авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ЕДШ F. СТВ ИКИ нлуч кого СОЦИАЛИЗМА /7од общей редакцией ...»

-- [ Страница 2 ] --

64 В. П. Волгин нок, ударившийся о камень, одушевляет его и кричит: злой камень! В этом возрасте, пре­ исполненном жизни, все представляется жи­ вым. Становясь взрослым, человек перестает искать везде в природе жизнь. Точно так же человечество, придя к идее единой причины, одушевило эту причину, наложило на нее печать воображения. Сейчас вера в бога не­ нужна, потому что она ничуть не помогает уяснению законов природы. Кроме того, с ней не мирится здравый смысл. Признание всеведения, всемогущества и всесовершенства божества приводит к противоречиям, совер­ шенно невыносимым. «Размышляя о бого­ словской системе, нельзя не поражаться гро­ мадностью расстояния, отделяющего ее от современного состояния просвещения». Те­ изм так же пережил себя, как политеизм в эпоху Цицерона. * Сейчас обосновать фило­ софию на представлении одушевленной при­ чины невозможно. Вместо того чтобы вопло­ щать абстракцию, как это делают богословы и метафизики, надо из бога как существа извлечь идею закона. Не идея бога должна лечь в основу философской концепции, а идея тяготения. ** Так радикально порывая с существом «богословской» системы, Сен-Симон, однако, и в этот период сохраняет очень многое от ее формы. Повидимому, ему представляется, * Oeuvres choisies, II, 125—128.

** Там же, II, 238.

Социальное учение Сен-Симона что «простой народ», »несмотря на проде­ ланную с X V в. критическую работу, еще неспособен воспринять положительную фи­ лософию в чистом виде. Поэтому отношение между истинными воззрениями философов и верованиями простого народа должно скла­ дываться так, как это было в Египте. «Ли­ ца, посвятившие себя изучению наук, долж­ ны верить, что вселенная управляется еди­ ным законом... Простой народ должен ве­ рить, что вселенной управляет всемогущее существо». Ученые должны, конечно, распро­ странять свои знания в народе. Но они должны пользоваться для этого языком от­ кровения, должны вкладывать в уста бога лучшие науч«ые результаты своих работ. * И сам Сен-Симон этому совету следует в весьма значительной мере. Его произведения являются причудливым сплетением обычной формы логических доказательств и формы откровения. Он нисколько не стесняется «вкладывать в уста бога» восхваления Нью­ тону и проекты создания высшего научного совета, нисколько не стесняется от имени бо­ га провозглашать себя основателем новой ре­ лигии: «так говорил со мной бог». ** В со­ ответствии с этим свою положительную фи­ лософию он называет религией, корпорацию ученых — духовенством, лишь преобразован­ ным в связи с преобразованием рели * Oeuvres choisies, II, 4L ** Oeuvres de S.-Simon et d'Enfantin, XV (1), 57.

5 Сен-Симон, т. I. П. Волгин m гии, * — духовенством, имеющим свою иерар­ хию, аналогичную старой, и даже своего папу. ** Получаются, таким образом, как бы две доктрины: одна—чисто теоретическая, по­ зитивная, служащая для внутреннего упо­ требления, другая — практическая, носящая характер откровения, служащая для пропа­ ганды. В последних литературных произве­ дениях Сен-Симона практический интерес, интерес к общественному преобразованию, достаточно сильный и в предыдущих рабо­ тах, берет ©ерх над интересом теоретическим.

Вместе с тем религиозная форма, имевшая ранее значение своеобразного приспособления, становится чем-то самодовлеющим, позитив­ ная наука и ее достижения превращаются лишь в средство, в материал для реформиро­ вания религии. Происходит как будто лишь легкое изменение в расположении тех же со­ ставных частей системы. А между тем в ре­ зультате вместо п о з и т и в н о й ф и л о с о ­ ф и и, весьма рационалистически задуманчюй, хотя и возводимой в ранг религии из прак­ тических соображений, мы получаем н о в о е х р и с т и а н с т в о, настоящую религию чув­ ства, моральное учение с потусторонней санк­ цией, хотя и с большим рационалистическим привкусом. Если от первой несомненно, произошел позитивизм Конта, то второе по * Oeuvres choisies, II, 24—25.

* * Там же, II 249.

Социальное учение Сен-Симона служило исходным пунктом для религиозно­ го учения позднейшего сен-симонизма. Конт, бывший непосредственным свидетелем этой эволюции, относит поворот Сен-Симона к «гуманитарному мистицизму» к 1818 г.

Историческое христианство — это, соглас­ но общему построению Сен-Симона, теисти­ ческая система, в форме которой единобожие восторжествовало над многобожием среди европейских народов. Как таковое оно — пройденная ступень. Но мы знаем, что хри­ стианство в то же время — моральный прин­ цип. Этот принцип формулируется Сен-Си­ моном так: люди должны относиться друг к другу как братья. В ту эпоху, когда хри­ стианство возникало, всеобщее братство лю­ дей вследствие их невежества не могло во­ сторжествовать в полной мере. Конкретным результатом провозглашения христианского принципа была, по мнению Сен-Симона, лишь отмена рабства. Христианство должно было итти на уступки, приспособляться к состоянию умов. В частности, оно должно было отказаться от подчинения своему мо­ ральному принципу светской власти: «кеса­ рево — кесарю». Светская власть продолжа­ ла основывать свое могущество на праве сильнейшего. Отсюда — феодальная органи­ зация. Сейчас, утверждает Сен-Симон, про­ гресс цивилизации позволяет пойти дальше.

Христианские народы достаточно подготов­ лены к полному усвоению христианской мо­ рали. Новое христианство должно притти на 5* В, П. Волгин смену старому,— новое христианство, кото­ рое, в противоположность старому, подчинит себе светскую власть и будет стремиться по­ строить на христианской морали всю систе­ му общественных отношений. * Возможность применения основного прин­ ципа христианства к общественным отноше­ ниям влияет и на его формулировку;

эта формулировка может быть гораздо более конкретной, чем она была в первоначальном христианстве. В новом виде формула брат­ ства людей гласит: религия должна направ­ лять общество к великой цели н а и с к о ­ р е й ш е г о у л у ч ш е н и я у ч а с т и наи­ б е д н е й ш е г о к л а с с а. * * В противопо­ ложность старому христианству доктрина нового христианства будет видеть в этом морально-социальном повелении самую глав­ ную свою составную часть. Новое христи­ анство будет совершенно очищено от суеве­ рий, привившихся к старому вследствие не­ вежества людей. Это будет (возвращение к чистой религии, свободной от теологии. *** Культ и догмат вообще играют тем боль­ шую роль, чем ближе мы к основанию ре­ лигии;

по мере развития человеческого ра­ зума все большее значение приобретает в ней духовная сторона. Основная ошибка Люте­ ра, который оказал большие услуги прогрес * Oeuvres choisies, Ш, 321—325;

Du systme indu strie), 269.

** Oeuvres choisies, VIII, 328.

*** Du systme industriel, 275, 310.

Социальное учение Сен-Симона су своей критикой старого христианства, в том и состояла, что он считал необходимым восстановление и сохранение в обновленной религии тех догматов, какие были изложены в «священном писании». Это было так же бессмысленно, как если бы математики, фи­ зики и прочие ученые стали утверждать, что разрабатываемые ими науки должны изу­ чаться по первым произведениям, какие трак­ товали об их предметах. * Однако не сле­ дует думать, что Сен-Симон изгоняет из своего нового христианства всякую догму, превращая его в чистую.моральную доктри­ ну. Догма должна быть очищена согласно научным данным, она должна быть отодвину­ та на ©торой план, но все же догму новое христианство иметь будет. ** В своем послед­ нем произведении Сен-Симон восстанавлива­ ет и личного бога и личное бессмертие, ко­ торое является наградой за служение великим земным целям. *** Он протестует даже про­ тив возможного подозрения в скептическом от­ ношении к божественности основателя хри­ стианства. **** И все это говорится с такой серьезностью, которая заставляет подходить к новому «откровению» Сен-Симона несколь­ ко иначе, чем к его более ранним откровени' я.м. Если это и грим для соблазна верующих, * Oeuvres choisies, III, 364—365, ** Там же, III, 328.

*** Там же, 331.

**** Там же. 365.

70 В. П. Волгин то грим, сделанный так искусно, что черт его не отличишь от черт живого лица.

Вслед за догмой »восстанавливается и культ. Новое христианство имеет свой культ и свое духовенство. Недостаточное внимание к культу — вторая ошибка, которую Сен Симон ставит в вину Лютеру. Задача руко­ водителей христианства состоит в том, что­ бы внушить всем людям основное правило христианской морали, чтобы приучить их применять его во всех перипетиях своей по­ вседневной жизни. Христианская мораль бу­ дет, конечно, положена в основу воспитания.

Но этого мало. Необходимо пользоваться всеми средствами, чтобы толкать мысль лю­ дей в нужном направлении. Необходимо возбуждать их страх картиной бедствий, ко­ торые их постигнут, если они уклонятся от исполнения предписаний морали, и картиной радостей, с которыми сопряжено их соблю­ дение. «Для того чтобы вызвать в этих двух направлениях наиболее сильное и полезное действие, нужно комбинировать все сред­ ства, все возможности, какие могут предло­ жить искусства». Сен-Симон мечтает о раз­ витии культа совместными усилиями пропо­ ведников, поэтов, музыкантов, скульпторов и архитекторов. Все искусства должны соеди­ ниться, чтобы сделать культ полезным обще­ ству, чтобы через культ перевоспитать человечество в духе христианской морали. * * Oeuvres choisies, III, 358—360, Социальное учение Сен-Симона Усвоение нового христианства и построе­ ние на его основе общественной системы — единственный выход из кризиса, в котором находятся европейские общества со времени разрушения феодально-богословской системы.

Положение новой Европы аналогично поло­ жению Римской империи перед распростране­ нием христианства. Человечество было спа­ сено от разложения и поднялось на новую ступень благодаря старому христианству.

Точно так же сейчас оно будет спасено но­ вым ' христианством. И поведение первона­ чальных христиан должно быть образцом для проповедников нового христианства.

Единственное средство его распростране­ ния — убеждение. «Пусть нас преследуют, как и первых христиан, говорит Сен-Симон, нам совершенно возобраняется употребление физи­ ческой силы». * Новое христианство, подобно христианству первоначальному, будет поддерживаться, рас­ пространяться и защищаться силой морали и общественного мнения. Положение таково, что можно ожидать насилий, восстаний со стороны бедных классов. Но насильственные средства годятся только для разрушения, а не для созидания. Необходимо принять все меры, чтобы распространение нового учения «не толкнуло бедный класс к актам насилия против богатых и правительств». ** Поэтому то Сен-Симон и считает нужным обращаться * Du systme industrile, 284—286.

** Oeuvres choisies, Ш, 372—,V/?t В. П. Волгин со своей проповедью не к этому наиболее заинтересованному в торжестве нового хри­ стианства бедному классу, а к богатым и сильным. Обращаться к бедным, по его мне­ нию, опасно. И вот Сен-Симон создает со­ вершенно неправдоподобную теорию, согласно которой над установлением нового обществен­ ного строя всегда трудятся с наибольшим жаром не те, кто в нем заинтересованы.

«Страсть к общественному благу имеет гораз­ до большее значение в деле политических улучшений, чем эгоизм тех клагсов, которым эти перемены принесут наибольшую пользу».

Эту мысль Сен-Симон подтверждает опять таки ссылкой на основателей христианства, принадлежавших будто бы совсем не к тем группам населения, которым установление христианства должно было принести пользу.

Общественное преобразование будет произ­ ведено силой нравственного чувства, силой энтузиазма.. * Впрочем, богатые и сильные должны пой­ ти за новым христианством не только в силу нравственных побуждений, но и в силу своих интересов. Сен-Симон убежден, что осуще­ ствление основного принципа нового хри­ стианства — улучшение морального и физи­ ческого существования бедного класса — невозможно иными средствами, кроме тех, которые увеличивают наслаждения богатого класса. Эту мысль он подкрепляет соображе * Pu systme industriel, 299—310.

Социальное учение Сен*Симона нием, о котором уже приходилось упоминать в другой связи: художники, ученые и руко­ водители промышленных предприятий при­ надлежат к классу работников;

их интересы по существу совпадают с интересами народ­ ных масс, они — естественные вожди рабо­ чих, единственные вожди, заслуживающие доверия. * Ученики Сен-Симона, сугубо подчеркива­ ющие религиозную сторону системы, к рели­ гиозному энтузиазму сводят все дело обще­ ственной реорганизации. Политической борь­ бой они, за редкими и случайными отступле­ ниями, не интересуются. Сам Сен-Симон, при всем религиозном идеализме его послед­ них произведений, все же некоторой частью существа остается до конца весьма трезвым политиком-реалистом, делающим выводы по отношению к будущему из своего анализа исторического прошлого и настоящего.

Пре­ образование невозможно без усвоения новой религии, без религиозного энтузиама, но, с другой стороны, оно происходит в обстанов­ ке реальной политической борьбы и само должно носить.формы такой политической борьбы. Оно должно быть совершено какой то политической силой. Так как, по учению Сен-Симона, исторический процесс выдвигает в качестве крупнейшей политической силы промышленников, так как промышленники наряду с учеными и художниками сами за-ин * Oeuvres choisies, III, 373, В» Я. Волгин тересова«ы в преобразовании, ставшем необ­ ходимым для дальнейшего развития обще ства, так как в будущем обществе им должна принадлежать самая значительная роль, то совершенно естественно, что Сен-Симон при­ ходит к выводу о необходимости организации политической партии промышленников. Основ­ ным ядром этой партии должна послужить организация парижских промышленников, «так как политические интересы Европы обсуждаются во Франции, а социальные инте­ ресы Франции обсуждаются в Париже». Па­ рижским промышленникам будет нетрудно организоваться, потому что они составляют в Париже самый многочисленный и влия­ тельный класс;

а за ними неизбежно после­ дуют промышленники Франции и затем всей Европы. Промышленная партия радикально отличается от партий консервативной и ли­ беральной, поскольку последние связаны с.

феодальным и промежуточным классами: их цель — либо сохранение феодализма, либо его использование в своих интересах;

целью промышленной партии будет учреждение но­ вой системы. Организация промышлен­ ной партии в европейском масштабе поведет с необходимостью к учреждению в Европе промышленной системы и к уничтожению системы феодальной. * Образование партии промышленников произойдет мирным путем. Средства насилия * Oeuvres choisies, III, 103—105, Социальное учение Сен-Симона ? здесь совершенно не нужны, потому что у существующих правительств не может быть никаких оснований противодействовать ее образованию. Это будет партия мирная и мо­ ральная. Она будет стремиться действовать при посредстве общественного мнения, а ни­ какое правительство не может помешать об­ разованию общественного мнения. Более то­ го, основная политическая сила современно­ го общества — королевская власть — не толь­ ко не заинтересована в противодействии про­ мышленникам, она, наоборот, заинтересова­ на в успехе их начинаний. Королевская власть,— утверждает Сен-Симон,— отнюдь не связана органически с силами феодаль­ ного общества. Она, как мы видели, в борьбе промышленников против феодалов стояла на стороне первых. Короли Франции способ­ ствовали в этот период естественному ходу вещей. Нет никаких оснований для них от­ казываться от этой роли и сейчас. Оттого, что король объявит, что промышленники со­ ставляют первый класс среди его подданных, оттого, что он призовет промышленников к управлению общественным достоянием, его авторитет не станет меньше. А так как пре­ образование вызовет общее повышение благо­ состояния и довольства всей нации, то при­ вязанность народа к королю, ставшему во главе движения в пользу преобразования, будет еще больше, чем была до того. Про­ мышленная система не противоречит коро­ левской власти. Король в ней будет первым 76 В, П. Волгин промышленником, как ранее был первым дво­ рянином. Поэтому Сен-Симон в «Катехизисе промышленников» и в «Системе промышлен­ ности» рассчитывает на королевскую власть как на опору в своей борьбе за промышлен­ ный строй, как на один из факторов, дей­ ствующих в направлении ставшей историче­ ски необходимой общественной реорганиза­ ции. * В «Новом христианстве» он Еыражает ту же мысль в свойственной этому произве­ дению форме религиозного призыва. Государи Европы объединились под знаменем христи­ анства в Священный союз. Но их поведение далеко не соответствует провозглашаемым Сен-Симоном нормам истинного христианства.

Они поддерживают старую систему власти меча, власти кесаря. И Сен-Симон считает необходимым обратиться к ним с призывом:

«Государи! Прислушайтесь к голосу бога, говорящего вам моими устами, станьте вновь добрыми христианами, перестаньте считать наемные армии, дворянство, еретическое духо­ венство и нечестивых судей главной опорой.

Объединенные во имя христианства, сумейте выполнить все обязанности, которые оно на­ лагает на власть имущих. Помните, что оно предписывает им употребить все силы на то, чтобы возможно быстрее увеличить соци­ альное счастье бедняка». ** Весьма высоко оценивая роль королев * Oeuvres choisies, III, 112—113.

** Там же, III, 3 8 0 - 3 8 2, Социальное учение Сен-Симона ской власти и промышленников в предстоя­ щем перевороте, Сен-Симон далеко не с та­ кой определенностью высказывается о поли­ тической роли третьего его элемента, которо­ му в будущей промышленной системе отво­ дится видное место,— интеллигенции, т. е.

ученых и художников. В той политической партии, о которой мечтает Сен-Симон, они во всяком случае занимают второстепенное место. Ученые, говорит Сен-Симон, оказыва­ ют промышленникам большие услуги, но са­ ми обязаны им большим — своим существо­ ванием. Промышленный класс доставляет ученым не только то, что удовлетворяет их непосредственные потребности, но и орудия их научной работы. Промышленный класс — основной класс, без него не может суще­ ствовать никакой другой. Он может поста­ вить другим классам условия, какие пожела­ ет. Поэтому с призывом об организации но­ вой партии Сен-Симон и считает нужным обращаться к промышленникам, а не к уче­ ным. * Деятельность ученых и художников край­ не важна в другой области: в области под­ готовки новой общественной философии и ее пропаганды. Ученые должны доказать возможность увеличения в новом порядке * Там же, III, 197. В вопросе о соотношении »тих двух групп — промышленников и интеллиген­ ции — Сен-Симон испытал известную эволюцию.

В более ранних произведениях он отводит ученым более значительную роль.

78 В. /7. Волгин благосостояния всех классов общества. Они должны выяснить средства, обеспечивающие непрерывность труда массы производителей, разработать основные принципы обществен­ ного образования, установить законы гигие­ ны социального организма: в их руках поли­ тика должна быть дополнением к науке о человеке. Люди искусства, люди с богатым воображением, будут содействовать преобра­ зованию свойственными им средствами. Они возвестят будущее человечества, они отни­ мут у прошлого золотой век и перенесут его в будущие поколения, они воодушевят об­ щество, «арисовав перед ним прекрасную картину новых успехов, дав ему почувство­ вать, что вскоре все члены общества будут пользоваться наслаждениями, которые до того были уделом лишь одного, весьма ма­ лочисленного класса.

Задача промышленной партии будет со­ стоять в том, чтобы взять управление госу­ дарством из рук дворян, военных и закон­ ников и передать его в руки промышленни­ ков. Этот исторический акт, как и вся деятельность партии, будет, по мнению Сен Симона, мирным актом. Промышленники по своему происхождению и характеру — класс мирный. Даже в эпоху революции насилия исходили не от промышленников. Да и с кем, спрашивает Сен-Симон, была бы нужна на­ сильственная борьба? Ведь промышленники составляют двадцать четыре двадцать пятых общества. Они преобладают чисто физи Социальное учение СеН'Симона чески. Они производят все богатства и вла­ деют денежными средствами. Они превосхо­ дят других своей интеллигентностью и своими деловыми способностями. И челове­ ческая и божественная мораль призывает их к управлению государством. Сможет ли кто-либо бороться против такой силы?

Когда промышленники организуются, власть совершенно естественно перейдет в их руки.

Их политическое мнение будет обществен­ ным мнением, а общественное мнение правит миром.* Социальная система Сен-Симона не может быть признана социалистической в том смысле, в каком мы употребляем это слово в наши дни. Сен-Симон сохраняет в своем идеальном обществе частную собственность, классы предпринимателей и рабочих, пред­ принимательскую прибыль, Сен-Симон нигде не говорит об обобществлении средств про­ изводства, хотя бы даже частичном. Про­ мышленная система имеет черты, сближаю­ щие ее с государственным капитализмом.

Частные интересы отдельных предпринима­ телей в известной мере подчинены в ней ин­ тересам «общим», но поскольку правящим классом являются те же предприниматели, совершенно ясно, что этими «общими» ин­ тересами должны оказаться интересы класса предпринимателей, взятого в целом. Учение Сен-Симона не есть манчестерство, как это * Oeuvres choisies, III, 72—75;

104 etc.

80. П. Волгин утверждал Г. Экштейн, хотя в ранних рабо­ тах Сен-Симона, направленных против фео­ дального порядка, имеются заявления, осу­ ждающие вмешательство государства в дела промышленности. * Учение Сен-Симона уто­ пически стремится преодолеть анархию капи­ талистического строя, не затрагивая его основ. В полном соответствии с таким харак­ тером будущей общественной системы нахо­ дится и «революция», которая к ней должна привести. Это — мирный переворот, произво­ димый одним из господствующих классов против другого при благосклонном содей­ ствии королевской власти, переворот, в кото­ ром участие масс нежелательно и опасно.

Сен-Симон верит, что результаты промыш­ ленной системы будут благодетельны для масс, для беднейшего класга. Но сам этот «беднейший класс» должен, по его мнению, оставаться пассивным, предоставляя предста­ вительство и защиту своих интересов своим «естественным» руководителям — предприни­ мателям.

Рядом своих существенных положений си­ стема Сен-Симона совпадает с общераспро­ страненными положениями буржуазной идео­ логии первой четверти X I X в. Как и при­ знанные выразители интересов буржуазии, Сен-Симон идеализирует в начале своей дея­ тельности диктатуру Бонапарта, возлагая на * G. Eckstein, «Der alte und neue Saimon».

Archiv fr die Geschichte des Sozialismus, II, 432.

Социальное учение Сен-Симона него свои упования в деле реорганизации общества. Как и они, он затем критикует Бонапарта как создателя «нового феодализ­ ма». Вместе с ними он ведет при реставра­ ции борьбу с «обломками феодализма», расчищая пути для полного торжества «про­ мышленников». Подобно им Сен-Симон ви­ дит в истории последних веков прежде всего историю промышленности и падения старых феодальных групп. Подобно им он с ужасом вспоминает революционные годы, боится но­ вого выступления общественных низов и мечтает о союзе промышленников с королем, о «промышленной монархии». Подобно им, наконец, он идеализирует и увековечивает систему наемного труда, «общественную пи­ рамиду». Тем не менее характеризовать Сен Симона просто как одного из буржуазных идеологов было бы неправильно, ибо это со­ вершенно не уясняет своеобразных особен­ ностей его системы.

Общественный план работ, ассоциация, превращение государства в организацию производства, обязательный труд, иерархия способностей, духовная власть ученых — та­ ковы своеобразные черты учения Сен-Симо­ на. Их совокупность, их сочетания делали сен-симонизм неприемлемым для обществен­ ного класса, к которому Сен-Симон обра­ щался по преимуществу,— для буржуазии.

Они ни в малой степени не соответствовали ее настроениям. Для буржуазии этого перио­ да с ее индивидуалистическими стремле 6 Сен-Симон, т. I 82 В. П. Волгин ниями идея общественной организации тру­ да должна была казаться нелепым чудаче­ ством. Понять возникновение специфиче­ ских особенностей системы Сен-Симона можно только исходя из настроений обще­ ственной группы, тесно связанной в своем развитии с развитием промышленности, близко стоящей к буржуазии по условиям своего существования, отнюдь не враждеб­ ной капитализму, но все же подходящей к социальным вопросам с несколько иной точки зрения,— из настроений квалифицирован­ ной, по преимуществу технической интелли­ генции. Сен-Симон не принадлежал к этой группе по своему социальному происхожде­ нию. Но вкус к широким замыслам большо­ го научного и технического размаха был при­ сущ ему на всем протяжении его жизненного пути, начиная с плана Панамского канала и кончая проектами превращения земного шара в рай путем применения всех достижений науки к его переделке. К высококвалифициро­ ванным и интеллигентным кругам наиболее тяготел Сен-Симон, в них он главным обра­ зом вращался в тот период, когда в его со­ знании закладывались основы его социальной системы.

Высокая оценка точной науки как основы технического прогресса, в противовес метафи­ зике и юридической схоластике, в этой среде была чем-то само собой разумеющимся.

Признание соответственной роли людей по­ ложительной науки в управлении обществом Социальное учение Сен-Симона было простым логическим выводом из этой оценки. Заслуживает внимания, что Сен Симон в проектируемой им академии наук отводит место трем категориям ученых: ма­ тематикам, физикам и экономистам. Это, как мы видим, представители дисциплин, наибо­ лее важных для технического и организа­ ционного прогресса производства, т. е. люди, представляющиеся Сен-Симону естественными руководителями и учителями технической интеллигенции. Не менее близка была для той же группы идея иерархии способностей и обязательного труда. Трудом и способно­ стями выдвигается на руководящий пост инженер;

в отличие от собственника орудий производства он связан с производством не правом, фиксированным в гражданском ко­ дексе, а своими личными знаниями и талан­ том. С точки зрения Сен-Симона понятен принципиально различный подход к капита­ листу, пассивно получающему доход со своего капитала, и к капиталисту-организатору. Пер­ вый — тунеядец, второй — труженик;

первый имеет возможность жать, где не сеял, каким бы ничтожеством он ни был по существу;

второй преуспевает в меру своих организа­ торских дарований. Мы знаем, что Сен-Си­ мон, действительно, из класса промышленни­ ков исключает собственников, не руководящих промышленностью, относя их к промежуточ­ ным классам, не играющим существенной роли в экономике общества. Наконец, только в той же среде могла зародиться и мысль 6* 84 В. 77. Волгин Сен-Симона о подчинении всего производ­ ства единому плану. Техническому организа­ тору производства более, чем кому-либо иному, понятны преимущества централизо­ ванной организации. Он не может не созна­ вать, даже в эту эпоху, что индивидуалисти­ ческая система ставит препятствия наиболее целесообразному использованию новых про­ изводительных сил. Не будучи сам собствен­ ником орудий производства, он может позво­ лить себе мечту (утопическую в данной об­ становке) об общественном плане использо­ вания достижений технического прогресса.

Таковы общественные настроения, кото­ рые преломившись в сознании Сен-Симона, придали его учению индивидуальные черты, вынуждающие отвести ему совершенно обо­ собленное место в ряду мыслителей начала X I X в.

К концу своего жизненного пути Сен-Си­ мон все с большей четкостью формулировал, все резче выдвигал на первый план те по­ ложения его системы, которые позволяют говорить о ее социалистических тенденциях:

идеи общественного плана работ, иерархии способностей, принцип наибольшего блага наиболее многочисленного класса. Эти поло­ жения могли послужить основанием и дей­ ствительно послужили впоследствии основа­ нием для построения социалистической си­ стемы. Сам Сен-Симон, как мы уже гово­ рили, не делает из них последовательно социалистических выводов, они остаются у Социальное учение Сен-Симона него социалистическими, так сказать, в по­ тенции. Тем не менее та энергия, тот пафос, с которыми он на них настаивал, сыграли не­ малую роль в подготовке умов к усвоению идей социализма и в этом смысле служили интересам растущего рабочего класса.

Уже этого достаточно, чтобы отвести Сен Симону почетное место в истории социализ­ ма. Но не меньшее значение для дальнейшего развития социалистической мысли имела и другая сторона учения Сен-Симона — его философия истории* Идеалистическая в своей основе, своим последовательным де­ терминизмом, свойственным ей представле­ нием о диалектическом характере историче­ ского процесса сен-симоновская философия пролагала пути материалистическому пони­ манию истории. Помимо этого, сен-симонизм содержал в себе элементы материалистическо­ го анализа историчегких явлений. Припом­ ним нарисованную Сен-Симоном картину роста промышленности с XI в. и борьбы промышленников с феодальным обще­ ством,— борьбы, завершающейся француз­ ской революцией. Материалистические момен­ ты в философии истории, как и социалистиче­ ские моменты в его промышленной системе, не додуманы Сен-Симоном до конца. Но при формировании материалистического понима­ ния истории они сыграли свою, весьма су­ щественную роль.

С Е Н-С И Избранные сочинения ЖИЗНЬ СЕН-СИМОНА, САМИМ О П И С А Н Н А Я ИМ Отрывок первый (1808) Я происхожу от Карла Великого. Отец мой назывался графом Рувруа де Сен-Симон, я являюсь ближайшим родственником герцо­ га де Сен-Симона. 2 Я родился 17 октября 1760 г., в 1776 г. поступил на военную службу. В 1779 г. я покинул кавалерийский эскадрон, чтобы отправиться в Америку, где служил под начальством де Буйе и Вашинг­ тона. 3 После заключения мира я представил вице-королю Мексики проект соединения двух морей, которое делало бы судоходной реку: один конец вливался бы в океан, другой — в южное море. Мой проект был холодно принят, и я его оставил.

По возвращении во Францию я был про­ изведен в полковники. Мне не было еще 23 лет. Праздность, в которой я пребывал, мне скоро наскучила. Учение летом, придвор 90 Жизнь Сен-Симона ная служба зимой — такая жизнь была для меня невыносимой. В 1785 г. я отправился в Голландию.

Герцог де ля Вогюон, французский по­ сланник в Голландии, освободил эту страну от английского влияния. Он побуждал Гене­ ральные штаты организовать совместно с Францией экспедицию против английских колоний в Индии. Граф де Буйе должен был стать во главе этой экспедиции, в которой мне было предназначено почетное место.

В течение года я работал над осуществлением этого проекта, цель которого не была до­ стигнута вследствие неловкости г. де Верака, еемника де Вогюона.

Когда я вернулся во Францию, безделие вскоре снова мне наскучило. В 1787 г. я отпра­ вился в Испанию. Испанское правительство задумало прорыть канал, который должен был соединить Мадрид с морем;

предприя­ тие это затянулось, так как правительству нехватало денег и работников. Я сговорился с графом де Кабаррюсом, теперешним мини­ стром финансов, и мы представили прави­ тельству следующий проект. Граф де Кабар рюс предлагал от имени банка, директором которого состоял, снабдить правительство не­ обходимыми средствами для прорытия кана­ ла, если король предоставит банку право взи­ мать с этого предприятия пошлину. Со своей стороны я предлагал набрать легион в человек, составленный из иностранцев, из ко­ торых 2000 несли бы гарнизонную службу, в Жизнь Сен-Симона то время как остальные 4000 были бы заня­ ты работой на канале. На долю правитель ства пришлись бы только издержки на воен­ ное обмундирование и устройство больниц, а на остальные расходы достаточно было од­ ной рабочей платы. Таким образом, при по­ мощи чрезвычайно умеренной суммы король Испании соорудил бы прекраснейший и по­ лезнейший канал в Европе;

он увеличил бы свою армию на 6000 человек, а население своего государства классом, который непре­ менно стал бы трудолюбивым и промышлен­ ным. Наступившая во Франции революция помешала осуществлению этого проекта.

Революция уже началась, когда я вернул­ ся во Францию. Я не хотел в нее вмеши­ ваться, 4 потому что, с одной стороны, и без того был убежден в недолговечности старого строя, с другой стороны — я испытывал отвра­ щение к разрушению, а выступить на полити­ ческое поприще возможно было, лишь при­ соединившись или к придворной партии, же­ лавшей уничтожить национальное представи­ тельство, или же к партии революционной, желавшей свергнуть королевскую власть.

Деятельность моя направилась на финансо­ вые спекуляции;

я предался спекуляциям по продаже национальных имуществ, взяв себе в компаньоны прусского графа фон Редерна.

Я стремился к богатству только как к средству организовать большое промышлен­ ное учреждение, открыть научную школу усо­ вершенствования, способствовать, одним ело Жизнь Сен-Симона вом, успехам просвещения и улучшению участи человечества — таковы были истин­ ные цели моих стремлений.

Я работал на этом финансовом поприще до 1797 г. с жаром, уверенностью и успехом.

Мои спекуляции удались. Я уже был готов начать промышленное строительство;

на ули­ це Булуа можно видеть следы предприня­ тых мной построек;

приезд Редерна поме­ шал моим работам. Я ошибся в этом ком­ паньоне: я полагал, что он вступит на то же поприще, что и я, но дороги наши были весь­ ма различны, так как он направлялся в гряз­ ные трясины, посреди которых богатство воздвигало свой храм,* в то время как я под­ нимался на крутую и бесплодную гору, на вершине которой возвышается алтарь славы.

В 1797 г. мы с Редерном поссорились.

Как только я порвал с ним, я задумал проложить новый путь человеческому разу­ му — путь физико-политический.

Я сочинил проект нового шага общенаучного значения, инициатива которого должна при­ надлежать французской школе.

Начинание это требовало предварительных работ;

я должен был начать с изучения фи­ зических наук, чтобы выяснить их современ­ ное состояние и при помощи исторических изыскании установить, как были сдела­ ны обогатившие их * открытия. Чтобы овла­ деть этими сведениями, я не ограничился библиотечными исследованиями;

я снова на­ чал свое образование, слушая курсы наиболее Жизнь Сен-Симона известных профессоров. Поселившись против Политехнической школы, я подружился с не­ которыми профессорами этой школы;

в тече­ ние трех лет я исключительно стремился ознакомиться с имеющимися сведениями о неорганических телах.

Я употребил свои деньги для приобретения знаний;

обильное угощение, хорошее вино, много внимания к профессорам, для которых кошелек мой был всегда открыт, доставили мне все возможности, каких только я мог желать.

Много великих затруднений должен был я превозмочь. Мозг мой потерял уже свою гиб­ кость, я был уже немолод, но зато обладал большими преимуществами: длительные пу­ тешествия, общение со многими выдающимися людьми, которых я отыскивал и встречал, мое первоначальное образование под руковод­ ством Д'Аламбера, давшее мне такую густую метафизическую сеть, которая улавливает рее важные факты, и т. д.

Удалившись в 1801 г. из Политехнической школы, я поселился возле Медицинской и вступил в сношение с физиологами. Я рас»· стался с ними лишь после того, как получил точные сведения об их взглядах на строение организованных тел.

Прекратив изучение физиологии, я отпра­ вился за границу. Амьенский мир 5 позволил мне поехать в Англию. Целью моей поездки было узнать, занимаются ли англичане изы­ сканием того пути, который я предполагал проложить. Я вынес из этого края уверен 94 Жизнь Сен-Симона кость, что его жители не направляли своих научных трудов к физико-политической цели, что они не занимались реорганизацией науч­ ной системы, что они не имели ни одной важ­ ной новой идеи.

Вскоре после этого я отправился в Женеву и объехал часть Германии;

я вынес из этого путешествия уверенность, что там наука на­ ходилась еще в состоянии младенчества, так как она была еще построена на мистических началах. Общая наука Германии еще пре­ бывает в состоянии младенчества, но она, несомненно, скоро сделает там боль­ шие успехи, ибо вся эта великая нация страстно стремится в данном научном на­ правлении. Она еще не нашла правильной дороги, но она найдет ее и, вступив на нее, пойдет очень далеко.

Вернувшись из путешествий, я женился.

Я воспользовался женитьбой как средством, чтобы изучить ученых, вещь, которая каза­ лась мне необходимой для осуществления мо­ его начинания;

чтобы улучшить организацию научной системы, недостаточно ознакомиться с состоянием человеческих знаний, надо еще узнать, какое действие изучение наук произ­ водит на тех, кто им отдается, надо опреде­ лить, какое влияние оказывает это занятие на их страсти, на их разум, на их общую мораль и на отдельные ее части. О подроб­ ностях своей женитьбы я поговорю в конце этого отрывка из истории моей жизни.

Жизнь Сен-Симона Как видите, я ничем не пренебрегал, ниче­ го не жалел для того, чтобы обеспечить ус­ пех моего научного предприятия;

лишь окон­ чив все подготовительные работы, о которых я сейчас сообщил, взялся я за перо.

Прежде всего я напечатал два тома, оза­ главленных «Введение к научным трудам X I X в.»;

6 я оставил этот труд, так как за­ метил, что плохо начал изложение своих идей. Этот опыт показал мне, что я еще не созрел для задуманного мною труда. Тогда я взялся за издание писем;

в них я отдельно поставил вопросы, частичное разрешение ко­ торых дало бы принципы, нужные мне для организации научной системы.

Мои «Письма» 7 не вызвали ожидавшегося мной всеобщего обсуждения, но этот труд был мне очень полезен прежде всего потому, что дал возможность переработать мои идеи, а кроме того, он привлек внимание некото­ рых лиц, пожелавших сообщить мне свои замечания.

Отрывок второй (1808) Я хочу сообщить теперь, каким было преж­ де и каково сейчас мое денежное положение.

Достоинство герцога-пэра и испанского гран­ да, а также 500 000 ливров ренты, которыми располагал герцог Сен-Симон, должны были перейти ко мне, но герцог порвал с моим от­ цом и лишил его наследства. Я, таким обра 96 Жизнь Сен-Симона зом, потерял титулы и состояние герцога Сен-Симона, но наследовал его страсть к славе.

Смерть моего отца, последовавшая в 1783 г., ничего не изменила в моем денеж­ ном положении: богатство исходило от моей матери, которая также из рода Сен-Симонов.

Мать моя еще жива;

она была разорена ре­ волюцией;

всякая надежда на наследство для меня исчезла. Я никогда ни от кого не полу­ чал наследства, не имел иных средств, креме доходов от моих трудов. З а время от до 1797 г. я вел очень выгодные спекуляции и был бы богат, если бы научные занятия не заставили меня пренебречь денежными интересами. Граф Редерн, бывший моим ком­ паньоном, воспользовался моей оплошностью.

Он добивался богатства, я же стремился к славе. В денежном отношении я должен был быть им обманут;

так и случилось.

В 1798 г. я вступил на научное поприще;

в это время я обладал суммой в 144 000 лив­ ров. Сумма эта была лишь небольшим пред­ варительным удержанием из доходов, на ко­ торые я имел право: эти доходы достигали 150 000 ливров ренты с недвижимости, иму­ щества, находившегося в руках графа Ре дерна;

он имел право лишь на меньшую его часть, ибо моя работа и риск, которому я подвергался, гораздо более способствовали его приобретению, чем небольшие капиталы, вложенные им в мои спекуляции.

Жизнь Сен-Симона Два соображения заставили меня взять лишь 144 000 ливров из состояния, принад­ лежавшего Редерну и мне. Первое соображе­ ние: я был уверен в том, что граф Редерн не обладает свободолюбивым характером, но ничто не говорило мне о его нечестности;

я считал его своим другом и полагал, что мое состояние без всяких опасений может быть передано в его руки, пока я буду совершать свой путь открытий.

Второе соображение: я полагал, что сум­ мы в 144 000 ливров будет достаточно, чтобы довести мое начинание до конца, и что я ус­ пею занять почетное научное положение до ее израсходования. Я ошибся в своих расчетах в обоих отношениях: я растратил 144 ливров, прежде чем заслужил достойное на­ учное положение, и убедился в нечестности Редерна. В течение трех лет мои средства иссякли, и с этих пор мое денежное положе­ ние стало очень тягостным. Вот что произо­ шло.

Когда средства мои иссякли, я стал ис­ кать места. Я обратился к графу Сегюр. Он принял мою просьбу и заявил через шесть месяцев, что нашел для меня место в лом­ барде. Это было место переписчика, которое давало 1000 франков в год при девяти ча­ сах ежедневного труда. Я занимал его в про­ должение шести месяцев;

моя личная работа шла по ночам;

я кашлял кровью, здоровье мое находилось в самом скверном состоя­ нии, когда случай свел меня с единственным 7 Сен-Симонт. 98· Жизнь Сен-Симона человеком, которого я могу назвать своим другом.

Я встретил Диара, s с которым был связан с 1790 по 1797 г.;

я расстался с ним лишь во время разрыва с Редерном. Диар сказал мне: «Сударь, место, которое вы занимаете, недостойно вашего имени, как и ваших спо­ собностей;

я прошу вас переехать ко мне. Вы можете располагать всем, что принадлежит мне;

вы можете работать как вам будет угод­ но: это будет лишь справедливостью по от­ ношению к вам». Я принял предложение это­ го честного человека и переехал к нему;

я жил у него два года, и в течение этого времени он с полной готовностью удовле­ творял все мои потребности и покрывал значительные издержки на печатание моей работы.

Отрывок третий (1810) В обществе существует и у читателя так­ же должно возникнуть известное предубеж­ дение против меня, ибо работа, которой я посвятил себя, является уже четвертой, а три первые не имели успеха.

Жизнь моя, одним словом, представляет собой целый ряд падений, но тем не менее она не пропала даром, так как я не только не опускался, но все время поднимался, т. е.

ни одно из этих падений не возвращало меня к отправной точке. Работы, начатые мной и не доведенные до конца, нужно рассматри Жизнь Сен-Симона вать, как необходимые для меня опыты;

их нужно считать подготовительными работами, заполнившими деятельный период моей жизни.

На пути открытий я испытывал на себе борьбу прилива и отлива: я часто опускался, но сила подъема всегда преобладала над прог тивоположной силой. Мне почти 50 лет, я нахожусь в том возрасте, когда уже уходят на покой, а я только выхожу на свое попри­ ще. Одним словом, после долгого и тягостно­ го пути я очутился у начальной точки.

Я говорю, что общество не должно счи­ тать окончательным составленное им сужде­ ние о моем поведении, я прошу справедливо­ го пересмотра этого суждения. Не половин­ чатого, а полного оправдания хочу я добить­ ся. Нынешнее мое положение весьма необыч­ но: оно одновременно и неприятно и счаст­ ливо.

Вы уже знаете мое денежное положение.

Нравственное мое состояние во многих отно­ шениях еще более огорчительно, чем денеж­ ное;

каждый даваемый мне совет может при­ вести меня в уныние. И что же? Этому положению я радуюсь, я чувствую себя счаст­ ливым, ощущаю свою силу, и ощущение это наиболее приятно из всех испытанных мною в жизни. Без тревог взираю я на те труд­ ности, которые мне предстоит преодолеть, и смеюсь над теми, которые могут представить­ ся. Я нахожу, что мои ошибки должны быть приписаны скорее несовершенству человече 7« Жизнь Сен-Симона ской природы, чем моей собственной сла­ бости.

Читая произведения небольшого числа пи­ сателей, непосредственно подходивших к ве­ ликому вопросу, занимавшихся исправлением пограничной линии между добром и злом, втремившихся с большей точностью, чем их предшественники, установить цель, к которой нужно стремиться, и начертать пути, ведущие к ней, можно подумать, что все они были образцами мудрости и чистоты в своей част­ ной жизни.

Но легко убедиться при помощи рассуж­ дения и исследования фактов, что мнение это, основанное на первом впечатлении, совершен­ но ошибочно.

Душа тем больше доступна страстям, чем большей пылкостью она обладает. Точка зрения, на которую- нужно становиться, что­ бы охватить великий вопрос во всей его пол­ ноте, должна быть наиболее возвышенной.

Поэтому не надо удивляться, что философы изобретатели вели жизнь, полную вол­ нений.

На это можно посмотреть и с другой точ­ ки зрения.

Единственное средство добиться положи­ тельных успехов в философии — делать опы­ ты. Наиболее важные философские опыты это те, которые ведут к новому действию или к новому ряду действий. Всякое новое действие может быть оценено лишь после наблюдений над его последствиями;

таким образом, че 10Г Жизнь Сен-Симона ловек, посвятивший себя исследованиям в области высшей философии, во время этих опытов может совершать много глупых дей­ ствий.

Из природы вещей следует, что для со­ вершения важного шага в философии нужно выполнить следующие условия:

1) вести, пока находишься в крепком воз­ расте, свою особенную и как можно более деятельную жизнь, 2) тщательно знакомиться со всеми теори­ ями и с практикой, 3) обозреть все классы общества, стано­ виться лично в самые разнообразные соци­ альные положения и даже создавать такие отношения, которые никогда не существо­ вали, 4) наконец, свою старость использовать, чтобы резюмировать наблюдения над послед­ ствиями своих опытов как для других, так и для себя и установить принципы этих резюме.

К людям такого поведения человечество должно питать наибольшее уважение;

оно должно считать их наиболее добродетельны­ ми, ибо они методически способствовали ус­ пехам науки, этого единственного истинного источника мудрости.

Нет, мои действия не следует оценивать по тому же принципу, как действия других, так как вся моя деятельная жизнь была рядом опытов.

102 Жизнь Сен-Симона Я хочу на примере показать различие, су­ ществующее, мне кажется, между принципами, по которым оценивают действия, ведущие людей к обычной цели жизни, и действия, целью которых является опыт.

Если я вижу человека, испытывающего свою силу или ловкость на животном с един­ ственной целью доставить ему страдание, хо­ тя бы это было лишь насекомое, я говорю, что человек этот от природы не обладает склонностью к чувствительности и что он идет в направлении, которое доведет его до жестокости.

Если же я вижу физиолога, делающего опыты над живыми животными, умышленно заставляющего их тянуть жизнь среди самых ужасных страданий, я говорю себе: «Вот че­ ловек, занятый исследованиями, которые по­ ведут к открытию способов облегчения жиз­ ни человечества».

Если я вижу, что человек, не посвятивший себя науке, посещает игорные и публичные дома, не избегает всячески общества людей, известных своей безнравственностью, я ска­ жу: «Вот погибающий человек. Не под счаст­ ливой звездой он родился. Привычки, кото­ рым он предается, унизят его в собственных глазах и сделают его достойным презрения».

Но если человек этот склонен к теоретиче­ ской философии, если целью его исследова­ ний является проведение пограничной линии, разделяющей действия людей на дурные и Жизнь Сен-Симона хорошие, если он стремится найти средства для исцеления болезней человеческого разу­ ма, которые заставляют нас итти путями, отдаляющими нас от счастья, я скажу: «Че­ ловек этот идет по пути порока в том на* правлении, которое необходимо приведет его к высшей добродетели».

Я напрягаю все усилия, чтобы узнать возможно более точно нравы и взгляды раз­ личных классов общества. Я разыскивал, я хватался за все возможности, чтобы связать­ ся с людьми различных характеров, различ­ ной нравственности, и, хотя подобные изыс­ кания сильно вредили моей репутации, я да­ лек от того, чтобы сожалеть об этом.

Уважение мое к самому себе всегда возра­ стало пропорционально тому вреду, который я причинял своей репутации. Наконец, я имею причины рукоплескать своему поведе­ нию, ибо вижу, что в состоянии открыть моим современникам и потомкам новые и по­ лезные взгляды;

они доставят моим потом­ кам вознаграждение, которое я лично нахо­ жу в живом сознании того, что оно мной заслужено.

Легко понять, что в продолжение жизни со мной произошло много необыкновенных вещей. Я мог бы порассказать в самом деле много пикантных анекдотов, но это будет отдыхом моих последних лет;

в настоящий же момент меня занимает более важное дело:

оно поглощает все мое время и все мои си­ лы. Я живу еще будущим.

104 Жизнь Сен-Симона Отрывок четвертый (1812) Вот уже две недели я питаюсь хлебом и водой, работаю без огня;

я все продал, вплоть до моей одежды, чтобы оплатить издержки на переписку моих трудов. Страсть к науке и общественному благу, стремление найти способ для прекращения мирным пу­ тем страшного кризиса, переживаемого всем европейским обществом, довели меня до та­ кой нужды. Поэтому я, не краснея, могу признаться в своей нищете и просить помо­ щи, необходимой для продолжения моего труда.

ПИСЬМА Ж Е Н Е В С К О Г О ОБИТАТЕЛЯ К СОВРЕМЕННИКАМ Первое письмо Я уже не молод. Всю жизнь я очень дея­ тельно наблюдал и размышлял, и целью мо­ их трудов было ваше счастье;

я создал план, который, мне кажется, может быть вам поле­ зен, и я его изложу.

Откройте подписку перед могилой Ньюто­ на;

10 подписывайтесь все без различия на любую сумму. Пусть каждый подписчик назо­ вет имена трех математиков, трех физиков, трех химиков, трех физиологов, трех писате­ лей, трех художников и трех музыкантов.


Ежегодно возобновляйте подписку и указы­ вайте имена, но предоставьте каждому неогра­ ниченную свободу вновь называть тех же лиц.

Сумму, собранную по подписке, разделите между теми тремя математиками, тремя фи­ зиками и т. д., которые получат наибольшее число голосов.

106 Письма женевского обитателя Обратитесь к председателю Лондонского Королевского общества п с просьбой прини­ мать подписные суммы, которые поступят в текущем году.

В будущем же я в следующих годах возло­ жите эту почетную обязанность на лицо, под­ писавшее наибольшую сумму.

Потребуйте от ваших избранников, чтобы они не принимали ни мест, ни почестей, ни де­ нег ни от каких ваших отдельных групп, но пре­ доставьте им полную личную свободу распо­ ряжаться своими силами по своему желанию.

Тогда люди гения воспользуются вознагра­ ждением, достойным их и вас;

только этого рода вознаграждение поставит их в такое положение, которое даст им возможность ока­ зать вам все услуги, на которые они способны;

это положение станет целью для често­ любия наиболее энергичных людей и оттолк­ нет их от направления, вредного для ваше­ го спокойствия.

Этой мерой, наконец, вы создадите вож­ дей тем, кто трудится над развитием вашего просвещения, вы облечете этих вождей ог­ ромным уважением и предоставите в их рас­ поряжение большую денежную силу.

Ответ друга Вы просили меня поделиться с вами моими мыслями по поводу того плана, который вы сообщили мне;

я сделаю это с тем большим удовольствием, что внимательному читателю Письма женевского обитагеля чистота души автора плана бросается в гла­ за, что намерения его возвышенны и должны найти благосклонный прием у всякого мысля­ щего и чувствующего существа;

наконец» ав­ тор желает человечеству счастья, над этим трудится, и я люблю его.

Его идеи настолько же новы, насколько и человеколюбивы;

он вполне справедливо счи­ тает гениальных людей факелами, озаряющи­ ми человечество, как правящих, так и управ­ ляемых. Призывая человечество к коллектив­ ным действиям для вознаграждения таких людей, он исходит из хорошо продуманного принципа справедливости. Его проект хорош и в другом отношении: очевидно, что дей­ ствуя к о л л е к т и в н о для вознаграждения гениальных людей, человечество отвлечет их от занятия ч а с т н ы м и интересами отдель­ ных групп, которые своим вознаграждением парализуют часть их сил· Этот проект создает высокое положение, какого до сих пор не существовало, положе­ ние, которое возведет гениального человека в соответствующий ему ранг, т. е. поставит вы­ ше всех прочих людей, даже и облеченных наибольшей властью;

подобное положение по­ будит гения к работе, так как создадутся, наконец, премии, достойные любви к славе, той страсти, под влиянием которой легко пе­ реносится утомление от занятий и глубоких размышлений, которая побуждает к настой* чивости, необходимой для того, чтобы просла­ виться в науках и искусствах.

108 Письма женевского обитателя У гениального человека личный интерес чрезвычайно силен, но любовь к человече­ ству также способна заставить его совершать чудеса. Какое прекрасное занятие — труд на благо человечества! Какая величественная цель! Разве человек имеет лучшее средство приблизиться к божеству? И в этом направ­ лении он в себе самом находит наилучшее вознаградение за перенесенные труды.

Когда я сравниваю тот возвышенный пост, на который человечество возведет гениально­ го человека, с креслом академика, то я вижу, что и з б р а н н и к ч е л о в е ч е с т в а будет находиться в гораздо более выгодном поло­ жении, чем академик;

он будет пользоваться полнейшей независимостью и получит воз­ можность развить всю присущую ему энер­ гию, не отвлекаясь какими-либо посторонни­ ми соображениями;

никакая ложная осторож­ ность не замедлит развития его гения, не нанесет ущерба его работе и счастью. Что­ бы не потерять приобретенного положения, он воодушевится, беспокойным взором окинет труды своих предшественников, захочет превзойти их, покинуть избитые пути, что­ бы прокладывать новые: воодушевление его будет постоянно возрастать, и он достигнет истинной цели, будет способствовать про­ грессу человеческого духа.

Таков будет путь гения, поставленного в независимое положение, тогда как ум акаде­ мика попрежнему будет следовать противо­ положным путем;

он будет навсегда держать Письма женевского обитателя ся принятых им мнений, считая себя храни­ телем истины;

он сам восстал бы против сво­ ей мнимой непогрешимости, если бы переме­ нил свои взгляды. UH скорее завопит о ереси и станет нетерпимым, нежели отступит ради просвещения и счастья человечества от своего мнения. С каким ожесточением академии пре­ следовали гениальных людей, когда они ос­ паривали их мнения. Обратите внимание на путь, которым шел академический ум: вы увидите, насколько он был кичлив и подл, с какой ловкостью он заглушал все споры, способные просветить человечество, каждый раз, когда они могли повредить его собствен­ ному благополучию. Это происходило по двум причинам: одна заключается в том, что ака­ демики назначаются пожизненно, а другая — в том, что они находятся в зависимости от правительства.

Взгляните на историю прогресса челове­ ческого разума, и вы увидите, что почти все­ ми образцовыми произведениями его мы обя­ заны людям, стоявшим особняком и нередко подвергавшимся преследованиям. Когда их делали академиками, они почти всегда засы­ пали в своих креслах, а если и писали, то лишь с трепетом и только для того, чтобы высказать какую-нибудь маловажную исти­ ну. Одна лишь независимость дает пищу любви к человечеству и стремлению к славе, этим двум сильнейшим двигателям гениаль­ ного человека. Если же академик — раб, уди­ вительно ли, что он ничего не творит? Но ПО Письма женевского обитателя каким бы рабом он ни был, он все же счи­ тает себя на высоте славы, он боится спу­ ститься с нее, и это-то мешает ему подни­ маться выше.

Если мы бросим взгляд на историю акаде­ мий, то увидим, что в Англии академий во­ все нет, а существуют лишь два общества, несколько напоминающие собой академиче­ ские учреждения, между тем как монархии и даже государства, в которых господствуют суеверия и невежество, изобилуют академия­ ми. Однако какая страна дала больше вели­ ких людей? Где открыто больше истин? Где эти истины обнародывались смелее и воспри­ нимались быстрее? Где щедрее вознагражда­ ли авторов полезных открытий? На этом острове любовь к свободе и независимости мнений заставила презирать и устранять академии;

как гражданин англичанин со­ знает собственное достоинство;

как ученый он краснел бы, если бы ему пришлось прода­ ваться могущественным людям и быть членом корпорации, которая может существовать лишь под их покровительством.

Деспотический Ришелье 12 был основате­ лем первой французской академии: он пони­ мал, что надежды на медали и академические кресла свяжут писателей, что правительство, таким образом, будет пользоваться ими для распространения принципов, соответствующих его видам, и таким образом будет управлять общественным мнением и превратит акаде­ мии в тайные орудия своего деспотизма. Со Письма женевского обитателя бытия подтвердили правильность расчетов властного министра, и первая академия, эта академия-мать, породила сотню других, все усилия которых, однако, не могли поднять Францию на уровень Англии. Италия пере­ полнена академиями, а насчитывает очень мало ученых;

там раздают массу дипломов от имени литературных притонов, но люди от этого не стали ни лучше, ни просвещеннее;

если бы Италия уничтожила все свои акаде­ мии, то гений, быть может, получил бы в ней более быстрое развитие.

Я не могу, однако, не согласиться, что академии все же принесли кое-какую пользу, что их учреждение, как оно ни несовершенно, принесло некоторую пользу наукам и искус­ ству;

я признаю также, что были некоторые академики, сохранившие свою энергию. Но академический строй слишком отстал от со­ временных философских взглядов, чтобы эту организацию нужно было сохранять долее;

ход человеческой мысли, став более смелым, как мне кажется, допускает полное уничтоже­ ние всякого рода стеснений, которые испыты­ вают самые ученые академии. Человечеству не следует упускать из виду, что оно должно вознаграждать людей, служащих ему светоча­ ми, что ему следует на коллективных началах вознаграждать тех из этих светочей, которые так ярки, что освещают всю землю.

План захватывает меня еще и в другом, очень важном отношении. Каких только пре 112 Письма женевского обитателя пятствий ни приходилось до сих пор преодо­ левать гениальным людям! Почти всегда за­ нятия, которым они принуждены;

отдаваться, чтобы добыть себе пропитание, уже в самом начале их деятельности отвлекают их от важ­ нейших идей. Как часто им недоставало опытов или необходимых для развития их взглядов путешествий! Сколько раз они были лишены необходимых сотрудников, чтобы дать своей работе весь размах, на который они были способны! Сколько счастливых мыслей отбрасывалось из-за того, что они не были ободрены необходимой помощью, поощрением или вознаграждением!

И если некоторые гениальные люди, несмо­ тря на все эти трудности, добивались извест­ ности и получали вознаграждение, то этого всегда было недостаточно для того, чтобы дать им в широких размерах средства для их работ, чтобы они могли поощрять молодых людей, у готорых они находили счастливые дарования, и для того, чтобы удовлетворить их потребности, когда у них не было соб­ ственных средств. Только гениальный человек может открыть первые зародыши гения, раз­ вить их и добросовестно оказать им нужную поддержку.

Положение или вознаграждение, получае­ мое гениальным человеком, почти всегда на­ лагает на него обязанности, исполнение ко­ торых более или менее отвлекает его от рабо­ ты, прикрепляет к одному месту и, следова­ тельно, мешает ему передвигаться, чтобы ви Письма женевского обитателя деть вещи или людей, могущих натолкнуть его на новые открытия неустойчивость пра­ вительства, от которого он получает возна­ граждение, внушает ему беспокойство за свое будущее, часто заставляет его делать извест­ ные шаги, чтобы сохранить за собой свое ме­ сто, и, несмотря на всю предусмотритель­ ность, война или какое-нибудь расстройство в финансах часто влечет за собою упраздне­ ние его гонорара или по крайней мере от­ срочку его уплаты.


И, наконец, гениальными человек, больше всего нуждающийся для своих работ в пол­ нейшей независимости, всегда более или ме­ нее зависит от правительства, которое его вознаграждает;

он должен усвоить дух этого правительства, покоряться освященным им формам и обычаям, должен мыслить, так сказать, по чужой указке вместо того, чтобы смело метать стрелы собственного воображе­ ния;

он должен робко изыскивать средства вынести свои мысли на свет, и в конце кон­ цов он в гораздо меньшей степени выявляет себя тем, что он есть, нежели тем, чем хотят, чтобы он казался;

одним словом, ему прихо­ дится дорого платить за пожалованное ему скудное вознаграждение.

Что же касается гениального человека, со­ глашающегося принимать от правителя или от какого-либо иного лица особые благодея­ ния, то его положение еще более прискорбно вследствие унижения, которое он при этом испытывает.

8 Ссн'Снмон, т. I 14 Письма женевского обитателя Если внимательно Еникнуть в идеи, руко­ водящие правительством во всех отдельных отраслях управления, то можно заметить, что все эти идеи были открыты гениальными людьми: гениальные люди просвещают пра­ вителей так же, как и управляемых.

Я согласен, что открытия гениальных лю­ дей часто не могут быть использованы при их возникновении;

но если даже допустить, что их открытия оказываются полезными только для следующего поколения, то может ли это обстоятельство служить основанием для того, чтобы их совсем не вознаграждало то поко­ ление, в котором они живут? Неужели чело­ вечество и впредь будет оставлять в страда­ ниях или, по меньшей мере, в неподобающем положении тех людей, которых оно усердно чтит после их смерти?

Если в этом отношении не произошло ко­ ренных изменений, то ошибочно думать, что человеческий разум прогрессировал.

У образованных наций люди всех возра­ стов производят посадки, тогда как у невеже­ ственных (например, у турок) все только со­ бирают, но ничего не садят. Дерево, посажен­ ное бодрым стариком, доставляет больше наслаждения ему самому, чем тому, кто его срежет, чтобы извлечь из него пользу.

Что может быть прекраснее и достойнее человека, чем направлять свои страсти к единственной цели повышения своей просве­ щенности! Счастливы те минуты, когда често­ любие, видящее величие и славу только в Письма женевского обитателя П приобретении новых знаний, покинет нечи­ стые источники, которыми оно пыталось уто­ лить свою жажду. Источники ничтожества и спеси, утолявшие жажду только невежд, вои­ телей, завоевателей и истребителей человече­ ского рода, вы должны иссякнуть и ваш приво­ ротный напиток не будет больше опьянять этих надменных смертных! Довольно почестей Александрам! Да здравствуют Архимеды!

Мой друг, какое время более благоприятно для осуществления плана, котором вы мне сообщаете, как не тот момент, когда гений, вступивший в борьбу с деспотизмом, зовет себе на помощь всех человеколюбцев! В поко­ лении, выросшем после начала этой борьбы, сильно уменьшилось число людей-автоматов;

ваш план будет услышан многими, царство просвещения приближается: в этом убежден всякий разумный человек, один глаз которо­ го устремлен в прошлое, а другой в будущее.

Ваш план заключает простую идею, могу­ щую служить основой общей организации;

он дает человечеству концепцию, которая позволит ему безопасно подняться еще на одну ступень в области абстракции. * * Если бы аббат де Cetf-Пьер 13 понимал это и указал бы на средства выполнения, то его идеи веч­ ного мира не считались бы грезами. Другое замеча­ ние. Этот план дает решение задачи, которая всегда была предметом изысканий моралистов: п о с т а в и т ь человека в такое положение, чтоб его личные интересы и интересы общест­ венные п о с т о я н н о н а х о д и л и с ь в согла­ сии.

8* 116 Письма женевского обитателя Какое счастье, что могила Ньютона, это место объединения, находится в Англии, в стране, постоянно служившей убежищем для гениальных людей и ученых, подвергавшихся преследованию у других народов!

Заговорив о Ньютоне, мы не можем не упомянуть, что он получил от правительства в качестве вознаграждения должность заве дывающего монетным двором;

с того вре­ мени гражданин мира стал уже только ан­ глийским гражданином, сосредоточившим все свои силы на возложенных на него обязан­ ностях;

и эта звезда, светившая своим соб­ ственным светом, была представлена толпе темным телом, предназначенным лишь для того, чтобы отражать лучи королевского света.

Скажем смело: все гениальные люди, кото­ рые получат места в правительстве, много потеряют как в уважении, так и по существу, ибо для того, чтобы выполнять свои обязан­ ности по должности, им придется пренебречь более важной для человечества работой, или же, если они не будут в состоянии противить­ ся побуждениям своего гения, они должны будут пренебрегать своими должностными обязанностями.

Этих двух возможностей, одинаково нетер­ пимых для человечества, для правительства и для гениальных людей, можно избежать, если оставить последних на единственном ме­ сте, которое им указывает правильно понятый общий интерес. Им необходимо остаться са Письма женевского обитателя мими собой, и человечество должно глубоко усвоить ту истину, что они даны ему, чтобы быть их факелами, а не для того, чтобы пре­ даться частным интересам, которые их уни­ жают и отвлекают от их настоящего при­ звания.

Число гениальных людей не ^ак велико, чтобы отрывать их от их трудов, заставляя выходить из своей области. Автор, зная, как скупа на них природа, отводит всему челове­ честву лишь двадцать таких мест. Если необ­ ходимо быть гениальным человеком, чтобы занять одно из этих мест, то они часто будут оставаться свободными.

Я одобряю ежегодные выборы с правом пе­ реизбрания: таким образом люди высокого гения будут пользоваться этими местами по­ жизненно, те же, кто больше всего к ним приближается по своим способностям, полу­ чат наибольший стимул к деятельности.

Способ избрания таков, что ч а с т н ы е и н т е р е с ы не в состоянии приобрести до­ статочной силы, чтобы получить перевес над общим интересом.

Вот, друг мой первые чувства, вызванные во мне чтением вашего проекта. А теперь я задам вам два вопроса:

Будет ли принят этот план? А если он бу­ дет принят, то излечит ли он современные болезни человечества, о которых осторож­ ность воспрещает мне говорить?

118 Письма женевского обитателя Второе письмо Со своим проектом я обратился н е о с р е д с т в е н н о к человечеству, так как оно в ц е л о м должно интересоваться им, но я вовсе не предавался безумной надежде, что оно сразу займется его осуществлением;

я все­ гда думал, что успех зависит от более или менее энергичных действий, на которые ре­ шатся в этом случае люди, пользующиеся наибольшим влиянием на человечество. Луч­ шим средством привлечь их на свою сторо­ ну будет возможно полное разъяснение этого вопроса;

вот цель, какую я себе ставлю, об­ ращаясь к различным группам человечества, разделяемого мною на три класса: первый — это тот, к которому имеем честь принадле­ жать мы с вами;

он шествует под знаменем прогресса человеческого духа и состоит из ученых, художников и всех людей, разделя­ ющих либеральные идеи. На знамени второго написано: никаких нововведений!

К этому классу принадлежат все собственни­ ки, которые не входят в первый. Третий, объединяемый идеей р а в е н с т в а, заклю­ чает в себе остальное человечество.

Первому классу я скажу: все, кому я гово­ рил о плане, предлагаемом мной человечеству, в общем после очень недолгого обсуждения в конце концов одобрили его;

все говорили мне, что они желают ему успеха, но в то же время все они обнаруживали опасение, что не удастся его осуществить.

Письма женевского обитателя Судя по согласию, которое выявилось в их мнениях, мне представляется вероятным, что и у всех людей, или по крайней мере у боль­ шинства, я найду такое же отношение. Если это предчувствие оправдается, то единствен­ ной силой, которая окажется против моих на­ мерений, будет к о с н о с т ь.

Ученые, художники, а также все вы, употребляющие часть своих сил и средств на развитие просвещения, вы — часть чело­ вечества, обладающая наибольшей мозговой энергией и наиболее способная к восприятию новых идей, вы непосредственно заинтересо­ ваны в успехе подписки — вы-то и должны преодолеть силу косности. Математики! Ведь вы находитесь во главе, начинайте!

Ученые, художники, поглядите глазами ге­ ния на современное! положение человеческого духа;

вы увидите, что скипетр общественного мнения в ваших руках, держите же его креп­ че! Вы можете создать ваше счастье и сча­ стье ваших современников;

вы можете предо­ хранить потомство от тех болезней, которыми мы страдали раньше и которые -мы терпим до сих пор: подписывайтесь все!

Затем я обращусь к собственникам из вто­ рого класса со следующими словами:

Господа! Вы очень малочисленны по срав­ нению с теми, кто не имеет собственности: по­ чему же они вам повинуются? Потому, что превосходство вашего просвещения дает вам способы объединять ваши усилия, а это обыкновенно дает перевес в борьбе, которая, 11^0 Письма женевского обитателя по самой природе вещей, всегда неизбежно происходит между ними и вами.

Раз это установлено, то, очевидно, в ваших интересах привлечь в свою партию людей, не имеющих собственности, которые важными открытиями докажут превосходство своего разума;

равным образом очевидно, что, так как интерес этот о б щ и й для всего вашею класса, то и содействовать его достижению должен к а ж д ы й его член.

Господа! Я много жил с учеными и худож­ никами, я много наблюдал их в их интимной жизни, и я могу вас уверить, что они побу­ дят вас к тому, чтобы жертвовать самолюбием и деньгами, которые необходимы для выдви­ жения их шедевров на первое место в глазах человечества и для доставления им денеж­ ных средств, нужных для полной разрабог ки их идей. Я был бы виновен перед вами в преувеличении, если бы стал уверять, что в голове ученых и художников вполне сложи­ лось то намерение, о котором я говорю: нет, господа, нет! Я скажу, что оно существует у них в очень смутной форме, но после долгого ряда наблюдений я убедился все же в реаль­ ности его существования и того влияния, ко­ торое оно оказывает на все их воззрения.

И пока вы, господа, не примете предложен­ ной мною меры, вы будете подвергаться, каждый в своей стране, таким же несчастьям, какие перенесла часть вашего класса, находя­ щаяся во Франции. Чтобы убедиться в пра оильности моих слов, вам достаточно поду Письма женевского обитателя мать над ходом событий в этой стране 1789 г. Первое народное движение было здесь скрытно вызвано учеными и художниками.

Как только, благодаря своему успеху, восста­ ние приобрело характер законности, они про­ возгласили себя его вождями, а сопротивле­ ние, оказанное тому направлению, которое они придали восстанию, т. е. разрушению всех учреждений, оскорблявших их самолю бие, заставило их все более и более кружить головы невежд и разрывать все путы, сдер­ живавшие пылкие страсти людей, не имею­ щих собственности;

они добились того, чего хотели: все установления, которые они с са­ мого начала хотели свергнуть, были опроки­ нуты;

словом, они выиграли сражение, а вы проиграли. Дорого обошлась победителям эта победа, но вы, побежденные, претерпели еще больше. Несколько ученых и художников сделались жертвами непокорности своей армии и были убиты своими же собственны­ ми солдатами. С нравственной же стороны им всем пришлось перенести упреки, которые вы как будто не без основания им делали, уп­ реки в том, что они виноваты в совершенных над вами жестокостях и в разных беспоряд­ ках, произведенных их армией под варвар ским влиянием ее невежества.

Когда зло достигло высшей точки, тогда стало возможным применить лекарство: вы уже не сопротивлялись, а наученные опытом ученые и художники, признавая ваше превос­ ходство в просвещенности над неимеющими 122 Письма женевского обитателя собственности, * пожелали, чтобы в ваши руки перешла часть власти, необходимая для того, чтобы вернуть социальную организацию к правильной деятельности. Неимеющие соб­ ственности перенесли почти целиком на себе псю тяжесть голода, вызванного необычайны­ ми мерами, которым они подверглись. Их обуздали.

Население Франции, хотя силой вещей и было проникнуто горячим желанием возвра­ щения порядка, могло быть преобразовано в социальном отношении лишь человеком ге­ ния: Бонапарт взялся за это и достиг успеха.

Среди приведенных здесь мыслей я отме­ тил, что вы проиграли битву;

если же у вас остается на этот счет сомнение, то сравните степень уважения и благосостояния, которой теперь пользуются во Франции ученые и художники, с той, которой они пользовались до 1789 г.

Избегайте, господа, ссор с этими людьми, так как вы будете разбиты во всех битвах, которые вы им позволите начать с вами;

в военных действиях вы будете страдать боль­ ше, чем они, а мир будет вам невыгоден;

пусть же будет вашей заслугой, что вы до­ бровольно сделаете то, что рано или поздно вас силой заставят сделать ученые, художни * Я предлагаю читателям обдумать следующее замечание: собственники повелевают неимеющимн собственности не потому, что они ею обладают, но они обладают ею и повелевают потому, что на их стороне., как класса, превосходство в просвещении.

Письма женевского обитателя ки и лица либерального образа мыслей в со­ юзе с неимущими. Подписывайтесь все,— это единственное имеющееся в вашем распоряже­ нии средство предупредить несчастья, кото­ рые, как я вижу, вам угрожают.

Раз мы уже коснулись этого вопроса, то будем иметь смелость не оставлять его, не бросив взгляда на политическое положение самой просвещенной части земного шара.

В н а с т о я щ и й м о м е н т в Европе дей­ ствия правительств не стеснены никаким за­ метным противодействием со стороны управ­ ляемых;

но судя по состоянию умов в Англии, в Германии, в Италии, легко предсказать, что это спокойствие долго не продлится, если только своевременно не будут приняты необхо­ димые меры предосторожности, ибо,, господа, не надо скрывать от себя, что кризис, в ко­ тором находится человеческое сознание, яв­ ляется общим для Бех просвещенных народов, и что с и м п т о м ы, какие наблюдались во Франции во время происшедшего там взры­ ва, разумный наблюдатель может заметить у англичан и даже у немцев.

Господа! Приняв мой проект, вы сведете кризисы, которые эти народы должны испы­ тать на себе и к о т о р ы х н е м а ж е т предотвратить никакая сила в м и р е, к простым переменам в их правитель­ ствах и финансах и избавите их от испытанного французским народом всеобщего брожения.

Это такое брожение, когда все отношения меж­ ду членами нации становятся непрочными, и 24 Письма женевского обитателя величайший из всех бичей — анархия — сво­ бодно производит свои опустошения до тех пор, пока обусловливаемая ею среди нации нищета не возбудит в душе самых невеже­ ственных людей желания восстановить по­ рядок.

Господа! Я проявил бы сомнение в вашем умственном развитии, если бы к уже изло­ женным доказательствам стал добавлять еще новые, чтобы убедить вас, что в ваших интересах принять предлагаемую мною меру для предотвращения угрожающих вам бед.

Я с удовольствием представлю вам теперь этот проект с той точки зрения, которая будет льстить вашему самолюбию. Посмотрите на себя как на р е г у л я т о р о в хода развития человеческого ума;

вы можете играть эту роль: ведь если подпиской вы доставите ге­ ниальным людям уважение и благосостояние, то одним из условий этой подписки, лиша­ ющим избранников права занимать какое либо место в правительстве, вы обеспечите и себя и остальное человечество от невыгод, которые имеют место, если действенная власть находится в их руках.

Действительно, опыт показал, что к здра­ вым и верным новым концепциям, служащим основой для открытий, в самый момент их зарождения обычно примешиваются чрезвы­ чайно порочные идеи, и, несмотря на это, очень часто изобретатель, если бы только это от него зависело, добивался бы их выполне­ ния. Это лишь частный случай подобных Письма женевского обитателя неудобств, но есть и общее обстоятельство, на которое я и укажу. Всякий раз, когда какое либо открытие для своего применения тре­ бует навыков, отличных от существующих при его появлении, для поколения, современ­ ного его зарождению, оно является тем со­ кровищем, которым можно пользоваться лишь из любви к поколению, призванному извлечь из него всю пользу.

Маленькую речь, с которой я позволил себе обратиться к вам, я закончу словами: Госпо­ да, если вы остаетесь во втором классе, то лишь потому, что вы сами этого хотите, ибо в вашей власти подняться в первый.

Затем я обращусь к третьему классу.

Друзья мои! В Англии есть много ученых.

Образованные англичане питают больше ува­ жения к ученым, чем к королям;

в Англии все умеют читать, писать и считать;

и вот, друзья мои, в этой стране городские и даже сельские рабочие каждый день едят мясо, пьют вино и хорошо одеваются.

В России, если императору не нравится ка­ кой-нибудь ученый, ему отрезают нос и уши и ссылают в Сибирь. В России крестьяне так же невежественны, как и их лошади: и вот, друзья мои, русские крестьяне скверно пита­ ются, плохо одеты и подвергаются палочным ударам.

До сих пор у богачей не было других за­ нятий, кроме командования вами;

заставьте их просветиться и вас обучать;

они принуж­ дают ваши руки трудиться для них, а вы за 126 Письма женевского обитателя ставьте их головы работать для вас;

окажите им услугу, освободите их от тяжкого бремени скуки;

они платят вам деньгами, а вы плати­ те им уважением;

ведь уважение очень цен­ ная монета — и, к счастью, бедняк обладает ею в некоторой мере;

затратьте ее, поскольку она имеется в вашем распоряжении, и ваша судьба быстро улучшится.

Мне необходимо войти в кое-какие подроб­ ности для того, чтобы вы были в состоянии судить о моем совете и увидели все выгоды, которые получит человечество от осуществле­ ния моего плана, но я ограничусь лишь теми, которые мне представляются необходимыми.

Ученый, друзья мои, это человек, который предвидит. Наука полезна именно тем, что она дает возможность предсказывать, и по­ тому-то ученые стоят выше всех других людей.

Все известные нам явления разделяются на различные категории. Вот принятый способ их деления: явления астрономические, физи­ ческие, химические, физиологические. Всякий человек, отдающийся наукам, занимается од­ ной из них больше, чем другими.

Вы знаете некоторые предсказания астро номовг, вы знаете, что они предсказывают за­ тмения, но они делают и много других пред­ сказаний, которыми вы не интересуетесь и о которых я не буду пытаться говорить с вами;

я ограничусь лишь тем, что скажу несколько слов об их применении, польза их вам хо­ рошо известна.

Письма женевскою обитателя Относительное положение различных то­ чек Земли удалось точно опреде/ить при по­ мощи предсказаний астрономов;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.