авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ Жорж БАТАИ ТЕОРИЯ РЕЛИГИИ ЛИТЕРАТУРА И ЗЛО Издательство выражает благодарность Посольству Франции в Республике ...»

-- [ Страница 7 ] --

их дырявые носки из рогожи уже ороговели от грязи, этой смеси пыли и пота. От них воняет. Пусть они подлецы, но их тюремные надзиратели, те, что стоят напротив, еще подлее. Сейчас они всего лишь жалкая карикатура на тех красивых преступников, которых я видел раньше, еще когда мне было двадцать, и никогда и не перед кем я не раскрою пороки и уродство тех, в кого они сами превратились, ради мести за зло, причиненное мне, а еще за те неприятности, произошедшие со мной из-за их невообразимой тупости»*. В данном случае вопрос не в том, чтобы узнать, насколько правдиво свидетельство Жене, скорее нас интересует, создал ли он литературное произведение в том смысле, в каком литература есть поэзия, в каком она в своей глубине, пусть даже неформально, является священной.

Вполне вероятно, что это потребует от нас более пристального внимания к неясному намерению какого-нибудь автора, влекомого только неопределенным движением, вначале достаточно беспорядочным и бурным, но в действительности безразличным, не способным привести к вершине страсти, только на краткий миг предполагающей абсолютную честность.

Сам Жене не сомневается в своей слабости. У меня возникает впечатление, что создание литературного произведения не может быть самовластным процессом;

это имеет смысл, только если произведение требует от автора преодолеть в себе Литература и зло «Miracle de la rose». Oeuvres completes, II. P. 208.

несчастного человека, достойного мгновений своей самовластности;

другими словами, автор должен находиться в поиске, он постоянно должен искать как в своем произведении, так и в себе самом то, что через презрение его собственных границ и слабостей не участвует в его глубинном раболепии. В таком случае, используя некоторого рода неуязвимую обоюдность, он способен отрицать своих читателей, без мысли которых его произведение не имело бы сил для существования;

более того, он может их отрицать в той мере, в какой он отрицает себя. Все это приводит нас к тому, что, лишь подумав об этих ему известных неясных существах, отягченных раболепием, книга, над которой он работает, может привести его в отчаяние, однако вне самих себя эти реальные существа постоянно напоминают ему о человечестве, неутомимом в своей человечности, никогда не подчиняющемся окончательно и всегда стоящем выше средств, поскольку оно — цель, ради достижения которой они и используются. Что значит создать литературное произведение? Это значит отказаться от раболепия как от любого другого уничижения;

говорить самовластным языком, идущим от самовластности, заложенной в человеке, обращенной к самовластному человечеству. Страстный поклонник литературы смутно чувствует (чаще всего даже неточно из-за мешающих ему предрассудков) эту истину. Сам Жене ее чувствует. Он пишет. «При одной лишь мысли о литературном произведении я бы просто пожал плечами»*. Позиция Жене диаметрально противоположна наивному представлению о литературе, которое можно считать начетническим, но которое, несмотря на свою труднодоступность, принято повсеместно.

«Journal du voleur». P. 115.

Жорж Батай Естественно, мы не должны отворачиваться, прочитав «..я писал только ради денег».

«Писательская работа» Жене достойна всяческого внимания. Жене крайне интересуется проблемой самовластности. Но он не учел тот факт, что самовластность требует сердечного порыва и полного соблюдения правил игры, так как она дается в общении. Жизнь Жене неудачна, его книги тоже, однако они имели успех. Они далеко не рабские, ведь стоят выше большинства работ, считающихся «художественными»;

в то же время они не обладают самовластностью, поскольку не выполняют ее основного требования, которое заключается в неукоснительном соблюдении правил игры, без которого здание самовластности тут же разрушается. Произведения Жене можно сравнить со смятением недоверчивого человека. Сартр пишет: «Если нам удастся загнать его в угол, он только рассмеется нам в лицо и тут же признается, что просто подшутил над нами и что единственное, чего он добивался, — это оскандалить нас:

если уж он решил наречь Святостью это дьявольское и надуманное извращение святого понятия...»* и т. д.

НЕУДАЧА ЖЕНЕ Следует отметить, что безразличие Жене к общению проливает свет на одно определенное явление его рассказы интересны, но не увлекательны. Вряд ли можно придумать что-либо более холодное и в то же время настолько трогательное, чем тот сверкающий нанизанными друг на друга словами, знаменитый отрывок, в котором Жене повест J.-P. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr. P. 225.

Литература и зло вует о смерти Аркамона*. Этот рассказ своей красотой напоминает дорогое, но все же безвкусное украшение. Его великолепие напоминает блеск Арагона в начале эпохи сюрреализма: здесь и непринужденность в словах, и обращение к непринужденности скандала. У меня создается впечатление, что обольстительность такого рода прово кации не исчезнет никогда, а вот эффект от обольщения напрямую зависит от заинтересованности во внешнем успехе, от того, что предпочтение было отдано лицемерию, которое легко можно почувствовать. Во время поисков подобного успеха и для автора и для читателей раболепие выражается одинаково. Со своей стороны, и автор и читатель старательно избегают разрыва и уничтожения, которые являются неизменными спутниками самовластности, и ограничиваются — и тот, и другой — престижностью успеха.

Существуют, однако, и другие стороны. Желание свести Жене к выгоде не имело никакого смысла, ведь ему удалось извлечь эту выгоду из своего блестящего таланта.

В глубине его души таилось стремление никому не подчиняться, оно было глубоко спрятано и никогда не мешало работе писателя.

Заслуживает внимания тот факт, что и моральное одиночество и ирония, куда он уходит, держали его вне той потерянной самовластности, жажда которой привела его к парадоксам, о которых я уже упоминал. На самом деле, с одной стороны, поиски самовластности человеком, причиной отчуждения которого является цивилизация, лежат в основе исторических волнений (не имеет значения, идет ли речь о религии или политической борьбе, то есть деятельности, зависящей, исходя * В конце «Miracle de la rose». Oeuvres completes, 2.

Жорж Батай из теории Маркса, от отчуждения человека). С другой стороны, самовластность — постоянно ускользающий объект, ею никто не обладал и никогда не будет обладать по той простой причине, что мы не способны владеть ею как объектом, мы должны искать ее. Но, в любом случае, всегда есть место отчуждающей тяжести, которая ощущается в практическом использовании предлагаемой самовластности (даже ребесные властители, которых воображение могао бы освободить от рабства, подчиняются друг другу в корыстных целях). В своем произведении «Феноменология Духа» Гегель развивает диалектику хозяина (господина, властителя) и раба (человека, порабощенного" трудом), она лежит в основе коммунистической теории классовой борьбы, он ведет раба к победе, однако проявление его самовластности — не что иное, как независимое стремление к рабству;

что касается самовластности, то она правит лишь царством неудач. Итак, мы вправе заявить о несостоявшейся самовластности Жана Жене, она как будто противостоит реальной самовластности, чью законченную форму можно было бы показать. Человек не переставая тянется к самовластности, хотя она никогда не была доступна и вряд ли когда нибудь станет. Возможно устремление к обсуждаемой нами самовластности... к ожиданию мгновенной благодати, если усилие, равное тому, которое мы совершаем сознательно, чтобы выжить, будет не в состоянии нас к ней приблизить. Мы никогда не достигнем самовластности и нам не суждено быть самовластными. Однако от нас не ускользает разница между мгновениями, когда мы плывем по воле судьбы и нас освещают божественные и робкие лучи общения, и теми мгновениями, когда мы, лишенные милости, вынуждены принимать самовластность как добро. Жене озабочен королев Литература и зло ским достоинством, знатностью и самовластностью в традиционном смысле слова, и такое его положение представляет собой знак расчета, который обречен на беспомощность.

Только представьте себе те огромные толпы людей, которые обожают заниматься генеалогией. На их фоне Жене выгодно смотрится благодаря своим прихотям и пафосу.

Однако и ученому мужу, отягощенному многочисленными титулами, и Жене, который пи шет эти строки во время своих испанских скитаний, присуща одна и та же неуклюжесть:

«Меня не могли остановить ни карабинеры, ни местные власти. Проходившего мимо человека они даже не считали таковым, для них он был всего лишь забавным результатом какого-то несчастья, к которому невозможно применить какие бы то ни было законы. Я переступил границы неприличия. К примеру, я вполне мог бы устроить прием принцу крови, испанскому гранду, объявить его моим двоюродным братом, поговорить с ним на великолепном языке, и это никого бы не удивило. Это ни для кого не было бы неожиданностью.

Принять испанского гранда. В каком дворце, спрашивается? Чтобы еще ярче представить вашему вниманию ту степень одиночества, которая наделила меня самовластностью, я воспользуюсь риторическим приемом, навязанным мне моим положением и успехом, которые изъясняются с помощью слов, годных лишь для выражения громкой мировой славы. Словесное родство необходимо мне для того, чтобы передать то родство, которое существует между моей славой и славой дворянина. Я был связан с королями и принцами тайными, никому не известными родственными отношениями, которые, тем не менее, позволяют пастушке обращаться на «ты» к королю Франции. Я имею в виду дворец (иначе Жорж Батай его и не назовешь), который представляет собой архитектурный ансамбль с самыми изысканными деталями, и построен этот дворец гордостью на моем одиночестве»*.

В этом отрывке, как и в других, речь идет не только о главном занятии, то есть стремлении стать одним из тех, кто уже представляет собой самовластную часть человечества. Необходимо отметить, что это занятие сопровождается сми ренностью и расчетливостью, причем занятие это подчинено самовластности, видимость которой ранее исторически считалась реальной. В то же время нельзя упускать из виду дистанцию, отделяющую претендента на самовластность, ко торый стремится выставить напоказ всю мерзость своих незначительных успехов, — от грандов и королей.

НЕПРОДУКТИВНОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ И ФЕОДАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО Сартр знал, что Жене не способен к общению. Ему казалось, что Жене приговорен к желанию быть существам, доступным для него самого, объектом, аналогичным вещам, а далеко не сознанию, являющемуся субъектом и не способному рассмотреть себя как вещь, не разрушив себя при этом. (Он настаивает на этом с самого начала исследования и вплоть до его конца.) Он придерживается мнения, что Жене соотносит себя с феодальным обществом, которое неустанно навязывает ему свои устаревшие ценности. В то же время, видя эту слабость, Сартр ни минуты не сомневается в подлинности писателя, более того, * «Journal du voleur». P. 184—18 5.

Литература и зло она дает ему еще один козырь, чтобы защищать его. Он не возлагает всей вины на феодальное общество, общество прошлого, в основе которого лежит земельная собственность, скорее он склонен считать, что Жене оправдан перед этим уста ревшим строем, который воспользовался им в своих целях, воспользовался его проступками, его несчастьем, только ради удовлетворения своей естественной тяги к тратам (дабы достичь цели: разрушения благ, потребления). Пожалуй, единственная вина Жене заключается в том, что он морально является продуктом этого еще существующего, но уже обреченного общества (которое лишь сейчас начинает исчезать). С какой стороны ни подойти к этой проблеме, это вина старого общества перед новым, политически победившим строем. В общих чертах Сартр раскрывает перед нами тезис о противостоянии общества, достойного осуждения, иными словами «общества потребления», и общества, достойного подражания, о котором он мечтает, а именно «общества производительности труда», что в полной мере соответствует усилиям, предпринимаемым в СССР*. Достаточно будет отметить, что понятия * В связи с этим противопоставлением см.: J.-P. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr, p. 112—116 и особенно p. 186—193. Несомненно, эти идеи близки к тем, которые я высказываю в работе «Отверженная часть. Консу-мация», однако они существенно отличаются (там я акцентировал внимание на необходимости трат и бессмысленности производительности труда как конечной цели).

Однако, несмотря на признание ценности привилегией общества производительности труда, так как об щество потребления стало невыносимым, это еще не является настолько необходимым и достаточным приговором Сартра, чтобы он не смог уже через 150 страниц Жорж Батай Добра и Зла сводятся к полезному и вредному. Вне всякого сомнения, некоторые потребления скорее полезны, чем вредны, но их нельзя назвать чистыми потреблениями, скорее продуктивными, противостоящими осуждаемому Сартром феодальному духу потребления ради потребления. Иногда Сартр ссылается на Марка Блока*, когда говорит об «особенном соревновании в тратах, которое стало поводом для театрального представления в Лимузене. Например, один рыцарь разбрасывал серебряные монеты по заранее распаханной поверхности, другой освещал кухню церковными свечками, третий, бахвалясь, приказал сжечь живьем всех своих лошадей»**. На такие факты реакция Сартра всегда была закономерна: естественно, как и многие другие, он был возмущен любым потреблением, не оправданным пользой. Его пониманию недоступно, что именно ненужное потребление противостоиттрвизводству как властитель подчиненному, а свобЬда — рабству. Ни на минуту не сомневаясь, он осудит все, что имеет хоть какое-то отношение к самовла стности, о которой я уже говорил, что она «в основе своей» подлежит осуждению. А как же тогда свобода?

дважды употребить «муравьиное общество», чтобы обозначить, само собой разумеется, «общество производительности труда», названное им идеальным. Иногда мысль Сартра была более расплывчата, чем того хотелось.

* «La Societe feodale». Цит. по: J.-P. Sartre. Saint Genet, comedienet martyr. P. 186—187.

** В «Отверженной части» Сартр мог найти и другие примеры подобного устремления, всеобщность которого мною доказана.

Литература и зло СВОБОДА И ЗЛО Найти Зло в свободе — это прежде всего означает попробовать мыслить необычно, не конформистски и причем в такой степени вразрез с общепринятым мнением, что невозможно даже подумать о том, чтобы это оспорить. Что касается Сартра, то он в первую очередь собирается отрицать тот факт, что свобода непременно должна быть Злом. Но в то же время он придает «обществу производительности труда»

определенную ценность еще до того, как признает ее относительность: однако эта ценность имеет отношение к потреблению, причем в большинстве случаев непродук тивному, иными словами, к разрушению. Как только мы начнем искать связующее звено между этими представлениями, мы сразу же заметим, что свобода всегда, несмотря на сохраненные возможные отношения с Добром, «невольно оказывается на стороне демона», именно таким образом Блейк говорит о Мильтоне. Сторона Зла представляет собой сторону покорности и подчинения. Свобода всегда открыта мятежу, Добро связано с закрытостью правил. Сартр пишет о Зле теми же словами, что и о свободе: «Ничего из того, что есть, — замечает он в связи с «опытом Зла» Жене*, — не может ни определить, ни ограничить меня;

и все же я существую, я стану тем ледяным дыханием, которое способно уничтожить всю жизнь. Таким образом, я нахожусь поверх сущности: я делаю то, что мне хочется, я делаю себя этим "я хочу"»...

В любом случае, никто не * J.-P. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr. P. 221. Курсив Сартра.

Жорж Батай способен идти по-видимому, это хочет сделать Сартр — от свободы к традиционному пониманию Добра, сообразного с пользой*.

Существует только один путь, который ведет от неприятия рабства к свободному ограничению установки на самовластность: Сартру этот путь общения не знаком. В том случае, когда свобода, нарушение запретов и самовластное потребление рассматриваются в той форме, в какой они представлены на самом деле, именно тогда обнаруживаются основы морали для тех, кто не в полной мере подчинил себя необходимости и кто не желает отказываться от неясно различимой полноты бытия.

* В своих философских исследованиях Сартр столкнулся с самой большой трудностью, которая, вне всякого сомнения, заключается в невозмаЯсности для него перейти от морали свободы к всеобщей морали, связывающей индивидов между собой системой обязательств. В основе общения лежит мораль общения и соблюдения правил, и она превосходит собой практическую мораль. Сартр, тем не менее, не считает общение основой, хотя оно и может стать таковой, по его мнению, благодаря первоначально неясному видению одних другими (он считает, что основой основ является обособленный человек, а никак не множество общающихся людей). О том, что он пишет работу о морали, Сартр заявил еще во время войны. Однако реально представить ход этой работы может только честный и огромный труд «Святой Жене». Хотя совершенно ясно, что, несмотря на всю замеча-тельность и удачность «Святой Жене», это еще далеко не ее окончание.

Литература и зло РЕАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ, НЕПРОНИЦАЕМОСТЬ ВСЕГО, «ЧТО ЕСТЬ», И САМОВЛАСТНОСТЬ Нельзя не обратить внимания на тот огромный интерес, который проявляется к произведе ниям Жана Жене, однако он объясняется далеко не их поэтической силой, а скорее выводом, который вытекает из их слабостей. (Таким же образом дело обстоит и с ценностью сартровского эссе, она заключается не в идеальном освещении, а в той рьяности, с которой он бросается на поиски в полной темноте.) На мой взгляд, в том, что пишет Жене, присутствует что-то хрупкое, холодное, ломкое, не вызывающее восхищения, нарушающее гармонию. Скорее всего, Жене тоже отказался бы от нее, особенно если бы мы совершили непростительную ошибку и у нас бы возникло желание помочь ему обрести ее. Как только литературная игра начинает испытывать необходимость в общении, оно, исчезая, способно превратиться в кривлянье;

лишь в том случае, когда мы начинаем чувствовать нехватку чего бы то ни было, мы начинаем сознавать, что настоящее общение — это яркая вспышка, но это не имеет особого значения. В состоянии депрессии, которое возникает из-за недостатка контактов, обнаруживается тончайшая перегородка, разделяющая нас, читателей, и автора, а уверенность в этом у меня возникает вот почему: само человечество состоит не из отдельных индивидов, а из их общения между собой;

даже если мы предоставлены только самим себе, мы предоставлены через систему общения с другими, иными словами, мы погружены в общение, сами по себе мы сводимся к постоянному общению, и даже в полном одиночестве мы ощущаем его Жорж Батай отсутствие подобно множеству возникающих возможностей и как ожидание того мгновения, когда оно вырвется криком, который станет слышен всем остальным.

Таким образом, человеческое существование, которое находится внутри нас, в тех периодически появляющихся точках, где оно сворачивается, не что иное, как выкрики, жестокий спазм, сумасшедший смех, где от наконец разделенного* сознания непроницаемости нас и окружающего мира рождается гармония.

В том смысле, который я придаю общению, оно обладает наибольшей интенсивностью, а общение во вторичном значении, иными словами, общение в рамках обычного языка (или прозы, которая приводит нас к нам самим, как утверждает Сартр, и делает мир, пускай даже на первый взгляд, проницаемым), становится бессильным и равным ночи. Наша речь очень разнообразна и обладает раз личными способами для убеждения и поиска гармонии**. Нам бы хотелось пролить свет на жалкие истины, соотносящие нашу манеру поведения и действия с тем, как ведут себя и действуют нам подобные. Вполне вероятно, что столь настойчивое усилие, стремящееся ясно и четко обозначить наше место в мире, было бы напрасным, если бы прежде всего мы не были связаны чувством всеобщей субъективности, непроницаемой для самой себя, для которой мир отчетливых вещей тоже * В любом случае его разделение возможно. Я должен промолчать о глубинной стороне общения, которая имеет отношение к парадоксальному значению слез. Однако я бы хотел отметить, что слезы — это не что иное, как вершина чувств, возникающая при общении, и само общение, вот только холодность Жене остается на противоположном полюсе высшего момента.

** См.: J.-P. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr. P. 509.

Литература и зло непроницаем. Нам просто необходимо почувствовать противостояние двух видов общения, но слишком сложно увидеть между ними различие: в том случае, когда не выделено сильное общение, они накладываются друг на друга. Сам Сартр начинает путаться: он сразу заметил (и настаивает на этом в «Тошноте») непроницаемый характер вещей — ведь вещи не способны общаться с нами ни в каком виде. Однако он не провел четкой границы между объектом и субъектом. Согласно его мнению, субъективность ясна и понятна, она как раз и есть то, что ясно! Мне кажется, что, с одной стороны, он стремится принизить важность объектов, увиденных нами через призму значения, которым наделяем их мы, и через их использование в этом значении.

С другой стороны, он не уделил должного внимания проявлению субъективности, постоянно и мгновенно данной нам в осознании других субъективностей, ведь именно субъективность становится непонятной по отношению к непонятности привычных объектов и вообще объективного мира. Конечно же, он не может не обращать внимания на это изменение, он лишь закрывает глаза на те моменты, когда нас от него тошнит, от того, что в момент возникновения непонятности видимость, в свою очередь, становится непреодолимой, приобретая скандальность. То, что существует, в последнюю очередь расценивается нами как скандал;

осознание бытия — это скандал сознания, и мы не способны, да нам и не нужно этому удивляться. Но мы не имеем права расплачиваться словами: ведь скандал — это то же самое, что и осознание, а осознание без скандала представляет собой, с учетом всего предыдущего опыта, ущербное осознание четких и ясных вещей как непонятных или осмысление их таковыми. Переход от понятного к непонятному, Жорж Батай Литература и зло то есть к тому, что уже стало непознаваемым, что вдруг кажется невыносимым, лежит в основе ощущения скандала, однако речь скорее идет не о разнице уровней, а об опыте высшего общения людей. Скандал означает, что на какое-то мгновение сознание становится осознанием другого сознания, взглядом на другой взгляд (столь скрытым глубоко внутри способом оно становится озарением и отдаляется от того, что обычно связывает сознание с длительным и спокойным пониманием объектов).

Если прислушаться к моим рассуждениям, то станет ясно, что есть существенное различие между слабым общением — основой светского общества (то есть общества активного, если под активностью понимать производительность труда) — и сильным общением, дающим два сознания, отраженные одно в другом, или сознания, отраженные одни в других, на откуп чему-то непроницаемому, принадлежащему им в «послед-. тою очередь». В то же время от нашего пытливого взгляда не ускользает то, что сильное общение — первоначальное — это, скорее всего, непосредственно воспринимаемый мир, то есть высшее проявление существования, которое возникает перед нами в множественности сознаний и их способности к взаимному общению.

Обычная деятельность людей, иди то, что мы называем «нашими занятиями», отделяет^их от счастливых мгновений сильного общения, которые являются источником эмоций, сопровождающих чувственность и ощущение праздника, драму и любовь, разлуку и смерть. Такие мгновения далеко не равноценны;

очень часто мы стремимся к ним только ради них самих (а ведь они обладают смыслом лишь в определенный момент, и было бы крайне неразумно надеяться на их повторение);

мы можем добиться их с помощью самых простых способов. Но это не имеет никакого значения: мы не можем обойтись без нового возникновения того момента (даже если оно болезненно и мучительно), когда объединяющимся и бесконечно взаимопроникающим сознаниям открывается их непроницаемость. Выбирая между хитростью и безнадежными жестокими мучениями, лучше отдать предпочтение первой: с помощью скандала нам удается утвердить то, что любой ценой мы хотим ослабить крепкую цепь, от которой, несмотря ни на что, пытаемся избавиться с наименьшими потерями;

в данном случае речь идет о религии и искусстве (унаследовавшем часть сил, которыми обладает религия). Перед художественным словом всегда стоял вопрос общения: действительно ли оно поэтическое, или оно — ничто (лишь поиски особых гармоний либо втолковывание вторичных истин, на которые, говоря о прозе* обращает внимание Сартр).

САМОВЛАСТНОСТЬ ПРЕДАНА Итак, то, что я называю самовластностью, и то, что представлено в качестве сильного общения, существенно отличаются друг от друга. Например, общение предполагает на мгновение самовластность тех, кто общается между собой, и, соответственно, самовластность подразумевает общение, не имея установки на общение, и, таким образом, оно не может рассматриваться как самовластность. Следует также отметить, что самовластность — это всегда общение, а общение, если оно достаточно сильное, всегда самовластно. Принимая подобную точку зрения, становится J.-P. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr. P. 509.

Жорж Батай ясно, что опыт Жене представляет для нас живой интерес.

Чтобы лучшим образом объяснить и понять смысл опыта, приобретенного не только писателем, но и человеком, преступившим все законы и все запреты общества, на которых оно, собственно, и зиждется, я буду просто вынужден взять за основу чисто человеческий аспект самовластного общения. Вне всякого сомнения, человек существенно отличается от животного, он произошел из соблюдения запретов, причем немаловажное значение заключается в том, что некоторые из них были общими для всех: в качестве примера можно привести правила, запрещающие инцест, прикосновение к менструальной крови, непристойное поведение, убийство, поедание человеческого мяса. Первоочередным объектом всевозможных предписаний были, естественно, мертвые, эти правила неукоснительно выполнялись всеми и различались только в зависимости от времени и места. Общение и самовластность существуют в жизненных границах, которые определяются общими запретами, к которым иногда добавляются многочисленные табу.

Совершенно ясно, что такого рода ограничения, пускай даже в различной степени, но препятствуют полноценной самовластности. Несмотря ни на что, стремление к са мовластности, связанной с нарушением одного или нескольких запретов, мы принимаем как должное. Например, властителя Египта не касалась недопустимость инцеста. То же самое можно сказать и о жертвоприношении, иными словами, самовластном действии, которое носит характер преступления;


действительно, убивать жертву означает действовать вопреки предписаниям, которые вполне законны в других обстоятельствах.

Если мы попытаемся взглянуть на эту проблему Литература и зло шире, то мы увидим, что праздник, или так называемое «самовластное время», допускает и даже рекомендует поведение, несообразное законам «мирского времени». Таким образом, путь к созданию самовластного или священного элемента самовластности из государственного деятеля или из жертвы, предназначенной на заклание, является отрицанием одного из запретов, общее соблюдение которых делает нас людьми, а не животными. Итак, человечество стремится к самовластности, и в соответствии с тем, насколько оно к ней стремится, оно требует от нас, чтобы мы поднялись «выше сущности», которая ее составляет. В первую очередь это означает, что высшее общение возможно только в том случае, когда совершается Зло, то есть происходит нарушение запрета*.

* Неоднократно я возвращался к теме запрета и нарушения границ. В своей основе теория нарушения границ была создана Марселем Моссом, его эссе до сих пор служат руководством для дальнейшего развития социологии. Марсель Мосс не стремился облекать свои мысли в законченную форму, с него хватало того, что он высказывал их во время занятий. Один из его учеников выбрал теорию нарушения границ для своего доклада, который оказался на редкость интересным. См. книгу Роже Кай-уа «Человек и Священное», которая была издана с тремя приложениями — о Сексе, Игре и Войне в их отношении к Священному (Галлимар, 1950). К сожаления, пока работа Кайуа не получила должного признания, особенно за границей. В своей книге я постарался наглядно представить то, что противопоставление нарушения границ и запрета в большей степени волнует не первобытнообщинный строй, а именно современное общество. Крайне быстро мы приходим к очевидному выводу, что во все времена человеческая жизнь в любых формах, так как она основана на запрете, который отличает ее от Жорж Батай Обычно Жене удавалось соответствовать классическим образцам, особенно когда он находился в поисках самовластности во Зле, в том случае, когда Зло действительно позволяло пережить головокружительные моменты, когда возникает ощущение, что существо, живущее в нас, распалось на части или, несмотря на то, что оно сохраняется, оно все же ускользает от ограничивающей его сущности. Однако, вопреки всему этому, Жене категорически отказывается от общения.

Именно то, что Жене отказывается от общения, приводит его к тому, что ему не удается достичь самовластного мгновения, которое могло бы даровать ему забвение всего того, что сводится к его занятию быть обособленным существом, или, как утверждает Сартр, просто «быть»;

и по мере того, как он безгранично растворяется во Зле, исчезает и его способность к общению. И в этот момент становится ясно, что Жене губит то, что ему необходимо одиночество, в котором можно притаиться и в котором то, что остается от других, всегда несколько расплывчато и невыразительно;

таким образом, Зло вредит его одинокой выгоде, именно то Зло, которое совершается им для достижения истоков самовластности. Самовластность нуждается во Зле, но Зло это ограничено: сама же самовластность его и ограничивает. Она противится тому, чтобы ее порабощали в той мере, в какой она является общением. Она противостоит этому властным движением, доказывающим священный характер морали.

жизни животного (если не считать труда), обречена на нарушение границ, обеспечивающее переход от животного состояния к человеческому (см. изложение этого принципа, представленное мной в «Критик», 1956, 111/112, август-сентябрь 1956, с. 752—764).

Литература и зло Вполне возможно, что Жене стремился к тому, чтобы стать священным. Я также допускаю, что вкус к Злу превзошел в нем желание выгоды, что он жаждал Зла за его духовную ценность;

без малейшего содрогания Жене проводил свои опыты. Вряд ли какие бы то ни было банальные побуждения не могли бы объяснить его неудачу;

несчастная судьба заперла его в нем самом как в тюрьме, причем ей удалось замуровать его гораздо основательнее, чем если бы это был настоящий карцер, она бросила его на дно собственной недоверчивости. Ему не было свойственно бросаться сломя голову навстречу неразумным порывам, которые охватывают людей во время больших волнений, но для этого необходимо соблюдать одно условие — никто не должен искоса, пристальным взглядом смотреть на различие между собой и другими. Об этой тайной грусти, угнетавшей Жене, замечательно высказался Сартр.

Литературоведы зачастую далеко не искренне восхищались талантом Жене, однако это не помешало Сартру, скорее наоборот, позволило ему высказать по поводу Жене разного рода суждения: иногда суровые, иногда слишком резкие, но все же смягченные глубокой симпатией к писателю. Сартр неустанно настаивал на том, что Жене, сотрясаемый противоречиями воли, обреченный на самое худшее, во время поисков «невозможной Ничтожности»* стремится в конечном итоге к бытию ради существования. Он жаждет ухватиться за свое существование, он просто обязан достичь Это выражение Жене, которое цитируется Сартром (/.-P. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr. P. 226).


Мне кажется, что поиски «невозможной Ничтожности» у Жене представляют собой одну из форм поисков самовластности.

Жорж Батай бытия, ему необходимо убедить в первую очередь самого себя в реальном бытии вещей... Нужно, чтобы это существование «могло быть, не нуждаясь в обыгрывании своего бытия: быть в себе»*. Жене стремится к тому, чтобы «окаменеть в субстанции», и если его поиски действительно направлены, по словам Сартра, на точку, откуда, по определению Бретона, ему удалось ближе других подойти к проблеме самовластности, «жизнь и смерть, реальное и воображаемое, прошлое и будущее, изъяснимое и неизъяснимое, высокое и низкое перестают восприниматься как проти воположности...», — все это не может проходить без коренных изменений. В действительности же Сартр добавляет.«...Бретон еще не утратил надежды если не увидеть сверхреальное, то по крайней мере слиться с ним в некой туманности, где видение и бытие составляют единое целое...» Тем не менее, «святость» Жене — это и есть сверхреальность Бретона, понятая как недоступная и субстанциональная изнанка существования, это та самовластность, которая была отобрана, это погибшая самовластность того, чье одинокое желание самовластности ее же и предает.

].-Р. Sartre. Saint Genet, comedien et martyr. P. 226. Курсив Сартра СОДЕРЖАНИЕ ТЕОРИЯ РЕЛИГИИ.

Перевод Геннадия Михалковича................ К ЧЕМУ ОТНЕСТИ НАСТОЯЩУЮ РАБОТУ................................ ПРЕДИСЛОВИЕ....................................................... ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ..................................... I. ЖИВОТНОЕ НАЧАЛО............................................... § I. Об имманентности животного поедающего и животного поедаемого............................ § 2. Зависимость и независимость животного........... § 3. Поэтическая ложь о животном мире............... § 4. Животное пребывает в своей среде подобно потоку воды в водной стихии....................... II. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ НАЧАЛО и СТАНОВЛЕНИЕ СВЕТСКОГО МИРОПОРЯДКА.....:................................. § 1. Положение объекта в качестве орудия труда....... § 2. Положение имманентных элементов природы.

в качестве объектов................................ § 3. Положение вещей в качестве субъектов............ § 4. Высшее Существо................................. §5.0 священном...................................... § 6, Духи, и боги........................................ § 7. Положение мира вещей и тела в качестве вещи...... § 8. Представление о сущности животного поедаемого, трупа и вещи........................... § 9. Работник и орудие труда.......................... III. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ, ОБРЯДНИЧЕСТВО и ПРИНЦИПЫ СВЯЩЕННОГО МИРА.............................................. Жорж Батай § 1. Потребность в жертвоприношениях и принцип, на котором они основаны..........,............... § 2. Ирреальность божескою мира..................... $ 3.0 распространенной увязке смерти с жертвоприношением............................. $ 4. Жертвоприношение в качестве акта потребления....................................... § 5. Об индивидууме, чувстве страха и жертвоприношении.....................,......... § 6. Обрядкичество.................................... § 7. Ofy ограниченном характере, подходе к обрядничеству с утилитарной точки зрения и о положении группы............................... § 8. Война: иллюзии о возможности избавления от насилия посредством ориентирования его вовне......-.

.•...................................... § 9. Взаимосвязь между развязыванием войн и низведением индивида до положения предмета купли-продажи..................................... § 10. Человеческое жертвоприношение................. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ С ПОЗИЦИЙ РАЗУМА (от ПОРЯДКА ВОЕННОГО ДО УКЛАДА, ОБЕСПЕЧИВАЮЩЕГО ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЗВИТИЕ).......................................... I. ПОРЯДОК ВОЕННЫЙ............................................... § 1. Переход от поддержания баланса между ресурсами и затратами к накоплению средств • во имя обеспечения их прироста..................... § 2. Положение империи в качестве универсальной вещи-.............................................. § 3. Право и мораль................................... II. ДУАЛИЗМ и МОРАЛЬ............................................... § 1.0 no3uifuu дуализма и о смещении границ, пролегающих между сакральным и светским......... § 2. Отрицание имманентности божеского начала и основанное на этом возвеличение разума........... Содержание § 3. Рагрюнальный подход к отрицанию чувственного мира и насилие, сопутствующее стремлению возвыситься над таковым.......................... III. ПОСРЕДНИЧЕСТВО.-............................................... § 1.06 общей слабости морального божества и силе зла........,................................. § 2. Посредничество зла и бессилие божества в качестве орудия возмездия......................... § 3.. Жертвоприношение божества...'. —.............. § 4. Включение божественного в сферу сознательной деятельности........................ IV. РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ................................... § 1. Положение, характеризуемое полным отсутствием взаимосвязи между интимным, овеянным ореолом божественности, и миропорядком реальным......................... § 2. Общий обзор соотношения производственной деятельности и непроизводительного разрушения.... 91 § 3. Мир, в котором все окончательно низведено до положения вещей или всевластие вещи............ § 4. Отчетливое осознание того, что есть вещь или сущность науки............................._ § 5. Самосознание..................................... § 6. Всеобщее разрушение вещей....................... ОБРАЩАЯСЬ к ТЕМ, для кого........................................ ПРИЛОЖЕНИЕ:

СВОДНАЯ ТАБЛИЦА И СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ................................. ЛИТЕРАТУРА И ЗЛО.

Перевод Жанны Гайковой.................... ПРЕДИСЛОВИЕ...................................................... ЭМИЛИ БРОНТЕ................................................, ' Даже в смерти эротизм является утверждением жизни............................................. Детство, разум и Зло............:.................... Эмили Бронте иразрушение границ.................... Жорж Батай Литература, свобода и мистический опыт............. Значение Зла......Г.................................. БОДЛЕР........................................................... Не осуждая себя, человек не может полюбить себя до конца.......................................... Прозаический мир деятельности и мир поэзии......... В каком.-то смысле поэзия всегда противоположна самой себе........................................ Бодлер и изваяние невозможного....................... Историческое значение «Цветов Зла».................. МИШЛЕ........................................................... Жертвоприношение................................... Чародейство и черная месса........................... Добро, Зло, «значимость» и жизнь Мишле............... БЛЕЙК............................................................ Жизнь и творчество Вильяма Блейка................... Самовластность поэзии.............................. Объяснение мифологии Ълейка через призму психоанализа Юнга................................ Свет, упавший на Зло: «бракосочетание Рая и Ада»..... Блейк и Французская революция........................ САД................................................................. Сад и штурм Бастилии............................... Жажда самоуничтожения............................. Мысль Сада.......................................... Садистская безудержность............................ Путь от разгула к ясному сознанию................... Поэзгы садовской судьбы.............................. ПРУСТ............................................................ Любовь к истине и справедливости, а также социализм Марселя Пруста........................ Нравственность и связанное с ней нарушение нравственных законов............................. Основа наслаждения — преступный смысл эротизма..... Справедливость, истина и страсть.................... КАФКА............................................................ Стоит ли Кафку жечь на костре?..................... Содержание Кафка, обетованная земля и революцгюнное общество......................................... Кафка и его идеальное ребячество...................... Охрана детского положения........................... Вселенная радости Франца Кафки..................... Авижение самовластной свободы смерти увлекает за собой счастливую экспансивность ребенка....... Оправдание враждебного поведения коммунистов....... Однако сам Кафка согласен............................ ЖЕНЕ............................................................. Жене и научное исследование Сартра о нем............ Отдаться полностью во власть Зла................... Самовластность и святость Зла...................... Медленный спуск к предательству и отвратительному Злу........................... Безысходность неограниченного нарушения границ...... Общение невозможно.................................. Неудача Жене............................:............ Непродуктивное потребление и феодальное общество......................................... Свобода и Зло......................................... Реальное общение, непроницаемость всего, «что есть», и самовластность..................... Самовластность предана............................. По вопросам оптовой покупки книг «Издательской группы ACT» обращаться по адресу:

Звездный бульвар, дом 21, 7-й этаж Тел. 215-43-38,215-01-01,215-55- Книги «Издательской группы ACT» можно заказать по адресу: 107140, Москва, а/я 140, ACT — «Книги по почте»

Научное издание Батай Жорж ТЕОРИЯ РЕЛИГИИ ЛИТЕРАТУРА И ЗЛО Ответственный за выпуск Н. В. Клакоцкая Подписано в печать с готовых диапозитивов 05.09.2000.

Формат 84хЮ8'/32. Бумага типографская. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 18,48. Тираж 5000 экз. Заказ 1623.

Налоговая льгота — Общегосударственный классификатор Республики Беларусь ОКРБ 007-98, ч. 1;

22.11.20.400.

Фирма «Современный литератор». Лицензия ЛВ № 319 от 03.08.98. 220029, Минск, ул. Красная, 5 - 12.

При участии ООО «Харвест». Лицензия ЛВ № 32 от 27.08.97.

220013, Минск, ул. Я. Коласа, 35 - 305. Отпечатано с готовых диапозитивов заказчика в типографии издательства «Белорусский Дом печати». 220013, Минск, пр. Ф. Скорины, 79. Заказ 2282.

Республиканское унитарное предприятие «Полиграфический комбинат им. Я. Коласа».

220005, Минск, ул. Красная, 23.

ISH4 985-465-677-

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.