авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Александр Толкачёв

ПЬЕСЫ

весёлые, не очень,

и просто фантастика

1

Томск

2010

ББК 84 (2Р) 6-6

Т52

Александр Толкачёв.

Т52 Пьесы: Весёлые, не очень, и просто фантастика. — Томск, 2010. — 188 с.

Автор благодарит

ООО «Региональная транспортная компания»

за помощь в издании книги

© Александр Толкачёв. Пьесы. 2010 Возвращение в начало Действующие лица:

В а с и л и й — бизнесмен.

Га л и н а — его бывшая жена.

Ва л е р и й — их сын.

С о н я — жена Валерия.

Лиза.

На дежда.

Елена.

Су т е н ё р.

Акт первый Картина первая Большая комната в однокомнатной квартире. Полумрак. Из зашторен­ ного окна едва пробивается свет с улицы. Комната хорошо обставлена, но запущена. В углу широкая кровать, на полу стоят в ряд несколько буты­ лок из-под водки и коньяка. На столе остатки еды, бутылки и стакан. На кресле лежит мужская куртка.

В квартире появляется Галина. Она включает свет и, оглядев комнату, на­ рочито громко спрашивает:

Га л и н а. Живой кто есть?

В а с и л и й (приподнимается на кровати). А?.. Кто здесь?

Га л и на (демонстративно брезгливо морщит нос). Свои. При­ вет, бомж!

В а с и л и й. Я не бомж. Чего припёрлась? (Заслоняется рукой от яркого света). Чего ещё надо?

Га л и н а (вздыхает). Совсем опустился, даже здороваться разу­ чился. Я так и думала, без меня сдохнешь под забором.

В а с и л и й (встаёт с постели). Не бойся, не сдохну. Я ещё тебя переживу и всех твоих хахалей.

Га л и на. Ну, мы это ещё посмотрим, кто кого переживёт. (Брез­ гливо двумя пальцами сбрасывает с кресла куртку прямо на пол и садится в кресло.) Будешь так пить, на год-полтора тебя хватит, а дальше... Дальше — извини!

В а с и л и й. Это ты так думаешь, а у меня свои планы на буду­ щее.

Га л и н а. Меня твои перспективы не интересуют. Давай обгово­ рим хотя бы наши совместные действия на ближайшие полгода.

В а с и л и й. С этого бы и начинала. Хочешь развод?

Га л и на. Да, хочу!

В а с и л и й. Тащи бумаги, подпишу все.

Га л и н а (достаёт из сумки бумаги и, встав с кресла, подаёт их Василию). Фу, помылся бы хоть, зубы почистил. Воняет от тебя.

В а с и л и й. Щас, французским одеколоном для тебя побрызга­ юсь. От настоящего мужика должно пахнуть водкой и потом. Не нравится — катись отсюда!

Василий берёт бутылку, стоящую у кровати, и опохмеляется прямо из гор­ лышка.

Га л и н а (отходит от кровати и снова садится в кресло).

Фу!

В а с и л и й (старается читать и вникнуть в смысл поданных документов). Это ты чё... Ты хочешь у меня всё забрать?.. Даже то, что вообще никаким образом... Ты и Валерку, своего сына, хочешь голым оставить?

Га л и н а. У Валерия свой бизнес, у нас — наш, совместный. И де­ лить его должны только мы вдвоём.

В а с и л и й. А не пошла бы ты!.. Делилка! Это мой бизнес! Это мои деньги! (Вскакивает с кровати, раскидав постельные при­ надлежности, и начинает метаться по комнате.) Мои! Ты в него когда пришла? Что ты в нём понимаешь? Ты хоть частичку себя в него вложила? Ты вообще только строчка в учредительных доку­ ментах. Ты в моих делах ни уха ни рыла! Тебя люди на производстве ни разу не видели и знать не знают.

Га л и н а. Узнают. И очень скоро.

В а с и л и й. А вот это видела? (Делает фигуру от локтя.) Дума­ ешь, если твой петух — водила, так он в технике что-то петрит?

Эх ты, курица!.. Торгашкой была, торгашкой и останешься! Твоё, моё!.. Только и знаешь — купи-продай! А здесь инженерный ум не­ обходим. Ежедневный досмотр, доводка каждого узла механизма по максимуму. По высшим стандартам.

Га л и н а (усмехаясь). Да, водка!.. То-то я вижу, ты которую не­ делю не просыхаешь. По максимуму доводишь.

В а с и л и й. А это не твоё дело! (Швыряет бумаги Галине.) У меня кадровый вопрос на производстве решён по самому высшему раз­ ряду: каждый человек сидит на своём месте. Там и без меня всё тип топ. И это главное моё достижение в бизнесе. Человека нет, а дело его живёт. Ясно?

Га л и н а (собирает бумаги). Вот я и говорю — зачем ты там те­ перь нужен? Я и без тебя смогу сообразить, что к чему. Подпиши бумаги, и разойдёмся по-хорошему.

В а с и л и й. А что, можно и по-плохому?

Га л и н а. Нынче за деньги всё можно.

В а с и л и й. Угрожаешь?

Га л и н а. Предупреждаю.

В а с и л и й (делает шаг к Галине). А ну, вали отсюда!

Га л и н а (встаёт). Что? Может, ударить хочешь? Ну так ударь.

Ударь!

В а с и л и й. А у тебя там за дверью участковый стоит или адво­ кат?

Га л и н а. Может, и стоит. Может, и участковый. А может, и ад­ вокат. А может, оба вместе. Боишься?

В а с и л и й. Опасаюсь. Вали отсюда, Галя! Вали!

Га л и н а. Я уйду, но ты ведь умный человек, и понимаешь — де­ литься придётся. Не делай глупостей, Васенька. Всё равно всё про­ пьёшь и всё по ветру пустишь. Я тебя знаю. Ты во всём идёшь до конца. А я сохраню и приумножу.

В а с и л и й. Не твоё дело. Забирай свои магазины, а завод не от­ дам. Он мой. Мой — и точка!

Га л и н а. Ну если не мне, то хоть Валерке отпиши, пусть парню достанется. Сын всё-таки.

В а с и л и й. Сын... Хм!.. Ты сама сказала — у него свой бизнес.

А я не старый, могу ещё сына родить. Наследника. Настоящего.

Га л и н а. Да кому ты нужен? С тобой даже проститутки не ля­ гут в одну постель. Наследника захотел... Папаша хренов! Развёл в квартире бомжатник (пинает куртку на полу). Зайти противно.

В а с и л и й. А ты не заходи. Никогда больше не заходи сюда. По­ нятно?

Га л и н а. Да пошёл ты! Ещё пожалеешь, что не подписал. Бык тупорылый!

Галина уходит.

В а с и л и й (вслед Галине). Скажи спасибо, что магазины отдал!..

Тьфу!.. Стерва! Вот стерва! И как я столько лет жил с ней и не по­ нимал этого? Как?.. Постой, это сколько же?.. Бог ты мой! На днях можно было бы серебряную свадьбу играть. Вот так и проходит наша жизнь... Мать её!.. Не успел оглянуться — уже пора... А что сделано? Что? Магазины? Да какие это магазины? Киоски, жалкие лачуги у дороги... Завод на цех не тянет. Так всё, мишура, потуги на нечто. А что делать, что? Ни семьи нормальной, ни бизнеса. На­ чинать всё с нуля и поздно, и страшно. Да и не дадут подняться. Не дадут. Все ниши уже заполнены не нами. Все. Семью и то в моём возрасте не сотворишь. Крах. Полный крах в конце жизни!.. По­ плакаться в жилетку некому... Ау-у!.. Пустыня вокруг, голая пу­ стыня... И я в пустыне один... И никому я не нужен. А вот деньги мои нужны всем. (Подходит к столу, хочет налить вино в стакан, но не делает этого.) Может, правда, шлюху заказать? Никогда не пробовал проститутку... Неприятно как-то. Бр-р!.. А что я теряю?..

Я что, девушка на выданье или мне есть кого стыдиться? Ну-ка, где тут объявления были?. (Роется в газетах.) Вот... О! Целая страница интимных и массажных услуг. Дожили до цивилизованного обще ства, царства «Купи-продай оптом и в розницу»!.. (Поднимает куртку, достаёт из её кармана ручку и подчёркивает объявление в газете.) Ну-с, начнём по порядку. Бордель номер раз.

Василий набирает номер телефона.

Конец картины Картина вторая Всё та же комната, но в ней немного прибрано. Исчезли пустые бутылки, остатки еды со стола, заправлена постель и убраны разбросанные вещи.

На столе полная бутылка коньяка, вино, пара яблок и шоколадка. Василий дремлет в кресле. Звонят в дверь.

В а с и л и й (громко). Входите, открыто!

Входят три девушки и парень.

Су т е н ё р. Девушек заказывали?

В а с и л и й (встаёт с кресла, он явно смущён). Вызывал. Не всех, мне только одну.

Су т е н ё р. У нас на выбор. Выбирайте. Ручаюсь, останетесь до­ вольны при любом раскладе.

В а с и л и й. Сервис на уровне... (Присматривается к девушкам.) Пожалуй... Вот эту. (Показывает на Лизу.) Су т е н ё р. Хорошо. Через час вернусь. Деньги сразу.

В а с и л и й. Пожалуйста! Как договорились.

Василий отдаёт деньги Сутенёру. Сутенёр быстро их пересчитывает.

С у т е н ё р (девушкам). Пошли, красавицы! Выбор сделан, от­ счёт времени пошёл.

Е л е н а (негромко Лизе). Везёт тебе, подруга! Мужичок так себе, но с бабками, сразу видно.

Л и з а. Завидуешь?

Е л е н а. Было бы чему. Обидно. Видно, я из породы людей, на которых падают кирпичи с крыши. Не везёт мне по жизни.

Су т е н ё р. А вы подальше друг от друга становитесь, тогда, гля­ дишь, кирпич и промажет.

На д е ж д а. Ладно, пошли. Неизвестно ещё какие нам козлы по­ падутся.

Е л е на. Это точно!

Су т е н ё р (весело). Ну-ну! Разговорчики в строю!

Вместе с девушками Сутенёр, хихикая, уходит. Лиза остаётся.

В а с и л и й. Прошу к столу.

Л и з а. Спасибо!

В а с и л и й. Пить будете?

Л и з а. Буду.

В а с и л и й. Коньяк, вино?

Л и з а. Вино.

Василий наливает в бокалы вино и один подаёт Лизе.

В а с и л и й. Как вас зовут?

Л и з а. Лиза.

В а с и л и й. Красивое старинное имя. Императрица у нас была Елизавета.

Л и з а. Не знаю, может, и была, мне всё равно. Тебя как зовут?

В а с и л и й. Василий.

Л и з а. Вася, значит. Ну, за нас, Вася!

Лиза чокается с Василием и первой пьёт вино до дна. После этого с жадно­ стью ест яблоко. Василий едва пригубливает бокал и ставит его на стол.

В а с и л и й. Сколько вам лет, Лиза?

Л и з а. Восемнадцать, а что?

В а с и л и й. Да нет, ничего... Есть... хочешь?

Л и з а. А что у тебя есть поесть?

В а с и л и й. Не знаю. Сейчас пороюсь в холодильнике. (Идёт к холодильнику, открывает его, но там ничего нет, кроме куска старой копчёной колбасы и сыра.) Только колбаса и сыр остались.

(Показывает колбасу.) Будешь?

Л и з а. Спасибо! У меня диета. Все наши девчонки — толстушки вот с такими задницами, не хочу через год на них походить. Жрут ночами всякую гадость у клиентов, потом удивляются, отчего рас­ пёрло.

В а с и л и й. А у тебя сегодня уже были... клиенты?

Л и з а. Были.

В а с и л и й. Сколько?

Л и з а. А тебе какая разница? Не бойся, я всегда работаю с ре­ зинками. Устала только немножко, сейчас минут пять отдохну — и снова в норме. А ты?

В а с и л и й. И я в норме. А почему ты пошла... Почему ты зани­ маешься этим?

Л и з а. А вот об этом не будем. Где у тебя душ, Вася? Время идёт, а мне не за разговоры платят.

В а с и л и й. Подожди! Деньги я уже сутенёру заплатил, назад не вернёт... Не торопись, давай поговорим.

Л и з а (обрадованно). Давай!.. Я вижу, у тебя душевный кризис.

Ах ты, глупенький! Тебе не секс, а психотерапия нужна.

В а с и л и й. Ого! Откуда такие слова знаешь?

Л и з а. Клиенты иногда грамотные попадаются. Обучаюсь, не отрываясь от рабочего места.

В а с и л и й. Почти как рабфак получается.

Л и з а. А что это?

В а с и л и й. Была раньше такая форма обучения молодёжи.

Л и з а. Сексу?

В а с и л и й. Нет, что ты. Так высшее образование люди получали.

Л и з а. А!.. Что было, то было и быльём поросло. Сейчас времена другие.

В а с и л и й. Другие, это точно.

Л и з а. Ты знаешь, если можно, я прилягу на кровать, а ты го­ вори. Я буду тебя слушать лёжа. У тебя приятный голос. Ты инте­ ресные вещи говоришь. Мне тебя интересно слушать.

В а с и л и й. Ложись. Конечно, ложись.

Л и з а. Спасибо! Ты хороший. Я ненадолго. Что-то я сегодня устала.

В а с и л и й. Ты на меня не обращай внимания. Мне просто за­ хотелось поговорить с интересной женщиной, и не более того. А ты девушка оригинальная и без комплексов.

Л и з а. У нас все такие.

В а с и л и й. Может быть, но в тебе есть изюминка.

Л и з а. Какая?

В а с и л и й. Глаза умные. И ты мне определённо кого-то напо­ минаешь, а вот кого, не могу вспомнить. Я потому тебя и выбрал сразу. Мне кажется, в тебе есть какая-то тайна.

Л и з а. Никакой тайны во мне нет, я слишком обыкновенная, но всё равно я рада за тебя, Вася. Так приятно порою обманываться в людях. В хорошую сторону, я имею в виду. (Лиза, откинув по­ крывало и одеяло, снимает туфли и ложится на кровать прямо в одежде.) Интересно было бы посмотреть, на кого я похожа.

В а с и л и й. Зачем?

Л и з а. Хочу посмотреть на себя со стороны.

В а с и л и й. Похвальное желание — смотреть иногда на себя гла­ зами других. Я бы тоже не отказался.

Л и з а. Тебе-то это зачем? Ты такой весь положительный, неж­ ный и пушистый... Благоустроенный.

В а с и л и й. Не знаю. Я в последнее время на себя и в зеркало-то смотрю только когда бреюсь. Так сказать, по необходимости.

Л и з а. И правильно делаешь, мужчина должен оставаться муж­ чиной. Румяна и губную помаду оставьте нам, женщинам. А то со­ всем... обабились.

Лиза засыпает. Василий заботливо укрывает её одеялом. Долго смотрит на спящую девушку, затем подходит к телефону и набирает номер, глядя в газетный лист.

В а с и л и й (негромко). Ребята, я у вас взял Лизу на час, можно, я продлю время до утра?.. Понравилась, понравилась... Хорошо.

Деньги утром по часовому тарифу. Спасибо! До свидания!

Василий кладёт телефонную трубку на место. Некоторое время смотрит на спящую Лизу, затем подходит к кровати, осторожно, чтобы не разбу­ дить гостью, берёт покрывало, выключает свет и в темноте идёт к креслу, садится в него и укрывается покрывалом.

Конец картины Картина третья Квартира Василия. Уже светло. Лиза и Василий спят каждый на своём ме­ сте. Звонят в дверь. Василий просыпается и быстро скидывает с себя по­ крывало.

В а с и л и й (негромко). Открыто.

Входит Сутенёр.

Су т е н ё р. Доброе утро!

В а с и л и й (вполголоса). Доброе! Не рановато ли?

Василий смотрит на часы и встаёт с кресла.

Су т е н ё р. В самый раз. Лизон, вставай! Подъём!

Л и з а (просыпается). Щас... Припёрся ни свет ни заря!

Лиза встаёт с постели и сладко потягивается. Василий отсчитывает деньги Сутенёру.

Су т е н ё р. Что делать, время — деньги! Надеюсь, дядя тебя не обижал?

Л и з а. Нет.

Лиза заправляет постель, прикрыв одеялом смятые простыни.

С у т е н ё р (Василию). А то у нас за это штраф полагается. Ша­ лунишки некоторые попадаются просто жуткие. Дуркуют по чёрному независимо от возраста. Один старикашка в сауне недавно девчонку едва в бассейне не придушил. Хорошо, успела по сото­ вому охране звякнуть.

Пересчитывает полученные деньги.

Л и з а. Да отстань ты от него. Он не такой, разве не видишь?

Су т е н ё р. Уже отстал.

Л и з а. А который сейчас час?

Су т е н ё р. Утро уже. Утро.

Л и з а (Василию). Ты что, на всю ночь меня снял?

В а с и л и й. Ну да. Хотел сделать тебе приятное.

Л и з а. Ну ты и чудак! Редкостный чудак. (Подходит к Василию.) Спасибо, Вася, за чудесную ночь! Ты настоящий мужик и хороший человек. (Целует Василия.) Ты, правда, хороший. От тебя даже мо­ лочком Коровьим пахнет. Парным, домашним.

Лиза гладит Василия по щеке и крепко обнимает его.

Су т е н ё р. Вот даёт! Не нанюхалась за ночь, что ли? Пошли, красавица, клиент ждёт! (Василию.) Если зарядишься на постоянку, у нас гибкая система скидок.

В а с и л и й. Я подумаю. До свидания, Лиза!

Василий нежно целует девушку в лоб.

Л и з а (смутившись). До свидания!

Сутенёр и Лиза уходят. Лиза на пороге оглядывается и шлёт Василию воз­ душный поцелуй.

Василий, проводив гостей, ходит по комнате, открывает шторы на окне, берёт покрывало и укрывает им постель. Вдруг он падает на кровать, рас­ кинув руки, и медленно начинает сжимать в своих объятьях подушку, на которой спала Лиза.

Входит Валерий. Он чем-то расстроен.

В а л е р и й. Привет, отец!

В а с и л и й (встаёт с кровати). Здравствуй, Валерий Батько­ вич!

Ва л е р и й. Что это за ребята от тебя вышли?

В а с и л и й. Так, знакомые.

В а л е ри й. Где-то я уже видел эту сладкую парочку.

В а с и л и й. Мало ли где? Город небольшой, все дороги ведут в центр. Наверняка где-нибудь в мэрии. У них свой бизнес.

В а л е ри й. Девчонка хороша, а парень так себе. Не пришей ру­ кав.

В а с и л и й. Ты зачем пришёл? Если по делу — говори, а если об­ суждать моих гостей... Извини!

В а л е ри й. По делу, конечно, по делу. Понимаешь, у меня... фи­ нансовые затруднения.

В а с и л и й. Когда их у тебя не было?

В а л е ри й. Батя, но это совсем уникальный случай.

В а с и л и й. Сколько?

В а л е ри й. Тридцать зеленью. Налом.

В а с и л и й. Ого! Думаешь, они у меня в кармане на мелкие рас­ ходы лежат?

Ва л е р и й. Батя, мне не у кого больше взять. Никто из наших таких денег без процентов не даст, а меня их проценты просто за­ душат. И кредит не дадут, я и так почти банкрот. Не могу за старые долги банку проценты оплатить, уже штрафные пошли.

В а с и л и й. Ты с банками не шути, боком может выйти. И шу­ стрее в делах нужно быть, шустрее, не лезь в авантюры.

В а л е ри й. Я и не лезу, налоги давят.

В а с и л и й. Налоги... Налоги и меня не обходят стороной. Когда нужны деньги?

В а л е ри й. Ещё вчера.

В а с и л и й. Что за спешка, почему?

В а л е ри й. Долго рассказывать. Поверь, дело стоящее. Очень нужно. В последний раз.

В а с и л и й. Последний раз был в последний раз. И вообще, не зарекайся и не сори словами. Я в твои дела не лезу только потому, что хочу, чтобы ты сам на ноги встал, без моей помощи. Выжи­ вешь — будешь настоящим хозяином. Нет... Значит, не судьба быть в бизнесе. Пойдёшь ко мне на завод простым инженером.

В а л е ри й. Батя, ребята ждут. Скажи: да, нет?

В а с и л и й (подумав). Завтра после десяти. Пойдёт?

В а л е ри й. Спасибо, батя!.. (Обнимает отца.) Выручил. Ну, я побежал. Ты извини, времени нет. Знаю, надо бы посидеть, погово­ рить... Прости подлеца, исправлюсь как только дела поправлю.

В а с и л и й. Надеюсь. Привет внукам.

В а л е ри й. Обязательно, если их сегодня увижу. Пока!

В а с и л и й. Пока! (Валерий уходит.) Что за человек? Прямо по пословице: ни в мать, ни в отца, а в заезжего молодца! Где только она этого молодца нашла?

Конец картины Картина четвёртая Спальня в квартире Валерия. Соня сидит за туалетным столиком, обхва­ тив голову руками. На цыпочках осторожно входит Валерий.

Ва л е р и й (тихо). Ты почему не спишь?

С о н я. Тебя жду.

В а л е р и й. Что-то случилось?

С он я. Нет, ничего не случилось.

Ва л е р и й. А почему так трагически? Всё хорошо. Я был у ма­ тери, обговаривали одну очень интересную операцию. Можешь ей позвонить, если не веришь.

С он я. Верю. Я тебе верю.

Ва л е р и й. Тогда улыбнись, поцелуй мужа, и пойдём чем-нибудь займёмся интересненьким. А?

Валерий пытается обнять и поцеловать Соню, но она увёртывается от по­ целуя, встаёт и отходит от мужа.

С он я. Интересненького не будет. И поцелуев тоже.

В а л е р и й (громко). В чём дело, в конце концов?

С он я. Тише ты, дети спят.

Ва л е р и й (тихо). В чём дело, спрашиваю?

С он я. Ни в чём. Просто не будет ни того, ни другого. Вот и всё.

В а л е р и й. Дело серьёзнее, чем я считал. Рассказывай. Всё рас­ сказывай. Давай.

С он я. Рассказывать нечего. Не хочу и всё.

В а л е р и й. У-у!.. Как у нас всё запущено!.. Знаешь, в Библии ска­ зано: жена, отказывающая мужу, несёт на себе все его грехи. Если они у него, конечно, после этого появляются на стороне.

С он я. А они у тебя есть?

Ва л е р и й. Пока нет. Но могут быть. Могут! И в этом виновата будешь только ты сама.

С о н я. А ты, значит, ни при чём?

В а л е ри й. В чём я-то виноват?

С о н я. Не знаю.

В а л е ри й. Ну и что будем делать?

С он я. Не знаю, делай, что хочешь, я болею. Понимаешь, болею.

Мне нужно отдохнуть. Так и скажи своим почитателям Библии.

Ва л е р и й. Кому это ещё?

С о н я. Сам знаешь, кому.

Ва л е р и й. Ты меня ревнуешь?

С о н я. Уже нет.

В а л е ри й. Что с тобой? Что-то случилось серьёзное?

С он я. Ничего. У меня небольшая депрессия, только и всего.

В а л е р и й (громко). Откуда депрессия, с какого рожна? У тебя всё есть: дом, работа, семья, деньги. Дети, наконец. Чего тебе не хватает?

С о н я. Любви. Обыкновенной человеческой любви.

В а л е ри й. Что? А разве я тебя не люблю? Разве я тебе сейчас предлагаю не любовь?

С о н я. Ты вечно где-то мотаешься, вечно занят своими пробле­ мами, а ночью приходишь и лапаешь, как зверь. А мне нужна ласка, внимание. Для меня разговор с тобой ни о чём — и то радость...

Я женщина.

Ва л е р и й. А я мужчина, и мне каждую ночь нужна женщина.

В чём проблема?

С о н я. Не слишком ли часто — каждую ночь?

Ва л е р и й. Может, мне найти кого-то ещё для исполнения су­ пружеского долга?

С о н я. Может. Только сделай так, чтобы я не знала об этом. Мне будет больно.

Ва л е р и й. Вот оно что! Значит, ты мне предлагаешь полную свободу, а что потребуешь взамен для себя?

С о н я. Ничего. Мне от тебя ничего не надо. Просто оставь меня в покое.

В а л е ри й. Только и всего? Ну уж нет! У нас же дети. Что будет с ними?

С он я. А что бывает в таких случаях с детьми?

В а л е ри й. Разное бывает. Я не хочу, чтобы мои дети росли без родителей.

С о н я. Они и так видят тебя только по выходным, да и то не всегда.

В а л е ри й. Зато у них всё есть, не то что у некоторых. Я работаю ради них и тебя, между прочим, тоже.

С о н я. Я не просила всего этого. Мне не нужны жертвы, я не жертвенник в языческом храме. Я просто женщина. И мне не нужны твои деньги.

Ва л е р и й. Да? А эти тряпки, побрякушки, жратва, круизы — тоже не нужны?

Валерий швыряет в разные стороны первые попавшиеся под руку вещи.

С он я. Другие живут и без этого.

Ва л е р и й. Другие?.. Другие мужики от своих баб на рыбалки сбегают, на охоту, в командировки, чтобы отдохнуть, а я, как ни­ щий, униженно выпрашиваю любви. Подайте, пожалуйста!

С о н я. Любовь не выпрашивают. Она или есть, или её нет.

В а л е р и й. Вот оно что, есть или нет, значит? Спасибо! На ко­ нец-то я понял. Я всё понял, всё. Всему приходит конец, правда?

Надо только его достойно встретить. Без истерик... (Соня молчит.) Почему ты не ушла раньше, пока ещё не было ребятишек? Стыдно было или боялась остаться одна?

С он я. Какое это теперь имеет значение?

В а л е р и й. Да, конечно, какое? У тебя кто-то появился? Ну, го­ вори, чего молчишь? Появился?

С о н я. Что тебе от меня нужно? Что ты меня мучаешь?

В а л е р и й. Хочу знать правду.

С он я. Никого у меня нет, никого. Пока. А тебя я видеть не могу, если хочешь знать правду. Мне твой запах и тот... Тошнит. (Кри­ чит.) Меня от тебя просто тошнит. Понял? Тошнит! (Валерий за­ махивается на жену, но в это время звонят в дверь и начинает хныкать ребёнок.) Открой, звонят. (Уходит в детскую.) Валерий идёт открывать дверь и назад возвращается уже с матерью.

Га л и н а. Ты один?

В а л е р и й (зло). Отдыхает.

Га л и н а. Опять полаялись?

В а л е р и й. Не опять, а снова.

Га л и н а. Господи, как вы мне надоели со своей руганью!

В а л е р и й. А вы мне со своей. Всю жизнь чего-то делите, поде­ лить никак не можете.

Га л и н а. Не твоё дело. Лучше за собой присматривай.

Ребёнок в детской успокаивается.

Ва л е р и й. Зачем пришла? Не могла до утра подождать?

Га л и на. Разговор есть. (Многозначительно.) Не для посторон­ них ушей.

Ва л е р и й. Я в машину к твоему жлобу не пойду.

Га л и на. А мне здесь не хочется лишнее говорить.

Ва л е р и й. Выйдем на балкон?

Га л и н а. Хорошо, только двери закрой плотнее. Нечего лишнее посторонним знать.

Мать и сын выходят на балкон. Из спальни выходит Соня и пытается под­ слушать, о чём идёт разговор.

Конец картины Картина пятая Квартира Василия. Василий за журнальным столиком работает с ноутбу­ ком. Входит Лиза с пакетами продуктов.

Л и з а. Привет, дядя Вася!

В а с и л и й. О! Ты откуда взялась? (Встаёт, закрывает ноутбук и кладёт его на сервант.) Л и з а. Культурные люди здороваются при встрече.

В а с и л и й. Здравствуй, Лизавета! Ты как сюда вошла?

Л и з а. Двери закрывать нужно. У тебя же всегда всё настежь.

В а с и л и й. Один раз была, а уже всё про меня знаешь. Откуда?

Л и з а. У меня глаз на тебя настроен, как телескоп на звезду в небе.

В а с и л и й. Это надо же, какой астроном выискался!

Л и з а. А то!.. Ты как ребёнок. Тебя же ещё воспитывать и вос­ питывать надо. И я обязательно этим займусь, так и знай. Урок первый. Слушай внимательно и запоминай: «Если хозяин не при­ глашает гостей пройти в квартиру, гости делают это сами». Цитата из книги «Правила хорошего тона».

В а с и л и й. Ой, извини, Лиза!.. Ты меня совсем с катушек сбила.

Проходи, располагайся как дома.

Василий берёт у Лизы пакеты и ставит их на стол.

Л и з а. Красиво сказано: как дома! (Подходит к столу.) Так, где у тебя посуда?

Лиза выкладывает на стол продукты.

В а с и л и й. В кухонных шкафах и в серванте. Есть хочешь?

Л и з а. Нет. И пить тоже. У меня сегодня выходной: не пью, не курю и ничего прочего.

В а с и л и й. Вот оно что. (Выставляет посуду на стол.) А ко мне зачем пришла? Только говори правду.

Л и з а. Просто так. Вспомнила, что есть где-то добрый дядя Вася, которому хреново живётся, и вот решила тебя навестить. Скрасить одиночество старого холостяка. Заодно и покормить.

В а с и л и й. А почему ты думаешь, что я холостяк?

Л и з а. А я вас, мужиков, с первого взгляда до самого донышка раскалываю. Холостяк, даже если и паспорт с печатью.

Лиза достаёт баночки с готовым салатом, яблоки, бананы, ветчину, мине­ ральную воду, хлеб, макароны, курицу в пакете, свежий лук, укроп.

В а с и л и й. Паспорт с печатью о регистрации имеется, это точно.

Л и з а. Ну вот видишь? А ты говорил!

В а с и л и й. Я тебе ещё ничего не говорил.

Л и з а. Время придёт, скажешь.

В а с и л и й. Ох какая ты самоуверенная. Может, даже знаешь, что я скажу?

Л и з а. Знаю. Скажешь, что любишь, и попросишь стать твоей женой.

В а с и л и й. Я? С чего это? С какого бодуна?

Л и з а. Все мужики считают, что мы самые верные жёны, а тебе так хочется молодую и верную женщину в дом. И заметь, я не только в постели всё умею, я и в доме отличная хозяйка.

Взяв баночки с салатом, Лиза выкладывает салат в салатницу и тщательно перемешивает, после чего заливает сметаной. Затем расставляет тарелки и раскладывает вилки. Всё лишнее с обеденного стола перекладывает на журнальный столик.

В а с и л и й. Посмотрим, проверим.

Л и з а. Только не сегодня.

В а с и л и й (смутившись). Я не это имел в виду.

Л и з а. Ну и хорошо. Твоё признание звучит как приглашение на следующую встречу. Не правда ли, милый?

В а с и л и й. Возможно.

Л и з а. Какие вы все мужики нерешительные люди! На словах гору свернуть готовы, а на деле... Ну вот, салат готов, можно при­ ступать к дегустации.

В а с и л и й. Я не хочу есть.

Л и з а. Мужчина всегда должен хотеть три вещи: кушать, жен­ щину и иметь много денег. (Подходит к Василию и целует его в щёку.) В а с и л и й. И откуда в тебе столько знаний?

Л и з а. Жизнь научила. Всё, садись, дядя, будем дегустировать и ставить баллы.

В а с и л и й. Но я не хочу есть.

Л и з а. Я тоже. Мы будем заниматься дегустацией. Это так ро­ мантично: пробовать блюдо, приготовленное любимой женщиной, и болтать о пустяках. Кстати, в доме свечи имеются?

В а с и л и й. Нет.

Л и з а. Жаль! Можно было бы провести вечер по полной про­ грамме, как в мексиканских сериалах. Тихо, по-семейному.

В а с и л и й. Однако у тебя и запросы!

Л и з а. Нормальные запросы, общечеловеческие.

В а с и л и й (пробует салат). А что, хорош! Очень даже вкусно!

Л и з а. Главное, быстро.

В а с и л и й. Жаль, но я действительно только что из заводской столовой. Сыт по горло.

Л и з а. Верю и претензий не имею.

В а с и л и й. И что теперь будем делать с продуктом?

Л и з а. Будем сидеть и ждать, пока не проснётся аппетит. Ты сиди, а я пока тут кое-что приготовлю на ужин и на завтрак. (Лиза относит несколько небольших пакетов с продуктами на кухню и возвращается назад с кухонным ножом.) А почему у тебя ножи ту­ пые?

В а с и л и й. Я сам острый.

Л и з а. Не вижу. Эх, мужики, мужики! Ничего-то вы в хозяйстве не смыслите, даже самого элементарного. Придётся своим порабо­ тать.

Лиза достаёт из сумки складной нож и открывает его нажатием кнопки.

В а с и л и й. Ого! Откуда у тебя такой?

Л и з а. От верблюда.

Василий подходит и пытается взять нож у Лизы.

В а с и л и й. Дай посмотреть!

Л и з а. Личное оружие в чужие руки не передаётся. Порежешься, чего доброго. Иди, занимайся своим делом. Иди, не мешай! Кому говорю?

В а с и л и й. Таким и зарезать можно запросто.

Л и з а. Можно, если неосторожно. Поэтому посторонним и не даю в руки. Ясно?

В а с и л и й. Ясно.

Входит Галина.

Га л и н а. Та-ак! Недолго музыка играла, недолго фраер тоско­ вал! Смотрю, нашёл себе в утешение Лолиточку. Или она у тебя уже давно?

Л и з а. Это что, твоя жена?

В а с и л и й. Она самая. (Галине.) Я же тебе сказал, чтобы ноги твоей больше здесь не было. Разве не понятно?

Га л и н а (Лизе). Тебе сколько лет, деточка?

Л и з а. Ты что, из милиции?

Га л и н а. У тебя паспорт хоть имеется?

Л и з а. Бабуля, а не пошла бы ты туда, куда тебя посылал дядя Вася!

Га л и н а. Что?

Л и з а. Я неясно выражаюсь? Я могу и более доходчиво объяс­ нить. (Лиза резко втыкает нож в курицу, завёрнутую в целлофано­ вый пакет. Галина цепенеет, понимая, что от этой девчонки всего можно ожидать.) Канай отсюда, старая перечница! Твоё место под солнцем уже занято другой, моложе и красивее. Ясно?

Га л и н а. Ну... Ну, тебе это даром не пройдёт. С малолеткой свя­ зался, с зэчкой, старый козёл. Засажу обоих!

Галина уходит.

Л и з а. Ах ты, образина! (Лиза кидает вслед Галине яблоко.) Увижу тебя ещё здесь хоть раз, кончу, тварь убогая!

Василий с удивлением смотрит на Лизу.

В а с и л и й. Вон ты какая!!

Л и з а. Какая?

В а с и л и й. Вспыльчивая. Не думал, что ты так можешь. Не ожи­ дал.

Л и з а. А я и не такое могу. Я и не таких видела. Подумаешь, быв­ шая жена! Что упало, то пропало. Правда?

В а с и л и й. Падают разные вещи. Бывает, и такое падает — не то что поднимать, мимо идти не хочется. Противно!

Л и з а. Я вижу, ты не такой. Я же говорила, от тебя парным мо­ лочком пахнет. А это верный признак хорошего человека.

В а с и л и й. Ну-ну! Ладно, хватит о печальном. Расскажи о себе.

Кто ты, что ты?

Л и з а. Как в ментовской анкете?

В а с и л и й. Как хочешь. Можно и протокольно.

Л и з а (весело). Русская. Из неполноценной семьи. Жила вдвоём с матерью в деревне. Отца не видела и не знала. Погиб до моего рождения в какой-то локальной войнушке. Школу не окончила.

Нужно было элементарно что-то жрать и во что-то одеваться. В де­ ревне работы нет, а сидеть на огороде, заниматься самообеспече­ нием продуктами и вести натурально-замкнутое хозяйство, как жили наши далёкие предки, не захотела. Рванула в город, и вот...

Мир не без добрых людей. Помогли устроиться в жизни. Нашла себе непыльную городскую работу, а сейчас и тебя.

В а с и л и й. Дальше-то как жить собираешься?

Л и з а. Время покажет. Хотелось бы доучиться в школе для на­ чала. Всего год остался. У меня, говорят, были хорошие способно­ сти. А потом... Потом суп с котом. С нашей работой о многом не помечтаешь. Только о принце на белом коне, и то в свободное от работы время.

В а с и л и й. Мечтать нужно всегда. Мечта спасает от хандры и тяжких раздумий над смыслом жизни.

Л и з а. По себе знаешь?

В а с и л и й. Конечно. Я художественных книг мало читал, больше на техническую литературу налегал, поэтому основной ис­ точник знания — свой собственный житейский опыт. Во многом, правда, негативный, как оказалось.

Л и з а. А вот это уже хандра. Думай о хорошем, мечтай о луч­ шем, и жизнь покажется не такой уж сволочной.

В а с и л и й. Всю жизнь не провеселишься. Правда, к старости можно попробовать поулыбаться, чтобы окончательно не впасть в маразм. Вдруг что-то посветлеет на финише?

Л и з а. Не такой уж ты и старый.

В а с и л и й. Это как посмотреть.

Л и з а. А как ни смотри, но если нравишься женщинам, то ты ещё что-то можешь.

В а с и л и й. Да?

Л и з а. Говорят, где-то в Италии 90-летняя старуха вдруг стала молодеть. Ни с того ни с сего. Что-то в её организме стало работать не на старение, а наоборот. Она уже выглядит моложе своей внучки. Ты не хотел бы, как она, сравняться со мной в воз­ расте?

В а с и л и й. Зачем?

Л и з а. Чтобы не иметь возрастного комплекса.

В а с и л и й. Дело не в теле, в мозгах. В жизненном опыте. Его-то куда денешь? Молодость тем и отличается от старости, что старики больше видели и испытали. Прошлое всегда остаётся с нами. Оно и есть наша жизнь, то есть мы сами.

Л и з а. Как умно, как мудро! (Звонок сотового телефона.) Из­ вини!.. Да, Лена!.. Да ты что? Так ты иди туда и громи их. Давно пора эту «Лиру» разбомбить. Бомби их, бомби!.. Чего ты беспоко­ ишься? Деньги у тебя есть, потом сразу смоешься на такси... Всё, иди! Благословляю. (Отключает телефон.) В а с и л и й. Кого это ты благословляешь на битву?

Л и з а. Ленку. Она ещё в первый раз была со мной, помнишь?

В а с и л и й. Откуда? Я и видел-то их мельком.

Л и з а. Ну как же, она ещё справа от меня стояла, рыхлая такая.

Разговорчивая.

В а с и л и й. Сказал — не помню, значит, не помню.

Л и з а. Ну, не помнишь, значит, не помнишь.

Входит Валерий.

Ва л е р и й. К вам можно?

В а с и л и й. А почему нет? Проходи!

В а л е р и й. Здравствуйте!

В а с и л и й. Здравствуй!.. Знакомься, это Лиза. А это мой сын Валерий.

В а л е р и й. Валера.

Л и з а. Очень приятно. Лиза.

В а л е р и й. Понятно.

В а с и л и й. Что тебе понятно?

В а л е р и й. Да нет, я просто так.

В а с и л и й. Просто так... Только что мать была.

В а л е р и й. Да видел я её, вылетела из подъезда, как мегера.

Из-за Лизы, что ли?

В а с и л и й. Мать причину найдёт, ты её не хуже меня знаешь.

В а л е р и й. Ну да, знаю!

В а с и л и й. Какие проблемы?

Ва л е р и й. Почему сразу проблемы? Давно собирался зайти, поговорить. Просто посидеть за чашкой чая.

Л и з а. Ой! А чай-то у тебя есть?

В а с и л и й. Ни чая, ни кофе.

Л и з а. Вот так и живёшь. Ничего-то у тебя нет, ничего-то ты не имеешь. Иди за чаем, горюшко ты моё. Заодно и сахару прихвати.

Гость пришёл, а его и угостить нечем.

В а л е ри й. Давайте, я схожу.

В а с и л и й. Сиди, я сам схожу. Моя вина, мне её и исправлять.

Лиза права. Магазин-то прямо под нами. Я сейчас.

Василий уходит.

В а л е ри й. Не могу вспомнить, где я вас видел?

Л и з а. Мало ли где. Город маленький, захолустный, видеть можно всех и везде почти одновременно.

В а л е ри й. Нет, всё же где-то я вас определённо видел.

Л и з а. Давайте поговорим о чём-нибудь другом.

Ва л е р и й. Например?

Л и з а. Например, о вас.

Ва л е р и й. Обо мне?

Л и з а. Мне интересно знать всё не только о самом Василии, но и о вас тоже. Я очень любопытная. Ну просто очень!

Ва л е р и й. Вы с ним живёте?

Л и з а. Нет. А что, это вас волнует?

Ва л е р и й. Волнует. Вы мне понравились ещё в прошлый раз.

Я вас тогда встретил на площадке первого этажа. Не помните?

Л и з а. Нет.

В а л е ри й. Кстати, а что это за парень был с вами? Я его тоже раньше где-то видел.

Л и з а. Так, знакомый. (Звонок сотового телефона.) Слу­ шаю!.. Вот это да!.. Ну, я так и знала, что этот Арик конченый по­ донок... Значит, вначале он тебе сказал — приходи туда, потом сюда, а в оконцовке пригласил в «Лиру», где гулеванил с бабами.

Молодец!.. И ты тоже дура! Я же тебя предупреждала: не вяжись с ним. А ты ещё и в дом его приняла, кредит на себя взяла. Срочно тяни с него деньги, иначе сама весь кредит потянешь. Срочно!..

Ну ладно, сильно-то не расстраивайся, ты же знаешь, что за фрукт Арик, поэтому успокойся. Ничего нового не открыла, нечего и не­ рвы трепать. Я к тебе завтра заеду. Всё, пока! (Отключает телефон и обращается к Валерию.) А я её предупреждала: не связывайся с этим южанином, обует. Вот, пожалуйста!

В а л е ри й. А я вспомнил, где тебя видел. Вспомнил. Это же тебя с девчонками привозил твой дружок сутенёр к нашим ребятам на дачу. Я тогда сильно датый был и в групповухе не участвовал. Уснул.

Вот, значит, кто у батяни в гостях! А я голову ломаю — кто ты?

Л и з а. Ну, узнал, и что?

Ва л е р и й. Ничего! Думаю, может, мне сейчас восполнить свой промах и вместе с батяней тебя оттрахать. Деньги-то я на даче в тебя вкладывал, а вот удовольствия не получил.

Л и з а. Мне показалось, ты порядочней, чем мать.

Ва л е р и й. Кто бы говорил о порядочности.

Валерий идёт к Лизе.

Л и з а. Не подходи!

Ва л е р и й. А то что? Ножичком, как перед матерью, пома­ шешь?

Л и з а. Посмотрим. Сказала, отойди, не для тебя цвету!

Валерий выбивает у Лизы нож и заламывает руку.

В а л е р и й. Что теперь скажешь?

Л и з а. Что т ы придурок.

Она наносит удар Валерию в пах, и он выпускает девушку, но успевает схватить её за платье, которое рвётся. Между ними снова завязывается борьба. В это время входит Василий.

В а с и л и й. Э!.. Это что происходит? Прекратите! (Бросает по­ купки на стол.) Немедленно прекратите!

Василий пытается растащить дерущихся, но вместо этого Валерий начи­ нает бороться с отцом.

Л и з а. Эй в ы ! Что вы делаете, придурки? Бросьте драться!

Бросьте, кому говорю!.. А то я нашу крышу вызову, они вам обоим покажут!

Лиза разнимает дерущихся, и они расходятся по разным углам комнаты, приводя себя в порядок.

В а л е р и й. Крыша!.. Сильно-то я испугался твоей крыши.

Л и з а. Испугаешься, когда увидишь. Я сама их боюсь.

В а с и л и й. Что у вас тут происходит?

Л и з а. Трахнуть он меня захотел. Понравилась я ему.

Лиза находит выпавший нож и складывает его.

В а с и л и й. Да?

В а л е р и й. Да!

В а с и л и й. Что же ты, Валерий Батькович, паскудишь? У тебя жена, дети, а ты ещё и на мою девушку глаз положил? Нехорошо это. Не по-людски. Не по родственному.

Ва л е р и й. Какой ты родственник? Мать мне всё рассказала. Ты мне такой же папаша, как любой алкаш с улицы.

В а с и л и й. Вот оно что!.. А ты думаешь, она сказала тебе правду?

Она и сама толком не знает, от кого тебя прижила. Может, от меня, а может, от последнего алкаша с улицы. У неё по молодости на му­ жиков свой счёт шёл. Так что держи себя в рамках. Вдруг я всё же действительно твой биологический отец?

В а л е ри й. А мне наплевать, кто ты! Эта девка не для тебя.

Слишком лакомый кусочек для старпёра.

В а с и л и й. А это не твоё дело. Это ей решать, с кем жить.

В а л е ри й. Она решит. Как только мать деньги у тебя отсу­ дит, никуда не денется, сама ко мне прибежит. Ведь прибежишь, правда?

Л и з а. Да пошёл ты!..

Лиза пытается починить порванное платье.

Ва л е р и й. Прибежишь, это ты только сейчас волну гонишь.

А придёт ко мне фарт, фортуна повернётся передом, и — всё!..

И никуда не денешься.

В а с и л и й. Значит, вы так с матерью решили мою судьбу? Ну что ж, сынок, действуй! А я посмотрю, что у вас получится.

В а л е ри й. И не надейся! Мать своего добьётся, у неё все судьи с руки кормятся. Все в долгах по уши, а долг, сам знаешь, платежом красен.

В а с и л и й. Ну, а ты мне свои долги собираешься отдавать? Всё таки выручал в трудную минуту. И немало, помнится.

В а л е ри й. Зачем? У тебя расписки есть? Свидетели? Ну вот и всё! Прощай, папаша!

В а с и л и й. Прощай, Валерий Батькович! Видно, яблоко от яб­ лони...

Ва л е р и й. А что же ты тогда на такой яблоньке женился? Да ещё с приплодом?

В а с и л и й. Любил, вот и женился.

Ва л е р и й. И эту любишь?

В а с и л и й. Не твоё дело, кого я люблю.

В а л е р и й (усмехается). Ну-ну, батяня! Любить надо порядоч­ ных, а не этих... придорожных. Тьфу! Извращенец!

Валерий уходит.

Л и з а. Козёл!

После ухода Валерия наступает неловкая пауза.

Л и з а (тихо). Как мне всё надоело! Уйти бы куда-нибудь в лес, в монастырь. Отгородиться от людей высоким забором и жить для себя тихо-тихо.

В а с и л и й. С твоим-то характером да в монастырь?

Л и з а. А что, я покладистая. Мне многого не надо в жизни. Так, мелочи. В быту я вообще без запросов. Знаешь, в деревне у нас та­ кие красивые места есть, закачаешься! Вот бы там и поселиться.

Только... Только кто нам позволит? Там уже вся земля продана кру­ тым мужикам. Они что-то собираются строить навороченное: то ли современный санаторий, то ли обыкновенный дом свиданий...

В а с и л и й. Когда-то он был хорошим мальчиком... Мы с ним были большими друзьями. По крайней мере, мне так казалось.

Я его учил хорошему, а выходит...

Л и з а. Да брось ты! Каждый выбирает себе судьбу сам. Если у него есть в голове что-то, одумается и прибежит, а нет... Будет второй мамой.

В а с и л и й. Когда она ушла, мне казалось, меня обокрали на по­ ловину жизни. А сейчас, думаю, ещё четверть отняли. И сколько же у меня осталось в итоге?

Л и з а. Сколько бы ни осталось, а жить надо.

В а с и л и й. Кто говорит — нет? Но зачем?

Л и з а. Что — зачем?

В а с и л и й. Жить зачем?

Л и з а. Не знаю. Чтобы ещё раз встретить любовь, народить де­ тей... Короче, жить, чтобы жить.

В а с и л и й. А в конце снова то же самое?

Л и з а. Не верю. А даже если и так, разве в этом нет жизни? Разве лучше лежать в земле? Нет, по мне лучше жить. Жить во всех го­ рестях, глупостях и радостях, потому что кому-то, наверное, это и нужно от нас. Чтобы мы любили, радовались, страдали, набира­ лись земного опыта.

В а с и л и й. Ты веришь в бога?

Л и з а. Я верю в лучшее. Бог — лучшее из того, что я знаю, зна­ чит, я верю в него.

В а с и л и й. Ты где живёшь?

Л и з а. А что?

В а с и л и й. Да так... Приходишь, уходишь сама по себе, а я даже не знаю, как тебя найти.

Л и з а. Живу в халупе. С подругой комнату снимаем в подвале.

С твоими хоромами не сравнить, но жить можно.

В а с и л и й. Хочешь, я куплю тебе квартиру?

Л и з а. Да? А чем эта плоха?

В а с и л и й. Воспоминаниями. Эта наша первая с Галиной квар­ тира. Мы в ней десять лет прожили. Целых десять лет вместе. Душа в душу.

Л и з а. Не верю, что такое с этой мадамой возможно.

В а с и л и й. Много ты понимаешь!

Л и з а. Достаточно. Что-что, а уж в людях я разбираюсь! С ней и неделю прожить без ругани невозможно! По лицу видно.

В а с и л и й. Она просто несчастный человек. Я её искренне лю­ бил, а она... Она каждый день ложилась со мной в постель, нена­ видя меня. Я просто этого не понимал тогда и не понимаю до сих пор. Вот не понимаю и всё. Зачем? Почему? Как это можно двад­ цать с лишним лет притворяться в постели? Ну плюнь и уйди, если не люб! Зачем над собой издеваться?

Л и з а. Женщину понять трудно.

В а с и л и й. А я хочу понять, понимаешь, хочу!

Л и з а. Зачем?

В а с и л и й. Чтобы понять и свою жизнь. Почему я так долго це­ плялся именно за эту женщину? Ведь рядом было столько других, более достойных любви. У меня могла быть совсем другая семья и совсем иная судьба.

Л и з а. А ты в этом уверен?

В а с и л и й. Что?

Л и з а. Ты уверен, что мог бы стать другим человеком?

В а с и л и й. Не знаю. Я уже ни в чём не уверен.

Л и з а. Вот это ответ настоящего взрослого мужчины. Ладно, хватит ныть! Хватит! Что мы тут с тобой затевали? Обед, ужин и завтрак. Я правильно говорю?

В а с и л и й. Послушай, торопыга, ты что, правда хотела бы уйти в монастырь?

Л и з а. Хотела бы, не хотела... Кто меня отпустит? На мне долгов выше крыши, выкуп нужен, если захочу уйти от сутенёра. Так-то вот!

В а с и л и й. Деньги не проблема. Сколько должна?

Л и з а. Не твоя забота. Сама влипла, сама и... Как это сказать — вылипнусь, что ли?

В а с и л и й. Эх, ты, словообразователь!

Л и з а. Словоделатель.

В а с и л и й. Словопроизводитель.

Смеются.

Л и з а. А у тебя что-нибудь музыкальное имеется?

В а с и л и й. Имеется.

Л и з а. А что тогда сидим в тишине? Включай шарманку!

В а с и л и й. Пожалуйста!

Василий включает музыкальный центр.

Л и з а. А громче можно?

В а с и л и й. Можно. (Включает громче. Со всех сторон сразу же стучат в стены. Василий убавляет звук.) Хватит!

Л и з а. Почему?

В а с и л и й. Хорошего помаленьку. Дали по нервам соседям — и хорош.

Л и з а. Как хочешь. У тебя нитка с иголкой есть?

В а с и л и й. Да, где-то были. Сейчас поищу.

Пока Василий ищет иголку с ниткой, Лиза снимает платье и остаётся в лифчике и трусиках. Найдя иголку с нитками, Василий оборачивается, и видит раздевшуюся Лизу, рассматривающую порванное платье.

В а с и л и й. А ты красивая.

Л и з а (прикрывается платьем). Не смотри! Это нехорошо, под­ сматривать за девушкой.

Василий подходит к Лизе и отдаёт иголку с нитками. Они целуются. В это время звонит дверной звонок.

В а с и л и й. Вот чёрт!.. (Громко.) Кто там?

Г о л о с з а д в е р ь ю. Милиция!

После секундной паузы Лиза быстро хватает платье, затем, что-то сооб­ разив, нож, и засовывает его внутрь курицы. Надевает платье и только после этого говорит:

— Входите!

Василий стоит в полной растерянности.

Конец картины Конец первого акта Акт второй Картина шестая Спальня в квартире Валерия. Валерий сидит за столиком и курит. Перед ним бутылка с водкой. Он пьян. Громко играет музыка. Входит Галина.

Га л и н а. Чёрт, как вы с ним похожи! Как похожи! (Галина под­ ходит к музыкальному центру и выключает его.) Видеть тебя та­ ким не могу. Меня это бесит. Бесит! Ты весь в него, в этого при­ дурка с детскими фантазиями!

В а л е ри й. Привет, маман!

Га л и н а. Привет! Опять нажрался?

В а л е ри й. Выражаться надо культурнее: накушался. Понима­ ешь, просто на-ку-шал-ся.

Га л и н а. И долго так будешь «кушать»?

В а л е ри й. А кто его знает? Настроение у меня... кушать. Пони­ маешь, в бизнесе полная жопа. Жена ушла неизвестно куда вместе с детьми... Даже записку не оставила. Сказала только по телефону, что пацаны... они не мои. Не от меня то есть. И что мне делать при­ кажешь?

Га л и на. Наплевать на всё и работать. Работать и работать.

А этих баб... Их до Москвы одним местом не переставишь. Най­ дёшь ещё свою зазнобу, если дураком не будешь. Лучше найдёшь.

В тысячу раз лучше! И дети у тебя ещё будут. Твои собственные.

Много будет, если, повторяю, не будешь дураком.

В а л е ри й. А я что, значит дурак, по-твоему?

Га л и н а. Это вот ты сейчас и есть дурак. Сидишь и киснешь, как квашня. Ты же мужик, где твоя воля, мужественность?

Ва л е р и й. Не трать силы напрасно. Не проймёшь. Уже прохо­ дили. И волю, и мужественность. Ты с отцом проходила, а я всё это наблюдал со стороны. Убийственное зрелище, должен сказать. По­ трясающее воспитательное значение оказывает на подрастающее поколение. Ну, сама видишь, что из меня выросло под твоим чут­ ким руководством: образец для не подражания. Не правда ли?

Га л и на. Вижу! Где моё-то в тебе, где?

Ва л е р и й. А может, оно и к лучшему, что во мне нет ничего твоего? А?

Га л и на. Слушай, ты!.. Сынуля!.. Ты о своём будущем подумай, что делать будешь, когда тебе все твои долги предъявят к погаше нию. А подумав, не забудь спасибо сказать, что у тебя такая мать, которая о тебе заботится.

В а л е р и й. И себя не забывает.

Га л и н а. Да, не забываю, потому что больше обо мне заботиться некому.

В а л е р и й. А этот, твой шофёр, что, уже в отставке?


Га л и н а. Этот шофёр, как ты говоришь, сам себе на уме. Только для постели и годится. Всё больше на мои магазины заглядывается, подлец!

Ва л е р и й. Чего же ты лучше не нашла?

Га л и н а. Среди вас, уродов, лучших не бывает. Только деньги и водка, водка и бабы.

В а л е р и й. Ну, вот и завелась на любимую тему!

Га л и н а (кричит). Прекрати так разговаривать со мной! Я те бе не твоя матрёшка пустотелая, и не шлюха вокзальная. Я мать.

Мать!

В а л е р и й. Хорошо, хорошо... Зачем пришла, мать?

Га л и н а. У нас пока с тобой другого дела нет, кроме дела твоего папашки. Зачем пришла, спрашивает! Затем и пришла.

Ва л е р и й. Ну и что у нас с так называемым отцом?

Га л и н а. Ничего. Выкрутился, подлец. Девчонка совершенно­ летняя, с городской пропиской. Свидетелей нашей с ней перепалки нет. И ножа у неё нет. Не оказалось. А на нет и суда нет. Без ордера на обыск ничего не сделаешь, Васька законы знает. Да и связи у него в ментуре имеются не хилые, всё-таки не последний лох в городе.

Отмазался, подлец!

В а л е р и й. И ты что, всё это вот так и оставишь?

Га л и н а. Вот в этом мы с тобой, сынок, и отличаемся. Нет, не оставлю. Не надейся! Чёрт с ней, с девчонкой, её и так уже бог на­ казал древнейшей профессией, мне его достать надо. Его!

В а л е р и й. А стоит ли? У тебя магазины, своё раскрученное дело. Плюнь и отойди в сторону!

Га л и н а. А деньги оставить ему? Заводик его знаешь сколько прибыли даёт? Мои магазины — тьфу по сравнению с его бабками.

Ва л е р и й. И не жалко мужика? Всё-таки столько лет вместе прожили. В одной постели валялись-нежились, можно сказать, из одной чашки щи хлебали. Меня вырастили.

Га л и н а. Жалость — лишнее чувство в бизнесе. А семья всегда была бизнесом. И весьма доходным. Выгодно жениться или удачно выйти замуж ещё уметь надо. По себе должен знать.

Ва л е р и й. Ты отца-то хоть любила?

Га л и н а. Любила, не любила, какая разница? С ним было легко одно время и весело. Потом времена изменились, а я не тяжеловоз, я другая. Я грузчиком по жизни к нему не нанималась.

В а л е ри й. Да, действительно, я дурак. Я всегда думал, что се­ мья — это... Это нечто иное.

Берёт бутылку и хочет налить водки в стакан. Галина забирает бутылку.

Г а л и н а. Сегодня проспись, а завтра ты мне будешь нужен трезвым.

Понял? И только выпей мне завтра с утра, только выпей! Сосунок!

Ва л е р и й. Мать! Ну опохмелиться-то хоть оставь! Я же кони кину без опохмелки. Сердце не выдержит такой адской нагрузки.

Га л и н а (подумав, ставит бутылку на место). На, жри! Но только завтра, и не больше стакана. Понял? Я тебя спрашиваю, понял?

В а л е ри й. Да понял я, понял! (Галина уходит, не попрощав­ шись. Валерий поёт.) «И зачем я такой уродился, и зачем меня мать родила?»

Валерий наливает полный стакан водки и пьёт.

Конец картины Картина седьмая Квартира Василия. Василий и Лиза одетыми валяются на заправленной постели.

Л и з а. Давай уедем отсюда, Вася!

В а с и л и й. Куда? Думаешь, где-то нас ждут? Кому-то мы с тобой нужны?

Л и з а. Зато мы будем любить друг друга.

В а с и л и й. Любовь... Любовь — это вера в другого человека, что он не предаст, не обманет... А ты каждый день меня предаёшь. Каж­ дый день!

Л и з а. Это моя работа, будь она проклята! Это мой крест, кото­ рый нести всю жизнь.

В а с и л и й. Кто это тебе сказал? Кто внушил тебе эту глупость и гадость?

Л и з а. Клиенты.

Василий встаёт с постели и начинает ходить по комнате.

В а с и л и й. Мерзавцы! Мало что покупают бабу за деньги, так ещё и душу ей пакостят. Тоже мне, мужики!

Л и з а. Да, мужики! А что такое современный мужик, знаешь?

Лентяй и лежебока! Баба — пахарь, добытчик, а этим лень задницу от кресла оторвать, чтобы хоть что-то в своей жизни изменить.

В а с и л и й. У современного мужика нет цели в жизни, вот он и не торопится из кресла подниматься.

Л и з а. Даже если его бабу за деньги имеет кто хочет?

В а с и л и й. Это уже крайности. Я тебе предлагаю совсем другое:

брось свою профессию! Брось!

Л и з а. А если мне это нравится?

В а с и л и й. Что нравится? Проституция? Мужики? Секс?

Л и з а. Мне нравится, что ты меня любишь за то, что меня имеют другие. С твоей стороны это обыкновенный садомазохизм. Да, да!

Такой своеобразный современный экстрим: моя девушка — насто­ ящая бизнес-вумэн, доступная всем. Ты же простил своей бывшей жене грехи её молодости, не замечай и моих.

В а с и л и й. Ты соображаешь, что говоришь? Только дураки на­ ступают в дерьмо дважды. Ты другая. И не смей больше сравнивать себя с Галиной.! Её для меня нет. Нет!

Л и з а (садится на постели). Чёрт с ней, с Галиной! Нам бы с то­ бой разобраться.

В а с и л и й. А что тут разбираться? Разве не ясно?

Л и з а. Да мне-то всё ясно, а вот тебе... Ты покопайся в себе и найди ту гадину, которая меня такую любит, и придуши её. И нам с тобой будет хорошо: ни ссор, ни скандалов. И каждый будет спо­ койно заниматься своим делом. Своим бизнесом.

В а с и л и й. Я не хочу никого убивать. Тем более в себе.

Л и з а. А зря. Зря! Меня бы это позабавило.

В а с и л и й. Ну хватит истерики!

Л и з а. Истерики? (Вскакивает с постели и подходит к Васи­ лию.) Я что, по-твоему, истеричка? Нет, ты скажи, я истеричка, да?

Истеричка? Истеричка?

В а с и л и й. Как хорошо, что я не увижу тебя старухой.

Л и з а. Почему это?

В а с и л и й. Все старухи такие ворчуньи и скандалистки. На­ стоящие ведьмы.

Целует Лизу.

Л и з а. А я как-то и не подумала.

В а с и л и й. О чём?

Л и з а. Господи, что ты умрёшь раньше меня.

В а с и л и й. Не расстраивайся! До этого ещё так далеко.

Л и з а. Да, далеко. Никто не знает, когда нас призовут к ответу.

В а с и л и й. Ты прямо как судья.

Л и з а. Вася, давай поженимся. Я так тебя люблю!

В а с и л и й. Моя жена не должна быть проституткой. Уходи от­ туда, распишемся.

Л и з а. Нет. Это моя работа. Я больше ничего не умею делать.

А жить на твои деньги... Это та же проституция, только с одним человеком. Какая разница в таком случае?

В а с и л и й. Иди учиться. Окончи школу, и я оплачу учёбу в лю­ бом вузе. Стань кем-нибудь и зарабатывай деньги. Открой своё дело, наконец. А деньги... Деньги мне потом отдашь, если захочешь.

Это всё равно, что беспроцентный кредит на всю жизнь.

Л и з а. Учёба, учёба! Что ты всё заладил одно и то же? Вон учё­ ных в стране сколько, а что за бардак развели? На днях встретила бывшую соседку, она старше меня на пять лет, недавно пединсти­ тут окончила. Где, спрашиваю, как? Живу, говорит, в основном по­ ловой жизнью. Полы в школе мою по вечерам на ноль пять ставки.

Чем не нам родня? Да лучше как мы, чем так жить, как она! Ни света, ни просвета в перспективе. Муж алкоголик и ребёнок пол­ ный дебил — финал всей праведной жизни.

В а с и л и й. А что у тебя за перспективы?

Л и з а. Ты знаешь, некоторых наших девочек на работу возят мужья.

В а с и л и й. Что, сами возят?

Л и з а. Сами. Да пойми ты, это не измена, это просто зарабаты­ вание денег. Я тебя люблю, и я тебе не изменяю. Я просто работаю.

Работаю!

В а с и л и й. Ты предлагаешь мне возить тебя к мужикам?

Л и з а. Всё! Я тебе уже ничего не предлагаю. Мы разные люди.

Мы чужие люди. Мы просто не понимаем друг друга. И это конец!

Мне надоело, надоело твердить одно и то же! Я ухожу. (Хватает сумочку и идёт к выходу. Василий удерживает её.) Пропусти. Про­ пусти, кому сказала!

В а с и л и й. Я согласен. Давай уедем.

Лиза бросается Василию на шею и страстно целует его.

Л и з а. Васька, Васенька!.. Наконец-то!.. Так бы и придушила тебя, мучитель!

Конец картины Картина восьмая Утро. Квартира Василия. Лиза и Василий спят на кровати. Звонок в дверь.

Первым просыпается Василий.

В а с и л и й. А?. (Встаёт и в одних трусах подходит к двери.) Кто там?

Просыпается и Лиза.

Е л е на. Свои.

Л и з а (Испуганно, шёпотом). Не открывай! Это Ленка. Не от­ крывай, прошу тебя!

В а с и л и й. Свои? Я никого в гости не звал.

Е л е на. Василий, не дури! Я знаю, Лизка у тебя. Открывай бы­ стрее! У вас нет времени. Сейчас сюда придут наши охранники.

Л и з а. Не открывай! Откуда она знает, где я?

Василий идёт к серванту, вытаскивает из ящика пистолет, взводит его и вновь подходит к двери.

В а с и л и й (Лизе). Весь век под замком не просидишь.

Василий открывает дверь. В комнату влетает Елена, увидев ещё не одетую Лизу, кричит.

Е л е н а. Быстро хватай вещички и рви отсюда когти! Наши узнали, где ты.

Л и з а. Откуда?

Е л е н а. А я почём знаю? Шевелись, они скоро подъедут.

Лиза начинает лихорадочно одеваться.

Л и з а. По телефону нельзя было сказать об этом?

Е л е н а. Симку не надо было менять.

Л и з а. Чёрт, я совсем забыла тебе сообщить свой новый номер.

Е л е н а. Я бы на твоём месте тоже забыла. Зачем лишние свиде­ тели твоего не очень светлого прошлого? Правда, Василий?

Елена начинает помогать запихивать вещи Лизы в сумку.

В а с и л и й. И куда вы?

Е л е на. Не твоё дело, соблазнитель хренов. Найдём где отси­ деться, потом созвонимся.

В а с и л и й. Как узнала, что нас вычислили?

Е ле н а. Штаны надень, Ромео! И пистолетик убери, а то стре лит нечаянно. (Василий надевает брюки и прячет пистолет в кар­ ман.) Случайно. Услышала, как охранник по телефону назвал ваши имена и адрес. Кто-то позвонил в контору и стукнул на вас. Я сразу в такси и к вам. Они скоро подъедут. Всё, сваливаем отсюда! У нас не больше двух-трёх минут.

Л и з а. А Вася?

Е ле н а. А что они ему сделают, если тебя здесь не будет? Кто он такой? Да он и сам за себя постоит. Вооружён и очень опасен. Не видишь разве? Пошли!


Л и з а (Василию). Эта сука всё может. Её рук дело. Она мне жи­ тья не даст, пока я её не порешу. Я знаю. Я кончу её, кончу!

В а с и л и й. Ещё чего выдумала? В тюрьму захотела?

Л и з а. Всё равно от неё не убежим. Через ментов найдёт.

Е л е н а. Попытка — не пытка! Бери вещички и на выход!

Л и з а (бросается к Василию, обнимает его). Вася, мы созво­ нимся. Ты только будь с ними осторожнее. Умоляю тебя! Это страшные люди, страшные!

Входит Сутенёр.

Су т е н ё р. А вот и мы, страшные люди! Привет честной ком­ пании!

Е ле н а (тихо). Твою мать! Не успели!

Василий выхватывает из кармана пистолет и наводит его на Сутенёра.

Су т е н ё р. Я знал, что просто так у нас ничего не выйдет. (Под­ нимает руки вверх.) Ничего не можем делать без проблем, без уго­ ловщины. Я совсем безоружен, можете даже обыскать, но... прошу обратить внимание на ребят за окном. Взгляните — что вы там на­ блюдаете? (Василий подходит к окну и смотрит на улицу. Его рука с пистолетом невольно опускается сама собой.) То-то же! (Опу­ скает руки.) Может, поговорим мирно, без пальбы? (Садится на стул у стола.) Не люблю порохового запаха. Аллергия с армейских времён. Присаживайтесь, любезный! Прошу и вас садиться, дамы.

Поговорим по-дружески.

Все молча рассаживаются. Василий садится за стол напротив сутенёра, Лиза прямо на сумку с вещами, Елена на кровать.

В а с и л и й. О чём хотите говорить?

Су т е н ё р. О долгах.

В а с и л и й. Только о них?

Су т е н ё р. Да, только о деньгах. Ради них живём и горбатимся всю жизнь. Мы же деловые люди, правда?

В а с и л и й. Сколько?

Су т е н ё р. Сущие пустяки. Пятнадцать тысяч. Восемь — крыше и семь — мне.

В а с и л и й. Долларов?

Су т е н ё р. Шутишь? Рублей. Всего лишь рублей. А у тебя что, старик, и доллары водятся?

Василий встаёт, подходит к серванту, открывает ящик, кладёт в него пи­ столет, вытаскивает деньги и кидает пару пачек на стол перед Сутенёром.

В а с и л и й. Надеюсь, теперь вы от неё отстанете?

Су т е н ё р. Спрашиваешь! Мы же не беспредельщики, пони­ маем, с кем имеем дело. (Забирает деньги, не считая.) Живите счастливо! А это тебе, Лизонька, от фирмы.

Сутенёр достаёт из внутреннего кармана гвоздичку и протягивает Лизе.

Л и з а. Спасибо!

Берёт цветок, ломает и бросает его в лицо Сутенёру.

С у т е н ё р (усмехается). Когда соскучишься, приходи. Мы хо­ роших работников ценим. Примем с удовольствием.

Л и з а. Пошёл вон!

Су т е н ё р. Понимаю. До встречи, Лизон! (Елене.) Ух, шалунья!

Смотри у меня, Ленок! Веди впредь себя хорошо. Поняла?

Сутенёр уходит. Наступает неловкая пауза.

Е л е н а. Теперь он меня сожрёт. Под всякую шваль подклады вать начнёт.

Л и з а. Не бойся, он своё получил и заткнётся. Зачем ему тебя гробить? Ты же хороший товар! Востребованный.

Е л е на. А вдруг? Недавно видела покойников в гробу.

Л и з а. Знакомых среди них не было?

Е л е на. А что, это имеет значение?

Л и з а. Да нет, я просто спросила. Говорят, покойники девчон­ кам снятся к свадьбе.

Е л е н а. Мужики все — козлы, их на свадьбу не разведёшь. (Ва­ силию.) А ты чего молчишь, клиент?

Л и з а. Отстань от него. Не видишь — человек в шоке. Ни разу, наверное, в подобных переделках не бывал.

В а с и л и й. И мы из-за этой мелочи столько дней прятались в этой дыре?

Л и з а. Для тебя это мелочи, а для меня — целое состояние.

В а с и л и й. Состояние?.. Состояние — это мы сами: всё, что в нас есть, что было и будет.

Л и з а. Моя цена тебе известна.

В а с и л и й. А ты знаешь, сколько я стою в денежном эквива­ ленте? Знаешь?

Л и з а. Меня это не интересует. Твой сынок на этом уже свих­ нулся.

В а с и л и й (протягивает Елене пачку денег). Это тебе.

Е ле н а. Мне не надо. За что?

В а с и л и й. Дружба дружбой, а дензнаки ещё никто не отменял.

Бери! Это не так много за ценную информацию. Спасибо!

Е ле н а. Разве только за информацию... (Берёт деньги.) И вам спасибо! Ну, я пойду. Всего вам!

Елена быстро уходит.

В а с и л и й. До свидания!

Л и з а. Пока!

В а с и л и й (держится рукой за сердце). Как ты могла так подста­ вить меня из-за ерунды?

Л и з а. Это не ерунда. Всё, что ты имеешь, это твоё, и мне его на дух не надо! От него за версту твоей женой воняет и твоим про­ шлым, в котором меня не было. А я хочу своего, мною заработан­ ного. Я хочу идти своей дорогой по жизни.

В а с и л и й. Даже тем путём, что у тебя был?

Л и з а. В моём случае проституция — профессия, а не состояние души. Посмотри вокруг, сколько проституток обоего пола гуляет рядом с тобой, и никто им в лицо не говорит, кто они. Все честные, порядочные люди. А это не люди — людишки. И даже хуже того.

Почему тогда я одна должна быть порядочной и честной среди них, во имя каких-то там моральных ценностей и мифических идеалов?

Для чего?

В а с и л и й. Ты слишком умна для шлюхи. Поэтому ты мне и нра­ вишься.

Л и з а (обнимает Василия). Господи, и я тоже тебя люблю! Давай куда-нибудь скорее уедем. Насовсем. Куда глаза глядят. Где нас ни­ кто не знает и никто не будет искать.

В а с и л и й. Не могу. Да и кто нас теперь будет искать? А с воз­ растом не только трудно привыкать к чужому и непонятному, но просто становится жаль тратить время на пустяки и глупости. От себя не убежишь, это правда. Себя беречь надо, как редкостную ве­ щицу, чтобы не испачкаться, не скурвиться. К сожалению, это по­ нимаешь только со временем.

Л и з а. Любовь, по-твоему, пустяки?

В а с и л и й. А что в ней хорошего? Сплошные разочарования и мучения. Не каждое сердце выдерживает любовные стрессы. Моё уже начинает шалить.

Л и з а. Ты мне кровь не сворачивай, она у меня и так плохая.

Понял?

В а с и л и й. Понял. Или ты бросаешь и остаёшься...

Л и з а. Или?

В а с и л и й. Или прощай. Я не сутенёр. И мне ещё не надоел бе­ лый свет. Я ещё хочу немного пожить среди людей. Сделать кое-что полезное, доброе. Как говорится, оставить свой след в истории на­ шего города.

Л и з а. Видно, нам не понять друг друга.

В а с и л и й. Да уж, это точно, не понять. Тебе бы себя понять, кто ты и что ты. Зачем на земле живёшь?

Л и з а. Я о себе всё знаю. И давно. Ну что, пока, Васенька? Пока?

Я тебя спрашиваю: пока?

В а с и л и й. Тебе решать: пока или прощай!

Л и з а. Вот как? Значит, я должна поступать, как тебе хочется?

Моё мнение для тебя ничто? Только ты, только твоя точка зрения...

Что ж, ладно!.. Прощай, Василий! Мне было с тобой хорошо, но...

Но, видно, мы люди разные. Чужие. Лучше бы нам не встречаться никогда.

В а с и л и й. Это ты верно заметила. Никогда... Прощай, Лизон!

Л и з а. Прощай, клиент!

Лиза берёт сумку и уходит. Василий остаётся один, прижимая левую руку к сердцу.

Конец картины Картина девятая Скамейка в кустах парка. Где-то рядом проезжают автомашины. За ку­ стами, у дороги, ходит Сутенёр. На скамейке сидят двое: Елена и Лиза.

Надежда ходит рядом, словно заведённая. Лиза курит.

Л и з а. Что-то зябко сегодня.

Е ле н а. Ничего, скоро тебя кто-нибудь согреет.

Л и з а. Скорее бы уж.

Е ле н а. Засвербило в одном месте?

Л и з а. Тебе-то что?

Е ле н а. Да так, ничего. Думаю, что ты со своим стариком уже забыла, как это делается. Соскучилась, наверное, по хорошим кли­ ентам.

Л и з а. Ты о нём не беспокойся, у него всё в порядке, всё при теле.

Е ле н а. А что мне-то беспокоиться? За тебя, подруга, обидно, квалификацию теряешь. У тебя разряд в тарифной сетке падает.

Имидж уже не тот на панели.

Л и з а. С вами не только имидж, всё потерять можно.

Е л е н а. Не с нами, с нашими мужиками, дармоедами и кобе­ лями. Чтоб им!..

На д е ж д а. А что тебе плохого мужики сделали? Ты же за счёт них живёшь.

Е ле н а. Кто, я? Ой-ёй-ёй! Скажите на милость! Да это я своего кормлю-пою. Весь дом на себе тащу. Что они мне сделали, спраши­ вает! А чего они мне не сделали?

Л и з а. А чего тебе надо?

Е ле н а. Всё и сразу мне надо. Всё! Как у них. У этих козлов с баб­ ками.

Слышен скрип тормозов. Сутенёр уходит в сторону остановившегося ав­ томобиля.

Л и з а. А ты не тащи на себе лишнего, не надсажайся. Плюнь и молча уйди.

Е ле н а. А дом? А нажитое? Ему оставить, что ли? И кредит... На мне такие деньги висят!.. В случае чего мало не покажется!

На д е ж д а. Терпеть нужно. А мы все торопыги. А куда бежим, куда торопимся? Зачем, главное?

Е ле н а. Терпеть? Для чего?

На д е ж д а. Для жизни, подруга. Для жизни. Мужики по при­ роде своей бегуны на короткую дистанцию. Им нужно совершать подвиги каждый день. Маленькие, но подвиги. И каждый день их нужно за это восхвалять, вдохновлять на новый успех. Любить, ле­ леять, на пьедестал возводить, рядом с божничкой ставить. Каждый день. А жизнь... Это вся жизнь. Это долгий и мучительный процесс.

Им нужно управлять. И направлять. И мужиков тоже нужно на­ правлять.

Е л е н а. Их направишь! Кроме дороги в магазин за бутылкой ни черта не знают и знать не хотят.

Л и з а. Ну, хватит базарить! Надоело одно и то же каждый день слушать.

Е л е на. Да что хватит? Пьют без просыпу. Если на бутылку со­ ску надеть, вообще как дети будут. Захандрил, загукал — ты ему бу­ тылочку в рот раз — замолкнет. Обгадился — памперсы сменила, на другой бочок перевернула — он и дальше в дырочку засопит.

Подходит Сутенёр.

Су т е н ё р. Эй, балаболки, хватит трепаться! Работать пора.

Е л е на. Всегда готовы.

Су т е н ё р. Вот ты и пойдёшь. Остальные могут покурить и оправиться. Вольно, дышите! (Смеётся.) Пошли, красавица! Клё­ вый клиент попался. Просто жирный карась. Тебе понравится.

Е л е на. Опять какого-нибудь урода-извращенца подсунул?

Су т е н ё р. Какая разница? Лишь бы у него деньги были.

Е л е н а. Будь они прокляты, эти дензнаки! Со всяким дерьмом из-за них валяешься.

Сутенёр и Елена уходят.

На д е ж д а. Пожевать что-нибудь есть?

Л и з а. У тебя же сегодня огуречная диета Н а д е ж д а. Да ну её! Я же вышла на работу, какая теперь диета!

Л и з а. Да уж конечно!

Лиза достаёт «сникерс» и даёт Надежде.

Н а д е ж д а. Зря ты вернулась. Бросить бы тебе это дело на до бы.

Л и з а. А ты почему не бросишь?

На д е ж д а. Ты на меня не равняйся. У меня особая статья.

Л и з а. Господи, да чем же ты особенная? Что у тебя, поперёк, что ли?

На д е ж д а. Дура ты!

Л и з а. Зато ты умная. И все вы вокруг умные. Только я одна...

ненормальная. Дура настоящая!

Лиза плачет. Надежда присаживается рядом с Лизой.

На д е ж д а. Ничего-то ты не знаешь, ничего не понимаешь! Ни­ чего, время придёт, всё поймёшь.

Л и з а. Ну да, мне уже скоро девятнадцать, мало, что ли?

Н а д е ж д а (тоскливо). Эх, мне бы твои годочки!.. Несколько лет назад у меня обнаружили рак кишечника. Чего мы только с мужем не делали, чем не лечили!.. Два года назад сделали операцию. И всё равно зараза во мне осталась. Нужна была ещё одна. Мы стали копить деньги на врачей и на мои похороны. Сама знаешь, сейчас даже умереть — непростое дело. И вот год назад муж как-то пошёл вечером в магазин, там упал и умер. Сказали — инфаркт. Здоро­ вый мужик был, под метр девяносто. Тридцати пяти ещё не было.

Не пил, не курил. Никогда ничем не болел. Я думала, чокнусь. Как жить дальше? Да и стоит ли, всё равно рак. Ну, похоронила я его по-человечески, на свою похоронную заначку, а самой на операцию нужно ложиться. Мне уже и время врачи назначили. А я не хочу в больницу, хоть убей! Тут младшая сестрёнка пожалилась: у неё с бой-фрэндом проблемы, а она беременна. Хотела вычиститься.

У меня-то детей не было и нет. Сначала не хотели, думали пожить для себя, а потом... Ну, я ей и говорю: если родишь, буду жить и по­ могать, нет — не проснусь... После операции выжила. Потом... По­ том нужны стали деньги. И много денег. Я никогда не была сек­ суально озабоченной, мне моего мужа вполне хватало. Он вообще у меня был первым и единственным. Я даже представить себе не могла, что меня кто-то будет лапать чужими грязными руками... На работу не брали. Куда с таким здоровьем? А дома — финансовая ка­ тастрофа. Немного окрепла и решилась... Хоть чуточку, но помочь родной кровинушке... Руки... Чужие поганые руки. Долго не могла привыкнуть, а потом подумала: тело не главное в человеке. Душу не испоганить бы. В церковь стала ходить, готовить себя... Меня всё равно через пару месяцев снова резать будут. Я уже все анализы сдала. А вот захочу ли я проснуться после наркоза для всего этого, я и сама ещё не знаю. Так что не равняй меня с собой, подруга. Не равняй!

Л и з а. Как же ты... Почему молчала?

На д е ж д а. А что бы изменилось? Клиенты бы узнали, шара­ хаться от меня стали. Деньги мне нужны. Мне — на похороны, пле мяшке — на жизнь. Ей уже годик скоро, а сестрёнка совсем одна.

Тяжело ей без меня придётся. Иной раз думаю — не зря ли я так с сестрой поступила? А потом посмотрю на девочку, и все дурные мысли — в сторону. Жалею, что своих не останется. Моего продол­ жения на земле не будет.

Л и з а. А может, всё обойдётся? Ты вон как хорошо выглядишь, просто красавица. Я всегда тобой любуюсь. Умеешь себя подать.

На д е ж д а. Не знаю, может, и обойдётся. А может, и нет. И мы, и жизни наши — всё в руках Божьих.

Л и з а. Господи, как всё это страшно!

На д е ж д а. Страшно не страшно, а жить надо. И бороться за неё надо, и жить по-человечески, а не по-скотски. Подумай, как тебе поступить. У тебя ещё всё впереди. Всё!.. Ты молода, здорова...

Да ты не отчаивайся, живи весело, нюни не распускай, а то после моих рассказов, вижу, настроение у тебя — хоть в петлю лезь. (На­ дежда с наигранной весёлостью поёт.) «Мальчик едет в Тамбов, чики-чики-чики-чики-та».

Появляется Сутенёр.

Су т е н ё р. Чего шумите, ментов хотите привлечь? Давно суб­ ботники у них не отрабатывали?

Л и з а. Да отвали ты отсюда! Надоел со своими страшилками.

Су т е н ё р. Бросай, Лизон, олигархические привычки! Халява кончилась! Работать пора, клиенты заждались, огнём пылают.

На д е ж д а. Смотри, не сгори в их голубом пламени, приврат­ ник ада.

Су т е н ё р. Попрошу без намёков!

Л и з а (Сутенёру). Да какие уж тут намёки, подружка! Здесь пол­ ный звиздец! Пошли, Надюха, а то совсем клиенты спекутся, какой толк с них потом, с поджаренных? (Поёт.) «Мальчик едет в Там­ бов...»

На д е ж д а (подхватывает). «Чики-чики-чики-чики-та!»

Все трое уходят в сторону дороги.

Конец картины Картина десятая Квартира Валерия. Елена сидит на кровати и одевается. Валерий лежит в постели под одеялом и курит.

Е л е н а. А ты ничего!.. Мой был бы таким в постели, цены бы ему не было.

В а л е ри й. Твой знает, чем ты занимаешься?

Е ле н а. По-моему, догадывается.

В а л е ри й. А если узнает правду?

Е ле н а. Ну и что? Хотел бы знать, узнал давно. Его, наверное, так устраивает. И меня тоже.

Звонит сотовый телефон. Елена берёт телефон и смотрит на определитель номера.

Е ле н а. Вот чёрт! Нашёл же время! (В телефон.) Да, милый!..

Я скоро буду. Задержалась у подруги... У какой, какой! У Лизы... Не беспокойся. Пока-пока! (Быстро отключает телефон.) Всё-то ему знать нужно: где, да как, да почему, да с кем?

В а л е ри й. А где Лиза?

Е ле н а. Какая Лиза?

В а л е ри й. Твоя подруга. Мне сказали, вы вместе раньше рабо­ тали.

Е ле н а. Зачем она тебе?

В а л е ри й. Говорят, интересная штучка. Заводная.

Е ле н а. Это кто тебе сказал?

В а л е ри й. Приятели.

Е ле н а. Приятели... Обыкновенная она. Что вы все к ней лип­ нете, не пойму?

В а л е ри й. В ней есть изюминка.

Е ле н а. Какая?

В а л е ри й. Если бы знал, сказал. Так где она?

Е л е н а. Почём я знаю? Спроси у нашей мамки.

В а л е ри й. У кого?

Е ле н а. Ну, у нашего шефа. Этого ефрейтора с голубой приду­ рью.

В а л е ри й. Спрошу. А ты, значит, не знаешь?

Е ле н а. Не знаю, и знать не хочу.

Ва л е р и й. Не любишь её? За что?

Е л е н а. Люблю, не люблю — какая тебе разница?

Ва л е р и й. Мне? Мне никакой разницы нет. Но ты всё же скажи, где она. Сделай мне приятное.

Е л е на. А кто ты ей: сват, брат, жених?

В а л е р и й. Не твоё дело. Вот тебе премия за работу. (Вытаски­ вает из-под подушки деньги.) Можешь ещё заработать, если не бу­ дешь дурой. (Кладёт рядом с первыми деньгами ещё.) Ну?

Е л е на. Господи, что вы за люди! То бандюки её ловят, то менты, то вообще неизвестно кто!.. Ладно, всё равно найдёшь, по лицу вижу. (Забирает деньги.) Только, чур, меня не выдавать. Подруга всё-таки!

В а л е р и й. Хорошо, подруга, не выдам.

Елена вытаскивает из сумочки записную книжку, листает её, находит нужную страничку и показывает Валерию.

Е л е на. Читай и запоминай. В случае чего я тебе ничего не гово­ рила, ты сам прочитал. И учти, у неё уже есть возлюбленный.

В а л е р и й (внимательно читает адрес, затем отдаёт книжку Елене). Ну и что? Я же не жениться на ней собрался, как тот стар­ пёр.

Е л е н а. Ты и про него знаешь?

В а л е р и й. А что?

Е л е на. Нет, ничего. Кажется, я зря тебе адресок дала.

В а л е р и й. Не беспокойся, всё будет хорошо. (Раздаются длин­ ные тревожные звонки в дверь.) Кто это так надрывается? Не твой Отелло?

Е л е н а. Понятия не имею. Не должен вроде. Хотя кто его знает?

Ва л е р и й. Посмотрим.

Валерий накидывает на себя халат и выходит в прихожую. Елена торо­ пливо заталкивает в сумочку косметичку, деньги прячет в туфлю и пы­ тается привести в порядок причёску. Через секунду вместе с Валерием в квартиру буквально врывается плачущая Галина.

Га л и н а. Он меня бросил. Ты понимаешь, он меня бросил. Мер­ завец! Какой мерзавец! И машину увёл. Совсем новую иномарку.

В а л е р и й. Кто тебя бросил, шофёр?

Га л и н а. Какой он шофёр? Ты знаешь, кто он?

Ва л е р и й. Твой личный шофёр Гена — конченый подонок. Это я давно знаю. Удивляюсь, почему ты ничего слышать об этом не хотела раньше.

Га л и н а. Ничего ты не знаешь. Он уголовник. Почти маньяк.

Он... Он взял меня за горло и сказал: «Пикнешь — придушу!».

И уехал. Вот, смотри, синяки на горле остались.

Галина показывает сыну горло, Валерий мельком смотрит на синяки.

В а л е ри й. Да ну тебя! Там сплошная косметика. Ничего не раз­ глядишь.

Га л и н а. Не буду же я по городу ходить с синяками! Припу­ дрила немного, только и всего.

Ва л е р и й. Давай по порядку. Куда он уехал на твоей машине?

Почему?

Га л и на. Не знаю. Я вообще ничего не знаю. Сказал, что это его машина, раз я ничего не могу сделать с Васькой.

Ва л е р и й. А у кого документы на машину?

Га л и на. У него. Я ему доверенность сделала на год. Я же ма­ шину водить не умею. А что ему документы? Он машину продаст, а сам куда-нибудь свинтит на эти деньги. Новая иномарка прилич­ ные деньги стоит. За полцены спустит южанам, мерзавец. Подлец!

Как он меня кинул, как кинул!

Ва л е р и й. Ты-то чем думала, когда ему доверенность выписы­ вала?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.