытования архетипов в Сонате для фортепиа но П. Ривилиса / Н.В. Лифанова // Известия Российского Государственного педагогиче ского университета им. А. И. Герцена. – 2009. – № 118. – С. 255 – 260.

Народные молдавские танцы с двудольной ритмикой.

встречается в любых частях мелодии, в том числе и в завершающих мело дическую фразу построениях 1. Для данных танцев характерна двудоль ность с чётным количеством пульсирующих единиц 2. Синкопа может находиться в разных ритмических вариантах, образованных посредством дробления либо объединения длительностей. Специфичное для молдав ской народной музыки кадансирование в область шестой ступени, добав ляет ещё один фольклорный штрих в общий колорит сочинения (примеры 1, 2).

Не используя метод прямого фольклорного цитирования, возможно, подсознательно композитор вплёл в музыкальную ткань знакомые интона ции. К примеру, мелодические обороты побочной партии напоминают конкретные молдавские песни: «Марица» и «Листочек винограда» (приме ры 3, 4, 5).

Исследование опуса с точки зрения сопряжения с определёнными жанровыми прототипами обнаруживает влияние как танцевального фольк лора (первая, третья части), так и претворение характерных черт народной лирической песни, подтверждаемое кантиленным складом основных тема тических образований (вторая часть). Явное молдавское народное звучание во второй части достигается благодаря ладовым и ритмическим особенно стям (мелизматика, кадансирование с использованием второй пониженной ступени). Данная часть была издана в виде отдельной пьесы под названием «Колыбельная».

Финал – оживлённый танец, прообразами для которого стали бэтуты и хоры. Стремительный темп, двудольный размер, имитация звучания та рафной 3 манеры исполнения и тембров народных инструментов – всё это призвано передать фольклорный колорит.

Первая фортепианная соната Загорского писалась, как указывалось, в период становления данного жанра в Молдавии 4. Формирование сонаты в отмеченный временной период определяется опорой на опыт мастеров ми ровой классики (традиционное наименование жанра, апеллирование к фольклорной традиции). Это побудило молдавского музыковеда С. Циркунову дать ранним образцам характеристику «оптимистически на О разделении молдавских народных танцев на основные разновидности см.:

Флоря, Э. Ритмика молдавских народных танцев / Э. Флоря. – Кишинёв: Штиинца, 1983.

Молдавский музыковед П. Стоянов обозначает основную времяизмерительную ячейку, приходящуюся на долю музыкальной фразы, терминами, возникшими в древ негреческой науке о музыке – «хронос протос» и «силлабохронос».

Тараф – молдавский народный инструментальный ансамбль, состоящий из двух и более лэутаров (народных исполнителей). Инструментальный состав может быть самым разным.

К тому времени в Республике было создано всего лишь два сочинения, принад лежавших перу Ш. Няги и Л. Гурова – обе утеряны.

ивной концепции сонаты, которая «тиражировалась» в 50-е гг.» 1. На наш взгляд, «тиражирование» слишком категоричное определение, так как лю бое становление не может возникать из вакуума, и должно, в свою очередь, сопровождаться ориентацией на достижения предшественников. Именно таким образом формируется традиция 2.

На этапе стабилизации определённых канонов в культуре преобразо вание фольклорных истоков происходит на уровне наиболее характерных, репрезентативных элементов, к которым можно отнести законченную ме лодическую фразу или характерный гармонический оборот, ритмические и ладовые особенности. Иными словами, в силу своей молодости, культура стремится «показать себя» с наиболее очевидной, узнаваемой стороны при помощи «стилистически-ассоциативных» черт: «Художник, – как отмечает музыковед Г. Кочарова, – отбирает наиболее типические фольклорные яв ления, способные стать соответствующим стилевым ориентиром, – иначе говоря, стилистически-ассоциативные» 3. По мере «взросления», а также глубокого освоения родного наследия, в художественном творчестве про исходят изменения – затрагиваются ещё не исследованные доселе фольк лорные пласты. Переосмысление изменяет способы подхода к музыкальному материалу.

Подобный процесс явственно прослеживается на примере двух сонат Загорского. Если в Первой народное музыкальное влияние детерминирует ся главным образом в сфере крупных формант (мелодическое построение, ладовая и ритмическая организации), то во Второй – фольклор интегриру ется на уровне мелких сегментов, на введении этнического начала в дета лизированном виде. Сюда входят лаконичные интонационные ячейки, ритмические фигуры, интервальные соотношения.

Соната-фантазия (1987) создавалась Загорским уже в зрелом возрасте.

Композитор смело экспериментирует с формой, по-иному претворяет на циональное начало. Изменения коснулись структуры, превратив сонатный цикл в двухчастное произведение: первая (Lento) – это своеобразное лири ческое размышление, вторая же (Impetuoso) – стремительный полёт вооб ражения.

Заголовок задаёт тон всему сочинению, а его музыкальная ткань будто является олицетворением свободы, порождает множество образов и их причудливые метаморфозы.

Циркунова, С. Старое и новое в сонате композиторов Молдовы / С. Циркунова // Tradiii i iniovaii n muzica secoluluia al XX-lea. (Традиционное и новое в музыке ХХ века). Материалы международной научной конференции. – Кишинёв, 1997 – С. 90.

Это корреспондирует с определением, данным В. Холоповой: «традиция – это питательная среда для творчества, но одновременно она и гарант долговечности созда ний искусства». См.: Холопова, В. Типы новаторства в музыкальном языке русских со ветских композиторов среднего поколения / В. Холопова // Проблемы традиций и новаторства в современной музыке. – М., 1982 – С. 159.

Кочарова, Г. Постигая природу национального / Г. Кочарова // Советская му зыка. – 1982. – № 1 – С. 32.

Напомним, что уже Бетховен «закрепил союз сонаты и фантазии», созданием сонат № 13 и № 14, отметив их ремаркой, уточняющей образное содержание – «Sonata quasi una Fantasia» (ор. 27 № 1 и № 2). В дальнейшем подобные опусы возникли у Шуберта, Листа и других.

В Сонате Загорского можно усмотреть два аспекта, заложенных в термине «фантазия»: первый – это авторская подсказка исполнителю о том, как следует интерпретировать данный опус;

второй аспект – фантазия, как самостоятельный жанр. В начале XVI века (пора её возникновения) фантазиями назывались инструментальные произведения, для которых обязательным было импровизационное начало. Отголоски этого отчётливо проявились во второй части Сонаты Загорского. Виртуозная техника, стремительный темп, доминирование пассажного изложения фактуры – всё это послужило для передачи «непосредственного высказывания, преобла дания стихийной игры воображения» 1. Нерегламентированное тактовыми чертами строение основных разделов в своё время было характерным при знаком барочных фантазий. Повествуя об истории развития этого жанра, Т.

Кюрегян приводит следующую цитату Ф.Э. Баха: «фантазию называют свободной, когда в неё вовлечено больше тональностей, чем в пьесу, сочи нённую или импровизируемую в строгом метре … Свободная фантазия содержит различные гармонические пассажи, которые могут исполняться как ломаными аккордами, так и всеми видами различных фигураций … Бестактовая свободная фантазия великолепно подходит для выражения эмоций» 2.

Подчёркнутая субъективность, выдвижение на первый план лириче ского высказывания являются специфическими чертами молдавских дойн.

Они исполняются, главным образом, в манере rubato (по классификации Бартока, исследовавшего венгерский и румынский музыкальный фольклор «parlando rubato») 3. Здесь можно провести параллель не только с жанром дойны, но и с народной балладой, где свободная манера изложения прева лирует над регламентированным ритмическим членением.

Таким образом, в опусе Загорского жанр фантазии представлен в ор ганичном сочетании элементов традиционного классического жанра с на циональным началом. Композитор передаёт своё видение этого жанра, которое позволяет рассматривать произведение с разных точек зрения, подчеркнуть его многоаспектность.

Опосредованная трактовка национального начала проявляется и в принципах развития музыкальной ткани первой части, где в разработочном разделе явно наблюдается вариационное строение. При каждом появлении исходная мысль приобретает новое фактурное обрамление. Выдвижение на Кюрегян, Т. Фантазия / Т. Кюрегян // Музыкальная энциклопедия./ Гл. ред.

Ю.В. Келдыш. Т. 5. – М.: Советская энциклопедия. – С. 769.

Там же. – С. 769.

На классификацию Бартока ссылается Стоянов. См.: Стоянов, П. Музыкальный фольклор / П. Стоянов // Молдаване. – Кишинёв, 1977. – С. 356.

первый план методов подобного развёртывания непосредственно ведёт к молдавскому фольклору, где вариационность наряду с импровизационно стью – основополагающие способы построения композиции.

Выразительным средством, отсылающим к народной традиции, слу жат и интонационные особенности сочинения. При доминировании субъ ективно-романтического начала (крупный план – подчёркнутый лиризм в мелосе, фактуре), на элементно-детальном уровне опуса обнаруживаются черты, присущие молдавским фольклорным прообразам. Они проявляются в ритмических пунктирах побочной партии (пример 6), которые ассоции руются с сырбами 1;

в метрической переменности (разработка первой час ти);

в ладогармонических созвучиях и пассажах с использованием часто встречающихся в молдавской музыке фригийской второй, лидийской чет вёртой ступенями (заключение первой, вступление ко второй части). Не редко в музыкальной ткани обнаруживаются «вкрапления» типичных молдавских народных интонаций («фантазийные» разделы финала – при мер 7).

Таким образом, в результате анализа двух фортепианных опусов ком позитора можно сделать следующий вывод – Загорский активно обращался к народным традициям на протяжении всей творческой практики. Однако, пути обогащения жанра сонаты национальными особенностями претерпе ли существенные метаморфозы. Явные признаки «этнографического» ос воения уступили место веяниям «новой фольклорной волны». Это стало отражением эволюционного процесса художественного мышления многих молдавских мастеров, таких как: С. Лобель, П. Ривилис, А. Муляр и др., внёсших свой вклад и обогативших искусство своеобразием индивидуаль ных решений, оригинальной красочностью. При этом, становление про фессионального музыкального искусства Молдавии, несомненно, отразило важные тенденции, наблюдаемые в иных национальных композиторских школах.

Нотные примеры Пример 1. Загорский. Соната №1. Гл. п.

Сырба – молдавский народный танец в быстром темпе, для которого характер на двудольная метрика. Мелодическому рисунку сырбы свойственна упругая пульсация с пунктирами в начальном разделе, синкопами и триольными образованиями. Этим сырба отличается от хоры, где синкопированные ячейки могут встречаться в любом разделе фразы. В хоре движение, как правило, происходит шестнадцатыми либо вось мыми, подчёркивающими двудольность танца.

Пример 2. Фрунзул верде лозиоарэ Пример 3. Загорский. Соната №1. Поб. п.

Пример 4. Марица Пример 5. Листочек винограда.

Пример 6. Загорский. Соната №2. Поб. п.

Пример 7. Загорский. Соната №2. Вторая часть.

Литература 1. Кочарова, Г. Постигая природу национального / Г. Кочарова // Со ветская музыка. – 1982. – № 1.

2. Кюрегян, Т. Фантазия / Т. Кюрегян // Музыкальная энциклопедия./ Гл. ред. Ю.В. Келдыш. Т. 5. – М.: Советская энциклопедия.

3. Лифанова Н.В. Природа бытования архетипов в Сонате для форте пиано П. Ривилиса / Н.В. Лифанова // Известия Российского Государствен ного педагогического университета им. А. И. Герцена. – 2009. – № 118. – С. 255 – 260.

4. Милютина, И. Камерный инструментальный ансамбль в молдавской музыке 60-70-х гг. / И. Милютина // Музыкальное творчество в Советской Молдавии. – Кишинёв: Штиинца, 1988.

5. Столяр, З. Молдавская советская симфония / З. Столяр. – Кишинёв:

Картя молдовеняскэ, 1967.

6. Стоянов, П. Молдавский мелос и проблемы музыкального ритма / П. Стоянов. – Кишинёв.: Штиинца, 1985.

7. Стоянов, П. Музыкальный фольклор / П. Стоянов // Молдаване. – Кишинёв, 1977.

8. Флоря, Э. Ритмика молдавских народных танцев / Э. Флоря. – Ки шинёв: Штиинца, 1983.

9. Холопова, В. Типы новаторства в музыкальном языке русских со ветских композиторов среднего поколения / В. Холопова // Проблемы тра диций и новаторства в современной музыке. – М., 1982.

10. Циркунова, С. Старое и новое в сонате композиторов Молдовы / С. Циркунова // Tradiii i iniovaii n muzica secoluluia al XX-lea. (Традици онное и новое в музыке ХХ века). Материалы международной научной конференции. – Кишинёв, 1997.

11. Шахназарова, Н. Национальная традиция и композиторское твор чество: эволюция взаимодействия / Н. Шахназарова. – М.: Композитор, 1992.

12. Шахназарова, Н. Проблема народности в советском музыкальном искусстве на современном этапе / Н. Шахназарова. – М., 1987.

Деструктивная социабельность: философская теория личности В.Ф. Сержантова Меньшенина Н.Н. Тихоокеанский государственный экономический университет Памяти моего учителя, профессора ЛГУ В.Ф. Сержантова В последнее время доминирующей концепцией исследования приро ды и структуры личности, объяснения мотивов её поведения, прогнозиро вания деятельности в различных областях общественной жизни является в основном методология жёсткого радикального социологизма. Не всегда данная методология, по-нашему мнению, объясняет явления деструктив ности в поведении личности и её взаимоотношений с социумом.

Даже в последние годы существования советской идеологии, импера тивно утверждавшей примат социальных факторов в развитии личности, советские учёные рассматривали, как наиболее эффективную в данном ас пекте, концепцию социально-биологического единства. Именно поэтому © Меньшенина Н.Н., мы решили сегодня обратиться к анализу одной из таких теорий, автором которой являлся оригинальный и очень известный в философском сообще стве России профессор Санкт-Петербургского университета В.Ф. Сержантов.

В своей философской теории личности, принятой мировым сообщест вом в 80-х гг. прошлого века и получающей всё большее значение и разви тие в наше время, В.Ф. Сержантов выделял ряд антропологических витальных функций. В структуре личности, по его мнению, социабельная функция (FSO2) является второй антропологической витальной функцией после первой – познавательной 1. К числу исходных форм её проявления относятся как конструктивные потребности (общения, альтруизма, мило сердия, любви, сочувствия, самовыражения), так и деструктивные потреб ности (деструктивная социабельность – авторитарность, садизм, мазохизм, агрессивность, конформизм, предательство). Все эти потребности являют ся непосредственным выражением социальной природы человека.

Внутри социабельных функций учёный выделял конструктивную и деструктивную социабельность. Под конструктивной – он понимал все функции структуры характера человека, которые направлены на иденти фикацию поведения личности с позитивными, развивающими весь ком плекс гуманистических общественных идеалов, потребностями и интересами. Деструктивная социабельность описывается профессором как коллизия между родовым и личностным «я», которая при определённых социальных условиях и при соответственной генетической обусловленно сти, формирует такую структуру характера, которая идентифицирует пове дение человека с разрушительными, антигуманистическими потребностями и интересами.

Нас будет интересовать аспект деструктивной социабельности и опи сание её основных элементов в концепции социально-биологического единства В.Ф.Сержантова. Гипотеза социально-биологического единства предполагает следующие важные характеристики: 1. Человек имеет своё происхождение от животных, ведших стадный образ жизни, мотивирован ный их основными инстинктами;

2. Несмотря на то, что поведение людей на разных этапах истории и в разных обществах различно с точки зрения альтруизма и эгоизма, всегда в критические моменты существования госу дарства наблюдаются массовые проявления героизма, свидетельствующие о бескорыстии и альтруизме. В спокойное время такие проявления встре чаются в зависимости от особенностей образа жизни самой социальной группы;

3. Не все люди в одинаковой мере обладают конструктивной со циабельностью. Определённая часть людей обладает деструктивным её проявлением, страдая, причиняя вред другим. Степень страдания, конечно, разная. Однако если достигает напряжение противостояния альтруизму, Сержантов, В.Ф. Характер и деструктивное поведение (Феноменология преда тельства) в 3 ч. / В.Ф. Сержантов – СПб.: СПбГУ, 1993.

Там же. – С. милосердию и другой конструктивности, то это может порождать психо неврозы, в том числе их соматические проявления. Так называемые «бо лезни цивилизации» – это обусловленные противоречивостью мотивов элементы человеческих отношений, где наряду с общечеловеческими функциями действуют и другие противонаправленные мотивы.

Таким образом, учёный подчёркивал, что социабельные функции яв ляются обязательной компонентой человеческого характера, принимая конструктивные и деструктивные формы в зависимости от социально исторических условий, в которых формируется структура характера лич ности. Критикуя концепцию «радикального социологизма» (отрицается какая-либо биологическая основа, в том числе и генетическое программи рование социального поведения человека) В. Ф. Сержантов доказывал преимущество концепции «социально-биологического единства».

Преимущество такого подхода состоит в том, что при объяснении со циальной природы человека тщательно рассматриваются и общебиологи ческие (особенно генетические) закономерности развития личности.

Знаменитое выражение Энгельса «борьба всех против всех была первой фазой человеческого развития. … Общественный инстинкт был важ нейшим рычагом развития человека из обезьяны» 1 подтверждает выводы Дарвина, что социальные потребности (альтруизм, эгоизм, любовь и т.д.) развиваются в ходе эволюции, в рамках механизма стадного инстинкта.

Доказательством данного факта могут также служить опыты, проведённые в Сибирском институте Генетики и Цитологии по доместикации лисиц, в ходе которых было установлено, что доместикационные изменения (дру желюбное отношение к человеку, интерес к общению с ним, утрата сезон ности размножения и линьки и т. д.) связаны с преобразованиями в области гиппокамса, среднего мозга и гипоталамуса, приводящими к су щественным изменениям в так называемых «молчащих генах», отвечаю щих за регуляцию социального поведения человека.

Именно данное положение помогает философской теории личности (ФТЛ) Сержантова иллюстрировать развитие как конструктивных, так и деструктивных потребностей человека в социуме. Потребности же, в свою очередь, определяют тип развития характера и деятельности человека.

Любовь, будучи адекватным проявлением социабельности личности, не является её единственной формой. На самых различных фазах развития общества мы встречаем и иные проявления социабельности, которые с первого взгляда являются полным её отрицанием. При более вниматель ном анализе деструктивного поведения, характеризующего «социальное дно» общества, мы понимаем, что оно является разрешением тех же про блем, которые вызывают и конструктивные потребности (например, лю бовь).

Маркс, К., Полное собрание сочинений / К.Маркс, Ф. Энгельс – М.: Политиздат – 34 т. – С. Одними из таких форм, значительно распространённых и сегодня, яв ляются конформизм, садизм, эгоизм, зависть и предательство, приводящие зачастую человека (а значит и группу, ведомую им) на социальное дно.

Анализу данных элементов социального бытия личности и посвящена по следняя работа Василия Филипповича «Характер и деструктивное поведе ние: (Феноменология предательства), изданная в 1993 г. в издательстве СПбГУ.

Любопытно, что на основании своих исследований, а также анализи руя опыты Фромма 1936 г. 1, автор полагает, что около 10 % лиц, подвер женных им анкетному опросу, могут рассматриваться как лица, в структуре характера которых заложены деструктивные функции. Мотивы деструктивного поведения не всегда испытуемыми осознавались. Лично сти, склонные к деструктивным проявлениям (например, к садизму), о ко торых мы упомянули выше, могут думать, что они реализуют в своём поведении веление долга, честно исполнение своих гражданских или ад министративных обязанностей, воодушевляемых политическими и рево люционными идеалами, не подозревали об истинной норме своего поведения.

Садизм является сексуальным извращением, но может проявляться и за пределами сексуальной функции человека. Он характеризуется тремя важнейшими феноменами: стремлением к власти, эксплуатации других людей, тенденцией причинять страдания другим или видеть как они стра дают, получая при этом удовлетворение. Садизм есть разрешение тех же проблем, что вызывает и любовь. Садист любит объект своих устремлений, потому что он в его власти, он зависим от него. Такая псевдолюбовь соче тается с утратой цельности личности и её свободы от самой себя. В данном случае садист превращает бессилие в нечто противоположное, когда дос тигается чувство всевластия, всемогущества. Садизм связан с необходимо стью иметь чувство уверенности во всех случаях, гарантию непоколебимости порядка в жизни. Именно поэтому садизм связан с не офобией (боязнью нового) и уповает на нерушимый порядок, прочность и определённость как высшие социальные ценности. Девиз садизма: «Нет ничего нового под луной».

В основе внутреннего побуждения к мазохизму, как и в случае садиз ма, заложено отрицание собственного бытия, которое предполагает избав ление от одиночества, стремление найти выход к другому человеку.

Однако с другой стороны, в случае неразвитости и слабости своего психо генного аппарата, человек встаёт перед проблемой преодоления невозмож ности осуществления и достижения этих целей нормальными конструктивными функциями. Зачастую наркотики и алкоголь, наряду с самоубийством, могут казаться способами разрешения данного противоре чия. Также не редкими будет и такое поведение, которое свяжет существо Фромм, Э. Бегство от свободы / Э. Фромм – Минск: Искусство, 1990. – с.45, вание человека с чувством предельной ничтожности и беспомощности, к тому же подверженным внутренним страданиям, порождающим как физи ческую, так и душевную боль.

К числу достаточно частых форм деструктивной социабельности от носят конформизм, его дополнение – эгоизм, и как результат – предатель ство как своих, так и общественных идеалов. Конформизм, по исследованиям учёных 1, составляет до 80 % в социальных ориентациях со временной, воспитанной перестройкой, молодёжи, как и людей до 60 лет, по-видимому также проявивших данные характеристики в сложный для России социально-исторический период. Конформизм есть такая форма преодоления одиночества и тревоги, которая состоит в приспособлении к социальной среде с утратой собственной структуры характера, в результа те чего складывается некая псевдоличность, внешнее проявление которой не отражает объективных (генетически заложенных) черт личности. Чело век вынужден жить лишь чувствами и желаниями, вызванными внешней средой.

Противоположностью конформизму является эгоизм, такая форма по ведения, которая обеспечивает действие личности на основе сугубо инди видуального своекорыстного интереса, не считаясь с обществом и ближайшим окружением. Первоначально кажется, что эгоист преисполнен любви к себе, всё стремится сделать в свою пользу, приобретая вещи и вы годные ценности, должности, заботясь о своём престиже. Однако, сущ ность характера эгоиста состоит в отсутствии любви к себе, которую он компенсирует предательством, своекорыстными действиями. Отсутствие любви к себе приводит к невозможности любить другого. Подобное со стояние является причиной неуверенности, неудовлетворённости, что и порождает зависть и злость, жадность и жестокость, заставляющие эгоиста доказывать себе, что он не хуже других, путём приобретения вещей и вла сти. Отсюда эгоизм есть такое проявление деструктивной социабельности, когда в силу сложившихся психологических структур другие проявления её исключены. Зачастую, коррупционная деятельность присуща людям, в которых заложена программа эгоизма. Коррупцию, в этом смысле, мы также можем отнести к проявлению деструктивной социабельности. От сюда понятно, почему практически все западные школы основным базо вым условием проявления коррупции считаю не состояние национальной экономики, а состояние национальной культуры. Культура, как известно, является в определённом смысле, реализацией сущностных сил человека, множеств «я», объединённых системой генетических и социально исторических программ действия личности. Слабые люди часто теряют своё «я», порой принимая психосоциальную форму своего двойника.

Э. Фромм даёт характеристику такому феномену как «автоматизирующему конформизму». Вот вывод Фромма: «Утрата собственной личности, её за См.: Ценностные ориентации молодёжи: опыт экспериментального исследова ния – Екатеринбург: УРГПУ, 2008. – 295 с.

мещение псевдоличностью, ставит индивида в крайне неустойчивое поло жение. Превратившись в отражение чужых ожиданий, он … теряет са мого себя … и вынужден приспосабливаться дальше, добывать себе своё «я» из осуждения или одобрения других» 1.

Именно поэтому, логичным последствием данного деструктивного поведения является функция предательства. Мстит человек за потерю сво его «я» зачастую «предательством» – прямой функцией к разрушительно сти самой личности. Разрушительность здесь состоит в том, чтобы дестабилизировать ту реальность, которая противостоит человеку и угро жает ему. Каков же механизм разрушительности? В.Ф. Сержантов, осно вываясь на достижениях российской психосоциальной школы, а также на исследованиях Фромма и Фрейда, доказывает, что она имеет всеобщее биологическое основание 2 в соответствии с концепцией «дихотомии вле чений» Фрейда. Суть её состоит в том, что индивидуальные и социальные условия, подавляющие жизнь, вызывают страсть к их разрушению, напол няющую своего рода резервуар, откуда вытекают всевозможные разруши тельные тенденции по отношению к другим и себе. Разрушительность предательства – есть результат непрожитой своей жизни 3.

Таким образом, философская теория личности В.Ф. Сержантова акту альна и в наше время. Особенно важно при исследовании социума, напри мер, феномена социального дна, иметь в виду и учитывать не только социально-исторические условия существования государства, но и то, что заложено в психогенетической программе человека. Какие индикаторы ве дут личность, социальную группу, государство к деструктивным формам жизнедеятельности? Так, например, в России, где традиционно националь ную культуру толкуют почти все мировоззренческие школы только как со циально-детерминированное явление, необходимо помнить, что реализуют данную «социальность» ещё и индивиды, со своими специфическими био логическими основаниями. Такое проявление детерминант личностного поведения, которое определяется как социабельность, помогает нам по нять, почему даже очень высокий уровень оплаты труда, социальных льгот и привилегий не спасает некоторых от деструктивного отношения к миру, от проявления эгоизма, зла и предательства к самым близким людям, ино гда не только много для них сделавших, но и « давших» им жизнь, как в биологическом, так и социальном смысле.

Фромм, Э. Указ. соч. – С. Сержантов, В.Ф. Указ. соч. – С. См.: Фрейд, З., Лекции по психоанализу / З. Фрейд – М.: Наука, 1971. – С. 182;

Фрейд, З., Разделение психической личности / З.Фрейд // Психологический журнал. – 1988. – №6. – С. 150-184.

Литература 1. Беляев, Д.К. Дестабилизирующий отбор как фактор изменчивости / Д.К., Беляев – М.: МГУ, 2. Маркс, К. Полное собрание сочинений / К.Маркс, Ф. Энгельс – М.:

Политиздат – 34 т.

3. Сержантов, В.Ф. Характер и деструктивное поведение (Феномено логия предательства) в 3 ч. / В.Ф. Сержантов – СПб.: СПбГУ, 1993.

5. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э.Фромм – Минск: Искусство, 1990.

6. Фрейд, З. Лекции по психоанализу / З. Фрейд – М.: Наука, 1971.

7. Фрейд, З. Разделение психической личности / З.Фрейд // Психоло гический журнал. – 1988. – №6. – С. 150-184.

8. Ценностные ориентации молодёжи: опыт экспериментального ис следования – Екатеринбург: УРГПУ, 2008. – 295 с.

Факторы доступности детского футбола в современном российском городе Новикова И.В. Саратовский государственный технический университет Институт спорта, как культурная подсистема, оказывает существенное влияние на социализацию, которая невозможна без усвоения социальных норм и ценностей. Успешная реализация специфических функций спорта затруднена процессами социокультурных трансформаций современного общества. Это характерно и для детского спорта, который выступает как необходимый элемент в системе отношений, направленных на формирова ние идентичности. Доступность занятий профессиональным и массовым спортом, особенно в период первичной социализации, оказывает сущест венное влияние на качество социальных связей, способствующих накопле нию социального капитала, что в свою очередь обеспечивает индивидам и группам возможности вертикальной и горизонтальной мобильности.

Подростковые спортивные сообщества в условиях городской среды, продуцирующей проблемы интеграции, выступают ресурсом, необходи мым для образования макро- и микросвязей, повышающих эффективность системы социальных отношений посредством игровой деятельности. Ко мандные виды спорта, которые по своей сути совпадают с идеальной мо © Новикова И.В., делью социальной системы успешного сообщества, имеют особое значение при изучении их как социального феномена. Лидирующие позиции футбо ла как вида спорта показывают возрастающий интерес к нему не только во всём мире, но и в России. Увеличение сообществ подростков в современ ных российских городах, играющих в дворовый футбол, позволяет рас сматривать этот вид спорта как ресурс, способствующий включению игроков в сеть отношений, необходимых для формирования социального каптала личности, что крайне актуально на этапе идентификации подрост ка в условиях города.

Изучение специфики социокультурного пространства современного детского футбола позволило выявить факторы доступности, влияющие на характер интенсивности освоения дворового футбола в условиях город ской среды, проанализировать условия, способствующие положительной динамики в развитии пространства дворового футбола города, системати зировать необходимые меры для совершенствования социальной структу ры детского футбольного сообщества.

Развитие любого общественного явления требует совершенствования законодательной базы, легитимирующей действия участников. Федераль ный закон РФ «О физической культуре и спорте» от 04.12.2007 г., по срав нению с прежним, впервые разграничивает расходные обязательства РФ, субъектов РФ и муниципальных образований по финансовому обеспече нию физической культуры и спорта. Введён новый вид общественного объединения – спортивная федерация, целями которой являются развитие одного или нескольких видов спорта, их пропаганда, проведение спортив ных мероприятий и подготовка спортсменов сборных команд. Это позво лит создать региональную и локальную нормативную базу, на основе которой будет возможно взаимодействие различных структур, каждая из которых выполнит свою функцию относительно решения определённых проблем.

В своих интервью министр по развитию спорта, физической культуры и туризма Саратовской области М. Аравин отметил, что продолжается ра бота в направлении массового развития в области физической культуры и спорта. Для этого необходимо решать следующие проблемы: заострить внимание на человеческом факторе (низкие ставки оплаты труда, изно шенный инвентарь, отсутствие должной системы поощрения;

найти опти мальное соотношение финансирования на строительство и реконструкцию спортивных объектов. С этой целью в области принята и начала действо вать с 01.01.2008 г. целевая программа «Развитие сети физкультурно оздоровительных и спортивных сооружений на 2008-2015 гг.), она соста вит около 2,3 млрд. руб., из них около миллиарда поступит за счёт средств федерального бюджета, остальное – из областного. Адаптируется к сара товской повседневности нижегородский опыт материального стимулиро вания. Растёт заинтересованность физкультурных организаций области в привлечении дополнительных денежных средств на организацию и прове дение дополнительных физкультурно-массовых мероприятий. В целях привлечения дополнительных денежных средств на развитие физической культуры и спорта, спортивные организации области активно участвуют в региональном конкурсе социальных и культурных проектов. Например, в 2005 г. победителями III областного конкурса социальных и культурных проектов стали 6 спортивных организаций. Получены гранты на сумму тыс. руб. А в 2006 г. в ходе участия в региональных конкурсах социальных и культурных проектов 4 организации получили денежные средства в раз мере 250 тыс. руб. Подготовлен и реализован проект «Зарядка с известной личностью», в рамках которого на канале «REN-TV», ежедневно с 7:20 ча сов выходят программы с участием известных спортсменов области. Кро ме того, аналогичный проект реализуется на ГТРК «Саратов» по воскресеньям в 8.15 часов 1.

Развитие дворового футбола происходит посредством коммерческих и общественных организаций: «раньше были команды при заводах. Сейчас футбол в г. Саратове развивают в основном общественные и коммерческие организации. Например, областная ассоциация товаропроизводителей и работодателей. Государственной поддержки я практически не вижу. А по идее в развитии футбола должно быть заинтересовано, прежде всего, госу дарство, раз это является национальной идеей» (Николай, 44 года, тренер).

Есть определённые позитивные изменения в строительстве стадионов, футбольных полей с искусственным покрытием: «сейчас начали делать ис кусственные поля. Пока их мало в городе, но всё-таки подвижки пошли.

Главное, чтобы туда детей пускали» (Александр, 26 лет, тренер).

Одним их важных элементов социальной системы действия является личностная подсистема, обеспечивающая функцию целедостижения. По этому эффективность взаимодействия индивидов в социальной структуре дворового футбола будет зависеть от уровня профессионализма акторов.

Необходимые меры по развитию дворового футбола: «ответственные лю ди в руководстве» (Николай, 44 года, тренер);

«спрос за потраченные средства, работа на результат» (Сергей, 50 лет, тренер);

как только ус ловия появятся, появятся и результаты, а то наших воспитанников очень мало в сборной России» (Александр, 26 лет, тренер). Таким образом, взаи модействие государственных, общественных, коммерческих организаций и профессиональный уровень акторов является фактором доступности дет ского футбола.

Дворовый и профессиональный футбол имеют разные целевые уста новки. Но их развитие подчиняется общим тенденциям развития спорта в мире, в России и регионе. А. Воробьёв, анализируя успехи российского футбола в 1950-1970-х гг., считает, что такие факторы как поддержка госу дарством детского и юношеского спорта, наличие игровых площадок и по лей для игры в футбол, приоритет двигательной досуговой деятельности способствовали формированию достойной сборной команды по футболу.

Иванов, Д. Интервью министра по развитию спорта, физической культуры и туризма области Михаила Аравина / Д. Иванов // Новые времена. – 2007. – № 32.

Именно в это время по инициативе ЦК ВЛКСМ в нашей стране впервые было положено начало детским всесоюзным соревнованиям на приз «Ко жаный мяч» и начали создаваться клубы любителей футбола по месту жи тельства, работы и учёбы, а Федерацией футбола профсоюзов СССР организован всесоюзный конкурс «Мы и мяч» 1. Система организации дво рового футбола позволяла осуществлять дальнейший отбор подростков и молодёжи для занятий профессиональным футболом. Важнейшим под спорьем в развитии советского футбола являлся Чемпионат СССР, посред ством которого осуществлялся отбор лучших игроков в сборную команду страны.

В своей статье «Российский футбол: дело, деньги, люди» Р. Воскери чян приводит пример действия вспомогательной системы команд в Герма нии, которая является неотъемлемым элементом современного профессионального футбольного клуба: при мюнхенской «Баварии» суще ствуют 11 детских и юношеских команд разных возрастных групп, с кото рыми работают 20 инструкторов, команда любителей (FC Bayern II) и женские команды (два состава и юниорки). Они не только находятся на полном балансе клуба, но ещё и базируются в том же месте, где основная команда. Возникает вопрос: «есть в премьер-лиге хоть один клуб, на базе которого тренировались бы детские команды?» 2.


«Во Франции в городе Пегаль, где проходил турнир, есть футбольный клуб с одноимённым названием. В него входят команды детей всех воз растных категорий, в которых готовят игроков для основного состава.

Пегаль – это пригород Бурдо. Турнир проводится по двум возрастным группам. У них я не скажу, что больше денег выделяется, там организа ция по-другому складывается. Есть с кого спросить за качество резуль тата. А у нас провели соревнования для галочки, провели и провели. Как?

Какие проблемы? Почему такие результаты? Никого это не волнует.

Мотивация у тренеров достаточно разная. А вот турнир во Франции проводится ежегодно, они специально его устраивают, чтобы ещё и за рубежные команды приезжали. Мне нравится, что там соревнования проводятся одномоментно. Для такой организации нужны 2-3 поля хоро шего качества. И к ним обязательно спортивная база. У нас в Саратове такой возможности нет. Стадион «Волга» отдали в частные руки. Горя чая вода есть только на стадионе «Темп». А без горячей воды какая это физическая культура. Это – антикультура» (Николай, 44 года, тренер).

Таким образом, развитая инфраструктура детского спорта;

профессио нальные клубы, имеющие значительные бюджеты и содержащие люби Асаулов, В. Малая чаша «Мараканы». Книга о массовом футболе / В. Асаулов.

– М.: Профиздат, 1990. – С. 4, 11-12.

Сквозняков, С. Скользкий путь / С. Сквозняков // Время. События. Мнения.

Тенденции. – 2007. – № 44. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: //www.

Strana-oz.ru.23.08.2007.

тельскую команду и команду ветеранов мы считаем факторами доступно сти дворового футбола Дворовые футбольные сообщества существуют во всех районах Сара това. Результаты опроса показали, что % респондентов, играющих в соста ве дворовых футбольных команд (66,7 %) выше в центральных районах, чем в периферийных (49,2 %). Респондентами центральных районов отме чен в большинстве случаев (16,4 %) такой фактор, способствующий вхож дению в дворовую команду, как обучение в определённой школе, по сравнению с подростками периферийных районов (6,9 %). Влияние обра зовательного учреждения на доступ в дворовую команду отметила боль шая часть респондентов, обучающихся в общеобразовательных школах и респонденты, играющие в дворовый футбол. Большинство подростков гимназий и респондентов мужского пола считают обязательным условием членства дворового сообщества – наличие авторитета среди подростков микрорайона. Из числа подростков периферийных районов, отметивших влияние такого фактора как национальность, указали 3,4 % по сравнению с респондентами центральных районов, которые не выбрали данный фактор.

Из числа тех респондентов, которые считают, что пол человека является фактором, способствующим вхождению в дворовую футбольную команду, большая часть голосов принадлежит мальчикам. Такой фактор как прожи вание в данном микрорайоне отметило большинство девочек.

Более 90 % респондентов согласны с тем, что дворовый футбол явля ется доступным видом спорта: им можно заниматься во дворе, на открытой площадке, в лесопарковой зоне;

для занятий не требуется специальной экипировки;

не обязательно иметь профессиональные навыки игры: « дос тупный вид спорта»: (Роман 2, 15 лет, Кировский район);

«более досту пен, можно играть в любом месте» (Оксана, 15 лет, Фрунзенский район);

«не нужно специального оборудования, например, щитов с кольцом как в баскетболе, или стойки с сеткой как в волейболе» (Роман 1, 15 лет, Киров ский р-н);

«достаточно четыре кирпича вместо ворот» (Иван, 16 лет, За водской район);

«можно играть рядом с домом, со своими друзьями»

(Лариса, 15 лет, Заводской район);

«ехать и идти никуда не нужно, пло щадка под боком» (Светлана, 16 лет, Волжский район);

«кто просто играет во дворе, используют форму, какая есть» (Алексей, 15 лет, Ленинский рай он).

Подростки отмечают следующие аспекты, связанные с привлекатель ностью игры в футбол: «хорошее убийство времени» (Иван, 16 лет, Заво дской р-н);

«приятное времяпрепровождение» (Роман 2, 15 лет, Кировский район);

« много собирается людей, общаемся» (Алексей, 15 лет, Ленин ский район);

«приятные физические нагрузки» (Михаил, 15 лет, Фрунзен ский район);

«выброс негативных эмоций» (Ирина, 15 лет, Октябрьский район). Эксперты считают преимуществами дворового футбола «возмож ности общения и доступности» (Николай, 44 года, тренер);

«дворовый футбол намного проще и правила проще, менее жёсткие требования»

(Александр, 26 лет, тренер);

«игра более динамичная, накал страстей, нет чётко обозначенных ролей, каждый игрок может побывать и в роли за щитника, и нападающего, и вратаря» (Виталий, 32 года, тренер).

95,9 % подростков считают, что занятия дворовым футболом способ ствуют общению в команде, дружбе со сверстниками и людьми старше и младше себя. Из них больший процент подростков (81,4 %) составляют де вочки. 83,1 % ответивших отметили влияние занятий дворовым футболом на формирование понимания, сочувствия и терпения человека. В том чис ле, большая часть положительных ответов принадлежит девочкам (39,5 %).

Более половины респондентов (53,6 %) не согласны с мнением, что игра в дворовый футбол нарушает покой горожан, собирая подростков на пло щадке. 60,6 % ответивших не считают, что игра в дворовый футбол воспи тывает в человеке агрессивность. Из тех респондентов, кто имеет противоположное мнение – большинство подростков мужского пола. Око ло 80 % подростков (78, 1 %) уверены в том, что игра в дворовый футбол не является бесполезным занятием. Из тех респондентов, кто считает дво ровый футбол бесполезным занятием, большинство ответивших составили подростки, обучающиеся в лицеях и респонденты мужского пола. Экспер ты отмечают следующие аспекты привлекательности футбола: здесь боль шая свобода действий (Николай, 44 года, тренер);

«футбол – это игра конечно, общение с людьми, разные люди с которыми надо наладить кон такты. Болельщики приходят на стадион, чтобы уйти от проблем, све жий воздух. Ведь не каждый может себе позволить уехать на дачу, в лес.

А это общедоступно. Общение с людьми, с которыми провёл молодость»

(Сергей, 50 лет, тренер). Таким образом, дворовый футбол предоставляет возможность общения широкому кругу потребителей возможность занятий на открытой площадке при минимуме затрат на специальную экипировку.

Доступность также обеспечивается отсутствием национальных, гендерных и профессиональных барьеров.

Тренеры по дворовому футболу взаимодействуют с родителями под ростков, узнают через общение с ними о проблемах своих воспитанников:

«с родителями мы постоянно перезваниваемся, они ко мне приходят, со ветуются. Как правило, родители начинают активно вмешиваться в жизнь ребёнка в переходный период, лет в 13. У детей меняются интере сы, родители стараются их чем-нибудь увлечь. В школах тоже проблема:

у детей как раз становление личности идёт, они хотят себя выразить, а не знают как. У меня есть в команде Рома, вратарь, хочет быть лучшим в команде, старается, тренировки не пропускает. А его родители наказы вают за провинности в школе тем, что ко мне на тренировки не пускают.

Конечно, поощрять детей в таких случаях нельзя. На самом деле поведе ние должно отслеживаться и наказывать надо адекватно. А не так, как делают педагоги и родители в школе: на собрании навешают ярлык «него дяя», «балбеса», вот он и ведёт себя потом соответственно ярлыку. Им очень нравится такая позиция, они берут её за основу и продолжают вести себя так, как их видят учителя или окружающие. Может быть, когда-то и у нас и будет как в Америке, когда дети будут сами за себя отвечать» (Николай, 44 года, тренер);

взаимодействие с родителями про исходит по-разному. С кем – то чаще общаешься, потому, что родителям интересно какие у ребёнка успехи, как он играет, чего достиг, приходят на соревнования. Особенно активность родителей повышается, если ко манда достигает определённых результатов, готовится к поездке на турнир. Некоторые родители обращаются за советом. От кого-то мож но услышать и критику в свой адрес, особенно на играх. Надо быть всегда готовым к такой ситуации» (Александр, 26 лет, тренер).

Эксперты отмечают разный уровень интереса и внимания родителей к занятиям спортивной деятельностью своих детей: «кто-то интересуется, звонит, приходят. Сегодня приходила мама мальчика, интересовалась, как у нас организован тренировочный процесс. Я ей рассказал, какие у нас це ли, задачи. А некоторые даже не знают, что их ребёнок занимается футбо лом» (Николай, 44 года, тренер);

«взаимодействие с родителями происходит по-разному. С кем – то чаще общаешься, потому, что родите лям интересно какие у ребёнка успехи, как он играет, чего достиг, прихо дят на соревнования. Особенно активность родителей повышается, если команда достигает определённых результатов, готовится к поездке на тур нир. Некоторые родители обращаются за советом» (Александр, 26 лет, тренер);

«интересуются, но не все. Сейчас в школах ввели портфолио для учащихся. Родители беспокоятся, чтобы ребёнку дали подтверждение уча стия в соревнованиях: грамота, выписка из протокола» (Виталий, 32 года, тренер). Стратегия тренеров направлена на более тесное общение с роди телями подростков, играющих в дворовый футбол, а также на привлечение их внимания к занятия и успехам спортивной деятельности: «старюсь их, конечно, привлекать, особенно тех, кто не то, чтобы неимущие, но у них свои дела, одинокие, тяжело им» (Николай, 44 года, тренер).


Подростки выразили следующее мнение об отношении родителей к их увлечению футболом: «родители относятся нормально к моему увлече нию» (Ирина, 15 лет, Октябрьский р-н);

«не против» (Иван, 16 лет, Заво дской р-н);

«поддерживают и морально, и материально, дают деньги на приобретение всего необходимого» (Игорь, 16 лет, Октябрьский р-н);

«мне нравится, когда родители за меня «болеют» (Ольга, 15 лет, Ленинский р н);

«папа со мной играл в футбол с 5 лет, а сейчас «болеет» за меня на иг рах» (Михаил, 15 лет, Фрунзенский р-н). Таким образом, понимание зна чимой роли и важности участия родителями в организации досуговой деятельности мы выделяем как фактор доступности дворового футбола для подростков.

Самыми важными проблемами, препятствующими развитию дворово го футбола и требующими разрешения футболисты считают следующие: « самое главное, место, где играть (Роман 2, 15 лет, Кировский р-н);

«пло хое покрытие (асфальт), разбитые поля – стадион «Динамо» (Роман 1, лет, Волжский район) « в каждом районе 1-2 стадиона, это мало для на шего города (Игорь, 16 лет, Октябрьский район);

«были бы площадки – на род подтянется» (Иван, 16 лет, Заводской район);

«многие школьные площадки разгромлены» (Светлана, 16 лет, Волжский район);

«нужны хо рошие тренеры для профессиональных дворовых команд» (Игорь, 16 лет, Октябрьский район);

«для самодеятельных команд только место для иг ры, тренер не нужен, приёмы, правила изучаем в школе, друг по другу, бо лее старшие или опытные игроки исполняют роль тренера» (Алексей, лет, Ленинский район). Эксперты дали оценку условиям для занятий дво ровым футболом в городе: «условия пока ещё недостаточные для того, чтобы показывать высокий уровень результатов. В Волжском районе очень мало приспособлено мест для занятий. В центре района – это толь ко стадион «Динамо», на периферии – площадки около школ» (Александр, 26 лет, тренер);

«в дворовом футболе нужно, чтобы был хорошо накачен ный мяч, и площадка, которая почищена и обязательно свет на площадке и человек, который может организовать соревнование, обеспечить ква лифицированное судейство. Вот этого сегодня и не хватает. Прежде все го, нужны ответственные люди, заинтересованные в этом процессе»

(Николай, 44 года, тренер). Первостепенные меры, которые бы способст вовали улучшению условий для занятий дворовым футболом в городе:

развитие экономики, позитивное отношение к физической культуре и спорту, совершенствование спортивных и педагогических технологий, строительство новых стадионов, игровых полей и площадок, поднятие престижа профессии тренера. Таким образом, использование PR технологий при организации соревнований по дворовому футболу, строи тельство площадок и полей, реконструкция стадионов во всех микрорай онах города, наличие квалифицированных кадров будут способствовать положительной динамике в развитии дворового футбола в условиях горо да.

Литература 1. Айзенберг, К. Футбол как глобальный феномен: исторические пер спективы / К. Айзенберг // Логос. - 2006. - № 3.

2. Асаулов, В. Малая чаша «Мараканы». Книга о массовом футболе / В. Асаулов. – М.: Профиздат, 1990.

3. Бурдьё, П. Формы капитала / П. Бурдьё // Экономическая социоло гия. Том 6. – 2005. - № 3. - С. 60-74.

4. Вебер, М. Город / М. Вебер. – [Пер. с нем. Б.Н.Попова]. - Пг.: Наука и школа, 1923.

5. Иванов, Д. Интервью министра по развитию спорта, физической культуры и туризма области Михаила Аравина / Д. Иванов // Новые време на. – 2007. - № 32.

6. Кон, И.С. Детство как социальный феномен / И.С. Кон // Журнал исследований социальной политики. Том 2. – 2004. - № 2. - С. 151-175.

7. Коулман, Дж. Капитал социальный и человеческий / Дж. Коулман // Общественные науки и современность. – 2001. - № 3.

8. Майорова-Щеглова, С.Н. Проективные методы исследования под ростков / С.Н. Майорова-Щеглова // Школьные технологии. – 2008. - № 4. С. 170-179.

9. Парк, Р. Город как социальная лаборатория / Р. Парк // Социологи ческое обозрение. Том 2. – 2002. - № 3. - С. 1-10.

10. Романов, П.В. Методы прикладных социальных исследований:

Учебное пособие / П.В. Романов, Е.Р. Ярская-Смирнова. – [Изд. 2-е, доп.]. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, при участии. ООО «Норт Медиа», 2008. – 215 с.

11. Согомонов, А.Ю. Генеалогия Успеха и Неудач / А.Ю. Согомонов.

– М.: ООО «Солтэкс» при участи ООО «Невский простор», 2005. – 384 с.

12. Сквозняков, С. Скользкий путь / С. Сквозняков // Время. События.

Мнения. Тенденции. – 2007. - № 44. – [Электронный ресурс]. – Режим дос тупа: http: //www. Strana-oz.ru.23.08.2007.

13. Щеглова, С.Н. Детство: методы исследования / С.Н. Щеглова. – М.: Социум, 1999.

14. Элиас, Н. Генезис спорта как социологическая проблема / Н. Элиас // Логос. - 2006. - № 3. - С. 41-62.

15. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис / Э. Эриксон. - [Пер.с англ]. / Общ. Ред. и предисл. Толстых А.В. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. – 344 с.

Студенческое самоуправление как предмет социокультурного иссле дования Овчинникова А.В. ФГОУ «Кемеровский государственный университет культуры и искусств»

В российском обществе начала XXI в. особая ответственность в сфере духовности ложится на сферу образования: необходимо демократизиро вать не только систему общественных отношений, но и подготовить новое поколение российских граждан – мыслящих, деятельных, социально ответ ственных, творческих людей, руководствующихся общечеловеческими ценностями. На смену старым представлениям о целях и задачах школы приходит культурно-нравственное понимание проблем образования, осоз нание ценности человеческой личности. Перед высшей школой ставится задача совершенствования управления системой образования, разграниче ния компетенций на различных уровнях между органами управления обра © Овчинникова А.В., зованием и учебным заведением. Изначально при зарождении идеи инсти тута высшего образования в его основу были заложены общественно государственные формы управления. Рассмотрим историю становления этого вопроса с Европы, где спрос на грамотных людей повысился после крестовых походов и с ростом городов в веке. Ранее действительной специализации людей отвечало подразделение специальных классов: те, кто молится, – клирики;

те, кто защищает, – дворяне;

те, кто работает, – крестьяне. Обрабатывающий землю крестьянин был одновременно и ре месленником. Благородный воин был в одно и то же время собственником, судьёй, управляющим. Клирики – прежде всего монахи – нередко испол няли сразу все эти обязанности. Духовная работа была лишь одной из сфер их деятельности. Она не была самоцелью, но подчинялась общему порядку их жизни, отданной богу. Живя в монастырях, они могли по случаю стано виться преподавателями, учёными, писателями. Но это было чем-то прехо дящим, вторичным для личности монаха. Даже те из них, в ком угадывались интеллектуалы грядущих столетий, ещё не были таковыми. Совершать нечто новое, стать новыми людьми – так восприняли себя интеллектуалы XII века. Они были новыми, современными и умели ими быть. Но такими новыми, которые не оспаривали древних, напротив, они подражали им, питались ими, взгромождались им на плечи. «От тьмы не вежества к свету науки не поднимешься, коли не перечтёшь с живейшей любовью труды Древних», – пишет Пьер де Блуа.

В XII веке некоторые из школ были знаменитыми центрами учёности – например, Шартрская и Парижская. На протяжении XII века парижские школы постепенно выдвигались на передний план и уже привлекали учи телей и учеников из других городов. Болонья, Париж и Оксфорд стали впоследствии знаменитыми университетами.

В XII веке существовали школы, привлекавшие студентов не только из близлежащих местностей или из той страны, где располагалась школа, но и из-за границы. Кроме того, в школах часто преподавали люди разных национальностей. Некоторые из этих школ, организованных на более или менее интернациональной основе, приходили в упадок и прекращали своё существование. Преподаватели и студенты входили в группы, образуемые согласно месту рождения. В Париже имелось 4 таких нации – французская, никардийская, нормандская и английская. Во главе каждой нации стоял куратор, избираемый регентами. Четыре прокуратора были помощниками ректора, возглавлявшего факультет Искусств.

Таким образом, можно сделать вывод, что с ростом городов повыша ется спрос на грамотных людей и как следствие этого развивается в Европе университетское образование, а с развитием образования образуется сту денческое самоуправление, которое в основном носит характер протеста.

Чирков, О.А. Студенческие организации: теория и практика управления / О.А.

Чирков. – М.: РЭА, 2000. – С. В отличие от западноевропейских стран, в России к началу XVIII в.

было только одно высшее учебное заведение – Славяно-греко-латинская академия, открытая по царскому указу в 1687 г. В ней получили образова ние многие государственные и церковные деятели. Но богословско языковой уклон преподавания (причём упор делался на мёртвые языки) ог раничивал возможности развития академии. Согласуясь с потребностями военно-феодального режима России XVIII в. эти учебные заведения слу жили целям усиления военной и экономической мощи государства. При Петре I сама учёба в вузах рассматривалась как служба: обучающийся по лучал жалованье, а за неисполнение своих обязанностей подвергался серь ёзным служебным взысканиям. Суть образовательно-профессиональной программы в этих учебных заведениях состояла в приобретении обучаю щимися сугубо профессиональных навыков. В целом высшее образование в России формировалось в условиях централизации государственной вла сти 1.

Развитие студенческого самоуправления можно подразделить на сле дующие периоды: 1755 – 1917 г. – Дореволюционный (монархический) пе риод, где впервые различные «прообразы» студенческого самоуправления стали появляться в Московском и Санкт-Петербургском университетах.

Немного позднее студенческое самоуправление получило развитие в Дерптском и Казанском университетах. Главным образцом студенческого самоуправления для активного студенчества того времени были универси теты Германии, где объединения студентов для решения различных вопро сов жизни стали уже привычным делом. Конец XIX – начало XX века ознаменовался активным развитием молодёжных, в том числе и студенче ских организаций различного характера, целей и задач деятельности. Глав ной причиной тому были политические волнения и желание образовавшихся к тому времени партий привлечь на свою сторону свобо долюбивые и «охочие до политики» студенческие массы.

К концу XIX века в царской России студенческое самоуправление ак тивно набирало обороты. Продолжали действовать студенческие земляче ства, корпорации, ассоциации студенчества, различные организации, пропагандировавшие нравственное, духовное, физическое воспитание мо лодёжи. В высших школах действовали научно-просветительские общест ва, центры, во многих были созданы организации быта и досуга студентов, студенческие театры и т.д.;

1917 – 1990 г. – Советский – данный период можно условно разбить на 2 этапа: 1 этап 1917 г. – 1940-е гг. – ликвидация существующих органов студенческого самоуправления и формирование принципиально новой системы студенческой политики;

2 этап 1940-е гг. – 1990 г. – демократизация студенческой политики;

1990-2005 гг. – Постсо Луков, В.А. Теоретические и методологические основы изучения молодёжного и детского движения / В.А. Луков / Молодёжные и детские общественные объедине ния: проблемы преемственности деятельности и исследований. – М.: Логос, 2002. – С.

ветский период, в этот период происходит возрождение студенческих ор ганизаций.

Таким образом, рассмотрев историю развития студенческого само управления можно сделать вывод, что в значительной степени через сис тему самоуправления студенчество решает большинство вопросов своей внутренней жизни, особенно воспитательных, социально-культурных и др.

Студенческое самоуправление в литературе рассматривается много образно, но не как культурный ресурс формирования креативной личности и корпоративной культуры студенческой жизни. Поэтому объектом иссле дования мы считаем студенческое самоуправление – как культурный фе номен, а предметом исследования- культурный потенциал студенческого самоуправления.

Как коллектив, обладающий профессиональным единством, орган студенческого самоуправления характеризуется как коллектив: объеди нённый едиными целями, задачами;

общими интересами единомышленни ков;

члены студенческого самоуправления мыслят примерно в одной и той же ценностной системе координат, поскольку принадлежат к одному поко лению;

члены которого в профессиональной среде равны по социальному статусу (все они студенты);

у всех членов студенческого самоуправления достаточно ярко выражены одинаковые качества – стремление к лидерству и творческой самореализации 1.

В среде студенческой молодёжи преобладают следующие характери стики желаемой сферы приложения труда: хорошо оплачиваемая работа, интересная работа, работа с хорошими условиями труда, работа, полезная обществу, разнообразная и творческая работа, возможность профессио нального роста на работе, возможность быстрой карьеры, оставляющая много свободного времени и неутомительная работа. Понимание ситуации позволяет сформулировать следующие принципы развития студенческого самоуправления в контексте усиления трудовой мотивации и профессио нального самоопределения: повышение роли студенческих общественных объединений в гуманистическом воспитании студентов, воспитание в духе толерантности и нетерпимости к проявлениям экстремизма в обществен ной жизни;

утверждение демократического образа жизни, взаимной требо вательности, чувства социальной справедливости, здорового морально психологического климата, укрепление нравственных основ молодой сту денческой семьи, утверждение на основе широкой гласности нравственных принципов, нетерпимости к антиобщественным проявлениям в быту;

кон троль и организация учебной и научной деятельности, повышение эффек тивности и успешности учёбы, активизация самостоятельной творческой деятельности студентов в учебном процессе с учётом современных тен денций развития системы непрерывного образования;

формирование по требности в решении актуальных научных проблем по избранной специальности через систему научно-технического творчества студенче Молодёжная политика: проблемы, перспективы. – М.: МГУКИ, 2007. – С. ской молодёжи;

развитие и углубление инициативы студенческих коллек тивов в организации гражданского воспитания;

формирование в учебных группах, на курсах и факультетах коллективов студентов по профессио нальным интересам. Через призму самоуправления студенческой молодё жи происходит формирование позиции личности в сферах:

а) образования;

б) коммуникаций;

в) профессиональной ориентации;

г) приобщения к культуре.

В студенческое самоуправление приходят студенты, отличающиеся повышенной инициативностью с тем, чтобы реализовать свою социальную активность, воплощать в жизнь множество своих идей, что составляет зна чительный потенциал студенческого самоуправления.

Понятие «потенциал» в последние годы получило широкое распро странение в различных сферах науки и социальной деятельности.

Существуют различные подходы к определению понятия «потенци ал»: прогностический (И.Т. Филонов;

О.И. Генисаретскй;

Н.А. Носов;

Б.Г. Юдин);

ресурсный (В.Н. Марков;

Ю.В. Синягин);

деятельностный (М.С. Каган) и др.

Словари иностранных слов толкуют это понятие как «совокупность имеющихся средств, возможностей ресурсов в какой-либо области» 1.

«Потенциал» в философии трактуется как источник, возможность, средство, запас: то что может быть использовано для достижения какой либо задачи, достижения определённой цели 2.

М.Т. Шафиков считает, что это понятие нельзя сводить к возможно стям или совокупности возможностей, так при том или ином конкретном содержании и уровне потенциала под влиянием различных внешних при чин могут быть реализованы совершенно разного рода возможности. По тенциал, по его мнению, не ограничивается только лишь ресурсами, он может и должен рассматриваться как атрибут какой-либо материальной или идеальной системы: «В реальной действительности, где всё взаимосвя зано и взаимодействует, потенциал как сила (от латинского potential-сила) и прежде всего, как сила воздействия есть атрибут всего и вся» 3.

С точки зрения И.Э. Ярмакеева 4, понятие «потенциал» представляет собой особую качественную характеристику той или иной природной или социальной системы, отражающей наличие каких-либо реальных возмож ловарь иностранных слов / под ред. Л.Н. Комаровой. 15 изд., исправл. – М.:

Русский язык, 1998. – 608 с.

Философский энциклопедический словарь / гл. ред. Л.Ф. Ильичёв, Н.П. Федосеев, С.М. Ковалёв, В.Г. Панов. – М.: Советская энциклопедия, 1983. – 840 с.

Шафиков, М.Т. Потенциал: сущность и структура / М.Т. Шафиков // Социаль но-гуманитарные знания. – 2002. – №1. – С. Ярмакеев, И.Э. Воспитание будущего учителя в процессе педагогического об разования (профессионально-смысловой контекст) / И.Э. Ярмакеев. – М.: Гуманит. изд.

центр ВЛАДОС, 2005.

ностей (способностей), связанных с сохранением (адаптацией, воспроиз водством), функционированием или развитием (саморазвитием – для сложных самоорганизующихся систем) данной системы. Материальным выражением этих возможностей являются особые, являющиеся частью системы ресурсы её сохранения, функционирования развития, представ ляющие собой совокупность соответствующих материальных и энергети ческих, внутренних или привлекаемых со стороны средств, отражающих возможности данной системы.

Процесс развития студенческого самоуправления выступает как еди ный процесс качественного изменения, формирования и развития личност ного потенциала его участников. Творческая реализация личностного потенциала в процессе жизнедеятельности человека позволяет ему успеш но адаптироваться к любой возникшей ситуации, осуществить свою жиз ненную программу, а также развиваться и совершенствоваться дальше, в соответствии с изменяющимися условиями жизни.

Для выявления структуры культурного потенциала студенческого са моуправления, на наш взгляд, необходимо определить структуру студенче ского самоуправления как процесса формирования ключевых личностных качеств специалиста.

Основными структурными элементами системы студенческого само управления в ВУЗе, на наш взгляд, являются:

1) субъекты отношений в рамках деятельности студенческого само управления;

2) цели и содержания взаимодействия субъектов;

3) организационные формы, методы и средства этого взаимодействия.

Основываясь на современной теории профессионального образова ния, можно выделить четыре основных субъекта студенческого само управления как социальной образовательной системы: студенческую среду;

органы студенческого самоуправления как её важнейшую часть;

воспитательные структуры, оказывающие воздействие на студенческую среду;

личность лидера.

Важнейшими составными частями культурного потенциала студенче ского самоуправления мы считаем:

- содержание студенческого самоуправления;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.