авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ЕДШ F. СТВ ИКИ нлуч кого СОЦИАЛИЗМА /7од общей редакцией ...»

-- [ Страница 6 ] --

умы были да 20* Письма к американцу леки от того, чтобы представлять собой tabulae rasae, и если у них не было никакого запаса истинных и полезных идей, то, с. дру­ гой стороны, не было недостатка в идеях ложных и вредных;

заблуждения овладели ими во всех направлениях и сделали еще на долгое время неспособными воспринять истину.

Духовенство, открыв народам прибежище против королей в авторитете пап, наместни­ ков бога, верховных судей земных властей, духовенство, в свою очередь покоренное, свет­ ской властью, сделалось ее орудием и стало учить пассивному послушанию.

* Интересно было бы исследовать более детально поведение и учение духовенства со времени его воз­ никновения до наших дней. Этот промежуток вре­ мени может быть разделен на несколько различных эпох.

Первая эпоха. От возникновения христиан­ ства до крещения Константина. 1J В течение этого времени духовенство не представ­ ляло какой-либо организации, отделенной от осталь­ ных верующих. Христиане были частью народа, вос­ становленной против всех существующих учреждений, как политических, так и религиозных;

любая группа людей выбирала себе руководителей и оставляла за собой право по желанию менять их. Власть была в руках народов.

В т о р а я э п о х а. От Константина до Карла Великого. Священники, прежние пресвитеры, образуют уже отдельную организацию;

появляется уже духовенство;

духовенство это стремится к объединению, к проник­ новению в политические и религиозные учреждения греков в Восточной империи и варваров в западных Письма к американцу Университеты, вначале подчиненные духо­ венству, а затем попавшие в зависимость от светской власти, связанные одновременно с этими двумя различными учреждениями, не имели своей собственной политической доктрины. Но изучение древней литературы, которому в различное время они предавались исключительным образом, внушило, воспита­ ло в них преувеличенное преклонение перед странах, гдо христианские миссионеры пользовались успехом Т р е т ь я э п о х а. От Карла Великого до вели­ кого раскола. Римский епископ, ставший независимым от импе­ рии и суверенным государем, овладевает всем хри­ стианским духовенством;

он пользуется им как ору­ дием, чтобы проповедывать и учить всюду, что «папа — представитель господа, полностью наделен­ ный божьей мудростью, что он естественный судья во всех спорах королей между собой или королей со своими народами». Таким образом, папы открыли народам прибежище против несправедливости князей;

эта доктрина была применена на практике, и король давал себя судить и осуждать римским двором.

Ч е т в е р т а я э п о х а. От великого раскола до Реформации.

Святой престол перенесен в Авиньон. С тех пор папская власть, отделенная от Рима — вечного города, от владычества Б мире, теряет то обаяние, которое ен было присуще.

Соборы, университеты, правительства нападают на нес со всех сторон. Само духовенство, стараясь по прежнему подчинить светскую власть духовной, хочет ограничить авторитет своего верховного главы, начи­ нающий его тяготить.

Таким образом, эта великая организация, воздвиг 310 Письма к американцу древностью, перед созданными ею великими людьми, перед ее учреждениями.

Что думал свет об этих двух учениях?

Какие идеи находил юноша при вступлении в свет?

Общим тоном были шутки над папами, мо­ нахами, аббатами, прелатами, над всем духо­ венством, о королях же говорили лишь с почтением и преданностью, а между тем духовенство проповедывало полное послуша­ ние, духовенство давало королевскому авто­ ритету священное, религиозное обоснование.

Истинное противоречие! Люди не замечали, что с одной стороны подрывали то, что с другой стороны силились поддержать. * нутая против светской власти, разлагается и приходит в упадок· П я т а я э п о х а. После Реформации.

Католическое духовенство теряет половину Евро­ пы, власть его, таким образом, суживается, оно фак­ тически оказывается неравным по силе с королями;

оно не борется больше и, чтобы поддержать себя, оно делается их рабом. Оно хочет стать необходи­ мым их власти, оно возглашает, что трон опирается на алтарь;

за ним сохраняются его блага, а взамен оно проповедует, что короли имеют образ и подобие божие.

* Отсюда следует заключить, что если трон был уважаем, если он был крепок в общественном мне­ нии, эта сила и это уважение не созданы были ду­ ховенством и его доктриной пассивного послушания, потому что нельзя следовать принципам и урокам учителей, которых презирают. Правильнее сказать наоборот, что именно вследствие ненависти к духо­ венству, к его тирании, ярмо которой свергли коро­ ли, трон получил свою главную силу;

дух сопротнв 31] Письма к американцу Уроки университета должны были прино­ сить больше плодов. Ценили, приветствовали в обществе, желали видеть в появляющемся молодом человеке не знакомство с учрежде­ ниями родины, с фактами и людьми своего времени, а знание древности, воспоминания о прошедшем, потерявшем всякое значение, не имеющем никакого отношения к настоящему.

Молодому дебютанту желали не того, чтобы он оказался способным, но того, чтобы он имел горячих покровителей — не таланта, а кредита. Ему помогали достичь не полезного влияния на нацию, чтобы разрабатывать мудрые реформы, но, наоборот, власти ги­ бельной для его сограждан. Верхом успеха представляли ему не улучшение социального положения, не покровительство свободе со­ граждан, но наоборот, господство над людь­ ми, усиление и умножение злоупотреблений для увеличения выгод господства.

Таковы были, так сказать, три рода на ставлений, полученных французами, начав­ шими революцию.

ления продолжал существовать еще и после заверше­ ния борьбы. Впрочем, основание, на котором покоил­ ся авторитет короны, не было ни прочным, ни дол­ говечным, ибо, если, с одной стороны, духовенство, не будучи больше деятельным, стало смешным по мере jroro как переставало быть опасным, то, с другой —• народы не имели больше интереса всту­ пать в союз с троном, так как враг его был побеж­ ден;

нити, связывавшие их, должны были мало-пома­ лу слабеть;

уже наступало начало расхождения и борьбы между подданными и королями.

312 Письма к американцу Наставление, данное духовенством, было прямо направлено к тому, чтобы сделать из них рабов, и оно оказало, как это естествен­ но и должно было быть, наименьшее влияние на умы и на нравы;

университетское настав­ ление могло только лишить их здравого смысла, пристращая к химерам, и оно не бы­ ло наименее сильным;

то, с чем они встреча­ лись при вступлении в свет, толкало их к честолюбию, эгоизму алчности, любви к ко­ мандованию;

мы увидим последствия этой мудрости наших отцов.

П р и м е ч а н и е. Мы выкинули третье, четвертое и пятое письма: для настоящего времени они не та­ ковы, чтобы их публиковать.

Письмо шестое Французскую революцию вызвала определенная страсть· Революцию может окончить лишь другая страсть. Истинная цель революции.

Мы вступаем в революцию, общую всему челе, веческому роду Если я задам вопрос, какая страсть вызва­ ла французскую революцию и какой класс общества испытывал ее сильнее всех, я отве­ чу: страсть к равенству, и люди, принадле­ жащие к последнему классу, были склонны больше всех в силу своего невежества, как и в силу своего интереса неистово отдаться ей.

Последствием страсти к равенству было раз Письма к американцу рушение социальной организации, существо­ вавшей в момент взрыва.

Я спрашиваю теперь: если все разрушено, то не нужна ли теперь другая страсть, чтобы ускорить работу нового строительства, или, другими словами: страсть или сдержанность может окончить революцию?

Привычки, созданные старыми учрежде­ ниями, представляют большие препятствия к установлению действительно нового строя.

Подобное установление требует великих фи­ лософских трудов и больших денежных жертв. Одна лишь страсть может побудить людей к великим усилиям. Сдержанность — не действенная сила, она робка по существу и, далекая от того, чтобы ломать сложившие­ ся привычки, она стремится к тому, чтобы их сохранить. Сдержанность побуждает лишь согласовать привычки, созданные абсолютист­ скими и теологическими учреждениями, с идеями и учреждениями свободными и про­ мышленными;

однако эти последние по сути дела имеют исключительный характер: ничто не произойдет до тех пор, пока они не одер­ жат верх, пока они не освободятся оконча­ тельно от чуждых элементов, от этой ржав­ чины, затрудняющей работу их пружин.

Когда заявляют, что французская револю­ ция окончательно разрушила феодальные и теологические власти,— это преувеличение;

она их не уничтожила, она лишь значительно уменьшила доверие к тем принципам, кото 314 Письма к американцу рые служили им основой, так что теперь эти власти не имеют достаточно сил и доверия, чтобы служить узами общества.

В каких идеях найдем мы эти органиче­ ские, эти необходимые узы? В промышлен­ ных идеях,— там и только там должны мы искать нашего спасения и прекращения рево­ люции.

Да, милостивый государь, я полагаю, что единственной целью, к которой должны быть направлены все наши мысли и все наши уси­ лия, является организация промышленности, понимаемой в наиболее широком смысле, охватывающей собой все виды полезных ра­ бот, теорию, как и ее приложение, умствен­ ный труд, как и физический;

организация, наиболее благоприятствующая промышлен­ ности, другими словами, правление, где поли­ тическая власть имеет силу и действует лишь в направлении, необходимом для устранения всех помех полезным работам, правление, где все устроено, чтобы трудящиеся, соединение которых составляет истинное общество, могли непосредственно и с полной свободой обмени­ ваться между собой продуктами своих раз­ личных работ;

такое, наконец, правление, где общество, которое одно лишь знает, что ему годится, чего оно хочет и что предпочитает, было бы единственным судьей достоинства и полезности работ, чтобы, следовательно, про­ изводитель ожидал лишь от потребителя оплаты своего труда, вознаграждения за Письма к американцу свою услугу, какова бы она ни была. Мы хо­ тим лишь облегчить и осветить естественный ход вещей. Мы хотим, чтобы люди отныне делали сознательно, более непосредственно и более плодотворно то, что до сих пор они делали, так сказать, бессознательно, медлен­ но, нерешительно и слишком неплодотворно.

После освобождения общин, мы видим, как промышленный класс, выкупив свою свободу, пришел к созданию себе политической вла­ сти. Власть эта состоит в том, что введение налогов возможно лишь с его согласия. Он возрастает и обогащается, вместе с тем он становится более влиятельным, и его со­ циальное бытие улучшается во всех отноше­ ниях, в то время как классы, которые можно назвать феодальными и теологическими, не­ прерывно лишаются уважения действитель­ и ной власти;

отсюда я заключаю, что промыш­ ленный класс будет продолжать свои дости­ жения и овладеет, наконец, всем обществом.

Вот каков ход вещей, вот куда мы идем — старые учреждения, не имеющие уже силы поддерживать то, что они воздвигли, на­ всегда придут в упадок и исчезнут.

Бывают революции, отличающиеся прежде всего ограниченным, национальным характе­ ром;

бывают частичные революции, затраги­ вающие лишь одно какое-нибудь социальное учреждение. Эти последовательные револю­ ции способствуют наступлению в дальнейшем всеобщей революции.

316 Письма к американцу В философском отношении — с тех пор как арабы ввели в Европу опытные науки, а в политическом отношении — со времени осво­ бождения общин человеческий разум, очевид­ но, направляется ко всеобщей революции, т. е. он направляется к установлению такого порядка вещей, при котором его существова­ ние должно испытать значительное общее улучшение.

В цепи событий, следовавших в течение двух достопамятных эпох, о которых я гово­ рил, в числе наиболее выдающихся звеньев можно отметить революцию Лютера, англий­ скую революцию при Карле I, изгнание Стюартов, американскую революцию и фран­ цузскую, и, по моему мнению, приблизился момент, когда «произойдет всеобщая револю­ ция, революция, охватывающая все цивили­ зованные народы, в какой бы части земного шара они ни жили.

Правительства не будут больше управлять людьми, их обязанность ограничится лишь устранением всего того, что мешает полезным работам. Они будут иметь в своем распоря­ жении мало власти и мало денег, так как не­ много власти и немного денег достаточно для того, чтобы достигнуть цели. Средства, необ­ ходимые для работ большей или меньшей полезности, будут доставляться доброволь­ ными подписками, и подписчики сами будут следить за тем, как этими средствами буду г распоряжаться.

Письма к американцу Письмо седьмое Три разновидности общественного мнения. Их различный характер. Двойная задача либераль­ ной партии. Что она сделала? Что ей остается сделать?

Я попытаюсь, милостивый государь, в этом письме ознакомить вас с развитием человече­ ского разума во Франции в настоящее время.

Для этого я подвергну исследованию глав­ нейшие из существующих здесь политических взглядов. Их, мне кажется, можно свести к трем категориям. Я проанализирую каждую из них в отдельности. Я даю этим трем категориям взглядов названия: стационар­ ные, ретроградные и либеральные.

Стационарными я называю тех людей, ко­ торые, невпопад хвастая названием людей рассудительных, хотят во имя умеренности соединить старые учреждения с новыми;

онгл не замечают нелепости попыток слияния этих противоположностей;

они не замечают, что всякая власть, находящаяся в руках военных, всякое рассуждение, основанное на принципах феодального происхождения, непосредственно враждебно развитию промышленности;

что промышленность ие может и не хочет итти на уступки в этом отношении и что невоз­ можно, чтобы революция окончилась иначе, чем установлением правительства, благопри­ ятствующего промышленности.

Стационарные взгляды разделяются всеми людьми, которые, находя свое положение 318 Письма к американцу сносным и будучи мало действенными, же­ лают больше всего спокойствия и устойчи­ вости. Они ненавидят перемены;

это — боль­ ные, охотно предпочитающие состояние бес­ силия и истощения, которое ведет их к смерти, чем решиться на активные действия, которые могли бы вернуть им здоровье.

Люди эти, разум которых не может воз­ выситься до понимания условий установле­ ния предопределенного порядка вещей, гото­ вы на великие жертвы, чтобы сохранить вещи таковым», каковы они есть, и закрепить их в том положении, в каком они находятся.

Стационарные взгляды, хотя и разделяют­ ся весьма значительным большинством, не могут и фактически не играют важной роли в общественном мнении, ибо, будучи по при­ роде своей чисто пассивными, они способны лишь на то, чтобы мешать действиям других.

Быть может, вам покажется парадоксаль­ ным, что эти взгляды, которые должны были бы быть наиболее неподвижными, наобо­ рот, наиболее изменчивы. Другие постоянно шествуют к цели и действуют согласно с при­ нятыми идеям!», а эти действуют сообразно со всеми предложенными идеями;

они тянут­ ся вслед за всеми остальными, чтобы встав­ лять им, осмеливаюсь сказать, палки в коле­ са;

именно препятствуя изменениям, они са­ ми изменяются;

они проявляют постоянную готовность уловить и закрепить то, что про­ изошло цель и природа изменений им без Письма к американцу различны: то, что существует, пусть сущест­ вует всегда;

странная любовь к неподвиж­ ности, беспрестанно заставляющая бодрство­ вать и из боязни бесполезной работы обре­ кающая нас на работу Данаид. 5 Лица, которых я называю ретроградными, заявляют в своих речах и писаниях, что об­ щество пребывает в ужасном состоянии раз­ брода и дезорганизации, и говорят, что это наиболее гибельное состояние;

они доказы­ вают, что оно не может так продолжаться, и заключают, что тем более необходимо уста­ новление того, чему они дают название проч­ ного порядка вещей, боясь, что новые яко­ бинцы могут в любой момент появиться сно­ ва и овладеть властью. * * Человеческий разум очень слаб и ограничен;

мы проводим жизнь нашу в опасениях того, что пред­ ставляется мало опасным, и не боимся тех опасно­ стей, которые нам больше всего угрожают. Ребенок обжегся, и с этого момента мать дрожит при при­ ближении его к огню, между тем именно до этого происшествия она должна была принять меры пред­ осторожности, ибо опыт, полученный ребенком, ста­ новится его лучшим хранителем.

История изобилует доказательствами того, что предвидение народов не отличается ни большим объе­ мом, ни большей мудростью, чем предвидение от­ дельных людей.

Теперь, когда национальная гвардия организова­ на по всей Франции, когда милиция эта, по суще­ ству своему свободомыслящая, главным образом со­ ставлена из собственников, когда в числе командую­ щих ею офицеров мы встречаем всюду главнейших землевладельцев, наиболее крупных промышленни 320 Письма к американцу Они исследуют затем все формы правлений, которые пытались установить начиная с 1789 г., и говорят, что правления эти, как показал опыт, были негодными, ибо все они рушились вскоре после того, как были уста­ новлены;

отсюда они заключают, что наибо­ лее мудрым решением было бы возвращение к старому строю, к форме правления, длиз шейся столько веков и не испытавшей за время своего существования никаких сущест­ венных колебаний, никакого общего потрясе­ ния. Они соглашаются с тем, что строй этот имел свои неудобства, но они говорят, что, с одной стороны, всякое человеческое учреж­ дение по природе своей несовершенно, с дру­ гой — что ошибки можно исправить.

Есть один факт, доказывающий, что эти ретроградные взгляды имеют большое значе­ ние в общественном мнении, что они играют более важную роль, чем воображают те, кто придерживается либеральных взглядов.

«Journal des Dbats», 5 3 взгляды которого имеют, несомненно, ретроградное направле­ ние, располагает во Франции иаибольшим числом подписчиков. Сочинения Шатобри ана 5 4 пользуются наибольшим спросом. То же самое наблюдаем мы и в Англии, где «Times» 5 5 является газетой, насчитывающей больше всего читателей.

ков, богатейших негоциантов, теперь, когда всюду пролетарии разоружены, как можно опасаться воз­ вращения якобинцев?

Письма к американац Знаменитый Колумб употребил много лет, чтобы подготовить свою экспедицию, достать корабли, составить экипаж, пока, наконец, не пустился в море. В течение первых дней пла­ ванья на корабле царила большая радость, но сожаление о покинутой земле с ее преиму­ ществами начало побеждать у некоторых желание открыть новый материк;

беспокой­ ство возрастало по мере затягивания путеше­ ствия, т. е. по мере приближения к его цели.

В конце концов в момент, предшествовав­ ший крику: «Земля!» — оказалось больше всего лиц, расположенных повернуть курс.

Весь XVIII век был использован француз­ скими философами для подготовки революции:

революция эта началась в 1789 г., и в течение ее первых действий вся нация, за немногими исключениями, была радостна и полна веры.

Начиная с 1793 г. французская нацип вступила в состояние дезорганизации, на мой взгляд еще не прекратившейся. В течение этого времени она дала достопамятные при­ меры всех добродетелей, так же как и всех преступлений;

она обеспечила себе заметное место в истории важностью одержанных по­ бед, так же как и испытанными пораже­ ниями. Французы, занятые исканием нового принципа, нового организационного базиса, довели все опыты до последних границ.

Беспокойство овладело многими собствен­ никами, ищущими во взглядах ретроградов 21 Оп-Симон, т. J 322 Письма к американцу доказательства возможности вернуться вспять, если цель не достигнута.

Перехожу к рассмотрению либеральных взглядов. Я называю либеральной партию, стремящуюся к тому, чтобы правительство ра­ сполагало лишь такой властью и такими сред­ ствами, какие нация сочтет полезным ему до­ верить.

Либеральная партия возникла в XVIII в.

Чтобы иметь ясное представление о положе­ нии, в котором она находится, о влиянии, ко­ торое она оказывает на общественное мнение, о том, что ей осталось предпринять, чтобы расположить его окончательно в свою пользу, представляется необходимым дать краткий обзор пути, которым она шла.

Я делаю это тем охотнее, что, мне кажется, это может разъяснить значение слова л и б е ­ р а л, то, что делалось многими писателями без всякого успеха.

Это либералы подготовили революцию, разоблачая в своих трудах пороки старого правления. Это они вызвали тот великий на­ родный порыв, с воспоминанием о котором связано столько зла и столько добра;

это они провозгласили главные принципы, кото­ рые Учредительное собрание объявило необ­ ходимой основой внутренней и внешней поли­ тики французской нации.

Если бы Франция была островом, ее рево­ люция не причинила бы столько несчастий, сколько она вызвала, и никто не поставил бы либералам в вину пролитую кровь,—обвине Письма к американцу ние весьма несправедливое, так как либераль­ ная партия с омерзением относится к приме­ нению силы;

она сама более чем какая-либо другая стала жертвой жестокого употребле­ ния силы со стороны других партий. Если бы Франция, говорю я, была островом, ее революция явилась бы лишь спором более или менее оживленным, более или менее про­ должительным о предметах, представляющих общий интерес для французов, о лучшей форме правления, и новые учреждения сменили бы старые без того, чтобы для осуществления этого изменения было необходимо насилие. * Но Франция была далека от того, чтобы быть изолированной;

у нее были соседи, со * Континентальное положение Франции представ­ ляло для французов большие неудобства в известных отношениях, но с другой стороны, оно давало им и большие преимущества· Те несчастья, которые у них это положение вызывало, наконец, окончились, и они приближаются к моменту, когда получат связанные с этим преимущества.

Если бы Франция была островом, ее революция, несомненно, была бы более короткой и менее жесто­ кой;

она бы стоила меньше крови и произвела бы меньше несчастных;

но революция эта была бы ублюдочной, неполной революцией, которая не изба­ вила бы французов позднее от других революций.

Французы перенесли страшную революцию, но они не потерпят более одной. Соседи их, вмешавшие­ ся в их дела, сильно их запутали, но участие, кото­ рое они приняли, вмешавшись в спор, возникший во Франции о лучшей форме правления, сделало их заинтересованной стороной;

они будут поставлены в необходимость принять за свой собственный счет результат этого спора.

21* 324 Письма к американцу сед и могущественные. Эти соседи находились еще под игом феодализма и суеверий. Духо­ венство и французское дворянство обрати­ лись к соседним державам;

* они просили их помощи против либералов;

они уверили их, что удары, направленные против французско­ го духовенства и дворянства, будут обраще­ ны против всего европейского духовенства и дворянства. Немецкие войска не замедлили тронуться, они обрушились на Францию, т. е. на французских либералов, которым оставалось только возбудить чернь в пользу революции и вдохновить ее взяться за ору­ жие, чтобы прогнать войска феодализма и суеверия, переступившие уже французскую границу.

Либералы взяли верх над духовенством и дворянством не только во Франции, но и во всей Европе, так как войска, сражавшиеся за привилегированных, были побиты фран цузскими войсками. ** * Меньшинство духовенства и дворянства состави­ лось из людей, ставших либералами и в силу этого уже не принадлежавших к привилегированным. По­ этому я не считаю нужным в своем рассказе отли­ чать большинство от меньшинства дворянства;

боль­ шинство считало, что оно само образует всю массу привилегированных.

** В течение многих лет французы искали славы на военном поприще, и к чести века за многочислен­ ными победами следовали большие поражения· При нынешнем состоянии цивилизации никакой военный успех не может быть длительным. Физиче­ ская сила может ныне играть лишь подчиненную Письма к американцу Но если либералы взяли верх над приви­ легированными, то верх над ними самими одержали невежественные пролетарии, кото­ рых они вооружили и которые завладели властью. Либералы очень скоро испытали, что может существовать нечто в тысячу раз худшее, чем старый порядок. Опыт показал им, что правление невежественного класса самое несносное из всех. К счастью, власть не может долго оставаться в подобных руках.

Вслед за этим либералы последовательно боролись с Робеспьером, с директорией и с Бонапартом. Они подвергались казням по­ очередно при всех этих революционных пра­ вительствах, которые они в конце концов ниспровергли.

Либералы с самого своего возникновения задумали комбинацию двух проектов, по су­ ществу своему связанных между собой, но эти два проекта, которые «е могут быть в ходу один без другого, могут рассматривать­ ся порознь. Это я и сделаю.

Либералы хотели прежде всего опрокинуть феодальные и теологические учреждения, уничтожить суеверия, изменить нравы и при роль в человеческом обществе. К счастью для наций, так же как и для отдельных людей, существует лишь один! способ приобрести славу, это — умственное твор­ чество, это —• осуществление полезных работ, и сла­ ва тем более велика, чем больше значительных и общих выгод доставляют произведенные работы.

326 Письма к американцу вычки, навязанные привилегированными лю­ дям, занятым в промышленности, мерзавцам, как они их называли. Они в этом вполне спели, так как все наемные войска Европы оказались силой, не достаточной для восста­ новления старого порядка во Франции;

даже и теперь, когда Франция находится под опе­ кой других европейских правительств, без­ успешными оказываются все попытки фран­ цузского духовенства и дворянства вернуть обратно былые свои богатства и влияние, так как те, кто стали во главе подобных вы­ ступлений, прибавили лишь к потерям своим и своего сословия, которые они хотели вос­ становить, и потерю личного уважения, при­ обретенного ими своими талантами.

Под второй задачей партии либералов я разумею план новой системы, долженствую­ щей заместить старую, это — установление правления в общих интересах, организован­ ного сообразно с мудростью и просвещением века.

В этой второй задаче либералы не достиг­ ли еще такого успеха, как в первой. Они много сделали в одних отношениях, но очень мало, почти ничего в других.

В большом числе трудов, созданных фран­ цузскими государствоведами с начала рево­ люции, заключается много принципов и идей, полезных для организации новой политиче­ ской системы, но общая концепция этой си­ стемы еще не создана.

Письма к американцу Что прежде всего необходимо либеральной партии,— это переменить поле сражения, за­ ставить противников уйти на свое место, а не оставаться на ее, преследовать их в их око­ пах, а не поджидать их в своих.

Цицерон говорил, что он не понимает, ка­ ким образом два авгура могут смотреть друг на друга без смеха. Эти слова в устах тако­ го человека, каким он был, доказывают, что уже в его время религиозные учреждения народов древности совершенно обветшали, но эти хотя и обветшалые учреждения продол­ жали существовать еще много лет;

они про­ должали существовать до той поры, когда основоположники христианской религии, про­ возгласившие веру в единого бога и любовь ко всем людям, начали работать над разви­ тием и установлением этого нового учения, не заботясь больше о том, которое погибло уже для просвещенных умов, но продолжало еще господствовать в обычной жизни.

То, что Цицерон сказал относительно религиозных идей, давно уже говорится о наших политических учреждениях, но эти учреждения еще существуют;

они просуще­ ствуют до того момента, когда будет создана новая концепция социальной организации, концепция, способная поразить своей ясно­ стью все здравые умы, до момента, когда, оставив старые идеи, начнут непосредственно работать над установлением политической си­ стемы на основе этой концепции.

328 Письма к американцу Письмо восьмое Исследование главного принципа в политике Итак, милостивый государь, дело идет об изыскании новой системы политической орга­ низации. В каком положении находится эта работа?

Если бы для этого было достаточно со­ брать большое количество материалов, то можно сказать, что все готово. Есть уже усвоенные идеи — и в большом количестве;

эти идеи даже известным образом связаны между собой, но выполнено ли наиболее важ­ ное условие? Имеется ли основной принцип?

Определенный принцип, к которому ведут открытые истины и из которого можно вы­ вести эти самые истины,— вот чего нам не­ хватает, вот что еще нужно сделать!

Из всех приложивших руку к этому тру­ ду ученые, писавшие о политической эконо­ мии, выполнили, мне кажется, наиболее полезную работу, и трактат политической экономии Сэя °6 представляется мне книгой, содержащей наибольшее количество положи­ тельных, согласованных между собой идей.

Автор этот, столь справедливо прославлен­ ный, по моему мнению, больше всех прибли­ зился к цели, но тем не менее не достиг ее.

Вот две первые страницы из его вступи­ тельной статьи. Они содержат всю концеп­ цию автора, его наиболее общую идею и, если Письма к американцу «№ можно так выразиться, всю философию его труда.

«Наука делает истинные успехи лишь тогда, когда ей удается определить ту об­ ласть, на которую простираются ее изыска­ ния, и цель, преследуемую ими;

иначе там и сям усваивается небольшое количество истин без связи между собой и большое количество ошибок без возможности обнаружить их ложность.

Долгое время смешивали политику в соб­ ственном смысле слова, науку об организа нии общества, с политической экономией, изучающей, каким образом производятся, распределяются и потребляются богатства.

Между тем, богатства по существу незави­ симы от политической организации. При всех формах правления государство может благо­ денствовать, если оно хорошо управляется.

Нации богатели при абсолютных монархиях, разорялись при народных советах. Если по­ литическая свобода благоприятствует разви­ тию богатств, то это косвенно,— поскольку она благоприятствует просвещению. Когда смешивают принципы, определяющие хоро­ ший образ правления, с теми, на которых по­ строено накопление богатств, общественных или частных, неудивительно, что затемняют все идеи, вместо того чтобы их освещать.

Это упрек можно сделать Стюарту, 5Т оза­ главившему свою первую главу «Об управле­ нии человечества», его можно сделать эконо 330 Письма к американцу мистам почти во всех их трудах и Ж.-Ж. Рус­ со в Энциклопедии.

Мне кажется, что, начиная с Адама Сми­ та, постоянно различали две науки, придавая название политической экономии науке, ис­ следующей богатства, и политики — той, ко­ торая определяет отношения, существующие между /правительством и народом, правитель­ ствами между собой».

Мы ясно (Видим здесь, что Сэй делает из политики и политической экономии две раз­ личные, отдельные друг от друга науки;

с другой стороны, все читавшие его труд или слушавшие его публичные лекции знают, ка­ кую важность он придает трактуемой им науке и сколько раз он повторяет, что она лишь одна придает морали и политике то, что имеется надежного и положительного в каждой из них.

Это противоречие доказывает, что автор смутно сознавал, как бы против самого себя, что политическая экономия является истин­ ной и единственной основой политики, но он не сознавал этого достаточно определенно, так как, хотя и проводил это в отдельных местах своего труда, но отрицал в своих об­ щих рассуждениях.

Что бы там ни было, труд его оказал большие услуги. Он содержит в себе все то, что политическая экономия открыла и дока­ зала до сих пор. В настоящее время это са Письма к американцу 33] мое лучшее, что есть в этой науке в Европе. * Вот, мне кажется, наиболее общие и в си­ лу этого наиболее важные истины, содержа­ щиеся в этом труде с полной очевидностью:

1) производство полезных вещей — един­ ственная разумная и положительная цель, которую могут ставить себе политические общества, и, следовательно, принцип уваже­ ния к производству и производителям беско­ нечно более плодотворен, чем принцип ува­ жения к собственности и к собственникам;

2) правительство всегда вредит промыш­ ленности, когда оно вмешивается в ее дела;

оно вредит ей даже и в том случае, когда ста­ рается поощрять ее;

отсюда следует, что пра­ вительства должны ограничивать свои забо­ ты охраной промышленности от всякого рода беспорядков и помех;

3) производители полезных вещей, являясь единственными полезными людьми общества, одни лишь должны направлять его развитие;

* До Смита политическая экономия, находясь еще в состоянии младенчества, искусно излагалась как вспомогательная для правительств и смешивалась с политикой;

окрепнув в обладании истиной и в силе здравого смысла, она приобрела более свободный и более определенный характер, объявила себя незави­ симой от политики. Еще немного смелости, еще по­ больше философии, и скоро политическая экономия займет свое истинное место;

вначале она опиралась на политику,— политика будет опираться на нее, или, вернее, в ней одной будет вся политика. Момент этот недалек.

Письма к американцу так как только они действительно платят на­ логи, то лишь они одни должны их воти­ ровать;

4) люди никогда не могут направлять свои силы одни против других, не вредя произ­ водству;

войны, каковы бы ни были их цели, вредят всему человечеству;

они приносят вред даже народам, остающимся победи­ телями;

5) желание одного народа осуществить монополию по отношению к другим наро­ дам — плохо задуманное желание, так как монополия может быть осуществлена и под­ держиваема лишь силой и уменьшает объем продукции даже у того народа, который ею пользуется;

6) мораль на самом деле развивается по мере того, как совершенствуется промышлен­ ность;

чтобы убедиться, что утверждение это правильно, достаточно присмотреться к отно­ шениям народа к народу или же отдельных людей между собой;

следовательно, нужно распространять и укреплять в умах, сделать господствующими те идеи, которые способ­ ствуют усилению в каждом человеке произ­ водственной активности и уважению к про­ изводству других;

7) так как все человечество имеет одну цель и общие интересы, то каждый человек должен в общественных отношениях считать себя членом общества работников.

Письма к американиу Здесь, милостивый государь, мы имеем, полагаю я, сумму того, что мы можем на­ звать установленными фактами политической науки. Но какая общая идея следует из этих фактов? К какому общему положению приво­ дят они нас? Ведь только в нем можем мы найти и найдем, конечно, принцип всей поли­ тики.

Существует известный строй интересов, сознаваемый всеми людьми, интересов, на­ правленных на поддержание жизни и благо­ состояния. Это — единственный строй инте­ ресов, в котором все люди понимают друг друга и стремятся к согласию, в котором они сообща принимают решения и действуют, со­ гласно которому может осуществляться поли­ тика и который должен быть принят за единственную меру при критике всех учреж­ дений и всех общественных явлений.

Таким образом, резюмируя в двух словах, политика есть н а у к а о п р о и з в о д с т в е, т. е. наука, ставящая себе целью установле­ ние порядка вещей, наиболее благоприятного всем видам производства.

Принцип является исходным пунктом Если установленный нами сейчас принцип, к которому мы были приведены фактами, если этот принцип, говорю я, действителен и ука­ зан правильно, политика отныне не находит­ ся больше в волнах догадок, она не зависит уже от каприза обстоятельств, судьба ее уже не связана с судьбой власти, формы, пред 334 Письма к американцу рассудка;

ее область известна, ее образ дей­ ствий определен;

иаука об обществах имеет теперь свой принцип;

она становится, нако­ нец, положительной наукой. * Пусть политики-философы усвоят все от­ крытые истины в отдельности, пусть они приложат их одну за другой к принципу, ко­ торый мы сейчас установили, и мы сначала попросим их проверить этот принцип при по­ мощи усвоенных ими истин, а затем попро­ сим проверить эти истины при помощи прин­ ципа, который мы им представляем. Мы далее спросим их, не получили ли эти истины от принципа новую силу и как бы иное суще­ ствование;

мы спросим их, наконец, не яв­ ляется ли принцип этот наиболее общим, наиболее истинным из открытых когда-либо и, следовательно, наиболее плодотворным в смысле надежных и полезных результатов.

Впрочем, принципа не создают, его замечают * Когда работают над идеями, нужно осторожно относиться к словам, и мы полагаем, что должны здесь остановить внимание читателя на слове «прин­ цип» из боязни, чтобы его не смешивали (по обык­ новению) с предписанием. Мы не говорим, что поли­ тика, достигшая этого пункта, имеет предписание, мы говорим лишь, что она имеет принцип. Возможно, что принцип этот обратится в предписание, но это — не дело философа;

раз принцип открыт и выдвинут, остальное необходимо делается само собой. Если принцип правилен, он естественно обратится в пред­ писание, и суть дела найдет свою форму;

если он ложен, он не определит направления какого-либо ума, и форма не придаст ему силы, которой он сам не имеет· Письма к американцу и указывают. Тот принцип, который мною ныне установлен, не есть результат моих тру­ дов;

он обязан тем писателям, тем мыслите­ лям, о которых я говорил. В своих различ­ ных трактатах они косвенным образом его устанавливали, не ища и не замечая его. Я не установил его, но я искал его, нашел и про­ возгласил.

Вы мне, несомненно, скажете, милостивый государь, что я выполнил лишь половину ра­ боты и что, после того как я при помощи наблюдения фактов дошел до этого принци­ па, я должен затем обратиться к испытанию этого принципа и подтвердить его доказа­ тельствами. Я думаю так же, как и вы, но так как последняя часть моей задачи есть не что иное, как обсуждение всех политических вопросов, так как именно эти вопросы меня занимают, отныне я не буду говорить ничего такого, что не являлось бы развитием и при­ ложением этого принципа, провозглашением которого я ограничиваюсь в данный момент П и с ь м о д е в я то е Правительство, обреченное на гибель от тех, на кого оно так надеялось, обязано своим спа­ сением тем, кого, по его мнению, оно должно было опасаться Вам, конечно, небезынтересно будет, мило­ стивый государь, бросить взгляд на ход по­ литических событий со времени последнего кризиса, взволновавшего Францию.

336 Письма к американцу Вслед за исчезновением Бонапарта и воз­ вращением короля, парламент, образовавший­ ся во время междуцарствия, не был признан правительством;

оно созывает другой. Оно употребляет все свое влияние, чтобы допу­ стить в палату общин лишь людей, предан­ ных королевской власти, и естественно, что наибольшее число членов оказалось принад­ лежащим к классам бывших привилегирован­ ных, положение которых, казалось, соединяло их со старыми традициями королевской власти. Правительство рассчитывало, что таким образом составленная палата немедленно удовлетворит все нужды. Но люди, ее состав­ лявшие, должны были возместить свои по­ тери, восстановить состояния, завоевать влияние, одним словом, они должны были привести себя в то положение, из которого они были выбиты революцией;

таким обра­ зом выступил иной интерес, чем правитель­ ственный;

будучи личным, этот интерес чувстьсвался живее, он занял первое ме­ сто и преданность делу оказалось недоста­ точной.

Дело, которое должно было их занимать и которое их заняло, было делом класса приви­ легированных;

оно заключалось в отыскании для себя повсюду еще уцелевших остатков их привилегий, а вовсе не в том, чтобы по­ мочь правительству. С их стороны не было, таким образом, достаточного желания выру Письма к американцу Н чить правительство из беды. Независимо от желания им нехватало еще двух вещей:

одна — отсутствие собственных средств, дру­ гая — неумение найти средства где-либо в другом месте. Собственных средств не было потому, что дворяне действительно не обла­ дали капиталами, которыми можно распола­ гать;

соответствующие их положению требо­ вания приличия приводили их гораздо чаще к долгам, чем к сбережениям. Они не могли также черпать средства извне, прежде всего потому, что они и не подозревали об их су­ ществовании: их финансовые идеи не выхо­ дили за пределы налогов и правительствен­ ных мер, т. е. мер произвольных и насиль­ ственных;

они не были людьми, способными найти кредит. С другой стороны, их заявлен­ ные притязания вызвали опасения и возбуди­ ли недоверие: общественное мнение было раздражено против них;

правильно будет сказать, что они ничего не могли. Не прихо­ дят на помощь тому, кто угрожает;

ничего не дают тем, кто хочет хватать.

Правительство вскоре пробудилось. Оно быстро поняло, что подобное поведение, дале­ кое от того, чтобы выручить его из беды и дать ему средства, могло, наоборот, лишь от­ нять у него те, которыми оно уже распола­ гало, создать ему новые затруднения и толк­ нуть его в конце концов неминуемо к окон­ чательному разорению.

День ото дня положение становилось все 22 Сен-Симотт, т.

338 Письма к американцу более критическим;

правительство очутилось между крайней нуждой и палатой, от которой не получало ничего, кроме опасностей и по­ водов к отчаянию.

Избавиться от этой палаты стало тогда самой острой и безотлагательной необходи­ мостью. С помощью хитрости удалось свести ее существование к нескольким месяцам;

указ положил конец сессии.

Правительство, предоставленное тогда са­ мому себе, чувствуя всю тягость своего поло­ жения, вообразило, что единственным выхо­ дом является образование чрезвычайного со­ вета, названного им совещательной комиссией по бюджету. Правительство предложило ему разрешить задачу — спасти государство и правительство.

Сознательно или случайно, но вышло так, что промышленность тоже приняла участие в совещании. Она со своей стороны предста­ вила свои идеи, которые после долгих деба­ тов были приняты, чтобы служить мате­ риалом для дискуссии.

Проект этот, горячо обсужденный, привлек внимание правительства. Оно уже не отчаи­ вается в своем спасении, но оно узнает, что палата находится в оппозиции к выработан­ ному плану;

указ от 5 сентября 59 распускает парламент и созывает новый.

Со всех сторон примыкают к одержавше­ му верх и увлекшему правительство мнению.

Промышленность, воодушевленная новым до Письма к американцу 33'.»

вернем, заявляет, что правительство может на нее положиться и что его существование будет скоро вне опасности, если оно согла­ сится принять предложенные ему меры.

Предложение это без труда принимается, и скоро обещания промышленности осуществля­ ются как по волшебству. Открыт заем: он очень быстро покрывается.

Разрешите мне, милостивый государь, оста­ новить ваше внимание на этом факте, чтобы оценить его по достоинству и изучить его последствия. До сих пор правительство само задумывало свой финансовый план и состав­ ляло бюджет. Оно считало, что политические способности свойственны исключительно ему.

В затруднительных обстоятельствах оно при­ своило себе славу спасения государства: про­ мышленность составила план, государство спасло себя. Что осталось от того предрас­ судка, что способность управлять свойствен­ на одному только правительству, когда в наи­ более затруднительном случае, который ког­ да-либо представлялся, мы видим, что управ­ ляемые в качестве таковых и отдельно от правящих намечают план действий и указы­ вают своим вождям единственный путь, по которому они должны следовать.

Да, то, что не в силах было сделать недо­ вольство, вызванное в народа сознанием сво­ их бед и притеснениями произвола, что не смогли сделать ни жесточайшая критика, ни усиленные атаки философии, ныне, наконец, 22* Письма к американцу сказывается осуществленным этим последним успехом, который можно назвать первой победой.

Какое препятствие может представиться отныне могуществу промышленности, т. е.

полному осуществлению свободы? Никакое, если только общий интерес промышленности и свободы заключается в умеренности, а не в неистовой активности.

Письмо десятое Отношения между правителями и управляе­ мыми. Могущество промышленности, ее цель, ее путь и ее средства Отношения между правителями и управ­ ляемыми, милостивый государь, со времени освобождения общин мало-тмалу обратились в простые денежные отношения. Если мы рассмотрим современное положение вещей, то легко обнаружим, что все сводится к этому;

правительство, правда, принимается как по­ требность, как необходимое служение, но оно признается лишь в этом качестве, если не в вежливых разговорах, то во всяком случае з споре об интересах.

До эпохи, о которой мы говорим, этого сознания не было. Общество управлялось со­ образно с принципами, не им созданными, а ему навязанными. Это было время деспотиз­ ма и рабства.

Письма к американцу Наконец, дала себя знать промышленность, зародилась свобода. Общины выторговали и приобрели себе известные вольности, т. е. они заплатили своим правителям за право не быть больше управляемыми в том или ином отно­ шении.

Благодаря этим первым завоеваниям про­ мышленность, становясь более свободний и в силу этого более богатой, получала по­ стоянно новые основания и новые, средства для приобретения новых свобод;

с другой сто­ роны, правители, будучи по природе своей не производителями, а потребителями, получали также постоянно возникающие поводы для продажи новой части своей произвольной власти. * Этот ход вещей закономерно совершался во Франции вплоть до 1789 г.

В эту эпоху правительство, находясь в большом финансовом затруднении, чтобы вы­ ручить себя из беды, созывает Генеральные штаты;

происходит то, что произойдет вся­ кий раз, когда правительство, находясь в за­ труднительном положении, принуждено будет прибегнуть непосредственно к воле управляе­ мых, чтобы получить от них средства. Слу­ чается, что происходит революция в пользу промышленности или по крайней мере про * В последнее время перед революцией можно бы­ ло покупать должности, дающие дворянство;

таким образом, лица, разбогатевшие в промышленности, могли покупать не только льготы, но и деспотизм.

342 Письма к американцу мышленность стремится направить револю­ цию в свою пользу. Случай был благо­ приятен, имелись и средства и силы для то­ го, чтобы получить столь большую часть власти, что уже близко было достижение всей возможной свободы, но, к несчастью, ни общины, ни промышленники не двинули это­ го дела (тогда существовало, если можно так выразиться, предубеждение против просве­ щения).

Люди заинтересованные не достаточно со­ знавали, насколько им важло было самостоя­ тельно защищать свои интересы, и, считая нужным прибегнуть к более способным лю­ дям, они взяли себе адвокатов ;

они послали защищать свое дело не людей, имеющих с ними общий интерес, а тех, которые избрали своим ремеслом ведение чужих дел и кото­ рых действительность и факты привлекали меньше, чем идеи и абстракции. И вот вскоре стали раздаваться заявления о неотьемлемых правах на свободу, что, естественно, вызвало следующее, чреватое беспорядками заключе­ ние: «Зачем рассуждать о цене того, что нам принадлежит? Зачем оплачивать то, что является нашсй собственностью? Зачем про­ сить то, что можно взять?»

И чувство свободы, освобожденное от вся­ ких пут, предается буйству, все правитель­ ство захвачено.

Я не буду говорить о всех более или менее жестоких кризисах, которые последовали Письма к американцу вслед за этим: это — лабиринт, и описывать все его извилины было бы слишком долго.

Рассматривая лишь одну сторону револю­ ции, я нахожу, что она установила две -важ­ ные вещи: во-первых, быть управляемым — вещь стеснительная: не разбивают того, что не стесняет, а что бы там ни говорили, но факт, что французская революция была об­ щим действием управляемых;

во-вторых, от­ сутствие всякого правительства — еще худшее зло, и опыт дает доказательства этого, Положительный вывод из этих двух дан­ ных революцией фактов есть сочетание этих двух вещей, освещающих друг друга: «прави­ тельство есть необходимость, т. е. необходи­ мое зло».

Когда выяснено, что болезнь неизлечима., думают не о лечении ее, а лишь о том, чтобы сделать ее наименее чувствительной. Но как испытывают подданные то зло, которое име­ нуется правительством? Если, как мы сказа­ ли в начале письма, отношения между прави­ телями и управляемыми имеют лишь денеж­ ный характер, то очевидно, что правитель­ ство мыслится управляемыми лишь в виде службы, которую нужно оплачивать, и что чувствовать правительство как можно меньше значит как можно меньше его оплачивать.

Промышленность по природе своей постоян­ но к этому стремится. Н о есть вещь, которой она страшится еще больше, чем дорогого правительства,— это беспорядок, и последние 344 Письма к американиу события ее убедили в том, что беспорядок этот неизбежен, если она не обеспечит пра­ вительству средств, чтобы его поддержать.

Она, таким образом, приспособилась к усло­ виям времени, отложила вопрос и своими жертвами сохранила для себя средства, что­ бы обеспечить себе сбережения для бу­ дущего.

Но чтобы уверенно продвигаться по этому пути, чтобы не действовать робко или нео­ смотрительно, недостаточно смутно желать наибольшей экономии,— надо найти наиболее удобоисполнимую экономию;

надо иметь твер­ дые взгляды на то, как именно следует посту­ пать, чтобы достичь этой экономии.


Вопрос этот должен быть хорошо обсуж­ ден и освещен) до того момента, когда нужно будет действовать, т. е. до обсуждения сле­ дующего бюджета.

3 ЛКЛЮЧИ В то время как богословы и феодалы оспа­ ривали друг у друга власть, промышленность, оставаясь в стороне от этой борьбы, пользо­ валась большей свободой, и народ оказывал­ ся в выигрыше от господских раздоров.

Велись споры, рассуждения, и просвещение развивалось более уверенно, возникали смелые взгляды на разные, столь страшные вначале выдумки.

Письма к американцу Со дня на день усиливался дух противоре­ чия и критики;

у свободы были при этом свои преимущества, свое продвижение, свои завоевания, пока, наконец, в результате страшного потрясения, она не уничтожила последние стеснения власти и не стерла по­ следние следы феодализма и политической теократии.

Но почему наша революция была такая кровавая, бесчеловечная? Почему столь вели­ кий труд для свободы произвел лишь новые формы рабства?

Это потому, что промышленность, отвле­ каясь от своего пути и забывая свое собствен­ ное учение, в течение долгого времени была связана с чуждой ей тактикой. Промышлен­ ность с чрезвычайным удовольствием отда­ валась указанному нами духу противоречия и критики, удовлетворявшему ее нетерпеливым желаниям. Все, что способствовало ослабле­ нию ее соперников, уже по одному этому ка­ залось ей полезным ее делу, и в этом состоя­ ла ее ошибка, так как цель общества немедленно исчезла с ее поля зрения. В либе­ ральных проектах руководящую роль играла не реальная и осознанная потребность, а смут­ ные и безграничные вожделения, воображае­ мые потребности. Захотели слишком многого и слишком пылко, чтобы выражать свои же­ лания методично и точно. Любовь к свободе постепенно обратилась в ненависть к власти.

В конце концов уже стали думать не о томг чтобы обосноваться и укрепиться на завоеван 346 Письма к американиу ном месте, а о том, чтобы его разрушить, чтобы предать его пламени. То, что должно было быть лишь борьбой интересов, прояви­ лось как война на уничтожение. Это, правда, привело к изнеможению власти, но свобода не водворилась,— забыли ее основу: основой свободы является промышленность.

Потребность и любовь к свободе рождаются вместе с промышленностью и с ее помощью.

Свобода может расти только вместе с нею, может быть утверждена только ею.

Если бы эта истина, столь старая в дей­ ствительности и столь новая по мысли, суще­ ствовала в умах людей вместо обманчивых призраков античности, мы бы никогда не услышали этой жестокой глупости: «равен­ ство или смерть!»

Если бы промышленность заняла подоба­ ющее ей место, место, которое не соблазняло и не увлекало ее благодаря непродуманной, беспринципной философии, но которое должно было служить ей гораздо больше, чем она этого желала, то свобода «мела бы не такие быстрые по видимости, но зато более верные успехи, революция была бы менее трескучей, но более полезной, менее преступной, но более удачной.

Миролюбивая и нравственная по своей при­ роде, промышленность не добивается свободы иначе, как с осторожностью и щадя людей, ибо свобода полезна и допустима только тогда, когда она справедлива, т. е. необхо­ дима.

Письма к американцу Такой была свобода в первые времена, когда она оплачивала и приобретала одну вольность за другой, по мере возникновения их необходимости;

такой она оставалась бы до конца, расширяя законным путем свою область и, из уважения к стародавней власти как к священным правам, выкупая на дого­ ворных началах весь инвентарь политических и церковных феодалов, выкупая привилегии и десятины, выкупая титулы и права духовен­ ства и дворянства, выкупая, наконец, всю произвольную власть в целом вплоть до за­ конных прав династии, никогда не стесняя и не угнетая ее. Таким образом, свобода была бы становлена нормальным порядком, без потрясений, все более и более суживая область деспотизма. При малейшем отклонении от этого пути свобода уже лишается- своей целе­ сообразности, она приобретает сумасбродный характер, она теряет всякие разумные осно­ вания, она не выполнима.

Вот что говорит история от начала рево­ люционной смуты и до настоящего времени.

Не имея понятия ни об условиях свободы, ни о самой свободе, где только она провозгла­ шалась, мы бросились туда со страстными чаяниями, а получалась лишь какая-то новая организация рабства. Если мы хотим быть свободными, создадим сами нашу свободу и не станем ждать ее ниоткуда больше.

Революция оказала нам плохую услугу, и можно опасаться, что она причинит нам еще много зла, и ее неудача повергнет нас в от 348 Письма к американцу чаяние. Обвинение в наших несчастьях — мо­ гучее оружие в руках врага,— уничтожим или по крайней мере обезвредим его и, отделив в нашем сознании свободу от революции, оста­ вим революции все ее безумства и воздадим свободе все ее почести, облечем ее доверием и силой, вернем ей ее принципы.

Будем твердо знать, чего мы желаем, чтобы нельзя было ввести нас в обман. Если мы остаемся во власти идейной волны, в которую уже давно бросила нас рабская печать и с которой мы, кажется, примирились, то кто же мы такие, если не добыча для первого властелина, который пожелает завладеть на­ ми? Народу мало любить свободу, чтобы быть свободным,— ему прежде всего необхо­ димо познание свободы.

Наука о свободе, как и все другие науки, располагает своими данными и своими об­ общениями, но эта наука не признана, о ней догадываются лишь немногие, и до тех пор, пока она не станет общим достоянием, свобо­ да будет получать силу и положение только извне, у нее не будет своей собственной жиз­ ни, она будет равна почти нулю.

Нас погубило отсутствие общих идей, и мы действительно возродимся только при помо­ щи общих идей.

Старые идеи одряхлели и не могут помо­ лодеть, нам нужны новые.

Эта задача философов XVIII в. не была ими выполнена. После них множество умов потянулось по их следам, они жили идеями Письма к американцу своих учителей и не допускали ничего сверх того.

Мы почувствовали необходимость прервать этот летаргический сон политических писате­ лей, дать их вниманию другое направление и поставить перед философами новую задачу, которую налагает на них новый век, век индустриальный.

взгляд НА С О Б С Т В Е Н Н О С Т Ь И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО Все через промышленность, все для промышленности Конституционное средство для увеличения по­ литической силы промышленности и умноже­ ния богатств Франции Глава ОБЩИЕ С О О Б Р А Ж Е Н И Я О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ § /. Современное состояние цивилизации Темперамент, воспитание, среда имеют та­ кую власть над поведением людей, что мы редко действуем в согласии с приобретенными знаниями. Пылкость характера, сила привы­ чек детства, окружающая обстановка — вот что чаще всего нас захватывает, что властву Взгляд на собственность ет над нами вопреки голосу разума и опыта.

Такова в немногих словах история людей и наций.

Франция и под ее влиянием вся остальная Европа проявили неистовый воинственный ха­ рактер в ту эпоху, когда все приобретенные идеи должны были в какой-то мере сделать войны невозможными, в ту эпоху, когда инте ресы всех людей, в согласии с общим разумом, должны были, казалось, сделать человеколю­ бие универсальным учением и принципом национальной жизни в Европе. Но наша юность сформировалась в школе прежнего варварства. Греки и римляне, наш« учителя области литературы, сделались также, не­ известно почему, нашими учителями и в об­ ласти политики, и отсюда в значительной степени это своеобразное противоречие меж­ ду знанием и нравами, между идеями и по ведением.

Мы в настоящее время снова пришли к бо­ лее здравым идеям, мы примкнули к более разумному направлению, но мы должны быть осторожны, чтобы не сделать еще одной ошибки, подобной первой, которая имела бы, может быть, не менее пагубные послед­ ствия. * Никогда не проходит безнаказанно, если нация впадает в ошибку или, точнее, если она дает себя обмануть в разработке своей конституции.

* Следствия этой ошибки, несомненно, имели бы менее насильственный, но более длительный характер.

352 Взгляд на собственность Английская конституция по справедливости была для нас предметом зависти и восхище­ ния, пока смятение всех умов или молчание всех мыслей не давало нам, затерянным в лаби­ ринте революции или скованным деспотиз­ мом, возможности что-либо видеть или прово­ дить какие-либо умеренные или смелые начи­ нания, одним словом, пока наша собственная цивилизация не могла еще приносить свои плоды. Но что нам делать теперь, когда ре­ волюция успокоилась, когда деспотизм исчез?

Охваченные попрежнему тем же энтузиазмом, тем же необдуманным преклонением перед английской конституцией, не позволяющим ничего ставить выше нее, мы, может бъггь, создаем себе новые окопы.

После того как англичане заложили осно­ вы своей свободы, наша цивилизация неза­ метно развивалась в течение ста лет, и не­ возможно допустить, чтобы подражание им в настоящее время не отбросило нас назад на целый век, чтобы мы, плохо использовав на­ ше положение, не превратились в рабов;

ибо ум человеческий не застывает в неподвижно­ сти: чем больше проходит времени, тем больше неизбежно накопляется знаний, чем больше знаний, тем больше потребностей и, следова­ тельно, прав. Поэтому мы боимся потерять часть наших прав, если будем торопиться строить их на слишком узкой основе. Исполь­ зуем Англию, потому что она предупредила нас, но сделаем лучше, чем она, потому что Взгляд на собственность мы старше, потому что она перед нашими глазами.

Революционные потрясения, трудности, пе­ реживаемые нами уже долгое время, страст­ ное желание покончить со всем этим заставили нас (и вполне основательно) благословлять хартию 61 как зарю лучших дней. Но когда мы рукоплещем этому, как прибывшие в гавань путешественники, которым нечего уже боять­ ся моря, когда мы в исступлении кричим, что революция кончилась навсегда, мы выра­ жаем скорее наши вожделения, чем разум­ ную уверенность, скорее наши желания, чем наши познания. И действительно, разве в этих уверениях нет ничего легкомысленного? Разве мы достаточно размышляли об этом? Разве мы уверены, что разрешенный хартией вопрос есть единственный или хотя бы важнейший вопрос, подлежащий разрешению? Вот что поставлено, казалось бы, перед всеми умами, но о чем еще никто не задумался.


Мы придаем слишком большое значение форме правительства. Кажется, что вся поли­ тика сосредоточена в ней, что если бы толь­ ко хорошо было проведено разделение властей, то все было бы устроено лучше всего на свете.

В Европе есть два народа, живущих под властью монархов, это — датчане и турки.

Если и можно отметить некоторое различие между ним, так это то, что в Дании деспо­ тизм сильнее, чем в Турции, потому что он узаконен, конституционен, однакоже какая разница в условиях жизни управляемых при 23 Сен-Сим шт, т.

354 Взгляд на собственность одной и той же форме правительства? Нет более несчастного, более угнетенного, более забитого, одним словом, более несправедливо и дорого управляемого народа, чем турецкий народ, и в то же время нигде нет ни одного народа, который пользовался бы фактически свободой более широко, чем в Дании;

нигде нет ни одного народа, не исключая и Англии, у которого власть произвола была бы менее чувствительна, у которого управление обходи­ лось бы дешевле. Где же причина этого раз­ личия? Конечно, не в форме правительства, ибо она одна и та же там и здесь. Причины тирании следует искать в другом, и вот в чем она заключается: при всех прочих различиях датский король самый бедный из всех госу­ дарей Европы, а турецкий султан самый бо­ гатый, так как в Турции он является един­ ственным собственником, как и единственным властелином.

Этот пример доказывает, что закон, уста­ навливающий власть и форму правления, не имеет такого значения и такого влияния на благосостояние наций, как закон, уста­ навливающий собственность * и регулирую * Мы вовсе не хотим сказать, что во время рево­ люции совсем не занимались правом собственности.

Это право, конечно, обсуждалось, когда церковные имущества объявили национальным достоянием, ибо это решение явилось результатом дискуссии о праве собственности д у х о в е н с т в а, но общий вопрос о праве собственности, о форме ее организации с наи­ большей выгодой для нации не дискутировался. Мы настоятельно просим читателя не упускать из виду Взгляд H собственность щий пользование ею. Пусть, однако, не во­ ображают, что мы считаем закон о разделе­ нии властей несущественным;

мы далеки от подобной ереси. Конечно, форма парламент­ ского правительства весьма предпочтительна перед всеми другими, но это есть только фор­ ма, а учреждение собственности — суть;

имен­ но этот институт служит основанием обще­ ственного здания.

Таким образом, наиболее важный вопрос, подлежащий разрешению, это вопрос о том, как должна быть организована собственность для наибольшего блага всего общества в отно­ шении свободы и в отношении богатства.

С этим общим вопросом и связан тракте мый нами здесь вопрос.

Пока потребители будут обладать большин­ ством в совещаниях при определении их доли, эта доля будет очень велика, так велика, как они захотят;

значит, вопреки вашим парла­ ментским формам вами будут управлять по произволу. Наоборот, с того момента, как право вотировать налоги получат исключитель­ но промышленники, т. е. люди, заинтересован­ ные в свободе и государственной экономии, они будут платить то, на что будет их со­ гласие;

они действительно будут свободны в использовании своих прав во всем их объеме.

наших постоянных заявлений, что наибольшим злом кажется нам беспорядок и что поддержание порядка, независимо от принятых решений и проистекающих из них выгод, требует, чтобы закон никогда не по­ лучал обратной силы, ибо затруднений в этом слу­ чае было бы больше, чем пользы.

23* 356 Взгляд на собственность Что же нужно сделать, чтобы достигнуть цели? Хорошо понять природу права соб­ ственности и утвердить это право на основе, наиболее благоприятной росту богатства и свободы промышленности. Это положение мы намерены осуществить законодательными мерами, которые мы предлагаем в настоящем сочинении и которые мы отдаем на суд обще­ ственного мнения, т. е. промышленников.

Декларация прав человека, которую счи­ тали разрешением проблемы общественной свободы, была на самом деле лишь провозгла­ шена, «о разрешена ли эта проблема? Будет ли она разрешена? Во всяком случае можно быть уверенным, что успеха в этом деле нельзя достигнуть ни организацией, ни уста­ новлением, ни комбинированием трех властей.

§ 2. Различие в правах сельскохозяйствен­ ных и фабрично-торговых промышленников по отношению к лицам, финансирующим тех и других Лица, вкладывающие деньги в какое-либо торговое или мануфактурное предприятие, называются коммандитариями, наименование, обозначающее роль, которую они играют по отношению к трудящемуся. Во всяком торговом или фабричном пред­ приятии трудящийся дает ему свое имя или, если хотите, имя трудящегося служит фирмой предприятия. Одним словом, трудящийся — это человек, имеющий значение перед лицом Взгляд на собственность закона, или, лучше сказать, закон делает трудящегося человеком, имеющим значение.

В сельском хозяйстве трудящийся есть только лицо подчиненное;

это только аренда­ тор, называющий собственника своим госпо­ дином.

В торговле и промышленности трудящийся имеет право наиболее выгодным для ведомого им предприятия образом пользоваться капи­ талами, на которые он берется доставлять доход.

В сельскохозяйственной промышленности трудящийся не более как съемщик, который никак не может распоряжаться доверенным ему капиталом;

малейшие свои идеи по улуч­ шению хозяйства, малейшие свои сельскохо­ зяйственные планы он обязан подчинять идеям и планам собственника.

В сельском хозяйстве вкладывающий день­ ги заинтересован в деле — самое большое на один год, между тем как в двух других отраслях промышленности вся совокупность вверенных капиталов все время связана с делом.* Разве собственник земли сам ее обрабаты­ вает? Уважением среди сельскохозяйственных промышленников он пользуется гораздо боль­ ше как землевладелец, чем как земледелец.

Разве негоциант является собственником капиталов, которые он пускает в выгодный * В результате этого получилось то, что торговля и промышленность достигли бесконечно более быстрых успехов, чем сельское хозяйство.

358 Взгляд на собственность оборот? Уважением в торговом миое он окру­ жен гораздо больше в качестве негоцианта, чем в качестве капиталиста.

§ 3. Причина различия в правах промышлен­ ников обеих категорий по отношению к лицам, финансирующим их Права промышленников, посвятивших себя фабричному производству и торговле, были установлены свободным договором, определен­ ным актом, именуемым освобождением общин.

Права земельных собственников, этих глав­ ных вкладчиков в сельскохозяйственной про­ мышленности, произошли из завоевания, т. е.

из права более сильного.

Франки, победители галлов, объявили сво­ ей собственностью их земли, как и все про­ дукты их труда. Таким образом, право соб­ ственности во Франции, ограничения этого права, способы пользования им были в са­ мом начале установлены победителем. Таково по крайней мере древнейшее происхождение, к которому восходят правовые основания су­ ществующей в настоящее В1ремя собствен­ ности.

Право собственности, как оно было уста­ новлено в ту эпоху, подверглось с тех пор значительным изменениям, но так как дух закона, несмотря на все происшедшие пере­ мены, остался тем же, то он оказывается более выгодным представителям победителей, каковыми являются их потомки или прио Взгляд на собственность бретатели от них, чем потомкам побежденных, являющимся по необходимости единствен­ ными представителями последних, так как у них нет никаких отчуждаемых прав. Таким образом, правопреемники победителей оказы­ ваются собственниками земли, а преемники побежденных — земледельцами.

4. Средство устранения этого несправедли­ вого и пагубного неравенства Как обеспечить промышленности значитель­ ный рост политических прав?

Для этого следовало бы предоставить сель­ скохозяйственным промышленникам в отноше­ нии финансирующих их лиц те же преиму­ щества, которыми промышленники, занятые фабричным производством и торговлей, поль­ зуются в отношении тех, чьи капиталы они пускают в выгодный оборот.

Закон, который даст сельскохозяйственным промышленникам право заклада доверенных им земель, должен в то же время сделать возможно более дешевой и легкой передачу земельной собственности.

Неподвижность, которую действующие за­ коны стремятся придать земле современных владельцев и их потомков, представляет собой наибольшее препятствие благосостоянию фран­ цузской промышленности: она лишает пред­ приимчивых людей мотивов к соревнованию, которое поощряло бы их труд. К этому вопро­ су мы еще вернемся в одной из следующих глав.

360 Взгляд на собственность Установление права собственности и поло­ жений об уважении к ней есть, бесспорно, единственная основа, которую следовало бы дать политическому обществу. Оно не могло бы существовать даже в самом несовер­ шенном состоянии, если бы это право ке было освящено, при отсутствии закона, хотя бы обычаями.

Вполне очевидно, что основным законом во всех странах является закон, который уста­ навливает собственность и положения об ува­ жении к ней, но из того, что этот закон есть основной закон, вовсе не следует, что он не может изменяться. Необходим зажон, который установил бы право собственности, а не за­ кон, устанавливающий его в определенной фор­ ме. Существование общества зависит от со­ хранения права собственности, а не от сохра­ нения закона, впервые освятившего это пра­ во. Этот закон сам находится в зависимости от высшего и более общего закона, от того закона, в силу которого человеческий ум делает постоянные успехи, закона, из которо­ го все человеческие общества черпают пра­ во изменять и совершенствовать свои учреж­ дения. Это — высший закон, защищающий будущие поколения от порабощения каким либо распоряжениям.

Вот наши вопросы:

Что может быть предметом собственно­ сти?

Какими средствами отдельные лица могут приобретать собственность?

Взгляд на собственность Каким образом они имеют право пользо­ ваться ею, когда она уже приобретена?

Это вопросы, которые законодатели всех стран и всех времен имеют право трактовать каждый раз, когда найдут это нужным, так как индивидуальное право собственности мо­ жет быть основано лишь на общей пользе при осуществлении этого права, на пользе, которая может изменяться в разные времена.

Таким образом, закон, который ставит тру­ дящихся в области сельского хозяйства в то же положение по отношению к финанси­ рующим их лицам, как и торговцев и ману­ фактуристов, который, следовательно, позво­ ляет первым закладывать вверенные им капиталы так же, как вторым, такой закон может и должен быть издан, раз он сочтен полезным.

Закон о выборах был результатом прогрес­ са просвещения;

закон, о котором мы говорим и хотим предложить, стал так же необходим, как и тот. Общество может выйти из состоя­ ния страданий, в котором оно находится, только посредством подобного законоположе­ ния, имеющего гораздо большее значение, чем сама хартия, * как мы докажем это в даль­ нейшем.

* Мы говорим здесь о хартии так, как сказали бы и о всех конституциях, данных Франции с начала революции, как сказали бы о конституции Англии и вообще о всех конституциях, которые определяли формы правительства, не занимаясь установлением собственности.

362 Взгляд на собственность §5. Средство побудить законодателей издать соответствующий закон Общественное мнение совершенно справед­ ливо называется царицей мира. Это величай­ шая моральная сила, которой обязаны под­ чиниться все другие человеческие силы, если только она ясно выражена. Стало быть, если можно побудить общественное мнение пред­ писать законодателям издать закон, о кото­ ром мы говорили, то можно быть уверенным, что такой закон будет издан.

Таким образом, речь идет только о том, чтобы дать общественному мнению нужное направление.

Нет сомнения, что промышленность распо­ лагает большими возможностями в этом смысле. Среди всех классов общества про­ мышленники связаны между собой наиболее активно и постоянно посредством письменных или личных сношений;

притом же этот класс имеет ту выгоду, что он некоторым образом организован благодаря тому, что торгово-про­ мышленные фирмы оказывают друг на друга влияние соответственно их роли в деловом мире. Наконец, этот класс находится в таком положении, что если дюжина главнейших про­ мышленных фирм поймет пользу предлагаемой нами меры, то их мнение в короткое время станет общим мнением всего торгового класса.

Ведь крупнейший банкирский дом столицы при помощи нескольких промежуточных звеньев связан с разносчиками и мелкими сельскими торговцами. И если только это мнение станет Взгляд на собственность общим мнением всего торгового класса, то и среди земледельцев не найдется его против­ ников, так как оно наиболее очевидно и не посредственно полезно именно им.

Какие моральные или физические силы во Франции могли бы воспротивиться принятию такой меры, которая получила одобрение двадцати миллионов людей, составляющих промышленный класс?

Глава II ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭТОГО З А К О Н А ДЛЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Несомненно, закон, определяющий бюджет, есть самый важный из всех законов, ибо деньги в политическом организме есть то же, что кровь в человеческом теле. Любая часть тела, в которой кровь перестает цирку­ лировать, чахнет и вскоре отмирает;

точно так же всякая административная служба, ко­ торая перестает оплачлваться, вскоре прекра­ щается. Таким образом, финансовый закон — это всеобщий закон, из которого происте­ кают или должны проистекать все другие.

Если дело обстоит иначе, то потому, что недостаточно точны отчеты, или потому, что недостаточно детализированы условия рас­ ходов.

Кто во Франции, как и в Англии, создает финансовый закон? Разве парламент?

864 Взгляд на собственность Нет! Эту главную функцию исполняет только одна из трех властей, это — палата общин.

Отсюда следует, что только палата общин обладает реальной политической властью.

Если до настоящего времени она ни во Франции, ни в Англии не использовала этой огромной власти, то потому, что до настоя­ щего времени как в Англии, так и во Фран­ ции она состояла, по крайней мере в боль­ шинстве случаев, из людей, преданных инте­ ресам правительства, что поэтому люди сле­ довали директивам, полученным от прави­ тельства, и вотировали бюджет согласно его желаниям. Отсюда вытекает, что власть палаты общин считается значительно ниже правительственной и, наоборот, значительно выше двух других парламентских властей.

После всего, что мы сказали и что не вызывает сомнений, ясно, что предлагаемая нами мера дает промышленности средство со­ ставить палату общин целиком из членов, взятых из ее среды. Эта мера чрезвычайно увеличит политическое значение промышлен­ ности в общинах и облечет ее высшей поли­ тической властью с тем, чтобы она затем ис­ пользовала ее наиболее подходящим обра­ зом. Во всяком случае можно быть уверен­ ным, что она не станет более передавать эту власть в распоряжение двора, как это вынуж­ дены делать теперешние депутаты, которые большей частью состоят из графов, маркизов и государственных чиновников.

Взгляд на собственность Дело только в том, чтобы рассмотреть, на­ сколько хороша предлагаемая нами мера и может ли она достигнуть указанной цели. Н ^ ясно, что она этой цели достигнет, так как даст промышленности значительное большин­ ство на выборах.

Какое условие необходимо для получения права избирать депутатов?

Это — уплата определенного числа прямых налогов. Поэтому, если все прямые налоги или хотя бы наибольшую их часть уплачи­ вают промышленники, то они необходимо окажутся в весьма значительном большин­ стве и на выборах.

В области торговли и мануфактурной про­ мышленности именно трудящиеся платят предварительный налог с этой части нацио­ нального производства. Предлагаемая нами мера заключается в приравнении сельскохо­ зяйственных промышленников к торговым, в том чтобы ведомые ими предприятия носили их имена и прямые сельскохозяйственные на­ логи уплачивались ими же, а не собственни­ ками, как в настоящее время.

Результатом этой меры было бы то, что промышленность уплачивала бы подавляю­ щую часть прямых налогов, так как все то, что не представляет ни поземельного, ни тор­ гового или фабричного налога, образует лишь весьма незначительную часть прямых налогов.

А промышленность, оказавшись благодаря этому в большинстве на выборах, получила бы 366 Взгляд на собственность вскоре большинство и в палате общин, и так как эта палата обладает, как мы показали, большой политической силой, то промышлен­ ность скоро была бы вольна дать нации ту социальную организацию, какую она захо­ тела бы. Эта организация, конечно, была бы наиболее благоприятной для промышленно­ сти, другими словами, для промышленного режима. Таким образом, вследствие предла­ гаемой «ами меры был бы, естественно, уста­ новлен промышленный режим, а тунеядцы были бы, наконец, поставлены ниже трудя­ щихся.

Мы достигли бы тогда исполнения всех наших желаний, цели всех наших стараний, а наш эпиграф — «все через промышленность, все для промышленности» — явился бы пред­ сказанием и вместе с тем сигналом этой сча­ стливой революции.

Глава III СРЕДСТВА ИСПОЛНЕНИЯ § /. Общие соображения Так как хартия была задумана, предло­ жена, принята и введена в действие до того, как найденная нами идея была изло­ жена французам, то мы полагаем, что дол­ жны быть приняты три совершенно различ­ ные законодательные меры (их мы рас­ смотрим в отдельности) для временного, но Взгляд на собственность возможно более быстрого введения порядка вещей, наиболее благоприятного для произ­ водства;

парламентские власти должны обду­ мать средства изменить хартию и положить в ее основу закон, устанавливающий собствен­ ность в интересах производителей.

В подтверждение этого предложения мы от­ метим, что:

1. король признал хартию изменяемой, поскольку он сам при своем возвращении предложил сделать в ней изменения: его признание в этом смысле вытекает из факта его предложения;

2) в Англии, где парламентский режим введен уже давно и где, следовательно, он соблюдался больше, чем во Франции, при­ знано, что власть парламента при согласии трех составляющих его ветвей совершенно неограниченна и что она есть власть столь же конституционная, как и законода­ тельная;

3) здравый ум возмутился бы от мысли, что, несмотря на открытие средства улуч­ шить конституцию французов, хартия уста­ новила такой порядок вещей, при котором невозможно использовать это открытие.

Впрочем, предлагаемые нами меры имеют только законодательный характер, наше по­ ложительное предложение ограничивается этим. Мы удовлетворяемся мыслью, что на­ ступит время, когда три предлагаемых нами проекта закона станут тремя отдельными постановлениями великого конституционного 368 Взгляд на собственность закона, который установит собственность в оощих интересах общества и уж не к выгоде только одного входящего в его состав класса, как это еще в настоящее время на­ блюдается в политическом строе.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.