авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |

«Управление медицинского обеспечения Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению Министерства внутренних дел Российской Федерации Главное управление ...»

-- [ Страница 10 ] --

Врожденные особенности иммунного ответа определяются прежде всего генами системы основного комплекса гистосовместимости человека – генами системы HLA. Выяснена связь ряда ДБСТ с антигенами главного комплекса гистосовместимости. Так, отмечена корреляция РА с антигеном HLA Dw4 и DRw 4,СКВ с антигеном HLA B8,болезни Бехтерева,синдрома Рейтера и ювенильного артрита с антигеном HLA B27.

Хотя клеточный иммунный ответ лежит в основе аутоиммунных заболеваний, до сих пор не существует надежных стандартизованных методов определения клеточных реакций против собственных антигенов.

В то же время гуморальные иммунные ответы, характеризующиеся появлением аутоантител, широко используются в диагностике аутоиммунных заболеваний. Большинство разновидностей аутоантител сравнительно часто могут быть обнаружены у клинически здоровых лиц.

Лабораторные показатели Антинуклеарные антитела (АНА) представляют собой семейство антител, связывающееся с нуклеиновыми кислотами и ассоциированными с ними белками.

Они встречаются более чем у 90% больных с ДБСТ.

Классическим тестом детекции аутоантител является обнаружение АНА с помощью метода выявления LE-клеток. Этот метод благодаря своей простоте и дешевизне получил широкое распространение. Однако в связи с низкой чувствительностью и сложностью в стандартизации в настоящее время его применение ограничивается и постепенно метод выявления LE-клеток все больше вытесняется серологическими методами выявления АНА.

К настоящему моменту использование теста на LE-клетки мотивируется присутствием его в критериях СКВ 1982 года. Однако надо учитывать, что иммунологический раздел критериев значительно устарел. Учитывая низкие аналитические параметры метода определения LE-клеток, отрицательный результат даже при повторных анализах не может рассматриваться в качестве повода для исключения возможного диагноза ДБСТ.

Общее содержание АНА в сыворотке крови больных измеряется лабораторным показателем, который называют антинуклеарный фактор «АНФ». Традиционно под названием АНФ понимают результаты иммунофлюоресцентного теста для обнаружения АНА.

Результатом определения АНФ является факт присутствия антител в диагностическом титре, конечный титр разведения сыворотки, а также тип свечения ядра клетки. Разнообразие типов свечения связано с тем, что каждая разновидность АНА имеет конкретные клеточные мишени, вследствие чего тип свечения ядра, ядрышка и цитоплазмы клетки отражает взаимодействие АНА сыворотки больного с антиген - содержащими структурами внутри клетки.

Ранее для выполнения исследования на АНФ применялись срезы тканей лабораторных животных (печени крысы), сейчас найден более подходящий субстрат для выполнения этой задачи – человеческая перевиваемая эпителиальная клеточная линия НЕр-2. Диагностическим в этом тесте является титр 1:40 – 1:80. На фоне обострения ревматических заболеваний обычно отмечаются титры 1:640, при ремиссии титры снижаются. Тип свечения ядра клетки значительно увеличивают информацию выявления АНФ. Использование клеток линии НЕр-2 позволяет охарактеризовать более 20 различных вариантов окрашивания ядра, которые зависят от спектра АНА, присутствующих в исследуемой сыворотке. Однако для практической лаборатории достаточно различать 6 основных вариантов свечения: гомогенный, периферический, гранулярный, ядрышковый, центромерный и цитоплазматический.

Антитела к экстрагируемому нуклеарному антигену (ЭНА) В состав ЭНА входит фракция растворимых ядерных белков, которые могут быть получены из ядра клетки. В его состав входит 6 основных рибонуклеопротеиновых антигенов АНА, таких как SS-A, SS-B, Sm, U1-RNP, Scl-70,Jo-1.

Sm – антиген Смит, антитела к нему представляют высокоспецифичный, но сравнительно редко встречающийся маркер СКВ. Антитела к Sm антигену отмечаются у 20-30% больных СКВ, у представителей азиатской и африканской рас – у 30-40%. Важность выявления антител к Sm антигену при СКВ обусловлена их абсолютной специфичностью при этом заболевании, что явилось причиной включений этой разновидности АНА, наряду с антителами к дсДНК и LE клетками, в один из классификационных критериев СКВ Американской Ассоциации ревматологов. Клиническими признаками, связанными с наличием антител к Sm антигену являются, прежде всего, более агрессивное течение заболевания, поражение ц.н.с., волчаночные психозы и относительная сохранность функции почек.

Scl 70 (антитела к топоизомеразе). Эти антитела отмечаются при диффузной склеродермии с поражением внутренних органов (системном склерозе), однако их выявление не исключает присутствия перекрестных синдромов склеродермии с СКВ или синдромом Шегрена. Антитела к Scl- 70 обнаруживаются у 70% больных СС,30% больных диффузной склеродермией и 10% больных с локализованными формами этого заболевания. Эти антитела практически не встречаются при других заболеваниях, за исключением первичного синдрома Рейно;

в единичных случаях могут встречаться у онкологических больных без признаков СС склеродермии.

Антитела к дсДНК При СКВ эти антитела могут быть обнаружены у 40–50% больных и характеризуются гомогенным типом свечения ядра НЕр-2 клеток при выявлении АНФ. Антитела к дсДНК включены в состав 10 критерия СКВ Американской Ассоциации Ревматологов (в настоящем Американского Колледжа Ревматизма), совместно с обнаружением антител к Sm антигену, LE-клеток и антител к кардиолипину (ложноположительной реакции Вассермана).

Антитела к дсДНК отмечаются у большинства больных с активными почечными формами СКВ. Для определения риска поражения почек рекомендуется обследовать всех больных СКВ для выявления антител к дсДНК и гипокомплементемии. Особая роль в ведении больных СКВ отводится мониторингу концентрации антител к дсДНК для профилактики обострений. Нарастание титра антител к дсДНК (удвоение титра в течение трех месяцев) и гипокомплементемия предшествуют развитию гематурии и протеинурии в 90 % наблюдений.

Антитела к осДНК Антитела к осДНК встречается при СКВ даже чаще, чем антитела к дсДНК и могут быть обнаружены у 70% больных, но они уступают в специфичности, встречаются при других заболеваниях соединительной ткани, а также при множестве других патологических состояний, массивной травме, инфекциях и у клинически здоровых людей. Высока их встречаемость у онкологических больных, получающих цитотоксическую терапию. Таким образом, неспецифичность обнаружения этих аутоантител в значительной степени ограничивает их применение в клинике.

Антифосфолипидные антитела Появление антифосфолипидных антител (АФЛА) лежит в основе антифосфолипидного синдрома (АФС). Первым методом для обнаружения АФЛА стал серологический тест для серодиагностики сифилиса– реакция Вассермана (RW).

Активное внедрение RW для серодиагностики сифилиса привело к тому, что была выделена категория пациентов с положительной реакцией, однако признаков сифилиса у них не наблюдалось. В то же время у этих пациентов с ложноположительным тестом была отмечена повышенная частота аутоиммунных заболеваний, прежде всего ДБСТ и синдрома Шегрена.

Этот феномен получил название «биологически ложноположительный тест на сифилис».

Одновременно с ложноположительной RW при СКВ, в крови этих пациентов был обнаружен сывороточный фактор, который препятствовал свертыванию крови, получивший название «волчаночный антикоагулянт» (ВА), который отсутствовал у больных сифилисом и часто отмечался у пациентов с СКВ. У пациентов с ВА был выявлен характерный набор клинических проявлений, среди которых ведущими являются тромбозы артерий и вен, повторные выкидыши, тромбоцитопения, составляющие симптомокомплекс АФС. Ложноположительная реакция Вассермана (микрореакция) является одним из критериев СКВ и входит в число клинических проявлений АФС. Ее обнаружение позволяет заподозрить диагноз этого заболевания. Основным представителем семейства АФА являются антитела к кардиолипину (АКЛ). Важно подчеркнуть, что только высокие титры АКЛ, превышающие 20 ед/мл, тесно ассоциированы с тромбозами, в то время как низкие титры также как ложноположительная RW могут быть индуцированы инфекционными заболеваниями. При СКВ можно обнаружить АКЛ в 30-40% случаев, что позволяет использовать их выявление в качестве дополнительного метода диагностики этого заболевания. Их выявление не коррелирует с возрастом больных, длительностью заболевания или особыми чертами его течения, включая наличие полиартрита, серозита или васкулита. В то же время наличие высоких титров АКЛ указывает на риск развития вторичного АФС у больного с СКВ. Но СКВ является не единственным ревматологическим заболеванием, сопровождающимся наличием АКЛА. Сравнительно часто АКЛА находят у больных системной склеродермией, васкулитами и васкулитоподобными состояниями, например при синдроме Бехчета и болезни Крона. При отсутствии ДБСТ заболевание рассматривают как первичный АФС. В то же время АКЛА являются одними из наиболее распространенных аутоантител, присутствующих у клинически здоровых лиц. Частота их обнаружения значительно выше частоты АФС.

Ревматоидный фактор (RF) Ревматоидный фактор представляет собой семейство аутоантител, направленных против Fc фрагмента иммуноглобулина G. Чаще всего выявляется RF класса IgM. Ревматоидный фактор относится к наиболее часто встречающимся аутоантителам, т.к. он определяется и в норме, и при ряде ревматических заболеваний. При классическом РА можно обнаружить РФ у 70-80% больных, что позволяет классифицировать РА на серонегативный и серопозитивный.

В качестве популяционной нормы рекомендуется рассматривать концентрации РФ ниже 20 ед/мл. Частота выявления концентраций РФ, превышающих 20 ед/мл, у здоровых людей среднего возраста составляет около 3% и увеличивается до 10-15% у пожилых старше 65 лет. Концентрация РФ в сыворотке крови больного, превышающая 40 ед/мл, должна рассматриваться как высокая и является высокоспецифичной для РА. Однако, в дебюте заболевания, на этапе раннего РА, РФ обнаруживается менее чем у 25% больных, что значительно снижает его значение для ранней диагностики этого заболевания.

Однократное определение РФ на ранней стадии РА, принесшее отрицательный результат, недостаточно для того, чтобы исключить серопозитивную клинико-иммунологическую форму РА. Если диагноз РА подозревается или даже клинически подтвержден при отрицательном результате теста по определению РФ, требуются повторные определения его титра каждые 6 месяцев. Сероконверсия при РА возможна как в одну, так и в другую сторону в зависимости от активности и длительности заболевания, а также от проводимого лечения. Сероконверсия из серопозитивной в серонегативную формы встречается редко и обычно сопутствует полной клинической ремиссии заболевания. Кроме низкой встречаемости РФ в дебюте заболевания, очевидным недостатком РФ в качестве маркера РА является его сравнительно низкая специфичность, которая не превышает 60%.

Антитела к цитруллиновому пептиду (АЦЦП) Наряду с РФ антитела к цитруллинированным антигенам (АЦА) являются диагностическими маркерами РА. Широкое применение они получили после разработки в 2003 году ИФА метода определения антител к циклическому цитруллиновому пептиду (АЦЦП). Эти аутоантитела могут появляться в сыворотке крови за год до начала заболевания, на ранней стадии выявляются в 40-50% случаев, что значительно выше выявляемости РФ, которая не превышает 10-15% в начале заболевания. Благодаря высокой выявляемости и специфичности, близкой к 95% (против 70% для РФ), определение АЦЦП стало золотым стандартом диагностики раннего РА.

В лаборатории НУЗ «Дорожная клиническая больница ОАО «РЖД» выполняются все вышеперечисленные методики для диагностики болезней соединительной ткани.

Литература 1. С.В.Лапин, А.А.Тотолян «Иммунологическая лабораторная диагностика аутоиммунных заболеваний». Издательство «Человек», Санкт-Петербург, 2010 год.

2. Е.Н.Дормидонтов,Н.И.Коршунов,Б.НФризен «Ревматоидный артрит», Москва «Медицина»,1981 год Частота встречаемости ремоделирования миокарда и нарушения диастолической функции левого желудочка по данным ЭХОКС среди сотрудников ОВД с гипертонической болезнью I-II стадии С.С. Малинина, Е.В. Роднянская, О.Л. Чубатова ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области»

В последние годы актуальной проблемой для исследователей стало изучение механизмов развития недостаточности кровообращения у больных гипертонической болезнью (ГБ).

Известно, что изменения, происходящие в сердце при артериальной гипертензии, не всегда сопровождаются только нарастанием массы миокарда левого желудочка (ЛЖ). Достаточно часто происходит изменение непосредственно геометрии ЛЖ, в частности, уменьшение размеров его полости при нормальной массе миокарда. В этой связи в настоящее время широко используется термин «ремоделирование миокарда» как более широкое понятие, чем собственно гипертрофия ЛЖ, а гипертрофия ЛЖ рассматривается как частный случай ремоделирования структуры сердца, возникающего у больных ГБ. Наиболее распространено выделение четырех геометрических моделей на базе таких показателей, как масса миокарда левого желудочка (ММЛЖ) и относительная толщина его стенки (ОТСЛЖ). Выделяют концентрическую гипертрофию ЛЖ (КГЛЖ) - увеличение ММЛЖ и ОТСЛЖ, эксцентрическую гипертрофию ЛЖ (ЭГЛЖ) — увеличение ММЛЖ при нормальной ОТСЛЖ, концентрическое ремоделирование (КР ЛЖ) — увеличение ОТСЛЖ при нормальной массе миокарда ЛЖ и нормальную геометрию ЛЖ (НГ ЛЖ) — с нормальными уровнями ММЛЖ и ОТСЛЖ.

Развиваясь вначале как компенсаторный процесс в ответ на развитие артериальной гипертензии, изменение геометрии ЛЖ приводит к нарушению его функционального статуса и становится основой для возникновения и прогрессирования недостаточности сердца.

В последнее время в развитии этого грозного осложнения важнейшее значение отводится роли нарушения диастолической функции ЛЖ, так как именно диастолические расстройства ответственны за тяжесть декомпенсации сердечной деятельности и выраженность клинических проявлений. Несмотря на значительное количество работ, посвященных исследованию основных закономерностей ремоделирования сердца, остается ряд невыясненных и даже противоречивых моментов, существенно влияющих на представления о характере самого этого процесса у больных артериальной гипертензией. Данные литературы по этому вопросу противоречивы.

В настоящей работе изучена возможная связь различных вариантов ремоделирования левого желудочка у сотрудников ОВД с гипертонической болезнью при нарушении его диастолического наполнения.

Целью работы явилось изучение закономерностей развития нарушения диастолических свойств ЛЖ в зависимости от особенностей его геометрии у сотрудников ОВД с гипертонической болезнью.

В работе проанализированы данные эхокардиографического исследования 230 сотрудников ОВД, проходивших лечение в терапевтическом отделении Госпиталя №1 за период 2010, 2011года и 9 месяцев 2012 года. Возраст сотрудников составлял от 32 до 55 лет (средний возраст 43,5 года). Мужчин 201 (87,4%), женщин 29 (12,6%). Количество пациентов с гипертонической болезнью (по классификации ВОЗ/МОАГ 1999 года) 1 стадии обследовано 177 человек (77%), со 2 стадией 53 человека (23%).

Критериями исключения из исследования было также наличие симптоматических арте риальных гипертензий, нарушений ритма сердца, включая тахи- и брадикардию, превышение индекса массы тела более 29 кг/м2, эндокринные заболевания.

Эхокардиография выполнена на ультразвуковом сканере «Вивид-3». Глобальную диастолическую функцию левого желудочка оценивали по трансмитральному кровотоку с применением импульсно-волновой допплерэхокардиографии из апикального доступа на уровне четырехкамерной позиции с положением контрольного объема на уровне концов створок митрального клапана. Определяли следующие показатели: максимальную скорость раннего (Е) наполнения ЛЖ, максимальную скорость позднего (А) наполнения ЛЖ, их отношения (Е/А), время изоволюметрического миокардиального расслабления (IVRT) ЛЖ. За нарушение глобальной диастолической функции ЛЖ принимали Е/А меньше 1,0 и (или) IVRT более 80 и менее 30 мс.

Результаты и обсуждение В настоящей работе мы выделили группы больных гипертонической болезнью, имеющих тот или иной тип геометрии левого желудочка, и изучили особенности показателей его диастолического наполнения.

При изучении исследуемой группы выявлено, что у 66,5 % больных геометрия ЛЖ не страдала, 17,8% пациентов имели концентрическую гипертрофию левого желудочка, и эксцентрические варианты гипертрофии составили 9,6%,а концентрическое ремоделирование 6,1% (табл. 1).

Таблица Частота встречаемости различных геометрических моделей левого желудочка у больных гипертонической болезнью Количество пациентов Тип ремоделирования левого желудочка Процент пациентов ГБ с ГБ концентрическая гипертрофия 41 17, эксцентрическая гипертрофия 22 9, концентрическое ремоделирование 14 6, нормальная геометрия 153 66, Таблица Частота встречаемости диастолической дисфункции левого желудочка в зависимости от геометрической модели ЛЖ Количество пациентов Процент пациентов с диастолической с диастолической Тип геометрии ЛЖ дисфункцией левого дисфункцией левого желудочка желудочка концентрическая гипертрофия левого 21 51, желудочка (п=41) эксцентрическая гипертрофия левого 11 50, желудочка (п=12) концентрическое ремоделирование 3 21, левого желудочка(п=14) нормальная геометрия левого 10 6, желудочка(п=153) всего (п=230) 45 19, При оценке частоты встречаемости диастолической дисфункции в группах пациентов с изучаемыми типами геометрии левого желудочка обнаружены достоверные различия, представленные в таблице 2.

Диастолическая дисфункция практически одинаково часто встречалась в группах пациентов, ремоделирование левого желудочка у которых протекало с увеличением массы миокарда (КГЛЖ и ЭГЛЖ), при этом показатель этот был достоверно выше, чем у больных, имевших КР ЛЖ и НГ ЛЖ. Частота встречаемости диастолической дисфункции у пациентов, геометрия левого желудочка у которых не страдала, была достоверно ниже, чем во всех других изучаемых группах. Интересно, что фракция выброса ЛЖ и степень систолического укорочения в изученных группах достоверно не отличались, что говорит об отсутствии влияния особенностей геометрии ЛЖ на его систолическую функцию на данном этапе развитая гипертонического сердца.

Известно, что состояние диастолической функции ЛЖ определяется рядом факторов:

ригидностью и эластичностью миокарда, давлением в левом предсердии и аорте, длительностью сердечного цикла и другими. Гипертрофия левого желудочка приводит, прежде всего, к увеличению ригидности его стенок. В нашем исследовании показано, что диастолическая дисфункция практически одинаково встречалась у пациентов, ремоделирование у которых протекало с увеличением массы миокарда, то есть при концентрической и эксцентрической гипертрофии ЛЖ (51,2 и 50%, соответственно). Необходимо отметить, что нарушения диастолического наполнения были отмечены и у пациентов, имевших нормальную массу миокарда, — у 21,4% больных с концентрическим ремоделированием и у 6,5% больных с ненарушенной геометрией левого желудочка.

Таким образом, нарушение диастолического наполнения левого желудочка зависит не только от нарастания массы миокарда, но и от характеристик полости, то есть от геометрической модели архитектоники. При наличии гипертрофии левого желудочка тип геометрии архитектоники не влияет на частоту развития диастолических расстройств.

Нарушения диастолического наполнения были отмечены и у пациентов, имевших нормальную массу миокарда с ненарушенной геометрией левого желудочка, что определяет необходимость дальнейших исследований в изучении поражения сердца у больных гипертонической болезнью.

Резюме В настоящей работе выделены группы сотрудников ОВД с гипертонической болезнью, имеющих тот или иной тип геометрии левого желудочка, и изучены особенности показателей его диастолического наполнения. У более половины всех пациентов геометрия левого желудочка не страдала. Нарушения диастолического наполнения были отмечены и у пациентов, имевших нормальную массу миокарда, и у больных с ненарушенной геометрией левого желудочка, что определяет необходимость дальнейших исследований. При наличии гипертрофии левого желудочка тип геометрии архитектоники не влияет на частоту развития диастолических расстройств.

Литература 1. Алехин М.Н., Седова В.П. // Терапевт. архив. 1996. №9. С.23-25.

2. Мартынов А.И., Остроумова О.Д., Мамаев В.И. и др. // Клиническая медицина. 2000. №10. С.10-17.

3. Глотов М.Н., Мазур Н.А. // Кардиология. 1994, №1. С.89-93.

4. Гогин Н.Е. Гипертоническая болезнь. М., 1997. 399 с.

5. Грачев А.В., Аляви А.Л., Ниязова Г.У. и др. // Кардиология. 2000, №3. С.31-38.

6. Метелица В.И. // Терапевт. архив. 1992. №9. С.112-116.

7. Митьков В.В., Сандрикова В.А. Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике. М.:

ВИДАР, 1998. Т.5. С.119-128, 8. Мартынов А.И., Остроумова О.Д., Гедгафова С.Ю. и др. // Кардиология. 2001. №5. С.74-78.

9. Овчинников А.Г., Агеев Ф.Т., Мареев В.Ю. // Consilium-medicum. 2000. Т.1. №2. Р.10-17.

Диагностическая эффективность стресс-эхокардиографии в выявлении поздних стенозов аортокоронарных шунтов Т.В. Ридэн, Н.Н. Михеев ФКУЗ «Главный клинический госпиталь МВД России», Москва Введение Несмотря на успехи в развитии итервенционной кардиологии, дифференцированной терапии острого коронарного синдрома, смертность от ИБС занимает первое место в общей летальности от сердечнососудистых заболеваний [1]. Ранняя диагностика ишемической болезни сердца и применение методов ангиохирургического лечения (баллонной ангиопластики и стентирования (БАПиСТ), аортокоронарного шунтирования (АКШ) существенно улучшают прогноз течения ИБС [2, 3]. Однако в группе больных после АКШ отмечаются окклюзии и стенозы коронарных шунтов [4]. Если в первые 6 месяцев от момента проведения АКШ нарушение проходимости коронарных шунтов связано с их тромбозом, то в более отделенные сроки, оно преимущественно обусловлено атеросклерозом и пролиферацией неоинтимы в ответ на повреждение интимы и медии при проведении АКШ [5]. Нет единого мнения на сегодняшний день о преимуществах АКШ перед БАПиСТ при ангиохирургической коррекции стенозов коронарных артерий и их поздних осложнений [6]. Окклюзия или тромбоз аортокоронарного шунта приводят к развитию инфаркта миокарда и его осложнениям [7]. Ранняя диагностика стенозирования просвета аортокоронарного шунта в позднем послеоперационном периоде предоставляет возможность проведения малоинвазивного эндоваскулярного лечения [8].

Материал и методы В исследование включены 49 мужчин в возрасте от 39 до 57 лет с приступами стенокардии напряжения ФК – II - III, которым ранее (от 5 до 8 лет назад) были выполнены операции аутовенозного аортокоронарного шунтирования коронарных артерий по поводу лечения ИБС. Перенесенных инфарктов миокарда в этой группе пациентов не было. У 27 больных отмечались перебои в работе сердца при физических нагрузках, у 11 пациентов – усиление одышки при физической нагрузке.

Всем больным выполнены стресс-эхоКГ в протоколе добутамин/ЧПЭСП [9]. Добутамин вводился внутривенно капельно через Infusomat по стандартному протоколу введения 5102040 мкг/кг/мин. ЧПЭСП проводилась до 160 импульсов в минуту или появления положительных критериев пробы. Стресс-эхоКГ проводились на аппарате iE 33 (Philips) секторным мультичастотным датчиком S 5-1 в В режиме визуализации из парастернальной позиции на уровне сосочковых мышц по длинной оси (PLax) и по короткой оси (SaxPM), апикальной 4 –х камерной (4Ch) и 2-х камерной (2Ch) позиции.

Производилось формирование клипов вышеперечисленных и их обработка при помощи программного обеспечения Doctor Soft 2,0. Изучение локальной сократимости основывалось на условном разделении левого желудочка на 16 сегментов с формированием модели в виде мишени или «бычьего глаза» -“Bull eye”[10]. Каждый дисфункциональный сегмент относили к зоне кровоснабжения одного из трех эпикардиальных сосудов. Для передней нисходящей артерии (ПНА) считали специфичными нарушение сократимости в передних, переднеперегородочных, среднем заднеперегородочном и верхушечно – перегородочном сегментах, для огибающей артерии (ОА) – в переднебоковых и заднебоковых сегментах, для правой коронарной артерии (ПКА) – в задних и базальном заднеперегородочном сегментах. Рассчитывали индекс нарушения локальной сократимости (ИНЛС) в баллах по методике Shiller N.B. 1989 [10].

Селективная коронарография и шунтография проводились на ангиокардиографической установке “Infinix” фирмы “Toshiba” (Япония) в стандартных ангиографических проекциях по методике М. Judkins Статистическая обработка данных проведена с использованием пакета программ SPSS 7.0 for Windows. Различия считали достоверными при уровне значимости p0,05. Данные представлены в виде M±m. Точность, чувствительность и специфичность рассчитаны по формулам: Se= PS/PS+NS, Sp=NH/NH+PH, Ac=PS+NH/PS+NH+PH+NS, где: Se – чувствительность, Sp – специфичность, Ас – точность, PS – истинно положительные результаты, PH – ложноположительные результаты, NH – истинно отрицательные результаты, NS – ложноотрицательные результаты [11].

Результаты исследования и обсуждение Результаты комбинированной стресс–эхоКГ с добутамином и ЧПЭСП приведены в таблице 1.

Таблица Результаты стресс-ЭхоКГ с добутамином и ЧПЭСП Пораженные коронарные артерии Показатель Шунтированная артерия Интактная ПНА Интактная ОА Нарушение ритма сердца 25(51,0%) 1(2,0%) 1(2,0%) Усиление одышки 9(18,4%) 1(2,0%) 1(2,0%) Стенокардия 39(79.6%) 6(12,2%) 4(8,2%) 1,41±0,03 1,37±0,03 1,45±0, ИНЛС после нагрузки ДП на пике нагрузки 199±7 195±1.8 189± (в мм рт.ст. * уд/мин/100) Положительная проба 11 2 по ЭКГ критериям % ИНЛС – индекс нарушения локальной сократимости. Нарушение локальной сократимости по сегментам рассчитывают в баллах: нормальная сократимость – 1 балл, гипокинезия – 2 балла, акинезия – балла, дискинезия – 4 балла.

ИНЛС= количество баллов / количество обследованных сегментов ДП – двойное произведение. ДП = АД сист. х ЧСС / 100.

Как следует из таблицы, у пациентов, перенесших АКШ, при позднем поражении аортокоронарных шунтов отмечаются типичные приступы стенокардии, нарушения ритма и усиления одышки. Достоверных отличий по клиническим проявлениям ИБС у больных, перенесших АКШ, и без применения кардиохирургических интервенций выявлено не было (р0,05). Достоверных различий в ИНЛС и ДП при поражении шунтированной коронарной артерии и ранее интактных коронарных артерий выявлено не было (р=0,14 и р=0,85 соответственно).

У 32 из 49 больных выявлено стенозирование аутовенозных аортокоронарных шунтов в области дистального соустья шунта, у 7 пациентов новые атеросклеротические бляшки, стенозирующие просвет шунтированной коронарной артерии ниже дистального соустья.

При этом шунтография не выявила нарушение проходимости шунта. У 10 пациентов выявлены стенозирующие поражения ранее интактных коронарных артерий, у 4 – ОА и у 6 – ПНА (табл. 2).

Таблица Поражение коронарных артерий у больных по данным КАГ % Стеноза Количество пациентов Шунтированная артерия Непораженная Непораженная (n=49) ПНА ОА Стеноз шунта Стеноз de novo 7 75,0% - - 8 70,0% - - 2 80,0% - - 2 85,0% 1 40,0% - - 9 50,0% - - 2 60,0% - - 1 65,0% 2 0 60,0% - 4 0 75,0% - 1 0 50,0% 1 0 - - 60,0% 2 0 - - 50,0% 1 0 - - 75,0% 2 0 - 50,0% 2 0 - 75,0% 1 0 - 65,0% 1 0 - 45,0% Комбинированная стресс–эхоКГ была положительной у 32 больных со стенозированием аутовенозных аортокоронарных шунтов и у 7 пациентов с de novo сегментарными стенозами шунтированной коронарной артерии (чувствительность 100,0%). В целом, данные комбинированной стресс-эхоКГ полностью соответствовали результатам КАГ в выявлении стенозов шунтированной коронарной артерии (точность метода составила 100,0%), однако точность в выявлении собственно стенозов коронарных шунтов составила 82,1%. Точность и чувствительность комбинированной нагрузочной электрокардиографической пробы в выявлении стенозов коронарных шунтов составила 28,2%, что существенно ниже аналогичных показателей при стресс-ЭхоКГ (табл. 1).

У больных со стенозирующим поражением коронарного русла стресс-ЭхоКГ позволяет получить более полную информацию по сравнению с нагрузочными электрокардиографическими пробами. Сегментарная оценка преходящих нарушений локальной сократимости при проведении на пике нагрузки комбинированной стресс-ЭхоКГ позволяет с высокой точностью определить локализацию стенозирующего процесса в коронарных артериях.

Стресс-эхоКГ позволяет лишь предположить стеноз аортокоронарного шунта, так как метод не позволяет провести дифференциальную диагностику собственно стенозов коронарных шунтов и de novo сегментарных стенозов шунтированной коронарной артерии.

Однако это, по сути, не является недостатком метода, так как de novo стенозы шунтированной коронарной артерии и стенозы ранее непораженных коронарных артерий также нуждаются в их ангиохирургической коррекции.

Вопросы ангиохирургической коррекции стенозов аортокоронарных шунтов остаются в поле зрения как ангиохирургов, так и кардиохирургов. Повторные АКШ целесообразны только в тех случаях, когда не возможны методы малоинвазивной коррекции (БАП и СТ). Более того, дискутируется вопрос о тактике малоинвазивной коррекции. Одни авторы сходятся во мнении, что необходима только баллонная ангиопластика участка стеноза шунта [4]. Однако эти постулаты основаны на данных однолетнего наблюдения за пациентами. Мы считаем, что необходима БАП и СТ, так как после проведения только баллонной ангиопластики, в нативных коронарных артериях возникают тромбозы и атеросклеротические окклюзии. Это объясняется повреждением интимы и медии при проведении баллонной ангиопластики. Для закрепления воздействия баллонной ангиопластики целесообразна установка стента с медикаментозным покрытием для профилактики гиперплазии неоинтимы с последующей двухлетней двухкомпонентной дезагрегантной терапией. Аргументирующим примером правильности нашего мнения служит больной Х., у которого по данным стресс-эхоКГ выявлен поздний дистальный стеноз (6 лет) после аутовенозного коронарного шунта к ПКА, подтвержденный ангиографически. Трехлетние наблюдение не выявило стеноза коронарного шунта или стента после проведения БАП и СТ (рис.1-6).

Рис. 1. Стресс-эхоКГ у больного Х. через 6 лет после проведения аутовенозного АКШ правой коронарной артерии. Выявлены нарушения локальной сократимости в бассейне ПКА.

Общий ИНЛС =1,25. ИНЛС в бассейне ПКА – 2.

Рис. 2. Шунтография аутовенозного шунта к ПКА. Дистальный 85,0% стеноз аутовенозного шунта Рис. 3. Шунтография аутовенозного шунта к ПКА после проведения БАП и СТ стентом с антипролиферативным покрытием «Taxus».

Полное восстановление проходимости шунта.

Рис. 4. Стресс-эхоКГ у больного Х. после проведения БАП и СТ с установкой стента «Taxus». Нарушения локальной сократимости не выявлены.

Общий ИНЛС и ИНЛС в бассейне ПКА = 1.

Рис. 5. Шунтография аутовенозного шунта к ПКА через 38 месяцев после проведения БАП и СТ. Шунт полностью проходим без признаков стеноза и тромботических масс.

Рис. 6. Стресс-эхоКГ у больного Х. через 38 месяцев после проведения БАП и СТ. Нарушения локальной сократимости не выявлены. Общий ИНЛС и ИНЛС в бассейне ПКА = 1.

Осложнений при проведении стресс-эхоКГ в протоколе добутамин / ЧПЭСП, (развития наджелудочковых и желудочковых тахикардий, фибрилляции предсердий и желудочков, развития инфаркта миокарда) ни у одного больного отмечено не было.

Выводы 1. Комбинированная стресс-эхоКГ в протоколе добутамин / ЧПЭСП является высокочувствительным методом диагностики как стенозов аортокоронарных шунтов, так и de novo сегментарных стенозов шунтированной коронарной артерии и ранее непораженных коронарных артерий.

2. Метод комбинированной стресс-эхоКГ не позволяет провести дифференциальную диагностику стенозов аортокоронарных шунтов и de novo стенозов шунтированной коронарной артерии.

3. Точность и чувствительность комбинированной стресс-эхоКГ в протоколе добутамин / ЧПЭСП существенно превосходит аналогичные показатели нагрузочных электрокардиографических проб в диагностике стенозов аортокоронарных шунтов.

4. Комбинированная стресс-эхоКГ в протоколе добутамин / ЧПЭСП является безопасным методом диагностики стенозов аортокоронарных шунтов.

Литература 1. Ощепкова Е.В. Смертность населения от сердечнососудистых заболеваний в Российской Федерации в 2001—2006 гг. и пути по ее снижению // Кардиология. 2009. Т. 49. № 2. С. 67–72.

2. Беленков Ю. Н., Коронарная ангиопластика: взгляд через 30 лет // Кардиология. 2007. Т.47. № 9. С.4–14.

3. Cademartiri F. Non–invasive visualization of coronary atherosclerosis: state–of–art / F. Cademartiri, L. La Grutta, A. Palumbo et al. // J. Cardiovasc. Med. 2007. V.53. № 3. Р. 129–137.

4. Spiliotopoulos K, Maganti M, Brister S. et al. Сhanging pattern of reoperative coronary artery bypass grafting: a 20-year study // Ann. Thorac. Surg. 2011. V.92. № 1. P. 40–46.

5. Габбасов З. А., Клеточные аспекты патогенеза стенозирования артерий и рестеноза стентов // Клиническая геронтология. 2009. Т.34. № 3. С. 3–9.

6. Park S.J., Kim Y.H., Park D.W. et al. Randomized trial of stents versus bypass surgery for left main coronary artery disease // N. Engl. J. Med. 2011.V.364. № 18. P. 1718–1727.

7. Agarwal S., Zaman T., Tuzcu E.M.et al. Comparison of outcomes of unprotected left main versus multivessel coronary artery interventions // Am. J. Cardiol. 2011. V.108. № 1. P. 15–20.

8. Stone G.W., Goldberg S., O’Shaughnessy C. et al. 5-year follow-up of polytetrafluoroethylene-covered stents compared with bare-metal stents in aortocoronary saphenous vein grafts the randomized BARRICADE (barrier approach to restenosis: restrict intima to curtail adverse events) trial // JACC Cardiovasc. Interv.

2011. V.4. № 3. P. 300–309.

9. Васильев А.Ю., Михеев Н.Н., Соколова Е.А. Применение метода стресс-ЭхоКГ с добутамином и ЧПЭСП в диагностике стенозирующего поражения коронарных артерий // Медицинский вестник МВД. 2006. Т.4. №2. С. 35–38.

10. Schiller N.B., Shah P.M., Crawford M. et al. Recommendations for quantitation of the left ventricle by tow dimensional echocardiography. J. Am. Soc. Echocardiography. 1989. V.43. №2. Р. 358-367.

11. Власов В.В. Эффективность диагностических исследований. М.: Медицина, 1988. 251 с.

Ультразвуковые характеристики сосудистой стенки у практически здоровых и их связь с факторами риска хронических неинфекционных заболеваний Е.В. Роднянская, А.Г. Богданов, Е.А. Григоричева* ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области»

*Клиника ГБОУ ВПО ЧелГМА Минздравсоцразвития России Цель исследования: выявить способы диагностики нарушенной жесткости сосудистой стенки и связь с факторами риска сердечнососудистых осложнений (ФР ССО) по сравнению с когортой лиц среднего возраста.

Материал и методы Проведено когортное одномоментное контролируемое клинико-инструментальное исследование. Обследовано 200 человек (88 мужчин, 112 женщин) в возрасте 20-29 лет, Средний возраст обследованных составил 22±2,5 лет. Анкета включала вопросы по наличию и степени выраженности ФР ССО, среди которых выделяли курение (в том числе пассивное), семейный анамнез, избыточную массу тела, гиподинамию, вопросы о характере питания, госпитальную шкалу депрессии и тревоги, а также желание изменить образ жизни. Проводился клинический осмотр с антропометрией и двукратным измерением артериального давления. Ультразвуковое исследование сосудов проводилось с измерением толщины интима-медиа общей сонной артерии (ТИМ) и диаметра сонной артерии в систолу и диастолу. О локальной жесткости сосудистой стенки судили по приросту диаметра общей сонной артерии в диастолу (D, %).

В качестве группы сравнения обследовано 200 человек, выбранных методом случайных цифр, в возрасте 35-64 года (средний возраст 44±5,8 лет, 85 мужчин, 115 женщин). Изучаемая когорта соответствовала группе сравнения по полу.

Результаты В изучаемой когорте выявлены следующие особенности распространения ФР ССО:

частота курения составляла 30% (независимо от пола), что сопоставимо с группой более старшего возраста (37%), однако во второй группе достоверно преобладало курение у мужчин и интенсивность курения (11.1±2.3 сигарет в день, ср. с 18.3±2.7, p0.05). Частота пассивного курения составила 34% в обеих группах. Семейный анамнез ранних сердечнососудистых заболеваний и болезней органов дыхания достоверно преобладал у лиц молодого возраста.

Сравниваемые группы были сопоставимы по частоте приема алкоголя. Уровни депрессии и тревоги в первой группе были достоверно ниже, чем во второй (2.7±1,4, ср. с 5.7±1.9, p0.05, 4.2±1.7, ср. с 7.3±2.1,, p0.05 соответственно). Среди пацентов желание изменить образ жизни отмечалось у 50%, что достоверно выше, чем в группе сравнения (30%). Толщина комплекса «интима-медиа общей сонной артерии» (ТИМ) составила в изучаемой группе 0.06±0.007 см и была ассоциирована со следующими ФР ССО и изучаемыми показателями: мужской пол (коэффициент корреляции r=0.41), индекс Кеттле (r=0.51), окружность талии (r=0.38), курение (r=0.45), в том числе пассивное (r=0.44), употребление молочных продуктов, сахара и масла (r=0.31, 0.35 и 0.34 соответственно), употребление алкоголя (r=0.35). Прирост диаметра общей сонной артерии в диастолу (D, %) составил 12.34±8.17%. Этот показатель был ассоциирован с частотой стрессов, уровнем депрессии и тревоги (r=-0.29, -0.34, -0.41 соответственно) и уровнем систолического и диастолического артериального давления (r=0.34 и 0.37 соответственно).

Выводы 1. Локальная жесткость сосудистой стенки является комплексным показателем выраженности воздействия факторов риска.

2. С утолщением сосудистой стенки ассоциированы «традиционные» ФР ССО, а также пассивное курение, прием алкоголя и некоторые пищевые пристрастия.

3. Локальная жесткость стенки общей сонной артерии увеличивается по мере нарастания уровня артериального давления и тяжести психоэмоциональных расстройств.

Морфофункциональные изменения в нейронах передних рогов спинного мозга при экспериментальном воспроизведении лихорадки Западного Нила С.В. Хазов, А.В. Федотов, В.А. Глухов, А.В. Смирнов ФКУЗ «МСЧ МВД России по Волгоградской области»

Волгоградский Государственный Медицинский Университет Лихорадка Западного Нила (ЛЗН) в настоящее время является одной из актуальных медицинских проблем, что связано с расширением ареала болезни, ростом заболеваемости среди населения в России, странах Европы, Азии, Африки, Северной Америки [2]. Вспышки лихорадки Западного Нила протекают в большинстве случаев с развитием серозного менингоэнцефалита и охватывают в короткий срок значительные группы населения [1,2].

С 1999 года на территории Волгоградской области стали регистрироваться многочисленные случаи заболеваемости лихорадкой Западного Нила [3]. В течение последних лет антигены вируса Западного Нила регулярно обнаруживаются в пробах комаров и клещей, однако несмотря на накопленный материал по данной проблеме, многие вопросы этиологии, патогенеза, выраженности морфофункциональных изменений в различных отделах спинного мозга при подкожном инфицировании вирусом Западного Нила остаются малоизученными.

Цель исследования Охарактеризовать закономерности морфофункциональных изменений в нейронах различных отделов спинного мозга при экспериментальном воспроизведении лихорадки Западного Нила.

Материалы и методы исследования Экспериментальные исследования проводили в условиях лаборатории биологии и индикации арбовирусов НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН (заведующий лабораторией профессор А.М. Бутенко), с использованием белых мышей-самцов массой 10± г в возрасте 30 суток, которые были заражены вирусом Западного Нила (ЗН), астраханский штамм (Астр 901) подкожно в разведении 10-2 0,3 мл (50 животных). Весь экспериментальный материал был разделен на 6 групп: 1 группа – контрольные ложноинфицированные животные, которым подкожно вводили 0,3 мл 0,9% раствора хлорида натрия (10 животных) и 5 экспериментальных групп. Образцы головного и спинного мозга фиксировали нейтральным 10% раствором формалина с дальнейшим обезвоживанием в батарее спиртов и изготовлением парафиновых блоков. С парафиновых блоков готовили срезы, которые окрашивали по стандартным методикам гематоксилином и эозином, тионином по методу Ниссля.

Ультратонкие срезы толщиной 50-90 нм получали на ультрамикротоме LKB-8800. Срезы изучались в электронном микроскопе Tesla BS-540. Иммуногистохимическое исследование с целью определения экспрессии антигенов вируса Западного Нила проводили с использованием моноклональных антител. На фронтальных срезах спинного мозга с помощью системы анализа изображений, программы «Видеотест-Морфо-4» (Россия) определяли следующие стереометрические показатели: удельная площадь или объем перикарионов нейронов и ядер.

Вариационно-статистическую обработку данных проводили на ЭВМ IBM-Intel-Celeron- с использованием программы STATISTICA 6.0. Значимыми считали различия, если вероятность ошибки P была меньше 0,05. При проведении регрессионного анализа рассчитывали коэффициент корреляции для нормальных распределений.

Результаты На вторые сутки эксперимента у животных не наблюдались клинические проявления ЛЗН, поэтому данный срок эксперимента рассматривался как инкубационный период заболевания. При морфологическом исследовании нейронов различных отделов спинного мозга наблюдались признаки перицеллюлярного отёка, отмечалось умеренное набухание и вакуолизация цитоплазмы перикарионов нейронов с появлением гиперхроматоза.

У заболевших животных на седьмые сутки эксперимента от момента инфицирования с клиническими проявлениями лихорадки Западного Нила в различных отделах спинного мозга наблюдался выраженный перицеллюлярный отёк. В цитоплазме перикарионов нейронов передних рогов спинного мозга при окраске по методу Ниссля отмечались явления выраженного хроматолиза. Выявлялись признаки гидропической дистрофии. В ядрах отдельных нейронов наблюдались явления кариорексиса и кариолизиса. Часть нейронов характеризовалась грубыми нарушениями структуры ядра. Встречались ядра, которые содержали конденсированный гетерохроматин по периферии в виде полулуний, при сохранной ядерной оболочке.

Обнаруживались выраженные изменения со стороны сосудов микроциркуляторного русла, явления периваскулярного отёка, глиоз, очаговые кровоизлияния диапедезного характера.

При электронно-микроскопическом исследовании нейронов передних рогов спинного мозга заболевших животных (7 сутки эксперимента) в перикарионах наблюдались признаки внутриклеточного отёка, в цитоплазме обнаруживались в значительном количестве свободные рибосомы, выявлялись вакуоли различных размеров с содержимым низкой электронной плотности. Обнаруживались ультраструктурные признаки разрушения синаптического аппарата в нейронах передних рогов спинного мозга, при этом отмечалось расширение пресинаптических отделов аксосоматических и аксодендритических синапсов мотонейронов спинного мозга. Выявлялись митохондрии различных размеров с признаками набухания, кристы которых были частично сохранены. Обнаруживалось увеличение содержания гетерохроматина, встречались гипертрофированные ядрышки неправильной формы.

В белом веществе в миелиновых волокнах наблюдались признаки вакуолизации аксоплазмы более выраженные в передних и боковых канатиках. В некоторых аксонах вакуолизация захватывала большую часть аксоплазмы.

У животных, умерших в период с 6 по 9 сутки в период разгара заболевания, в спинном мозге, наблюдались более выраженные признаки серозного или серозно-геморрагического воспаления, чем у животных, забитых на 7 сутки эксперимента с клиникой лихорадки Западного Нила (3 группа), а также обратимые и необратимые изменения на фоне выраженных нарушений кровообращения и реактивных изменений со стороны глиальных элементов.

Отмечались признаки серозно-геморрагического воспаления в оболочках и веществе спинного мозга (в 71,4% случаев признаки серозного воспаления, в 28,6% - серозно-геморрагического).

У заболевших животных, выведенных из эксперимента на 14 сутки (период реконвалесценции), в спинном мозге выявлялись слабовыраженные признаки периваскулярного и перицеллюлярного отёка, наличие в отдельных нейронах вакуолизации цитоплазмы перикарионов.

В группе животных, инфицированных вирусом Западного Нила, у которых не отмечалось клинической симптоматики заболевания, выведенных из эксперимента на 14 сутки, в нейронах спинного мозга наблюдались признаки обратимых нарушений в перикарионах нейронов в виде умеренной гидропической дистрофии, обнаруживались явления перицеллюлярного и периваскулярного отёка.

При морфометрическом исследовании нейронов спинного мозга в передних рогах значимое увеличение площади перикарионов нейронов наблюдалось на 7 сутки на 66,4% (при Р0,001), на 14 сутки - на 10,6% (при Р0,001) по сравнению с контролем.

Заключение Обнаруженные нами ультраструктурные изменения в перикарионах нейронов передних рогов спинного мозга при экспериментальном моделировании лихорадки Западного Нила путем подкожного заражения свидетельствуют о возникновении обратимых и в ряде нейронов необратимых изменений, что подтверждается клиническими проявлениями, возникновением парезов и параличей. Подобная клиническая картина на 6-9 сутки западно-нильского энцефалита наблюдалась при внутрибрюшинном заражении [4,5]. В нашем исследовании отмечено наличие геморрагического экссудата в спинном мозге, что соответствует результатам некоторых исследований [5,6] о геморрагическом характере воспалительного процесса в спинном мозге при моделировании ЛЗН на мышах в сочетании с различной степенью повреждения нейронов спинного мозга.

Таким образом, при экспериментальном моделировании лихорадки Западного Нила обнаружены выраженные ультраструктурные изменения в перикарионах нейронов передних рогов спинного мозга, характеризующиеся вакуолизацией цитоплазмы, расширением цистерн гранулярной и агранулярной эндоплазматической сети, значительным повреждением миелиновых нервных волокон.

Максимально выраженные ультраструктурные изменения нейронов передних рогов спинного мозга выявляются на 7 сутки от момента подкожного заражения вирусом Западного Нила, соответствуют стадии развёрнутых клинических проявлений инфекционного процесса и подтверждают наличие обратимых и необратимых повреждений спинного мозга, сопровождающихся развитием серозно-геморрагического миелита.

Литература 1. Григорьева Н.В. Патоморфология органов и систем при лихорадке Западного Нила (клинико экспериментальное исследование): Дисс. докт. мед. наук.- Волгоград, 2005.

2. Лихорадка Западного Нила: по материалам вспышек в Волгоградской области в 1999-2002 гг./ Львов Д.К. и др. – Волгоград, 2004.

3. Писарев В.Б., Григорьева Н.В., Петров В.А., Бутенко А.М. Патоморфология лихорадки западного Нила. // Архив патологии.- 2004 - №5.-С.15-18.

4. Писарев В.Б., Бутенко А.М. Смирнов А.В., Хуторецкая Н.В. Почепцов А.Я., Шмидт М.В., Глухов В.А. Ультраструктурная изменения в нейронах головного мозга при экспериментальном воспроизведении лихорадки Западного Нила // Бюллетень волгоградского научного центра РАМН и Администрации Волгоградской области.- 2008.- №1.-С.21-24.

5. Смирнов А.В., Григорьева Н.В., Быхалов Л.С. Патоморфология легких при лихорадке Западного Нила // Монография - Волгоград: Издательство ВолгГМУ, 2012.-С.93-105.

6. Crichlow R., Bailey J., Gardner C. Cerebrospinal Fluid Neutrophilic Pleocytosis in Hospitalized West Nile virus Patients // The Journal of the American Board of Family Practice.- 2004, № 17.-Р.470-472.

Раздел VII Медико-психологическое сопровождение сотрудников органов внутренних дел Современные подходы по организации медико-психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел Н.И. Мягких, начальник Центра психофизиологической диагностики ФКУЗ «ЦМСЧ МВД России»

В современных условиях деятельность органов внутренних дел Российской Федерации является многогранной не только с позиции выполняемых ими задач по охране правопорядка, но и по условиям, в которых эти задачи решаются.

С позиции охраны труда профессиональная деятельность сотрудников ОВД, особенно специальных подразделений, относится к категории опасных профессий. Критерием является высокая вероятность причинение вреда здоровью или гибели человека при исполнении профессиональных обязанностей в особых условиях.

Под особыми условиями профессиональной деятельности мы понимаем средовые условия выполнения оперативно-служебные и служебно-боевые задач, неблагоприятно отражающихся на здоровье, а также осуществление служебной деятельности в условиях чрезвычайного положения, в миротворческих миссиях, при ликвидации последствий террористических актов, стихийных бедствий, техногенных катастроф и других чрезвычайных ситуациях, включая применение огнестрельного оружия и сопровождающихся повышенной психофизической нагрузкой, а также сопряженных с причинением вреда здоровью и риском для жизни.

К этому определению следует добавить и такую характеристику деятельности, как выполнение служебных задач вне мест постоянной дислокации. Например, обеспечение служебных задач по охране общественного порядка в период проведения массовых общественно-политических (саммит), крупномасштабных культурных или спортивных мероприятий, в период которых имеет место высокая вероятность террористических актов и протестных акций, выходящих за правовое поле.

Указанные особенности профессиональной (служебной) деятельности носят экстремальный характер при обязательном наличии антропогенной угрозы. При этом следует учитывать чрезмерность (сверхнормативность, сверхнеобычность) и протяженность внешних средовых воздействий. К ним, в частности, относится кратность или частота участия сотрудников.

Например, командировки в Северо-Кавказский регион для выполнения служебно-боевых задач.

Помимо экстремальной составляющей, ведущей характеристикой трудовой деятельности 7 Далее – ОВД.

в правоохранительных органах является напряженность труда. Это характеристика трудового процесса, отражающего нагрузку преимущественно на центральную нервную систему, органы чувств и эмоциональную сферу сотрудника (интеллектуальные, сенсорные и эмоциональные нагрузки, режим работы).


При чрезмерном или протяженном психоэмоциональном напряжении, превышающем барьер психической устойчивости, адаптивная стресс-реакция переходит в болезненную, проявляющуюся в дезорганизации психосоциальных и психобиологических функций индивидуума.

Возникающие при этом состояния психической дезадаптации проявляются в снижение работоспособности, повышенной утомляемости, аномальных личностных реакциях, девиантных (отклоняющихся от нормы) формах поведения (злоупотребление алкоголем, суицидальные тенденции, агрессивность, импульсивность поступков и др.), в нервно психических и психосоматических нарушениях (гипертония, язвенная болезнь желудка, бронхиальная астма, кожные заболевания и т.п.).

В настоящее время у Министерства практически нет альтернативы развитию и совершенствованию профилактического и реабилитационного направлений медико психологического обеспечения, как единственному пути сохранения профессионального ядра, поддержания трудо- и боеспособности личного состава.

До недавнего времени деятельность по медико-психологической профилактике и реабилитации сотрудников ОВД, выполняющих задачи на территории Северо-Кавказского региона, регламентировалась приказом МВД России от 30.04.2004 № 273, утверждающим «Комплексную программу медико-психологического обеспечения сотрудников органов внутренних дел России и военнослужащих внутренних войск МВД России, выполняющих задачи на территории Северо-Кавказского региона».

Будучи в свое время новационным, приказ позволили накопить научный и практический опыт и определил дальнейшие пути развития охраны здоровья личного состава ОВД.

При формировании современных воззрений на охрану здоровья сотрудников стало необходимым уделяется внимание «экономике здоровья». Это понятие базируется на двух факторах:

Во-первых, здоровье с позиции экономической категорией. Смысл сводиться к тому, что состояние здоровья сотрудников должно стать нематериальным активом, повышающим стоимость и капитализацию различных участников экономического пространства страны.

Это означает, что при оценке экономических программ и проектов учитывается состояние здоровья работников.

Во-вторых, необходимость развития индустрии воспроизводства здоровья.

Под этим понимают экономическую систему воспроизводства ресурсов здоровья – комплекс экономических мер, стимулов заставляющих работника вести здоровый образ жизни, заниматься оздоровлением. Эти меры должны стимулировать работодателя заниматься здоровьем работников.

Определение стратегических целей развития ведомственного здравоохранения на основе «экономики здоровья» важно не только с позиции рационального распределения финансовых ресурсов, но и с позиции сохранения личного состава, как стратегического потенциала страны в условиях дефицита прироста населения.

В этом направлении медицинской службе МВД России удалось законодательно закрепить крайне важное направление – организацию медико-психологической реабилитации.

В 2011 году был принят Федеральный закон от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательный акты Российской Федерации».

В части 11 статьи 11 указанного закона предусмотрено:

«Сотруднику, выполнявшему задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в отдельных регионах Российской Федерации, а также проходящему службу в условиях военного, чрезвычайного положения, вооруженного конфликта, проведения контртеррористической операции, ликвидации последствий аварий, катастроф природного и техногенного характера, других чрезвычайных ситуаций и в иных особых условиях, связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья, при наличии показаний к медико психологической реабилитации в трехмесячный срок предоставляется дополнительный отпуск продолжительностью до 30 суток. Медико-психологическая реабилитация сотрудника проводится бесплатно на основании заключения врачебной комиссии медицинской организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел».

Во исполнение положения указанного федерального закона был подготовлен приказа МВД России от 10 января 2012 г. № 5 «О медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации».

Приказ предусматривает утверждение:

- перечня показаний к медико-психологической реабилитации и соответствующая им продолжительность медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации (приложение № 1);

- перечня категорий сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, подлежащих медико-психологической реабилитации (приложение № 2);

- порядка и места проведения медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации (приложение № 3).

Приказ примечателен тем, что он впервые устанавливает критерии показаний к медико психологической реабилитации в самой малоизученной сфере – доболезненных состояниях, характеризующихся напряжением механизмов адаптации функциональных резервов или сниженными функциональными возможностями, ведущих к заболеваниям.

Приказ определяет различную протяженность реабилитационного отпуска в зависимости от выраженности состояний – от 14 до 30 суток.

Важной нормой приказа является установление ограничений к исполнению служебных обязанностей сотрудников, нуждающихся в медико-психологической реабилитации – до ее завершения, а также установление права руководителям органов внутренних дел на принятие мер дисциплинарного порядка в отношении сотрудников отказавшихся или уклоняющихся от прохождения внепланового медицинского осмотра с целью выявления показаний к прохождению медико-психологической реабилитации.

Решение о нуждаемости сотрудников в медико-психологической реабилитации принимаются врачебными комиссиями поликлинических подразделений медико-санитарных частей. При этом предусмотрено разработка врачебными комиссиями индивидуальных программ реабилитации. Они являются мощным резервов развития современных подходов организации медико-психологической реабилитации и содержат не только результаты диагностических оценочных эквивалентов уровня здоровья, но и прописывающих для конкретного сотрудника обязательный алгоритм мероприятий, процедур, необходимых для лечения и восстановления, а в перспективе и достижения необходимого для успешного выполнения служебных задач уровня функциональной готовности организма.

Таким образом, сотрудникам не только гарантируют меры социальной защиты путем бесплатного проведения реабилитационных мероприятий, но и направляет их вести здоровый образ жизни и заниматься оздоровлением.

Прошедшее первое полугодие 2012 года показало, что механизм реализации положений приказа начал набирать обороты, хотя и не обходится без коллизий. В первую очередь это касается отношения руководителей органов и подразделений, чьим сотрудникам, по решению врачебной комиссии устанавливается 2-х недельный отпуск для медико-психологической реабилитации. Руководитель подразделения обязан предоставить реабилитационный отпуск, в период которого необходимые процедурные мероприятия по реабилитации должны осуществляться силами психологов подразделений по работе с личным составом.

Однако по поступающей информации в лучшем случае сотрудник уезжает домой, а в худшем он продолжает выполнять служебные обязанности, периодически заходя к психологу.

Или другая проблема, когда сотрудники отказываются от прохождения реабилитации в центрах восстановительной медицины и реабилитации или санаториях, ставя условием обязательное выделение путевок на членов семьи.

Указанные правовые коллизии это вопрос к руководителям подразделений. Во-первых, и в том или в другом случаях отмечается грубое нарушение приказов Министра.

Предоставление реабилитационного отпуска является обязательным условием (приказ МВД России от 10.01.2012 № 5), а отказ от прохождения реабилитации означает недопущение к служебным обязанностям, т.к. выявлены медицинские противопоказания к исполнению служебных обязанностей (пункт 30.3 Положения приказа МВД России от 8 ноября № 895 «Об утверждении Положения об организации медицинского обслуживания и санаторно курортного лечения в медицинских учреждениях системы МВД России»). Иных альтернатив не предусмотрено. Сотрудник не в праве отказываться от медико-психологической реабилитации, т.к. он обязан ее проходить, чтобы сохранять свою трудоспособность, способность выполнять служебные задачи максимально длительный период жизни. И государством предусмотрены для этих целей финансирование и соответствующая материальная база. Исходя их сказанного, для решения возникающих вопросов необходимо применять меры дисциплинарного характера.

Такое положение отражает недопонимание, являющееся следствием отсутствия культуры здоровья, которое до недавних пор не считалось чем значимым и приоритетным. Как в целом по стране, так и среди сотрудников не принято ценить и стремиться сохранять свое здоровье.

Следует отметить, что в масштабах государства для разработки и внедрения в жизнь программы здравого образа жизни требуется гораздо больше времени и средств, нежели в отдельном ведомстве.

Министерство внутренних дел Российской Федерации обладает уникальным организационно-методическим опытом, который уже сейчас опережает по своей системности, методологии и технологической проработке другие федеральные органы государственной власти в вопросах медико-психологического обеспечения. Большим плюсом является и то обстоятельство, что административно-правовой аппарат министерства позволяет в сжатые сроки «навязать» через систему правового регулирования необходимый порядок профессионального жизнеустройства, охватывающего всех сотрудников.


Проведение профилактических осмотров и реабилитационных мероприятий, хотя и является традиционным средством позитивного влияния на состояние здоровья сотрудников, но на современном этапе этого недостаточно.

Среди факторов, определяющих здоровье нации, а, следовательно, и личного состава, важное место принадлежит отношение людей к своему здоровью. Как в целом по стране, так и среди сотрудников не принято ценить и стремиться сохранять свое здоровье. В последние десятилетия формирование культуры здоровья в нашей стране не считалась чем-то значимым и приоритетным.

Будет уместным привести высказывание французского писателя Ромена Ролана, который полагал, что «здоровье также заразительно, как и болезнь». Пока наше сознание и воспитание настроены на борьбу с болезнями. А вот умения распространять здоровье, или вести здоровый образ жизни нам явно не хватает. Приходиться констатировать, что системной работы по изучению и внедрению в повседневную жизнь моделей здорового образа жизни у нас нет.

Речь идет не только о видении современной роли и значении профилактической медицины, а придании ей «предохранительных, педагогических и воспитательных» направлений, осуществляемых совместно с руководителями органов внутренних и подразделениями по работе с личным составом.

По оценкам экспертов ВОЗ (всемирной организации здравоохранения) наступивший век будет характеризоваться ростом заболеваний стрессогенной природы, которые все чаще становятся причинами и ведущей патологии современной цивилизации – заболеваний сердечно сосудистой системы. Самые высокотехнологические медицинские центры не помогут снизить заболеваемость и смертность, если мы не займемся психологическими проблемами человека, если мы не будем уделять внимания медико-психологической профилактической работе.

Базис для развития этого направление в системе МВД России достаточно развит.

Сегодня он включает центры психофизиологической диагностики, центры реабилитации, поликлиники медико-санитарных частей территориальных органов внутренних дел Российской Федерации, центры восстановительного лечения и реабилитации и санатории МВД России и психологов подразделений по работе с личным составом. И одним из ведущих направлений их деятельности должно стать, обучение сотрудников расслабляться и снимать напряжение не за счет употребления алкоголя и сигарет, а благодаря занятиям спортом, овладения приемами саморегуляции.

Таким образом, современная палитра воззрений на охрану здоровья содержит в себе здравую и основополагающую идею активного формирования собственного здоровья каждым сотрудником органов внутренних дел наряду с совершенствованием профессиональных знаний и навыков.

Развитие этого нового и перспективного направления восстановительной медицины значительно повысит качество профилактической медицины и что не маловажно, привлекательность профессиональной деятельности и продляя активное долголетие личного состава правоохранительных органов.

Некоторые вопросы кадрового отбора сотрудников ОВД с использованием СПФИ Н.Л. Атаманова, В.В. Корольков ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области Распространение наркомании в России в последнее десятилетие происходит угрожающими темпами. За последние десять лет количество наркозависимых граждан в России выросло на 60%. По данным Минздравсоцразвития России8, количество наркоманов в 2010 году составило около 550 тысяч человек. Зарегистрировано более 140 тысяч детей и подростков, страдающих наркологическими расстройствами. По оценкам специалистов, количество лиц, потребляющих наркотики, в нашей стране достигло примерно 2,5 млн. человек, или почти 2% населения9.

Из них школьники составляют 20%, молодежь в возрасте 16-30 лет - 60%, лица старше 30 лет - 20%. Средний возраст приобщения к наркотикам в России - 15-17 лет. В последнее время резко увеличился процент употребления наркотиков детьми 9-13 лет. Продолжительность 8 Брюн Е. Доклад главного нарколога Минздравсоцразвития России за 2010 год //сайт Минздравсоцразвития России. URL: http://www.minzdravsoc.ru/health/ (дата обращения: 01.11.2011).

9 Брюн Е. Интервью главного нарколога Минздравсоцразвития России корреспонденту газеты «МК», 24.06.2011. //сайт Минздравсоцразвития России. URL: http://www.minzdravsoc.ru/health/habits/ (дата обращения:

01.11.2011).

жизни наркомана составляет от 1 года до 4,5 лет. Ежегодно в стране от передозировки погибает 30 - 40 тысяч человек, около 70 тысяч смертей связано со злоупотреблением наркотиков.

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности10 Россия потребляет более 20% производимого в мире героина.

Распространенность приема психоактивных средств среди сотрудников органов внутренних дел не столь широка, как среди гражданских лиц.

Повседневная служба в правоохранительных органах сопровождается высоким уровнем эмоционально-стрессовых нагрузок. Начиная с 1992 года, сотрудники органов внутренних дел регулярно привлекаются к выполнению служебно-боевых задач в Северо-Кавказском регионе.

Участие в контртеррористических операциях – это профессиональная деятельность в особых условиях. Влияние комплекса таких психотравмирующих факторов, как пережитая угроза для здоровья или жизни, повышенная социальная и профессиональная ответственность, сложные бытовые условия, зачастую враждебное отношение местного населения, длительная разлука с семьей, трудная прогнозируемость оперативной обстановки, неопределенность понятия «противник», отсутствие четкого разделения «фронта» и «тыла» и т.д., оказывает мощное воздействие на состояние психического здоровья комбатантов.

С увеличением срока или частоты пребывания в зоне чрезвычайных ситуаций происходит хронификация стресса, накопление отрицательно окрашенных эмоций, перенапряжение адаптационных ресурсов организма сотрудников. В связи этим нарастает вероятность обращения участников боевых действий к суррогатным средствам и способам снятия психофизического перенапряжения, то есть к крепким спиртным напиткам и наркотикам, что в конечном итоге приводит к хронической алкоголизации и росту аддиктивных форм поведения личного состава со всеми вытекающими негативными последствиями. При военных действиях аддиктивное поведение является вторичным и выполняет до определенного момента защитно-приспособительную роль, блокируя на время стрессовую симптоматику и предупреждая запуск тяжелых психических расстройств.

Профилактика наркоманий среди сотрудников органов внутренних дел осуществляется в соответствии с действующим законодательством и нормативными правовыми актами по двум направлениям:

1. Исключение приема на службу и учебу лиц, склонных к аддиктивному поведению, путем проведения предварительных медицинских осмотров, включающих выявление медицинских (военно-врачебная экспертиза) и психологических (профессиональный психологический отбор) противопоказаний для осуществления правоохранительной деятельности.

2. Выявление среди личного состава лиц, допустивших немедицинское употребление наркотиков, путем проведения периодических (ежегодных плановых) и внеочередных (внеплановых) медицинских осмотров, включающих психопрофилактические обследования отдельных категорий сотрудников.

Первым звеном профилактики наркоманий среди сотрудников органов внутренних дел является профессиональный психологический отбор кандидатов на службу и учебу в органы внутренних дел, осуществляемый в Центрах психофизиологической диагностики (ЦПД) Медико-санитарных частей МВД по субъектам Российской Федерации. В современных условиях к психологическим и профессиональным качествам кандидатов предъявляются повышенные требования.

Для исключения приема на службу лиц, склонных к употреблению психоактивных веществ, в системе ЦПД используются специальные психофизиологические исследования с применением 10 Федотов.Ю Всемирный доклад о наркотиках за 2010 год // сайт Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН). URL: http://www.unodc.org/russia/ (дата обращения:

01.11.2011).

полиграфа11. Цель СПФИ - комплексное изучение кандидатов с целью выявления отрицательных мотивов поступления на службу, расстройств поведения, связанных с употреблением психоактивных веществ, наличия в анамнезе антисоциальных поступков, связей с криминальной средой, вредных наклонностей (склонность к садизму, суицидальное поведение, агрессивные формы разрешения конфликтных ситуаций) и проверки анкетных данных.

Имеющийся опыт показал эффективность применения СПФИ для указанных целей.

Так, за истекший период 2011 года из 72 обследованных нами кандидатов на службу и лиц, восстанавливающихся на службе, выявлено 60 человек (83,3%), скрывающих негативную информацию, 40 человек (55,5%), принимающих психоактивные вещества. Из них человек (27,7%) неоднократно принимали наркотические и психотропные средства в немедицинских целях, у 20 (27,7%) кандидатов выявлено злоупотребление алкоголем.

Кандидаты, восстанавливающиеся на службу, т.е. ранее уволенные из органов внутренних дел, составили 50% от группы риска! С кандидатами на учебу ситуация складывается лучше.

Из 25 человек, обследованных с помощью СПФИ, 9 лиц скрывали негативную информацию (36%), 4 кандидата (16%) неоднократно принимали наркотические и психотропные средства в немедицинских целях. При обследовании 45 сотрудников при перемещении по должности выявлено, что 26 человек (57,7%) скрывали негативную информацию, 17 сотрудников (37,7%) принимали психоактивные вещества. Из них 6 сотрудников (13,3%) неоднократно принимали наркотические и психотропные средства в немедицинских целях, 11 сотрудников (24,4%) злоупотребляют алкоголем. Сведения о кандидатах, отклоненных по отрицательным основаниям, заносятся в специальную электронную картотеку, негативные сведения на сотрудников передаются в Управление собственной безопасности.

Таким образом, ситуация со злоупотреблением психоактивных веществ в нашем регионе складывается не лучшим образом. Однако, своевременно проведенные профилактические мероприятия (качественный профессиональный психофизиологический отбор при приеме на службу, строгий отбор сотрудников, командируемых в Северо-Кавказский регион, организация реабилитационных мероприятий всем сотрудникам, вернувшимся из служебных командировок, внеплановые проверки подразделений на предмет немедицинского потребления психоактивных веществ) позволяют значительно снизить процент сотрудников органов внутренних дел, склонных к аддиктивному поведению.

Конечная цель реформирования МВД – создание современной и эффективной правоохранительной системы в России. Качественный профессиональный психофизиологический отбор дает возможность поднять показатели работы по противодействию преступности и обеспечению общественного порядка на новый более высокий уровень, повысить престиж органов внутренних дел в глазах общественности.

Опыт организации медико-психологической реабилитации в ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области»

Н.Л. Атаманова, В.В. Корольков, О.В. Федотова, О.В. Семенова ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области»

Профессиональная деятельность сотрудников органов внутренних дел сопряжена с постоянной угрозой жизни, причинением вреда здоровью, с высоким уровнем эмоциональных нагрузок. И чем менее подготовлен сотрудник к действию экстремальных факторов, чем длительнее эти воздействия, тем сложнее ответ его организма.

11 Далее – «СПФИ»

Около двадцати лет сотрудники органов внутренних дел принимают участие в выполнении служебно-боевых задач по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Северо Кавказском регионе. Направляясь в командировку, сотрудники сталкиваются с определенными факторами: смена жизненного и профессионального стереотипов, бытовая неустроенность, оторванность от семьи, отсутствие четкого разделения «фронта» и «тыла», жизнь в условиях «ожидаемой угрозы».

Особенности несения службы в этом регионе главным образом сказываются на состоянии психической адаптации определенной части лиц.

Под термином «медико-психологическая реабилитация» понимается совокупность мер, направленных на восстановление здоровья, трудоспособности (боеспособности), нарушенных или утраченных сотрудниками ОВД, в связи с болезненными и предболезненными состояниями или травмами, полученными при выполнении служебных обязанностей.

В отличии от медицинской реабилитации сферой приложения мероприятий по медико психологической реабилитации являются донозологические и преморбидные состояния, реконвалесцентные состояния после болезненных расстройств невротического уровня, соматоформные расстройства, травмы и ранения (восстановительный период) (табл. 1).

Таблица Структура состояния здоровья сотрудников ОВД после возвращения из СКР по данным внеплановых психодиагностических обследований В среднем по МВД России, ЦПД ФКУЗ «МСЧ МВД России Структура состояния здоровья % по Челябинской области», % Практически здоровые 54,5 47, Неспецифические и преморбидные 42,5 49, изменения Болезненные изменения 2,6 1, Признаки хронической 0,4 1, алкогольной интоксикации ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области» руководствуется в своей деятельности приказом МВД России от 10.01.2012 года №5 «О медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации», где даны четкие критерии показаний к медико-психологической реабилитации и соответствующая им продолжительность этапов медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел.

На протяжении ряда последних лет отлажен четкий механизм проведения медико-психологической реабилитации. Тесное сотрудничество, преемственность между кадровыми аппаратами и психологами подразделений, специалистами Центра психофизиологической диагностики, специалистами Поликлиники позволило добиться стабильно 100% охвата профилактическими осмотрами сотрудников, вернувшихся из командировки. При возвращении больших отрядов составляется график прохождения профосмотров. Сотрудники ОВД, ещё находясь в месте временной дислокации, извещаются о сроках проведения профосмотра.

Внеплановые медицинские осмотры включают осмотр врача-терапевта, врача-психиатра и других врачей-специалистов по показаниям. Одновременно с медицинским осмотром проводится обследование прибывших сотрудников в Центре психофизиологической диагностики, а также психологами кадровых подразделений органов внутренних дел.

Решение о нуждаемости в медико-психологической реабилитации принимается врачебной комиссией по результатам медицинского осмотра и психофизиологического обследования не позднее пяти суток после завершения обследования сотрудника. Положение о комиссии и состав утверждены приказом начальника ГУ МВД России по Челябинской области от 19.04.2012 года № 283. В состав комиссии включены врачи поликлиники, специалисты Центра психофизиологической диагностики, начальник ООПР ОМПО УРЛС ГУ МВД России по Челябинской области.

Комиссией на основании результатов медицинского осмотра определяются показания и противопоказания к реабилитации в условиях санаторно-курортных организаций системы МВД России, составляется индивидуальная программа медико-психологической реабилитации сотрудника.

Программа составляется в двух экземплярах, один экземпляр которой выдается на руки сотруднику при направлении на реабилитацию, а второй хранится в амбулаторно поликлинических подразделениях медико-санитарной части.

В составе ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области» отсутствуют реабилитационный центр и реабилитационные отделения. На протяжении ряда лет администрацией Челябинской области ежегодно выделялись денежные средства на проведение медико-психологической реабилитации сотрудников ОВД, должности которых содержались за счет областного бюджета. Реабилитационные мероприятия проводились 10-дневными курсами на базе санатория МВД России «Лесное озеро». С 2012 года финансирование прекращено.

В настоящее время в госпиталях медико-санитарной части выделены реабилитационные койки. Широко используется возможность проведения реабилитационных мероприятий в здравницах МВД России (регулярно запрашиваются и выделяются Управлением медицинского обеспечения Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению МВД России дополнительные путевки для сотрудников, нуждающихся в медико психологической реабилитации). Сотрудникам спецподразделений (ОМОН, СОБР) медико психологическая реабилитация проводится на базе медицинских частей подразделений с привлечением психологов отрядов.

По завершении медико-психологической реабилитации оценивается результат реабилитационных мероприятий.

Недостаточное внимание сотрудникам, нуждающимся по данным ЦПД в медико психологической реабилитации, ведет к хронификации, накоплению стрессовых воздействий, нарушению психической адаптации, негативным социальным и биологическим последствиям.

В рамках реформирования органов внутренних дел Российской Федерации Федеральным законом от 19 июля 2011 года №247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» установлена необходимость медико-психологической реабилитации. Механизм реализации программы медико-психологической реабилитации предусмотрен приказом МВД России от 01.01.2012 года №5 «О медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации». В соответствии с этими нормативными актами все сотрудники, нуждающиеся в медико-психологической реабилитации, получат необходимый объем помощи. Что в свою очередь обеспечит необходимый уровень здоровья, трудоспособности и профессиональной успешности сотрудников органов внутренних дел.

Проблемы реабилитации сотрудников органов внутренних дел, выполняющих служебно-боевые задачи на территории СКР (6 лет спустя) А.А.Береснев, Н.Ф.Ганоева, ФКУЗ «МСЧ МВД России по Тюменской области»

Введение Прошло 6 лет с момента выхода аналогичной статьи [1], где рассматривались вопросы участия психики в патогенезе соматических нозологий, т.е. патогенез психосоматики, у сотрудников МВД в экстремальных условиях.

О процессе реабилитации – средстве устранения данной патологии, принципах способствующих эффективности, проблемах. Подходы, разработки и ситуация актуальны и по настоящее время. Данная статья о том, что же изменилось за ушедшее время, т.е. динамика, результаты, прогнозы профилактики «синдрома профессионального выгорания».

Материалы и методы Все таки позволим себе конспективное повторение медицинского базисного содержания, без которого голая статистическая информация выглядела бы не очень понятной для медицины.

С проблемой реабилитации психики в пациенте сталкиваются не только психотерапевты, но и коллеги: психиатры ведомственной медицины [3]. Проблема в большей степени общемедицинская, чем специфическая: разнообразная соматовегетативная симптоматика скрывает собственно психогенную симптоматику. Диагностика вызывает трудности, так как картина состояния создает впечатление развивающейся соматической патологии. Больные зачастую попадают в поле зрения врачей общей практики, им назначаются необоснованные и дорогостоящие методы обследования и лечения, в том числе хирургические. Сотрудники ОВД трактуют вегетативные симптомы и боль как соматическое неблагополучие, что делает для них обращение к специалисту неприемлемым.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.